Том 10    
Глава 5


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
fairyartos713
3 г.
И чем же 6-я космическая немыслимая? Что под этим подразумевается?
http://www.astronomy.ru/forum/index.php/topic,54381.msg934283.html?PHPSESSID=tialubk3idbkrjj6rpfkkp5n55#msg934283
Ну почему же. :) Если записывать скорости по возрастанию, то получается следующий список:
I к.с. - скорость на круговой орбите возле поверхности Земли. I к.с. ≈ 8 км/с.
II к.с. - скорость "для убегания" от Земной поверхности. II к.с. ≈ 12 км/с.
III к.с. - скорость "для убегания" из Солнечной системы, при старте с поверхности Земли в направлении её движения. III к.с. ≈ 17 км/с.
IV к.с. - скорость "для падения" на Солнце. IV к.с. ≈ 32 км/с.
V к.с. - скорость "для убегания" из Солнечной системы при старте перпендикулярно скорости Земли. V к.с. ≈ 43 км/с. (Правда здесь, кажется может быть несколько вариантов, т.к. в 3d живём. ;))
VI к.с. - скорость "для убегания" из Солнечной системы при старте против движения Земли по орбите. VI к.с. ≈ 75 км/с.
rezel
3 г.
>>6422
И чем же 6-я космическая немыслимая? Что под этим подразумевается?
http://www.astronomy.ru/forum/index.php/topic,54381.msg934283.html?PHPSESSID=tialubk3idbkrjj6rpfkkp5n55#msg934283


Везде, где я искал, 6ая космическя приводится как миф и бред =)[/quote]
Ilia-ctc
4 г.
А перевод этого тома уже закончили? Или еще нет?
Enedora
5 л.
все становитсся таким запутанным что разобраться в сюжете становится СЛОООООЖНААААА!!1!11!
Vlad r66
5 л.
Класс! Спасибо, очень понравилось!
Alex3719
5 л.
А чу Уважаемого Мохната нет в послесловии?
RoadCamelot2015
5 л.
Ох, сяпки-сяпки!!!
San4z
5 л.
Спасибо за перевод, редактуру и работу над иллюстрациями
sten
5 л.
Огромное спасибо за перевод вы как всегда на высоте!
Спасибо Руре и ведущим эту серию вы лучшие!!!
Alex3719
5 л.
Храни Господь Руру и Резе-няна.
Spivkin
5 л.
Приступим к прочтению.
ghost ex
5 л.
Ура впереди бессонная ночь и сессия.
Херлок Шолмс
5 л.
Спасибо!!
Ждем с не терпением следующий том и надеемся что он будет еше более захватывающим!
Vladon
5 л.
Спасибо всем, кто работал над томом!
Studently4
5 л.
Спасибо
Greshnik
5 л.
А кто такая Белоснежка?Что та я не помню такой в предыдущих томах
ВеликийКритик
5 л.
Моя рецензия-в целом не так плохо как могло бы быть. Есть штампы, но в своем жанре держится вполне себе уверенно. Но могло быть лучше.
Херлок Шолмс
5 л.
Я в полном ВОСТОРГЕ!
OneNotGoogHuman
5 л.
Поправьте, если ошибаюсь: хозяина Запада ведь ни когда не упоминали?
Север-Саламандра и альянс Демонической принцессы;
Юг-альянс Дракогриф;
Восток-Широяша(затем Корю);
Запад-???(может Королева Хэллоуина?).
Enedora
5 л.
Интрига так интрига!!!
sten
5 л.
Спасибо за новую главу)

Глава 5

Север, дикий лес.

Аска впервые оказалась в таком диком лесу, здесь очень спокойно.

Повсюду слышится шелест листьев, что создают дикие птицы.

По промокшей земле леса крадутся звери.

Под звуки дикой природы Аска подкинула в костёр дров, чтобы согреться.

— Тихо здесь. Наверное, впервые с прибытия в Маленький сад время идёт так медленно.

— …

Куро Усаги поникла, ничего не ответив. Она уже не весть сколько времени сидела, сжав руками колени, и время от времени подкидывала дров в костер.

Хоть Аска и не спросила об этом, но, когда они исчезли из столицы, там, должно быть, произошло нечто чудовищное. С тех пор, как её спасла Альматея, Куро Усаги всё время пребывала в таком настроении.

Вероятно, они молчали, чтобы не распространить отчаяние и нетерпение, но от этого Аске становилось только хуже. Раньше Куро Усаги в таких ситуациях бравадилась, пытаясь всех успокоить.

Дойдя до таких мыслей, Аска помотала головой, чтобы выбросить их из головы.

(Дура. Хоть Куро Усаги почти всегда была заводилой, сейчас слишком жестоко ждать от неё этого. Нехорошо сваливать на неё такую ответственность, она ведь лишилась своих сил. Соберись!)

— М-м… — Аска взяла себя в руки.

Аска решила, что в этой жуткой ситуации самое время показать знаменитую «девичью силу». Хоть она и не знала истинного значения этого словосочетания, как девушке из периода Сёва, Аска считала, что «девичья сила» — умение поддержать в любой ситуации. В её видении, женщины и дети — невоспетые герои. И сейчас подходящее время, чтобы показать в Маленьком саду своё отточенное умение разговаривать.

Решив так, Аска продолжила говорить о самых разных вещах, хоть и знала, что ответа не последует.

О том, как их выбросили на озеро без предупреждений во время призыва.

О победе над «Форес Гаро» и заявлении о начале реорганизации «Безымянных».

