Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
15.06.2015 18:56
Спасибо!
frizen
02.05.2015 17:10
Доковский формат нельзя скачать(прям как с томом 2b ситуация...(
Evoeden
02.05.2015 16:10
Поздравляю с еще одним окончанием тома .

{{S|Чао-сенсей ...}}
Anon
02.05.2015 04:14
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.180.232.108:
Спасибо!
Anon
27.04.2015 21:30
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.178:
'''Спасибо!'''
Кри
23.04.2015 22:29
Спасибо за перевод!
Anon
23.04.2015 02:44
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.17.4.234:
Спасибо!
Anon
18.04.2015 01:51
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.237.51:
Спасибо.
pendragon
18.04.2015 00:22
Спасибо!
Anon
14.04.2015 22:28
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 89.23.184.141:
Спасибо!
Anon
14.04.2015 17:40
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 217.118.81.196:
Ура!
Anon
14.04.2015 14:16
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 93.85.116.238:
Спасибо за проду!!
pendragon
04.04.2015 04:17
Даешь смайлики... По теме: ждем том.

Глава 26. Место назначения бега

Небольшая комната около восьми квадратных метров имела арочный потолок.

На полу расстелился оранжевый ковер и стены покрывали обои из довольно толстой белой ткани.

Из меблировки были только прикреплённые к полу диван и кровать, встроенный в стену телевизор и пара полок.

Лампы, включенные на потолке, создавали тени перед дверью и на краю кровати.

Эти тени отбрасывали два человека, которые были женщинами.

Высокая женщина в чёрном костюме стояла перед раздвижной дверью, и невысокая девушка сидела на краю кровати.

— Ладно, Хио. Я пойду, но ты уверена, что в порядке?

— Д-да. Я могу увидеть происходящее по телевизору, миссис Диана.

— Верно, — с улыбкой ответила Диана. Она притронулась рукой к двери у себя за спиной. — Не волнуйся. Мы получили сообщение, что Чёрное Солнце был уничтожен, помнишь?

— Да, мэм.

Хио кивнула и продолжала сидеть, даже не сняв куртку.

Увидев это, Диана наклонила голову, по-прежнему улыбаясь.

— Тебе не верится?

— Дело не в этом. Я не вижу причин мне об этом врать. Просто… это означает, что там произошло сражение.

— Да, и, похоже, было потеряно немало жизней.

Когда Хио это услышала, её голова поникла, а Диана продолжила говорить:

— Грустить это нормально, Хио, но если собираешься что-то сказать, скажи спасибо. Они сражались, чтобы создать счастье, а не вызвать у людей грусть.

— Да, мэм.

Несмотря на осевший тон ответа Хио, глаза Дианы прищурились в улыбке.

— Но ты, наверное, пока этого не поймёшь, поэтому поразмысли снова, когда будешь чувствовать себя в большей безопасности и когда подрастешь. …Возможно, после того, как у тебя будут дети.

— Н-но я ещё не скоро выйду замуж.

Когда Хио напрягла плечи, зарделась и замахала туда-сюда руками, Диана слегка рассмеялась.

— Лучше девочкам вот так мило смущаться, чем грустить, Хио.

— Ах, — выдала Хио, осознав, что Диана её утешала.

Она расслабила тело и испустила вздох.

— Огромное Вам спасибо.

В благодарности она слегка опустила голову, но к тому времени, как снова подняла взгляд, выдала небольшую улыбку.

Хио задала Диане вопрос светлым голосом, который прозвучал немного натужно.

— А что же Вы, учитель? Мистер Салли мне рассказал, что Вы вышли замуж.

— Мы с мужем вовсе не в таких отношениях. Однажды мы вдвоем расследовали источник дохода небольшой организации в Соединенных Штатах. Это переросло в сражение с врагом, и, после месяца ожесточенных боёв, мы обнаружили, что у нас немало общего.

