Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
14.06.2015 22:51
Спасибо!!!
Temi4
14.02.2015 16:12
Спасибо за перевод!!
Evoeden
14.02.2015 10:51
'''Спасибо '''
{{S|Ждем "Черное Солнце" и лоликонщика Харакаву .}}
Anon
14.02.2015 08:13
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 213.87.123.165:
Боже.. Том перевели и выложили.. Я сейчас расплачусь от счастья.. Спасибо вам ребята за перевод и редактуру, чтобы такие "нахлебники" как мы могли погружаться в эти миры, спасибо..
Anon
14.02.2015 05:42
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.221:
'''Спасибо!!!'''
Anon
06.02.2015 06:51
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.25.123.157:
Нет перехода между 32 и 33 главами
Evoeden
09.01.2015 21:26
Кстати кому интересно
пролог новой манги Каваками
коротко , но наверно редакторы журнала держали его за руку
http://pastebin.com/9fbCA4Lp
Anon
06.01.2015 12:44
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.196.252.133:
До того обожаю этот рассказ, что ждать нет мочи... А еще я воспылал на то, что если есть в английской версии, буду сидеть сам переводить!
Anon
06.01.2015 03:52
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.246.221:
Спасибо за перевод! Ждем продолжения.

Глава 39. Свет тени

По дороге разносился голос.

Механический рёв.

Сжимая вентилятор и батарейку, Саяма выбежал на дорогу и остановился.

В профиль к Саяме друг напротив друга стояли чёрный и белый Боги Войны. С его перспективы белый находился справа, а чёрный слева.

Ситуация между ними выглядела просто.

Чёрный пригнулся и только что выстрелил из снайперской винтовки в белого. Вот и всё.

Однако нечто изменилось. Крик от белого заглушил даже выстрел громадного оружия чёрного.

Несмотря на это, словно в противовес крику, пуля мигом достигла белого.

Или должна была достичь.

Саяма увидел, как белый Бог Войны неожиданно появился за спиной у чёрного.

Крик белого уже прекратился, и он уже взмахивал мечом сверху вниз.

…Он отсёк и сократил время!

Во избежание смерти в тот же миг, когда его атаковали, Тифон использовал свой концепт. Это концепт времени 3-го Гира, управляемый Аполлоном и Артемидой.

Сияя бледно-голубыми глазами, Тифон направил меч к спине Сусахито Возрождённого.

— !

Движение не оставляло шанса увернуться, но Сусахито Возрождённый всё равно зашевелился.

Он предугадал действие Тифона, поэтому наклонился перед собой и полетел, взмахнув крыльями по обе стороны.

Даже так, Тифон достал. Он шагнул вперёд, и меч поразил Сусахито Возрождённого в пояс. Это был идеальный горизонтальный удар.

Синдзё, стоящая рядом с Саямой, ахнула.

Её брови приподнялись, и глаза широко распахнулись.

— Саяма-кун! Рюдзи-кун и Тифон!

— Прекрати говорить одними существительными, Синдзё-кун. Здесь не о чем беспокоиться. Малыш Хиба эволюционирует в того, кто может сражаться.

Он увидел, как верхняя часть тела Сусахито рухнула вниз и раскрылась чёрная броня его живота.

Под ней в воздухе завис парень. Это был Хиба, который уже покинул кокпит.

— Благодари одного болвана, который научил его опасаться получения атак.

Чтобы его не раздавило собственным Богом Войны, Хиба оттолкнулся от выступа брони живота и полетел в воздух.

Хиба сгруппировался в воздухе.

Парень выгнул спину дугой и, убедившись, что она сориентирована вниз, упал на асфальт.

Приземлился, отскочил, во избежание удара перекатился четыре раза и воспользовался импульсом своего кувырка, чтобы встать.

Затем швырнул тело вперёд, приземлился на руки, развернулся боком и вошёл в колесо.

Он приземлился, словно вонзаясь в землю, но избавился от оставшегося импульса тем, что согнулся в поясе, опустился и дал стопе забуксовать.

Хиба оглянулся и увидел, что чёрного Бога Войны разнесло на куски.

Это впервые ему довелось увидеть разрушение собственного аппарата. Разумеется, это и первый раз, когда его враг победил.

Парень перевёл дух и обнаружил, что после шока от кувырка и вращения с трудом стоит на ногах. Сила возвращалась с каждым новым вздохом, но он по-прежнему был далёк от 100%.

Тем не менее, враг добивался дальнейшей победы.

Тифон шагнул вперёд на прямом пути к нему.

Белый Бог Войны с лёгкостью раздавил под ногами обломки чёрного и приближался всего с десяти метров.

— ———!

Глядя на небо, он выдал крик, но Хиба по-прежнему не мог нормально стоять.

Он увидел, что к нему спешат Саяма и Синдзё, но пушка девушки была ещё не готова.

…Проклятье.

Тифон расправил крылья на спине.

Это произвело восемь пушек.

Вместо меча он выбрал надёжную атаку самонаводящихся снарядов.

Гигант выстрелил, и тридцать два луча света взметнулись в воздух, подобно фейерверкам. Все заряды шли сплошным потоком, но изгибались на снижение.

Хиба попытался встать и отскочить назад.

Он не думал, что это бесполезно. Парень хотел испробовать всё, что могло его спасти.

…Это сродни силе воли 3-го Гира.

И с этой его мыслью прибыл свет.

— !

Хиба сглотнул, но затем перед ним возникла гигантская фигура.

Это был красный Бог Войны, принадлежащий Гиес. На его плечах стояли женщина в красном костюме и женщина в белом наряде.

Гиес выкрикнула к Хибе:

— Потомок Хибы, оставляю всё на тебя! Предоставь королю желанный им итог!

В то же время женщина в белом, повернутая к Тифону, повысила голос:

— Отступись, Артемида! Не тебе положено здесь сражаться!

Бог Войны Гиес подготовил против ниспадающего света свои шесть клинков.

Однако все мечи были уничтожены. Первоначальное столкновение вызвало чистый звук и трещины на клинках, последующее заставило их звучно раздробиться, а оставшиеся снаряды прострелили сквозь Бога Войны Гиес с дополнительным грохотом.

