Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
14.06.2015 22:51
Спасибо!!!
Temi4
14.02.2015 16:12
Спасибо за перевод!!
Evoeden
14.02.2015 10:51
'''Спасибо '''
{{S|Ждем "Черное Солнце" и лоликонщика Харакаву .}}
Anon
14.02.2015 08:13
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 213.87.123.165:
Боже.. Том перевели и выложили.. Я сейчас расплачусь от счастья.. Спасибо вам ребята за перевод и редактуру, чтобы такие "нахлебники" как мы могли погружаться в эти миры, спасибо..
Anon
14.02.2015 05:42
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.221:
'''Спасибо!!!'''
Anon
06.02.2015 06:51
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.25.123.157:
Нет перехода между 32 и 33 главами
Evoeden
09.01.2015 21:26
Кстати кому интересно
пролог новой манги Каваками
коротко , но наверно редакторы журнала держали его за руку
http://pastebin.com/9fbCA4Lp
Anon
06.01.2015 12:44
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.196.252.133:
До того обожаю этот рассказ, что ждать нет мочи... А еще я воспылал на то, что если есть в английской версии, буду сидеть сам переводить!
Anon
06.01.2015 03:52
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.246.221:
Спасибо за перевод! Ждем продолжения.

Глава 36. Надежда следующего поколения

Свет и шум городской битвы доносился до белого здания, служившего базой 3-го Гира.

Концептуальное Пространство развернули около девяти вечера. Курасики был туристическим городом, но на его железнодорожной станции, дорогах и парке развлечений погасли огни. Магазины стояли закрытыми и тихо освещались только дома.

Огни в домах и уличные фонари проливали свет на дороги с пустыми участками в бледной тьме.

В данный момент, в этой тусклоте появлялось немало огня, света и шума.

Городское сражение на юго-востоке просматривалось от громадной двери ангара.

За ним наблюдали три человека, стоя перед лифтом сбоку от освещённого ангара.

Одной из них была Гиес в красном костюме, и она обратилась к мужчине перед собой:

— Хаджи, говори быстрее. Пришла пора со всем разобраться.

Она глянула на Хаджи, стоящего в белом летнем плаще, и затем направо. Рядом с ним стояла девушка с мечом на поясе. Она обладала резкими чертами лица, и её длинные волосы были связаны сзади.

— Её зовут Микоку. Приглянулась? Она одна из моих драгоценных дочурок. Что думаешь? Хм?

— Ты пришёл сюда только для того, чтобы её представить?

Несмотря на вопрос, девушка по имени Микоку не удостоила Гиес даже взглядом. Вместо этого она глянула на небольшой красный кулон в своей руке. Гиес узнала в ней клуазоне, которым славится эта местность.

Когда Хаджи это заметил, он горько улыбнулся.

— Тебе не стоит так вытаскивать сувениры, Микоку. Не сомневаюсь, что Сино понравится. Разве не так? Хм?

— У тебя хватает времени проверять перед битвой свои украшения? Какая беспечность.

Гиес внутренне сконструировала способ, как отогнать Хаджи прочь.

Сражение в городе — проблема сама по себе, но её внимания требовало и кое-что другое.

…Господин Аполлон и Госпожа Мияко пропали.

Перед боем Гиес оценила базовые и приобретенные способности автоматических кукол и разделила их на огневую группу и группу ближнего боя соответствующе. После этого она планировала разбудить Аполлона и Мияко и убедить их либо сдаться, либо сбежать.

В конечном счёте, Гиес не смогла придумать хороший метод спасения Аполлона.

Лучшим вариантом, который ей пришёл на ум, оказалось капитуляция и извлечение кокпита Тифона. Это, по крайней мере, лишит тело Тифона страданий.

И так, кукла планировала оставить последнее решение за Аполлоном.

Гиес отправилась на верхние этажи его разбудить и высказать своё предложение, но комната Мияко была пуста. И только после обыска всех комнат она заметила опущенный лифт. Судя по всему, они разминулись друг с другом, пока Гиес поднималась по внутренней лестнице ангара.

В таком случае, они бы оказались в ангаре, но после того, как кукла быстро вызвала лифт и спустилась на нём вниз, то обнаружила перед входом этих двоих.

— Так или иначе, вам нужно уйти. Я не могу вам позволить увидеть то, что внутри.

