Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
14.06.2015 01:57
Ок, спасибо, этот том я уж дочитал.
Anon
23.12.2014 21:15
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 109.205.249.27:
Вы '''М'''огли заметить что в отличии от Малфа я не занимаюсь клином ч/б иллюст'''Р'''аций, а только тайплю текст (ибо делать мне больше нечего как убиваться на этих сканах)
Anon
23.12.2014 13:55
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 109.205.249.27:
ошибочка зачесалась Вы '''М'''огли
Anon
11.12.2014 21:31
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.236.131:
Надеюсь после окончания Оварей ты не перестанешь переводить работы Каваками.
Evoeden
11.12.2014 17:55
Js06 закончил перевод 1й книги серии Сити и начал уже "Воздушный город".
Нету ли планов и на эту серию?
sergion
10.12.2014 14:07
перевода тома настолько давно нет что я успел всю Mahouka что есть на сайте прочесть и начать перечитывать сао

Глава 24. Следы приближающегося врага

Это был старый район.

Древний канал окружали ивы, и с обеих сторон у белых стен и деревянных зданий тянулись грунтовые дороги.

Канал начинался с запада и на половине пути поворачивал направо, на север. Оба участка канала были приблизительно двести метров длиной.

— Это район Бикан, да?

Перед чайной на южном краю района раздался голос Синдзё.

Она носила белую соломенную шляпу, а Саяма, одетый в жилет и брюки, сидел вместе с ней на лавочке, покрытой красной тканью. Они оба держали стопки распечаток, но внимание Синдзё постоянно отвлекал Саяма рядом с ней, и необычный пейзаж вокруг.

Она знала, что ей следует отнестись к этому серьёзнее, поэтому опустила взгляд на документы, продолжая поглядывать по сторонам.

Эти бумаги переслал им Касима от центрального сервера UCAT. Предположительно, на них в основном содержалась информация о Департаменте Национальной Безопасности, но они не могли прочесть большую часть. Они могли определить, что текст написан на японском и что там были диаграммы, но попросту не осмысливали содержание.

— Это концепт сокрытия информации, — объяснил Саяма. — Он должен влиять и на любую копию информации.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты слышала городские легенды об информации, которая проклянёт тебя просто от того, что ты её услышишь, не так ли? Здесь то же самое. На центральный сервер данных наложили концепт, работающий даже на информацию, которая была распространена. — Он горько улыбнулся. — Они словно ожидали, что мы так поступим.

Судя по всему, Касима тоже не мог прочесть большую её часть, но опираясь на то, что сумел понять, он выбрал из нечитаемой информации наиболее важную.

То, что Касима не мог читать, было помечено сверху страницы, но они обнаружили, что могут прочесть часть того, чего он не может. В данный момент Саяма вместо прочих документов просматривал отчёт Цукуёми по Георгиусу.

Синдзё наблюдала за его чтением и произнесла:

— Директор Цукуёми очень нам помогла.

— Касима объяснил причину этого. Судя по всему, она ищет Облачённый Меч.

— Облаченный Меч?

Он кивнул и показал чертежи под отчётом Георгиуса.

Это была проектная схема Облачённого Меча. Он выглядел как японский меч почти без искривления, но рукоять оказалась на удивление длинной. Эфес на диаграмме, скорее всего, изготовили из какой-то твёрдой субстанции, и он был почти такой же длинный, как и клинок.

— Почему она разыскивает это?

— Похоже, во время пустого периода UCAT его создал её муж. В этом причина, по которой она согласилась присоединиться к UCAT после Великого Кансайского Землетрясения десять лет назад. Она обнаружила эти чертежи в задней части ящика стола, который унаследовала вместе с отделом разработок, и ныне это всё, что она о нём знает.

Копия проектной схемы была подписана Цукуёми Арухито.

Саяма отложил отсчет по Георгиусу в сторону и потянулся к тем документам, которые читала Синдзё.

— Что там говорится о Георгиусе?

— Похоже, много чего неясно, но Директор Цукуёми и Касима оба думают, что перчатка может быть живой и просто дремлет, обладая собственной волей.

— Тогда, её сделал 3-й Гир? Живой металл это концепт 3-го.

— Когда я впервые её надел, она говорила по-японски, а не на каком-то странном языке Гира. — Он вздохнул. — Отчёт теоретизирует, что она служит нагнетателем концептов, но так и не ясно, почему она реагирует только на Концептуальные Ядра, или почему только я могу её носить.

Синдзё едва ли не вымолвила, что они толком ничего не узнали, но проглотила собственные слова. Саяма и так это знал, и они ничего не могли с этим поделать.

Затем девушка осознала, что его правая ладонь уже некоторое время лежит на левой груди.