Шквал огня заставил красный аппарат переломиться как треснутый лёд и разлететься во все стороны.

Стычка света вызвала взрыв, запустивший тех, что стояли на плечах, в воздух.

В полёте Гиес взяла Мияко за руку.

На простое сжатие этой руки и устранение импульса девушки понадобился весь её гравитационный контроль. Отправка сюда Бога Войны и заготовка гравитационного барьера для защиты от последних световых снарядов понизила её нынешнюю мощь.

…Это мой конец?

На основе параболической траектории Гиес спрогнозировала свою точку приземления. Она закинет Мияко на ближайшую крышу дома, но отдача отправит её в землю. Кукла ударится плечом и столкновение, скорее всего, сломает ей шею и разобьет голову.

Неожиданно её достигло новое движение.

Рукой, за которую она держалась, Мияко оттолкнула её в сторону.

— ?!..

Отлетая лицом вверх, Мияко улыбнулась.

Гиес больше не могла её достать. Её мысли пронеслись на огромной скорости, и всё равно не нашли ответа.

— Госпожа Мияко!

— Дурёха, зачем столько паники? Ты ж улыбалась секунду назад.

Голос Мияко наполнил воздух.

— Даже не вздумай умирать. Ты должна быть как я, и предполагать, что как-нибудь выкрутишься.

Этому никак не бывать. Гиес оттолкнули на крышу, но Мияко падала на дорогу.

Парень, которого они защищали, находился там, но девушка падала с нескольких десятков метров. Он не сможет ничего сделать.

— Госпожа Мияко!

Хиба услышал три звука.

Первым было уничтожение Бога Войны Гиес.

Вторым — стопы Тифона, который надвигался, вызвав это уничтожение.

И последним оказался крик куклы:

— Госпожа Мияко!

Хиба знал, кто это. Человек, падающий сверху.

Женщина в белом наряде неминуемо упадёт совсем рядом. Однако он не мог её спасти, а Саяма и Синдзё, бегущие в спешке по дороге, не успеют вовремя.

…Что же мне делать?

За этой мыслью тут же последовал голос Саямы.

— Малыш Хиба! Без колебаний воспользуйся силой, дарованной тебе! Теперь ты вправе её использовать!

Едва крик достиг его ушей, он ощутил, как что-то легло ему сзади на плечи.

Это руки, и Хиба хорошо знал это ощущение.

— Не может быть…

Он обернулся и увидел, как позади него в лунном свете ночи стояла знакомая девушка.

Высокая девушка обладала светлыми волосами.

Это Микаге.

Он увидел её трость, упавшую рядом на землю. Её ноги дрожали, но она всё равно на них стояла.

Около пяти метров позади неё находился джип, за рулём которого сидела сероволосая горничная.

На пассажирском сиденье виднелся седоволосый мужчина с тростью.

— Я всего лишь отдаю долг Рюичи-сану, так что не благодари.

С этого момента джип никому не станет помогать.

Затем Микаге приоткрыла уста.

— Я уду аатся, Рюи-ун.

Когда Хиба услышал впервые этот высокий голос, её желание сражаться, и произнесение его имени, он решительно кивнул.

Затем вскинул взор на того, кого должен спасти, раскинул руки в стороны, и с улыбкой воскликнул:

— Сусамикадо!!

Как только Микаге развела руки за его спиной, над Хибой появился чёрный каркас тела. Он соединился с приводами, искусственными мышцами и остовом конечностей, после чего окутал тела его и Микаге.

В процессе поглощения парень с ними соединился. Ощущение становления машиной и сближения с ней казалось Хибе комфортным и щекотным.

Всё его тело построилось вмиг, но то, что произошло после, отличалось от обычного.

На плечах, поясе и груди бронированные панели конструировались не как всегда.

…Добавилось ещё?!

С воздуха возникли дополнительные части и присоединились вокруг приводов, искусственных мышц, ног и пояса.

Хиба осознал, что это означало.

…Микаге-сан эволюционировала.

Сусамикадо теперь мог ходить самостоятельно и защищать себя, так что было выпущено снаряжение и части, заготовленные на этой случай.

После того, как они присоединились, он зашевелился.

Хиба попытался махнуть рукой, но даже это движение определённо было сильнее, быстрее и точнее, чем раньше.

Казалось, это произошло от лучшего понимания Микаге.

Его ускоренное зрение и рефлексы легко уловили расположение Мияко в падении.

— …

Сусамикадо торопливо её поймал.

Хиба устранил часть шока и импульса от падения рывком запястья, но заметил, что Мияко всё равно потеряла сознание.

Он поднёс её к джипу позади себя и разместил на капоте.

— Идём, Рюдзи-кун.

— Верно, — согласился он.

При приближении глаза Тифона всё ещё были бледно-голубыми.

…Мне нужен способ преодоления этой техники устранения времени?

Так или иначе, было очевидно, что ему делать, и поэтому парень ясно произнёс:

— Пойдем, разберёмся с их королём и очистим скверну вместе с ним.

В парке развлечений раскинулось большое пустое пространство.

Там располагалось чёртово колесо, но теперь образовался неглубокий кратер около сотни метров в диаметре.

В его центре стояли три человека.

Одним был гигантский синий Бог Войны с практически полностью уничтоженной броней. Вторым — громадный мужчина без правой руки.

Небольшая фигура, которая к ним приближалась, оказалась низкорослым стариком.

Приглушённым голосом громадный мужчина обратился к старику:

— Ты Хиба Рютецу, не так ли?

— Верно. …А вы, как я понимаю, двойка Гекатонхейров.

Пока они отбрасывали бледные блики лунного света и огней парка развлечений, Рютецу шагал к ним.

— Котт, Эгеон, вас двоих весьма эффектно отделали.

— Нет оправдания, — ответил Котт.

Рютецу заметил линию на шее Эгеона.

— Ты нехило истекаешь кровью. Ты в порядке?

