Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
15.06.2015 18:56
Спасибо!
frizen
02.05.2015 17:10
Доковский формат нельзя скачать(прям как с томом 2b ситуация...(
Evoeden
02.05.2015 16:10
Поздравляю с еще одним окончанием тома .

{{S|Чао-сенсей ...}}
Anon
02.05.2015 04:14
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.180.232.108:
Спасибо!
Anon
27.04.2015 21:30
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.178:
'''Спасибо!'''
Кри
23.04.2015 22:29
Спасибо за перевод!
Anon
23.04.2015 02:44
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.17.4.234:
Спасибо!
Anon
18.04.2015 01:51
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.237.51:
Спасибо.
pendragon
18.04.2015 00:22
Спасибо!
Anon
14.04.2015 22:28
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 89.23.184.141:
Спасибо!
Anon
14.04.2015 17:40
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 217.118.81.196:
Ура!
Anon
14.04.2015 14:16
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 93.85.116.238:
Спасибо за проду!!
pendragon
04.04.2015 04:17
Даешь смайлики... По теме: ждем том.

Глава 24. Сердце сущности

Лампа дневного света освещала небольшой порог.

Дверь была закрыта, и под освещением стояло два человека: Харакава и Хио.

Они смотрели друг на друга.

— Эм…

Хио начала говорить, а Харакава молча слушал.

Её взгляд опустился на уровень его шеи, но вскоре снова поднялся.

— Похоже, демон снова появился.

— И прокатил нас до Тибы.

— Извини за доставленное беспокойство.

— Твои слова не вяжутся между собой, Хио Сандерсон. Давай нормально поговорим.

— Э?

Она удивлённо наклонила голову и, наконец, посмотрела ему в глаза.

— Ты прав.

Её выражение лица немного смягчилось. Теперь оно выглядело слабым и покорным.

Тем временем, Харакава вздохнул и положил ладонь на стену.

— Почему ты здесь, Хио Сандерсон? Ты встретилась с группой под названием UCAT, разве нет?

Во время поездки на машине домой ему рассказали о смерти прадедушки Хио.

Ему не сообщили подробностей, но дали понять, что UCAT будет защищать Хио и обеспечит ей проживание на будущее. Если ей что-нибудь понадобится, они поддержат её по мере своих сил.

А раз так, возжелай она бегать, они продолжат её поддерживать, пока она будет продолжать этим заниматься.

…Она получит всю свободу, какую только пожелает.

— Разве это не идеально? Ты будешь жить в Америке, где тебе не нужно говорить на этом странном японском языке, и сможешь делать всё, что захочешь. Ты можешь жить в окружении людей без малейшего страха.

Харакава говорил, потому что считал это наилучшим для неё раскладом.

…Тогда как у меня всё наоборот.

Верно, — безмолвно посетовал он.

Так будет лучше для неё, если она не последует его примеру и не опустит руки. И Хио получила это благословение потому, что…

— Кто-то пожелал тебе счастья.

С этим Харакава кивнул. Он направил это одновременно Хио и собственному сердцу.

Сначала девушка ответила тишиной.

— …

Затем убрала руки от шеи, опустила голову и со вздохом пожала плечами.

— …

Но даже с поникшей головой, она улыбалась с опущенными бровями.

Почему…

Харакава спросил про себя.

…Почему у тебя такое лицо, Хио Сандерсон?

Ему казалось, он знал почему, но вместе с тем его посетила другая мысль: Ты просто боишься очередной смены окружения.

Так же, как люди могли привыкнуть к несчастью и принять его как норму, они могут привыкнуть и к счастью.

…И тебе следует сделать последнее.

Как раз тогда Харакава задался вопросом, не об этом ли он думал в недавнем разговоре с Ооки.

Он не знал.

Тогда парень ещё не определился с мыслями.

Даже сейчас он просто считал, что для Хио лучше всего будет принять всё и покинуть страну.

— …

Он услышал чей-то вздох.

Хио.

Она наконец-то вымолвила своими опущенными губами.

— Х-харакава.

Девушка чуть наклонилась в его сторону и мягко сложила руки у груди.

Затем она подняла взгляд и их глаза встретились. Её плечи напряглись, словно в какой-то нужде, но…

— Да. Не волнуйся. Я постараюсь не унывать в моём новом доме.

Только после этого она наконец-то выпрямилась.

Её опущенные брови немного приподнялись и поддержали улыбку её глаз.

— А раз так, постарайся всё же открыть книжный магазин.

Услышав это, Харакава замер.

…Откуда она об этом знает?

