Том 1-B    
Глава 25. Путь преодоления подозрений


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
sentence
01.10.2016 09:34
Спасибо за перевод.
Filius Zect
09.08.2015 21:53
Количество опечаток довольно значительно, во многих местах они затрудняют банальное понимание. Иногда неправильная постройка предложения или вообще понятия.
kos85mos
11.06.2015 03:02
Хо, дочитал. Спасибо!!!
kos85mos
10.06.2015 22:03
Эпизод в бане это нечто.
Anon
15.08.2014 15:17
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 178.185.19.198:
Ксо, на старом сайте фб2 оперативней выкладывали

Глава 25. Путь преодоления подозрений

Саяма и Зигфрид бежали по темному горному склону.

Единственная карта находилась у Саямы в телефоне. Их нынешним расположением было…

— Тень горы с этой стороны подразумевает, что мы почти добрались.

Лесная чаща перед ними выглядела скорее синей, чем черной. Это место ярко освещал лунный свет. Там лежала цель их пути.

Со взрыва, который они услышали ранее, прошло пять минут.

Саяма спешил. Он ступал по траве, наступал на грязь и бежал вперед. Лишь одна мысль заполняла его разум.

…Я по-прежнему не нашел Синдзё-кун.

Она определенно ступила на поле боя перед ним.

Что она делает?

Было кое-что, чего он от нее желал. Саяма не хотел потерять ее до этого.

Когда парень ускорился еще сильнее, лес перед ним расступился. Перед его глазами разлился лунный свет.

По ту сторону оврага около метра глубиной находилась прогалина.

Саяма оттолкнулся от земли и прыгнул. Зигфрид следовал за ним, и, похоже, совсем не запыхался.

Находясь в воздухе, Саяма осмотрелся.

В центре прогалины распластались остатки белой палатки, но все прочая местность полнилась разрушением.

На земле появилось несколько воронок. В них свободно могло поместиться пару человек, и они выглядели так, будто их вырыл гигантский ковш. Лес с противоположной стороны прогалины также пострадал от взрыва. На ширину около пяти метров хвойные и широколиственные деревья, росшие в лесу, обрушились.

— Это… — пробормотал Саяма, когда приземлился.

— Саяма.

Подгоняемый Зигфридом, Саяма начал бежать.

Он бежал уже долгое время, но рванулся со всей силы с первого же шага.

Пока Саяма бежал, он заметил позади себя движение воздуха.

Он пришло от пули на краю его зрения. Она сияла словно светлячок.

Из леса на севере прозвучало пару звуков рвущейся бумаги.

И в их направлении выстрелило столько же световых пуль.

Они мчались быстро. Они преследовали Саяму и Зигфрида, и в воздух взлетали грязь и трава.

Услышав, как пули столкнулись с землей, Саяма собрал силу в ногах. В их звуке он заметил нечто странное.

…Темп слишком вялый.

На основе этой мысли он двинулся.

Парень наклонился вперед, а затем изо всех сил изогнулся назад.

Сразу же после этого у него перед глазами пронеслись световые пули. Это был один выстрел.

Саяма снова наклонился, и подскочил вперед. Он услышал как выстрел, которого он избежал, резанул в поле.

…Выходит, настоящий целится в лицо.

Саяму интересовало, что бы случилось, если бы он не обратил внимания на их темп.

Он бежал.

Парень осознал, что звуки пуль, ударяющих в землю, прекратили его преследовать.

Это означало, что противник перестал валять дурака. Саяма понял, что ему нельзя терять бдительность.

Он решил, ему лучше было избежать первой пули не так легко или даже позволить ей себя задеть. В этом случае его противник не стал бы так настораживаться.

Саяма цокнул языком и прыгнул прямо к одной из дыр, образовавшихся на земле.

То было отверстие из мягкой свежей земли. Он не съехал вниз, а спрыгнул внутрь.

Едва его стопы достигли дна, парень прислонился спиной к северному склону.

Чтобы не дать ему высунуть голову, край земли над ним тут же задела пуля.