— Нет, со мной покончено, — с готовностью ответил Эгеон слегка приглушённым голосом. — Блок соединения моей шеи был перерезан. Я удерживаю её на месте гравитационным контролем, но он долго не протянет. Я пришёл сюда, потому что увидел Котта, но это мой предел. Я лишь наблюдаю, не вставая на пути остальных.

— Кто ж тебя так?

— Армия. Слышал о них, не правда ли? Их лидер — человек по имени Хаджи из 9-го Гира. Меня победила девушка по имени Микоку, которая приходится ему дочерью или вроде того.

Рютецу нахмурился, что заставило Эгеона улыбнуться и встать.

Старик торопливо отступил назад на мягкую землю:

— О? Собираешься драться? Хочешь реванша после шестидесяти лет?

— Это не может быть реваншем, поскольку мы никогда ранее не сражались. …Тогда мы не успели вовремя.

— Так почему же ты встал?

Котт тоже поднялся.

— Показания философского камня.

— Не знаю, что это, но с самого верха Концептуального Пространства исходят странные показания философского камня. Громадные. Оно прибыло уже давно и кружит наверху, будто чего-то поджидая.

— Перехват.

— Да. Не знаю, как всё обернётся, но это наш долг.

Котт опустил руку и Эгеон на неё запрыгнул, поддерживая голову.

— Хиба Рютецу, как бы ни закончился этот Путь Левиафана, можешь пообещать мне одну вещь?

— Какую?

— В торговом районе Станции Курасики есть овощная лавка, под названием «Драконий Бакалейщик». Отправь туда работника на смену. Владелец довольно невезуч, поэтому ему понадобится помощь.

— Сам и отправь, — ответил Рютецу.

Плечи Котта слегка содрогнулись, и улыбка Эгеона разрослась.

— Я на тебя рассчитываю.

С этим, синий гигант поднялся в небо. Гравитационный контроль не оставил за собой даже ветра, когда громадная белая фигура стала тенью, пятнышком и, наконец, растворилась среди звёзд.

Рютецу поднял к ним взгляд и в итоге цокнул языком.

— Чего это они? — начал он. — Теперь, мне здесь будет одиноко.

Котт и Эгеон быстро поднимались в ночное небо, и под ними расстилался ночной город.

— Гляди, Котт! Вот там я работал.

— Конкретная локация неопределённа.

— Приглядись получше.

Город внизу разделялся кольцом Концептуального Пространства. Извне местность заливали мирные огни, а внутри виднелись искры. Они также разлетались на центральной улице.

— Эти искры от Господина Аполлона?

— Неопределённо.

— Если бы только знать.

Эгеон посмотрел прямо наружу, и его быстро возносящееся зрение могло разглядеть не только Окутаму. Вдали, он увидел Сикоку, Кобе, Осаку и даже Симоносеки.

Гекатонхейр увидел далёкие огни городов и тень моря. Кольцо Курасики внизу постепенно терялось из виду.

С продолжением подъема его дыхание побелело, и они начали пролетать через тонкие облака.

— Котт, как думаешь, что Гиес о нас скажет?

— Невозможно определить.

— Я так и знал, что ты так скажешь. Как-никак, мы одной модели.

Эгеон кивнул.

— Тогда, полагаю, мы одинаковые.

Он глянул вверх. Свет звёзд заметно прояснился, но один огонёк явно не был звездой.

Эгеон создал в левой руке массу гравитации и выкрикнул в его сторону:

— Незваный гость, если желаешь получить приглашение, отвечай на вопросы!

Он получил в ответ ветер. Неудержимый ветер рухнул на них в лоб.

В этот же миг Котт заготовил свои целые пушки и выстрелил по широкой площади.

В небо вырвался свет, и Эгеон выстрелил гравитацией в центр. Очевидное свечение рассеялось, чтобы загнать их противника к центру гравитационного заряда.

Это была двухступенчатая скоординированная атака.

Однако автоматические куклы увидели, как с их бомбардировкой и гравитацией что-то произошло.

— Они исчезли?!

Не успели они получить какой-либо ответ, как прибыл их спускающийся враг.

Им был дракон цвета стали.

Как только они его увидели, остроносый дракон оказался прямо перед ними.

На голове его стояла девушка. Ветер, который не мог устранить даже гравитационный контроль дракона, развевал её волосы, тогда как в руке она держала меч.

Оружие окрасилось определённым цветом.

Это был золотисто-чёрный, сочетающий в себе свет и гравитацию, которой выстрелили куклы.

— Это Облаченный Меч Мимэй. Полагаю, это второй раз, когда им пользуются для превосходства.

Она взмахнула мечом вниз, и сила, которую он произвёл, определенно превосходила всё, что выпустили они.

Эгеон выкрикнул в сторону летящей к нему светотени и меча, который её породил:

— Значит, нашей координации было недостаточно?! Если бы с нами оказалась Гиес и её ближний бой, мы бы могли тебя победить!

Он улыбнулся.

…Мы потому и куклы, что так нескладно сложены!

…Оставляю работу на Гиес.

Когда Эгеон получил мысли Котта, он кивнул.

В миг попадания атаки кукла повернулась вниз.

Он больше не видел города, но там происходил финальный бой.

Тифон сражался с Сусамикадо.

…Столкновение между ребёнком Господина Зевса и силой, оставленной Господином Кроносом.

Но он помыслил и кое-что ещё.

…Если Господин Кронос, Господин Зевс и Господин Аполлон были одинаковыми…

Эта битва предполагала смерть, которая родилась от семьи порока.

— Как она завершится?

Его слова поглотила светотень, и они растворились.

Пролетающий мимо стальной дракон развеял всю пыль на ветру.

Хиба резко сдвинулся с места.

Он бежал к Тифону и влил всю скорость во второй же шаг.

И не остановился.

На четвёртом шаге, будто ему этого было мало, он воспользовался крыльями.

Хиба продолжил, замечая и не упуская из виду раны Микаге, но также принимая их без нареканий.

— Пошли!

— Верно!

Терпеливый голос Микаге звучал для Хибы достаточно благонадёжно, и он доверился её мыслям.

Даже при наличии боли, больше не будет недоразумений или утерянного значения.