О битвах с «Персеем», «Чёрной чумой» и большом переполохе в «Андервуде».

… Если призадуматься, то всего за полгода они прошли через множество тяжёлых битв.

— Куро Усаги, что ты подумала о нас, когда мы только появились в Маленьком саду?

Закончив свой рассказ, Аска снова спросила Куро Усаги.

Хоть казалось, что она вошла в раж, тем для разговора больше не осталось. В конце концов, разговор – это как перебрасывание мяча. Если собеседник не ответит, мяч остановится.

Шелест листьев и крики зверей и насекомых нарушали тишину.

Аска обливалась холодным потом, хоть лицо это и не показывало.

Куро Усаги помолчала ещё немного, держась за колени, а после одиноко пробормотала:

— …Аска-сан не жалеет?

— Жалею? О чем?

— О том, что пришла в Маленький сад…

Глаза Аски округлились.

Вопрос Куро Усаги абсолютно превзошёл все её ожидания.

И в следующее мгновение Кудо Аска поняла.

И что её мучило.

— Куро Усаги, неужели что-то случилось с Изаёй-куном?

Услышав вопрос Аски, Куро Усаги задрожала от страха. Из её реакции можно было примерно понять: что-то случилось. Именно поэтому она молчит.

Альматея сгустила краски, но к тому времени Изаёй уже серьёзно пострадал. И то, что она не позволила Аске пойти к нему, было способом проявить свою лояльность.

Дрожащая и всё ещё держащаяся за колени Куро Усаги не ответила на вопрос Аски и продолжила:

— Куро Усаги… «Безымянные» после вашего призыва полностью изменились. Это удивительно, но… раньше в штабе царила более напряжённая атмосфера, и мы изо всех сил старались выжить. Немногие оставшиеся товарищи один за другим покидали сообщество из-за трудностей. Среди них также были люди, которые перед уходом оставляли своих детей.

Аска впервые слышала об этом.

Но если подумать о культуре мира Маленького сада, это может быть обычным делом.

Большие Сообщества по большей части зарабатывают деньги на развлечениях, которые называются Игры Даров. Торговля же скорее является дополнительным доходом.

Сколь бы сплочённой не была организация, потеряв имя и эмблему она больше не сможет организовывать игры. Люди редко остаются в Сообществах, получивших смертный приговор.

Люди, ушедшие чтобы защитить семью, люди, бросившие свою семью.

Каждый день в течении этих трёх лет был настоящим адом для «Безымянных».

— Я не хочу обвинять тех, кто ушёл. В Маленьком саду такое часто случается. Скорее нужно посмеяться над Куро Усаги и остальными. Если бы мы сдались и объявили о роспуске Сообщества, то удалось хотя бы избежать их обвинений. Если бы мы создали новое Сообщество… вы бы не попали в такое никудышное Сообщество, и Изаёй-сану не пришлось бы ставить на кон свою жизнь в этой безжалостной битве.

Последние её слова смешались со всхлипываниями.

Услышав абсолютно неожиданные слабовольные слова, немыслимые для обычной Куро Усаги, Аска лишилась дара речи. Она предполагала, что Куро Усаги волнуется, но и подумать не могла, что она винит себя до такой степени.

Аска инстинктивно хотела опровергнуть это, но отказалась от этой идеи. Она не нашла слов, что можно сказать подруге, погрязшей в самобичевании до такой степени. И что бы она ни сказала, Куро Усаги не прекратит обвинять себя.

Хоть Аска и не знала об этом, но Куро Усаги потеряла своих родителей двести лет назад в схожих обстоятельствах.

Спина Изаёя слишком сильно напоминала ей о родителях, положивших свои жизни, чтобы спасти Куро Усаги от трёхголового дракона. Корни её страха и напряжённости лежали именно в этом.

Прошлое, словно выжженное восходящим солнцем, не покидало её разума.

И их разговор приостановился. Молчание заполнило всё вокруг.

Слышались лишь завывания ветра, дувшего сквозь лес, и треск костра.

«Так и будем дожидаться рассвета?» — подумала Аска и пробормотала:

— Давай поговорим немного о всяких мелочах.

— ?..

— Я расскажу о моём старом мире. Думаю, я слишком мало рассказывала о времени, из которого я пришла… Действительно. Начну с рассказа о родителях и школе.

Аска перестала улыбаться и пригладила длинные волосы.

Лицо Куро Усаги впервые за долгое время изменилось. Аска не особо любила разговаривать о себе, в отличии от Изаёя и Йо. Хотя Йо и Изаёй не говорили о себе так просто, если их спросить, они, скорее всего, расскажут истории о своих семьях или нечто подобное. Аска тоже рассказывала о финансовом конгломерате и родной эпохе, но не особо любила говорить о своей родине.

Несмотря на мысли о том, что же заставило Аску изменить своим принципа, Куро Усаги показала, что готова слушать.

— С чего же начать то? Я ведь рассказывала о том, как меня поселили в женское общежитие?

— Д-да.

— Тогда начну с этого момента. Может показаться удивительным, но до десяти лет я ходила в школу. Там всё было строго, но друзья у меня тоже были, да и учителя в некоторой степени были уверены во мне, родственники, конечно, тоже не скучали. В пределах своей эры я была одной из лучших. Да, точно. Я даже была кандидатом на пост главы клана. Хи-хи, — Аска гордо выпятила грудь.