Даже не раздумывая, он осознал, что это работа его матери.

К тому времени Хио опустила голову.

— Огромное тебе спасибо.

Прежде чем парень успел что-то сказать, она развернулась и открыла двери.

Повеял ветер, впустив внутрь ночной воздух, и её сине-оранжевая форма исчезла снаружи.

Всего на мгновение Харакава смог разглядеть двор. Он увидел женщину по имени Диана, которая махала в сторону отъезжающей на велосипеде Ооки, чёрную машину и спешащую к ней Хио.

— …

Дверь затворилась.

Ко времени, когда его рука достигла ручки, он услышал, как заводится машина.

Ко времени, когда его рука повернула ручку, он услышал, как машина отъезжает налево.

И поэтому он застыл на месте.

И оставался только воздух, который пребывал в такой же неподвижности.

Прохладный ночной воздух омывал Синдзё.

Она стояла как раз на выходе из штаб-квартиры ИАИ.

Девушка покинула справочное помещение по простой причине.

— Мне нужно немного охладить голову. На меня так много навалилось, что и не знаешь, куда себя деть.

Позади неё закрылась автоматическая дверь в холл и, услышав это, она вздохнула.

Немного ранее с ними связалась Сибил. Японский UCAT контратаковал американцев, и они вернули себе всё до третьего подземного уровня. На заднем фоне слышалась пальба, и с усталым, но в то же время довольным голосом Сибил произнесла:

— Ко времени вашего возвращения мы определённо всё вернём. Такова наша обязанность как смотрителей.

— Прошу, постарайтесь, — сказал Саяма перед тем, как положить трубку.

Все усердно работали и, как и говорила Сибил, сражались, чтобы вернуть их базу.

И Саяме, и Синдзё предстояло сделать тут кое-что ещё.

— Поэтому мы не можем торопиться и упустить из виду наше задание, — сказала Синдзё вслух, чтобы себя убедить.

Она повернулась вперёд. Девушка находилась снаружи белого здания.

Она увидела прямо перед собой развязку и большой фонтан, который в данный момент не работал.

Громадное здание ИАИ освещалось, но свет словно впитывали ночь, горы и лес.

Синдзё мягко развела руки в стороны и зашагала навстречу ветру, доносившему холод.

За фонтаном она увидела газон, а еще дальше — взлётную полосу и горы.

Прямо сейчас Саяма собирал ещё парочку документов, но после этого они дождутся регулярного отчёта и отправятся в путь.

— Мы так быстро возвращаемся?

…Надеюсь, у остальных всё хорошо.

Она подняла взгляд к тёмному небу и белому строению ИАИ.

Громадное, — подумала девушка, после чего снова опустила взгляд. У стены справа от здания располагалось несколько торговых автоматов. Вероятно, их поставили для тех, кто ехал на работу, и они стояли под парусиновой крышей.

Чтобы успокоить себя и услужить Саяме, работающему внизу, она подумала, что неплохо будет купить какие-нибудь напитки.

Синдзё повернулась направо и приблизилась к машине. Она провела рукой по волосам, стараясь при этом не сорвать с головы цветок Мукити. Сквозь её локоны повеял ночной воздух и охладил спину и затылок.

Прикосновение прохлады её немного успокоило. Или, по крайней мере, ей так показалось.

…Что я должна делать?

Синдзё пробормотала вопрос в сердце, но ответ донёсся изо рта:

— Полагаю, я отправлюсь в Сакаи.

Как только закончится спортивный фестиваль, начнутся экзамены середины семестра. И после этого будет школьный фестиваль. Ей придётся уехать во время его приготовлений, но она переживала, что остальные её за это невзлюбят.

Синдзё интересовали приготовления к величайшему из диковинных фестивалей Академии Такаакита, но некоторые вещи важнее.

В конце концов, в будущем году будет ещё один фестиваль. Если предполагать, что мир к тому времени сохранится.

Она понимала, что её поиск родителей напрямую не связан с Путём Левиафана. Если судить с такой перспективы, они отправились в эту поездку для преследования Синдзё Канаме как члена Департамента Национальной Безопасности.

Саяма также собрал на будущее сведения о профессоре Кинугасе.

Подтвердив смерть Синдзё Канаме, их расследование по нему было практически завершено.

…Значит, поиск его внучки моя персональная проблема.

— Интересно, спроси я Саяму-куна, пошёл бы он со мной? — сказала она, подходя к торговому автомату.

Синдзё достала из кармана розовый кошелёк и вытащила оттуда 120 йен.

Однако…

— О, они всего по сто йен. Хорошая цена.

