Том 4-A    
Глава 13. Взаимные слова


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
kos85mos
5 л.
Спасибо!
Sf молоток!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.45.79.235:
Огромное спасибо за скорость.
pendragon
5 л.
Огромное спасибо за перевод и редакт!! ж
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.241:
Спасибо!
pendragon
5 л.
Спасибо за перевод!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.16:
'''Спасибо!!!'''
Irren
5 л.
Спасибо.)
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 109.200.158.212:
вопрос а горизонт на границе пустоты потом будете переводить?
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.237.51:
Спасибо за перевод.
Temi4
5 л.
УООО!!! Спасибище огромное!!! осталось чуть-чуть:)

Глава 13. Взаимные слова

В комнате десяти квадратных метров с покрытым татами полом сидели два человека.

Под светом лампы дневного света, прикрытой зонтиком японского стиля, они засунули головы к дальнему краю чулана.

— Харакава, я вытащила всё пиво и разложила футон.

— Я повешу занавески, Хио.

Одетая в мужскую пижаму, Хио вылезла из чулана. Она села, хлопнула в ладоши и подождала, пока Харакава вылезет и сядет рядом.

Он всё также носил уличную одежду, и когда появился, держал оставшиеся прищепки. Парень сел, скрестив ноги, и глянул на короткую занавеску, которая теперь перекрывала нижнюю часть чулана.

— Выглядит очень дёшево.

— Н-но я здесь собираюсь спать.

— Тогда проживание и стоимость ужина обойдётся тебе также дёшево, Хио Сандерсон.

Она угрюмо съёжилась, глянула на него, и опустила плечи.

— Извини, но если я останусь одна, то вспомню всякие ужасы и испугаюсь.

— Я согласен, что в твоем случае это не нормально. Я предложил тебе пойти в полицию или ИАИ.

— Но это не даёт никаких гарантий.

— Но это гарантированно нарушает мою жизнь. Не забывай об этом, Хио Сандерсон.

У неё ушло несколько секунд на то, чтобы ответить «Не забуду».

Он обернулся и увидел, что её голова поникла.

— И тебе не приходило в голову, что я могу на тебя напасть?

— Я могу тебе верить.

Она подняла голову и слегка обняла тело, словно защищаясь, но смотрела ему в глаза.

— Ты, эм, ну…

Когда её слова запнулись, он дёрнул подбородком вперёд.

— Говори уже. Я не буду злиться.

— Т-ты уже злишься.

Харакава вздохнул. Почему с ней так тяжело разговаривать? — гадал он, нагибаясь и подтягивая стол, который они использовали для ужина. Чтобы опереться, парень поставил на него локти.

— Скажу первым, так что слушай. Вдруг я что-нибудь с тобой сделаю? Поезда ещё ходят, а регистрационный стол делового отеля ещё будет открыт, поэтому я даю тебе шанс передумать. Ты остаёшься в доме у незнакомого парня, так что, если с тобой что-то случится? Хио, это серьёзнее, чем боязнь остаться одной. Я могу травмировать тебя на всю жизнь.

— Но я не думаю, что ты что-то такое сделаешь.

— Откуда такая уверенность?

— Ты хочешь заставить меня сделать что-то подобное? — она задумчиво наклонила голову. — Если так, ты бы мог это сделать, когда я ранее была в душе. Или когда я готовила ужин, или когда мы убирали в чулане. У тебя уже было достаточно возможностей.

— Что если я вдруг поддался соблазну? Или на удивление методичен и решил подождать, пока какая-то шкала достигнет своего предела в час ночи? Я могу говорить все эти вещи, чтобы втереться к тебе в доверие.

— Но тогда везде будет то же самое, — она покачала головой и опустила брови. — Если я останусь одна в отеле, кто-то может открыть замок и войти в мою комнату. Не говоря уже о том, что ночью я могу захотеть воды и отправиться в магазин, или когда утром я покину комнату. Всё становится подозрительным. Я буду сомневаться в себе, но с остальными…

На этом Хио запнулась и через некоторое время вздохнула.

Затем она выдала улыбку. Девушка закрыла глаза, сняв напряжение с лица.

— И если ты, в самом деле, что-то замышляешь, разве не естественнее будет дать мне почувствовать себя непринуждённо? С чего бы тебе вести себя так, будто ты потенциальный преступник?

— Говоря это открыто, я могу сбежать от ответственности. Если я скажу, что плохой человек, то ты сама виновата, что со мной осталась.