…Какой своевременный ответ.

Саяма опустил голову вниз, и осмотрелся. Дыра была около метра в глубину и трех — в ширину.

Если смотреть от его позиции, северный лес находился на склоне горы. Чтобы на него взглянуть, он всего чуть-чуть приподнял голову. Однако темнота не дала ничего рассмотреть.

Земля у него перед глазами разорвалась. Подкинутые комки грязи разлетелись вокруг его головы и опали.

После этого он снова услышал из северного леса звук рвущейся бумаги.

…Снайпер. Он один? Нет.

Саяма отклонил собственный простой вопрос.

Во время бега до этого пули шли от скорострельного оружия. И в следующий миг одинокий выстрел нацелился ему в голову. Принимая во внимание эти две вещи…

— Скорее всего, там их как минимум двое.

У него не было практически никакой информации об оружии 1-го Гира.

Но скорее всего, они вооружены винтовкой такого же типа, что и рыцарь использовал вчера. В таком случае, враг использовал книгу или другой соответствующий объект в качестве патронов. В результате оружие становилось весьма громоздким. Враг выбрал прицельную стрельбу, потому что оружие было велико и не очень мобильно.

Причина того, что врагов двое, крылась именно в этом. Со скорострельной винтовкой и снайперской винтовкой они могли вместе определить расстояние и спокойно разобраться с врагом, собирался тот атаковать их или бежать.

Скорострельную винтовку использовали для просчета расстояния до цели, а снайпер выводил врага из строя. Таким должен быть их алгоритм.

Но Саяма вздохнул.

Эти враги стреляли малыми световыми пулями. В результате их положение будет проще определить. Днем это не проблема, но такие пули не годились для ночной снайперской стрельбы. По поводу причин этого у него нашлось две догадки.

Либо враг не принимал его всерьёз, либо они пытались отвлечь его от чего-то другого.

Когда он задумался о последнем, Саяме сперло дыхание.

…Мы должны догнать Синдзё-кун и остальных.

Зигфрид куда-то пропал, но Саяма предположил, что тот в одной из других воронок.

— Только не говорите мне, что он ждет, как я разберусь с ситуацией.

Едва ухмылка появилась на его губах, в воронку упал камень.

— ?

Саяма глянул вниз на то, что докатилось до его стопы. Это оказался круглый камень, идеально помещающийся в кулак. На его черной поверхности были высечены слова.

В голове парня возник смысл надписи. Она значила: «Взрывается — Через Пять Секунд».

— !

Его забросили в отверстие с северного леса.

Саяма не выказал удивления, страха или тревоги. Он инстинктивно подобрал камень.

На его губах сама собой появилась улыбка. Слова полились с его уст, что никак не вязались с желанием спешить в его сердце.

— Этой смерти я смогу избежать.

И он принялся действовать.

В лесу на склоне горы, глядя вниз на прогалину, два солдата 1-го Гира караулили свою цель.

Они оба прикрыли головы капюшонами темно-зеленых плащей и нацелили установленные на сошках винтовки на прогалину.

В правой винтовке сверху крепилась книга в толстом переплете. В ней легко менялась обойма, но она обладала плохой стабильностью. В винтовке слева книга крепилась снизу. Замена магазина требовала больше усилий, но каждый выстрел был весьма стабилен.

Первую обычно использовали для быстрой стрельбы, а вторую по большей части для снайперских выстрелов.

Снайпер отдернул назад руку, которой швырнул взрывной камень, и вернулся на место.

Он проверил, что магазин винтовки правильно крепился, использовав рычаг взвода сбоку от рукоятки, и затем переместился, чтобы глянуть в прицел.

В то же миг снайпер увидел движение в воронке, в которую он зашвырнул взрывной камень.

Над правым краем отверстия появилась голова цели, и она выпрыгнула наружу.

Автоматчик справа от радости цокнул языком.

Снайпер подумал, что издавать подобные звуки — плохая привычка, и нажал на спусковой крючок, не глядя через прицел.