Она улыбнулась и закинула 100 йен. Затем услышала падение монеты, и дисплей рядом с отверстием для оплаты осветился сообщением:

[Возврату не подлежит]

На сердце Синдзё легло очень нехорошее предчувствие, поэтому она тут же запустила атаку на рычаг возвращения монеток. Но…

— Почему он не возвращает деньги?

Девушка повторила своё действие во второй и третий раз, после чего глянула на сам рычаг. Внизу под ним на серебряной наклейке из фольги было написано предупреждение. Она прочла его вслух:

— «На самом деле это рычаг невозвращения. Какая жалость» Это ловушка!!

Словно реагируя на её крик, экран отобразил новое сообщение:

[Не о чем беспокоиться!!]

Она инстинктивно врезала рукой по машине, получив за все свои хлопоты лишь боль.

— Ладно уж, — сказала Синдзё после того, как опустила плечи и проверила варианты напитков, начиная с левого края. — Свежевыжатая скумбрия. Моя сладость — лимонный вкус. Горячий Йогурт. Питьевой сыр. …Тут сплошные тестовые продукты?

[5, 4, 3]

Дисплей неожиданно начал отсчёт. Почувствовав неладное, она на секунду заколебалась, но осознав, что разницы всё равно никакой, лихорадочно шлёпнула ладонью по кнопке «случайный выбор».

По воздуху разнёсся шлепок, можно было расслышать громыхание банки внутри машины, и в итоге она добралась до низа.

Синдзё подобрала банку.

— Индометациновый[✱]Индометаци́н — лекарственное средство, нестероидный противовоспалительный препарат производное индолуксусной кислоты. Оказывает противовоспалительное, обезболивающее и жаропонижающее действие. чай.

[Победитель!!]

Э? — гадала она, когда торговый автомат перед ней засветился и из него повалил дым. Автомат открылся, повыскакивали декоративные лампочки, и с многоцветием огней заиграл Марш ВМФ Японии.

Затем он выплюнул ещё одну банку. Синдзё ойкнула и умудрилась поймать её в воздухе.

— Охлаждённая газировка Мицумамэ[✱]Мицумамэ(みつまめ)- японский десерт. Состоит из желатиновых кубиков в сиропе из сладких бобов. ?

Она решила отдать эту Саяме и вздохнула. Но пожимая плечами и снова глядя вперёд, она кое-что заметила.

— Почему свет не погас?

Она увидела, как по экрану задвигались цифры. Две семёрки выстроились в ряд, а на правой стороне цифры продолжали вертикально вращаться. Вскоре скорость упала, справа показалась ещё одна семерка, и…

— Нееет! Больше не надо!!

Во время крика и непрерывных ударов Синдзё по машине семёрка пронеслась мимо.

— А.

Хух, — подумала она с ещё одним вздохом.

Её плечи в облегчении опустились, но затем семёрка внизу экрана оказалась обманом и вернулась назад на своё место. Все декоративные огни разом вспыхнули, заиграл «Полёт Валькирий», и Синдзё…

— Ааааааа!!

[Пооооообедиииииитель!!]

— Н-нет! Это больше не смешно!

[Разве не замечательно?!]

— Вовсе нет! Почему ты не слушаешь?! И остановись!!

[Теперь это не остановить!!]

Подобно водопаду наружу выплёскивались банка за банкой, и с неисчислимым грохотом металла они нагромождались у её ног.

Синдзё завопила, отпрянула и в потерях заозиралась по сторонам.

— У-урна! Нужна мусорная урна!

Она вытащила руки вперёд и поспешно оглянулась назад.

На краю взлётно-посадочной полосы за развязкой и газоном кто-то стоял.

Девушка в чёрном мужском костюме в одиночестве взирала на неё.

Синдзё её узнала.

— Тода Микоку-сан?

Произнеся её имя, Синдзё понадеялась на ответ Микоку.

Однако девушка ничего не сказала, словно произношение её имени было в порядке вещей.

Она просто стояла там со своей сумкой на левом плече.

…Она из Армии, да?

Она определённо была девушкой, которую описывала Гиес и даже нарисовала её портрет.

Синдзё гадала, что ей делать, и насторожилась от присутствия Микоку, но затем вспомнила собственное положение. У неё не было оружия.

Тем не менее, её посетила иная мысль.

…Она не плохой человек, правда?

Быть может, это и не самая подходящая мысль о том, кто победил одного из Гекатонхейров 3-го Гира.