Хоть она и жила уже после окончания второй мировой войны и не так уж много знала о мире, назвать её глупой точно нельзя. Она действительно принадлежала к числу лучших.

Друзья, доверие и хорошие отношения с родственниками — всё это действительно было у неё… до заселения в общежитие.

— Мало по малу… очень по малу, отношение окружающих ко мне изменялось. На меня начали коситься, а некоторые отворачивались, будто видели перед собой нечто странное. Я тоже сомневалась в чувствах окружающих, но раз все только и умели языком чесать о моей надёжности, ценности и прочем, мне до этого не было никакого дела.

Кудо Аска — девушка с сильным чувством справедливости.

Не смотря на все несправедливые обвинения и оскорбления, она боролась своими манерами и логическими доводами. Однако даже такая девушка не сможет отразить абсолютно все нападки.

Тогда она была невинной десятилетней девочкой, не подозревающей о существовании Даров и прочем.

Хоть решение держать её подальше принадлежало родственникам, что перевели её в школу с общежитием, Аска не противилась ему.

— Тем не менее я смотрела вперёд. Даже если меня переведут в место, напоминающее изолированный монастырь в горах, или в новую школу, я просто сожму крепко кулаки с мыслью: «Чтобы восстановить свою репутацию почётной ученицы, я начну всё с начала и хорошо постараюсь!»

— …Хи-хи. Очень похоже на Аску-сан.

Слушая Аску, без умолку рассказывающую о своём прошлом, Куро Усаги невольно хихикнула.

Завидев этот смешок, Аска тут же заволновалась, не должна ли она закончить рассказ на этом.

Но размыслив, что если не расскажет историю до конца, то всё будет бесполезно, поэтому она смущённо улыбнулась и продолжила:

— Ну, вскоре я сорвалась и меня перевели в другую школу. Она была в некоторой степени неудобной, поскольку располагалась посреди леса в горах. До самого города у подножья шла скалистая дорога с обрывами, женское общежитие окружали стены, охранники вечно патрулировали окрестности. Настоящая тюрьма.

— …

— Первая же ночь после заселения в общежитие строгого режима выдалась весьма интересной. Когда я распаковала багаж и собиралась пойти спать, в комнату ворвалась комендантша. Прежде чем я успела сообразить, она сказала с посиневшим лицом: «Твои друзья прокрались в общежитие, да ещё и в крови все залитые».

Куро Усаги не поверила своим ушам. Если бы на её голове были кроличьи ушки, они бы, вероятно, резко прижались к голове. Кроме того количество друзей явно не ограничивалось одним или двумя.

Аска выдавила самоуничижительную улыбку и взглянула на небо.

— «Не смешно», — подумала я. Те, кто пришли навестить меня, действительно были моими близкими друзьями детства… угу, чистая правда, я считала их старыми друзьями. И когда я спросила, почему дети пришли в эти горы… комендантша безучастно сказала: «Аска-тян этого не сказала. Мы её друзья, поэтому… должны жить рядом».

Со лбов стекала кровь.

Они взобрались по скалистой горной дороге.

Вопреки всему.

Люди, считавшиеся друзьями, сказали это со странными улыбками.

— В это мгновение… всё стало понятно. В моих речах проявлялась сила изменять волю людей. По словам окружающих людей… я была ведьмой, соблазняющей людские сердца.

Куро Усаги молча слушала Аску, смущённо рассказывающую о своём прошлом.

И сейчас ей стало стыдно за тот недавний смешок.

Она рассказывала радостно, но отношение окружающих к ней резко изменилось. То, о чём рассказала Аска, должно было стать серьёзным ударом для десятилетней девочки и погрузить её в пучины отчаяния.

Конечно, некоторые глядели на неё со страхом и подозрением, начались конфликты в семье и предательства.

Иначе зачем было посылать талантливую девочку, что была главным кандидатом на пост следующего главы семьи в период Сёва, отличавшийся мужским шовинизмом, в изолированный горный институт?

Как и говорилось ранее, Кудо Аска — девушка с сильным чувством справедливости.

Каждый раз, когда Аска говорила, желая исправить несправедливость, она искажала намерения и подавляла своей идее совершенно непричастных людей. Веря в свою правоту, девочка с сильной логикой, что должна была идти вперёд с высоко поднятой головой, получила суровый урок от жизни.

Настоящим злом оказалась я… ведьма, извращающая человеческие сердца.

— Э-это… а друзья?

— После этого я их не видела.

— Хоть они сильно бесновались, находясь в замешательство, похоже, наваждение спало. Они, скорее всего, стали жить обычной жизнью.

«Тогда Аска-сан?..» — хотела спросить Куро Усаги, но смутилась и закрыла рот.

Почувствовав это, Аска потянулась и продолжила:

— После этого всё стало как сейчас. Потому что у меня с рождения такой характер. Нет причин меняться из-за мелких неурядиц. С тех пор я называла правильным то, что считала правильным, а ошибки — ошибками. Поэтому, если говорить о подавлении силой… я просто не верила в истинные чувства окружающих. Вот и всё.

Совершенно одна во всём мире, что заставляет людей носить маски, она продолжала говорить о справедливости и правоте. Какая ирония. Даже Дон Кихот не выдерживает сравнения в комичности. С виду это комедия, но ни в коей мере комедией не является.

В этом мире нет более бессмысленной вещи, чем злоба, с которой не можешь сразиться, и справедливости, которой не можешь поделиться.

Что же это, если не одиночество? Если это не трагедия, то что же тогда?

