Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
15.06.2015 18:56
Спасибо!
frizen
02.05.2015 17:10
Доковский формат нельзя скачать(прям как с томом 2b ситуация...(
Evoeden
02.05.2015 16:10
Поздравляю с еще одним окончанием тома .

{{S|Чао-сенсей ...}}
Anon
02.05.2015 04:14
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.180.232.108:
Спасибо!
Anon
27.04.2015 21:30
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.178:
'''Спасибо!'''
Кри
23.04.2015 22:29
Спасибо за перевод!
Anon
23.04.2015 02:44
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.17.4.234:
Спасибо!
Anon
18.04.2015 01:51
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.237.51:
Спасибо.
pendragon
18.04.2015 00:22
Спасибо!
Anon
14.04.2015 22:28
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 89.23.184.141:
Спасибо!
Anon
14.04.2015 17:40
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 217.118.81.196:
Ура!
Anon
14.04.2015 14:16
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 93.85.116.238:
Спасибо за проду!!
pendragon
04.04.2015 04:17
Даешь смайлики... По теме: ждем том.

Глава 22. Бесперспективный путь побега

Под тёмным небом находился жилой дом.

Он имел устаревшую бежевую наружность.

Два человека наблюдали, как от него отъезжает чёрный автомобиль.

Они находились в небольшом парке через дорогу и на два здания восточнее жилого дома. Под каштановым деревом стояли парень и девушка с большой тряпичной сумкой в руках.

Девушка носила белый спортивный костюм с именем «Казами», вышитым на груди.

Она направила взгляд на закрытую зелёную стальную дверь на восточном краю первого этажа дома.

— Каку, Харакава реально вернулся сам.

— И после опознания трупа своего прадедушки, Хио отправилась в UCAT… По крайней мере не похоже, чтобы Харакаве стирали память.

— И правда, — сказала Казами, прислонившись к мотоциклу Изумо, припаркованному под деревом. — Они, наверное, подождут возвращения Хио в Штаты. Она может перед этим захотеть с ним увидеться.

Девушка пожала плечами и вытащила из кармана телефон. Вместо звонка она послала сообщение. Ей хотелось почаще выходить на контакт с Саямой, но с момента его вхождения в резервацию 4-го Гира Казами не могла достучаться. Вот почему она отправила сообщение.

…Харакава вернулся.

Казами глянула вниз, чтобы проверить написанное.

— Харакири вернулся.

Отвлечённая выбором автозамены, она переписала сообщение.

— А ещё мне нужно упомянуть это.

Она вытащила из заднего кармана сложенный листок бумаги. Это была страница факса.

Документ имел отношение к «демону» Хио Сандерсон. Сибил выловила газетную статью о смерти её матери и также послала копию в штаб-квартиру ИАИ, куда направлялись Саяма и Синдзё.

Изумо заглянул в документ сбоку и заметно нахмурился.

— Странная история.

— Тоже так думаешь? Прямо как фильм о монстрах. Её мать зверски убили, а селяне заметили громадную тень. Но по какой-то причине мать девушки улыбалась.

Казами не понимала, с чего бы ей улыбаться.

— Полиция спекулировала, что она расслабилась, потому что преступник был кем-то знакомым, а журналист предположил, что это была улыбка удовлетворения, ведь она защитила свою дочь от рук убийцы. Так или иначе, это гнетущая история.

Казами набрала информацию, полученную от Сибил и из Канды.

Ей многое предстояло рассказать.

Во-первых, американцы пришли к заключению, что Харакаву и Хио унёс Чёрное Солнце.

Они основывались на словах Сандерсона, согласно которым в 5-м Гире больше не осталось механических драконов, и поскольку над побережьем Канто снова засекли показания схожие с Чёрным Солнцем.

Японский UCAT вскоре сделает то, на что они согласились в разговоре с Саямой и Синдзё прошлой ночью.

Помимо всего прочего они планировали держать Харакаву под наблюдением.

— Мы ещё многого не знаем, но нам остаётся только действовать.

С этим, она нажала на кнопку отправки.

Открылся экран отправки, девочка шаманка протанцевала три раза, произнеся «отправка», и экран исчез.

— Ну что ж, — сказала Казами, опираясь спиной на мотоцикл. Девушка ощущала ноющую боль в боку, но поместила туда талисман и пока ничего не могла с этим поделать.

А что же она могла сделать…

— Нам нужно ожидать каких-то сдвигов в отношении Хио Сандерсон. Когда мы звонили, Сибил сказала, что у них всё в порядке.