Однако это успокоило её дыхание. Как бы там ни было, ей нужно удержать девушку на месте, и останется только дождаться прихода Саямы, так как сама она была без оружия.

Зашевелившись, Синдзё подумала, как бы выиграть время и как бы начать разговор.

Она подобрала кое-что с земли и протянула Микоку.

— Э-эм, Тода Микоку-сан? Не хочешь… Эрокругличного чая?.. Почему тут моя фотография?!

— Их продают только здесь?

— Кто это сделал?! …И почему ответ так очевиден?!

Она понесла банку внутрь здания с целью пожаловаться виновнику, но…

— Куда ты идёшь, Синдзё Садагири?

Микоку пошла за ней.

Произношение её имени и скорость девушки заставили Синдзё сжаться.

Она замерла на месте, и шаги Микоку наполняли воздух, пока она приближалась, но затем стихли.

Девушки остановились по обе стороны от фонтана.

И…

— Извини, что заставил ждать, Синдзё-кун. Я попросил Мияко-кун создать философский камень с ослабленным концептом 5-го Гира. Это портативный концепт оптической скрытности, поэтому теперь мне будет проще размещать скрытые камеры. Нам остаётся лишь дождаться отчёта Казами и затем вернуться в То…

Автоматическая дверь открылась, и вышел Саяма с двумя дорожными сумками.

Приметив двух девушек, он остановился и повернулся к Микоку.

Он не колебался. Его глаза лишь на мгновение прищурились и в следующий миг повернулись к Синдзё. Затем он невозмутимо кивнул.

— Подведя итог, ты выиграла много Эрокругличного чая, верно?

— Нет!! Ну, то есть да!! Но проблема вон там!

Она указала рукой с документами к фонтану.

— Смотри! Это человек из Армии!

Микоку наблюдала за Синдзё.

Та махала банкой чая в её руке и обратилась к Саяме, вышедшему из здания.

— Ты её видишь?! Видишь, да?! В каком-то роде, это наш первый контакт с кем-то из Армии! Такое не каждый день увидишь!

Это напоминает сцену пятничного шоу о группе исследователей, — подумала Микоку. — Вроде бы в прошлом эпизоде они искали оператора, который отправился впереди всех в глубины неизведанной Амазонки? Сино оно очень понравилось, но не думаю, что они действительно найдут лидера группы Казами.

Тем временем, пока Синдзё выкрикивала объяснения, Саяма немного приподнял руки.

— Успокойся, — сказал он, выставив навстречу ладонь. — Там опасно, поэтому иди сюда.

— Ох, точно.

Синдзё повернулась спиной и зашагала к Саяме.

— Подожди, — непроизвольно позвала Микоку.

Синдзё подпрыгнула и остановилась, в то время как Саяма поднял голову и посмотрел на Микоку.

Его взор, направленный прямо на неё, можно было назвать лишь пронзительным. Она без колебания встретила его в лоб и не выказала страха на взгляд, который словно со звуком её буравил.

— Я должна кое-что сказать Синдзё.

— Мне?

Синдзё робко оглянулась через плечо, но Микоку к ней не поворачивалась. Её разум переключил внимание на правую руку, где она держала в сумке меч. Она убедилась, что сможет в любой момент выхватить тканевую обмотку и обнажить клинок.

Однако, нечто остановило её намерение сражаться: голос Синдзё и тревожно опущенные брови.

— Почему мне? И… кто ты?

— Некто, кто знает гораздо больше, чем вы.

Нависла тишина.

Но Микоку не отрывала взгляда от Саямы. Краем глаза она заметила напряжение Синдзё, но не могла сосредоточиться на ней в присутствии врага.

Но девушка заметила, что Синдзё мягко обняла тело, опустила ресницы и приоткрыла уста.

Микоку более или менее представляла себе, какой вопрос задаст девушка, утратившая воспоминания.

…Она спросит, знаю ли я о ней.

Едва лишь подумав ответить, что знает, человек прямо перёд её взглядом произнёс:

— Тода Микоку. Только не говори, что ты тоже из тех, кто проверяет некоторые вещи, дёргая за них.

— Что? «Тоже»? И что именно дергать?

— Вааа!!

Синдзё лихорадочно замельтешила руками, раздувая вокруг себя воздух. Она повернулась к Микоку с толикой ярости на лице.

— Н-ничего! Не дай словам этого чокнутого себя обмануть!

— Синдзё-кун, на чьей ты стороне? Что более важно, Тода Микоку. Уходи.

Он указал на лес у неё за спиной.

