Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
15.06.2015 08:32
Спасибо!
Sf молоток!
Anon
02.04.2015 05:49
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.45.79.235:
Огромное спасибо за скорость.
pendragon
01.04.2015 04:46
Огромное спасибо за перевод и редакт!! ж
Anon
31.03.2015 17:50
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.241:
Спасибо!
pendragon
22.03.2015 21:54
Спасибо за перевод!
Anon
22.03.2015 20:03
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.16:
'''Спасибо!!!'''
Irren
22.03.2015 10:30
Спасибо.)
Anon
21.03.2015 03:26
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 109.200.158.212:
вопрос а горизонт на границе пустоты потом будете переводить?
Anon
14.03.2015 19:51
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.237.51:
Спасибо за перевод.
Temi4
04.03.2015 10:47
УООО!!! Спасибище огромное!!! осталось чуть-чуть:)

Глава 3. Столкновение приветствия

На двадцать метров во все стороны тянулось большое закрытое пространство, северный край которого высился где-то на два этажа, а на южной стене которого находился экран.

В рамке сверху над экраном чёрным цветом значилось «Новая штаб-квартира японского UCAT».

Помещение внизу полнилось столами, забитыми коммуникационным оборудованием и компьютерами. За ними сидели автоматические куклы в костюмах горничных.

Всё оборудование перед ними функционировало. Часть отображала карту Восточной Японии, и часть просчитывала некую траекторию.

Неожиданно куклы повернулись в одном направлении. Дверь, высившаяся сзади, отворилась, и зашло несколько человек.

Посетители не носили чёрно-белую униформу UCAT. Ими были старик в лабораторном халате, парень в костюме и девушка в коричневом платье.

Старик шёл впереди и повёл перебинтованной рукой, указывая на окружение.

— Что вы думаете о новой подземной штаб-квартире японского UCAT? Круто, не так ли?

— Я бы не сказала «круто», но это удивительно.

— Синдзё-кун, постарайся открыто похвалить людей, которые всё это построили, чтобы старик правильно понял. Иначе он возгордится, несмотря на то, что сам ничего не делал.

— М-микото-кун, ты совсем не пожалеешь раненого? Ты скажешь то же самое, даже после этого?

Ооширо открыл лабораторный халат, демонстрируя бинты по всему телу. К нему даже крепилось несколько талисманов со словами «Изыди, злые духи!». Увидев это, Синдзё удивленно наклонила голову.

— Бинты и талисманы, это какая-то новая забава?

— Нет. По какой-то причине, прошлой ночью на моей груди возникла вмятина размером с кулак. Я отправился к врачу, и затем по всему телу стали появляться ожоги. Я подумал, что это какое-то проклятье.

— Понятно. Я не удивлюсь, если кто-то Вас невзлюбил.

— С-синдзё-кун, в последнее время ты стала всё больше походить на Микото-куна.

— О, смотри, Синдзё-кун. Там внизу автоматические куклы.

Саяма и Синдзё глянули вниз и проигнорировали Ооширо, стоявшего с распахнутым плащом. Они увидели кукол, работающих на мезонине и первом этаже внизу. Они также увидели, что у громадной консоли, построенной на платформе, кто-то стоит.

— Икко-сан? Вы чем-то заняты?

Старший из четырёх пожилых братьев повернулся к ним и провёл рукой по седым волосам.

— Да. С виду и не скажешь, но я помощник руководителя боевых операций.

— Понятно.

Парочка глянула на нижний этаж и увидела, что перед такой же консолью, как и у Икко, стоит Ёнкичи. Когда старик с короткой стрижкой их заметил, он помахал рукой.

— Эта нёвая штяб-квяртира вясма мяулая.

Икко нажал кнопку на своей консоли, и под Ёнкичи открылся пол.

Не успев ничего сделать, мужчина свалился вниз, и пол закрылся снова, как будто ничего не произошло. Куклы вокруг скользнули взглядом, но не более того.

Саяма поражённо кивнул.

— Замечательная система, Икко-сан.

— С-саяма-кун! Это нормально? Это правда нормально? Куда оно ведёт?

— Ха-ха-ха. Синдзё-кун, бестактно об этом спрашивать. Грубияны заслуживают смерти. …Что более важно, Икко-сан, здесь немало автоматических кукол. Они из Канды?

Вместо Икко на вопрос ответил спокойный женский голос.

— Тэстамент. После присоединения группы 3-го, в Канде нас собралось слишком много, поэтому основные силы смогли переехать. Семнадцать из нас прибыли сюда.

— №8-сан?