Даже если бы её не заточили в горной клетке, Кудо Аска с самого рождения была одинока.

— …Зачем Аска-сан рассказывает эту историю Куро Усаги? — робко спросила Куро Усаги.

Эта история, должно быть, является тёмным прошлым, о котором она не стала бы рассказывать каждому встречному. Вполне естественно, что Куро Усаги задалась вопросом, почему же Аска рассказала ей о своём прошлом, о котором до этого не желала и слова лишнего сказать.

Аска не стала отвечать сразу, погрузившись в тишину, и взглянула на небо.

Когда она увидела лунный свет между облаков… тут же вскочила на ноги и сказала, ярко улыбнувшись:

— Поэтому, Куро Усаги, я хочу от всего сердца поблагодарить тебя за то, что позвала меня в Маленький сад.

Её лицо сияло ярче, чем звёзды и луна, печалью и робостью.

Это истинная улыбка, отражающая душу Кудо Аски.

— …а…

Куро Усаги, наконец, вспомнила. И её глаза снова наполнились слезами.

Её охватили мрачные чувства, и она изо всех сил пыталась смириться с тем, что не сдержалась и проявила слабость. Думая о том, что бы сделать для того, чтобы Куро Усаги не стала винить себя ещё больше, Аска, в конце концов, рассказала о своём позорном прошлом.

…От всего сердца хочу поблагодарить за то, что позвала в Маленький сад.

«Отбрось свою семью, друзей, богатства и весь мир, и приходи в наш Маленький сад.»

Спасибо за прекрасные своей провокационностью письма.

Эта улыбка была полна радости и благодарности за каждый прожитый в Маленьком саду день.

— Э-это я должна говорить… Ведь я так и не поблагодарила Аску-сан и остальных откликнувшихся на призыв!.. !.. Куро Усаги… К-куро Уся… правда!..

«Очень рада вашему появлению в Маленьком саду», — хотела сказать она, но слёзы и всхлипы не дали ей этого сделать. Аска горько улыбнулась, вытянула платок и передала его Куро Усаги.

— Это ведь Изаёй-кун, с ним всё будет в порядке. До сих пор всё было в порядке, поэтому и в этот раз всё обойдётся.

— Д-да!..

— Не знаю, сильнейший богоубийца он или ещё кто, но сейчас это наш враг, так? Давай побыстрее победим его и вместе вернёмся в штаб. Прославим на весь мир имя Джина-куна и станем проводить игры. Верно?

— Да… да!!!

Обязательно вернёмся. Каким бы сильным ни оказался противник. Они все непременно выживут и вернутся домой. Каждый раз, когда Аска говорила это, Куро Усаги чувствовала, как в груди колышется тёплый огонёк.

Это тепло точно не проклятье ведьмы. Ежели это так, тогда все дары этого мира есть самые настоящие проклятья.

Смахнув слёзы, Куро Усаги расплылась в улыбке, повернулась к Аске…

… и увидела палача в тени листьев.

— Аска-сан, пригнись!!!

Она с силой схватилась за ворот платья Аски и потянула её вниз.

Аска совершенно ничего не поняла, но в следующий момент всё прояснилось.

Ошеломляющая аура пронеслась над их головами. Если бы Аска осталась стоять, то в мгновение ока её разорвало бы на куски, а внутренние органы бы разбросало по округе.

Нападавший, что прыгнул над их головами, — белоснежный двухголовый дракон — проревел, а его рубиновые глаза опасно сверкнули:

— ГЕЕЕЕЕЯЯЯЯЯЯяяяя!!!

Затихший лес в ночи пронзил жуткий рёв.

Аска взмахнула Гамельнской флейтой, единственным даром, что остался у неё, даровав каждому дереву псевдобожественность, и приказала:

— Это!... Пока мы не сбежим, держите двухголового дракона!

Деревья и пни начали пульсировать, словно ожили.

Ветви деревьев стали тысячей стрел, а пни — тысячей копий, что пронзят лапы дракона. Хоть это и были обычные ветви и пни, после наделения псевдобожественностью они стали намного мощнее средненького оружия.

Но в обмен на эту силу деревья стали стремительно слабеть, будто слишком быстро использовали свою жизненную силу, превращаясь в мёртвый лес. Ситуация отличалась от прошлого раза, когда сама земля была обращена в святилище.

Деревья, чей духовный уровень резко вырос, в мгновение ока умирали и валились наземь.

Двухголовый дракон истекал кровью и снова проревел.

Пролитая кровь рождала одноголовых драконов, одного за другим. Аска посчитала, что если противник один, то они смогут уйти, и ступила вперёд, но обернулась, услышав визг Куро Усаги.

— Аска-сан! Там ещё один!

Двухголовый дракон с раскалённым до бела телом застал Аску врасплох. Но извлечённая ветвь водяного древа, что хранила запас воды, всё ещё наполненная псевдобожественностью, данной недавним приказом, выпустила поток воды, чтобы защитить Аску.

Столкнувшись, поток воды и жар пламени заполнили окрестности непроглядным туманом.

Увидев в этом хорошую возможность, Аска схватила руку Куро Усаги и побежала прочь.

— Бежим!

— Н-но куда?!

— Здесь двухголовые драконы, значит столица Коэн не далеко! Если сможем встретиться с Альматеей, у нас появится шанс на спасение!

Пан или пропал, кроме риска им ничего не остаётся. К счастью, в лесу остался след, по которому сюда пришёл раскалённый дракон. Если они пройдут по нему, может, им удастся выбраться.