— Тогда, ты плохой человек, который нападёт на меня, если я тут останусь? — спросила Хио, открывая глаза. — В таком случае, бежать будет бессмысленно. Ты можешь напасть на меня сейчас, когда я буду переодеваться для поездки в отель, когда будешь везти меня туда на своём мотоцикле, или завтра, когда отведёшь на кладбище.

Она выдала небольшую неуклюжую улыбку.

— В таком случае, если ты собираешься так поступить, я могу попросить тебя сделать это сейчас. Всё плохое в моём прошлом происходило внезапно, и мне велели убегать.

Она осмотрелась по комнате и заметила закрытое окно и дверь.

— Но если ты сделаешь это сейчас, я готова, и я не убегу.

Она вздохнула, поправила воротник, словно что-то решила, и повернулась так, чтобы сидеть напротив него. Затем наклонилась вперёд и поместила руки на пол.

— Пожалуйста, приступай.

— Иди спать!! — закричал Харакава что есть силы.

Харакава внутренне цокнул языком.

Часть его, которая сорвалась на крик, заставила выругаться в голове.

…Что за мерзкое чувство.

От его крика Хио оторопело выпрямилась, и взгляд на её лице вызывал у него желание что-то сказать.

…Да уж, поистине мерзкое чувство.

И…

… И я вызвал его не меньше, чем она.

— Э-эм… Я могу провести здесь ночь?

— Я сдаюсь.

— Спасибо.

…Да не улыбайся ты так, дурочка.

Харакава указал на чулан, и с гибкими движениями кошки Хио подняла занавеску. Она включила лампу, помещённую сзади, и повернулась к нему.

— Э-э, ты уверен, что хочешь оставить тут свой телефон?

— Если нажмёшь кнопку адресной книги, верхний номер — это полиция. Если перестанешь мне доверять, можешь звонить.

Хио горько рассмеялась и прищурилась.

— Это случится, только если я в тебе засомневаюсь.

Затем она заглянула дальше.

— Могу я спросить кое-что другое?

Он знал, что она пыталась сказать

— Ты имеешь в виду книжный шкаф?

— Да. Я могу взять что-то почитать, перед тем как я лягу спать? Р-разве что, там только книги для мальчиков…

— Все эти я отдал младшекласснику, так что можешь не волноваться. Там одни лишь бесполезные романы.

— Нет, это же классика, не так ли? Я узнаю некоторые названия, когда перевожу их на английский.

— Удивлена?

— Да нет.

Её ответ заставил брови Харакавы зашевелиться. За покрытым пижамой задом, выпирающим из чулана, Хио рассматривала книжный шкаф.

— Я не предсказатель, поэтому всё, что я узнаю об остальных, неожиданно. Но именно поэтому я отношусь ко всему, что нахожу о них, как к норме.

— А от тебя можно ждать неожиданностей?

Это был беззаботный вопрос, на который он ожидал рассказа об её интересах или предпочтениях.

Однако…

— Такого не может быть.

На мгновение она повернула к нему смиренную улыбку от чулана, но сразу же после этого сменила тему.

— О, это «Над пропастью во лжи» Голинджера.[✱]Отсылка к «Над пропастью во ржи» Сэлинджера. Название и имя автора намерено искажено. Мы читали её в прошлой школе, но я не закончила до того, как переехала. Я возьму её, ладно?

Её голос посветлел, и Хио двинулась за занавеску.

Шторка закрылась, оборвав их созерцание друг друга, и Харакава наконец-то расслабил плечи.

— Я выключаю свет.

— Э? Я ещё не ложусь с лампой здесь, так что можешь не торопиться.

— Ты потом, когда захочешь спать, будешь выползать из чулана и выключать свет сама? У меня тут есть светильник, так что мне хватит. Или закрыть дверь чулана, чтобы у тебя стало темнее?

— Нет, от этого веет клаустрофобией.

— На том и порешим.

Харакава встал и выключил свет.

Когда она легла, парень услышал из чулана шуршание ткани. Он вытащил из своей одежды плеер с картой памяти и отсоединил наушники.

Парень присоединил их к телевизору, надел лишь один наушник, и включил спортивные новости. Он слушал бейсбольные комментарии одним ухом и другим как Хио переворачивает страницы.

…Звук кого-то, переворачивающего страницы, хм?

Смотря телевизор с локтями на столе, он посчитал это несколько ностальгическим.

Затем он услышал голос.

— Эм…

— В чём дело, Хио Сандерсон.