— Серьёзно? Ты уверена, Гиес? Ты не думаешь, что пора выпускать Тифона? Если верить звукам, мне кажется, только что был уничтожен ваш шестой Бог Войны. Я не прав? Хм?

Он был прав.

Бог Войны, управляемый потомком Хибы, уничтожал аппараты Мойры 2-й.

Машина их противника основывалась на обломках обычного Бога Войны, полученных шестьдесят лет назад. Благодаря улучшениям, установленным с того времени, их машины должны быть мощнее, но…

— Вероятнее всего, вражеский аппарат лучше сбалансирован. И у него лучше пилот. Он использует отклики, отсутствующие при дистанционном управлении, чтобы выполнять действия, доступные только ему, — Гиес кивнула. — Мойра 2-я хорошо справляется. Она даже не боевая кукла, но управляет одновременно множеством аппаратов, сопротивляясь Богу Войны, с которым 3-й Гир сражался в прошлом.

— Вот как. Значит, такова непосредственная слабость дистанционного управления? Да, нам следует это запомнить.

— Зачем вам это запоминать?

— Просто. Всё очень просто, Гиес. Как и обещано, если UCAT заберёт Концептуальное Ядро, мы заберём обломки Тифона. После этого, мы, вероятно, оснастим его для дистанционного управления.

Когда Гиес подумала, о чём Хаджи только что сказал, её брови немного приподнялись.

— Ты пришёл к заключению, что мы проиграем?

— Мы здесь потому, что это вполне вероятно, Гиес. Мы хотим убедиться, что подобная возможность от нас не ускользнет. Ты понимаешь, что это за возможность, Гиес?

Когда он развёл руками и указал подбородком в сторону города, Гиес вздохнула.

Затем Хаджи пожал плечами.

— Теперь, перейдём к главному. Что если я попрошу тебя позволить Аполлону сбежать?

— Что? Господин Аполлон не нуждается…

— Вы послали все ваши силы, но Тифон остаётся здесь. К тому же, Котт оттянул способного летать бойца UCAT на север. По-прежнему существует угроза снайпера, но, по крайней мере, небо чисто. Он с лёгкостью сможет сейчас сбежать, разве нет? Хм?

Гиес ничего не сказала.

— Мы хотим сделать для 3-го Гира всё, что в наших силах. Я говорю правду. Это выгодная сделка для нас обоих. В конце концов, если мы спасём короля 3-го Гира, вы, автоматические куклы, будете благодарны. Верно? Верно, разве нет?

— Хватит нелепых иллюзий. Мы Гир, который не приемлет побег. Ещё во время войны, мы всегда выбирали вторжение, — она тщательно подобрала слова. — Помимо того, большинство Богов Войны могут летать. Разве с этим ты можешь как-то помочь?

— Да. Мы можем взять на себя роль злодея.

Когда Гиес нахмурилась, Хаджи прикрыл губы ладонью, но в его глазах виднелась улыбка.

— В этом здании есть женщина, потомок 2-го Гира, разве нет? Чтобы выиграть необходимое вам время, мы её захватим. Мы попросим UCAT дать нам немного времени, если их заботит её жизнь.

Хаджи понадобилось несколько секунд, чтобы договорить.

Всё это время он смотрел на неё с улыбкой, спрятанной за ладонью, и, глядя на эту улыбку, она приняла решение.

— Это выходит за рамки несовместимости, — Гиес резко прищурилась. — UCAT лучше вас.

— Ну, это уже жуткое оскорбление.

— Ещё большим оскорблением для нас будет продолжать отношения с вами. Вы заявляете, что хотите Тифона, но пока здесь UCAT, его невозможно отсюда забрать.

— Если несмотря ни на что мы сможем его забрать, ты отдашь его нам сейчас? Хм?

Хаджи тоже прищурился, но ответила ему не Гиес.

— По мне, так ты настроен весьма враждебно, — произнёс позади Хаджи мужской голос.

Это Эгеон. Гекатонхейр выпрыгнул из подлеска, покинув лес внизу. Он приземлился около трёх метров позади Хаджи и девушки по имени Микоку. Им обоим понадобится развернуться и сделать шаг, чтобы до него достать, но Эгеон мог использовать гравитационные техники.

— Я отрублю твои жизненные функции.

Пейзаж над его правой рукой исказился. Он создал ультра-тяжёлую пулю из изолированной гравитационной массы.

При выстреле и высвобождении она основательно сомнёт противника даже с защитой уровня Бога Войны. Если целью будет человек, она сожмёт внутрь всё его тело вместе с окружающим пейзажем, вызвав мгновенную смерть.

