Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
14.06.2015 01:57
Ок, спасибо, этот том я уж дочитал.
Anon
23.12.2014 21:15
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 109.205.249.27:
Вы '''М'''огли заметить что в отличии от Малфа я не занимаюсь клином ч/б иллюст'''Р'''аций, а только тайплю текст (ибо делать мне больше нечего как убиваться на этих сканах)
Anon
23.12.2014 13:55
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 109.205.249.27:
ошибочка зачесалась Вы '''М'''огли
Anon
11.12.2014 21:31
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.236.131:
Надеюсь после окончания Оварей ты не перестанешь переводить работы Каваками.
Evoeden
11.12.2014 17:55
Js06 закончил перевод 1й книги серии Сити и начал уже "Воздушный город".
Нету ли планов и на эту серию?
sergion
10.12.2014 14:07
перевода тома настолько давно нет что я успел всю Mahouka что есть на сайте прочесть и начать перечитывать сао

Глава 12. Одна сторона их чувств

Поле боя находилось в движении.

Двухполосную дорогу, ведущую к главному входу Академии Такаакита, застало утро.

Концептуальное Пространство опустошило кампус, и дорога за воротами продолжалась на пятьдесят метров ровной линией. В этой точке она достигала школьного двора и поворачивала налево под прямым углом.

За ним продолжали свой путь Эгеон, поддерживающий белокурую Микаге, и Гиес, одетая в красный костюм.

Несколько метров позади, через ворота проехали два мотоцикла. Оба имели большой объём двигателя, но у одного был обтекатель, а у второго нет. Первым управлял низкорослый парень по имени Хиба, а на втором сидели Изумо и Казами.

Изумо лихо повернул за угол от главной дороги, и Гиес приоткрыла уста, двигаясь впереди.

Она подняла металлическую дощечку, содержащую философский камень.

— Мы добавим ещё один концепт! — воскликнула кукла.

В следующий миг небольшая металлическая дощечка разорвалась, и мир изменился.

Люди понимают чувства друг друга.

— Ха-ха, — рассмеялась Гиес. — Этот нелепый концепт создали путём перестройки концепта, позволяющего людям соединяться с машинами, но он весьма эффективен против человеческих врагов.

И…

— Возрадуйтесь новоприобретённому пониманию, люди!

Едя на мотоцикле Изумо, Казами услышала Гиес.

…Что это за концепт?

На секунду она сосредоточилась на своём окружении, но не обнаружила ничего странного с её органами чувств. Казами не заметила ничего ошибочного в гравитации, звуке, ветре, свете, или форме и состоянии материи.

Тогда, в чём же дело? — Гадала она, как раз когда кое-что заметила.

Местность вокруг неё почему-то выглядела иначе, чем раньше. Впереди должна была находиться спина Изумо в рубашке, но она увидела нечто совсем другое.

— Руль мотоцикла?

Знакомый вид рук Изумо тянулся справа и слева, сжимая ручки.

Казами двинула головой, чтобы посмотреть на себя и осознала, что случилось.

— Каку и я?..

— Мы поменялись местами.

Слегка высокий голос сзади заставил Казами вздрогнуть.

Она торопливо обернулась и обнаружила себя. Чтобы проверить, находился ли Изумо внутри, она задала прощупывающий вопрос.

— Э… Это ты внутри меня, Каку?

— Нет? Не глупи. Я Чисато. …Гвох! Ты осмелилась себя ударить?!

— Я не выдаю во время разговора кокетливую улыбку, так что перестань меня дразнить. …Ой, погоди! Я только что ударила себя, не подумавши?! Я в порядке?

— А-ага. Наверное, это из-за твоей деликатной стати, но у меня немного закружилась голова.

— А, не могу поверить, что просто взяла и ударила себя!

— Чисато, глянь вперёд!

Было странно получать приказы от самой себя, но Казами развернулась.

Приближался левый поворот на 90 градусов, и прямо за ним лежал школьный двор. Справа от них Хиба наклонил мотоцикл, чтобы повернутся вместе с ними.

— Ну же, разворачивайтесь быстрее! Я не смогу повернуть, пока вы тут!

Они не только преграждали Хибе путь, но и ехали прямо на школьный двор.

Границу между двором и дорогой образовывал белый бордюр, так что проехать через него чревато серьёзным падением.