И поэтому Хиба двинулся. Он не использовал крылья, поскольку они были сложены вместе, но без колебания выпустил реактивную тягу. Он доверил Микаге заботу о малейшем отклонении движения.

Бог Войны двинулся прямо и сперва по кратчайшему пути намеревался подхватить своё оружие.

Он запустил тело вперёд и пронёсся по воздуху, словно рассчитывая на столкновение с Тифоном. Не успел белый Бог Войны обернуться, как Сусамикадо проскользнул от него сбоку.

…Мой меч!!

Хиба схватил оружие, отброшенное с сторону, когда он взялся за снайперскую винтовку в Сусахито Возрождённом.

Едва ухватившись за рукоять, он развернулся и полетел.

Тифон пытался повернуться к нему, но явно запаздывал. Это произошло частично из-за его ускорения, но не только.

…Он озадачен моей трансформацией!

Хиба осознал, что время пришло, и начал действовать.

Сусамикадо рванулся к повёрнутому боком Тифону и направил на него меч.

Он воспользовался всей своей силой так, что распыление асфальта со скрежетом метала больше не поспевало.

— !

Хиба провёл меч вперёд, но Тифон отреагировал вовсе не скоростью.

Он отсёк и сократил время.

В точке атаки чёрного Бога Войны ничего не осталось.

В то же время Сусамикадо оказался в месте, которое Тифон собирается атаковать.

— !..

Он попытался переместить Сусамикадо, но в тот же миг Хиба своим ускоренным зрением кое-что увидел.

Это Саяма.

Парень стоял на тротуаре дальше по дороге, и Баку с его головы глядел в сторону Хибы и махал лапками.

С этим в качестве сигнала, прошлое потребовало момент его времени для того, чтобы пробиться через всё.

Саяма находился внутри гигантского храма.

Всё в этом белом пространстве поражало размерами. Большая часть оставалась открытой, потолок виднелся как тусклая темень, а опорные колонны выглядели как высотные здания.

За колоннами угадывалось небо, но его заполонила тьма. Вдали виднелось больше храмов и земель, но все они располагались на парящих континентах.

…Выходит, это 3-й Гир.

К тому же, Саяма увидел перед собой несколько объектов.

Ими оказались Боги Войны.

Ближайший был бледно-голубым. Он напоминал Тифона и сжимал меч.

За ним находился серый, стоя на вершине неких громадных ступеней.

Это был Бог Войны Зевса.

Они все смотрели в сторону Саямы, а значит, взирали на что-то у него за спиной.

…Что там?

Человек и Бог Войны.

Перед рухнувшим чёрным гигантом стоял низкорослый мужчина в военной униформе, и с его груди стекала кровь. Он тяжело дышал, но глядел прямо на своего противника не прикрытым повязкой глазом.

Это Хиба Рютецу.

Рядом с ним и его Богом Войны расположилось нечто, напоминающее гроб. Его покрывало стекло и внутри лежала девушка.

— ———.

Она плакала. Без голоса, без слёз, и лишь рассеянно бегая глазами. Она просто выглядела напуганной от всего.

Это Микаге. Её тело принадлежало автоматической кукле, и она беспорядочно всхлипывала.

Серый Бог Войны, повёрнутый к мужчине, произнёс:

— Мы вскоре войдем в твой Гир с Тифоном в качестве нашего флагмана. Используя дочь Реи, мы породим больше детей, но люди Лоу-Гира тоже могут оказать помощь. …Ты должен гордиться.

Саяма увидел, как плечи бледно-голубого Бога Войны на это содрогнулись, но ответ прозвучал от Рютецу.

— Совсем сдурел? Не понимаешь, что здесь за положение? Помимо Тифона, которого ты предусмотрительно припрятал, Кронос создал ещё одного Бога Войны. Это…

— Мне известно об этом. Мне также известно, что он запечатан внутри принадлежащего этой девочке Концептуального Пространства. Кронос передал ей Концептуальное Пространство и Бога Войны, а затем запечатал внутри Керавнос, когда его следовало бы отдать Тифону.

Однако…

— Эта девочка ещё младенец. Она способна лишь тщетно рыдать, так откуда у тебя такая уверенность, что она на твоей стороне?

— Не въезжаешь? Вот почему ты всего лишь третий сорт!

Как только серый Бог Войны махнул рукой бледно-голубому, Рютецу повернулся к Микаге.

Бледно-голубой на шаг замешкался, но затем ринулся вперёд.

Три шага ему более чем достаточно, и Рютецу в это время посмотрел на Микаге.

— Кронос тоже не знает, что творит.

Повёрнутый спиной к надвигающемуся Богу Войны, мужчина глянул вниз на Микаге.

— Даже с подделкой, ему следовало использовать тот же цвет, что и у Реи.

С этим, он развернул белую повязку вокруг правого глаза.

Саяма увидел под ней цвет: красный.

Это был глаз того цвета.

…Он забрал глаз Реи, чтобы заменить свой потерянный правый глаз.

Рютецу использовал его, чтобы взглянуть прямо в чёрные глаза Микаге.

В этот же миг Микаге прекратила беззвучный плач и разинула рот.

Она повернула едва сосредоточенные глаза на Рютецу.

— Микаге.

Он произнёс так, чтобы только она могла расслышать, и сквозь приближение поступи Бога Войны воскликнул во весь голос:

— Это твоё имя. Когда твоя мать увидела наш мир, она смотрела на тебя этим глазом и дала тебе это имя. Потому… ты должна его помнить.

Мужчина сделал глубокий вдох и оскалил зубы в крике, направленном на слабый взор Микаге:

— Пока что, просто воскликни в своем сердце! Не сомневаюсь, однажды явится какой-то идиот и позовёт тебя по имени, так что пока одолжи свою силу мне!

Он прокричал во всю глотку.

— Сусамикадо!!

Микаге сымитировала движение его губ, и это всё произошло за миг.

Появился чёрный гигант, разбивая в процессе гроб и постамент. Он окутал Микаге и затем Рютецу.

Наступающий бледно-голубой гигант уже обнажил меч, но Сусамикадо бросился вперёд.