Винтовка дернулась. Рычаг взвода рвануло вперед, и следом вылетела пуля света.

И она попала.

Объект, который появился из дыры, похоже, действительно был головой. Нечто белое разлетелось, когда пуля определенно попала.

Как только снайпер слегка приподнял голову, солдат справа произнес:

— Он все еще жив!

Снайпер прищурился и заметил, как белая фигура по-прежнему пытается выпрыгнуть справа от дыры.

Скорее всего, он получил не смертельную рану. Снайпер спокойно оценил через прицел.

Белое, что он увидел, оказалось плащом. Несколько пуль из скорострельной винтовки пронзили его насквозь.

От этого оружия прозвучали ритмичные звуки рвущегося пергамента. Такое же количество желто-зеленых световых пуль вылетело и пробило дыры в белой фигуре, выпрыгивающей из отверстия.

Обложка книги-магазина правой винтовки вспыхнула и разлетелась. Книга использовала всю свою силу.

Но в следующую секунду снайпер кое-что осознал.

Этот враг был ложным.

Из дыры выпрыгнул вовсе не человек. Это просто плащ. Враг все еще жив.

Он поместил руку на рычаг взвода и собирался его потянуть. Но пока его глаза смотрели в прицел, они сошлись на плаще, который мягко упал в дыру.

Куда подевался парень, носивший его?

— ?..

Снайпер убрал глаз от прицела и глянул перед собой.

Он находился там.

Парень уже выпрыгнул слева от дыры. С противоположной стороны от той, куда он швырнул плащ.

Он прыгнул в тот же миг, когда солдаты смотрели в прицелы и целились в плащ.

Снайперу стало не по себе. Враг что, просчитал их действия?

Автоматчик, судя по всему, тоже это понял. Он громко клацнул языком и начал заменять книгу.

Это означало, что пришло время снайпера.

Враг начал бежать в их сторону.

Они находились примерно в двадцати шагах друг от друга. Парень мог преодолеть это расстояние за пять секунд.

Но снайпер среагирует быстрее. Он взведет винтовку за секунду, еще одна секунда понадобится на подъем ее вверх со звуком пергамента из под нее, нацеливание без прицела займет еще секунду, и на нажатие спуска уйдет последняя. Он сможет закончить в целом за четыре секунды. Но…

— Эй, — произнес второй солдат, — Что случилось с взрывным камнем, который ты забросил?

Снайпер убрал палец от спускового крючка.

Он осознал единую истину.

Парень остановился.

Он бежал в их направлении, но теперь стоял прямо с небрежно раскинутыми руками в стороны, словно желая быть подстреленным. Свет полной луны, плывущей по небу, освещал его улыбку.

В ту же секунду между двумя солдатами что-то упало.

Снайпер предположил, что это фрукт, но ошибся.

Это был круглый камень. Знакомые слова читались на его поверхности: Взрывается — Через Пять Секунд. И черная краска добавляла на камне еще пару слов.

Письмо было незнакомым, но он понял его по образу, возникшему в голове. Там говорилось:

— Плюс пять секунд!

Брошенный плащ служил не для того, чтобы выиграть время на прыжок из отверстия. Это нужно было чтобы отвлечь их от камня, подброшенного в воздух. И причина, по которой он бежал к ним, заключалась в том, что…

— Он хотел, чтобы мы нацелились на него и не сдвинулись с места…

Но понимание этого ничего не поменяло.

Как только парень взмахнул руками вверх, камень рядом с ними взорвался.

Саяма увидел, как из пламени и дыма в лесу вылетели два солдата.

Они находились в он него десяти метрах. Их окружал пламенный ветер, обжигающий деревья и листья. Взрывная волна выбросила их на прогалину. На первый взгляд им обоим обожгло лица, но они всё еще дышали.

Саяма оглянулся по сторонам.

Он заметил темную фигуру, стоящую рядом с ним. Это Зигфрид.

— Значит, это стоило тебе плаща. Ты не сможешь проделать такое же дважды.

— Не нужно стесняться. Я не откажусь от откровенной похвалы.

