Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
15.06.2015 08:32
Спасибо!
Sf молоток!
Anon
02.04.2015 05:49
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.45.79.235:
Огромное спасибо за скорость.
pendragon
01.04.2015 04:46
Огромное спасибо за перевод и редакт!! ж
Anon
31.03.2015 17:50
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.241:
Спасибо!
pendragon
22.03.2015 21:54
Спасибо за перевод!
Anon
22.03.2015 20:03
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.16:
'''Спасибо!!!'''
Irren
22.03.2015 10:30
Спасибо.)
Anon
21.03.2015 03:26
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 109.200.158.212:
вопрос а горизонт на границе пустоты потом будете переводить?
Anon
14.03.2015 19:51
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.237.51:
Спасибо за перевод.
Temi4
04.03.2015 10:47
УООО!!! Спасибище огромное!!! осталось чуть-чуть:)

Глава 10. Командующий могучей силой

Алый свет вечернего солнца создавал между горами тень, которая падала на комплекс белых строений.

Это филиал ИАИ в Окутаме.

Позади белых строений находилась протяжная и широкая асфальтированная линия, тянущаяся назад в долину.

Это была взлётно-посадочная полоса.

В данный момент на ней угадывалось движение. Оно исходило от теней. Вечернее солнце в периоде между летом и осенью создавало на полосе несколько долгих теней.

Их отбрасывали двигающиеся люди.

Сначала с востока на запад по трёхкилометровой взлётной полосе двинулся один человек.

Группа людей, окружающих первого на расстоянии, тронулась в том же направлении, но они неожиданно исчезли.

Их всех придавило.

Это действие сопроводило три звука.

Во-первых — шаги и щёлк пальцев пожилого мужчины в костюме, который двигался на запад в одиночку.

Во-вторых — множество звуков удара по окружающим людям и звук их падения на асфальт.

И, в-третьих — рокот с восточного неба, послуживший всему фоновой музыкой.

В окружении всех этих звуков, пожилой мужчина шагал дальше.

— Так-так. Что я вижу? Прибыл инспектор американского UCAT, так почему же вы не устраиваете ему должный приём? И после этого вы настаиваете на использовании концептов всех Гиров.

Пока он шагал, мужчины, окружающее его, подтянулись поближе. Они, носившие чёрно-белые защитные униформы, преградили ему путь на расстоянии пяти метров спереди и по сторонам.

— Постойте-ка! Почему инспектор американского UCAT на нас нападает?!

— Нападает? Я на вас не нападаю. Это приветствие. Шестьдесят лет назад, когда различные UCAT посетили Департамент Национальной Безопасности, они поступали так с нами, если мы не докажем свою силу. Японский UCAT в таком состоянии, потому что у вас нет силы, раз так, примите от меня новое приветствие.

Он поднял правую руку и произнёс на японском языке, который выучил перед отлётом из Соединённых Штатов.

— Конничива, конничива.

Затем щёлкнул пальцами, и около десятка человек одновременно вдавило в асфальт.

— Домо аригато и саёнара.

Оружие, упавшее на землю, было анти-концептуальным боевым снаряжением, но оно треснуло, и людей в защитных униформах нещадно швырнуло о твёрдую землю.

Ничего из упавшего даже не отскакивало. Их словно смело и прижало вниз.

— Это… да, это всё закончит. Когда я, Одо, щёлкну пальцами, единая вонь раздавит вас всех. Разве подобная организация в состоянии сдерживать прочие UCAT, начать самостоятельно Путь Левиафана и стоять в центре мира?

Он вскинул правую руку в сторону отряда, размещённого диагонально справа от него.

Старик щёлкнул пальцами и сокрушил их.

Как только он повернул правую руку к отряду слева, члены того подразделения согнули колени и нацелили на него винтовки.

— Не двигайся, иначе мы будем стрелять!

Несмотря на это, Одо взмахнул рукой второй раз, что заставило их спустить курок.

Выстрелы сопровождались металлическими звуками между ними.

В следующий миг произошло две вещи.

Несколько острых пуль перед Одо отбросило на асфальт, и тех, кто открыл пальбу, также прижало к земле.

Старик продолжил путь, игнорируя их стоны. Впереди его по-прежнему окружало множество людей, поэтому он поднял правую руку к тем, кто виднелся вдалеке.

