Том 3    
Глава 4


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
dars
dars
15.10.2020 17:33
Ошибки в 5 главе: "девушка не придавал ей"
"один коллектор один"

И главы кстати нету в скачивании, там том из 4 глав, хоть и не столь важно но всё же...
aisdh
aisdh
29.09.2020 01:01
Спасибо за перевод!
Смерть Долгокутеру всё ближе и ближе... И не важно что иногда он не виноват, так как чаще всего всё-таки виноват. Его видимо надо в долговой лагерь из Кайдзи отправить... Лет эдак на 1000 другую. Иначе ничему не научится засранец
lastic
lastic
28.09.2020 23:13
Хооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооо
nagibloxov
nagibloxov
23.09.2020 14:22
Ура, я уже думал, что забросил перевод
aisdh
aisdh
23.09.2020 11:46
Спасибо большое за перевод.
Чувствую что *ндра умрёт очень и очень страшной смертью, совершенно не связанной с его божественными обязанностями...
kerux
kerux
22.09.2020 22:35
Вау... перевод новой главы... спасибо... шок контент
issel
issel
15.03.2020 23:42
А теперь благодарности. Спасибо всем, кто работал над переводом и исправлениями. За резеля, за нян-нян.
issel
issel
15.03.2020 23:39
Дополню ошибки:
Глава 1
— Это не более, чем предположение, но, возможно, на долю секунды из экспериментального (?) вырвалась раскалённая до температуры солнечной короны плазма огромного веса. - Может, образца?
Какие бы эксперименты они ни* ставили, достичь таких результатов можно не раньше чем через двадцать лет после начала! - *не
Глава 2:
Взрывное развитие человечество* — её заслуга, награда за неё более чем соответствует масштабу достижения. Более сильных или известных богинь земли не существует сколько не вспоминай. - человечества
Я тут хочу на эро-карнавала* в Рио посмотреть ещё. - эро-карнавал
«Да-да. Звёздные частицы, которые стали причиной заражения, сделаны по схожему методу, что и мои. Иначе говоря они паразитируют на растениях и животных и так размножаются. Их мы уже научились нейтрализовать* - нейтрализовывать
«Демон Максвелла», так звали того демонического лорда, управлял границей теплоты и однажды сражался против Изаёя и его другой*. - подругой*
ёнгвар
ёнгвар
12.01.2020 22:52
Очень похож на анлейт через гугл,я уж не знаю что случилось но впервые вижу столько не соответствий,кстати сам анлейт бесплатный ща на 4м томе, надеюсь после этой главы здесь всё опять не умрет на год.
dars
dars
09.01.2020 12:59
Ошибки
Глава 1
"просто картинку данные на экран" - тут чото не так

"невероятную гипотезу гипотезу" - повторение

"да и не подарки щедр" - на подарки

"который не просто нести в себе «Исток»" - несёт в себе

"высказала не самые лицеприятные предположения Эдвард" - высказаЛ
aisdh
aisdh
05.01.2020 02:12
Спасибо за перевод.
А кстати видимо после того, как появился проект "Древо Генома", то и сила дара Йо тоже могла возрасти, как с Максвеллом. Не изменчивость, потому что там уже все выкручено на максимум и зависит только от ее воображения видимо и знаний о комбинациях для магических зверей, а стабильность и защита владельца от отдачи. А то в прошлых томах говорилось если она переборщит с Гарудой или другими высшими магическими зверями, то отдача отрубит ее дар где-то на месяц. И это после усиления дара Комеем. До этого она вообще получала пустой дар. И так как она "Пустоцвет" возможно ее духовный уровень практически не растет в отличии от силы ее дара, хотя возможно это перебьют ее достижения.
naazg
naazg
30.12.2019 08:13
Спасибо
dars
dars
29.12.2019 11:15
Ошибки пролог
"трём головами." - тремя головами
ricco88
ricco88
28.12.2019 23:39
Спасибо.
aisdh
aisdh
28.12.2019 23:30
Наконец-то забили тельца и на ритуале жертвоприношения печенек воскресили Разеля! Слава печенькам!
kerux
kerux
28.12.2019 23:20
да ладно, ура
intrigant
intrigant
25.12.2019 01:00
Ну хоть предупредили, спасибо, может уже после праздников нас порадуют новым томом;)
lord
lord
01.12.2019 17:01
Разель жив, он недавно DMC закончил - дайте ему отдохнуть
tehap
tehap
21.11.2019 16:06
Прошу прощения,но что с переводом?С последнего тома прошло больше года и тишина.Поставьте тогда уж статус "заморожено" или честный "заброшено"(ибо как не зови заброшенный перевод красивым "заморожено" не знаю зачем придуман статус,ибо он не становится от того не заброшенным).
bofel
bofel
14.11.2019 01:46
Больше года прошло Рэйзел, что с переводом?