— Не говори то же самое, что когда-то Саяма Каору.

— Вот так другое дело. Если я произношу те же слова, что и дед, завтра я буду говорить еще более удивительные вещи, чем он.

Зигфрид улыбнулся, и Саяма тоже, с горечью.

— Что более важно, — сказал Саяма, глянув вперед.

Он взирал на лес за увядающим дымом от взрыва.

Там стояла одинокая фигура. Фигура, окрашенная в черный цвет.

Невысокого роста, она носила черное платье и треугольную шляпу, скрывающую лицо.

— Новый противник… ведьма? — пробормотал Саяма, но тут же взял слова назад. — Нет, жнец смерти.

Фигура сжимала длинную косу.

Саяма неожиданно осознал, что Зигфрид принимает защитную стойку.

Он подозрительно глянул на старика, и Зигфрид взмахнул правой рукой вниз.

— Я слышал об этом, находясь в 1-м Гире. Мне рассказывали, куда утраченные души отправлялись в том закрытом плоском мире.

— Интересная тема. Пожалуйста, продолжайте.

— В какой-то момент истории была разработана преисподняя, чтобы заблудшие души могли там жить. Та Преисподняя являла собой особый тип Концептуального Пространства, чье струнное колебание находится на границе между положительным и отрицательным, поэтому его можно было расширить в любом Гире.

— И что за устройство использовалось для открытия той Преисподней?

— Коса, известная как Реквием Зензе. Старший брат Регина, старик по имени Хаген, ныне слившийся с Фафниром Возрожденным, работал в качестве управителя Преисподней.

Будто в ответ, раздался одинокий звук. Мяуканье кота.

— …

И затем, жнец смерти шевельнулся.

Она держала косу вертикально над правым плечом.

Ее правая рука подняла рукоять прямо над ней, и пробежалась пальцами по письму, вырезанному на поверхности рукояти.

Саяма услышал голос. Высокий и монотонный голос девушки.

— Я та, что пребывает с вами.

При этих словах письмена на рукояти и лезвии косы начали сиять.

— Услышьте меня, те, чьи души утеряны, но не утрачены.

Сначала свет изменился на синий.

— Такова ваша гордость.

Он превратился в белый.

— Такова ваша память.

Затем желтый, красный, и в итоге багровый.

— Таков ваш дух.

И как только свет стал черным, девушка приоткрыла рот и направила кончик косы позади себя.

И будто в ответ, рядом с Саямой задул ветер.

Прежде чем парень успел произнести «дело дрянь», Зигфрид двинулся вперед.

В своем черном одеянии он безмолвно ринулся к лесу. Чародей взмахнул правой рукой, и из его рукава появился лист бумаги. Всё, что Саяма мог разобрать, это какую-то надпись, начертанную на нем.

Слово потянулось из листка в воздух. То немецкое слово засияло бело-синим и удлинилось на метр.

— Schneide![✱]Schneide (нем.) — лезвие, резец.

Зигфрид сжимал бумажную рукоять и быстро преодолевал расстояние между собой и противником.

Целясь в шею своего врага, он взмахнул начертанным клинком.

Мужчина выбрал кратчайший путь, прицелившись снизу. На его пути рассекло несколько деревьев. С треском рвущегося волокна Зигфрид продолжил движение, оставляя их позади.

Он добежал.

Его атака пронеслась сквозь цель.

Однако девушка в черном избежала удара. Она спокойно отступила на шаг назад.

Саяма смотрел старику в спину.

Напор взмаха клинка Зигфрида откинул треугольную шляпу девушки немного вверх. Лезвие разрезало самый кончик, и полы шляпы приподнялись.

Лицо, скрывавшееся под головным убором, показалось на глаза. Начертанный клинок Зигфрида его осветил.

— Брюнхильд Шильд, — пробормотал Саяма.

И он осознал кое-что еще: Зигфрид остановился.

В ответ Брюнхильд повернула голову, откинутую назад для уклонения.

Ее привычное невозмутимое выражение лица пропало. Кончики ее бровей опустились, а губы искривились в стороны.