Глаза Хио широко распахнулись, но Диана лишь с улыбкой в голосе продолжила:

— Мы пообещали друг другу единолично вынести смерть другого, кто бы ни умер первым.

— Что… что он за человек?

— Ну, он отталкивает других, ставит себя выше остальных, и верит, что всегда во всём прав, но в то же время действительно надеется обнаружить, что ошибается.

Диана словно говорила это себе, и Хио сковало безмолвием.

Она губами вымолвила слова и вздохнула.

Услышав, как из лёгких девушки вырвался воздух, плечи Дианы слегка опустились.

— У тебя есть кто-то такой же?

Когда Хио услышала вопрос, её плечи напряглись, и движение вызвало звук от ожерелья из камушков у неё на шее.

— Н-нет, никого.

— Хио, ты же знаешь, что не сможешь меня обмануть.

Хио подняла взгляд и уставилась перед собой.

В какой-то момент дверь открылась, и позади Дианы показался грузовой отсек транспортного самолёта.

Комната Хио находилась внутри защитного барьера, помещённого в уже концептуально-защищённом транспортнике. Это был специальный самолёт, который маскировал любой концептуальный сигнал при перевозке концептуально-измененных предметов. Гостевую комнату специально организовали для Хио.

Девушка ощущала дующий из двери прохладный ветерок. И…

— Хио.

Она услышала голос, который будто прорывался сквозь рокот реактивных двигателей самолёта.

— Попытайся ты остаться в той квартире, я бы при необходимости забрала тебя сюда силой.

— Это потому…что таковы ваши обязанности?

Диана сохранила улыбку, когда её волосы обдувал ветер, и Хио задала неожиданный вопрос.

— Что вообще происходит? Мне давали объяснения, но я всё равно полностью не понимаю. Прадедушка и Вы принадлежали к организации под названием UCAT… но мои родители тоже на них работали? Вы всё сражались в смертельных битвах?

— Да, и вот так всё стало, как есть.

Этот простой ответ сопровождала смена выражения лица.

Хио на мгновение оторопела, но вскоре после этого взорвалась:

— Почему?!

Диана не ответила, поэтому Хио продолжила говорить. Она немного приподнялась с кровати и её брови при этом вздёрнулись.

— Я просто хотела жить обычной жизнью. Разве не того же хотели мои родители и прадедушка?

— Но как раз благодаря им ты стала собой. Они защитили счастливую жизнь, которую ты хотела, и подобные им люди сохранят её в будущем.

— Но… — выражения лица Хио распалось и передёрнулось. — Но я хочу нормальной жизни. Почему все должны идти сражаться? Такая… проблема разрешится сама собой, если немного подождать!

Не говоря больше ни слова, Диана попятилась.

— Учитель! — позвала Хио, но Диана вышла за дверь.

Девушка инстинктивно встала и попыталась броситься за ней, но…

— …

Она съёжилась и остановилась. Хио увидела улыбку во тьме за закрытой дверью.

Прищуренные и улыбающиеся глаза Дианы смотрели прямо на неё сквозь уменьшающийся дверной проём.

— Хио.

Улыбчивый рот открылся, когда дверь закрылась наполовину.

— Давай вернёмся к предыдущей теме. …Ты замечательная ученица, Хио. В конце концов, ты не сдала себя в той квартире. Да, истинная женщина должна помочь нерадивому джентльмену проложить путь и тактично позволить ему сделать первый шаг и повести за собой.

— Э?

— Просто подожди, Хио. Северный ветер, доносящий тёмные тучи с одинокой звездой, не покинул семью грома. И Хио, как твой учитель, позволь мне ответить тебе заранее.

— Э? Ох, да, мэм.

На озадаченный ответ ученицы, улыбка Дианы расширилась.

— Насчёт прошлого вопроса, чтобы разрешить твои проблемы, необходимо не только время. Тебе также необходима…

К улыбчивым глазам и голосу присоединился звук закрывания двери.

— Решимость. Это будет на контрольной. Цена вопроса: (Твоя жизнь). Поняла?