Приподняв правую руку, Эгеон уставился на свои цели, после чего обратился к Гиес через коллективную память.

Ты не упустила из виду то, что тебе нужно сделать, не так ли?

Его взор повернулся к городу.

Если мы будем дальше принимать их помощь, то предадим Госпожу Мияко.

— Ты Хаджи, так ведь? — спросил Эгеон. — У меня вопрос. UCAT твой враг?

— Хм, как бы это выразиться? Проще говоря, UCAT наш единственный враг.

— Ясно, — сказал Эгеон.

…Они враги Гира Госпожи Мияко.

И…

Это означает, что они наши враги.

Гиес высекла его слова в памяти, и, наконец, кивнула.

— Оставляю всё на тебя, Эгеон. Мне нужно идти.

С этим она повернулась спиной.

Гиес следовало кое-что сделать: найти Аполлона и Мияко.

Кукла повернулась к свету ангара и забежала внутрь.

Рассекая ветер, она услышала позади себя голос Хаджи.

— Какая жалость, Гиес. В самом деле. Теперь я не смогу рассказать тебе о наших истинных намерениях. Но я надеюсь на вашу победу. В самом деле. И я также надеюсь забрать Тифона.

Гиес услышала позади себя неожиданный шум.

Он напоминал рассыпание громадного количества земли.

Это был звук высвобождения гравитационной пули Эгеона.

А еще звук врага, раздавленного вместе с окружающей площадью.

Такой атаки невозможно избежать.

Не оборачиваясь, Гиес забежала в ангар.

Во тьме рядом с основанием белого здания возникла громадная воронка.

Её создала гравитационная масса Эгеона.

Пока сжатый ком грязи и травы рассыпался внутри пятиметрового кольца на земле, он неподвижно стоял под ночным воздухом.

Помимо ландшафта в воронке находилось кое-что ещё: человеческие конечности.

Среди грязи проглядывались разбросанные обрывки одежды и сломанный меч, и под ними лежало переломанным тело их хозяина.

Однако…

— Только одно.

Эгеон повернулся направо и увидел мужчину, стоящего у стены белого здания на обратной стороне воронки.

Это был Хаджи. Его руки и ноги раскинулись в стороны, словно его прилепили к стене.

— Довольно очаровательная атака. Мне действительно хотелось бы переманить тебя на нашу сторону. А ты как? Хм?

— Нет, спасибо.

Но Эгеон глянул на воронку вместе с кучей упавшей грязи и человеческое тело внутри.

— Выходит, она оттолкнула своего лидера с дороги и умерла сама? Ты назвал её драгоценной дочуркой, потому что она может обезопасить твою жизнь, Хаджи?

— Нет, я зову её так, потому что она важная часть исправления этого ошибочного мира.

— Что?

На этом вопросе Эгеон собрал в левой руке гравитацию. Хаджи находился приблизительно в пяти метрах, так что он вполне в радиусе действия и на этот раз его никто не прикроет.

…В этот раз я не промахнусь.

Гекатонхейр пришёл к заключению, что слова Хаджи предназначались на то, чтобы выиграть время перед своей кончиной.

— В таком случае…

Чтобы разрушить баланс гравитации и выстрелить, Эгеон собрал в левой руке силу.

Но неожиданно заметил нечто странное.

Под его левой рукой что-то торчало из бока.

Тонкая и узкая панель, отражающая слабое освещение.

Это клинок.

— !..

Эгеон глянул налево. Используя слепое пятно, созданное его поднятой рукой, девушка вонзила сломанный меч ему в бок. Она держала меч обеими руками в стойке для укола.

На миг он не мог определить, кто это был. Его разум пытался сказать, что это Микоку.

— Их что, двое?!

Но дело не в этом. Когда Эгеон повернулся обратно к Хаджи, человеческие останки в воронке, которая теперь находилась слева от него, пропали. Он также заметил, в чём была одета Микоку.

— Чтобы это купить, я проехала до самого Синдзюку, но ты превратил всё в неприличный наряд с короткими руками, раскрывающий живот.

Она дёрнула клинком, который держала голыми руками. Рывок и расслабление его искусственных мышц позволили ей вытащить сломанный меч.

Микоку нанесла вторую атаку, но на этот раз Эгеон отреагировал.