— Синдзё-кун и я чрезвычайно заняты. Если тебе есть что сказать, сначала договорись о встрече. Позвони в ИАИ и сообщи о своём желании поговорить с императором вселенной. Это приведёт тебя к отделу жалоб UCAT.

— Синдзё, этот парень всегда такой?

— Обычно он даже хуже.

Микоку ей несколько посочувствовала.

Как печально, — подумала она. — Если бы только рядом с ней был кто-то нормальный, как я. Тогда бы у неё не было столько неприятностей.

И поэтому Микоку обратилась к Синдзё, которая всё ещё была на краю её зрения.

— Синдзё, — она вздохнула. — Чтобы я тебе сейчас ни говорила, это не сможет до тебя достучаться, поэтому лучше тебе ничего не знать. Вот почему я молю принять лишь одну вещь в сердце: не могла бы ты, возможно, покинуть UCAT, пока ещё ничего не знаешь?

— …

— Всё это… всё это сводится к нашему сражению с UCAT.

— Почему ты так говоришь?! Почему я должна уходить?

Микоку ответила на вопрос Синдзё не заготовленными заранее словами. Она произнесла величественным голосом, чтобы девушка могла услышать.

— Потому что ты не должна принимать участие в сражении. Ради будущего всего мира.

Эту роль я пытаюсь возложить на Сино, — подумала она.

И затем продолжила.

— Причина того известна лишь нам и немногим внутри UCAT. …И тебе лучше её не знать.

Саяма наблюдал за лицом Микоку.

Её глаза были остро прищурены, и она отталкивала его взор.

Но он без колебания проговорил:

— Позволь мне спросить одну вещь. Синдзё-кун была на вашей стороне?

На это плечи Синдзё вздрогнули. В случае утвердительного ответа, это будет значить, что Синдзё принадлежала к Армии, их врагу.

Но Микоку покачала головой.

— Нет. Родители Синдзё того не желали. Равно как и мы или UCAT. Но я знаю Синдзё. Вот и всё, что имеет значение, — она пожала плечами. — Я не стану предоставлять никаких доказательств, но я не меняю пол. Я знала Синдзё прежде, чем она потеряла память, но это всё.

— Вот… как.

Со смесью разочарования голос Синдзё выплеснулся на землю. Вероятно, она надеялась отыскать кого-то ещё из её расы.

И поэтому чтобы вытащить кое-какую информацию и развеять подавленность Синдзё, Саяма обратился к Микоку.

— Ясно. Иными словами, это предупреждение несло сугубо личный характер и находится вне наших позиций в Армии или UCAT.

— Это подходящая оценка ситуации.

— Ясно. В таком случае…

Вот что это подразумевало.

— Резюмируя: ты не смогла позабыть Синдзё-кун, мимоходом приблизилась к ней в Курасики, и добралась сюда, чтобы её увидеть. …А ты весьма заядлый преследователь. Теперь, слушай внимательно.

Он перевёл дух и указал на Микоку.

— Синдзё-кун ненавидит подобных извращенцев. Какая мерзость.

В его голову врезалась банка.

Парень услышал тяжёлый звук напитка внутри, и у него на миг потемнело в глазах.

Однако, свет вскоре вернулся и он увидел небо и банку, отскочившую от головы.

…Горячий Эрокругличный чай.

Саяма не мог позволить ей упасть на землю, поэтому мгновенно сориентировался, подхватил банку в воздухе, открыл и выпил. Чай был хорош на вкус и привёл его в чувство. На этикетке улыбалась Синдзё. Он был рад, что тайно её для этого сфотографировал.

— Превосходно.

— С-саяма-кун? Что именно превосходно?

— Очень просто, Синдзё-кун. Твоя тёплая жидкость столь чарующе вкусна, что…

— Не говори такие вещи, потираясь о банку щекой!!

Синдзё на него крикнула, но её плечи устало поникли, и она повернула голову к Микоку.

— Спасибо за предупреждение, но я вхожу в состав UCAT.

— Я это знаю, и не имею намерения включать тебя в ряды Армии. Но помни: твои родители хотели держать тебя подальше от обоих сторон, и ты почтишь их решение, если прекратишь сражаться.

— Почему? Почему я в таком положении?

Вопрос Синдзё разлился в ночном воздухе, и она удивлённо наклонила голову к Микоку.

— Кем были мои родители? Тебе довелось знать Синдзё Юкио?

— Ну…

Пока Микоку пыталась решить, соглашаться ей или нет, Саяма ощутил слева от себя небольшое дуновение. Ветер дул в сторону Микоку.

В нём содержался красный цвет.