Он уклонился от ниспадающего меча. Воспользовавшись этим движением, Рютецу потянулся рукой и вытащил второй меч, заготовленный на плече бледно-голубого Бога Войны.

— Если б ты стал королём, всё могло обернуться иначе. Можешь спросить у Кроноса и своей сестры, жить тебе или умереть.

— Что?

— Не понимаешь? — Рютецу взмахнул клинком. — Перед тем как твою сестру превратили в этого Бога Войны, она, похоже, кое-что выпросила у Кроноса. Она сказала, что хочет тебя защитить и убедиться, чтобы в случае чего ты остался жив. …Так что во имя следующего поколения, пришла пора тебе уменьшиться в размере.

С одним ударом Сусамикадо перерубил Бога Войны на две части.

Меч переломился, но Сусамикадо не стал останавливаться.

С помощью своих двух крыльев он взлетел прямо к Зевсу.

Вокруг правой руки чёрного гиганта открылось пространство, и Керавнос принял должную форму. Сусамикадо поднял его в полёте, и серый Бог Войны обнажил меч, издав вопль:

— Не думай, что это конец!

— Слова третьесортного злодея! Раз уж такое дело, я скопирую одного знакомого мне невыносимого ублюдка!

Ему ещё следовало эволюционировать, поэтому небольшой Керавнос выстрелил лишь одно белое копьё.

Пробив меч и туловище серого Бога Войны, Рютецу поднял голос:

— Мы те, кто взял на себя роль злодеев! Пади, 3-й Гир.

Сусамикадо пронёсся дальше, но затем обернулся. Он увидел, как серый Бог Войны толкнул свой сломанный меч вверх, словно потянувшись рукой к небесам.

Несмотря на громадную дыру в торсе, он был всё ещё жив.

Сусамикадо на каменном полу неожиданно остановился и услышал, как от нижнего этажа храма доносятся многочисленные шаги.

— Тч. Подкрепление или, может, куклы. У меня нет времени с ними разбираться.

— Ты… возьмёшь меня в заложники?

— Нет, не возьму, — ответил Рютецу.

Но в то же время шаги снизу приближались.

— Проклятье.

Пока Сусамикадо готовился к отходу, серый Бог Войны сдвинулся с места. Он приложил правую руку к пробитому животу, спустился с каменной лестницы и приблизился к бледно-голубому Богу Войны, лежащему в холле.

— Позади есть врата. Используй их для побега. Возьми с собой Керавнос и уничтожь этот мир.

— А как насчёт тебя? — спросил Рютецу. — Кронос мне рассказал, что не смог воссоздать разум Зевса.

Это означало, что Зевс не отправился в Тартар и по-прежнему пребывал в том сером Боге Войны.

Серый гигант, Зевс, не отвечал.

Телом Сусамикадо Рютецу стиснул правый кулак.

— Кронос рассмеялся и сообщил, что он нарочито оплошал, чтобы ты не смог сбежать в Тартар, но тот старик был чудаком, как и мои товарищи. Он сказал, что ты сам этого хотел, ведь так?

— С чего ты взял?

— Потому что он тоже умер, не отправившись в Тартар. Вместо того он стал компонентом Сусамикадо. Почему? — бросил он в спину Зевсу. — Почему ты притворялся фальшивкой и пытался помочь своему ребёнку?

Но ответ Зевса не имел отношения к вопросу.

— Уходи. Снизу уже приближаются горничные.

Вот и всё, что ответил серый Бог Войны, и больше не оборачивался. Изливая из живота чёрную жидкость и металлические осколки, он сделал медленный шаг.

— Мне необходимо кое-что сделать. Я не могу позволить королевскому роду оборваться.

— Кронос сказал то же самое. …Ты собираешься оставить вашу скверну ему в наследство?

Серый Бог Войны добрался до бледно-голубого и присел.

— Я не знаю. Им это решать. Но…

Обеими руками он подобрал бледно-голубого Бога Войны, ставшего двумя частями.

Из дыры на животе, которую теперь ничего не прикрывало, вовсю хлынула чёрная жидкость.

Тем не менее, он встал и проговорил:

— Я не дам потерять нашего короля.

Он направился к подступающим шагам, не оборачиваясь назад.

Саяма услышал неожиданный грохот. Сотрясение в его зрении и воздухе напомнило ему определённый факт.

…После разбалансировки континентов во время вторжения 9-го Гира 3-й стал нестабильным.

Пока храм начал медленно рушиться, серый Бог Войны продолжал шагать с бледно-голубым на руках. Он опустил взгляд на свою ношу.

— Я не дам тебе умереть.

Он кивнул.

— Ты должен принимать теперь только счастливые решения.

Услышав это, Сусамикадо тоже зашевелился. Он раскинул четыре крыла и улетел во тьму в задней части храма.

— Что за бред.

С этим заявлением, сказанным через сжатые губы, прошлое подошло к концу.

С потемнением своего взора Саяма подумал.

…Будет ли итог счастливым?

Он решил, что будет.

Хиба пробудился от мгновения прошлого.

Ему многое следовало обдумать, но в настоящем перед ним предстало два факта.

Первый, позади него находилась угроза Тифона.

И второй…

…Я должен кое-что сделать!

В том прошлом он увидел остальных с вещами, которые им следовало сделать. У них была сила, собственные мысли и то, во что они верили, даже когда сражались.

Верно, — подумал он. — Я отправляюсь туда же.

После отсечения времени Тифон должен наносить атаку, поэтому Хиба отреагировал.

Не оборачиваясь к Тифону, он развернул тело и взмахнул мечом назад и вверх.

Его высокоскоростное действие привело к вспышке искр и столкновению.

— Остановил.

Но он не смог прекратить его движение.

Разворачиваясь, его защитный меч продолжил двигаться к Тифону.

Однако Тифон вновь отсёк время и оказался у него за спиной.

Но Микаге растянула бронированные панели, чтобы защититься с положения, с которого спрогнозировала нападение Тифона.

Когда в воздух разлился лязг и больше искр, Хиба воспользовался этим шансом для ещё одной атаки.

И Тифон снова отсёк время.