Синдзё обернулась и обнаружила рыжеволосую куклу. Держа в руках стопку документов, №8 кивнула.

— Тэстамент. Я пришла к заключению, что мы очень давно не виделись.

— Приятно видеть, что ты не изменилась.

На словах Саямы Синдзё заметила внизу какое-то движение. Она опустила взгляд с террасы и увидела, как незанятые куклы переглядываются и шепчутся друг с другом.

№8 выдала непроницаемый взгляд в их сторону.

— Саяма-сама закончил Путь Левиафана с 3-м Гиром, поэтому они все весьма заинтересованы в Вас двоих. Как видите, им ещё следует научиться правильной расстановке приоритетов.

Одна из автоматических кукол внизу повысила голос.

— Вы так говорите, №8-сама, но, как только они прибыли, сами поднялись первыми!!

№8 нахмурилась, но голос снизу продолжил.

— Саяма-сама! По какой-то причине №8-сама и Фиалка-сама отказываются предоставлять нам воспоминания о том, как Вы их взяли на плечи! Мы пришли к заключению, что они скупятся!

Всё ещё хмурясь, №8 ответила.

— Тишина. Предоставление воспоминаний о нашем поражении послужит помехой Вашим решениям.

— Но ни одна из вас не отформатировала эти воспоминания!

— Без юнитов, испытавших поражение, мы не сможем ответить на аналогичную ситуацию в будущем.

Снизу донеслось больше протестующих возгласов, но №8 их проигнорировала.

Наблюдая за ней, Синдзё ткнула Саяму локтем в бок.

— Саяма-кун, а ты довольно популярен.

— О? Какая прелестная ревность, Синдзё-кун. Они просто проявляют ко мне интерес.

— Тэстамент. Это именно так, Синдзё-сама. Всему есть логичное объяснение.

— Мваааа!! Микото-кун, ты такой популярный. Это должно быть приятно. Мне бы хотелось и самому иметь фанатов среди автоматических кукол.

— Хватит жуткой ревности, старик. Иди лучше добейся любви у неодушевленных кукол.

— Тэстамент. Всё именно так, Директор UCAT Ооширо. Если посмотреть на это логически, я пришла к заключению, что Вам следует рано отправиться в постель.

Ооширо сердито сел на землю, но никто не обратил на него внимания.

Затем №8 вытащила из кармана своего передника десятисантиметровый пульт дистанционного управления. Когда она направила его на громадный экран и нажала на кнопку канала, там появилась спина гигантского коричневого монстра. В следующий миг с верхней левой части экрана вылетел красный герой и нанёс актеру в костюме монстра мощный удар ногой в солнечное сплетение.

— Уооооооох!! — взревел монстр.

№8 кивнула.

— Что вы думаете об экстра большом экране, созданном в Лаборатории Канда? Даже с неистовством такого большого красного объекта, нет ни малейшей размытости.

— №8-сан, что это за шоу?

— Тэстамент. Это кульминационный момент из последней серии «Венецианца из класса 3-В», сериала, спонсируемого ИАИ. Главный герой космический учитель, чей космос решает нарушения в космическом классе с помощью космических лекций. Он демонстрирует доброту учителя путём избегания прямых попаданий своим смертоносным лучом и лишь частично их убивая.

— Хм. Значит, это современный модный сериал?

— Синдзё-кун, я бы хотел сказать, что дело не в этом, но ещё бы хотелось прояснить, что ты подразумеваешь под «современным»?

— Э? Современный значит сегодняшний, да? Они показывали похожий сериал в марте, когда я жила в UCAT. Например, вот «История Токийской подземки». Я не видела его с тех пор, как они анонсировали большое «появление» в следующем эпизоде. Интересно, что там случилось.

— Радуйся, что ты этого не видела, Синдзё-кун. Как бы там ни было, №8-кун, ты уверена, что хочешь показать нам битву между пришельцами?

— Тэстамент, — ответила кукла и переключила канал на пульте.

Через мгновение экран отобразил полновесную графическую карту Восточной Японии.

Горничная указала на экран с края террасы. Он показал, что над Тихим океаном растянулось несколько белых кривых.

В особенности, одна линия двигалась с востока.

— Это траектория полёта международного пассажирского лайнера от ИАЛ, подразделения ИАИ по воздушным путешествиям. В данный момент, его путь сдвигается на север. Ооки-сама пришла к заключению, что его захватил объект с громадным показанием философских камней. Американские вооружённые силы и JDSF работают с UCAT над сбором информации. В настоящее время могут приблизиться только японский UCAT и размещённые в Ёкоте силы американского UCAT, но последние не выказывали очевидных действий.