Подземная часть лаборатории Канда полнилась расслаблением.

Однако вовсе не в переносном смысле.

В большом открытом пространстве, на стене которого значилось «B3F», автоматические куклы расслабили различные части своих тел, чтобы высвободить избыточное тепло, накопленное от переработки.

B3F разделялся на обилие блоков и обычно использовался для исследований в области разработок и сбора всех показаний философских камней в восточной Японии. Сейчас, в связи с просьбой американского UCAT применить устройство развёртывания крупномасштабного Концептуального Пространства, весь этаж и его детекторы философских камней использовались исключительно для этого.

Как результат, силы американского UCAT получили урон, но показания определили, что Чёрное Солнце был остановлен.

В данный момент с Концептуальным Пространством перед его естественным исчезновением проводили небольшие изменения.

Коридор, пролегающий сквозь район Фусса, выгнули для объединения с Авиабазой Ёкота.

Таким образом, они смогут полностью защитить транспортный самолёт Хио Сандерсон, пока он не взлетит и не войдёт в воздушное пространство Токио.

Чтобы перехватить чёрного механического дракона, в Ёкоте поджидало шесть американских аппаратов, так что их работа теперь заключалась в эскорте потомка героя прошлого до тех пор, пока она не достигнет края Концептуального Пространства.

Установив всё это, автоматические куклы сообщили о своём успехе по коллективной памяти.

— Миссия завершена. Как и следовало ожидать.

Они сдержанно отпраздновали это событие и расслабили суставы, чтобы выпустить тепло, накопленное поднятием их скорости реакции.

Воздух вокруг них разогрелся.

Устройство развёртывания крупномасштабного Концептуального Пространства располагалось в задней части B3F. Вокруг машины, содержащей множество десятиметровых цилиндров разнообразной толщины, которые крепились со всех сторон ключеобразными щитами, собрались техники.

Они проводили корректировки и отбросили попытки сопротивляться теплу, исходящему от машины. Большинство из них носило футболки и шорты. Для охлаждения они заготовили вёдра со льдом, детские бассейны и даже противотанковые водяные пистолеты, но люди всё ещё не закончили работу.

После этого им всего лишь оставалось вернуть терминалы устройства развёртывания Концептуального Пространства, установленные на Автостраде Тюо, государственных маршрутах и прочих дорогах. Следом им понадобится провести переговоры с американским UCAT об обеспечении безопасности Окутамы.

Судя по всему, американский UCAT договорился с подразделением контратаки японского UCAT о прекращении огня.

В то же время они не знали, что делать с Веспер Пушкой, которую японцы использовали в качестве отвлекающего маневра. Одна из кукол, перехвативших оптические сообщения, произнесла по коллективной памяти:

— Они не знают, как погрузить Веспер Пушку на своих механических драконов. Верхняя часть пушки выпирает как единая протяжная узкая пластина, поэтому механический дракон не может забраться наверх и ногами обхватить её снизу.

Автоматическая кукла №27, которая заведовала созданием чертежей, тайно подсчитала расчётные данные, поэтому они могли сравнить новую информацию о размерах Веспер Пушки с механическими драконами американского UCAT.

— Для того чтобы механический дракон мог держать Веспер Пушку сверху, я пришла к заключению, его ноги должны быть почти в два раза больше. В то же время крепление механического дракона наверху Веспер Пушки около тридцати метров, такое же, как и механические драконы американского UCAT.

К тому же, расчётные данные сообщали, что крепление насколько тонкое, что плохо соединяется с механическими драконами. Даже если они смогут прикрепить Веспер Пушку, механический дракон будет раскачиваться взад вперёд и лишится всякого чувства единения. При попытке с ней полететь, он почти наверняка потеряет равновесие.

— Механическому дракону, необходимому для Веспер Пушки, понадобятся ноги в два раза длиннее стандартных и тело наполовину уже.