Отобразить дальше

Глава 4

Это случилось в самый разгар лета.

Палящее солнце с каждым днём светило всё ярче и жарче. В Токио, где третий день подряд обновляются температурные рекорды, немало людей пострадало от теплового удара.

Аято Кудо, девушка с прекрасными золотыми волосами, по которым стекали капельки пота, находилась в удушливом салоне машины. Она была выжата, как лимон, но всё же нашла силы обратиться к женщине-водителю:

— Уэсуги...

— Что случилось?

— Ад на земле... разве это не про Токио летом? От асфальта в жару поднимается душный пар, горячая вода из под крана, вечно работающие кондиционеры, которые не справляются с нагрузкой и ломаются — с этим всем приходится иметь дело каждый день. Учиться и работать в подобных условиях — это ли не истинное наказание? А что ждёт людей дальше? Где заканчивается человеческое бытие? Ну, я хочу сказать... можно ли что-то сделать с этим с помощью божественной силы? — пожаловалась Аято, расстегнув верхнюю пуговицу на блузке, что вообще для неё, изящной леди, редкое явление.

Её развитая не по годам грудь, на которую падали капельки влаги, была поистине чарующая, и любой парень с ума бы сошёл, увидев подобное зрелище.

А если бы она попалась на глаза кому-нибудь в школе, то её бы непременно вызвали на ковёр и отчитали за такой вид, пусть даже в школе и позволено носить повседневную одежду. Казалось, не может быть такого, чтобы обычный человек выглядел так соблазнительно.

В то время как Уэсуги, черноволосая девушка-водитель, выглядела как её полная противоположность — в деловом костюме, и это несмотря на лютую жару.

И ответила она решительно и безжалостно.

— Ничем не могу помочь.

— Ну пожалуйста.

— Не могу. Терпите, — без промедления ответила водитель.

Само воплощение безжалостности. К ней даже не подступиться.

Возможно, Аято стоит брать с неё пример: стальная воля Уэсуги помогает ей спокойно вести машину в этой жарище.

Но всё же, это немного не то.

Жить летом в Токио без кондиционера — чистое самоубийство. И доказательство тому — всё увеличивающееся число жертв теплового удара.

Аято от бессилия выглянула в окно машины.

— А вот Притхви бы никогда не забыла про обслуживание машины... хотя, с этим уже ничего не поделать. Возможно, нынешняя эпоха меня слишком избаловала, и я потеряла свои навыки. Буду считать это ментальной тренировкой.

— Разве такая жара достаточна для тренировки? Если тебе кажется, что твои навыки ухудшились, их следует отточить. И я не прочь составить тебе компанию, чтобы забыть ненадолго о жаре.

Похоже, ей тоже была не по душе эта парилка. И её тон, и выбор слов были достаточно резкими. Но не это удивило Аято.

— Вы поможете мне с тренировками?

— Ага. Сейчас я подменяю Притхви в качестве твоего сопровождающего, но на самом деле мне намного ближе работа в поле.

— А это и правда хорошая идея. Лучше не придумать. Как выдастся свободное время, мне бы хотелось с вами сразиться.

Уэсуги предложила это и, казалось, совсем не ожидала, что Аято клюнет. Хотя, если бы женщина-водитель знала, за кем она на самом деле присматривает, то не спешила бы с такими выводами.

Остановившись перед стоп-линией, Уэсуги взглянула на Аято через зеркало заднего вида.

— Прошу прощения, если дала вам надежду, но на самом деле у меня не так много опыта в обучении. Вы всё равно согласны?