С самой подготовки к битве он отключил своё чувство боли, и она наверняка об этом знала, поэтому он поднял ограничения искусственных мышц и ускорился. Этого хватило на то, чтобы не дать ей отреагировать, даже если девушка такое предугадала.

Эгеон двинулся.

— !

Он развернулся на высокой скорости.

Переместил гравитацию, собранную в левой руке, вперёд кулака и швырнул наотмашь к Микоку.

Эгеон перевел на неё взгляд.

С его положения, её сердце располагалось справа слегка ниже груди, едва прикрытой остатками одежды.

Со скоростью его кулака Микоку вздернула брови и попыталась с помощью обеих ног отскочить назад. Она планировала убежать несмотря ни на что, игнорируя воронку за спиной.

Микоку была проворна, но Эгеон её поймал.

Его кулак обычно ощущал плоть, но кукла перекрыла даже это чувство боли.

Размашистый удар вспорол центр её груди.

В девушку ворвалась сила притяжения. Масса гравитации уже начала распадаться, поэтому Эгеон не мог рассчитать уровень повреждения.

Место внутри её груди, где находилось сердце, расплющило.

— ———!

Микоку выгнулась назад. В миг, когда её сердце раздавило, созданный под высоким давлением поток крови заставил тело неистово содрогнуться, и затем нижняя часть груди осела.

— …

Она завалилась подобно марионетке, которой перерезали верёвочки, но Эгеон уже создал в правой руке новую массу гравитации.

— Не убегай, Хаджи. Эта для тебя.

Он поднял правую руку и обернулся к Хаджи, но затем заметил улыбку в глазах пожилого араба и ладонь, прикрывающую губы.

Разум автоматических кукол не способен ловить предчувствия, но в состоянии прогнозировать.

Эгеон пересмотрел, что Хаджи говорил во время беседы и сравнил с шаблонами ответов обычных людей из данных, которые накопил во время работы в овощной лавке.

…Это не естественная реакция!

Тогда что в данной ситуации было неестественным?

Ответ показался слева от стопы. Нет, он уже поднимался до уровня бедра.

Микоку вставала.

— Как такое возможно?!

Она была человеком. Её реакция на расплющенное сердце и всё остальное соответствовало человеку. Он мог сравнить это со всеми накопленными данными о человеческих экспериментах 3-го Гира. И всё же Микоку вставала, и её подъём постепенно ускорялся.

— !

Невзирая на то, что его самого поймает взрывом, Эгеон выстрелил массой гравитации в правой руке в Микоку

Микоку вставала, не отрывая глаз от Эгеона.

Он был где-то на две головы выше её и делал взмах правой рукой в её сторону.

Она осознала, что удар попадёт, и попадание поглотит больше времени.

…И это поставит Хаджи под угрозу.

Микоку по-настоящему не ведала уровень его мастерства. Раз он бывший командир военных сил 9-го Гира, то, вероятно, силён, но он ни разу не принимал участия в тренировке.

Даже так, она доверяла его силе.

Но…

Микоку была его телохранителем.

…Даже если он сможет без труда здесь выиграть, я должна его защитить.

Она подняла голову. Девушка не могла скопить много силы в ногах, и её сердце всё ещё не пришло в норму. В конечности должным образом не посылалась кровь и желанная ею сила поступала с нежелательной дрожью.

Микоку не могла нормально двигаться.

…Что же делать?

Правая рука Эгеона уже двигалась к её левой стороне.

Микоку ощущала, что не сможет её избежать, но нахмурилась и задумалась.

…Это, может, и безнадёжно, но…

Она продолжила свою мысль.

…Мне нужно получить должный опыт!

— ———!

Набрав в грудь воздуха, Микоку вспомнила тренировку с Тацуми перед своим приездом сюда. Тацуми всегда отклоняла движения Микоку с наименьшим из возможных усилий, а затем запускала собственную атаку.

Как ей это удавалось? Микоку не могла двигаться так же.

…Но у меня должен быть собственный способ движения.

Она простонала и задумалась о собственном теле. Во-первых, о левой руке не может быть и речи, потому что девушка по-прежнему не могла наполнить её силой, но в правой силы хватало для того, чтобы что-то схватить. От левой ноги не было толку, но в правой имелось немного силы.

Микоку решила начать с правой ноги.

— ———.

Она заметила высвобождение гравитационной массы Эгеона, но это происходило на ладони. Задняя часть его руки оставалась безопасной.

По этой причине девушка не воспользовалась правой ногой. Взамен она начала с непригодной левой.