На этот раз Сусамикадо успел вовремя. Он воспользовался импульсом своего взмаха, чтобы перекрутиться и запустить меч, который он держал в одной руке, наружу. Его атака столкнулась с Тифоном.

— Ох!

Если Тифон снова отсечёт время, Микаге возьмёт на себя оборону.

Их движение, атака и защита слились воедино.

Хиба на полной скорости рванулся к Тифону, который использует его атаку, чтобы войти в собственное атакующее время.

Брешь, на которую Хиба должен нацелиться, являлась временем между нанесением атаки Тифона и её попаданием по цели.

Он сосредоточился исключительно на выброс собственных ударов в эту брешь нападений практически из слепого пятна.

Это было невозможно.

Как бы много атак он не наносил, уходило время на подготовку и повторный взмах его оружия.

И всё же ему содействовала некая сила.

— Микаге-сан!

— Точно.

Бронированные пластины Сусамикадо были не простой защитой. Микаге перемещала их как живую броню. Её роль заключалась в том, чтобы использовать приводы для движения вокруг брони, подобно крыльям, на скорости, соперничающей с ударами меча Хибы.

Если Тифон раз за разом повторяет своё время атаки, Сусамикадо быстро нападёт и одновременно развернёт защиту.

Вот и ответ.

Если их враг мог отсекать время, им просто необходимо достаточно скорости, чтобы вмешаться в это отсечение.

Хиба переместился и выдал своим голосовым прибором молчаливый крик.

— ———!

Сусамикадо набирал скорость.

Он двигался быстрее, чтобы его противник мог безостановочно отсекать время, безостановочно ловить атаки и безостановочно получать урон.

…И так я смогу сражаться столько, сколько потребуется!

Хиба усвоил это в своей драке с Саямой. Был лишь один способ повелевать сражением.

Он должен думать, что сражение не прекратится.

Хиба запускал мечом шквал ударов, быстро вращал тело, предугадывал, где будет противник, и оставлял на Микаге то, что ей давалось лучше всего. Всё то время Сусамикадо кружился, будто в танце.

Неожиданно с его губ сорвалась песня.

— Silent night, holy night.

Белый Бог Войны на это взревел, но его слова продолжались, словно в ответе:

— God’s Son laughs, o how bright.

Хиба пел и произвёл всплеск скорости, ускоряющий его ещё сильнее.

Высокоскоростной танец обратился валом атак Тифона, с Сусамикадо в центре.

Появлялось несколько размытых остаточных изображений Тифона, и затем поочередно исчезало.

Это танец, — осознал Хиба. — Наверное, выглядит так, словно белый рыцарь взял чёрную принцессу за руку и танцует с ней.

Куда бы ни направлялось движение его тела и меча, воздух окрашивали искры и лязг.

— Love from your holy lips shines clear.

Хиба перемещался.

— As the dawn of salvation draws near.

Его высокоуровневая концентрация заставила окружающие звуки раствориться, и он предоставил своим пяти чувствам ничего кроме движения вокруг себя и собственной песни.

Нет, это не всё. Внутри этого Бога Войны Микаге всё время к нему прижималась.

Испытывая это надёжное ощущение, он быстро пел и вращался.

Тифон кричал и непрерывно появлялся у него за спиной. Его голос звучал громко, но потерял тон вопля. Хиба задумался об этом крике Тифона.

…Он злится?

Носитель смерти, которого он наконец-то убил, был воскрешён.

Ему показалось, или он выражает свою ненависть к обладателям человеческих тел?

…Нет.

Нечто подобное он иногда ощущал в Микаге. Хиба задавался вопросом, относилась ли она так к себе, и думал ли он сам так в прошлом.

Но это оставалось в прошлом.

…Значит, мне показалось. Сейчас всё иначе.

Он не собирался извиняться за это перед Микаге, так как имел смутное представление, что она наверняка думала о чём-то подобном.

— Jesus, Lord, with your birth.

Хиба горько улыбнулся, вертясь в рассыпающихся искрах и движении, и осмотрелся вокруг.

Он увидел Курасики, окутанный ночными огнями.

…Когда битва закончится, смогу ли я посетить это место вместе с Микаге-сан?

Похоже, она могла теперь ходить, но понадобится ли ей поддержка? Если нет, Хиба огорчится, но, в то же время, обрадуется.

Но пускай эти чувства появлялись и растворялись, они ещё не закончили.

…Всё верно. В дальнейшем мы продолжим этим заниматься.

Они направятся дальше и дальше, чтобы привести всё к концу, и вместе с тем убедиться, чтобы ничего не кончилось.

И поэтому он желал больше скорости.

— Микаге-сан!

— Верно!

С такой скоростью, их позиция несколько упрочнилась. Микаге направила большинство нервов в приводы.

Хиба сильнее повысил скорость.

Саяма и Синдзё больше не могли отслеживать движение.

Они видели, как белый и чёрный ветер сталкиваются и вращаются, но…

— Чёрный напирает? — спросила Синдзё.

Саяма кивнул.

Движение ветра обернулось вспять. Ранее наседал белый, но теперь нажимает чёрный.

Чёрный превзошёл белого.

Как только Саяма в этом окончательно убедился, Казами, подошедшая к ним, вздохнула. Безучастно глядя на сцену перед ними, она тихо произнесла:

— Мой папа спрашивал, почему Зевс остановился на том, что запечатал Тифона, но теперь я понимаю. Он, должно быть, оставил его следующему поколению, которое непременно превзойдёт его собственное. Он оставил его как задание на будущее.

— Родители определённо эгоистичны.

— Как и дети, — пробормотала Казами, глядя на небо. Она прищурилась на свет звёзд и луны. — Какая чудесная ночь. …Эй, вы знаете?

— Знаем что?

— Я вдруг вспомнила, сражаясь ранее, но звёзды на небе образуют созвездия из греческой мифологии. В своё время люди использовали их как проводников в ночи и как тему для историй.

Она выдала горькую улыбку.

— В таком случае, луна и звёзды тех созвездий наблюдают за солнцем, которое проносится над землёй. И они не подумывают занимать место солнечного короля.

