Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
crazytosser
2 г.
#
Sergey228337 Аниме заканчивается на 5 томе
Sergey228337
2 г.
#
Если кто знает,то не подскажите на каком томе закончилось аниме,а то лень с начала читать.Буду очень благодарен
crazytosser
2 г.
#
"если бы он тогда открыл глаза, то хотя и увидел бы, что её глаза дрожат от гнева, но её копьё не тряслось от смущения."
- может так: "если бы он тогда открыл глаза, то хотя и увидел бы, что её глаза дрожат от гнева, но её копьё тряслось от смущения."?
Erekose
3 г.
#
Спасибо за работу.
Ошибки:
Ни разу слово "развеваться" не написано правильно. ctrl+f по "развива" и исправить "и" на "е" во всех случаях, когда речь идёт о "качаться, колыхаться", а не процессе развития.
Также, перебранка с Людмилой (конец второй главы) вышла очень непонятной.
Sentence
3 г.
#
Спасибо за перевод.
NRIRA
3 г.
#
— Я понимаю, '''о чём ты говорить'''. Итак, Людмила — одна из этих людей.


Пхех, не столь давно играл во второй ToD и такие штуки там часто встречались, Спасибо за перевод :3
Kos85mos
3 г.
#
Спасибо
Anon
4 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 2.61.143.176:
''Они обладают силой мощнее, нежели тысяча солдат.'' Солдат теперь в мощностях измеряют?) Предлагаю заменить на ''Они обладают силой превосходящей тысячу/чи солдат.''
MbIw v KeDaX
4 г.
#
Йоп. Посмотрел на скорость переводов, офигел, решил почитать...
Anon
4 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 213.87.123.165:
После прочтения очередного тома очередного ранобэ, неосознанно понимаешь насколько аниме убого на сюжет и выражение эмоций.. Перечитала все проекты с сайта, очень довольна, но перевод на некоторых стоит на тормозе..
Трампо
4 г.
#
Том отредактирован полностью. Старался делать быстро, чтобы угнаться за Элберетом, так что наверняка есть упущения. Прочитавших просьба отписываться о найденных ошибках.
Трампо
4 г.
#
В общем, граждане страждующие, привёл в более-менее читабельный вид главы с 1 по 3. Едем дальше.
Soars
4 г.
#
Ойойой, как криво получилось... Сори (ето под конец 5 главы етого тома).
Soars
4 г.
#
#######
Ты желаешь, чтобы я сражалась с герцогом Тенардье с тобой?
#######
Вот 1 ляп. Спс за перевод. Реально, когда жадно читаеш то вообще ничего такого не замечаеш.
Трампо
4 г.
#
Спокойствие, граждане, спокойствие. Редакция ведётся. Не так качественно, как хотелось бы, но стараюсь не плошать. Просто сейчас мне нужно догнать переводчика, который уже переводит третий том. А я неделю висел на первом, так как с серией знаком не был и потому нужно было вникнуть в суть сюжета.
Anon
4 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 85.236.10.234:
Спасибо за ответ, мы этого и ждали. Перед нами ни кто не отчитывается, пока не спросишь не узнаешь!
Geepee
4 г.
#
Что с редактом? ) Можно узнать на какой он уже стадии? )
Anon
4 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 81.213.40.227:
"Лим отчаянно выдохнул и бесцеремонно облокотился на свою лошадь. Лошадь заржала и затряслась от недовольства." - Лим или все таки Тигре?
Anon
4 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 85.26.164.122:
Спасибо за перевод
Evoeden
4 г.
#
Поздравляю и спасибо.
Хотя сам сейчас 9й том собираюсь начинать и по правде мне первая арка больше нравилась.

Отобразить дальше

Глава 3

Зинитра [Знамя Черного дракона] развивалось на холодном бризе конца осени.

Кроме Знамени Черного дракона было также ещё два других флага. Одним был герб семьи Ворнов с белым полумесяцем и метеором на синем фоне, а другим — флаг Эллен с изображением серебряного меча на черном фоне.

Под освежающим синим безоблачным небом сотня кавалеристов из Дзктеда продвигалась по дороге в установленном порядке к Теритуар.

Во главе колонны были парень и девушка — Тигре и Лим.

— Пожалуйста, правильно назовите имя Его Величества нашей страны.

— Эм, Викта... нет, не так. Виктор Артур.

Тигре запутался в словах и не мог продолжать говорить как надо. Лим, ехавшая рядом с ним на своей лошади, вздохнула и слабо ударила Тигре по голове тонкой веткой.

— Виктор Артур Волк Эстес Тюр Дзктед. Виктор — имя Его Величества. Артур — это имя, доставшееся ему от его дедушки. Волк — это имя, которое досталось ему от отца, который надеялся, что он вырастет таким же сильным, как и волк. Эстес — его фамилия, а Тюр — доказательство его королевской власти. Это уже третий раз. Пожалуйста, запомни его.

Тигре выглядел как отруганный ребенок, которого только что ударили.