— Даже просто выйти против вас — большая честь. Да и разве можно просить большего, если тренировать меня вызвалась дракон Этиго Кэнсин Уэсуги, обладательница божественности Вайшраваны и один из столпов Двенадцати Дэв, сильнейшей группы богов? К тому же мне нужно выпустить пар... Дома совсем тяжело стало, — отпустила комплимент Аято. Любой, кто услышал бы это, подпрыгнул на месте от удивления. Ну или встал бы колом. Перекрестив ноги, Аято улыбнулась и продолжила: — Когда я впервые встретила вас, то засомневалась, правда ли это вы. Я знакома с теорией, что Кэнсин Уэсуги был женщиной, но всё же впала в ступор, когда увидела вас вживую. Я бы хотела знать разные истории о ваших странствиях, об сражениях при Каванакадзиме.

— Так ты что, за моим секретом охотишься? — с усмешкой спросила Уэсуги.

— И это тоже, но сразиться с вами я действительно хочу, — гордо ответила Аято, не скрывая намерений. Всё же это была Кэнсин Уэсуги, дракон Этиго и воплощение Вайшраваны, знаменитый на всю Японию герой и легендарный военачальник эпохи Сэнгоку, как тут унять любопытство? Согласно легенде Кэнсин Уэсуги, сражавшийся при жизни против кланов Ода, Такэда и Ходзё, провёл более семидесяти сражений и проиграл лишь дважды.

Прославившийся, как безупречный генерал, она взяла себе титул воплощения Вайшраваны и два флага — один с иероглифом из имени Вайшраваны, а другой — с грозным драконом.

Поэтому то, что она владеет божественностью Вайшраваны, не так удивительно. Проблема заключалась в том, что она женщина... хотя слухи об этом ходили во все времена.

В письме испанского посла, вроде бы, были даже доказательства этой теории. Хотя и внутри страны мнения ходят разные: в некоторых песнях ставят под сомнение её пол. К слову, главная загвоздка тут в её облике: здесь не обошлось без вмешательства богов, иначе сохранить секрет было бы невозможно.

Поэтому пока она сидела вот так молча и без оружия, то была самим воплощением красоты. Любой мужчина бы с восхищением заглядывался на неё, а у самой Аято до сих пор живо воспоминание когда она впервые увидела её в кимоно.

Все движения Уэсуги были прекрасны, она прямо как настоящий цветок. На вид ей было около восемнадцати лет, поэтому Аято, её одногодке, очень хотелось с ней заговорить.

«А может она перенеслась сюда вместе с божественностью, чтобы исполнить некую миссию, как посланница Вайшраваны?» — промелькнула мысль у Аято в голове.

— Хе-хе, ладно. Мне всегда были интересны боевые школы западной Европы. Моё задание закончится после того, как Притхви вернется из зарубежной поездки. После того я могу составить компанию тебе в любой день, — приняла вызов Уэсуги и едва заметно улыбнулась, придавив педаль газа.

До «Детского дома Канарии», их места назначения, оставалось совсем чуть-чуть.

Тут Аято вспомнила, что расстегнула пуговицу на блузке, слегка покраснела и стыдливо привела свою одежду в порядок.

— Кстати... а куда отправилась Притхви?

— А ты не знаешь разве?

— Заказ направляла не я, а матушка. Слышала только, что она отправилась вместе с братом Хомуры... кажется, с Изаёем, в Южную Америку, — с серьёзным видом ответила Аято.

Наверное, она переживала, ведь именно в Южной Америке появился «Небесный бык». Неужели там случилось ещё что-то?

Уэсуги стушевалась и задумалась над тем, что ей сказать, но примерно в этот момент они подъехали к детскому дому.

— Хорошо. Наш шеф, кажется, тоже вернулся, так что обсудим всё вместе.

— Токутеру здесь? — удивилась Аято и перевела взгляд на гараж, где стоял любимый автомобиль Токутеру.

Остановив машину, Уэсуги смахнула капельки пота со лба, вышла из машины, открыла дверь и стала ждать, пока Аято выйдет.

— Мы пересмотрели наши взгляды за последние три месяца. Сайго Хомура уже знает о существовании Маленького сада, и нам нет смысла скрывать, кто мы есть. Поэтому мы решили, что правильнее будет рассказать вам обо всём и помочь Хомуре Сайго.

— Х-хорошо. А они точно поймут всё? — усомнилась Аято.

Ситуация и правда глупая. Ну кто поверит, если человек, который присматривал за тобой с пелёнок, окажется Индрой? Да никто не поверит.

И всё же, Уэсуги ответила уверенно:

— Токутеру заставит их поверить. Пусть он и выглядит так, но он тот ещё бабник, пьяница и оболтус. Таким и должен быть человек, владеющий божественностью Индры. Стоит ему только упомянуть своё настоящее имя, и детишки обязательно поверят.