Эти могущественные слова сопроводил металлический лязг на дороге.

Движения Сусамикадо полностью превзошли отсечение времени.

Звук произошёл от лихорадочного удара Тифона при движении Сусамикадо вперёд.

Меч Сусамикадо сломался. После использования для защиты чёрный клинок износился и теперь разлетелся в пыль.

Однако Сусамикадо расправил крылья и помчался вперёд.

Он побежал. Чёрный Бог Войны наполнил всё тело силой, опустился и побежал.

Он проскользнул под мечом, который Тифон запустил вниз, и в середине своего поворота вытянул руку. Чёрная ладонь схватила оставшийся меч на плече Тифона.

Вытащив клинок, Сусамикадо воспользовался им для атаки, проносясь мимо Тифона.

Это воспроизводило события шестидесятилетней давности.

В результате, движения Тифона нарушились, и тому была одна причина.

С его глаз пропал бледно-голубой свет.

— Воспроизведение прошлого заставило Артемиду признать свою смерть?!

Но возник новый свет: жёлтый. И хозяин этого света кивнул в чью-то сторону.

— Отдохни. Это мне всегда следовало тебя защищать.

Договорив, Тифон занёс меч вперёд и поймал меч Сусамикадо.

— А теперь, давай продолжим сражение!

Получив контроль над Тифоном, Аполлон желал сражаться.

На его счету теперь была одна победа и одно поражение, и он преодолел повторение прошлого.

Скрестившиеся мечи развелись, и чёрный Бог Войны выполнил манёвр уклонения и отодвинулся дальше.

Но Аполлон не даст ему сбежать.

— Всё закончится здесь!

Он собрал силу в спине.

Шесть крыльев белого Бога Войны расправились и с чистым звуком выстрелили тридцать два самонаводящихся снаряда.

Аполлон видел, как его величайшая огневая мощь направлялась, чтобы разобраться с чёрным Богом Войны.

Однако противник развернулся и ринулся вперёд.

Мгновенно скоростным движением Сусамикадо проскользнул сквозь залп.

Ударная волна света, приземлившаяся сзади, по прибытии дала ему ещё больше ускорения.

Когда он со всей силы вонзил меч вперёд, Аполлон кое-что осознал.

…Вы двое тоже жаждете сражения!

Он ответил собственным концептом.

Тифон отсёк время и со всей силы влетел в своё атакующее время.

Когда он появился за спиной врага, то обнаружил всплеск собственного огня.

Взрыв белого света заставил броню Тифона затрещать, но также запустил его вперёд.

Он добавил к этому силу крыльев, чтобы приблизиться к спине чёрного Бога Войны.

Аполон непременно настигнет.

Его враг ускорился до такой степени, что не совладает с управлением ориентацией, поэтому Тифон сможет догнать и одолеть его без необходимости снова отсекать время.

В этот же миг его враг будто отбросил сражение.

Он резко отшвырнул меч в воздух над головой.

Не о чем и говорить, это не поможет защититься и не сойдет в качестве приманки.

Что ты делаешь?!

Затем Аполлон увидел, как его враг мощно открывает в воздухе правый кулак.

Не опасаясь приближения Тифона сзади, Хиба и Микаге выкрикнули в унисон:

— Керавнос!!

С этим словом, до их правой руки донеслось воздействие и рёв.

Вокруг неё открылось Концептуальное Пространство, и появились разобранные части Керавноса.

Однако его форма отличалась от предыдущей. Первым выбросило не часть остова копья.

— Задняя соединяющая рука?!

В воздухе парила громадная рука, которая присоединилась к спине под крыльями.

Следом, выкинуло каркас копья, и он определённо был больше, чем раньше.

К тому же, три амортизатора возникло вокруг руки, сверху устройства и спереди. Следом появился коготь для замыкания с рукой и рельсы для стрельбы зарядами копья.

Прикрепились боковые направляющие рельсы и верхний навес, и он взвёлся, став на место.

Последующий амортизатор и двигатель ускорения присоединились сзади, и внутрь вошли заряды копья.

Копья являлись основной частью Керавноса. Они были половиной Концептуального Ядра 3-го Гира, впоследствии разделённых на три части.

Но в то же время пространство для вхождения копий выглядело странно. Внутри закрытых частей обнаружилось пять мест для хранения зарядов.

— Я эволюционирую, потому что хочу стать сильнее.

Наконец, изверглась шеренга из восемнадцати стальных болтов. С девятью с каждой стороны, они все неистово закрутились в Керавнос, чтобы удержать его на месте. Пронзительная гармония стали гарантировала, что устройство не колыхнётся.

Это всё создало копер, растянувшийся более чем на шесть метров.

Хиба использовал этот копер, чтобы всадить его во что-то: в землю.

Вкапывание в землю эхом отразилось в воздухе.

С этим звуком Сусамикадо, убегающий вперёд, насильно изменил своё направление.

Он воспользовался отдачей Керавноса, чтобы взмыть в небо.

Раскинув конечности и крылья, он закружился над головой Тифона.

Сусамикадо развернулся и сориентировал себя лицом вверх, после чего с помощью крыльев спикировал перед Тифоном.

Его левая рука двинулась, чтобы схватить меч, подброшенный в воздух.

Тем временем, Тифон прочёл его действия. Сусамикадо запустит решающий удар мечом, используя весь свой вес.

— !

Поэтому Тифон инстинктивно отсёк время.

Он появился в воздухе над Сусамикадо, пока тот опускался в пикировании. Тифон также раскинул конечности и крылья для спуска. К тому же, пушки на его спине уже прицелились в землю, а значит, на Сусамикадо.

Но по какой-то причине Тифон увидел у себя перед носом острие клинка.

Это был наконечник меча, который Сусамикадо подкинул ранее.

Сусамикадо лишь сделал вид, что потянулся за ним, но на деле не стал его брать.

Это была уловка, основанная на предположении, что Тифон зайдёт ему за спину.

Это не создавало конец битвы. А лишь продолжало ход схватки.

— !..