— Учитывая положение, она хорошо справляется. …В общем, мы и вправду должны тут торчать, ожидая Харакаву? Разве мы не должны вернуться в UCAT и…

— Не переживай. Сибил сказала, всё нормально. Раз уж нам всё равно возвращаться, давай пока побудем здесь сколько сможем.

Она перевела дух.

— И ты видел тех двоих на Кладбище Ниситама, верно? Ты реально думаешь, их можно разлучать? Она уставилась на спину Харакавы почти так же, как и на местный пейзаж, а он не оборачивался, хоть и всё замечал. Если кто и расшевелит Хио Сандерсон в следующие пару дней, то только Харакава.

Её переполняла странная уверенность, но она исходила от того, как девушка выбрала его, несмотря на необходимость бежать.

— А ещё, — сказала Казами. — В отличие от того, как я ввязалась в ту первую битву из-за тебя, Харакава не имеет способов или связей для входа в Концептуальное Пространство. Когда юноша хочет встретиться с принцессой в замке, необходим чародей, чтобы передать ему волшебный предмет.

— Юноше просто нужно немного смелости. Вдобавок ко всему, с тех пор, как они познакомились, прошёл всего день.

В тоне Изумо звучало сомнение, когда он прислонялся к сиденью, и Казами перевела на него взгляд.

Она могла лишь горько улыбнуться его словам. Чтобы сказать почему, она поднесла руку к груди и выдала полноценную улыбку.

— Ты забыл? Был как минимум один случай, когда кто-то решался за такое короткое время. …И он вот здесь.

— Как насчёт того, чтобы освежить мою память? Говоришь здесь? Прямо здесь?

Изумо засунул лицо ей в спортивный костюм, так что она его ударила.

Он перевернулся в воздухе и рухнул на мотоцикл.

— Ах.

Они вместе завалились на наклоненный мотоцикл.

Длинный белый коридор без окон имел торговый автомат у стены, двери с обеих сторон и вывеску со словами «Раздевалки».

Пустое пространство наполнилось звуком.

Справа открылась автоматическая дверь в женскую раздевалку, и оттуда вышла девушка.

У нее были короткие светлые волосы.

Она оделась в синюю боевую униформу, облегчённую отсутствием юбки и удалением максимального количества брони. На её шее висело ожерелье из камушков, а завершала наряд оранжевая рабочая куртка, скрывающая плечи.

На куртке были разнообразные эмблемы, а на груди находился именной бейдж.

На нём значилось: «Heo Thunderson».

Она носила эту куртку для защиты от сквозняка в пустом пространстве, но её лицо лишилось цвета. Помимо этого оно побледнело и не выражало ничего, кроме пустоты.

Она опустила своё пустое лицо, словно в поклоне.

— Прадедушка.

Девушка снова подняла голову и заметила водяной фонтанчик у торгового автомата, а еще левее зеркало на стене.

Хио глянула в зеркало и обнаружила свой понурый вид в бесцветном свете. Если поискать в ней цвет, то это будет небольшая краснота в уголках глаз.

Она приблизилась к зеркалу и мягко приложила ладони к щекам, пытаясь не нажимать на красные и набухшие участки вокруг глаз слишком сильно.

— …

Затем девушка заметила неожиданное движение.

Оно пришло от водяного фонтанчика справа, но вовсе не потому, что устройство включилось.

— Э?

С приближением водяного фонтанчика девушка содрогнулась. Вместо того чтобы ехать на колёсиках, он двигал телом туда сюда, переползая на металлических частях у основания, напоминающих ноги.

…Э-эм… — Хио не понимала, что происходит, но инстинктивно съёжилась.

Водяной фонтанчик заметил её движение, отступил на полшага назад и поднял на неё взгляд.

— …

Он согнулся вперёд, будто в разочаровании.

Затем развернулся и медленно поплёлся в угол стены.

— Э-э.

Она заговорила, не задумываясь, а он остановился, развернул тело и глянул в её направлении.

Его предположительно несуществующий взгляд встретился с её.

На пути в больницу, чтобы увидеть тело своего прадедушки, мужчина по имени Роджер предоставил ей немало информации в форме сна.

Видеть всё во сне казалось ей странным, но она этому поверила, потому что Роджер подтвердил увиденное после пробуждения.

…Это вроде устройства, которое учит тебя во сне?

Хио многого не смогла понять, но иные вещи прояснились.

Давным-давно её прадедушка принадлежал к организации под названием UCAT, которая защищала мир.

Он и некоторые другие уничтожили несколько миров, но нашему снова грозит разрушение, японский UCAT пытался единолично вести переговоры с выжившими из других миров, и они показали свою неспособность справиться с делом.

Одним из других миров, известных как Гиры, где уже завершились переговоры, был тот, что даровал жизнь машинам.