Он щёлкнул пальцами и в воздух вырвался металлический звук.

— ?!..

Одо увидел, что перед ним и остальными вышла крупная фигура.

Мужчина более двух метров росту носил белый боевой плащ и обернул вокруг головы тюрбан. Его морщинистая кожа имела смуглый цвет человека с Ближнего Востока, а руки того же цвета направили к небу громадное белое копьё.

— Я Абрам Месам, Директор отдела боевых операций японского UCAT. Чего ты хочешь?

— Вы только взгляните, вы только взгляните. Меня пришёл поприветствовать один из так называемых Восьми Великих Королей Драконов. Я Одо, инспектор американского UCAT, и я хочу две вещи, — отозвался Одо. — Очень простые, простые вещи. Положите конец Пути Левиафана и передайте все его полномочия остальным UCAT. Иными словами, моя страна и несколько других решили, что слишком опасно оставлять судьбу мира в руках парочки японских детишек.

— Тэстамент. И вы намереваетесь добиться своего силой?

Рядом с Абрамом поравнялся кто-то ещё. Это была девушка с длинными золотыми волосами и в белой защитной униформе.

Одо поднял правую руку, но оставил её над головой.

— Кто? Кто ты такая?

— Тэстамент. Я Сибил из японского UCAT.

Затем она раскинула руки в стороны.

И в то же время с пятиэтажного здания транспортировок за её спиной что-то прыгнуло.

Одо щёлкнул пальцами.

— !..

Но его силу отразили два гигантских меча.

Прыгнувшая фигура приземлилась позади Сибил и издала тяжёлый металлический грохот. Сотрясение показало, насколько она тяжёлая.

— Это Бог Войны Госпожи Реи из 3-го Гира. Мы непроизвольно воспроизвели ситуацию шестидесятилетней давности, поэтому, что Вы предпримете? В то время UCAT являлось истинной военной силой, а Департамент Национальной Безопасности уступал в числе.

— Забавно. Теперь это забавно.

— Что именно забавно? — спросила Сибил.

— Что? Что ты сказала? — Одо выдал горькую улыбку. — Это лишь показывает, как много вы возомнили о себе, японский UCAT. Да, шестьдесят лет назад, союзные UCAT прибыли с военной силой и не смогли навредить Департаменту Национальной Безопасности, который уступал им в числе. Но…

Он повторил слово «но», при этом опуская руку.

Одо прижал левую ладонь ко лбу и поднёс ту же руку к шее, словно чему-то сопротивляясь.

Через пару секунд он выдал смешок.

— Шестьдесят лет назад… Да, это было шестьдесят лет назад. Соединённые Штаты простили некую нацию. Они затеяли с нами драку, но мы великодушно их простили, из-за того насколько малы, но вместе с тем отважны они были, и помогли им после этого развить цивилизацию. Что если я скажу, что то же относится и к Департаменту Национальной Безопасности?

Он поднял руку и показал сжатые зубы в улыбке.

— Замечательная история. Поистине замечательная история. И замечательное приветствие. Только потому, что мы не раздавили вас шестьдесят лет назад, а вы позабыли, как мы тогда вас простили, сейчас вы верите, что обладаете могучей силой и равны остальным.

Он щёлкнул правыми пальцами к закатному небу.

Его заполнил одинокий металлический звук и за этим последовал рокот, который присутствовал уже некоторое время.

— Что это?

Когда Сибил помрачнела, Одо засунул обе руки в карманы.

— Кончено. Моё приветствие кончено.

В ответ на его слова все услышали голос.

Объекты падают вниз.

И мир переменился.

Пока все гадали, что случилось, нечто произошло перед ними.

Несколько предметов, принадлежащих их товарищам на асфальте, немного подлетели. Выглядело так, словно они плыли по воде на пляже.

— Это концепт полёта 5-го Гира, не так ли? — спросил Абрам. — На пули и прочие объекты без заданной «нижней поверхности» не действует сила притяжения, и всё, что способно менять своё чувство «низа», может свободно летать.

— Да. В прошлом веке… Приблизительно в середине прошлого века, моя страна его получила. Просто смотрите.

Слова Одо сопроводило изменение в небе. На востоке закатных небес неожиданно что-то появилось.

Предположительно, они уже летали там, используя концепт для сокрытия своей формы. Но явили себя лишь после вхождения в Концептуальное Пространство, которое только что развернули.