Эти расчёты позволили им предугадать желаемого механического дракона.

— Это невозможно.

Расслабляя тела, автоматические куклы обменялись вопросами.

— Почему это невозможно?

— Из-за прочности каркаса. Чем тоньше тело, тем тоньше каркас. Он не сможет таким образом поддерживать свой вес. Механический дракон, созданный специально под Веспер Пушку, будет необходим, но подобный дракон не сможет летать или ходить.

— Но если он не может функционировать самостоятельно, им следовало внедрить в него Веспер Пушку с самого начала, верно? В таком случае, должен существовать механический дракон, преодолевающий эти трудности. Его должны были создать для сражения с Чёрным Солнцем.

Это заявление прозвучало от 31-й «Маргаритки», которая пришла из 3-го Гира.

Но в то же время кто-то выдал иное мнение.

Это была 78-я «Горечавка», тоже из 3-го.

— Но такой механический дракон не сражался с Чёрным Солнцем. Когда Чёрное Солнце затеял сражение и в итоге был сбит, действительно ли тот механический дракон будет игнорировать Веспер Пушку и ничего не делать?

Такую простую идею можно было воспринимать как размышления или жалобу. Однако…

— …

Её идея что-то между ними образовала.

Скоростную серию мыслей, вызванную их опытом и схожую с тем, как на человека снисходит «озарение». Они соединили свои разумы для функционирования в качестве единой мыслительной машины и пришли к определённому вопросу.

…Почему Чёрное Солнце был повержен, хотя дракон, которому предназначено сражаться с ним, не появился?

Они раздумывали, и все неожиданно выпустили много избыточного тепла и подскочили.

— Я пришла к заключению, что это опасно! Расчеты от противного приводят к единому выводу.

Им являлось…

— Раз пользователь Веспер Пушки не появился, это должен был быть не Чёрное Солнце!!

Возглас автоматических кукол прокатился по подземному пространству. В следующий миг они все переключились обратно на принятие индивидуальных решений и зашевелились.

Контролирующие машину вернулись на свои посты, замеряющие показания вернулись к своим экранам, и управляющие компьютерами потянулись к мышкам. Между ними повеял горячий ветер, а их движение произвело механический шум и шорох одежды.

— Открыть каналы оптической связи! Запросить проверку концептуальных показаний в предположительном реакторе Чёрного Солнца, чтобы увидеть, действительно ли оно содержит Концептуальное Ядро!

— Мы только что получили сообщение от американского UCAT! Чёрное Солнце содержит… крупный ослабленный концепт! Единственное очевидное показание Концептуального Ядра 5-го Гира исходит от Окутамы! Что означает…

На фоне тишины, их коллективную память заполнил возглас:

— Побежденный механический дракон не являлся Чёрным Солнцем!

В следующий миг они все повернулись в одном направлении.

На потолке отображалась карта, чтобы её можно было увидеть со всех перегородок.

Она показывала Канто и синхронизировалась с радаром, высвечивающим статус операции.

— Возникло громадное показание философского камня. Оно у берегов Тибы и движется к Токио через океан.

Голос вырвался изо рта одной из автоматических кукол.

В синем океане справа от зелёной карты Канто появилась красная точка.

И…

— Это показание гораздо больше, чем предыдущее Чёрное Солнце, и вокруг него возникло два… три… четыре… множество других! Всего их шесть, и каждый такого же размера, как побеждённый механический дракон!!

По подземному пространству пронеслось недоумение, и затрубила тревога.

— Пошлите оптическое сообщение! Это чрезвычайная ситуация! Кроме того, активируйте экспериментальное устройство связи в Концептуальном Пространстве!

— Н-но альфа тест ещё не…

— Не имеет значения! Свяжитесь с мобильными телефонами всего персонала UCAT внутри и снаружи Концептуального Пространства! Это выходит за рамки проблемы американского или японского UCAT!

— Тэстамент… А?!

— В чём дело?! Что-то случилось?!