Когда он испытывал эту боль, Синдзё знала, что может лишь положить руку ему на спину. Однако её мысли как будто донеслись до него, потому что в итоге он заговорил, приводя в порядок на коленях последние страницы отчёта Георгиуса.

— Говорили, что его получила моя мать и оставила для меня. В таком случае, лучше всего предположить, что он был создан в UCAT, используя низшие копии концептов из 3-го и других Гиров. Похоже, Директор Цукуёми и остальные планируют более детально изучить эти данные, поэтому будем надеяться, что они смогут что-то выяснить. …Более важно, что там с твоими документами?

— Э?

— Только не говори мне, что ты их не читала.

Он был абсолютно прав.

— Эм, ну. Э… О, вроде бы уже прошло полтора часа? Твой портативный диктофон скоро проиграет всё до конца, да? Н-ну же, давай вернёмся и прочтём всё с остальными.

Пока Синдзё пыталась выкрутиться, Саяма снял сумку, содержащую диктофон и жучки. Он убрал диктофон из сумки, вытащил другой из кармана и засунул его в сумку.

— Саяма-кун, что это было?

— Не о чем беспокоиться. Это второй сценарий. Предыдущий был комнатной версией, а это уличная. У меня также есть приключенческая версия, счастливая версия, версия короля демонов и прочие. Как насчёт того, чтобы послушать одну с целью накопления идей для твоего романа?

— Нет, спасибо. Я наверняка захочу от этого многое переосмыслить.

— Вот как. Несколько разочаровывает. Так или иначе, время для уличной версии. Не подкачай, диктофон.

— С-стой! Н-на улице?! Я не из тех, кто предпочитает такое!

— О чём ты говоришь? Интересы не присутствуют сами по себе. Их нужно развивать, Синдзё-кун.

— Может, и так, но не нужно это здесь подчёркивать!

— В общем, не забывай, что раз ты сорвала осмотр этих документов, я позже попрошу о компенсации.

Синдзё простонала, но всё же почувствовала угрызения совести.

— Почему ты так беспечно относишься к чему-то настолько важному? — спросил он, наклонив голову.

— Эм, ну… Это первый раз, когда я выбралась куда-то с тобой.

Синдзё не знала, что сказать, но, немного обняв тело, пришла к решению. Она съёжилась и задумалась, простит ли он, если она объяснит.

— У меня маловато опыта в посещении подобных диковинных мест, но ты можешь сидеть тут, читать документы и пить чай, как будто это ничего не значит. …Я вдруг осознала, насколько ты загадочный человек.

— Вот как. И поэтому ты уставилась на окрестности и на меня? В особенности, пока я был поглощен работой?

— Ну…

— Хех… Быть может, я и привлекаю постоянно внимание общественности, но даже мне будет неловко, если ты будешь так себя вести, Синдзё-кун.

— Э-э? Прошу, не дразни меня так. Н-но… — Она ощутила, как заливается краской, и опустила голову. — Я и вправду на тебя уставилась.

— Понимаю. В таком случае я тебя прощу, но только если ты позволишь мне когда-нибудь очарованно на тебя уставиться.

— Ладно, это сойдет… Стой, нет! Ты никогда не говорил, на какую часть меня, когда это будет, и как ты будешь это делать!

Несмотря на её протесты, Саяма вытащил из кармана блокнот, сделал заметку, озаглавленную «Обещание», и написал под ней: «Всю её — В любое время — Развёрнутую».

— Ты не будешь меня «развёртывать»!

Он кивнул и добавил «Необходимо обсуждение».

— О-ох…

Голова Синдзё безвольно опустилась. Об обсуждении не может быть и речи. Особенно если дело касается обсуждения с Саямой. У неё не было шансов. Слово «обсуждение» принимало совершенно иное значение, и он вынудит её принять его взгляды.

…Можно ли тут как-то ему возразить?

Задумавшись над этим, она ощутила, как на лице собирается жар, но сказала себе, что это из-за погоды.

Тем временем, Саяма рядом с ней медленно закрыл блокнот.

Когда Синдзё подняла взгляд и повернулась к нему, он воспользовался стопкой бумаг как веером, чтобы создать ветер в её направлении.

— Так или иначе, я лишь скользнул взглядом по этим документам, но, похоже, они содержат некоторые увлекательные сведения. Давай отправимся на прогулку. Мне бы хотелось выяснить кое-какие вещи, включая расположение базы 3-го Гира.

Как только Саяма договорил, из его кармана прозвучал электронный сигнал.

Это был его мобильный телефон, поэтому он вытащил сначала Баку, поместил его на голову и достал трубку.

— ————

— Это Казами, — сообщил он Синдзё.

Обменявшись парой фраз, парень повесил трубку.