Они покинули Целесту несколько дней назад и ехали вот так.

Лим ехала в своих доспехах на лошади и держала в руках множество связанных вместе листов бумаги, похожих на учебник. На них была написана история Дзктеда, его мифология, а также многие национальные события — без единого пробела в словах на листках.

— ... Мне действительно надо запомнить всё это?

— Лорд Тигревурмуд. Вы понимаете своё положение?

Тигре пробурчал в ответ что-то невнятное. Лим холодно на него посмотрела, почти заморозив его позвоночник.

— Вы заложник Элеоноры-самы. В будущем вам часто представятся возможности попутешествовать по стране, так что вы должны понимать положение в наших землях.

Это было нежелательное будущее, хотя он не мог высказать это ей.

— Вы должны выучить основные знания, чтобы не смущать Элеонору-саму. Пожалуйста, выучите так быстро, насколько это возможно.

Я знаю, что ты хочешь сказать... Но у меня не было ни одного перерыва с тех пор, как мы покинули Целесту. Мы занимаемся этим даже на марше.

— Ваш ответ?

— Постараюсь как смогу, учительница.

Голос Тигре не был энергичен. Лим сложила бумаги и убрала их. По крайней мере, их сессия подошла к концу.

— Кстати, какой фестиваль проводится с древних времен, чтобы отметить приход весны и конец зимы?

Это был неожиданный вопрос; Тигре невольно уставился на Лим. К счастью его мозг смог как-то сработать и, спустя мгновение, он ответил ей.

— Я полагаю... Что это Масленица [Фестиваль Солнца].

— Верно.

Строгое лицо Лим растаяло словно лёд, и она нежно улыбнулась.

— Так как наша зима длиннее, нежели в Брюне, то ты, возможно, сможешь увидеть её.

У Лим, когда она сделала такое предложение, изменилось настроение, и она развернулась.

— Отдохни. Я проверю солдат.

Видя как удаляется спина Лим, Тигре опустил плечи и вздохнул.

— Поздравляю за тяжелый труд, Лорд Тигревурмуд.

Лим заменил рыцарь. Он был юным парнем лет двадцати, а также обладал утончёнными чертами лица. Его аккуратная побритая голова без единого волоска, производила сильное впечатление.

Рыцаря звали Рюрик, и он был самым искусным лучником среди солдат Эллен. Он также был в хороших отношениях с Тигре.

— Ты должен был прийти раньше. Я бы использовал твою помощь.

— Если бы я сделал подобное, то мисс Лимлиша сердито посмотрела бы на меня. Кроме того, было довольно приятно смотреть со стороны на учительницу и её ученика.

— Однако для заинтересованной стороны это было словно пытка.

Тигре потряс головой, чтобы убрать чувство усталости и сменил тему.

— Как там Титта и Батран?

За армией Дзктеда двигались солдаты Целесты. Двое, которые служили Тигре — Титта и Батран — также были среди них.

Хотя Тигре и был против решения Титты следовать за ним, но её упрямое требование было неожиданно поддержано со стороны Лим.

— Лучше иметь сопровождение поближе к себе.

— ... Я действительно настолько плох?

— Ты помнишь оценку Элеоноры-самы, а также мою, которую мы дали тебе, когда покинули Лейт-Меритц.

Холодно сказала Лим, полностью заткнув Тигре.

В действительности Тигре тоже не хотелось оставлять Титту одну в особняке по двум причинам.

Откинув назад армию Тенардье, Тигре отругал Титту.

— Я рад, что ты хотела дождаться меня, но Титта, всё бы было бесполезно, если бы ты не сбежала тогда.

Титта извинялась со слезами в своих карих глазах. Это встревожило Тигре.

Его нежелание, чтобы Титта вновь почувствовала одиночество, в конечном счете привело к его согласию, чтобы Титта ехала с ними.

— По идее нет никаких проблем. Титта довольно популярна среди солдат. Даже мисс Лимлиша смотрит на неё с нежностью.

— Лим?

Слова Рюрика были довольно неожиданны.

— Возможно это потому, что они обе девушки. Мисс Лимлиша неплохо ладит с Титтой.

Тигре почувствовал облегчение, услышав, что её любят солдаты. В таком случае все будет хорошо.

— Батран — хороший собеседник, и он довольно силен в шахматах и картах.

Когда они разбили лагерь для отдыха, Батран присоединился к солдатам, которые играли, чтобы развлечься.

— Именно Батран обучил меня игре в карты. Ах, всегда было так, будто бы он видел меня насквозь.

— Ага, я понимаю твои чувства.

Рюрик пожал плечами. Тигре сдержал смех, представив эту ситуацию.

— Звучит весело. Возможно, я присоединюсь.

— Кто это присоединится к чему?

Рюрик быстро закрыл рот, услышав прозвучавший сзади холодный голос.

— Нет, эм...

Увидев как Рюрик стал запинаться, Тигре ответил довольно слабым тоном.

— Я думал, что весело будет присоединиться ко всем, что-то вроде этого.