Объекты, летящие к скоплению людей, на первый взгляд имели форму птиц. Двенадцать из них виднелось вдалеке, но они быстро надвигались.

Прибыв на крайне низкой высоте, они породили оглушительный рёв и покачнули лес.

— Драконы?!

Физический ответ на этот вопрос достиг людей, собранных на взлётной полосе.

Это механические драконы. Около тридцати метров длиной и облицованные в синий.

Они на первый взгляд напоминали истребители, но когда шумно пронеслись над головой, произошло изменение.

— ?!

Их конструкция расширилась, принимая форму дракона, крылья сложились, и вытянулись четыре конечности.

Это были полностью трансформирующиеся механические драконы.

— Взгляните. Просто взгляните, японский UCAT. Мы позволим вам это увидеть и не будем ничего скрывать. После Концептуальной Войны американский UCAT разработал их для сражения с остатками различных Гиров. Это «Бланка 9», полностью трансформирующиеся механические драконы.

Двенадцать механических драконов тут же вознеслись, закончили трансформацию в драконов и развернулись в воздухе. Изогнув тела, подобно котам, они перелетели назад через пропущенную часть взлётной полосы и затем решили упасть прямо вниз.

Не заботясь о механических телах, драконы рухнули с неба на твёрдую землю.

Со звуком подходящим их могучим звериным формам они приземлились всего в паре метров позади Одо.

Закатный пейзаж налился тяжёлыми звуками двенадцати пар четырёх ног и хвостов, разрывающих взлетную полосу.

Но на этом всё не кончилось. Позади них возникло несколько новых объектов.

Это были транспортные самолёты.

К тому же, с дороги позади взлётной полосы выехало несколько тёмно-зелёных четырёхтонных грузовиков.

Воздух содрогнулся от рёва в небе, звуков моторов на земле и шума выхлопов массивных машин на асфальте.

Стоя перед всеми ими, Одо взирал на то, что лежало перед его глазами.

Он видел Абрама с копьём наготове, Сибил с её Богом Войны, выставившим мечи, и прочих членов японского UCAT, перезаряжающих оружие.

Позади них находилось белое здание, горы, вечерние небо и багряное солнце.

Стоя напротив них, он произнёс:

— Слушайте. Слушайте, вы все. Говорит американский UCAT. В Пути Левиафана было выявлено множество непредвиденных проблем, и он сосредоточен исключительно внутри японского UCAT. Помимо того существуют действия так называемой Армии, и вы не можете отрицать, что есть немалая озабоченность касаемо возможной опасности проведения Пути Левиафана.

Он перевёл дух.

— Как следствие. Как следствие, мы требуем, чтобы Путь Левиафана был временно приостановлен, японский UCAT отказался от любых действий, принятых по собственному усмотрению, Путь Левиафана был помещён под власть всех UCAT, и все решения принимались комитетом, состоящим из представителей каждой страны.

— Тэстамент. Одо-сама, вы просите нас отказаться от Пути Левиафана, не так ли? И от имени использования комитета, вы всецело возьмёте его под контроль американского UCAT.

— Неудачный способ всё выразить. Очень неудачный. Мы не ставим Соединённые Штаты во главе. Дело в том, что американский UCAT обладает величайшей силой, чем любой другой. Нам не нужно быть во главе, так как мы стоим в центре правосудия. Ошибочное понимание японским UCAT «частного» лишь заставило вас потерять из виду «целое» мира.

— Но разве американский UCAT вправе останавливать Путь Левиафана?! Это нерушимые переговоры, согласованные Саямой Каору!

— Вправе, — заявил Одо. Его слова нарушения нерушимого заставили затихнуть остальных. — Вправе. И до тех пор, Отряд Левиафана не может продолжать Путь Левиафана. Есть причина, по которой мы имеем это право, и она предоставлена нам смертью мистера Ричарда Сандерсона.

— Что Вы имеете в виду? — спросила Сибил.

— Мы не обязаны тебе рассказывать. Не кому-то твоего уровня. Нашего предыдущего оправдания для тебя достаточно. В конце концов, любой наш враг — зло по определению. Я слышал, японский UCAT некогда состоял из злодеев. Если вы по-прежнему обладаете кем-то из трусов, которые не могут продвигаться, не оправдывая себя как злодеев, мы не побоимся называть себя правыми и научим их правде, для того чтобы их раздавить. Я вас спрашиваю — вы зло?!