— Только я собиралась связаться с американским UCAT, как система оптической связи была уничтожена.

После вдоха, непозволительной паузы для автоматической куклы, она продолжила:

— О-обнаружено несанкционированное вторжение!

Дисплей на потолке мгновенно сменился на изображения с подземных видеокамер безопасности, разделённых на 180 экранов. После чего видео личностей с должным идентификационным сигналом и тех, что ничего не отображали, были отключены.

Наконец-то он приблизил один экран, который отображал неопознанных личностей.

По подземному коридору шагали четыре фигуры.

Три из них приближались с девушкой позади, и они…

— Автоматические куклы?

— Они без опознавательных знаков. Эхо-сканирование звука движений их суставов не совпадает ни с одной моделью, разработанной UCAT.

Затем они увидели лицо девушки.

— Нагата Тацуми!!

И словно в ответ на их голос, она глянула прямо в камеру и помахала рукой.

Мгновением позже изображение из камеры потухло.

В затихшем пространстве проговорил один из техников:

— Они собираются похитить информацию об устройстве развёртывания Концептуального Пространства и устройстве связи?

В голосе мужчины слышались нотки ярости, и он уставился на ступеньки с гаечным ключом в руках, одетый в один лишь чёрный купальный костюм. Он не позволит врагу приблизиться. Однако…

— Эм, прошу, подождите. Я выйду на перехват. Подобная работа является моей специализацией.

В воздухе разлился уверенный голос, и в центральном проходе появилась низкорослая фигура.

Она подняла свою голову в очках и тихо обратилась к остальным:

— Я 13-я «Фиалка» из 3-го. Если кто-либо желает помочь, пожалуйста, отвечайте «так точно».

Под звёздным ночным небом раскинулся обширный школьный двор. В подготовке к спортивному фестивалю его разделили на ровные и кривые полосы для соревнований и расставили сиденья для зрителей.

Часы на северном школьном корпусе показывали 20:40, а освещение фестиваля было отключено.

Однако на школьном дворе стояла одинокая фигура.

Это был парень со смуглой кожей, чёрные волнистые волосы которого обхватывала бандана. Вместо школьной формы он оделся в чёрные джинсы и чёрную кожаную куртку, что выглядела не к месту в пору ранней осени. Но под курткой он носил только чёрную футболку, отчего ему вполне могло быть и прохладно.

Парень уставился перед собой, где у края школьного двора остановился мотоцикл с коляской.

— Раз уж мне дали спокойно разгуливать, до меня, похоже, никому нет дела.

Глаза под тёмными очками глянули вниз на прямую белую полосу под ногами.

Он приподнял взгляд и проследовал за полосой несколько десятков метров до финишной черты.

Но начав движение, Харакава вышел за линию и сошёл с беговой дорожки.

— …

Затем взглянул на небо.

…Отвлечься, что ли, поездкой на мотоцикле?

Небольшое радио в коляске сообщило, что в небе над Автострадой Тюо рядом с Тёфу замечены молнии. Диктор посоветовал быть внимательней, поскольку это могло служить предзнаменованием грозы.

В таком случае, будет лучше отправиться на юг по 16-й, пока не доеду до Йокогамы или, может, Сёнана.

— Да, пожалуй, так и сделаю. … Здесь не о чем беспокоиться.

…Эта дурочка сказала, что не пропадёт.

— Она сказала, что постарается не унывать в своём новом доме.

Харакава вздохнул, сказал себе, что вспомнил об этом в последний раз и зашагал к мотоциклу.

Он не понимал эту девушку.

Она начинала реветь от малейшей провокации, но при этом не любила заставлять волноваться других.

Она с готовностью говорила самые нелепые вещи, но недоумевала, когда кто-то пытался ей поверить.

Она говорила, что ей будет лучше самой, но боялась оставаться одной.

— Вот же обманщица.

…И прям как маленький ребёнок. Сразу видно, когда она пытается врать.

Она, наверное, единственная, кто не заметил.