Он принадлежал женскому костюму, который носила…

— Гиес-кун!!

Гиес бежала.

Она считала перенос сумок Саямы и Синдзё к главному входу работой её и Мойр, но была рада, что смирилась с результатом без нареканий. Кукла никак не ожидала подобного.

— Я пришла к заключению, что мне повезло получить эту возможность отомстить!!

Она пронеслась справа от Саямы и Синдзё.

Между ней и врагом лежал фонтан, но она без сомнения ступила на его каменный край. Движение по воде являлось кратчайшим маршрутом.

Гиес перенаправила количество гравитационного контроля, необходимое для управления своими мечами, и расстелила его под ногами, чтобы поддержать тело над водой.

Она оттолкнулась от плоской поверхности нерабочего фонтана.

Затем рванула вперёд, вытягивая руки назад.

С пол её костюма вытянулось девять мечей.

— О-о!

Ко времени пересечения фонтана и взмаха телом вперёд в воздухе, она находилась от Микоку в пяти метрах.

Гиес двинула руками как крыльями и рассекла воздух растопыренными пальцами, двинувшись ещё дальше.

Мечи метнулись к Микоку.

Один махнул к её голове сверху слева, один к правому плечу сверху справа, один оттуда же швырнули ей в шею, один полетел к пустому пространству слева, предотвращая её побег, один пронёсся горизонтально к её правому боку, один помчался диагонально вниз к руке, сжимающей с левой стороны сумку, один ткнул в направлении ей живота слева, и один пырнул её талию справа.

Микоку отступила. Она избежала всех, кроме уколов и броска, и, скорее всего, планировала обнажить меч прежде, чем атаки нагонят.

И как раз так она и поступила.

Девушка сделала широкий прыжок назад.

Перед тем как вытащить меч, Микоку продемонстрировала своё мастерство, бросив сумку вперёд.

Это заслонило уколы в бок и талию, так что оставался только бросок в шею.

— !..

Но чтобы избежать последней атаки, она дёрнула головой.

Девушка перестала пятиться и обнажила меч.

Гиес по-прежнему находилась в воздухе, поэтому пришла к заключению, что Микоку планирует атаковать её как раз перед приземлением.

— Попалась!

— ?!

На удивлённый возглас Микоку Гиес воскликнула:

— Сколько мечей я потратила на атаку? Ты считала?! Их восемь!

У неё оставался один в запасе, и она достала его у себя из-за спины.

Кукла запустила атаку одной рукой, прыгая при этом вперёд.

Тем временем Микоку застряла на своей контратаке. После приземления Гиес она не отступила для получения дистанции для атаки. Вместо этого она шагнула вперёд, чтобы заполнить оставшуюся брешь.

…Она так уверена в своём владении мечом?!

В следующий миг Гиес улыбнулась.

— Я пришла к заключению, что дело в этом!

Если девушка достаточно умела, чтобы оттеснить Эгеона, она будет воспринимать Гиес, другого Гекатонхейра, на том же уровне.

Предугадав с высокой вероятностью такой исход, Гиес перешла на свою истинную атаку.

Она отбросила поднятый меч в воздух.

Микоку нахмурилась, но это и укладывалось в прогнозы Гиес.

И действуя согласно предположениям, Гиес ухватилась правой рукой за пустое пространство.

— Приди!

С этими словами нечто действительно прибыло.

Это был меч, но слишком огромный.

В воздухе появился восьмиметровый громадный клинок.

Взмахивая им вниз, его рукоять удерживала громадная рука, синхронизированная с движениями собственной руки Гиес.

Это Бог Войны автоматической куклы.

Едва лишь приземлившись, Гиес опустилась и врезала правой рукой об землю.

Её ладонь автоматической куклы прорвала асфальт и выпустила в воздух пыль. В то же время громадный клинок рассёк ревущий ветер в своём взмахе к Микоку.

Он должен попасть в цель.

Но перед этим, Микоку сделала кое-что другое.

— !..

Она швырнула свой меч в Гиес.

Встретившись с неожиданным действием, искусственный разум выбрал уклонение.

…О нет!

Её ошибка заключалась в том, что она не отключила ограничитель самосохранения.

Гиес не была готова погибнуть вместе с врагом, и в результате сработало автоматическое уклонение машины.

— !

Её тело наклонилось влево, и меч Микоку оцарапал правую щёку и пролетел мимо.

И клинок в руке Бога Войны Гиес скользнул направо.

Разрывая воздух, он рухнул слева от Микоку.

С оглушительным грохотом меч разворотил асфальт.