— Мы — нет, но позволь мне сказать одну вещь.

Глядя на приземление транспортных самолётов на отдалённом конце взлётно-посадочной полосы, Абрам крепко сжал копьё и прищурил единственный глаз.

— Внутри японского UCAT по-прежнему существует злодей.

— Вот как, — ответил Одо. Он кивнул и улыбнулся. — Хорошо. Очень хорошо, господа. Тогда, пускай мир снова придёт в движение.

С одного конца длинного коридора из твёрдой древесины находился вход японского стиля площадью в двенадцать метров, но с другого конца раскинулась тьма, неохваченная светом с потолка.

Стены были разукрашены, и с обеих сторон размещалось несколько раздвижных дверей. Парочку ближайших стояли открытыми, и между ними двигалось несколько человек.

Большинство людей оказалось крупными мужчинами, худыми мужчинами среднего возраста или женщинами с тонкими улыбками, но их всех объединяло одно: они несли тарелки с едой.

Рядом со входом сидела женщина и наблюдала за ними.

Она носила красное кимоно и очки, и на её коленях стоял чёрный телефон.

— О, ясненько. Значит, Вы и Сецу-тян сегодня не зайдёте? Да, я съем вашу порцию, так что не переживайте. Ничего страшного. Я не растолстею.

Рёко в улыбке показала зубы.

— Получается, Вы взяли Сецу-тяна в путешествие. Молодой господин, это большое для Вас событие. Так где же он? Да, мне бы хотелось с ним немножко поболтать. Я могу рассказать, какие позиции ему лучше всего подойдут. Э? Он сейчас в душе?

Выражение лица Рёко посерьёзнело, и она взяла трубку обеими руками.

— Молодой господин! Это Ваш шанс! Дед научил Вас, как открывать закрытые двери, правда? Да-да. Способ, который вы отрабатывали для открытия дверей в женскую раздевалку городского спортзала, а затем побег прочь. Если я правильно помню, вы сбежали от полицейской машины толкнув под неё деда, и она сбила его и… Э? Вы уже превзошли этот уровень?

Рёко услышала шаги. Она не повернулась в их сторону, но услышала голос.

— Сестра, ты не могла бы помочь остальным отнести ужин?

— Хм? Но я только закончила зажигать благовония в святилище на заднем дворе.

— Это стандартные обязанности хозяина дома. И наша профессия подразумевает, что мы должны относиться к таким вещам с особой тщательностью.

— Э? Но Кодзи, ты ведь такой футурист, что недавно гадал, не стоит ли нам поставить роботов-охранников.

— Нет, это не совсем верно. «Собачья Сила Воли» ИАИ, которую я приобрёл, имеет внутри защитные талисманы для домашнего уюта и процветания бизнеса. Ты же знаешь, насколько суеверны порой ИАИ, не так ли?

— Молодой господин, молодой господин. Слушайте. Кодзи теперь увлёкся машинами. Хуже некуда, правда? Как его сестра, я всерьёз переживаю о его будущем… Я знаю, да? Настоящие люди лучше всего. Видишь, Кодзи? Нанять в охрану живых людей лучше всего.

Кодзи вздохнул и опустил взгляд на сестру.

— Если ты будешь отлынивать от работы, я всё расскажу родителям. Они в поездке, которая имитирует выброс на мель в Море Деревьев на горе Фудзи, но завтра вернутся с сувенирами.

— Э? Но они говорили мне только присматривать тут за святилищем. …Э? Ох, да. Я расскажу Вам, когда Вы женитесь, молодой господин. Мой отец сказал Вам то же самое о семейном святилище Тамии, верно?

Рёко засмеялась в трубку.

— Да-да. У лучших женщин множество тайн. Вы действительно в этом разбираетесь. …О, да. Нечто только что прибыло в вашу комнату? Передатчик?.. О, ладно. Раз это часть Вашей работы я не буду допытываться, но постарайтесь изо всех сил. Сецу-тян с Вами, да? Нет, всё нормально. Так что там?

Вслушиваясь в трубку, она прищурилась и медленно повернулась к Кодзи.

— Кодзи, молодой господин сказал, что на его с Сецу-тяном следующий визит мы должны приготовить сэкихан.