Водяной фонтанчик перед ней, должно быть, оттуда.

Хио выровняла дыхание, присела и протянула ему руку.

— Рукопожатие.

Я правильно сказала? — гадала она, но он наконец к ней повернулся.

Он покачнулся туда-сюда для приближения на полной скорости.

Затем наклонился к ней, словно желая лизнуть её руку.

— Ах.

На её ладонь попала вода.

Хио честно прокомментировала, что та была холодной.

Охладив в некоторой степени пальцы, девушка поднесла их к уголку глаза и приложила к водяному фонтанчику вторую руку.

Он оказался твёрдым и холодным, точно машина. Но в то же время эта машина была живой.

Осознав это, Хио задумчиво наклонила голову и поднесла руку к его шее.

Она погладила его там, и он немного поёрзал, потираясь об её ладонь.

Затем в зал ожидания кто-то зашёл слева.

— Судя по всему, ты закончила переодеваться.

Это был Роджер, и он вскоре осознал, что она играется с водяным фонтанчиком.

— Милый, не правда ли? Разумеется, вчера мы увидели его в первый раз.

— Он немного меня удивил.

Хио улыбнулась, но без особой силы. И всё же, она была рада обнаружить, что вернула часть того, что ушло после посещения больницы.

Девушка продолжала гладить шею живого водяного фонтанчика и произнесла:

— Я думаю, прадедушка планировал рассказать мне множество разных вещей, после того как приведёт сюда.

— Это всего лишь домыслы, но скажу, что это вполне вероятно.

Роджер подправил очки на переносице и окинул взглядом её тело.

— Эта одежда может показаться немного плотной, но она идеальна для добавления концептуальных эффектов. В Ёкоте ожидает самолёт домой, а значит, я тебя провожу.

— А что будет с прадедушкой?

Прежде чем ответить, Роджер опустил взгляд.

— Вскрытие ещё не было проведено, поэтому мы отошлём его на родину позже. …Существо, которое напало на тебя и того парня, возможно, нацелилось на какую-то особенность мистера Ричарда.

Хио вспомнила ветер, который унёс их с кладбища.

— Разве этот демон гонится не за мной?

— Ты помнишь, чему тебя научили во сне? С тем демоном по имени Чёрное Солнце сражался мистер Ричард. Если он преследует и тебя, грузить тело на самолёт… — Роджер перефразировал сказанное. — Пребывание с телом, скорее всего, удвоит шансы нападения Чёрного Солнца.

Чтобы отвлечь от бестактной формулировки мыслей он продолжил говорить и кивнул.

— Но мы обладаем Концептуальным Ядром, чтобы заманить Чёрное Солнце сюда. Отдохнув от усталости после недавнего боя, он приближается к Токио. Самолёт, заготовленный в Ёкоте, был модифицирован для маскировки струнных колебаний и всего прочего внутри, поэтому Чёрное Солнце прибудет сюда, не нацеливаясь на тебя.

— Вы собираетесь сражаться с тем демоном?

— Именно поэтому мы сейчас здесь. С тех пор как мистер Ричард был с нами, американский UCAT одержим победой над Чёрным Солнцем.

— Ясно.

Хио встала и погладила край водяного фонтанчика, который тоже выпрямился.

Он снова прижался к ней, после чего вернулся к стене.

Хио глянула на Роджера и полюбопытствовала, какое же на её лице выражение.

— Я должна за всех вас волноваться, да?.. Но вы мне скажете одну вещь? Что со мной случится, когда я вернусь в Штаты?

Роджер услышал вопрос Хио.

Кончики бровей девушки опустились, а губы слегка разомкнулись.

Роджеру казалось, она выглядит скорее сомневающейся, чем вопрошающей, и скорее озадаченной, чем неловкой.

Однако, он проигнорировал пассивную формулировку и ответил:

— По возвращении ты будешь жить в городе под управлением американского UCAT. Мы чтим тебя, родственницу мистера Ричарда, как потомка героя, так что ты сможешь прожить оставшуюся жизнь без забот. Теперь тебе доступна нормальная жизнь.

Он пожал плечами и понадеялся, что девочке отлегло.

— …

Однако она утратила дар речи и выглядела ошарашенной.

Полагаю, это естественно, — подумал он. — Она постоянно переходила в разные школы, никто не верил её словам, и её повседневная жизнь была испытанием, но теперь она получила стабильный дом, её слова признали правдой, и её повседневная жизнь налаживается.

Ей нечему жаловаться, но…

…Какая ирония, что она получила всё это из-за смерти своего прадедушки.

Но, — сказал он в своем сердце, после чего продолжил вслух:

— Тебя что-то беспокоит?

Её плечи напряглись.