Однако Микоку всё равно выжила. Более того, она осталась цела и по-прежнему двигалась.

Сначала она перекрутилась, потянулась рукой в воздух и достала один из мечей Гиес, который ранее упал на землю. Его подбросило дрожью от атаки Бога Войны.

Рука девушки резким движением намеревалась метнуть меч в Гиес. Тем временем Гиес присела после падения и пребывала в процессе освобождения всего гравитационного контроля для последующего его использования. Иными словами, она не могла тут же двинуться.

…Что я наделала?!

За этой мыслью тут же последовала неожиданная перемена в выражении лица Микоку. Её глаза широко распахнулись.

— ?!..

Она выпустила меч, подняла облегчённую ладонь перед собой и подхватила что-то в воздухе.

— Новый враг?!

С этим криком она скакнула назад.

Микоку держала что-то в руке. Как раз это и остановило атаку против Гиес и заставило девушку отступить.

То была серебряная вилка. Но она оказалась рекламным аниме-продуктом, поэтому ручка оказалась розовой.

…Это же?..

Гиес обернулась и обнаружила, что у входа стоят два человека. Одной была Мияко, а вторая вытянула руки к Гиес.

— Мойра 1-я.

— Я заняла её у Госпожи Мияко, но сама не очень хорошо стреляю.

Произнеся это, автоматическая кукла прищурилась в улыбке, и Гиес услышала, как шаги Микоку отдаляются сильнее.

Гиес попыталась встать и преследовать, но Мияко её остановила.

— Успокойся, Гиес. Ты не сможешь её победить, если будешь пороть горячку. И сейчас это их проблема.

Мияко указала вперёд, но не на Гиес.

Она указывала на Саяму и Синдзё.

Микоку отбросила вилку и бежала назад.

Асфальт под её ногами сменился травой, а затем взлётно-посадочной полосой.

Она видела исчезновение Бога Войны Гиес, и заметила, как рядом с ней вокруг фонтана бегут Саяма и Синдзё.

— Что на уме у Армии?! — спросил Саяма. — Что на уме у тебя?!

Микоку не могла прямо на это ответить. О чём ты спрашиваешь? — подумала она, но ей показалось это забавным.

Она вздохнула и в улыбке выставила зубы.

— Не доходит?! Ничего не понимаешь?!.. Ты во многом как твой отец, Саяма Микото, сын Саямы Асаги.

Её слова нанесли прямое попадание.

Непроницаемое выражение лица Саямы немного нарушилось. Он нахмурился, и взгляд его глаз приобрёл резкость.

— Откуда тебе известно имя моего отца?

— Ты всерьёз рассчитываешь на ответ? Если хочешь знать, следуй за прошлым. Хотя ты можешь отыскать что-то такое, что заставит тебя остановиться на полпути. …Но если сможешь это преодолеть, тогда увидишь поток истории, который все решили игнорировать!

Она перевела дух.

— И Синдзё, позволь мне сказать то, что не удалось сказать мгновением ранее. Эта информация может повлечь за собой как зло, так и благо.

— О-о чём ты?..

— Я говорю о твоих родителях. Они оба были членами UCAT.

Она говорила, словно отшвыривая слова прочь, но затем увидела, как глаза Синдзё расширились.

Это был взгляд изумления. Однако, в нём стояло радостное изумление, а не испуганное.

…Значит, она счастлива услышать, что её родители являлись членами UCAT.

Задумавшись об этом, Микоку на мгновение закрыла глаза и отдалась бегу.

В следующий миг она отпрыгнула с полосы в сторону леса.

Затем девушка услышала рёв чего-то, проносящегося по воздуху.

Едва лишь Синдзё приоткрыла уста, чтобы задать вопрос, нечто поймало летящее тело Микоку сбоку.

Объект подхватил её в воздухе.

— Алекс!

Это механический дракон.

Ранее, стальной цвет его механического тела оставался открытым, но теперь его покрасили в красные, белые и голубые цвета. Микоку окружил созданный им воздушный барьер, и несмотря на их подъём, она воскликнула вниз:

— В следующий раз мы встретимся на поле боя!

Громадная белая структура внизу постепенно отдалялась.

Стоящие перед ней два человека также уменьшались, и яснее открывался окружающий пейзаж.

Её угол обзора вознёсся, и Микоку осознала, что они поднимаются в небо.

— Микоку! Внизу!

Голос Алекса раздавался с рёвом ветра, и Микоку глянула вниз.

Она выискивала что-то отличавшееся от предыдущего, отчего Алекс мог закричать.

— Это же?..