— И кто именно будет этим заниматься? Нет, полагаю, мой первый вопрос должен быть: для кого он.

Рёко в ответ нахмурилась, убрала правую руку с трубки и подняла палец в его сторону.

— Ну же, Кодзи. Это сэкихан, так само собой для Сецу-тяна.

— Это не может быть для него! Он парень!

— Тело не имеет значения. Ты видел немало таких людей, разве нет?!

— Видел, но люди здесь должны пройти через определённый процесс, чтобы до такого дойти! Сецу-кун, возможно, и более чем на 80% там в своих чувствах, но обычно следует останавливать других от такого! Разве вы не согласны?!

На его вопрос ответило несколько кивающих голов, видимых через раздвижные двери по обеим сторонам коридора.

Они все произнесли в унисон:

— С нами ничего не поделать, но, наверное, для современного ребёнка это не лучшее решение.

— Идиоты!

Рёко инстинктивно встала и выдала в адрес Кодзи и остальных свирепый взгляд.

— Как вы можете быть настолько тупы?! Как вы можете быть настолько слабоумны?! Как вы можете быть настолько… ну, в дополнение от себя, я так счастлива!

— К счастью, я совершенно не понимаю, что ты хочешь сказать, сестра.

— Я пропущу это мимо ушей, но ты не можешь сдаться просто потому, что «ничего не поделать»! — она высунула язык. — Можно что-то поделать. Что бы ни делали люди, они могут быть счастливы, пока делают то, что им по нраву, не умрут и не создают проблем другим. И поэтому я поддерживаю Сецу-тяна и буду счастлива, если вы все поступите так же!

— Я в самом деле удивляюсь, что ты считаешь это хорошим аргументом. …Эй, вы там, прекратите плакать и согласно кивать!

— Да-да-да-да. Если отколовшееся мнение моего братца — единственное, демократия клана Тамия заявляет, что мы полностью поддержим Сецу-тяна.

— Эм, сестра.

Плечи Кодзи поникли.

— Слушай. Разве ты забыла, что у Сецу-куна есть сестра? — Он перевёл дух. — И как раз в сестре молодой господин и заинтересован. Сецу-кун сказал то же самое. Чтобы удостовериться, я проверю позже записи подслушивающего устройства!

Атака брата с неожиданного угла заставила Рёко насторожиться, и она обняла телефон, словно его защищая.

— Н-но…

— В чём дело, сестра?

— Т-ты когда-нибудь видел эту так называемую сестру Сецу-тяна?

— Видел. Она со мной поздоровалась, когда я подобрал молодого господина у ИАИ.

— Это подделка!! — заявила она, поправляя хватку на трубке. — Это был переодетый Сецу-тян! Так-то! Тебя одурачил Сецу-тян! А я бы смогла распознать его по запаху.

— Прекрати настаивать на невозможном. И это определённо была девушка.

— Ты хочешь сказать, что проверял, хватая и дёргая пенис, как молодой господин?!

— Если бы я так поступил, меня бы отправили в участок или в больницу! И не выкрикивай такие вещи во весь голос! Тебя услышат соседи!

— Не съезжай с темы, Кодзи. Слушай внимательно. Ты её не раздевал? Не прижимал её к земле, не давая двигаться? И не проверял визуально или тактильно? Тогда ты ничего не знаешь! Как человеку из охранного бизнеса, тебе должно быть стыдно за своё поведение! — сказала она. — К тому же, молодой господин может не поладить с сестрой Сецу-тяна! Например, он мог вломиться в раздевалку, неожиданно раздеть её почти догола и начать лапать. Или мог толкнуть её на кровать и заставить раздвинуть ноги. В таком случае она бы начала его ненавидеть, правда? И если подумать об этом логически, чья тогда очередь?! Та-да! Се! Цу! Тя! На! Видишь? Я использовала стаккато, чтобы сделать на это упор!

Закончив тираду, она вздохнула и приняла раздражённую позу с телефоном всё ещё в правой руке.

— Ты иногда совсем не в состоянии логически мыслить, Кодзи. Если верить всему, что видишь, жизнь кажется проще, но меня беспокоит, когда ты живёшь вот так в заблуждении.

— Я извиняюсь, сестра. Я внезапно прерву разговор, но мне можно рухнуть прямо здесь и сейчас?