Микоку бросилась под его правую руку и её левая нога, естественно, подкосилась под ней.

Однако это её устраивало. Её тело качнулось влево, как будто падая, и даже она не могла предугадать движение.

…Я могу сбежать.

Её падающее тело скользнуло как раз под его правой рукой, и она сделала следующий шаг рабочей правой ногой.

Микоку ткнула правую пятку вперёд и ступила немного влево от своего центра, чтобы остановить левостороннее падение. Вслед за этим, она послала тело вперёд, чтобы встать.

…Моя правая рука.

Она вывернула клинок в руке и направила его в сторону Эгеона по параболической траектории.

Микоку набрала скорость, но без намерения набрать силу. Тем не менее, она услышала звук.

Звук рассечения чего-то гибкого.

Она увидела, как рука Эгеона отлетела в воздух.

Позади взорвалась гравитационная масса.

Пространство зашевелилось, и девушку омыл ветер.

Микоку ощутила щекотание от разорванной ткани, подстёгиваемой дуновением.

Она пошатнулась вперёд и по часовой стрелке рванула к спине Эгеона. Так она теряла его из виду, но у неё был способ определить его местоположение.

Ей сообщил поток воздуха в ветряном порыве.

Его громадное тело швырнуло оставшуюся левую руку наотмашь в её сторону. Микоку могла ощутить слабое дуновение ветра, направленное на неё.

Когда его рука прибыла, она пригнулась, воспользовавшись следующим шагом левой ноги.

Убедившись, что его могущественный взмах пролетел над головой, Микоку ступила на правую ногу.

Она практически вонзила пяту в землю и правой рукой подкинула клинок вверх.

Девушка взмахнула рабочим правым локтем назад и воспользовалась ускорением, чтобы повернуться по часовой стрелке.

Благодаря импульсу вращения она полностью развернулась и увидела там Эгеона.

Теперь они стояли лицом к лицу. Она поворачивалась, и он был беззащитен после того, как его взмах промахнулся.

Между ними Микоку увидела меч, который до этого отшвырнула.

Сохраняя импульс вращения, она схватила клинок в воздухе вяло протянутой левой рукой.

Когда Эгеон увидел наконечник лезвия, его выражение лица изменилось.

Он улыбался.

— Это движение было ошибкой!

Его слова заставили Микоку осознать, что она движется.

…Это означает, что я теперь сильна как Тацуми и остальные?

Она не знала, но кое в чём не сомневалась.

— Я стану сильнее.

Микоку взмахнула мечом в левой руке без каких-либо усилий.

Он пролетел к его шее, и раздался острый звук.

Битва перед Станцией Курасики была односторонней.

Бомбардировка Мойры 1-й и остальных горничных предотвращала продвижение врага, но UCAT не делало явных попыток контратаковать или отступить.

Снаряды горничных с лёгкостью пробивали здания. Столкновение заставило несколько строений обрушиться, а перемещения UCAT были крайне ограничены.

Несмотря на явное отсутствие контратаки, Мойра 1-я не прекращала огонь в сторону дороги.

Её запасы тарелок уже истощались, поэтому она в основном использовала ножи и вилки, взятые заранее с собой.

С горничными по коллективной памяти связалась Мойра 2-я и сообщила, что переключила функционирующих Богов Войны на боевую программу, и находилась на пути к ним.

Осталось всего два Бога Войны. Боевая программа была создана на основе данных, взятых в этом бою, и рассчитана на кратковременное сражение без каких-либо ошибок. Чтобы приготовиться к прибытию Мойры 2-й, горничные выстрелили несколько раз к югу от Станции Курасики. Они стреляли вслепую в сторону множества врагов здесь, но, по крайней мере, замедляли их продвижение.

Помимо этого, Мойре 1-й нужно было нацелиться на кое-что ещё.

В двухстах метрах в центре юго-западной дороги стоял один человек.

Седоволосого старика в лабораторном халате с трудом назовёшь солдатом.

— Они называют тебя Ооширо, не так ли?

Старик по имени Ооширо нагло стоял посреди дороги и держал камеру.

— Ха-ха-ха! После того, как я пробудился к чудесам видео, вам со мной не совладать!

Она всё равно в него выстрелила.

Однако, он уклонился. Чтобы избежать снаряда с наименее возможным движением, старик быстро качнул одними бедрами в сторону, не меняя высоту своего центра тяжести.