Тифон машинально снова отсёк время. Он двинулся в сторону слепого пятна Сусамикадо, и тот воскликнул, где это было.

— Твоё изначальное положение!

Воскликнув и продолжая падать, Хиба увидел, как Тифон появился на земле перед ним.

Его пушки уже нацелились, но это ничего не поделает с действием Сусамикадо.

Керавнос выстрелил своих три копья.

Он нацелил их в живот, а не в грудь. Сверху туда сложнее попасть, но реактор, содержащий Концептуальное Ядро, находился там. Если его прицел хоть немного собьётся, он уничтожит кокпит и мгновенно убьёт Аполлона.

Но при уничтожении реактора, всё ещё оставался шанс.

Тифон выстрелил, но Хибу это не заботило.

Он запустил собственную атаку, оставляя всё остальное в руках скорости, брони и корректировкам Микаге.

Несколько его бронированных панелей не выдержали урона и раскололись. Это вызвало небольшое отклонение в его действиях.

…Проклятье!

Тихо выругавшись, он увидел некий свет.

Бледно-голубой свет принял форму женщины и появился перед бронёй на животе Тифона.

Это Артемида.

Она смотрела явно на него, но её плачущее лицо сменилось улыбкой, и она слегка помахала обеими руками.

Затем Тифон отсёк время.

Однако он двинулся в этот раз не за спину Сусамикадо.

Он двинулся перед Керавносом с Артемидой по-прежнему у его фронтальной брони.

В ответ, Сусамикадо приземлился и без колебания выстрелил в неё Керавносом.

В воздухе разлился грохот металла, Хиба ощутил попадание, и улыбающаяся Артемида кивнула, перед тем как растаять.

— ?!..

Хиба гадал, что бы это значило, но ответил ему возглас Микаге.

— Керавнос и Тифон!

Он посмотрел и увидел как сияющее копьё, вонзённое в Тифона, стремительно накапливает свет.

Керавнос поглощал Концептуальное Ядро Тифона.

В поддержание этого, задняя часть Керавноса растянулась и получила дополнительный свет. Он действовал как машина, которая изначально создавалась, чтобы соединить Концептуальное Ядро воедино.

Не может быть, — подумал Хиба.

Затем он подумал о словах Саямы, сказанных при подготовке к бою.

…Вот что он имел в виду, когда говорил о том, как хорошо я понимаю Микаге-сан?

— Разрушительное оружие Керавноса следует эволюции Микаге-сан и эволюционирует в Тартарос Махину, содержащую Тартар?

Концептуальное Ядро Тартар было причиной разрушения 3-го Гира, и теперь оно рекомбинировалось в одно.

…Почему Кронос это сделал?

Хиба также гадал, действительно ли Зевс об этом не знал.

Но теперь этого не узнать.

В продолжение звука и столкновения Хиба простонал. В конце концов, Тартар был полностью помещён внутри Керавноса.

В ответ всё тело Тифона вздрогнуло, и нечто вытолкнуло из его спины.

Белого Бога Войны покидал громадный кокпит.

Гигантский белый металлический блок медленно выкинуло наружу, и он упал на землю с гулким грохотом металла.

Затем Хиба услышал голос. Среди союзников и врагов, окружающих их, белокурая старшая горничная, поднося руку к губам и опуская брови, произнесла:

— Не может быть… Госпожа Артемида реконструирует Господина Аполлона, используя высокую мощность момента, в котором Концептуальное Ядро соединилось.

Хиба не совсем понял, что это значило, но когда её тихие слова закончили разноситься по округе, перед ними возник тяжёлый металлический шум.

Белый Бог Войны, названный Тифоном, упал на колени.

…Это… это конец?

Он поднял взгляд к небу, откуда в свою очередь взирали звёзды и луна.

Затем все, кто их окружал, выдали возгласы, выражающие внутри себя множество мыслей.

Среди шума голосов Синдзё осмотрела новую форму Керавноса, но неожиданно повернулась к Саяме.

Тот же уставился не на Сусамикадо, а на свою левую руку.

Там появился свет, и он исходил от Георгиуса.

— Снова? — спросила она.

Парень кивнул и выставил Георгиус перед собой. Белый свет пульсировал вокруг встроенного в него медальона.

Гадая, нормально ли это, Синдзё от любопытства вытянула руку.

Неожиданно Гергиус отреагировал, и свет быстро разросся.

— Э?!

Пока все остальные сосредоточились на Сусамикадо, свет Георгиуса между Синдзё и Саямой усилился.

В то же время, Керавнос Сусамикадо издал рёв.

— !?

Это случилось так неожиданно, что все остолбенели. Под всеобщими взглядами по поверхности Керавноса прокатился звук.

Нечто было выщерблено и выдолблено на его чёрной броне.

…Письмо?

Синдзё не могла его прочесть, но понимала значение.

И все же, прочёл надпись на Керавносе не кто-либо из UCAT.

Это был женский голос, пришедший от черноволосой женщины в белом наряде, которая стояла недалеко от всех остальных. Она тупо уставилась на текст, опираясь на Гиес.

— Мы в 3-м Гире… — Она перевела дух. — Зарекаемся стать силой, что волею солнечного короля и лунной королевы соберёт огромное количество людей!

Едва лишь она закончила, её выражение лица сменилось на расслабленную улыбку.

И будто в ответ, перед Тифоном вышла горничная. У неё были короткие светлые волосы, а обе её руки были уничтожены, но она всё равно воззрилась на кокпит Тифона, рухнувший на землю.

— Госпожа Мияко, — она обернулась и кивнула. — С Господином Аполлоном с большой вероятностью всё будет хорошо. Госпожа Артемида защитила его, как и обещала.

Мияко в улыбке закрыла глаза, и её тело лишилось силы.

Все неистово вскрикнули и подбежали, но не только члены UCAT. Огромное количество горничных тоже последовало за ними. Некоторые бежали, некоторые шли, но все они приближались.

Среди их всех, Синдзё вслушивалась в разговор членов UCAT, шагая сзади.

— Эй, разве не странно, что история пошла не так?

Она услышала горький смех.

— В конце концов, Тифон дал рождение королю и королеве.