— Непременно… Мы непременно выживем и вернёмся домой!!!

Не конец. Это ещё не конец. Абсолютно точно не конец.

Нельзя умирать и покидать старших детей.

Мы всё ещё не вернули флаг.

Не победили вражеских Демонических лордов.

Не организовали Хэллоуин!!!

Нельзя же дать всему закончиться так?!

Аска побежала вперёд изо всех сил.

Но с двухголовыми драконами такое не пройдёт.

— ГЕЕЕЕЕЯЯЯЯЯяяяя!!!

Рёв дракона в мгновение ока разогнал туман. Одного этого рёва хватило, чтобы сдуть стройных Аску и Куро Усаги, подобно мёртвым листьям.

Они корчились от боли, ударяясь о каждое дерево, подобно червям.

Хоть раньше она участвовала в битвах под мощной защитой Альматеи, обладавшая человеческим телом Аска могла умереть от одного чиха божественного духа.

Трижды ударившись головой об пни и катясь кубарем по лесу, Аска получила сотрясение мозга, в глазах помутнело, тем не менее, она показала волю к сражению и подняла голову.

Но прямо к её лицу уже приближалось раскалённое дыхание.

— …

Вся её спина оледенела.

Несмотря на сотрясение, она всё понимала.

Её глаза наполнились слезами, выражая горечь и сожаление, а сама Аска готовилась принять свою смерть.

— А… Аска-сан!!!

Куро Усаги побежала к двухголовому дракону и Аске.

Её тело точно так же пострадало, и подступила тошнота, но Куро Усаги не обратила на это внимания. Этими тонкими ручками она не могла спрятать Аску. Прекрасно зная, что всё бесполезно, она всё равно побежала по дикому лесу.

Как в далёком-далёком прошлом, когда «Лунный кролик» из буддистских историй пожертвовал собой.

Чтобы защитить своего драгоценного товарища Куро Усаги прыгнула в адское пламя.

Столица Коэн, близлежащий лес.

Сражавшиеся со стальными ангелами и почти что загнанные в угол Рин с товарищами заметили столп пламени, поднявшийся в лесу, и поняли, что поблизости сражается двухголовый дракон.

Рин бросила последний кинжал и сильно цокнула языком.

— Кто-то сражается с двухголовым драконом?!

Прозвучал пронзительный рёв, и их взгляд приковал к себе огненный столп. Стальной ангел не упустил этого мгновения. Разорвав дистанцию с помощью телепортации, ангел оказался перед Рин и рубанул мечом.

Но этот меч так и не достиг девушки.

Её Дар, изменяющий относительную дистанцию, входит в число сильнейших защитных даров. Поскольку можно косвенно повлиять на скорость и время достижения объектом цели, изменяя расстояние между ним и целью.

Потерявший свою стремительность меч тяжёлым движением прорезал пустоту.

В это мгновение его атаковал драконий огонь Консэймао и звуки арфы Ауры.

— Попробуй угонись, бабка!!!

— Кто это тут бабка?!

Глаз Ауры дёрнулся, в то время как сама она провела пальцами по струнам. Хранившая божественность, дарованную кельтскими богами, арфа призвала бурю, изменив погоду. Молнии, что лились с неба подобно дождю, пронзали тело стального ангела.

Молнии и пламя крушили стальную броню, но разрушенные части начинали восстанавливаться в то же мгновение. Очевидно, что ни одна из атак не сработала.

— Тц, безмозглая кукла, да ещё и божественный дух в придачу? Эй-эй, чё делать то будем? Нашей огневой мощи не хватит, чтобы побить его, госпожа Рин.

— Да знаю я! Если бы мы хотя бы смогли узнать его происхождение…

Каким бы высоким ни был духовный статус третьего вечного двигателя, он не должен быть способен создать группу богов самостоятельно. Судя по внешнему виду и строению, это абсолютно неизвестный ангел, но духовный статус, являющийся его ядром, бесспорно, позаимствован у существующей группы богов. В конце концов, в «Уроборосе» состоят не только Демонические лорды.

(Кто это?! Кто передал Максвеллу духовный статус? Нет, кто мог передать его?)

Ангелами можно назвать множество существ, но в первую очередь на ум приходят божественные духи, описанные в библии. Но на практике божественными духами, причисляющими себя к ангелам, является множество существ, начиная с ангелов, эротов и прочих существ.

Они есть в старом и новом заветах, греческой и римской мифологии — практически везде.

(Божественный дух, поддерживающий «Уроборос», и к тому же связанный с третьим вечным двигателем… например фонд, инвестировавший в разработку третьего вечного двигателя, но позаимствовавший эмблему другой группы богов. Что если это так?!)

Возьмём в пример «Кадуцей» из греческого пантеона. Они даровали коммерческим школам и фондам, построенным в девятнадцатых-двадцатых веках, свою эмблему. Альматея и другие создания даровали свои звания «Системы Эгиды» и подобные ему, чтобы увеличить свой духовный уровень.

Но если решение кроется в этой сфере, то знаний Рин точно не хватит для решения проблемы.

(Чтобы полностью уничтожить это существо, нужно узнать название фонда или организации, связанной с третьим вечным двигателем! Если это человек из внешнего мира, живший до начала двадцать первого века…)

Пока Рин искала зацепки в своей памяти, со спины атаковал сильный свет.

— Кья?!

Вместе с грохотом ангела пронзила особенно сильная молния. Но не арфа Ауры вызвала её. Проделав путь с земли до самого неба, эта молния несколько раз осветила всё небо.