Казами выдала крик, но она не умела управлять мотоциклом.

— Каку! Что я должна делать?!

— Не сбрасывай скорость!

Она подчинилась собственным инструкциям. С зафиксированными на месте руками и ногами, её тело обхватило её нынешнее тело. Прислонившиеся к спине тепло и мягкость её немного удивили.

…Может, мне стоит быть чуточку увереннее.

В следующий миг её собственное тело позади быстро наклонилось налево.

— !

Не в состоянии сопротивляться, Казами наклонилась вместе с ним.

Высокоскоростной поток воздуха вокруг них изменился.

Мотоцикл наклонился и занял положение для поворота налево, но этого было недостаточно. Справа на второй полосе заворачивал Хиба, и так он в них врежется.

…Плохо дело.

Казами вмиг приняла решение. Во-первых, она попыталась вспомнить, что Изумо всегда делал при повороте.

Она набрала воздуха в грудь, сгорбилась на сиденье и дёрнулась назад.

Переместив назад центр тяжести, Казами направила больше веса на заднее колесо. Это превысило предел трения шины, поэтому его начало заносить и скользить в сторону, эффективно заостряя поворот.

Приближаясь справа, Хиба газанул и двинулся вперёд после того, как преодолел поворот.

Он рванулся через метровую брешь между смещённым набок мотоциклом Изумо и бордюром школьного двора.

— Я отправляюсь вперёд!

Когда он пронёсся мимо, их заднее колесо выровнялось, и они выбрались из угла.

— Мы не отстаём!

Казами крутанула ручку газа, рёв мотора остановил мотоцикл от вибрации, и они устремились вперёд.

Мотоцикл промчался по бордюру, граничащему со школьным двором.

Казами выписала дугу, чтобы вернуться на асфальт.

— Ты справишься, Чисато?! — спросил голос у неё за спиной.

— Справлюсь! — крикнула она в ответ, повернув тело Изумо вперёд.

Мотоцикл Хибы теперь находился на пару метров впереди, но они вернулись на дорогу.

На двадцать метров дальше от Хибы бежали две автоматические куклы. На их нынешнем пути, они минуют общеобразовательные корпуса и достигнут мощёной дороги к школьным общежитиям.

— Изумо-сан, — спросил Хиба, глянув через плечо.

— Что там? — воскликнул голос позади Казами.

Хиба выглядел озадаченным.

— Почему Казами-сан начала разговаривать как парень, и почему Изумо-сан начал вести себя, как гей?!

— До тебя не дошло?! Мы поменялись из-за этого концепта! Твой разум меняется с человеком, который понимает твои чувства!

Когда Хиба это услышал, его лицо переменилось.

Сначала он выглядел удивленным, но затем немного помрачнел.

…Э?

Казами удивленно наклонила голову и быстро нашла ответ.

Она поменялась с Изумо, но Хиба не поменялся с Микаге.

Условие, похоже, заключалось в понимании чувств друг друга.

…И в том, чтобы быть человеком.

Жалея о своих словах, она обдумывала, стоит ли выдавать бесполезное извинение.

— Хиба!

Её собственный голос прокричал одновременно с перемещением мотоцикла на мощёную дорогу.

— Продолжай за ними! Эта наша родная земля, потому не дай тем чужакам делать всё, что им вздумается!

— Я-я?!

— Конечно. Ты наш младшеклассник, разогрев, новичок и начинающий боец, который слишком легко пугается. Но не переживай. Если тебя победят, мы сможем показаться и драматично сообщить, что ты был слабейшим из группы.

Хиба проигнорировал Изумо и ускорился, но Изумо не умолкал.

— Езжай! Нам нужно лишь сделать некоторые приготовления, и мы тебя нагоним!

Её собственная стопа поставила кроссовок на её нынешнюю левую ногу, и нажала, чтобы затормозить. В воздух разлетелся гравий и мотоцикл остановился.

— Что ты делаешь, Каку?

Она обернулась и увидела, как её тело кивает, цокает языком и складывает руки на груди.

— Это реально напрягает. Я поведу, но не уверен, как хорошо смогу контролировать байк твоим телом.

— Действительно. Но ты довольно высок, знаешь? Я удивлена, насколько я высоко.

— Ага, и твоё тело на удивление легкое, мягкое, и неудобное.