— Нет.

Однако она торопливо затрясла головой, вздохнула и слегка выпятила грудь.

— Извините. Кое-что есть.

Она опустила голову и слегка обняла тело.

— Почему Харакава и я так переместились на пляж?

— Оптическая скрытность одна из особых техник Чёрного Солнца, поэтому мы пришли к заключению, что это его работа. К тому же, он скрывается в океане у Хоккайдо, так что, скорее всего, перенёс вас двоих туда, чтобы…

Роджер собирался сказать «казнить», но решил, что не стоит. Чтобы выиграть время, он скрестил руки на груди и продолжил:

— Как бы там ни было, вероятно, он решил отбросить этот план, обнаружив преследование или истребитель, который послали силы самообороны этой страны без нашего ведома.

Хио хранила молчание и опустила голову, словно не соглашаясь.

В действительности, Роджер и сам полностью не согласился с этим объяснением. Но в то же время это было единственное объяснение на основе доступных фактов, и Роджер был не из тех, кто зацикливается на безответных вопросах.

Поэтому…

— Что-нибудь ещё?

— Ох, да… Где Харакава?

— Его сопроводили домой. Позднее база должна послать ему награду за твою защиту.

Роджер поднёс правую руку ко рту, чтобы спрятать своё выражение, но его глаза неотрывно глядели на Хио.

— Нам придётся гарантировать его молчание об этих событиях. Маловероятно, что кто-нибудь ему поверит, но мы не можем позволить всему выйти наружу.

— Я знаю. Так всё и было со мной…

Он увидел, как вслед словам поникли её плечи.

Но затем от коридора слева приблизились шаги и женский голос.

— О, Хио? Ты уже переоделась?

Плечи Хио немного подпрыгнули, и она повернулась налево, а следом и Роджер.

— О, Диана, — сказал он.

И раз она позвала девочку «Хио», он пришёл к выводу, что они раньше встречались. Однако когда Хио вели к раздевалкам, Роджер был с ней.

Гадая, что бы это значило, он увидел, как Хио сковало полнейшее изумление. Диана носила свой привычный чёрный костюм, и, приблизившись к девочке, слегка её обняла.

— Ты наконец-то тут, да? Как же ты выросла. Роджер ничего с тобой не сделал? Ты не говорил ей чего не надо, не учил чему не надо, не трогал где не надо, или прыгал вокруг как не надо?

— Что? — ответил Роджер.

Когда он непонимающе наклонил голову, Диана упивалась собой, поместив свой подбородок на голову Хио, но всё равно повернулась к нему.

— Что у вас за…

Не дав ему договорить «отношения», Хио зашевелилась. Она убрала лицо от груди Дианы, хватанула ртом воздух и удивлённо посмотрела на женщину.

— П-почему Вы здесь, учитель?!

Глаза Дианы прищурились, а Роджер задал другой вопрос:

— Диана, что она подразумевает под «учителем»?

— Я волновалась о тебе, Хио, поэтому закончила пораньше свои процедуры в салоне красоты.

— Диана, мне показалось, или ты только что намеренно меня проигнорировала?

— Хм?

Только после повторного обнимания Хио женщина наградила его взглядом.

По-прежнему недоумевая, Хио повернулась к нему и выдала лихорадочное объяснение.

— Э-э… Миссис Диана мой репетитор. Судя по всему, она была подругой моей матери, поэтому прадедушка попросил её меня обучать, когда я стала слишком часто менять школы. Она некоторое время у нас жила и научила меня готовить и говорить по-японски. ...Хотя с тех пор, как я в последний раз её видела, прошло три года.

— Верно, — тихонько добавила Диана.

Однако с пола вырвался внезапный голос.

— Репетитор?!

Крышка люка техобслуживания на полу отлетела вверх от удара головой, и оттуда высунулся Ооширо.

Крышка на некоторое время впечаталась в потолок, и старик внизу был полностью потрясён.

— Это принципиально новый жанр, Диана-кун! Грудастая иностранная жена учительница?! Есть ли предел твоей удивительной экстравагантности?! Я так рад, что являюсь директором японского UCAT! Каждый день происходит столько новых и волнующих вещей!!

— К-кого это ты назвал принципиально новым жанром?! И Директор UCAT Ооширо, ты повторяешь шутку!

— Повторяю шутку?! Вовсе нет, вовсе нет! Это новый жанр, так что и шутка новая!

Он поёрзал туда-сюда и произнёс женским голосом, поэтому Хио вздрогнула и глянула на Диану.

— У-учитель, что это?

— Ш-ш. Не смотри на него. Его микробы могут заразить твой разум через глаза.