— Конечно, вперёд. Только пол слишком твёрдый, чтобы на нём выспаться, потому сходи лучше купи бобы для сэкихана.

Кодзи её проигнорировал.

Он сел на пол, повернувшись спиной к сестре, и медленно швырнул себя вперёд.

Видя, что её брат больше не двигается, Рёко кивнула с опущенными бровями.

— Ох и докучливый мальчик.

Она ещё раз понимающе кивнула и села, прислонившись спиной к стене.

— Извините, молодой господин. Да, зло было повержено. Кодзи порой говорит совсем уж нелепые вещи. О, точно. Простите, что так отвлеклась, когда Вы потратили своё время, чтобы сообщить нам, что не явитесь на ужин. Постарайтесь вдвоём хорошо поработать. О, и ещё одно.

Она поправила волосы, которые растрепались в споре с братом.

— В вашем классе учится мальчик наполовину японец, верно? Да, тот, что напоминает молчаливого убийцу, который помогал нам переносить вещи в последний день подготовки к Фестивалю Всеобщего Отдыха. …Да-да. Харакава-кун. Сегодня днём он был в супермаркете с девушкой. Они, похоже, закупались на ужин.

Рёко повернулась к входной двери и решётчатому деревянному входу, который нельзя было разглядеть изнутри.

— Да, молодая девушка с короткими светлыми волосами. …Да, я подслушала параболическим микрофоном, и её имя Хио. Что если воспользоваться этим, чтобы что-нибудь с него выклянчить? Да, у меня есть всё необходимое. …Э? Нельзя? Но это полезные сведения?

Её лицо озарила широкая улыбка.

— Ну, конечно же. Я никогда не говорю ничего вредного или плохого. В общем, постарайтесь усердно потрудиться. Я уверена, это будет непросто.

За горной грядой заходило солнце.

Его свет омывал протяжный участок асфальта, по которому двигались множество фигур.

Часть из них были людьми, часть — драконами из металла, и одна являлась громадной искусственной человеческой формой.

Воздух насыщали стрельба, шаги, удары мечей, голоса и лязг металла. В ветре также прокатился ещё один рёв, приземлившийся на взлётную полосу.

Он донёсся от транспортных самолётов.

Их задние люки открылись и высвободили «Хаммеры» и несколько солдат американского UCAT. Они все носили синюю защитную униформу и бежали по асфальту на сверхчеловеческой скорости. Их движения ускоряли механизмы, установленные внутри костюмов.

Среди них были женщины и люди с разным цветом кожи; они присоединились к группе, прибывшей на грузовиках, и помчались дальше по взлётной полосе.

И словно потянутые ими, синие механические драконы взревели и побежали следом. Их стальные ноги разбивали асфальт, но их движения, прокладывающие путь, были почти лёгкими.

Тем временем, белая группа образовала на их пути стену.

И синяя, и белая волны получили то, чего хотели.

Синяя волна остановилась от столкновения с белой стеной, и, пытаясь подавить волну, развалилась.

От столкновения с растущим потоком некоторые из них сформировали гребень.

Одной из таких была Сибил и её белый Бог Войны, оказавшиеся лицом к лицу с механическим драконом.

— …

Женщина знала, что должна его остановить. Не выиграй она здесь время, внутри японского UCAT будет захвачено множество различных вещей: боевая техника, персонал, данные и остатки чувств.

Большинство из этого следовало эвакуировать. Персонал и боевую технику отправят под землю, тогда как информационный отдел заблокирует данные на серверах.

Ключ ко всему этому — пятый подземный уровень. Всё внизу было зоной строжайшей секретности. Как раз на пятом уровне хранилось оборудование Концептуальных Ядер и Бог Войны Сибил.

Прочим UCAT не сообщали, что лежит ниже этого этажа.

Ооширо дал разрешение на эвакуацию туда, но всем и всему ещё необходимо туда добраться.

— Поэтому мне нужно выиграть время.

Сибил столкнулась с синим механическим драконом. Он превосходил ростом её Бога Войны, и она слышала, что он назывался «Бланка 9».

— Я однажды слышала от Ричарда Сандерсона, что аппарат, официально принятый американским UCAT, именовался «Бланка».

Синий механический дракон опустился подобно кошке и выстрелил снаряды из вторичных пушек на плечах.