— Прекрати попутно расстегивать платье и лапать мою грудь!

Её собственное тело замахало рукой, чтобы её успокоить, и затем слезло с мотоцикла. Её нынешняя личность двинулась назад, и её тело село спереди. Казами никогда не замечала, насколько её тело худое.

…Этот громадный мотоцикл совсем мне не идёт.

Оседлав сиденье в юбке, её тело задумчиво наклонило голову.

— Странно сидеть таким образом. Ну, э… область между ног… Как бы это выразиться?

— Скажи что-то ещё, и я оторву то, что тут!

Изумо молча сжал сцепление и завёл мотоцикл.

Хорошо, хорошо, — подумала она, по привычке обнимая спину впереди себя.

— Квох! Ч-чисато, это прям медвежьи объятья.

— А? Слишком крепко?

Она отпустила своё тело, хватающее ртом воздух, и, разгромно помахала рукой.

Как бы там ни было, Казами обняла нынешними руками талию своего тела. Она сделала это так неуверенно, что после глубоко вздоха Изумо рассмеялся во весь рот.

Он крутанул ручку газа, и мотоцикл, встряхнувшись, двинулся вперёд. Приближаясь к звуку мотоцикла Хибы, она громко пробормотала.

— Это для нас новый опыт, но нам просто следует доверять другу!

После того, как Хиба оставил Изумо и Казами позади, он преследовал Эгеона.

Они миновали шеренгу школьных зданий и добрались до школьных общежитий на северо-западном краю Академии Такаакита. Ныне парень мчался на запад мимо шеренги общежитий.

Впереди него находилась автоматическая кукла, захватившая Микаге. Судя по всему, он был одним из Гекатонхейров. Гиес получала поддержку от Бога Войны, и Котт сам являлся Богом Войны, поэтому Хиба сражался с ними обоими несколько раз в прошлом на земле и в воздухе, но никогда раньше не видел этого, мужеподобных размеров. Парень только слышал от деда его имя.

После того, как Эгеон разделился с Гиес, он продолжал бежать, удерживая Микаге.

Хиба его преследовал, несмотря на то, что его явно куда-то затягивали.

Кукла превосходила его размерами, силой и атлетизмом. Эгеон забежал в западный вход общежития и легко помчался по тёмному коридору на скорости, не уступающей мотоциклу.

…Это истинная сила автоматических кукол?

Они не были людьми, и хотя сконструированы, чтобы выглядеть так же, определённо их превосходили.

Затем Хиба задумался, была ли Микаге такой же.

Он был не уверен.

Парень продолжил размышлять о прошлом и его самых ранних воспоминаниях о Микаге.

Десять лет назад, в канун Рождества, его отец принёс её к ним, и на следующий день она неожиданно проснулась.

Тогда её суставы и общий вид более походили на куклу, чем сейчас, и её разум находился на уровне младенца.

Поначалу Хиба её опасался, потому что она не человек, но после того как с ним поговорил дед, его взгляды поменялись.

…Со временем она станет человеком.

Как и сказал его дед, парень провёл с ней пять лет, наблюдая её эволюцию. Сначала за ней присматривала его мать, но едва лишь Хиба увидел начало её эволюции, он всегда сам пытался катить её инвалидную коляску.

…Она кукла, которая может приблизиться к человечеству, если того пожелает.

Микаге хотела стать человеком.

Передвигаясь между додзё деда, домом и другими местами, она испытала и получила множество вещей. Она приобрела пять органов человеческих чувств, получила настоящую кожу, плоть, ногти и волосы, и приобрела ещё немало всего.

В то время додзё посещала девушка, которую приютил его дед. Она была старше и тренировалась вместе с ними, но Хиба сосредоточился на мысли, что Микаге была с ним, и верил, что она однажды станет человеком.

Она не могла нормально ходить и говорить, но он верил, что рано или поздно, это изменится.

Но пять лет назад, девушка, которую он почитал как старшую сестру, неожиданно исчезла, Микаге заплакала, и прибыло нечто другое.

Когда они вышли из додзё его деда, перед ними появился громадный зелёный воин.

Хибу отбросило вмиг, и он ощутил порез на лбу и сломанные рёбра.

Микаге поймала его низкорослое тело с инвалидной коляски, и парень потерял сознание.

Следующее, что он помнил: бронированный воин лежал перед ним побежденным.