Да уж, не каждый божественный дух удостоится от своих подчинённых такой низкой оценки...

Аято он не казался таким уж ужасным, но, наверное, это из-за того, что она с ним не так много общалась. Но как бы там ни было, сегодня важный день, который предопределит её будущее.

А ещё у Аято, Хомуры и Сузуки появилось свободное время, каникулы ведь начались.

Нужно было обговорить очень много всего, прежде чем начнётся война за владычества над солнцем. И будет достаточно сказать, что Токутеру с компанией — люди из Маленького сада, не раскрывая при этом их статуса.

Аято выпрямилась, собралась с духом и открыла дверь в детский дом...

...как из-за двери раздался рёв Хомуры Сайго и Сузуки Аязато.

*

— Ладно! Начинаем двадцать четвёртое судилище имени «Прибьём Токутеру Микадо к чертям собачьим»!!!

— Подождите! Какой же это суд?

— Заткнись, обвиняемый!

— Сколько можно отпираться, а?! Даже у меня кончилось терпение на двадцать третьей попытке! Я уже закипаю от злости!!! Так что принимай наказание и не мямли!

Раздались звонкие удары по столу, перемежающиеся криками трёх людей.

Одним из них был Токутеру, а двое других глазели на него с ненавистью и гневом, на их лицах были поистине дьявольские выражения.

Аято и Уэсуги с опаской переглянулись у входа.

— Кажется, что-то стряслось... как быть?

— Входить не стоит пока. Давай понаблюдаем.

Две девушки прислушались и попытались понять, что же там происходит.

Похоже, внутри происходил какой-то суд, и Хомура с Сузукой громили своего оппонента в одностороннем порядке: Хомура не давал Токутеру даже слова вставить и бил его учётной книгой по лицу.

— Обвинение!!! Кто-то присвоил мою зарплату, которая была отправлена на счёт детского дома, а также деньги на его содержание! Снять деньги со счёта, пока я был в отъезде и занимался вирусом в Европе, могли только трое: Сузука, Аято и Токутеру!!! Сторона обвинения обвиняет Токутеру Микадо в присвоении денег!!!

— Сразу к обвинению? А доказательства? Где доказательства, что я виноват?!

— Доказательство раз! Со счёта пропало всего 500 млн. йен! Снять их в банкомате невозможно! Прокурор Сузука!

— После получения иска от истца, прокурор отправил запрос с ближайший банк и получил доказательства! Девушка на ресепшене мило улыбнулась и сказала следующее: «Деньги детского дома? А-а, их все снял дядя, который обычно управляет ими~»!

— Отлично, он виновен! ВИНОВЕН!!!

— ВИНОВЕН!!! ВИНОВЕН!!!

— П-подождите, я протестую! Доказательств недостаточно! Вы поверили в то, что какой-то странный дядя — это я?!

Да как тебе хватает духу говорить, рецидивист! Ты двадцать три раза присваивал деньги через один и тот же банк, чёртов отброс!!!

Парень с девушкой разбушевались и долбанули коленом по голове Токутеру.

Сидевший на диване в позе сейдза Токутеру покатился кубарем и влетел в стену, да так и свалился на пол. Похоже, время для доводов защиты истекло.

Запыхавшаяся парочка, наконец, вздохнула с облегчением и расслабилась.

За всем этим наблюдал шокированный мальчик.

Его звали Астерион, он поселился в Детском доме Канари после случая с «Небесным быком», три месяца назад.

Жил он вместе со всеми, заодно подрабатывая в кафе «Дон Бруно». Его без всяких объяснений притащили сюда, прямо в фартуке, и посадили в кресло судьи.

Отдышавшись, Хомура повернулся к ошарашенному Астериону и заявил:

— Господин судья, надеемся на ваш справедливый вердикт и требуем обвинительного приговора.

— П-подожди, Хомура. Вы так внезапно вытащили меня прямо в разгар рабочего дня и попросили побыть судьёй, но... я ведь из меня плохой судья. Там, где я родился, не существовало денег, поэтому и обвинение я не слишком хорошо понимаю. Ещё я не совсем понимаю, почему вы так злитесь. Ещё сейчас обед, и мне очень совестно за то, что меня нет на рабочем месте...