— !..

Она опустила голову. Затем крепко сжала рукоять косы двумя руками и произнесла:

— Откройтесь…

Она перевела дух.

— Откройтесь, врата бездны!

Брюнхильд развернула косу назад. И опрокинула ее прямо вниз.

Коса рассекла пространство позади нее.

Это походило на звук рвущейся бумаги.

Метровый разрез остановился внизу, когда рукоять достигла земли. Клинок остановился всего в паре сантиметров над плечом ее задней одежды.

Затем Брюнхильд схватила рукоять и развернула ее, чтобы направить кончик вперед.

В ответ, у нее за спиной возник свет. Желто-зеленое свечение заполнило полосу, оставленную после лезвия косы. Она раскололась вертикально, разорвалась горизонтально и расширилась.

— Почему? — промолвила Брюнхильд.

Высокий мужчина в черном стоящий перед ней, насторожился.

Увидев это, Брюнхильд вскрикнула со все еще опущенной головой.

— Почему?!

Она толкнула косу вперед и воскликнула:

— В атаку, рыцарь возмездия!

Едва Брюнхильд отступила на шаг, как из открытого светового разлома что-то появилось.

Там показался гигантский рыцарь, одетый в полную броню.

Сотканный из света, он высунул из этого пространства лишь верхнюю часть тела. В нем было около шести метров росту. Он сжимал в каждой руке по мечу, что по длине превышали его рост почти вдвое.

Его два меча издали могучий рев, когда рыцарь взмахнул ими вниз.

В небо рванулся звук, и воздух сдвинулся, когда атака обрушилась сверху.

Громадный двойной удар пронесся к земле, словно падая.

Брюнхильд закрыла глаза.

И в этот же миг из леса справа и с неба над головой выкрикнула пара из мужского и женского голоса.

— Вот балбес!

Саяма это увидел. Когда пара громадных мечей взмахнула вниз, в них врезались две силы.

Справа появился Изумо, одетый в белую защитную униформу.

Громадный однолезвийный меч в его руке выстрелил из клинка белым светом.

И сверху прыгнула Казами, одетая в такую же белую униформу.

Она рухнула прямо с десятиметровой высоты над рыцарем из света. Девушка нацелила свое длинное копье вниз на своем пути. Заостренный с одной стороны кончик копья также испускал свет.

Они оба встретили мечи рыцаря своим собственным оружием.

Она оба издали напряженный крик, начавшийся с «а».

— !..

И всё столкнулось между собой.

Раздался металлический звук, подобный разбиванию стекла.

Изумо отклонил правый меч рыцаря внутрь.

Казами отклонила левый меч рыцаря тоже внутрь.

Клинки рыцаря столкнулись друг с другом в воздухе.

Разнесся новый металлический лязг.

В следующий миг Изумо крутнулся под руками рыцаря и поразил два меча снизу.

Казами откинуло в воздух от своей предыдущей атаки, поэтому она ударила по мечам сверху во второй раз.

Казами развернулась в воздухе к Саяме, а Изумо для оборота к нему использовал завершение своего взмаха.

Вслед за этим, начиная от двух мечей, по всему шестиметровому рыцарю пробежались прямолинейные трещины.

— Не стой столбом! Беги! — крикнул Изумо.

После такого очевидного предупреждения рыцарь взорвался.

Сквозь лес пронесся могучий ветер.

Брюнхильд стояла, удерживая Реквием Зензе перед собой.

— …

Лес перед ней исчез.

За исключением веерообразной поляны, где она стояла, впереди возникла десятиметровая воронка. Брюнхильд вздохнула, увидев исходящий от лезвия косы слабый красный цвет.

— Ты их вернула? — спросила она у клинка, оглядываясь по округе, где несколько огоньков пролетали подобно светлячкам.

Брюнхильд взмахнула Реквием Зензе вокруг себя обеими руками. Инерция, созданная весом клинка заставила ее откинуться назад, на пятки, чтобы сохранить равновесие. Огоньки приближались к вертящемуся лезвию и поглощались им.