— Д-диана-кун! Не учи эту девочку лжи!

После протестующего крика Ооширо, Роджер поправил очки на переносице и произнёс:

— Я прошу прощения, что прерываю ваш ажиотаж, Директор UCAT Ооширо.

— Ох, Роджер-кун. Давненько не виделись. У тебя, похоже, всё хорошо… Ты чего-то хочешь? Ну? Тебе одиноко? Так сходи, поплачь в тряпочку. Но полагаться на меня даже не вздумай. Хорошо?

— Как насчёт того, чтобы сказать это зеркалу, чтобы мне не пришлось с тобой разбираться? Кроме того…

Роджер призадумался и в итоге снова обратился к старику.

— Сколько будет 1+1?

— Два.

Как только он ответил, с потолка упала крышка. И она развернулась в вертикальное положение.

С губами, всё ещё образующими «а» из «два», старик погрузился в пол.

Крышка застряла в краях отверстия и упала на место. Этот звук сопровождался падением и грохотом чего-то внизу.

Роджер вытер пот со лба и повернулся к учителю и ученику, которые стояли в обнимку и настороженно взирали на дыру в полу.

— Мы его продезинфицируем и поймаем. Затем, его отправят в тюремную камеру.

Микаге находилась в открытом пространстве.

Это была зона отдыха на первом подземном уровне UCAT, одну из стен которой покрывало большое зеркало.

Соседнее помещение оказалось даже больше, но там находилась столовая.

Люди в синих униформах пользовались ей как раздевалкой.

…Когда придёт Рюдзи-кун?

Она сидела за большим белым столом и держала в руках листок цветной бумаги.

Её оставил Хиба перед тем, как Микаге пошла спать. Он сказал подождать в столовой, если его не окажется рядом, когда она проснётся; а чтобы ей было чем себя занять, передал 150 листков цветной бумаги.

Когда она проснулась под кроватью комнаты отдыха прошлой ночью, его рядом не оказалось.

Микаге отправилась в столовую, но знакомые ей люди в белой защитной форме пропали.

Вместо них все носили синее.

…Они переоделись?

И всё же, ей показалось необычным, что никто ошалело не кричит и не нападает друг на друга. Девушка добралась сюда, но её остановило несколько человек в синем. Когда она удивлённо наклонила голову, они надели на неё наручники.

Микаге не до конца понимала, но, судя по всему, это означало, что она была гостем.

С тех пор она пребывала здесь, и половина бумаги израсходовалась.

Девушка глянула в сторону и увидела, как рядом ещё кто-то складывает листки.

Тело этого человека было также… нет, даже более кукольным, чем её.

Она обладала рыжими волосами и называла себя №8. Она говорила, что из-за неопытности её тело было уничтожено, поэтому сменила его на запасное. Сейчас она носила белую блузку и джинсы, которые ей принесли.

Чтобы убить время и помочь с реабилитацией автоматической куклы, Микаге складывала бумагу вместе с ней.

— Рюдзи-кун запаздывает.

Но он и не говорил, когда вернётся, а значит, может, ещё слишком рано.

Я не хочу подолгу ждать, — думала она.

Микаге подняла взгляд и увидела сидящих напротив людей.

Те мужчины и женщины носили синюю защитную форму и держали разноцветную бумагу, которую она им передала.

Микаге не понимала их языка, но когда они спрашивали, показывала жестами как правильно складывать.

— Да. Такое времяпровождение приносит людям счастье.

Микаге складывала бумагу, №8 складывала рядом с ней, и, созерцая движения её пальцев, рыжеволосая кукла произнесла:

— Прошу прощения, Микаге-сама, но это не совсем точное движение.

— Рюдзи-кун сказал, что так лучше. Он сказал лучше, когда остаются ошибки.

— Мне не хочется множества ошибок.

— Значит, и ты делаешь ошибки?

Это сделало Микаге счастливой, и она сказала №8 кое-что ещё.

— Мы одинаковые.

№8 повернула к ней взгляд со слегка поднятыми бровями, но скоро повернулась к разноцветной бумаге.

— Я прощу прощения за свой недостаток знаний. Теперь я понимаю, что была не права.

— Ничего. Я не очень умная.

Поэтому расслабься, — счастливо подумала она. — Как хорошо, что я так просто могу расслабиться.

Микаге не знала, какое выражение лица делать в таких случаях, но Хиба сказал, что оно возникнет само без её надобности об этом думать.

Девушка задавалась вопросом, происходило ли это сейчас. Ей показалось, что её отражение в зеркале на стене выглядело безучастным, но, может быть, всё вовсе не так.

Она не знала ответа, но не переживала и не обращала внимания.

Её тело определённо понемногу улучшалось.