— Для американских военных это пассажирский самолёт, набитый иностранцами. Чтобы не вызывать политических разногласий они не сделают первый шаг. Они, скорее всего, пошлют солдат только в случае нашей неудачи.

— Тэстамент. И насчёт наших действий…

Следом, от Токио потянулось несколько полос. Они распределились над океаном, оставив на изначальном пути только одну. Эта приближалась к траектории полёта самолёта ИАЛ.

№8 глянула на белую полосу.

— Это транспортный самолёт с Казами-сама, Изумо-самой, Микаге-сама и Хиба-самой на борту.

— Всем, не считая Казами-сан, не терпелось впервые покататься на самолёте, да? — сказала Синдзё. — Э? Линия только что разделилась надвое.

Рядом с двумя полосами, возникшими вдоль траектории транспортника UCAT, появилось окно. Оно отобразило лицо Казами в тускло-освещённом пространстве. Она улыбалась, и на её голове были надеты наушники.

— Ладно, это Звено Доставки 01. Ныне мы над тихоокеанским побережьем Иватэ. Приём хороший.

И…

— Вы меня слышите?

Саяма стал в раздражённую позу и ответил огромному изображению Казами на экране:

— Казами, ты не могла подготовить отчёт лучше этого? Так чтобы побольше мяса на костях.

— О, ты хочешь мясо на костях, да? Мы уже выделили на это человека. В общем, Хиба и Микаге только что ушли. Они должны лететь рядом с нами в Сусамикадо. …Эта парочка ненормальная. Они сели на самолёт как два человека и сошли как Бог Войны.

Синдзё выдавила улыбку и спросила:

— Э-эм, Казами-сан? Ты можешь рассказать подробнее об их уходе?

— Э? Хиба не хотел прыгать с бокового люка, поэтому я позвала Микаге и дала ей прыгнуть первой. Я сказала им, что там невысоко.

В передачу вклинился крик от Хибы и звук ветра, смешанный со словами.

— Саяма-сан! Казами-сан жестока! Она даже не дала мне парашют!!

— Звучит так, словно ты выпрыгнул следом за Микаге-кун, забыв его захватить. Ха-ха-ха. Малыш Хиба, вы либо настолько неразлучны, что не боитесь смерти, либо ты конченый преследователь. …Что предпочитаешь?

— Ни то ни другое. …Но что важнее, как дела с вашего конца?

Синдзё окинула взглядом комнату. Там находился Саяма, автоматические куклы и сама Синдзё.

Ооширо тоже стоял здесь, прыгая туда-сюда и махая перебинтованными руками, чтобы обратить на себя внимание, но ответил Саяма.

— Нынешняя структура командования построена вокруг автоматических кукол без необходимости в чём-либо ещё. К тому же, телу Сандерсона, мужчины из-за которого мы пришли, оказывают здесь уход.

Казами на мониторе нахмурилась, и связь с Хибой затихла.

Согласно услышанному Синдзё от персонала, мимо которого они прошли на пути к новой штаб-квартире, старик по имени Сандерсон получил большой порез на груди от острого предмета и умер от потери крови. При нём не было никакого имущества, а его выражение лица заслуживало внимания.

…Судя по всему, он триумфально улыбался.

Синдзё не знала, что произошло.

Показания философских камней, которые они засекли на месте, возобновились над Тихим океаном и теперь забавлялись с пассажирским самолётом. Связь с лайнером оборвалась, но его определённо слегка задело несколько раз.

— Скорее, — пробормотала она.

Но затем Синдзё покачала головой.

Они и так спешат.

Однако Казами кивнула и глянула налево.

— Каку, давай сбросим груз.

— Как скажешь, — ответил он за кадром и послышался звук открывания люка.

Слева от окна, показывающего Казами, задул ветер.

— Ладно, Чисато. Передай то, что хочешь выкинуть.

Девушка швырнула парашют, и затем последовал пинок левой.

Наконец, она потянулась рукой налево и закрыла люк, с которого дул ветер.

— Это облегчило нас на вес крупного парня и парашюта. Хиба, давай поднажмём.

— …

— Эй, Рюдзи-кун, — сказал голос Микаге. — Мне показалось, или я только что увидела в воде внизу всплеск? Что это было? Ты знаешь?

— Это, наверное, мужская русалка выпрыгнула из воды. Надо же, я такой романтик. Ха-ха-ха.

На сухом смехе Хибы изображение затряслось. Сусамикадо, пролетая рядом с самолетом, скорее всего, разогнался. Дополнительная белая полоса, которая отделилась от той, что тянулась на карте, направилась к пассажирскому лайнеру ИАЛ.