Когда Хио Сандерсон лгала, она съёживалась. Она напрягала плечи, словно пытаясь исчезнуть, и словно не любила обманывать.

Если умение незаметно лгать служило признаком взрослого, то она была ребёнком.

Харакава вспомнил самое последнее воспоминание о ней.

Он вспомнил её стройные плечи, когда она сказала, что всё хорошо, и что постарается не унывать в новом доме.

— Лгунья!!

Звук его собственного крика заставил ноги остановиться.

Затем он вдохнул, будто что-то припоминая, и покачал головой.

…Чем ты так недоволен? Игнорируй её, как и всегда делаешь. Защищай свою обычную жизнь.

Ты так сильно от неё отдалился и пытался её выдворить, разве нет? — сказал он сам себе.

Но оставался ещё один факт, и он не покидал его сердца.

— Но ты ведь сам взял её потому, что не смог пройти мимо.

Харакава уже пришёл к ответу, с которого всё началось.

Он опустил взор, но под его ногами больше не было полосы.

Парень присмотрелся и обнаружил, что его стопы уже достигли финиша. Он действительно добрался до этой точки, шагая за пределами дорожки.

—…Чёрт.

Его спина была повёрнута к прямой линии, которую он мог увидеть, глянув через плечо.

— Чёрт.

Харакава напряг плечи и зашагал вперёд.

И окунулся в раздумья.

— Чёрт!

У него сегодня нет смены на базе.

— …Чёрт!

Но разве не вполне естественно заехать на базу, раз уж выпала свободная минутка?

— Чёрт его дери!

Ему не хватало денег в этом месяце, так почему бы не попросить дополнительной смены?

— Да, точно!

Он достиг мотоцикла. Чёрный байк был припаркован у прямого угла, ведущего к главным воротам академии.

…Да просто сгоняю. Я же всё время туда езжу.

Парень занес ногу над сиденьем мотоцикла и сел. Коляска была пуста.

Затем он вспомнил миг расставания. Что сказала Хио, когда ушла?

…Книжный магазин, да?

Харакава догадывался, что это мать всё ей разболтала. Хио просто поверила и упомянула об этом, не задумываясь о его чувствах, но…

— Разве стоит говорить мне это с такой гордостью, Хио Сандерсон?!

Парень вставил и провернул ключ зажигания.

Он надел обратно очки и вздохнул.

Как раз тогда слева появилась неожиданная тень и свет.

— ?!..

Не успел он стереть подозрительный взгляд, рядом кто-то остановился.

Это большой мотоцикл, на котором сидело два человека.

— Президент и казначей?

Вот и всё что он сказал, перед тем как отвести взгляд от парочки, к мотоциклу которой была привязана громадная тряпичная сумка.

Казначей носила спортивный костюм и горько улыбнулась с заднего сиденья.

— О? У тебя к нам нет вопросов? Невзирая на то, что мы за тобой и наблюдали с тех пор, как ты сюда заявился?

— Когда я об этом задумался, то осознал, что вы из той же эксцентричной породы, что и Саяма. Я пожалею, если что-либо спрошу.

— Попридержи-ка коней, второклассник. Выбирай выражения, когда обращаешься к старшеклассникам.

— Тогда, дай мне кое-что сказать, — ответил Харакава, одевая мотоциклетные перчатки. — В языке из страны отца, которого я так ненавижу, люди обращаются ко всем от млада до велика словом «you».

— Йуу? Что это значит, Чисато?

Президент хмуро развернулся, и казначей заехала ему под челюсть.

Пока Харакава игнорировал стандартный поворот событий, казначей подхватила голову своего покачивающегося партнёра.

— Харакава, возьми-ка это.

Она протянула ему чёрные часы и мобильный телефон. Он заметил, что на её запястье виднелись такие же часы, но у президента их не было.

— Почему я должен носить часы президента?