— Огромное тебе спасибо. Мне просто захотелось это сказать перед сном.

— Не понимаю, о чём ты.

В ответ он получил тишину, но посчитал, что это нормально.

…Словами до неё всё равно не достучаться.

Харакава начал гадать почему, и почти сразу же нашёл ответ.

…Потому что мы противоположности.

Они оба потеряли как минимум одного родственника и по большей части жили в одиночестве.

Но в то же время, нечто в прошлом Хио заставило её усомниться в себе, и эта боязнь, судя по всему, привела её к смене школ. Судя по тому, что он слышал утром и во время ужина, нечто убило её мать.

…Демон, да?

У него имелись сомнения насчёт громадных шагов и кусков металла, но даже если был какой-то обман, факт смерти оставался налицо. За Хио следовало множество слухов, и вне зависимости от фактов распространялись подозрения и недоразумения.

Но несмотря на сомнение в себе из-за предполагаемого демона, Хио пыталась доверять остальным.

…И затем, есть я.

Ему приходили мысли лишь о противоположностях, и Харакава провёл рукой по волосам, не поднимая локтей со стола.

…Что за мерзкое чувство.

Он повторил ту же мысль, что и ранее, и кое-что не давало ему покоя.

Это был один торопливый ответ из предыдущего разговора.

…Такого не может быть, хм?

И тогда в школе, она остановилась на половине забега на беговой дорожке.

— Это невозможно для неё…

— Э?

Он услышал голос и внутренне цокнул языком.

— Я просто говорил о бейсбольном матче. Играет новая команда под названием «Кемко Старс», и я сетовал на то, что основной хиттер, Бомбузал, до сих пор ни разу не попал по мячу. Извини.

— В самом деле?

— Хио, ты сомневаешься, что я фанат «Кемко Старс»?

— Н-нет, это твой выбор. Я фанат Нью-Йоркских «Янки Гоу Хоумс», но, ну…

Прибыл вопрос.

— Тебя что-то беспокоит?

Это заставило его сглотнуть, что удержало от мгновенного ответа и вместо этого окунуло в раздумья.

…Верно.

Харакава действительно винил себя за мерзкое чувство, которое вызвал у него поклон Хио, но…

— Нет, ничего. Ты чересчур переживаешь.

Ответив, он сумел ухватиться за мерзкое чувство, засевшее в нём.

Ему это удалось лишь при мысли о ней и о себе вместе с фразой «такого не может быть».

Он не знал, к чему его всё ведёт, но мог понять связь с его нынешним положением, и ощутить, что приближается к пониманию.

— …

Но затем Харакава прервал размышления. Его повседневная жизнь выстраивалась поверх его нынешнего положения, и менять это лишь из-за чувства неудовлетворения или «мерзкого чувства» казалось ему нарушением стиля жизни.

… И мне нужно зарабатывать достаточно денег, чтобы оплачивать больничные счета матери.

Быть может, он и увидел в Хио что-то от себя, но она, скорее всего, вернётся к своей обычной жизни на следующий день. Её связь с ним исчезнет, и парень тоже вернётся к своему нормальному существованию.

В таком случае, Харакава не видел причин выказывать это небольшое неудовлетворение.

…Я счастлив тому, что есть.

Вот что значит смотреть в будущее.

С этой мыслью его взор остановился в углу комнаты. Там стояли вытащенные из чулана банки с пивом. Он поднялся, обошёл стол, взял одну и с шипящим звуком открыл.

— Эм, Харакава?

Чулан теперь находился слева, и он услышал голос Хио от освещённого пространства за занавеской.

Отвечая, парень поднялся на одно колено.

— В чём дело, Хио Сандерсон? Что-то о книге? Ты разгадала личность шпиона, который сделал круги на ржаных полях, чтобы выйти на контакт с советским спутником?

— Нет, но я думаю, это член экипажа пылающего объекта, пролетевшего над восточным небом. …Но я не это хотела сказать. Эм, пиво вкусное?

— Не вкусное. Но во время бега ты получаешь удовольствие, Хио Сандерсон?

— Э?

Харакава услышал шорох ткани и предположил, что она встает.

Ты разве не собиралась спать? — подумал он, нахмурившись.

— Бег утомляет… но мне нравится.

— Звучит так, будто ты мазохист, Хио Сандерсон. Но здесь то же самое. Просто достижение, что…

На этом он запнулся.

…Мне не следует такое говорить, когда я сам ничего не делаю.

— Эм, Харакава? Извини.