Прокрутившись около пяти раз, местность вокруг нее вернулась к потемкам.

— Но в этой тьме по-прежнему остается лунный свет.

В очередной раз, она оглянулась вокруг себя.

На прогалине, соединенной с воронкой, находилось лишь двое упавших солдат 1-го Гира. Те, кого девушка считала своими врагами, ушли.

Брюнхильд тяжело вздохнула и глянула себе под ноги. Она взирала на черного кота, прятавшегося за ними.

— Давай разбудим тех двоих, и отправимся на встречу с остальными.

— Да. Но… это сбрило шерсть у меня на хвосте.

— Вот как.

В ответ кот наклонил голову.

— Ты в порядке, Брюнхильд? Ты не выглядишь особо энергичной.

— Со мной все хорошо. Всё вернулось на круги своя.

— На круги своя?

— Да, — произнесла Брюнхильд без какого-либо выражения. — Моя обида и все остальное вернулось на круги своя.

Саяма бежал вслед за Изумо, который вырвался вперед.

После двух минут бега они покинули лес и добрались до широкого котлована.

Там находилось травянистое поле, на котором расположили новую базу UCAT.

Площадь освещало пламя ламп, и вокруг собрались прочие в похожей одежде.

Помимо Изумо и Казами там расположилось большое количество людей, но Синдзё все равно отсутствовала.

— Понятно, — сказал Саяма, кивнув, после того как отдышался.

Ему придется продолжить ее поиски.

Определившись, Саяма еще раз осмотрел людей.

Там было около пятидесяти человек. Они в основном носили белую защитную униформу, но одна пара оделась в черное, прямо как Зигфрид. Ооширо Итару, стоявший с металлической тростью, и Sf, несшая большой тюк на спине.

Итару поправил темные очки на носу и глянул на Саяму.

— Значит, ты явился, невежественный юнец, — произнес он хмуро.

Саяма кивнул и сложил руки на груди.

— Явился, за тем, чтобы все познать.

Этот обмен словами заставил окружающих людей одного за другим обратить на них внимание. Когда все повернулись в их сторону, Саяма услышал шаги, шорох одежды и лязг металлического оборудования.

В ответ Саяма выпятил грудь и окинул их всех взглядом. Он принял взгляды каждого из них и заговорил:

— Специальное подразделение Пути Левиафана здесь?

— Здесь. Для начала, есть я.

Человеком, вышедшим первым, оказался Изумо, который стоял рядом с ним.

— Как насчет того, чтобы быстро пройтись по всем членам Отряда Левиафана?

Он улыбнулся, сжимая свой громадный Облаченный Меч:

— Ну что ж. Ты можешь начать с того, что назовешь мое имя. Я бы не прочь, чтобы под конец ты добавил «великий».

— Тебя зовут Изумо, Великий Идиот. — Саяма подождал три секунды, уставившись на лицо Изумо снизу. — Хм. А ты не выглядишь особо довольным.

— Да уж. Было глупо ждать от тебя здравого смысла.

— Почему вы оба ведете себя как придурки? — спросила Казами, стоящая рядом с Изумо.

Саяма глянул на нее и Изумо.

— Я полагаю, вы двое что-то вроде форвардов команды.

— Да. Во время миссий Каку и я выступаем в авангарде. Поддержку для авангарда обеспечивает Синдзё. И арьергард…

Из задней части толпы вышла фигура, чья голова возвышалась над остальными. Она принадлежала мужчине с темно-коричневой кожей. Он был лысым, и на его подбородке виднелась короткая бородка. Его защитная униформа, судя по всему, ему не подходила, так как его шея оставалась открытой.

Он вышел вперед и протянул руку.

Когда Саяма ее пожал, он ощутил огромную силу, сжимавшую его ладонь. Мужчина улыбнулся и произнес:

— Меня зовут Роберт Болдман. Несмотря на имя, я принадлежу к второму поколению натурализованных людей из 6-го Гира.