Молния не может начинаться с земли. Задавшись этим вопросом, Джин взглянул вниз, всё ещё находясь на спине Граи. Загадочная молния вырвалась из того места, где недавно был столп пламени.

— Молния?..

Но даром молний важных личностей среднего калибра обычно не награждают. Дар, который можно использовать лишь с поддержкой старшего или небесного бога, как и подобает его имя «Богозов».

Когда он задумался над тем, кто же использовал его, молния стала ещё яростнее и начала выжигать лес.

Даже находившихся на достаточном расстоянии Джина и компанию ослепило, и они остановились. Молнии Ауры не идут ни в какое сравнение с этой. Неистовый танец молний, грозившийся сжечь дотла весь лес, продолжая без остановки набирать силу.

Видя перед собой бушующую молнию, словно воодушевляющую саму жизнь, Джин широко раскрыл глаза и сглотнул.

— Не может быть… она?!

Джин знал только одну персону, что способна использовать такие молнии.

Когда особо мощная молния заполнила весь регион… её призыватель явился вместе с чистилищем.

Поглощённая раскалённым дыханием Куро Усаги чувствовала, как её конечности сильно обгорают и начинают исчезать.

Сгорать и опадать начали не только её конечности.

Завтра, где уже виднелась надежда, сгорало вместе с ними…

Весёлые деньки в Сообществе…

Путь, что прошли проблемные дети из другого мира, — всё начало гореть, словно иллюзия.

Всё это было лишь мимолётными мечтами бессильной глупышки. Хоть она и полагалась на них, когда дело доходило до уничтожения противников, она полагалась на их доброту и купалась в ней до самого заката.

Нельзя было призывать их в Маленький сад.

Нельзя было встречать их.

Хоть её и превозносили как Высокорождённую Маленького сада, что же она делала в критические моменты? Разве она не дурачилась, ослеплённая их светлым будущим и сверкающим талантом?

Сожалениям нет счёта. Извинения уже не достигнут их.

В последнее мгновение её жизни, когдараскалённое пламя было готово забрать вместе со всеми сожалениями…

Ревущая молния, что сотрясла небеса и землю, прогремела на небе, словно даруя откровение.

(?!)

Граница жизни и смерти заполнила всё её зрения, переливаясь семью цветами. В мгновение, когда всё её тело сгорело дотла… картина из далёкого-далёкого прошлого отразилась в её глазах.

— …

Над её головой раскинулась голубая земля. Слева и справа раскинулись серые просторы и кратер, где жизнь не возможна в принципе. Она без труда поняла, что это поверхность луны.

Похоже, на луне произошла масштабная война.

В окрестностях Чандра-Махала находились знамена, напоминающие буддистские, и прекрасный флаг зла, что носит трехголовый дракон. Однако носил тот прекрасный флаг не трёхголовый дракон.

Обнимая мёртвое тело кролика, напоминавшего жрицу Чандра-Махала, плакал одинокий воин.

Он сражался до самого конца и сейчас истекал кровью, но всё это не имело никакого значения для него. Он продолжал кричать и прижимать к себе мёртвое тело.

Почему ты защитила меня?

В конце концов, это тело рождено богом зла.

Так или иначе, судьба Демонических лордов — быть побеждёнными кем-либо!..

Из криков, полных обиды и слёз, Куро Усаги догадалась, кем был этот воин.

Этот человек, которого вскоре будут называть лидером Буддизма, с рождения носивший прекрасный флаг «Аксары», такой же, как и у Ази Дакахи из Зороастризма.

Божественный дух добра и зла, что любил выпить, любил женщин, любил драться и обожал человеческую добродетель.

Бог войны «Индра».

Фигура, отбросившая и стыд, и честь, сладко обнимая мёртвое тело и продолжая плакать, ни капли не походил ни на Демонического лорда, ни на Бога зла. Оплакивая утраченную жизнь посреди разорённого поля боя, он уже напоминал божественного духа.

(Эта жрица кроличьего племени… не может быть…)

В последней войне между буддистами и Индрой молодая девушка из кроличьего племени отдала свою мимолётную жизнь, защитив его, когда он был готов понести своё наказание, как Демонический лорд. Это тело полностью почернело, словно сгорело в чистилище.

Умершая жрица хоть и была изранена, но на её губах осталась удовлетворённая улыбка. На лице умершей девушки-кролика осталось лишь радость за то, что та защищала любимого человека.

Девушка из племени кроликов, что изменила судьбу бога зла, пожертвовав собой.

Даже на смертном одре Куро Усаги поняла, что перед её глазами раскинулась истина трагической правды о «Лунном кролике» из буддистской истории.

(Мой старший бог… мой предок!..)

Куро Усаги наполнила свою душу отвагой, чтобы с честью исчезнуть перед своим прародителем.

Пусть она и лишалась своего духовного статуса и всех даров, но гордость «Лунного кролика» всё ещё была при ней. Если это тело всё ещё сковывают оковы сожаления о том, что произошло двести лет назад, если её терзал рассвет три года назад, сейчас самое подходящее место, чтобы сбросить с себя эти путы. Пусть даже я паду в ад и возгорюсь пламенем чистилища, если я не буду защищать товарищей до последнего, даже смерть не принесёт упокоения.

Спасибо. Есть человек, который сказал это мне, что всегда полагается на других.

Товарищи. Кто-то назвал нас так с радостным видом.