Рядом с Синдзё заговорила №8:

— Я пришла к заключению, что это превосходный уровень ускорения.

Синдзё многозначительно кивнула и подумала «вот и славно».

Каждый из них был сильнейшей силой в своей персональной отрасли.

…Я, правда, не знаю о себе.

Вслед её раздумьям Саяма неожиданно положил ей руку на плечо.

— Не унывай, Синдзё-кун. Тебе не кажется, что это была благородная жертва со стороны Изумо?

— Спасибо. Но я думала не совсем об этом.

Но, может, он знал и так, — подумала она.

Неожиданно Хиба заговорил по голосовой связи.

— Это Доставка 02! Приближаюсь к цели. Вижу белый пассажирский самолёт и… что-то громадное!

Автоматические куклы на мостике напряглись.

В данный момент Хиба был Богом Войны, которого они весьма хорошо знали. Если даже он говорит «громадное», это заслуживало их внимания.

Следующие слова Хибы словно пронзили сквозь нависшую над ними тяжёлую атмосферу.

— Я его вижу! Это механический дракон! Это громадный механический дракон более чем трёхсот метров в длину и он… сражается с пассажирским самолётом?!

Хиба замешкался на слове «сражается», и было очевидно почему. Предполагаемым противником механического дракона являлся пассажирский лайнер ИАЛ.

…Сражается с пассажирским самолётом?

Последующий крик Хибы выдал ответ:

— Там что-то есть! На крыше самолёта стоит странный старик!!

Все глянули на пол рядом с ногами Синдзё.

Там развалился и надулся Ооширо.

Убедившись, что он здесь, они все произнесли в унисон:

— Тогда кто же это?!

Стоя на крыше пассажирского самолёта, Одо скрестил руки на груди.

Вокруг него раздувался ветер, совсем его не задевая. Старик озвучил свои мысли в сторону высотного скоростного дуновения и всего остального.

— Чудесно. Просто чудесно.

Он также озвучил свои мысли к атакующему врагу.

— Ничего. Ничего, кроме приятной мишени.

На его бормотании оно прибыло.

Скопившиеся вокруг тонкие облака расступились, и из-под самолёта возникла гигантская чёрная фигура.

Уже третье приближение, — подумал он.

Механический дракон более трёхсот метров в длину был сложен из чёрной стали. Надвигаясь на Одо, его стройная форма плыла сквозь ветер.

Прямо сейчас его единственным оружием были клыки и когти, и он не собирался использовать остальное, поскольку битва не переросла в перестрелку. По-прежнему окутанный ветром, дракон просто поднял голову и ринулся вперёд.

Одо стоял на пассажирском самолёте, который тянулся примерно на семьдесят метров. Лайнер был меньше, чем чёрный дракон, и почти полностью пустотел, так что это равносильно использованию бумажного шарика против металлического оружия.

Механический дракон пытался рывком врезаться в самолет, но Одо поднял правую руку.

— Что ж, нападай. Нападай, механический дракон 5-го Гира. Неудержимый дракон, известный как Чёрное Солнце, который согласно записям контролировал половину 5-го Гира, правда? Подходи и узри, сможет ли твоя сила устоять перед лицом современности.

Он клацнул пальцами.

С мощным звуком произошло сразу несколько вещей.

Во-первых, чёрную морду дракона ударило невидимое воздействие.

Во-вторых, в воздухе разлился оглушительный грохот.

В-третьих, броня чёрного дракона вдавилась внутрь.

— ———!?

Наклонённый в полёте, словно от удара сверху, механический дракон выдал озадаченный крик протеста.

Тем временем, Одо наблюдал за своим противником.

— Как тебе? Как тебе это, первобытная машина? Довольно мило уметь останавливать твою атаку одним ударом.

Одо опустил правую руку, засунул левое запястье в правый рукав, и расстегнул пуговицу. Затем закатил расстёгнутый рукав и выставил напоказ перебинтованное предплечье.

Старик поднял руку, обёрнутую в белую ткань, и обратился к механическому дракону:

— Моя очередь. Моя очередь нападать.

Дракон отреагировал на его слова тем, что мимолетно сжался, и затем торопливо ускорился.

Однако Одо дважды щёлкнул пальцами.

— ?!..

С двумя звуками удара по металлу, голову и спину дракона толкнуло что-то сверху.

Тем не менее, механическое создание продолжало движение. Он взмахнул когтями, ткнул острый нос вперёд и намеревался разделаться с пассажирским самолётом одним ударом.

Одо ответил взмахом руки и щелчком пальцев.

Воздух наполнился повторным металлическим грохотом.