Затем перевел дух, опустил на неё взгляд и невозмутимо произнёс:

— Похоже, малыш Хиба и Изумо собираются провести спарринг. Гораздо смешнее то, что они поставили на этот матч сотрудничество малыша Хибы.

— Т-ты хочешь сказать?..

— Да. Им не следовало решать такое самостоятельно, но теперь они получили моё согласие.

— Ты не против этого?

— Если победит Изумо, всё будет хорошо. Если победит малыш Хиба, я могу стать его следующим противником, как истинная звезда. Если малыш Хиба начнёт жаловаться, я могу заявить, что Изумо не имеет человеческих прав или выдумать какую-то другую отговорку.

— А подобная отговорка пройдет?.. Нет, не сомневаюсь, что ты сможешь её протолкнуть своей софистикой.

— Софистика? Как грубо, Синдзё-кун. Называй это «креативным аргументом». В любом случае мы не можем прибыть вовремя, так что должны оставить это на них.

Он глянул внутрь чайного домика и обратился к работнице там:

— Прошу прощения, я бы хотел счёт и шесть завернутых палочек данго, чтобы мы могли их есть на ходу.

На пляже стояло два человека.

Оба носили футболки и шорты, и держали в правой руке деревянные мечи.

Они обладали разным телосложением.

Один был низкорослым, а второй покрупнее и на голову выше, и их обоих омывал шум моря.

Перед каменистой областью напротив океана собрались зрители. Во главе толпы стояла девушка в футболке и купальнике, со свистком в руке.

— Так, ладно, Представитель Отряда Левиафана Изумо Каку против…

— Казами-сан, как насчёт: Представитель Славных Парней Хиба Рюдзи?

Без какого-либо согласия, Казами вяло подула в свисток.

— Ладно, ладно. Начинайте.

— А, это даже хуже, чем когда тебя игнорируют!! — прокричал Хиба.

Однако едва он взглянул на девушку, сидящую рядом с Казами, его выражение лица переменилось.

Его рассеянную физиономию озарила улыбка.

Она была направлена к девушке с длинными, светлыми волосами, которая, несмотря на одетые на ней длинную чёрную рубашку и белое платье, совсем не потела. Она просто ответила на его взгляд без ясно различимого выражения.

— Не волнуйся. Я как-нибудь с этим справлюсь, Микаге-сан.

После небольшой паузы, Микаге кивнула.

Она придвинула свою трость поближе и снова кивнула.

Со свистка прошло около десятка секунд, но на пляже у разбивающихся волн Хиба и Изумо сохраняли неподвижность.

Хиба уставился перед собой, где приблизительно в пяти метрах от него стоял Изумо.

Он находился на плоском пляже с океаном по правую руку и каменистой областью по левую.

Они вооружились деревянными мечами. Хиба специализировался на бою без оружия, но благодаря своему деду был хорошо подкован в использовании меча.

…И я нередко пользуюсь мечом, сражаясь с Богами Войны.

У 3-го Гира имелось дальнобойное оружие, но, соединяясь с машиной, получаешь улучшение зрения и прогностический расчёт скорости. Одно лишь желание служило переключателем для детализации движений противника, рассмотрения их в замедленном темпе или даже предвидения.

Было возможно увидеть траекторию пули и большинство оптического оружия, питаемого от концептов, не в состоянии пробить его броню, поэтому он мог заранее увернуться или игнорировать снаряды.

Тем не менее, неоднократное выполнение таких действий повлечет за собой нагрузку на машину.

Хиба сосредоточился на силе и скорости больше, чем на уклонении.

Он нуждался в ударе иайдо или серии атак с близкого расстояния, не давая времени отреагировать.

И с его низкорослым телом Хиба тренировал способы нападения, включающие в себя быстрое вращение.

Это был эффективный метод против крупных противников, и он мог закончить всё быстрой серией атак, если достаточно приблизиться.

Его нынешний противник, Изумо, казался как раз подходящим для этого.

Хиба был приблизительно 160 см, тогда как Изумо — 190 см.

Хиба мог целиться в живот, просто пригнувшись, в то время как Изумо мог атаковать только сверху.

…Он предложил деревянные мечи, чтобы обеспечить себе размах для удара?

Даже если его руки не достанут, он может ударить мечом снизу.

…Если таков его ход мыслей, мне нельзя терять бдительность.

С лёгким щелчком запястья Хиба крутанул меч и устремил взор вперёд.

— Ну, давай начинать.

— Угу.

Какое-то время Изумо балансировал своим мечом на макушке, поэтому он снова взял его в правую руку.

Окружающая толпа перестала копошиться, и вокруг них разлилась напряжённая атмосфера. На фоне этой тишины, Изумо произнёс:

— Мне немного неохота это делать, но давай уж.