Микаге также подумала, что её разум совершенствуется с каждым новым знанием, но остальные тоже не стояли на месте, поэтому расстояние между ними не менялось. Она сосредоточилась больше на счастливом чувстве от их взаимного роста, чем на преодолении этого разрыва.

…Не могу ждать.

Складывая бумагу, Микаге заверяла себя, что будущее определённо будет гораздо приятнее, чем всё, что было до этого. Она закончила последний изгиб вместе с темнокожей женщиной напротив и подняла листок.

Затем надула его, развернула и разложила угловые части, выпирающие спереди и сзади.

— Журавлик.

Именно его они и складывали. Женщина присвистнула на творение в своей руке.

Форма двух журавликов слегка отличалась, но выражения их клювов походили друг на друга.

Женщина что-то сказала, и №8 перевела.

— Она говорит, что по возвращении на родину научит своего ребёнка как их делать.

Затем №8 протянула свою бумагу. Изгибы на листке были помечены пунктирами, стрелками, указывающими направление, и номерами, отмечающими порядок.

Женщина её взяла, и сложила ладони вместе.

Микаге в ответ сделала то же самое, и все люди в синей форме быстро приняли ту же позу.

— Наму.

№8 торопливо окинула их взглядом, но Микаге ощутила, что это неизбежно. Та кукла ещё не привыкла к местному положению вещей.

Кивая всем людям с противоположной стороны стола, Микаге посетила мысль.

…Где же все люди в белой униформе?

И…

…Рюдзи-кун действительно опаздывает.

Хиба находился внутри небольшой комнаты.

Она размещалась на первом подземном уровне UCAT, и одну стену покрывало громадное окно.

Вывеска на входе называла её «Скрытая зона отдыха».

Окно являло собой одностороннее зеркало и открывало ему вид на зону отдыха рядом со столовой. Оно находилось слева от него, и парень мог увидеть Микаге, сидящую за столом в другой комнате.

Девушка, автоматическая кукла и члены американского UCAT, наблюдающие за ней, складывали цветную бумагу, которую он ей передал.

Скорее всего, Микаге складывала фигурки с момента её взятия под стражу американским UCAT. Она также ждала его возвращения.

— Хорошо ей там…

Хиба бросил взгляд ей в спину и затем повернулся вперёд.

Его руки находились не на столе, потому что были прикованы наручниками позади стула.

Их надели на него сразу же, как поймали.

Напротив него за столом сидел человек. Бородатый мужчина в синей защитной униформе по-японски представился «сержантом» и сообщил, что Хибу будут допрашивать.

— Позволь мне снова спросить, — сказал сержант. — Сколько людей эвакуировалось вниз, сколько раненых, и какое у них оружие?

— Так я вам всё и скажу.

Хиба положил голову на стол и посмотрел в сторону, чтобы успокоить себя созерцанием спины Микаге.

— Если ты мне сейчас всё расскажешь, я выпущу тебя отсюда в тот свободный мир.

— О чём вы говорите? Гораздо лучше тайком наблюдать со стороны.

— Эта комната выглядит удачным местом для допроса, но для чего она вообще предназначена?

— Не знаете? Нечеловеческим расам, особенно оборотням или водным типам, кажись неудобно носить одежду долгое время. Но они не могут прямо взять и раздеться перед людьми, правда? Поэтому когда им больше невтерпёж, они приходят сюда, раздеваются догола и наслаждаются виртуальным нудизмом.

Хиба и сержант окинули взглядом комнату. В ней находился радио-кассетный плеер с записью спортивной зарядки, обруч, беговая дорожка, и по какой-то причине камера на треножнике.

Сержант прочистил горло и проговорил:

— Они могли просто спрятать свою наготу оптическим камуфляжем философского камня.

— Вроде бы они это пробовали, но кое-что начало показываться под дождем на пути домой, или когда кто-то случайно врезался в них на улице, хватаясь за определённые части их тел. После этого, они пошли ва-банк и создали оптический камуфляж в виде цензуры, но, похоже, он не имел популярности среди иностранцев.

— Нравственность весьма щекотливая тема.

Сержант понимающе кивнул, засунул руку под стол и вытащил машину с переключателем уровня мощности.

— Ну а теперь, возьмёмся за допрос всерьёз.

— Да Вы напористее моих старшеклассников! И что это за машина?

— Это устройство для допроса философского камня, разработанное американским UCAT. Оно зовется «Бесстыдник 2000» и содержит философский камень, который заставит тебя выложить все твои секреты. Ты начнёшь признаваться по собственной воле в зависимости от установленного уровня. На меня не подействует, потому что я заготовил философский камень противоположного концепта, но как долго протянешь ты?