— Чуть не попали. Я едва не тряхнул камеру.

К ней повернулась одна из горничных.

— Госпожа Мойра 1-я! С этим стариком что-то странное!

— Я пришла к такому же выводу, но подобное не должно повлиять на наши решения. Оно может и выглядит так, но это директор UCAT. Для такого необходим определённый уровень силы.

— Ох. Это серьёзное выражение лица главной горничной просто очаровательно!

Мойра 1-я с непревзойденной точностью запустила ещё один выстрел, но Ооширо вновь на самую малость отклонил тело, чтобы его избежать.

…Какой ужасный противник.

Затем горничная услышала странный звук.

От поясницы Ооширо донёсся треск сухих веток.

— А.

Небольшой возглас понимания заставил всех остановиться. Среди солдат UCAT в укрытии рядом с Ооширо, один парень поднял взгляд. Он держал в одной руке громадный Облаченный Меч и со всей серьёзностью произнес:

— Постарайтесь, чтобы следующая попала.

— Изумо-кун, ты в самом деле будешь отдавать приказы врагу?! И в связи с моей спиной и прочим, может, ты мне поможешь?

— Не глупи. Если я тебя спасу, Чисато будет злиться.

— Т-тебе не стоит перекладывать вину на Казами-кун.

— Почему нет?

— Потому что я не могу ей перечить.

Они оба обменялись взглядами и рассмеялись, но затем Изумо кивнул.

— Как насчёт того, чтобы словить пулю и умереть? Я сделаю тебе милое надгробие, с надписью «человеческий мусор».

Ооширо рассмеялся и повернулся к Мойре 1-й.

— Эй, старшая горничная! Ты не против сначала прицелиться в этого молодого человека?! Я не могу уклоняться или даже пошевелиться, потому вы вполне можете оставить меня на потом, правда?

Мойра 1-я затихла и горничные реорганизовались. Они образовали ряд из восемнадцати линз гравитационного ускорения, и она забросила туда тарелку. Из-за подъема существовала вероятность перелёта, но сейчас расстояние относительно небольшое.

— Используя ударную волну, мы откинем вас двоих одновременно!

Они приготовились к входящей атаке.

По городу бежали Саяма и Синдзё.

За ними гнались.

С другой стороны домов, между которыми они бежали и скрывались, разбросанные по округе товарищи свистками обозначали собственное расположение и расположение врагов в радиусе обзора. Короткий свист выдавал их местоположение, а длинный — врага.

Улицы Курасики были запутанными, но парень и девушка знали расположение своих товарищей, врагов и собственное.

— Синдзё-кун, мы можем обеспечить быструю огневую поддержку. Между домами справа!

Синдзё кивнула и выстрелила между белостенными зданиями, откуда раздался длинный свист. Свет бил не на полную силу, но отдача всё равно отбросила её назад.

Не глядя, куда направился свет, Саяма поймал её спину и побежал.

С направления выстрела Синдзё в воздухе разлился высокий ответный свист. Это указывало на то, что враг был побеждён. Они также услышали, как неожиданно прекратилась пальба.

— Ещё одного из наших вывели из строя. Мне кажется, мы получаем несколько больше урона.

Но в то же время, с горничными было что-то не так.

— Согласно офицеру связи, как только кого-либо из наших выводят из строя или кто-то сдается, горничные лечат их раны.

— Почему? — спросила Синдзё.

Когда кончики её бровей опустились, он кивнул в её сторону.

— Они не боевые модели. Их решения основываются на стандартах горничных, поэтому по завершении убийственной работы они испытывают необходимость помочь. Они одновременно наделены волей к убийству и спасению. Весьма странный Гир, не находишь? К тому же, никто из наших раненых товарищей не вернулся в бой. Эта тишина может быть в знак уважения к усилиям горничных.

Саяма на секунду задумался.

— Или они не хотят нарушать удовольствие попасть под лечение горничных.

— Звучит гораздо убедительней.

Синдзё вздохнула и затем нахмурилась, когда услышала, как через два здания оборвалась стрельба.

— Саяма-кун, звучит так, словно ещё кого-то победили. Почему мы получаем больше урона? Вроде бы ты говорил, что они не боевые модели.

Подобное легко объяснить.

— Это вопрос скорости перемещения, количества и вооружения. Они нас поджидали, и с началом битвы раскидали нас по всем направлениям. Да, они намеренно нас рассредоточили. Кто-то, вероятно, предложил им эту стратегию.