Клыки, когти и стремительное тело летели на огромной скорости, но Одо перехватывал их взмахом правой руки, как дирижёр оркестра.

Когти отразило, клыки оттолкнуло прочь, и надвигающееся тело получило удары. Каждая атака гнула или разбивала куски брони чёрного дракона, и каждая исходила сверху или почти сверху.

— ———!!

Механический дракон взревел. Звериный крик звучал подобно рёву ветра, и с продвижением вперёд он поднял свою скорость атаки.

Одо ответил двумя стремительными атаками правой руки. Как только выпадала возможность, он продолжал поражать сверху, и затем потянулся левой рукой к карману.

— …

Он вытащил оттуда сигару.

В окружении нескончаемого металлического грохота, старик засунул её в рот.

Когда он клацнул пальцами у кончика, тот прорвался и медленно зажегся.

Одо вернул левую руку в карман и уставился на металлического дракона, продолжая размахивать правой рукой и щёлкать пальцами.

— Ещё? Ещё не преодолел эти удары? Всё ещё не преодолел «зловоние» Одо?

Одной лишь правой рукой он порождал механические громыхания. Они продолжались и продолжались. После небольшой паузы, они загремели в быстрой последовательности.

Они зазвучали подобно скоростному звону колокола.

На фоне шума, механический дракон неожиданно дёрнулся.

Прежде он таких движений не совершал. Вместо атаки в лоб, он сменил направление и попытался зайти сбоку.

Но, несмотря на это, на него посыпались атаки Одо.

По его спине заколотил шквал металлических ударов, и он быстро опустился.

— Верно, — Одо выдохнул немного дыма, — Тони. Тони на дно зловония. Так же, как ко мне когда-то относился тот, кого я звал родителем.

Однако механический дракон не сдавался.

Одо увидел, как он неожиданно подпрыгнул.

— О? — сказал старик в восхищении.

Громадный чёрный дракон со всей силы завертелся вверх прямо над пассажирским самолётом.

Его намерение было ясным. Вместо того чтобы использовать когти и клыки, он раздавит весь самолёт весом собственного тела, и Одо вместе с ним.

Старик поднял взгляд на громадную чёрную фигуру, кружащую над головой, и горько улыбнулся.

— Вот как, вот как. Выходит, ты уловил секрет моего зловония, не правда ли? Тогда, я уравняю силы.

Одо выплюнул сигару в воздух и двинул правой рукой так же, как раньше. Однако на этот раз направил её вниз.

Старик щёлкнул пальцами, и звук столкновения донёсся от левого крыла самолета.

Это был звук силы Одо, поразившей туда.

Высота самолёта упала, и он опустился направо, в противоположную сторону от удара.

Старик поднял взгляд и увидел, что пикирующий механический дракон сместился немного в сторону. Он теперь демонстрировал свой бок и спину.

Одо поднял правую руку для атаки.

В тот же миг нечто прилетело сзади и вонзилось в чёрного дракона.

Это был свет.

— ?!..

Увидев луч света, Одо помрачнел.

Луч шириною в метр пронзил грудь механического дракона и вышел со спины.

— ———!!

Чёрный дракон содрогнулся и открыл пасть, чтобы взреветь навстречу летящей атаке.

И затем прибыла следующая.

Это был громадный чёрный Бог Войны.

Он выполнил удар ногой в полёте с дешёвым криком боевых искусств.

Ускоряясь с помощью четырех крыльев, он нацелился в то же место на груди дракона, куда вонзилась прошлая атака.

В небесах разорвался звук металла и чёрный дракон согнулся.

— !!..

Он издал явный крик боли и рухнул, будто лишившись сил. Дракон пронёсся сквозь облака, исчезая во мраке.

В отличие от прежнего, он не выказывал ни намека на возвращение.

К тому же, чёрный Бог Войны его не преследовал. Вместо этого он пролетел над пассажирским лайнером, покосился на Одо и взмахнул крыльями.

Бог Войны улетел в западное небо, и старик увидел там кое-что ещё.

Грузовой самолёт, выкрашенный в ночные цвета.

Со звуком ветра, транспортник и Бог Войны начали растворяться на западе.

Одо наблюдал за ними, но очертания самолёта всё уменьшались и уменьшались, пока не исчезли полностью. После чего остались только ветер и ночь.

Старик опустил поднятую руку и цокнул языком в небо.

Затем Одо ослабил галстук.

— Нелепость. Какое нелепое приветствие. И я уверен, они подумали, что меня спасают.

Он опустил взгляд. Вдалеке Одо увидел скопление ярких пятен и очертания земли.

Это Японский архипелаг.