Наверное, Хомура привлёк его в качестве третьей стороны, чтобы соблюсти презумпцию невиновности, но вот Астерион, казалось, не понимал, что же такое случилось между его друзьями и Токутеру.

Конечно, он понимал, что такое труд, но не то, как он работает в современном мире. А в обмене деньгами он видел всего лишь развитие натурального обмена.

Подняв опустевшую учетную книгу, Астерион озадаченно склонил голову.

Хомура надулся.

— А, точно... в Бронзовом веке ещё не существовало денег.

— И правда, ты ведь жил за две тысячи лет до нашей эры.

— Кстати, у вас же была более простая, но похожая система торговли... Почему бы для честности нам не приравнять деньги к запасам еды?

— Точно-точно! Доказательства бесполезны, если судья их не понимает! А ещё я заявляю о праве на адвоката! Я немедленно позвоню в компанию...

— В таком случае я беру эту обязанность на себя.

Подобрав момент, Уэсуги громогласно открыла дверь.

Аято запаниковала: всем стало ясно, что она подслушивала.

Токутеру побледнел и завопил:

— Э? Уэсуги?! Я тебя не звал!

— Не прибедняйся. По всем правилам надо вызывать Энму, но он сейчас в деловой поездке. Именем Уэсуги клянусь вынести справедливое решение!

— Да я не про то! Я адвоката собирался звать! Подозрительного судью-громилу никто не звал!

Всё было так, но никто ему не посочувствовал.

Сняв очки без диоптрий, Уэсуги стала рассматривать доказательства.

— Давайте рассмотрим доказательства виновности подсудимого. Предпринимать какие-либо действия с указанным счётом могли лишь трое: Токутеру Микадо, Сузука Аято и Аято Кудо. В банке заявили, что деньги снимал мужчина. В то же время у Токутеру Микадо есть мотив: в прошлом месяце он задолжал огромную сумму денег в Кабуки-тё.

— Эй, а это зачем было рассказывать?!

— Опять?! ОПЯТЬ ТЫ ВЛЕЗ В ДОЛГИ?!

— Кого ты опять подцепил?! Небось какую-нибудь деваху, которую продали родители в рабство?! Или вдову, которую утянули в секту?! Или же... нелегальную мигрантку, которая пострадало от чёрных торговцев органами?

Аято вдруг хлопнула в ладони.

— А... так вот на что ты утягивал деньги...

Аято не знала, что такое происходит не в первый раз, но понимала, что рассказывать о таком кому попало не стоило. Если история всплывёт и полиция возьмется за дело, тогда и тем девушкам придётся давать показания в суде. Хомура и Сузука прекрасно понимали это и поэтому ограничивались самосудом. Впрочем, это не имеет отношение к делу.

— Ай ладно, всё равно вы уже обо всем прознали!

— Но мы давно об этом знаем. Так что прими своё наказание, — сказала Уэсуги и опустила большой палец вниз, указав на виновность. Никакой жалости.

— Ну и сколько осталось?

— Нисколько. Я потратил всё, чтобы спасти брата и сестру, которых затянуло в передрягу.

— Ты придурок?

— Пятьсот мультов! Пятьсот! Мультов! Не пятьдесят тысяч и не пять миллионов, а, мать их, пятьсот миллионов! Куда ты их вкинул, чертов Дуратеру?! В чёрную дыру чтоль?!

Дьяволята брат с сестрой продолжили скандировать «ВИНОВЕН!»

Они хотели ударить его ещё пару раз, но времени осталось слишком мало. Им завтра есть нечего будет.

Следующие деньги Хомура получит через полмесяца, когда ему заплатят за текущую поездку в Европу. А сейчас у него в кармане нет ни гроша. И на счету детского дома тоже.

— Гадство... и что теперь делать? Кажись, он не врёт, и денег у него реально нет. Что думаешь, брат?

— Дело дрянь, сестра. Причем большая дрянь. Можно было бы отпинать его и стрясти тройную сумму, но в этот раз сумма совсем другого порядка. Не до другого мира нам сейчас... Раз на то пошло, то выход один: продадим Токутеру на органы.

— Х-хомура, Сузука, подождите. Я думаю, у Токутеру была веская причина. Я возьму на себя текущие расходы, поэтому не могли бы мы уладить это дело? — сказала Аято и достала из сумки карточку.

Увидев чёрную карту, Сузука дрогнула, а Хомура помрачнел.