— !..

Чтобы отразить их клинками, Сибил вытянула руки вперёд.

Она отбила их в небо, потому что внизу находились люди.

Снаряды прибыли еще, поэтому, отбивая их, она продолжала размахивать мечами.

Стреляя, дракон двинулся с места.

Многократные звуки пальбы вонзились в пространство между двумя машинами, и с каждым разом дракон делал шаг.

Однако Сибил тоже двинулась вперёд.

Чтобы войти в могучий звук и напор, ей не нужна была сила. Она развела руки врознь и зашевелила пальцами в пространстве, словно играя на инструменте. Белый Бог Войны ответил подробными движениями мечей со звуками отражения снарядов, образующими ноты.

Металл и искры разразились вновь.

На фоне движения, освещённого сумеречным небом, белый Бог Войны создавал из атак дракона музыку и продвигался вперёд.

Они приближались друг к другу.

Неожиданно, слева от Сибил появился свет.

Это другой механический дракон выстрелил основным оружием, драконьей пушкой, из пасти. Со звучным всплеском бело-голубой луч света не менее нескольких метров в поперечнике прокатился к ней через взлётно-посадочную полосу.

Над асфальтом промчался чистый луч синего цвета.

Его разрушение послало несколько человек в белых защитных униформах в полёт и разорвало землю.

Свет угрожал поглотить Сибил и Бога Войны.

— !..

Он ударил, и она услышала звук, но вовсе не тот.

Это не шум распыления света. Вместо него…

— Огонь?!

Звук, который все опознали, сопровождался соответствующим феноменом.

Бело-голубая пушка дракона была сожжена.

Словно клочок бумаги или пропитанную маслом ткань, её мгновенно выжгло до основания красным пламенем.

Дракона пронзило достигшим его огнём.

Сначала он вошёл сквозь зазоры в обтекателе, покрывающем его механическое тело, а затем вырвался со спины и в небо позади. И следом всего синего дракона обволокло звуком бушующего пламени.

— ———!

Предположительно бесформенное пламя ревело как багровый дракон.

И затем предположительно металлический дракон сгорел дотла, не расплавляясь.

— Это Облачённое Копьё B-Sp, которое использует Концептуальное Ядро 9-го Гира, не так ли? — сказала Сибил. — Подходящая сила для 9-го, который поклонялся огню.

Она отвернулась от замолчавшего врага к громадному мужчине справа, сжимавшему копьё.

— Тэстамент. Большое Вам спасибо, Директор Абрам.

— Тэстамент. Это я должен тебя благодарить за помощь в работе боевых операций.

Он опустил копьё, и оно, B-Sp, трансформировалось. Первоначально оно имело крайне толстый наконечник, но теперь он разделился на двухлезвийное копьё.

— Я, должно быть, постарел, — произнёс Абрам. — У меня больше нет желания производить впечатление.

— Тэстамент. Даже так, это честь. Шестьдесят лет назад мне ни разу не представилось возможности сражаться рядом с Вами.

— Ты… обо мне знаешь?

— Тэстамент. Из-за своего сна я не могла Вас встретить, но увидев Вас и Арнаваз-саму два года назад, я использовала знание о людях, которых встречала тогда, и историю после, чтобы сложить всё воедино.

— Ясно, — сказал Абрам, невозмутимо взирая вперёд Сибил.

Синий механический дракон снова готовился к сражению.

— Мне взять его на себя?

— Нет, Абрам-сама. Вы позаботьтесь об остальных.

Дракон нацелил обе вторичные пушки и открыл пасть, выставляя драконью пушку, но Сибил улыбнулась.

Абрам криво улыбнулся в ответ.

— Работник техобслуживания всегда улыбается, чтобы остальные могли расслабиться?

— Тэстамент. Вы не назвали это чертой автоматических кукол, поскольку посчитали, что так вежливее? К тому же, мне кажется, что Арнаваз-сама всегда дожидается Вас с улыбкой.

— Я не особо жалую перенос на поле боля семейных вопросов.

Произнеся это, он перепрыгнул через множество синих и белых фигур, перекрутился и побежал к другому механическому дракону. Проводив его взглядом, Сибил уставилась перед собой.

Она увидела свет в пасти механического дракона.

Однако…

— Приступим.

Она запустила себя вперёд, взмахнула руками и атаковала.