— Я понятия не имею, о чём ты говоришь, Хио Сандерсон.

Она ничего не сказала, но снова зашуршала тканью, ложась обратно.

Харакава в небольшом вздохе опустил плечи и глянул на занавески.

Он увидел там Хио, но не прямо. Свет от лампы, установленной сзади чулана, отбрасывал на светло-жёлтую занавесь её силуэт.

Девушка низко согнулась и поднесла руку к груди.

— …

И затем расстегнула воротник, чтобы снять с плеч пижаму.

Её смутный силуэт теперь демонстрировал линии её тела от плеч и ниже.

После чего теневая Хио вытянула ноги в сторону и медленно стянула то, что их покрывало, стараясь не вызывать шума. Однако девушка потеряла равновесие.

— А.

Харакава воспользовался её голосом в качестве начальной точки.

— В чём дело, Хио Сандерсон?

— О, ни в чём. Я просто готовилась ко сну.

…Она из тех, кто спит голым?

Таких немало было на базе, поэтому парень предположил, что в её стране их тоже хватает.

А значит, чтобы не мешать, он встал с пивом в руке, выключил телевизор и снял наушники.

— Эм, куда ты идёшь?

— Подправить мотоцикл. Когда работаю, я оставляю дверь открытой, поэтому зови, если что. А ещё, в Японии в начале осени становится прохладно, так что постарайся не простудиться от того, что разделась.

— Ох, спасибо… Ты меня видел?!

Не отвечая, Харакава зашагал к входной двери.

Он услышал, как позади немного отодвинулись занавески, и предположил, что она высунула голову.

…Ох и странная девушка.

С этой мыслью парень открыл дверь и вышел наружу.

Там он обнаружил ночь и увидел в небе луну.

Некое место практически полностью окутала тьма.

Это подземное пространство, не пропускающее наружного света. Громадная площадь как минимум в три сотни квадратных метров имела бетонный пол, и на ней выстроилось множество контейнеров. На западной, восточной и южной стене содержались металлические щиты, напоминающие рёбра, и они поддерживали потолок на высоте около пятидесяти метров.

Восточная стена отделялась от пола, потолка и прочих стен, и там существовала лишь громадная яма.

Создаваемый этой дырой поток воздуха медленно омывал тёмное пространство.

Пол с тремя стенами освещался бело-голубыми запасными лампами с большими интервалами между ними. Подобно рассеянным уличным фонарям, они оставляли свет только под собой, не особо разгоняя прочий мрак.

Однако это не единственное освещение.

В северо-западном углу свет заполнял двадцатиметровое пространство между контейнерами и стенами.

Там сосредоточилось внутреннее освещение, включающее в себя лампы накаливания и дневного света. Их было множество, и они светили в разных направлениях. Область, которую они освещали, тянулась на двести метров вдоль стены.

Там собралось множество людей, и они занимались различными делами.

Ближайшие к углу служили медиками. На несколько простых медицинских коек, сделанных из простыней, поместили раненых, и невысокая женщина давала указания четырём старикам и прочему медицинскому персоналу.

— Слушайте. Когда наносите лечебные талисманы, обращайте внимание на суставы. В спешке их довольно просто проглядеть. А ещё, организуйте за тем контейнером место для лечения женщин!

Пока остальные сновали вокруг, те, кому оказали помощь, лежали на спальных мешках и воздушных матрасах вместо кроватей, сидели по округе или играли в настольные игры.

— Ха-ха-ха. Пикагрыз, которого ты вырастил, теперь мой! Невзирая на нытьё пулевого ранения в ноге, я соберу их всех!! Ты прогадал, когда вызвал меня своей старой моделью без подсветки!

— Так вот почему ты вызвал меня на поединок?!

— Заткнитесь, оба. Мне пришлось драться после ночной смены, потому дайте выспаться.

Рядом с ранеными, эвакуированные инженеры устанавливали для себя пространство и оборудование, и разговаривали со своим начальством, чтобы собрать данные о битве и подправить график их обычной работы. Большинство из них использовало источники питания на стене, чтобы запустить компьютеры, которые они с собой принесли, и подключиться к сети. Многие сумели наладить работу, и один произнёс:

— Значит, даже после всего этого, у нас по-прежнему есть работа.

— Ну, ребята из боевого отдела работали для нашей защиты, поэтому теперь наша очередь поднапрячься и всё восстановить. Если у вас останется свободная минутка, помогите вон там.