Хиба взирал на его сломанное тело с высоты и осознал, что его собственное тело стало гигантским чёрным воином.

Он помнил, как его выбросило на землю от бронированного воина, и как Микаге упала сверху.

На лбу сохранился неглубокий порез, но рана на рёбрах пропала.

Взамен, были сломаны рёбра Микаге.

И с этого момента, её эволюция остановилась.

…Она меня тогда защитила!

Парень вынудил её себя защитить. Он заставил её призвать Бога Войны, и его раны были переданы ей, когда они соединились.

Это случилось потому, что я не смог её защитить, — подумал Хиба. — Она желала силы, чтобы сражаться, поэтому остановила человеческую эволюцию, обратившись к силе автоматической куклы.

Хиба верил, что именно это остановило её эволюцию.

Он крутанул ручку газа.

Затем послал мотоцикл с собой в тёмный коридор, в который забежал Эгеон.

— Я!..

Парень не смог закончить предложение.

Как бы сильно он отныне не сражался, это не изменит того факта, что он находится под защитой.

Именно она обладала силой, чтобы закончить это сражение.

…Что же я должен делать?

— Я!..

Произнеся это, Хиба рванулся в студенческое общежитие.

Было 7:27.

На вертолётной зоне сбоку от протяжной взлётно-посадочной полосы UCAT произошло две вещи.

Два белых контейнера, посланных на поверхность грузовым лифтом, начали вибрировать.

Сибил намеренно выгрузила их из вертолёта.

Под надзором Ооширо обслуживающий персонал вертолётной площадки и члены отдела разработок окружили два контейнера на расстоянии. Вслед за этим, вибрация усилилась.

— Замки открываются, — произнёс молодой человек из отдела разработок.

И действительно, замки на обоих тонких трёхметровых контейнерах раскрылись. Это произошло одновременно, словно они хотели быть вместе.

С лязгом разлетевшегося металла два контейнера открылись, и в воздух вылетели громадный меч и длинное копьё.

Оба обладали обтекаемыми формами, сделанными из белого и чёрного, и двинулись дальше в утреннее небо. Звук, напоминающий лязг металлических обломков, будто налил окружающий воздух, и два оружия расположились вертикально, повернув наконечники ввысь.

Меч и копьё покачнулись всего раз.

Это движение отбросило остатки крепежей, всё ещё цеплявшихся за них.

Через мгновение слева и сверху клинков открылись бронированные панели.

Являя наружу свои сопла, активирующие консоли налились зелёным светом, и активационные сигналы заморгали в различных местах, подобно пульсу.

На консолях возник текст активации, и они назвали сами себя.

[V-Sw. Contact — OK]

[G-Sp2. Contact — OK]

Когда Ооширо это увидел, его плечи расслабились.

— Выходит, драконы подчиняются героям, которые их покорили.

[Доброе утро] — отобразил V-Sw, мягко качнув тело.

G-Sp2 рядом с ним покачнулся похожим образом.

[Вы нас звали?]

— Мы вас звали? — повторил Ооширо. Через секунду, он хлопнул в ладоши. — О, я как раз думал, что мне нужна хорошая чесалка для спины!

[Без шансов.]

— Ой, да ладно!!

Пока все кивали, будто соглашаясь, что поделом старику, Ооширо глянул назад и увидел тот же вопрос на консоли, как и до этого.

— Я вас не звал, — сказал он. — Но ваши хозяева позвали вас на площадку для игр драконов.

Словно кивая, два клинка слегка похлопали друг друга.

Этот металлический лязг сопроводило идентичное сообщение от их консолей.

[Мы отправляемся на забаву.]

Два оружия, содержащие драконов, воспарили в воздух.

Сначала они немного опустились, но затем взмыли в сторону небес.

Ооширо и остальные ощутили лишь взрыв ветра, звук, похожий на хлопок бумажного пакета, и как порывом отбросило несколько человек.

— Гляньте в небо.

Оружие драконов исчезло, но на их месте оставались две белые полосы.

Два дымовых следа мягко изгибались в южное небо, и по округе разносился звук их отправки.

Ооширо даже не стал поправлять развевающийся на ветру халат, и поднял к южному небу большой палец правой руки.

— Это было несколько напыщенно, но освободило нас от необходимости их перевозить.