— Нет... Мы и так должны тебе по гроб жизни. Не хочу влезать в долги ещё глубже. Конечно, можно списать долг на Токутеру, но нам надо правда много, если быть точным — 2 млн. йен.

— Не переживай. Распределим долг в соотношении 9к1 между Токутеру и тобой. Расплатитесь делом, хорошо?

— И Хомура тоже оказался должен. Вот тебе и наша Ая, — восхитилась Сузука.

Сидевший на месте судьи Астерион взглянул на часы... и тяжело вздохнул: обед почти закончился.

*

Прошло три месяца с тех пор, как разбушевался «Небесный бык».

Пандемия, вызванная вирусом, была остановлена при помощи звёздных частиц, которые произвела Эврисинг компани, поэтому ущерб удалось свести к минимуму.

После Хомура Сайго, как изобретатель, отправился в зарубежье. Там он наблюдал за пациентами и работами по рекультивации заражённых земель и обнаружил два вида звёздных частиц, которые по природе очень близки к его собственным.

Связав Токутеру и подвесив под потолок, компания дружно спросила о том, чем занимаются Уэсуги и её товарищи.

Та, получив приглашение из Маленького сада, решила следовать плану и рассказать о Двенадцати Дэвах, но передумала перед лицом ярого возражения Токутеру.

Рассевшись на диване, Хомура обдумывал то, что только что услышал.

— Хм-м... Получается, вы из Маленького сада?

— Не похоже, чтобы тебя это тронуло.

— Ну... когда я узнал, что Аято из того мира, то сразу предположил подобное. Когда нагрянул тайфун, поведение Токутеру тоже показалось странным, — вспомнил парень давние события, почесав затылок.

В тот день два человека спросили его, не происходило ли чего странного: Аято Кудо, дочка президента Эврисинг компани и подвешенный товарищ Токутеру Микадо, который заправляет международным охранным агентством и тайными операциями. Пусть он и связан сейчас по рукам и ногам, но достаточно известен в своей сфере деятельности. Отдельного упоминания стоит и то, что он работает с одной из пяти крупнейших компаний в мире, Эврисинг компани.

Информационная сеть у них немыслимая, да и занимаются они полным спектром работ: от сопровождения важных персон до предотвращения терактов. Переходить им дорогу — всё равно, что копать себе могилу. Так что его группировку часто называют «богами войны».

И ведь не скажешь, что так прозвали вон того висяка...

— Я наслышан о подвигах Притхви, но вот ни за что не поверю, что это чего-то стоит. Он только в долги горазд влезать. И деньги брать без спроса.

— Ну и с каким монстром связано это чудо? С богом нищеты?

— Лучше будет промолчать, для его же блага. Хотя я не думаю, что вы удивитесь, если я назову его имя, — бросила Уэсуги и глянула с отвращением на шефа.

Тот что-то простонал, но кому какое до него дело?

Аято кашлянула и вернулась к разговору.

— Так вот, на самом деле Уэсуги — это...

— Наверное, они уже и сами поняли.

—Кэнсин Уэсуги. Не знаю, представитель ты клана Уэсуги или нет, но тебе не кажется, что стоило бы немного получше скрывать своё имя?

— М-м... — Уэсуги поджала губы, но ничего возражать не стала. Да и возражать было нечего, ведь имя ей выбирать не приходилось.

Проблема крылась глубже: божественные духи и носители божественности черпают свою силу и духовность в вере, и если они будут замалчивать своё имя, то сделают себе только хуже. Хотя, едва ли для неё, представителя Вайшраваны, вообще можно называться каким-либо другим именем и не оскорбить своего покровителя. Так что она всегда использует настоящее имя, и слышать подобные нотации ей не слишком приятно.

Хомура с компанией, однако, продолжили обсуждение:

— Ну да ладно. Хорошо, что начало игры пришлось на летние каникулы. Можете подсказать, как нам быть?

— Когда откроете приглашение, то снова перенесётесь в Маленький сад. Вам дозволено свободно перемещаться между мирами, но причину такой щедрости вам следует узнать на церемонии открытия, — ответила Уэсуги и достала приглашения с эмблемой «Королевы Хэллоуина».

В прошлый раз было письмо на электронную почту, а в этот — запечатанный конверт?

Похоже, церемония может состояться в любой момент, пожелай того Королева, и всё же это намного лучше, чем сбрасывать людям на голову тайфун или минотавра.

— Ладно, тогда пойдём сразу...