В ответ на это Хиба нахмурился.

— Что? Ты же сам это предложил, так чего сомневаться?

— Выиграешь ты или проиграешь, но всё равно появятся неприятные мысли.

— Мне казалось, тебе нравится драться.

— Ох, драка доставит удовольствие. По крайней мере, мне, — сказал он. — Но как насчет тебя? Как старшекласснику, мне тяжеловато настроиться.

Затем Изумо небрежно шагнул вперёд.

Расстояние между ними сократилось и поле боя уменьшилось.

По-прежнему глядя перед собой, Хиба боковым зрением оценил окрестности.

Он увидел справа океан, слева камни, и перед камнями Микаге и Казами.

Рядом с Казами на сиденье под пляжным зонтиком попивала сок инспектор немецкого UCAT по имени Диана, но ему казалось, что её золотой купальник — откровенное преступление.

…Микаге-сан выглядит встревоженной, но это тоже мило. А-ах, мне прям хочется погладить её по голове.

Как раз на этой мысли Изумо перед ним остановился.

Их разделяло пять метров, так что ни один не мог атаковать, пока не сделает пару шагов.

Хиба видел, как Изумо взирает на него, краем глаза оценивая Казами.

Хиба подозревал, что он думает нечто похожее, или, возможно, что-то более удивительное.

Он испытал на этом поле боя неожиданное родство со своим противником.

— …

Но Изумо выровнял хватку на деревянном мече в правой руке.

Он действительно собирался напасть снизу. Более того, положив ладонь на рукоять, Изумо направил меч вниз, словно посох.

…Он готовит одноручный удар?

Использование двух рук даёт силу для рубящей атаки, но меньше скорости. Её обеспечит одноручный взмах с рывком запястья и поднятым локтем.

Стойка Изумо демонстрировала настороженность по отношению к скорости Хибы.

Выражение его лица выглядело немного сонным, и оттого трудночитаемым, но Хибе показалось, он увидел там кое-какую мысль.

Изумо немного выставил вперёд левую ногу. Это позволит ему мгновенно переместить тело, если Хиба двинется направо.

Если же Хиба повернёт налево, ему всего лишь нужно взмахнуть мечом в правой руке.

В таком случае…

Ринуться прямо будет безопаснее всего.

Если он так поступит, деревянный меч в правой руке Изумо будет наибольшей угрозой. Рывок запястья пошлёт кончик меча вверх от земли и в случае приближения он окажется вне поля зрения Хибы.

Вполне возможно, он получит неожиданный удар в челюсть или бок.

Собственная атака Хибы к тому времени достанет, но разница в телосложении создаст различие в поглощении урона, и скорость продвижения Хибы добавится к силе контратаки против него.

Его противник, вероятно, выдержит удар, но сам может и не устоять.

И что он будет делать после уклонения от первой атаки?

Изумо был крупнее его, и не повалится от любой обычной атаки. Его совершенно не брали удары Казами, поэтому чтобы его одолеть, понадобится солидный урон.

Тем не менее, Хиба знал, что сможет это сделать.

Он хотел победить Изумо, пускай это и не будет полная победа.

У него на то одна причина.

…Я больше не могу позволить им вмешиваться.

Хиба хотел защитить своё особое право сражаться с 3-м Гиром. Он осознал это снова, когда Микаге прильнула к нему ранее. Сражаться с 3-м Гиром будут лишь он и она.

Парень не хотел полагаться на их силу, и — как бы грубо это не было по отношению к старшеклассникам — своей победой над Изумо он ясно даст понять, кто сильнее.

Хиба мимолетно подумал о присутствии Саямы, но сомневался, что тот парень превзойдёт Изумо, когда речь заходит о боевых способностях.

В таком случае в победе над Изумо заключалось истинное значение.

…Что я должен делать?

Хиба ответил на свой вопрос вмиг.

В мгновение ока он осознал, какие действия ему следует предпринять.

В этом не было ничего особенного. Долгие годы боевого опыта сложили воедино необходимые ему действия и последовательность событий, ведущих к победе.

— …

Оставался только стартовый сигнал. Он дожидался момента, в котором его противник откроется.

И этот миг настал.

Он принял форму голоса Казами от группы зрителей.

— Каку! Попытайся скорчить более серьёзную рожу.

Хиба истолковал это как своеобразное ободрение, просто не такое, какое бы получил он.

В ответ Изумо нахмурился и повернулся к Казами.

— Знаешь…

Хиба воспользовался этим мгновением, чтобы двинуться в его сторону, оттолкнувшись от песка и наклонившись вперёд.

— !

Парень преодолел половину расстояния в первый же шаг.

Он был на пути к завершению этого спарринга.