Я помогу тебе. Есть человек, что силой тянул меня до сего дня.

Посему это ещё не конец.

Всё не закончится так.

В этот раз я непременно буду защищать всех!!!

Если я и исчезну, то хотя бы ради товарищей. Пусть моя жизнь обратится яркой вспышкой!!!

— ААаааааАааааааааааааАааа-аАа!!!

Вместе с этой предсмертной агонией тело Куро Усаги исчезло в пламени… и послышался крик перерождения.

Обгоревшие и исчезнувшие конечности восстановились вместе с вспышкой молнии, алые волосы стали молнией, что оттеснила раскалённое пламя. А на её голове снова появились кроличьи ушки — отличительная особенность Куро Усаги.

Облачившись в одеяние, украшенное техниками древних богов, она вызвала удар молнии бога природы.

К Куро Усаги не вернулся её старый духовный статус.

Это новая сущность Куро Усаги, что переродилась, превзойдя саму смерть и став воплощением легенды о «Лунном кролике».

— К-куро Усаги?!

Несмотря на то, что сцена перед её глазами украла всё её внимание, она понимала, что в её теле что-то есть.

Надо лбом Куро Усаги восходил божественный герб Индры. Это, бесспорно, символ божественности, хоть его и нельзя сравнить с таковым у Аски.

Готовность пожертвовать собой ради товарищей, проявленная Куро Усаги, явила божественности Индры новое пристанище в этом теле.

— Приготовься, двухголовый дракон!

Куро Усаги, приютившая в своём теле невиданную доселе божественную молнию, встала перед двухголовым драконом.

Ваджра, что давно должна была исчезнуть, переродилась, став копьём, конец которого искрился синими молниями, и стало напоминать молнию в руках Куро Усаги.

Двухголовый дракон яростно взревел и выплюнул всесжигающее пламя, но Куро Усаги двинулась ему навстречу, вместо того, чтобы уклониться. Благодаря Божественности Индры, поселившейся в Куро Усаги, которая изначально обладала духовным статусом, близким к изначальному божественному духу, её параметры многократно усилились.

Отразив пламя одним лишь электричеством, покрывавшим её тело, Куро Усаги одним взмахом рассекла двухголового дракона надвое.

— ГЕЕЕЕЯЯЯЯЯяяяя!!!

Дракон испепелился и превратился в угольки.

Но противник был не один.

Белоснежный двухголовый дракон стремительно зашёл с фланга и замахнулся злыми когтями. Но Куро Усаги тут же убрала ваджру из руки, чтобы справится с ними, и срубила шею дракона наконечником копья.

Фонтан из свежей крови залил окрестности.

Пролитая кровь дракона обратилась змеями и крокодилами, тут же набросившимися на Куро Усаги.

Их было не меньше дюжины.

Злые звери беспрестанно опускались на землю, создавая иллюзию безумного спектакля. Дождь из отравленных клыков, способный в секунды прожечь даже кости, превратился в пепел от вспышки красной молнии Куро Усаги.

— Невероятно!.. но, эта Божественность!..

Хоть опыта Аске и не доставало, она смогла почувствовать, что то, что находится в Куро Усаги, не является божественностью. Это псевдобожественность. Хоть мощность этой силы отличается, но она входит в ту же систему, что и та, что использует Аска.

Псевдобожественность — обоюдоострый клинок, пожирающий жизнь пользователя.

Куро Усаги прямо сейчас сжигает свою жизнь в бою.

— Хватит!.. Беги, Куро Усаги! В текущем состоянии ты сможешь сбежать!

Все кости и плоть хрустели, одеяние стало пламенем, обжигающим тело, но Куро Усаги не прекратила бой. Отсечённая шея — серьёзная рана для дракона, но он всё ещё может убить Аску.

Даже если это тело обгорит и падёт, остановить бой здесь она не сможет.

— …ааааааааааа!!!

Не отступать. Не отступать!

Ни за что не отступать!!!

Если отступлю, товарищ погибнет!!!

(Мой старший бог! Прошу, ещё немного, благослови своим Даром Куро Усаги!!!)

Она призвала ещё две, три, четыре ваджры и нацелила их на дракона.

Как только она отдала приказ к атаке, двухголовый дракон пошёл на большую авантюру.

— ГЕЕЕЕЕЕЕЕЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯяяя!!!

Он показал лишь жестокость, сравнимую с сиянием ваджры и молнии, и бросился в последнюю атаку. Прямое попадание означало бы смерть, но благородство этого смертельного порыва слегка превзошло Куро Усаги.

Ставшие длинными копьями ваджры неудобны в ближнем бою. Белоснежный дракон не обладал каким-либо элементом, поэтому его параметры превосходили остальных драконов. Куро Усаги и двухголовый дракон показали невероятные физические умения, стремительно следуя по лесу, и атаковали друг друга с дистанции снова и снова.

Когда они покинули лес и оказались на более просторном месте, послышались удивлённые голоса Джина и компании.

— К-куро Усаги! Ту огромную молнию создала Куро Усаги?!

Ответа от сражавшейся Куро Усаги не последовало.

Его голос не достиг Куро Усаги, поглощенной битвой.

Тем, кто отреагировал на яростную битву, оказался стальной ангел.

— Ла… Ра!!!

Впервые стальной ангел испустил нечто, напоминающее голос, и замахнулся мечом на Куро Усаги. Но способность сбора информации Куро Усаги, вернувшей свои ушки, несравненна. Неожиданные атаки не сработают, поскольку она может понять, что происходит вокруг неё в радиусе километра. Сделав сальто назад и уклонившись от атаки, Куро Усаги подтвердила, что оба противника находятся в прямой видимости и достала кусок бумаги.