Мужчина в лабораторном халате указал в сторону продовольственной зоны к востоку от эвакуированных. На длинном столе, предназначенном для совещаний, выстроились большая кастрюля и вёдра. За ним стояли заведующий столовой и Ооки.

— Всем привет. Я для вас сегодня приготовила еду. Постарайтесь съесть как можно больше. Это бульон с шоколадом и свининой, и я так увлеклась, что добавила фасоль, говядину и авокадо. Сладенькое отлично гасит усталость, поэтому я добавила наверх немножко крема. Оно вкусное с точки зрения калорий.

— А можно вопрос. Вкусное ли оно с точки зрения вкуса?

— Я не жалую людей, которые такое спрашивают.

Тем временем, у стены возле громадной впадины собралось несколько человек.

— Ладно, я всё настроил, так что звонки могут проходить, используя эту аварийную телефонную линию. Я также могу послать мои видеозаписи.

Молодой мужчина в лабораторном халате поднял взгляд. Он снял со стены экстренный телефон и подсоединил некоторые его шнуры к своему лэптопу и беспроводной трубке.

— Американцы сверху глушат мобильники и прочие беспроводные сигналы, но теперь мы используем ту же линию, что и они, и можем даже подключиться к их связи.

— Опробуйте её, Заведующий Касима, — сказала девушка в белой защитной униформе у него за спиной.

Касима кивнул в сторону девушки, в руках которой было громадное белое копьё, вытащил из кармана мобильный телефон и нажал на кнопку.

На беспроводной трубке зажёгся красный свет, который вскоре позеленел.

— Хорошо, связь установлена. …Нацу-сан? Да, извини меня, но я не смогу сегодня вырваться с работы. …Да, мне нужно разобраться с зарубежными гостями. И завтра может быть то же самое. …Ты съездишь к моим родителям, чтобы помочь с посадкой риса? Ха-ха-ха. Какая же ты труженица. …Да-да. Не переживай о людях, кидающих мне в спину свирепые взгляды. Пока.

— Каку, тебе не разрешается превращаться в такое же. Понял?

— Да не волнуйся, Чисато. Я постараюсь всегда оставаться вместе с тобой.

— Да-да-да-да, — Казами горько улыбнулась и осмотрелась по сторонам. — Хм, только Заведующий Касима и Хиба? Сибил оказывает медпомощь, а Директор Абрам с Директором Цукуёми помогают всё скоординировать, верно? Мы так спешили назад, используя безопасный маршрут через замаскированную канализацию, но нам здесь особо нечего делать.

— Всё потому, что мы бойцы с передовой. Это вроде как подразумевает, что мы должны бегать по поручениям, связанным со сражениями. Тогда как остальные специалисты.

Заявление Изумо заставило Казами опустить взгляд к правой руке, держащей G-Sp2, который она вытащила из контейнера на этом этаже. Изумо похожим образом переоделся в боевую униформу и подобрал V-Sw. Затем она повернулась к Хибе.

— Почему с тобой нет Микаге?

Его взгляд, брови и плечи разом поникли.

— Я отправился в школу, чтобы отметиться, после чего пришёл в UCAT для отработки стрельбы Богом Войны. После этого, Микаге-сан сказала, что ещё не отошла от сражения прошлой ночи, поэтому пошла вздремнуть.

— Так почему же ты не с ней? И мне казалось, что автоматические куклы эвакуировали комнату для отдыха.

— Я отправился в столовую, чтобы взять ей перекусить, когда она проснётся. В общем, у неё есть привычка спать в разных местах, помимо кровати, прямо как кошка. В занавесках там, или на полу. Моя догадка, что она оказалась под кроватью, и кукла, проверяющая комнату, её не заметила.

— Какая дикая девочка.

— Нет, это лишь ещё одна вещь, которая делает её такой милой. Каждое утро мне нужно выискивать по комнате, чтобы найти где она… Почему вы все от меня отошли?!

Казами и Касима обменялись взглядами, и Касима хмуро прошептал:

— Видеть, как кто-то его лет так поглощён самоудовлетворением, честно говоря, довольно жутковато.

— Заведующий Касима, самое время вам глянуть в зеркало, поэтому подождите, пока я его найду. Что более важно…

Казами поместила пустую руку на пояс и подняла взгляд к тёмному потолку:

— Барьер наверху выдержит?

— Некоторые из отдела разработок в чердачном помещении укрепляют защиту. Они помещают разнообразные концептуальные барьеры, но в действительности это просто способ выиграть время. И я не уверен, как долго он протянет, если американский UCAT возьмётся всерьёз. По моим наилучшим прогнозам у нас около двух дней.