Сержант неожиданно повернул уровень наполовину.

Секреты невозможно скрыть.

Хиба негромко ойкнул и съёжился на стуле.

После тридцати секунд, «Бесстыдник 2000» издал звон, указывающий на завершение работы.

Услышав это, Хиба покосился на сержанта и тот покосился на него.

— Теперь, давай спросим ещё раз. Сколько людей эвакуировалось вниз, сколько раненых, и какое у них есть оружие?

Тем не менее, Хиба хранил молчание, а сержант улыбнулся.

— Ты концентрируешь внимание, не так ли?

Он поднял мощность и Хиба начал говорить с совершенно серьёзным выражением лица.

— Ванная с Микаге-сан. Ванная с Микаге-сан. Ванная с Микаге-сан. Пятница с Микаге-сан. Задница Микаге-сан. Ванная с задницей Микаге-сан. Ванная с грудью Микаге-сан. Ванная с щупаньем Микаге-са… О нет! Мои концентрированные мысли просачиваются наружу!

— Да что это вообще за концентрация?!

— Не смотри на японцев свысока, америкос! Вам, может, всё и преподносят на тарелочке, но наша раса обладает особым умением запечатывать в памяти всё в один миг! Когда она сидит перед тобой в коротенькой юбочке, наклоняется вперёд в рубашечке или невольно прикасается, это умение тут же активируется! Ты прямо чувствуешь, как весь твой разум переполняет мощь!!! Если принимать с ней ванную, постоянный урон твоей концентрации пробуждает скрытые силы! Да здравствует бесконечное откровение!! И меня пробило на жуткую честность под этим концептом признания, правда?!

Сержант поднял мощность до максимума.

— А, — сказал Хиба, и его выражение лица переменилось.

Несмотря на предыдущие восклицания, оно полностью опустело, и он замолчал.

Тем временем, сержант вздохнул, вытер пот со лба, уселся поудобнее на стуле и уставился в пустые глаза Хибы.

— Теперь, давай спросим ещё раз. Сколько людей эвакуировалось вниз, сколько среди них раненых, и какое у них есть оружие?

Прежде чем Хиба ответил, последовала небольшая пауза.

Он повернул отстраненные мертвые глаза на сержанта и проговорил с открытым ртом.

— О, — сказал он сначала. — Простите. Простите меня. Я насобирал в интернете фотографии иностранной модели, потому что она напоминала мне Микаге-сан. Простите меня. Как-то раз, когда мы завтракали на аварийной лестнице, и ветер поднял юбку Казами-сан, я не удержался и подсмотрел. Простите. Простите меня. Два дня назад, я увидел под мышкой защитной униформы Синдзё-сан(Муж. Вер.) её нижнее бельё. Я заметил, что оно зелёное, но ничего не сказал.

— Дело плохо. Я зашёл слишком далеко?

Сержант опустил мощность где-то наполовину, и выражение лица Хибы вернулось в норму.

— Слушай! Если хочешь нормально концентрироваться, то нужно сосредоточиться на постыдных вещах, которые…

Он вернул мощность обратно на максимум.

— Простите. Простите меня. Семь дней назад, я дотронулся до задницы Микаге-сан в ванной потому…

— Безнадёжно.

Сержант опустил уровень до нуля, и затем снова поднял.

— Что значит безнадё… вскипает в твоём ра… простите.

— Это точно безнадёжно.

Он снова опустил мощность, и Хиба недоуменно наклонил голову.

— Правда?

— Да. Поэтому мы подойдём с физической стороны. Я воспользуюсь концептами, поэтому не останется никаких следов.

— О, я бы на вашем месте не тратил впустую время. Я недавно получил предсказание, и там говорилось, что я собачий тип, а значит, это вряд ли сработает. Там значилось, что я пёс, который любит господина, даже если он меня бесит. Это была машина для предсказаний в виде боксёрской груши в том развлекательном зале, мимо которого мы проходили на пути сюда. Кажись, она зовётся «Прямое попадание в ваш истинный характер». В общем, всех немного встревожил мой результат.

— Хм. В таком случае, полагаю, если я подвешу тебя цепями над землёй и буду избивать до слёз, это не будет считаться пыткой.

— Эм, извините, но разве у нас тут не допрос?

Они оба обменялись взглядами и задумчиво промычали.

В следующий миг до них донёсся шум.

Это был пронзительный и разносящийся звук, что повторялся снова и снова.

— Тревога?! — воскликнул сержант, поворачиваясь к Хибе.

Хиба развалился на столе, глядя на Микаге. Люди вокруг неё зашевелились, но она медленно складывала цветную бумагу.