— Приди, реплика Брахмастры.

Прогремел божественный гром, и материализовалось копьё абсолютной победы. Древнее одеяние Куро Усаги уже полностью покрыло её тело пламенем. Если она промахнётся сейчас, другого шанса уже не будет.

Вложив весь свой дух, способный пронзить звёзды, небеса и землю, Куро Усаги проревела:

— Пронзи-и-и-и-и-и!!!

Божественное копьё, наконечник которого озарился солнечным ореолом, испустило невиданную доселе духовную энергию и вылетело из её руки на немыслимой, шестой космической, скорости, чтобы пронзить стального ангела и двухголового дракона вместе.

Сотни молний стали тысячью, десятью тысячами, сотней миллионов, сжались в пучок и изничтожили двух монстров.

Продолжая наращивать энергию до тех пор, пока пронзённые цели не обратятся в ничто, копьё взорвалось и осветило ночное небо, подобно вспышке солнца.

Лица всех членов «Уробороса», сражавшихся со стальным ангелом, побледнели при виде этой ошеломляющей мощи. Эту битву уже нельзя было назвать немыслимой. Не будет преувеличением сказать, что её боевая мощь ставит Куро Усаги в один ряд с сильнейшими видами. Дикий лес превратился в выжженную землю в результате битвы, не оставив места для диких животных.

От густого непроглядного леса осталась лишь пустая равнина. Такое было бы невозможно, если бы сила, способная уничтожить целый город, не содержалась в каждой ваджре.

— Это истинная сила «Лунного кролика»… «Высокорождённой Маленького сада».

Она — вассал основателя города Маленького сада, соплеменница, которой доверили судные весы.

Куро Усаги, на лбу которой сиял божественный герб Индры, подтвердила полное уничтожение противников, и сила покинула её тело.

— … тц…

И в это мгновение Куро Усаги заметила необычный феномен.

Покрывавшее её тело пламя не показывало признаков исчезновения.

(Ах… так и думала…)

Словно приняв свою судьбу, она отпустила ваджру.

Это компенсация. Последние мгновения жизни «Лунного кролика», поставившего на кон свою жизнь.

Кролик, позволивший пламени сжечь своё тело, спас старика, инкарнацию Индры.

Это легенда «Лунных кроликов».

Пожертвовать своей жизнью, как символ жертвенности, чтобы единожды использовать чудо и Дар бога войны. Это пламя тянет Куро Усаги в само чистилище, чтобы забрать компенсацию.

Куро Усаги обхватила своё тело от боли. Но ни о чём не сожалела.

(Мой покровитель… в дар я возвращаю свою жизнь.)

Она встала на колени в знак благодарности за чудо. Без сожалений. Эта жизнь должна была давно закончиться. Даже то, что она смогла получить единственное чудо, — настоящий подарок, которого она не достойна.

Чистилище вскоре проведёт Куро Усаги через Шесть миров[✱] Дева, Асура, Люди, Животные, Голодные призраки, Накары., и сознание Куро Усаги исчезнет.

В последнее мгновение, когда вот-вот должно было разверзнуться горнило ада… появилась человеческая фигура, прыгнувшая без оглядки.

— Нет, не уходи!

Аска вытянула руку к горящей Куро Усаги, несмотря на то, что даже ходить ей сейчас было опасно. Чистилище не сжигает живых существ. Но боль от горения самая настоящая.

Испытывая такую же боль, словно горело всё её тело, Аска крикнула через слёзы:

— Исчезни! Исчезни! Пожалуйста, исчезни!!!

Она отдала приказ адскому пламени чистилища. Но огонь не исчезал. Адское пламя, прорывающееся из самого ада шести путей, поглотило их, подобно цунами.

Даже если пламя не сжигает живых существ, если разверзнутся врата в ад, Аска тоже окажется внутри и расстанется со своей жизнью, не говоря уже о том, что боль, терзающая Аску, вскоре станет так сильна, что та умрёт от шока.

Но она не собиралась сдаваться. Аска вся в слезах обратилась к небу:

— Индра!.. Если ты и вправду бог добра!.. если ты бог, уничтожающий зло, расползающееся по миру!.. помоги спасти твоего вассала, несущего твою весть в мир!!!

Куро Усаги ни разу за всю жизнь не свернула с пути добра.

Не бросила обедневшее Сообщество, в одиночку превозмогала все препятствия и жила абсолютно честно.

Аска не могла позволить этой жизни закончиться такой трагедией.

— Можешь забрать мою жизнь, если это спасёт её!!! Я готова сгореть в чистилище!!! Если исполнишь мою просьбу, я отдам небесам всё, что есть у меня!!! Поэтому… прошу!..

Она не смогла закончить свою речь из-за слёз.

Адское пламя разделилось на две части, подобно огромной пасти, и поглотило их.

Когда их вот-вот должно было затянуть в чистилище…

Аска услышала небесный голос вместе с раскатом грома.

— а…

Словно исполняя её желание, на небе прогремел раскат грома.

Два, три, и посреди сияющей молнии Аска увидела фигуру бога.

Фигура бога посреди молнии напоминала не то человека, не то зверя.

Огонь пропал, и наступила тишина.

Аска потеряла сознание от волнения и боли, поразившей всё её тело, и упала наземь.