— Но… почему?

— Большинство из нас вооружены автоматами. Они могут вести быстрый и сильный огонь, но, разумеется, только по прямой линии. Что случится, если враг помчится в ближний бой, двигаясь при этом налево и направо на высокой скорости? Помни, что автоматическое оружие UCAT весит около пяти килограмм.

На бегу, Синдзё над этим призадумалась.

— Будет тяжеловато дергать туда-сюда руками, чтобы за ними поспевать.

— Вместо бега, куклы двигаются небольшими скачками и всплесками ускорения от их гравитационного контроля. Рассредоточенные, мы не можем действовать группой, чтобы подавить их скорость и ловкость.

Он скользнул взглядом к поясу, где нёс десятисантиметровый талисман, функционирующий как ручная взрывчатка.

— Доктор Чжао передала эти всем, но если не можешь попасть — они бесполезны. Победа в одиночном сражении дастся нелегко.

— А можно ли как-то это преодолеть?

— Прекратить полагаться на огнестрельное оружие, действовать сообща с теми, с кем удастся встретиться и не позволять стилю горничных ввести нас в заблуждение.

— Не уверена, что ты хотел сказать последним, но я могу придумать ещё одно: оружие, которое может стрелять по площади, вроде моего Ex-St.

— Начальство просило нас наносить как можно меньше урона Курасики, даже в Концептуальном Пространстве. …Разумеется, противоположная сторона с началом битвы также его разрушает, — он вздохнул. — Я бы не отказался иметь больше оружия. Согласие на эту битву за такой короткий срок лежит на моей ответственности, но у нас действительно не хватает оружия, чтобы с ними совладать.

Синдзё кивнула, словно поникнув головой, но Саяма увидел, как что-то падает сверху.

— Синдзё-кун!

Он оттолкнул её прочь и завёл руку с Георгиусом за спину. Парень держал там боевой нож с двадцатисантиметровым лезвием как часть стандартного снаряжения.

Саяма поднял почерневший клинок над головой и попятился.

Рядом с его левой рукой раздался лязг, и нечто было слегка отражено.

Он увидел, как со скоростью, игнорирующей силу притяжения, кто-то приземлился на землю.

Кукла перед ним немного присела.

— Фиалка-кун.

— Так точно. Я искала Вас, чтобы выступить в качестве противника.

— Почему так? Для тебя есть немало других нескучных противников.

— Чтобы развлечь почётного гостя, Госпожа Мойра 1-я назначила меня.

Она снова произнесла «так точно», и когда Саяма отступил, приняла стойку с осторожно расставленными ногами. Горничная держала в правой руке кухонный нож, а в левой крышку от кастрюли.

Заметив её наклон вперёд в подготовке к движению, Саяма насторожился.

Затем услышал справа голос Синдзё. Краем глаза он увидел, что, сидя после падения, она нацелила в его сторону Ex-St.

— Саяма-кун! Пригнись!

Но движения и решения Фиалки превзошли Синдзё.

С рывком запястья кукла швырнула крышку в Синдзё.

— !

С помощью гравитационного контроля предмет наделили скоростью и вращением, и он с металлическим грохотом врезался в Ex-St, после чего намеренно отлетел в асфальт. Сила атаки откинула пушку снизу вверх.

Двинувшись в сторону Саямы, Фиалка тихо проговорила:

— Я всегда занимаюсь мытьём посуды и утвари, следовательно, это моя специализация.

Собираясь выстрелить из Ex-St, Синдзё нахмурилась и вскрикнула, но не могла нормально прицелиться.

Но она всё равно выстрелила.

Воздух налился чистым звуком, и взметнувшийся луч света издал рёв. Рубящее свечение снизу описало полукруг над головами Фиалки и Саямы и столкнулось со зданием за их спинами.

Однако оно не вызвало взрыв. От него пришло лишь разрушение и звук бьющегося стекла.

Здание принадлежало магазину электроники среднего размера с парковкой за ним.

Его главный вход снесло подчистую.

— !..

Отступая назад, Саяма прыгнул внутрь, но Фиалка ускорилась и в мгновение ока до него добралась. Когда она заготовила кухонный нож у пояса, глаза под её очками озаряла улыбка.

— Добро пожаловать, и прошу, заходите.

В ответ Саяма невозмутимо кивнул.

— Понимаю. Спасибо за твои труды. …Но как насчёт того, чтобы я дал тебе заранее на чай?