На крыше громадного белого здания кто-то стоял.

Это оказался хорошо сложенный джентльмен среднего возраста в белом костюме. Его волосы были зачёсаны назад, а приятные глаза и рот повернулись в их сторону. Несмотря на ночь, он наиграно поместил ладонь над глазами, глядя вверх. Выглядело так, словно он провожает их взглядом.

— Кто это?

Не отводя взгляда от мужчины внизу, Микоку заготовила для Алекса ответ.

Она сидела на спине механического дракона внутри барьера, защищающего её от давления воздуха.

— Однажды он был одним из наших врагов. Но судя по тому, что я видела, он утратил всякое желание сражаться.

Она скрестила руки на груди и подняла взгляд к ночному небу. Казалось, её обзору не было конца.

— Его зовут Изумо Рэцу. В данный момент он исполнительный директор ИАИ, но во время Великого Кансайского Землетрясения он был лидером японского UCAT.

— Понятно. Гораздо важнее, Микоку, нам нужно спешить. С нами связалась Тацуми. До гавани дошли слухи, что через океан рядом с Токийским заливом движется какой-то громадный объект. Скорее всего, те женщина и кукла, швырнувшая в тебя вилкой, собирались известить Саяму и Синдзё об этом же.

— В таком случае…

Слова Алекса были краткими.

— Токио скоро станет местом битвы между механическим драконом и злодейской организацией UCAT.

Оно решило двигаться.

Его эволюция прогрессировала без проблем, и оно развилось намного выше того, что назовешь необходимым. Оно использовало эту эволюцию для преодоления подсознательного опасения, исходящего из прошлого, которое оно позабыло.

Даже если кто-то сражался с ним в прошлом и наносил ему вред, своей нынешней эволюцией оно всё это превзошло.

Но оно также гадало, не является ли его чувство превосходства не более чем самомнением. Оно просто полагается на собственные предсказания и отворачивается от реальности?

Но оно приняло нынешнее решение. Используя свои предположения до предела, оно создало величайшего врага, способного себе представить, и эволюционировало, чтобы ему противостоять.

Развиваясь, ему пришлось сделать выбор между одним из двух основных типов механических драконов.

Одним был неизменный тип, способный несколько изменять положение своей наружности над первичным каркасом, дабы создать общую форму, которая могла одновременно летать и сражаться. Поскольку остов не менял форму, он был более прочным, но его способности в полёте и бою желали лучшего, так как обладали элементами для обоих типов.

Вторым был полностью трансформирующийся тип, способный изменять базовый каркас и полностью трансформироваться, дабы создать две различные формы для полёта и сражения. Поскольку остов создавался для раскладывания, он был менее прочным, но производил значительную мобильность и атакующую силу. Основной недостаток заключался в отсутствии защитной силы.

Оно выбрало первое.

На то имелась причина: его гигантская форма. Оно было громадным, и, как следствие, нуждалось в прочности для поддержания тела. И поэтому оно родилось как неизменный тип.

Эволюционируя, ему необходимо было усилить вооружение, дабы противостоять большим врагам, упрочнить броню и укрепить ускорители для превосходства над небольшими врагами, которые атакуют и тут же отступят.

Однако, оно задавалось вопросом, будет ли побеждено или ранено, используя этот метод. Именно провал этого метода послал его на дно той воды, и запустил его эволюцию вновь.

Затем оно отыскало ответ.

Его предыдущая эволюция не была ошибочной. Ей просто кое-чего не хватало.

Едва оно всё накопило, как захотело двинуться.

— …

Оно двигалось сквозь океан.

Оно двигалось на сражение. Оно двигалось во имя людей, которым следовало пребывать с ним, но которых с ним не было.

И в то же время оно задавалось вопросом, куда эти люди пропали.

Первым изменение заметили не люди.

Это было громадное учреждение в Канде, части Токийкого центра. Автоматические куклы в подземном помещении заметили на радаре показания философского камня.

— Замечены показания! Судя по размерам, это почти наверняка Чёрное Солнце! Активируем экспериментальное устройство крупномасштабного развёртывания Концептуального Пространства!

В следующий миг от Токийского залива до Автострады Тюо и от развязки Тёфу вдоль 20-го Национального Маршрута до самой Окутамы открылось протяжное неглубокое углообразное Концептуальное Пространство.

В то же время в небо поднялась эскадрилья механических драконов американского UCAT, развёрнутая в Токийском Заливе.

В воздухе над океаном и в окружении огромного количества воды уже летел громадный объект.

Это был чёрный механический дракон свыше трёхсот метров длиной.