— С-с-стойте! Прежде мне нужно с вами поговорить! — крикнул подвешенный Токутеру.

В следующий же миг его пронзили леденящие взгляды, и он затих. Но положение дел было отчаянным, так что он силой разорвал путы и вырвался из матраца, после чего достал из сумки 2 сверкающие карты и передал Хомуре и Сузуке.

— Хотел передать вам карты даров. У вас же ещё их нет, так?

— Карты даров? Это ещё что?

— Открытки?

— На новогоднюю открытку не похоже...

Аято подыграла друзьям, хоть она и чувствовала себя неуютно.

Токутеру продолжил говорить, не обращая внимания на ремарки:

— В этой карте вы можете хранить всё ваше оружие и броню, а также всякие важные штуки для экстренных случаев. Полученные дары тоже храните в своих картах.

— Ого. Так это что, 4D карты с функцией выдачи?

— Можно сказать и так. Я прикинул примерно, как будет проходить игра, и собрал туда разные нужные дары. Не теряйте карты, они помогут вам в трудную минуту. Хотя... цена была соответствующая на них. Не думал, что сумма получится аж девятизначная... — признался Токутеру и неуклюже почесал затылок.

Никто из присутствующих не поверил своим ушам и глазам.

— Девятизначная?.. Так получается, те 500 миллионов....

— Прости, потратил всё на содержимое карт! Думал, выйдет дешевле, но меня подловили, хотя я всё равно виноват... в общем, простите. Если бы я знал, что вас призовут участвовать в войне за владычества над солнцем, я бы сделал более полезные дары для вас. Я очень долго не общался с организаторами игры, и это сыграло со мной злую шутку. В общем, взятые деньги я точно верну, надеюсь, вы сможете меня понять, — смиренно попросил он и вздохнул.

Похоже, теми «братом и сестрой» были Хомура и Сузука. Чтобы помочь им победить в войне, он действительно пытался приготовить для них различные дары, но расходы оказались слишком велики.

— Аято, Королева приготовила для тебя новое оружие. Оно в карте Хомуры. Проверишь позже.

— Для меня тоже?

— Конечно. Как ни посмотри, но ты самая сильная среди вашей троицы, так что вооружить тебя — очень важно. Кайтендзю, которые Сузука забрала у Шень Гунбао, тоже можно поместить в карту.

— О, это хорошо. Пойду достану их! — обрадовалась Сузука и побежала к себе в комнату.

Дальше Токутеру обратился к Астериону:

— Астерион, твоё положение очень сложное. Будем считать, что сейчас ты будешь собственностью Хомуры. Можно сделать из тебя и участника, но с картами даров тебе можно найти лучшее применение. Ты не против побыть собственностью некоторое время?

— Нет, но что вы имеете в виду?

— Объясню, когда начнётся игра. А пока оставайся в детском доме. Если я прав, то ты сильно подсобишь, если останешься здесь, — предложил Токутеру.

Астерион перевёл взгляд на Хомуру.

На самом деле их было не так много — всего четверо, включая Астериона. Так что оставлять кого-то здесь может быть не самым лучшим решением. Однако Хомура по какой-то причине просто кивнул.

— Так даже лучше. Всё равно прогуливать работу у Дона нехорошо, верно? Кто ещё устроил бы на работу мальчика без дома и семьи?

— А это ничего?

— Токутеру сказал, что у него есть какой-то план, так что лучше ему и следовать. Он очень надёжный, когда дело не касается денег, разве не так, дядя Микадо? — шутливо ответил Хомура.

Однако Токутеру промолчал.

Наконец, он поднял глаза на парня и спросил его таким серьёзным тоном, какой никогда не использовал раньше:

— Хомура. Я обязан спросить тебя кое о чём.

— Д-да чего это вдруг?

— Ты точно уверен, что хочешь участвовать в войне за владычества над солнцем? Ты правда понимаешь... что означает участие в этой войне?

Все разом затихли. В его словах чувствовалось достоинство, подобающее «богу войны», чего раньше не случалось ни разу.

За все пять лет со дня знакомства, Токутеру никогда не был столь серьёзен с детьми из детского дома. Он на самом деле лишь хотел узнать...

...зачем Хомура Сайго решил участвовать в войне за владычества над солнцем.

Он знал, что Королева пообещала щедрое вознаграждение, но это скорее похоже на утешительный приз. Или предубеждение. И хотя Хомура побывал в лабиринте Минотавра, он всё ещё был далёк от войны.