Саяма взмахнул правой рукой и швырнул взрывчатый талисман, который крепился к поясу.

Он поместил бумагу в воздухе между ними двумя.

— Добро пожаловать.

Талисман взорвался.

Гиес бежала через ангар.

Вместо того чтобы воспользоваться лестницей к мостику, кукла запрыгнула туда одним махом.

Там она увидела Мияко, спящую на диване.

— Тифон!

Белый Бог Войны двинулся с места, и в его глазах определённо стоял жёлтый цвет.

Она неистово ухватилась за поручень.

— Господин Аполлон! — вскричала Гиес. — Что Вы делаете?!

И…

— Почему Вы бросаете Госпожу Мияко?

Тифон ничего не ответил. Вместо того он подошёл прямо к ней.

— …

Гигант кивнул, повернулся спиной и продолжил идти. На фоне громыхания его поступи, Гиес попыталась его преследовать, но остановилась после первого же шага.

— ———.

Глаза Мияко немного приоткрылись, и плечи Гиес вздрогнули.

— Госпожа Мияко!

— Ох, Гиес?

Она нахмурилась, но как только поднялась, вернула блеск в глазах..

— Где Аполлон?

Мияко глянула прямо на вход в ангар. Под ним виднелась белая спина с шестью крыльями уходящего Бога Войны.

Увидев это, она открыла рот.

— ————.

Мияко набрала воздуха в грудь.

— Аполлон!!

Девушка двинулась с дивана. Её колени соскользнули с края, и она едва не упала. Гиес её поддержала, но Мияко была слишком отчаянна, чтобы заметить.

— Т-ты чего собрался учудить?!

Она хотела двинуться к нему и тем белым крыльям, поэтому вырывалась от поддержки Гиес, словно плавая. Кукла осознала, что с ней что-то случилось.

— Госпожа Мияко!

Когда кукла крикнула ей в ухо, Мияко наконец повернулась к ней.

Она плакала.

— …

Гиес увидела выражение, которого раньше никогда не видела на человеческом лице. Оно не особо лишилось силы, но как будто осыпалось и утратило всякую сосредоточенность. Это выражение лица прямо сейчас на неё взирало.

— Почему? — Мияко спёрло дыхание. — Почему всё так обернулось?

Гиес попыталась ответить. Она почти обнимала Мияко и намеревалась воспользоваться точными решениями для подбора слов, которые предоставят ей абсолютное облегчение.

Однако…

…Я не могу ничего придумать.

Кукла не могла и помыслить, что её собранные данные и способность к принятию решений настолько неразвиты.

Тем не менее, ответ прибыл с другого места. Он донёсся от небольшой фигуры, направляющейся к ним от двери внутреннего коридора, соединяющего мостик с жилыми этажами.

— Я не знаю, почему всё так обернулось, Мияко, — сказала Мойра 3-я.

Не прекращая рыдать, Мияко сделала ещё один вздох и повернулась к Мойре 3-й.

— Правда в том, что Господин Аполлон проснулся раньше тебя. Он позвал мою среднюю сестрёнку и попросил её проверить.

— Проверить что?

— Формируется ли внутри тебя ребёнок.

Гиес увидела, как выражение лица Мияко сменилось с заплаканного на изумлённое.

— Ребенок?

Обвалившаяся часть её лица вернула немного силы. Та сила пришла от сомнений.

— Это не может быть ещё подтверждено, — сказала Мойра 3-я. — Но средняя сестрёнка использовала тщательный гравитационный контроль, чтобы поставить всё на место, поэтому всё должно быть в порядке. А ещё, у средней сестрёнки было вот это.

Мойра 3-я показала то, что прятала за спиной.

Это был цветочный горшок.

— Она сказала передать его ребёнку, когда тот родится. …Господин Аполлон тоже обрадовался. Он сказал, что хочет, чтобы ты вручила это ему.

В цветочном горшке ничего не было. Ни семян, ни даже земли.

— Он сказал, чтобы ты заполнила его тем, что можно увидеть в этом мире.

Мияко прикрыла глаза.

Снаружи прозвучал ветряной порыв, знаменующий отлёт Тифона.

— Этот засранец принял решение за меня. …Муж и жена обладают в наши дни одинаковыми правами, идиот!

Её голос дрожал, но она всё равно произнесла с приподнятыми бровями.

— И даже не думай, что жена не захочет увидеть решение мужа до самого конца!