— Да просто надень. Это магический предмет, чтобы сблизить тебя с Хио Сандерсон. По пути я расскажу, как ими пользоваться. Ну а потом делай, что хочешь. Нам предстоит работёнка в Окутаме, поэтому придётся расстаться на полпути. Мы уже связались с Саямой, так что, может, он еще что добавит.

— Ясно.

С этим, Харакава сжал ручку газа.

Он двинул вперёд к северо-восточным вратам Академии Такаакита. Они находились у северо-восточного края Акигавы, который был недалеко от соседнего города Фуссы. Оттуда шёл почти прямой путь к Авиабазе Ёкота.

— А, подожди! Ну же, Каку!

Он услышал позади себя удар, и затем свет погнался следом.

Но, несмотря на движение сзади, Харакава ускорялся только сильнее. Он промчался мимо школьных корпусов и по мощеной дороге дальше через ряды школьных общежитий.

Парень слышал, как шины впиваются в гравий.

…Что я вообще собираюсь делать?

И всё же, некоторые вещи он точно знал. Прошлой ночью Хио начала плакать и прекратила бег на стометровке. А сегодня лгала, чтобы он не волновался, и вместе с тем старалась его поддержать.

Харакава ничего не сказал и ничего для неё не сделал. Поэтому, если он доберётся…

— Серьёзно.

Парень крепче сжал ручку ускорения.

— Это совсем на меня не похоже.

— Харакава!

Свет позади него нагнал и промчался рядом. Он услышал, как казначей позвала его, но Харакава не ответил. Вместо этого ответил «кое-кто другой».

— Сейчас я не Харакава. Как-никак, я делаю что-то для себя несвойственное.

— Э?

Услышав тон вопроса, он поправил очки, чтобы спрятать глаза, и произнёс:

— Прямо сейчас, я возьму фамилию отца, которого так ненавижу.

— Фамилию твоего отца?

— Именно, — сказал он навстречу ветру. — Дан Нортвинд. Вот моё имя, если взять фамилию отца.

Оно возносилось в небеса. В небеса, нависшие над горящим городом и гаванью.

Оно было свыше восьми сотен метров в длину и летело через это небо. Его основное тело всего лишь триста метров, но оно развило дополнительную броню и крылья с парным фюзеляжем, которые значительно его укрепляли. Это идеальное снаряжение для боя, которым оно не обладало десять лет назад или позавчерашней ночью.

Оно направлялось в западное небо с величайшей боевой мощью.

Войдя в гавань, оно заметило некое Концептуальное Пространство, которое мгновенно растянулось и поглотило его.

Уйти оттуда будет просто, но пейзаж, видимый внизу, и информация от механического детища, которого оно послало вперёд, сообщили ему, что здесь содержалось достаточно силы для уничтожения одного аппарата.

Оно оседлало восходящий поток воздуха и раздумывало о том, как дикий зверь первым атаковал слабейшего врага.

Но оно было не диким зверем. Оно знало, что являлось машиной, предназначенной для защиты человечества.

Ложное человечество существовало снаружи Концептуального Пространства, так что же это за сила внутри?

Оно решило, что этот мир должен иметь машины, построенные с той же целью, как и оно.

Этот факт казался знакомым.

Оно утратило свои воспоминания, но кое-что сохранившееся позволило вычленить остатки памяти.

Однажды оно уже сражалось с подобным противником. Тот враг пришёл армией, и оно однажды ему проиграло. Вражеская армия была практически уничтожена, но результат того сражения оказался известен лишь позже.

— …

Оно поднималось, окутывало себя ветром и ускорялось.

Огромный чёрный механический дракон решил с ними сражаться. Ради исхода той битвы, которую не помнил? Ради утраты народа, которого не помнил? Или просто потому, что эволюционировал в сражение?

Оно не знало, но понимало, что кое-что разыскивало.

Оно разыскивало множество вещей.

Почему оно желало сражаться?

Куда подевались люди, которым ему предназначалось служить?