— Двух дней?

На её вопрос ответил Изумо, выдав горькую улыбку.

— Сегодня они отпразднуют свой успешный захват, но завтра прочие UCAT спросят, добыли ли они Концептуальные Ядра. Они могут забить завтрашний день словами, что делают приготовления, но эта отмазка окажется ложью, если они не прорвутся на следующий день. Такие вот дела.

— Ну, мы сейчас здесь, поэтому надеюсь, вы можете пока расслабиться, — сказала Казами с небольшой улыбкой.

…Но против нас механические драконы в количестве больше десятка.

— Будет непросто.

— Тогда нам просто придётся запустить третью форму, — произнёс Изумо.

Она перевела на него взгляд и обнаружила, что он указывает на G-Sp2.

— В конце концов, оружие Отряда Левиафана сделано, чтобы разносить драконов.

[Я постараюсь]

Казами улыбнулась сообщению на экране G-Sp2.

— Так и есть.

Как только она кивнула, Касима проговорил, набирая на лэптопе:

— Я соединился этим телефоном с Нагасаки UCAT в Кюсю. Мы сейчас можем с ними поговорить.

— Мы можем связаться с Саямой?

— Конечно.

Он выдал небольшую улыбку и с видеокамерой в одной руке подошёл к контейнерам.

Казами последовала за ним и осознала, что пол менее ровный, чем она ожидала.

Это потому, что в пол было встроено несколько толстых рельс.

Контейнеры и поддоны посылались на них под управлением компьютера и с помощью лифта на стене прибывали к зоне отправки сбоку от лётной полосы.

— Так вот как G-Sp2 всегда перевозят.

[Весело] — ответило оружие.

В самом деле? — любопытствовала она с наклоном головы.

— Так, — сказал Касима, остановившись перед ней, развернувшись и вытащив телефон. — Это Саяма-кун?.. Рад слышать, что ты успел поужинать. Тебе видно видео? Да, беспроводный передатчик сломался и может вызвать помехи, но тебе хорошо видно? Приму это как «да».

Когда Касима повернулся к ней, Казами подняла руку к его камере, но увидела только приветствие Синдзё, а не Саямы.

— Заведующий Касима, почему вы двигаете её сюда?

— Потому что я хочу вам кое-что показать. Оно имеет связь с 5-м Гиром.

Он повернулся к контейнерам слева от него.

Среди них находился объект, по размерам намного превышающий всё остальное.

— Дракон?

— Нет. Но его длина сорок пять метров, поэтому ему потребуется восемнадцать рельсовых лифтов, и на половине пути наверх его необходимо будет развернуть.

Оно выглядело как громадный меч, окрашенный в бело-голубой. Он стоял на громадном поддоне, и действительно, тянулся почти на сорок пять метров, но высотой был меньше десяти. Некоторые части были выше остальных, но в целом он оказался около пяти метров. Наивысший выступ на спине приближался к семи.

В целом, он отдалённо напомнил Казами острого дракона, лежащего на земле.

Затем она осознала, что это слияние двух различных объектов.

— Это громадная пушка и растянувшийся дракон.

— На поддоне написано имя: Веспер Пушка. Я впервые её вижу, но, судя по всему, оружие содержит половину Концептуального Ядра 5-го Гира.

Казами сглотнула, а Изумо и Хиба оба замерли.

— Это же?.. — начал Хиба, но не стал продолжать.

Подняв глаза и смерив взглядом громадную пушку, Казами осознала, что в словах нет необходимости.

…Как вообще использовать такую громадину? Не говоря о том…

Веспер Пушка перед её глазами значительно превосходила ту, которую Баку показывал ей в прошлом.

Едва лишь она озадачено наклонила голову, как услышала голос из темноты за пушкой.

— Ох и давненько же я её не видела.

Она узнала голос.

— Доктор Чжао?

Та стояла сверху на Веспер Пушке.

— Почему Вы там, Доктор Чжао? Пытаетесь произвести впечатление?

— Замолчи. У меня небольшой перерыв, и захотелось куда-то залезть, чтобы выпустить возрастной стресс. Что более важно, вовремя же вы натолкнулись на эту штуку.

Она пожала плечами.

— Я не гожусь в качестве замены, но раз тот дурень Сандерсон окочурился, как насчёт того, чтобы я вам малость об этом рассказала. Я не такая уж и добрая, поэтому умолчу о самом интересном.