— Он бывший майор ВВС США. Занимается командованием и координированием с основным подразделением, равно как и поддержкой во время чрезвычайных ситуаций, — объяснила Казами с улыбкой.

— Его кличка Болди. Не прикалывайся над ним, лады? — добавил Изумо с улыбкой.

— У меня такое чувство, что ты не знаешь значение этого слова. Это только у меня так?

По-прежнему улыбаясь, Казами пнула Изумо прочь и позвала следующего члена.

— Это Сибил. Ты получил сообщение от нее, не так ли?

— Да, — ответил Саяма, когда цвет окружающих огней немного поменялся.

Вперед вышла высокая женщина с длинными белыми волосами. Она носила женскую версию белой защитной униформы с обтягивающей юбкой и длинными рукавами. Она повернула свои голубые, опущенные глаза к Саяме.

— Меня зовут Сибил. Я отвечаю за связь и поддержку оборудования на базе. Смотрю, Вы решили прийти, Саяма-сама.

Она поклонилась, и Саяма кивнул в ответ.

— Решил.

Это вызвало улыбку на губах Сибил, и она молча отступила назад.

На ее место вышел Ооширо Казуо, с лэптопом под мышкой.

Он поднял вверх большой палец, на что Казами улыбнулась и кивнула.

— Я думаю, хватит. Так, следующий.

— Аа, Казами-кун! Это неуважение к старикам! Ах ты ж дьявольская жена!

— Заткнитесь. Дальше, тот, кто занимается управлением Концептуальных Пространств и тому подобным, это…

Не успела Казами договорить, как Саяма обнаружил Ооки, стоящую перед ним в той же белой форме.

По какой-то причине уши Ооки удлинились в стороны.

Ее глаза прищурились при улыбке. Она протянула руку, глядя прямо на Саяму:

— Приветик!

Саяма неожиданно щелкнул ее по лбу правой рукой.

— А-ай! Что это ты…ай-ай-ай-ай!

Саяма потянул за длинные уши Ооки, но они не оторвались. Похоже, настоящие.

— Это еще что? Вы Ооки-сенсей? Действительно она? Если да, предоставьте доказательство.

— Эм…ух…ну… доказательство? Аааа! Я не могу ничего так быстро придумать!

— Проклятье. Только настоящая будет вести себя так глупо. Тогда ладно, — Саяма по-прежнему держал Ооки за уши. — Почему Вы здесь, Ооки-сенсей? Это опасное место. Возвращайтесь в ваши апартаменты в Окутаме и истребите тараканов, которые, по Вашим словам, появились у Вас на кухне. И вынесите мусор.

— Ч-чтобы избавиться от тараканов, я уже распылила средство от насекомых! Но вот мусор вынести забыла, — Ооки, вздохнула. — Так или иначе, я член Отряда Левиафана. Я тут была дольше тебя, так что тебе бы лучше запомнить.

— Иными словами, Вы будете моей подчиненной.

— Ммм, — простонала Ооки, и Саяма отпустил ее уши.

Он обернулся к Казами для подтверждения.

— Да. Ооки-сенсей — древесный дух 10-го Гира. Я и сама толком не понимаю, но так вот оно есть.

— Тебе не обязательно было говорить, что ты не понимаешь.

— Всё верно, Казами-кун. Ооки-кун делает замечательную работу. …Пускай это и выглядит так, словно она от балды жмет по кнопкам.

Люди в толпе начали кивать и шептаться в согласии с заявлением Ооширо.

Ооки сжала кулаки, подняв их к плечам.

— Я не делаю это от балды! Я нажимаю их, как только идеи приходят в голову!

— Это и зовется «от балды»! — выкрикнули все в унисон.

Саяма похлопал Ооки по плечам, которые уныло поникли.

— Так или иначе, вы дали всем общую идею, с которым все могут согласиться, Ооки-сенсей. Это замечательная вещь.

— Я-я не хочу, чтобы вы соглашались с этим!

Саяма проигнорировал ее протест и сказал:

— Ну что ж, народ. Давайте теперь начнем.