Почему оно утратило воспоминания, и почему желало тех людей, несмотря на утрату воспоминаний?

Почему?

— …

Чёрный механический дракон прервал размышления.

Оно просто сокрушит любую проблему один на один и отыщет на всё ответы. Первым шагом являлось устранение врага, который вставал у него на пути.

Оно желало поспешить. Его дополнительный парный фюзеляж был продолжением его крыльев, и слегка закрылся, чтобы направить все тыловые ускорители назад.

Оно продолжило путь.

Воздух теперь вставал стеной могучего давления, но оно знало, что преодоление её для движения вперёд и называется полётом.

В небе позади его сопровождала группа.

Все они были чёрными механическими драконами.

Бесчисленное множество драконов появилось с неба и моря, и разделилось на два основных размера: мелкие сорокаметровые и средние трехсотметровые.

Последних оказалось шесть, и даже наибольший не мог определить, как много собралось мелких.

Это была армия чёрных механических драконов.

Это эволюция, — подумало оно.

В прошлом оно было сильно, но действовало в одиночку, и вот почему его загнали в угол и потопили.

Оно выбрало очень простой способ, который его прошлый враг использовал для победы. Оно продублировало собственные части, дабы создать спутников.

Каждый из драконьего детища высылался для сбора информации, подчинялся несовершенным инстинктам и выискивал врага.

Как результат, враг уничтожил один из тех средних аппаратов.

Уже во второй раз оно увидело ложное человечество, являвшееся его врагом.

Оба раза оно отделяло эту дополнительную броню, дабы приблизиться к тоскливому запаху, который засекало.

В первый раз его эволюция не была завершена, и оно полностью не помнило, что случилось, но припоминало, что столкновение произошло перед небольшим зданием на травяном поле. Женщина пыталась защитить здание от него, но оно ощутило оттуда знакомый запах и ранило её когтями, пытаясь убрать с дороги.

Оно не считало ту женщину врагом, но полностью не помнило, что произошло после.

Во второй раз это случилось два дня назад. Оно обнаружило в небольшом Концептуальном Пространстве мужчину, вооруженного копьём.

Оно не знало, знаком ли ему тот мужчина, но когда поднесло к нему свои когти, внутри него что-то началось. Его утраченная функциональность словно перезапустилась, и стрелки часов снова начали идти.

Его сковало замешательство.

Оно так сильно растерялось от неожиданного события, что бежало. Оно сбежало в северный океан, в котором жило. Когда оно засекло на обратном пути ностальгический воздух, то поручило разбираться механическому детищу среднего размера.

Аппарат был атакован, и это дало ему понять, что новое сражение знаменовало начало. Рядом находился враг, издающий знакомый запах разрушенного мира.

Оно более-менее знало, насколько силён тот враг. Перед собственным уничтожением прошлое механическое детище отослало анализ силы врага. Даже основное оружие с трудом сумело разнести аппарат среднего размера.

Однако оно стёрло это предположение. В конце концов, бывший враг его одолел.

Но на этот раз оно полностью уничтожит противника и ложное человечество, заполонившее мир.

Его не заботило, останется ли оно единственным существом в мире. Ему всего лишь необходимо продолжать эволюционировать, увеличивать армию и охватывать весь мир. Совершив это, вполне возможно человечество, которое оно знало, рано или поздно вернётся.

Когда это случится, похвалят ли его люди за всеобъемлющую оборону мира с помощью машин, которые оно создало для защиты? Похвалят ли они его за создание всего этого самостоятельно?

Похвалят ли они его и скажут, что это поистине счастливая вещь?

————.

Оно распахнуло пасть и взревело.

И с этим рёвом оно вспомнило имя, которое механическое детище услышало в прошлой битве: Чёрное Солнце.

Стань оно солнцем в этом чёрном небе, человечество вернётся? Гадая об этом, оно установило «Чёрное Солнце» как собственное имя.

Издавая от получения имени радостный крик, оно ощутило на западе знакомое чувство.