Токутеру хотел узнать ту самую причину, по которой Хомура хотел сражаться. Эта причина должна быть у каждого игрока, который всерьёз хочет бросить вызов дьявольским играм богов.

— Причина, говоришь?

Хомура задумался. Он понимал, что должен чётко понимать её — причину сражаться, причину не отступать. Если таковой нет, то в час беды ему придется очень тяжко.

Парень думал о ней последние два месяца.

Но так и не нашел причины сражаться за владычества над солнцем.

Но причина участвовать имелась.

Хотя «Небесный бык», связанный с созвездием Тельца и Минотавр были родом из Маленького сада, призвали их сюда из-за звёздных частиц. И результатом их неверного использования была прошлая битва.

Сражение было всего лишь за одно владычество, а пострадали сотни тысяч людей.

Но за этой катастрофой стоят вполне конкретные люди и организации, и Хомура решил участвовать в войне в том числе для того, чтобы их вычислить.

— Причины сражаться... у меня нет. Жаль Королеву, но сражаться за победу в игре и славу другого мира я не стану. Но буду стараться изо всех сил.

— И ты всё равно решил участвовать?

— У меня нет выбора. Монстры, подобные «Небесному быку» появились в нашем мире из-за злоупотребления силой звёздных частиц. Я не прощу тех, кто создал их. Моя главная цель — узнать, кто это был, остальное вторично. Так что я не буду действовать бездумно: умирать мне нельзя, иначе детский дом останется без средств к существованию.

«Значит, побеждать он не горит желанием, а идёт за информацией о тех, кто использует частицы во зло?», — прокрутил в голове слова мальчика Токутеры, пару раз кивнул и, наконец, расслабился.

— Хочешь найти врага, который неправильно использует частицы? Да, эта причина подойдет тебе более чем. И придаст тебе сил в трудную минуту.

— Я тоже так думаю. Хотя... на самом деле мне бы хотелось хоть разок сразиться с братом, — признался Хомура, одиноко улыбнулся и замотал головой.

Скатах сказала, что как только Изаёю исполнится двадцать, он потеряет право участвовать в войне. Поэтому до тех пор Хомуре хотелось хотя бы разок сразиться с братом в серьёзной игре. В глубине душе парень понимал, что после окончания войны за владычество их пути могут разойтись навсегда..

Но если этому не суждено случиться, то так тому и быть, ведь их пути разошлись в тот самый день, пять лет назад, когда Изаёй отправился в другой мир.

— Если возможно, я бы хотел узнать о результатах расследования Изаёя. Возможно, он нашёл какие-то подсказки, которые помогут мне вычислить врага, и тогда мы зажмём его в тиски: он в этом мире, а я — в Маленьком саду.

Токутеру встал и похлопал Хомуру по спине, словно одобрив его решимость.

— Раз ты продумал всё так далеко, то мне больше нечего тебе сказать. Хотя, умереть ты всё равно не умрешь, так что повеселись и возвращайся обратно.

— Ага, так и планировал. Мне ещё исследованием заниматься. Потом, если всё сложится с проектом «Древо генома», надо будет плотно браться за проект строительства башен управления погодой. Отдых мне точно не помешает, — бодро ответил Хомура и стукнул кулаком об кулак.

Токутеру Микадо узнал, что хотел.

Улучив мгновение, Уэсуги подняла руку и сказала:

— Я и Токутеру будем сопровождать вас до духовного поезда. На самом деле вместо меня должна быть Притхви, но она сейчас сопровождает Изаёя Сакамаки на задании.

— Ну... оно и понятно. Среди знакомых Токутеру разве что Притхви смогла бы помочь Изаёю. Уэсуги, вы ведь не против отправиться с нами?

— Так приказал мой бог, иначе и быть не может. К тому же я не впервые будут сопровождать людей в Маленьком саду. Позабочусь, по крайней мере, чтобы награда до вас дошла.

За словом эта наёмница в карман не лезет, но вот надежности ей всё так же не занимать.

Когда Сузука собрала сумку и вернулась в холл, все собрались вместе и достали приглашения.

— Ладно... давайте отправляться! — сказала она и с предвкушением сорвала печать.

Восковая эмблема сломалась, и всё вокруг заволокло белым.

В следующий момент они падали вниз с высоты 4000 метров.