— Хорошо ей… И кажись, самое время для нашего плана.

Его комментарии сопроводило громкое извещение.

— Внимание! Всем на поверхности следует быть наготове! Из-под земли поднимается грузовой лифт! Он перевозит…

После вздоха голос продолжил:

— Веспер Пушку!!

— Когда они сочтут, что время пришло, японский UCAT контратакует, используя в качестве приманки Веспер Пушку.

Пока Саяма шагал, его голос разносился в горах.

Небо над ним почти полностью окрасилось цветами ночи. Он нёс две дорожные сумки и шёл через большую стоянку вместе с Синдзё, в волосах которой был цветок.

— Думаешь, с ними всё будет хорошо? — спросила она, наклонив голову.

— Чтобы разобраться с Чёрным Солнцем, американский UCAT рассредоточился, а японский разделился на подразделения Концептуального Пространства и обычного пространства. Когда они атакуют, враг не сможет собраться в единую армию, а значит, если наши силы соберутся на одной или другой стороне, у них будет шанс.

Слева и до самого леса позади них тянулась взлётно-посадочная полоса. Там остановился небольшой самолёт с эмблемой ИАИ.

Они держали путь к белому зданию впереди.

Учреждение, напоминающее крупную больницу, высилось на пять этажей над землёй и имело эмблему ИАИ.

— Это штаб-квартира ИАИ, да? — спросила Синдзё. — Мы наконец-то сюда добрались.

Рабочий день уже закончился, и большинство окон здания окутало тьмой.

Но в то же время перед зданием стояло два человека.

Одной оказалась белокурая горничная, на шее которой висел медальон с синим камнем.

Второй была девушка с волосами до плеч в лабораторном халате. Она в приветствии подняла руку.

— Простого «привет» хватит? Там в Окутаме вроде сейчас весело.

— Действительно, — согласился Саяма с горькой улыбкой. — Воспринимай это как спортивный фестиваль между Японией и Америкой. Так или иначе, довольно странно вас так вот встретить. Ты проходишь практику в UCAT, Цукуёми Мияко-кун?

— Ага, рада видеть, что заносчивости тебе не отбавлять. Прямо сейчас я учусь воспроизводить ослабленные концепты. Если хочешь, могу и вам что-нибудь сварганить из оставшихся материалов. …Это Мойра 1-я. Вы её помните, да?

Мияко сказала, что пора идти, и развернулась. Она воззрилась на тускло-освещённый вход в штаб-квартиру ИАИ и похлопала Мойру 1-ю по плечу.

— Я покажу вам путь в главную западную штаб-квартиру японского UCAT, сторонники Пути Левиафана.

— Буду благодарен. Здесь мы должны отыскать записи предшествующие пустому периоду UCAT, в частности информацию о сотрудниках со времен корпорации Изумо. Мы интересуемся записями предвоенного периода о Кинугасе Тэнкё и мужчине по имени Синдзё Канаме. Помимо того, любым данным о людях с фамилией Синдзё в последующие двадцать лет.

На своих словах Саяма ускорил темп и ступил на приподнятый кафель перед входом.

— Доктор Чжао упоминала новогоднюю открытку от семьи Синдзё, в которой говорилось о ребёнке. Узнав об отце, тот ребёнок мог отправиться на его поиски, чтобы лучше его узнать. Подобно тому, как мы поступаем сейчас… И поскольку ребёнок родился во время войны, то, скорее всего, заключил брак в шестидесятых и имел потомство. И в таком случае…

Саяма глянул себе за спину на Синдзё, которая сейчас была Садаме. Она встретила его взгляд натянутым выражением лица.

Однако он проигнорировал её напряжение и без колебаний произнёс:

— Есть немалые шансы, что твой отец, от которого ты унаследовала фамилию Синдзё, был внуком Синдзё Канаме. …Нам нужно торопиться. Остальные обезопасят место к нашему возвращению.

Ровно в 18:00, отряды американского UCAT, охраняющие взрывоустойчивые двери, запечатывающие четвёртый уровень и ниже, осознали, что перед ними возникла группа в бело-чёрных униформах, не открывая эти самые двери.

Они развернули небольшое Концептуальное Пространство и прошли сквозь дверь внутри.

Из-за разбирательств с появлением на поверхности Веспер Пушки и попыток присоединить её к одному из механических драконов «Бланка 9», американский UCAT среагировал не сразу.

Группа в белом ринулась на американских солдат, выкрикивая разом:

— Привет!!

Они прокричали не слишком громко, поэтому повторили ещё раз:

— Привеееет!!

Все они рванули вперёд и, сопротивляясь им, по подземной зоне растянулся поток синего.

Началось второе противостояние.