— Очень хорошо.

Лим искренне кивнула.

— Однако только если ты сможешь ответить на десять вопросов, которые я сейчас задам. Если ты хочешь присоединиться к войскам, то должен мне сегодня ответить на них.

Тигре отчаянно выдохнул и бесцеремонно облокотился на свою лошадь. Лошадь заржала и затряслась от недовольства.

В конце концов, Тигре не был освобожден из хватки Лим до тех пор, пока они не достигли Теритуар.

Город Белфорт был центром Теритуар.

Когда они уже могли видеть город, Тигре отправил Батрана в качестве посланника, чтобы получить разрешение на вход в город армии Дзктеда.

— Батран. Ты уже бывал в этом городе?

— Да. Урз-сама... когда твой отец был молодым, я несколько раз приезжал сюда с ним, как его сопровождающий.

Батран продолжал говорить, глядя на слегка холмистые луга за городом.

— Теритуар отличался от наших земель. Он состоял из длинных полей, простирающихся до гор.

Он указал на горы Водзье, далеко на юге.

— Люди сажают виноградники до гор Водзье, а также пасут скот на этих обширных пастбищах. А ещё они держат множество голубей как питомцев.

Вскоре они получили разрешение войти в город. Тигре вошел с Лим и Батраном — он попросил присутствия Батрана, как кого-то, кто знаком с городом.

Лим была закована в доспехи со шлемом на голове. Когда Тигре спросил почему, то её ответ был кратким:

— Потому что девушка-рыцарь бросается в глаза.

Белфорт был больше Целесты, и дороги в нём были вымощены камнем.

Однако сами по себе дома ничем не отличались. Они были сделаны из дерева, камня и кирпича, а стены были покрыты штукатуркой. Также имелись здания с соломенной крышей, которая крепилась тяжёлыми камнями.

Для Батрана и Тигре это было знакомо, но для Лим всё выглядело весьма необычно. Она постоянно с любопытством оглядывалась.

— Лорд Тигревурмуд, что это за круглые камни на крыше?

Камни были размером с голову взрослого, и их почти всегда было три-четыре на крыше здания.

В то же время, что-то шевельнулось в сердце Тигре. Это была озорная природа бедного студента, которого всегда бранили, и он хотел подразнить строгую учительницу.

— Крыша упадет от ветра, если они не будут придерживать её.

— Это так?

Лим кивнула от восхищения, не показывая ни тени сомнения. Пока Тигре чувствовал вину от её доверчивости, Батран сердечно засмеялся.

— Это была простая шутка; пожалуйста, не обращайте внимания на молодого Лорда. В течение дня они нагреваются солнцем и их можно по-разному использовать ночью.

— ... Это так?

Лим холодно посмотрела на Тигре. Её спокойный голос, полный злости, остро пронзил его.

— Хотя я думаю, что это может быть и немного грубо, но, похоже, что у вас есть время, чтобы расслабляться. Возможно, мне стоит увеличить вашу загруженность с завтрашнего дня.

— ... Эм, могу ли я извиниться?

— Пожалуйста, сидите ровно. Вы же генерал армии. Ваш голос должен оставаться величественным — нельзя быть таким робким, чтобы так небрежно признавать свои преступления.

Мольба Тигре была холодно отвергнута Лим, которая критиковала его без жалости. Хотя Батран как-то понял всю ситуацию, он мог лишь только криво улыбнуться, глядя на это.

Они достигли резиденции виконта Аугре. Она также была построена из дерева, камня и кирпича, но по размерам превосходила особняк Тигре почти в два раза. Перед входом в особняк можно было увидеть голубятню.

— Голубятня?

Лим с сомнением посмотрела, и Тигре честно ей ответил.

— Там содержатся и кормятся голуби. Судя по размеру, похоже, она построена на сотню птиц. Разве таких нет в Дзктеде?

— Ну, курятники у нас есть, но я никогда не слышала о голубятнях. Мы не едим голубей...

Оставив публичное сообщение и войдя в особняк, Лим сняла шлем и вложила его в руку.

Так как Батран в качестве посланника пришёл раньше, то их быстро провели в комнату виконта, забрав при этом оружие.

Это была обычная комната, немного неожиданная для личной комнаты Лорда.

Мебель была обычной и кристальная ваза у окна рисовала мистические рисунки света на полу.

Старый серьезный мужчина улыбнулся и встал. Он был тем, кто управлял Теритуар — Хугуэс Аугре.

— Ох, ты пришел, Тигре. Простите за мою грубость, граф Ворн.

— Давно не виделись, виконт Аугре.

Тигре поклонился и с заботой посмотрел на этого старика.

— Вам нехорошо? Если так, то мы можем прийти в другой день...

Тигре подумал, что у него может быть плохое самочувствие, и он спал, но старый виконт попросту улыбнулся и потряс головой.

— Да ладно, я всего лишь немного ранен — нет нужды преувеличивать это. Просто увидев тебя, я уверен, что ты проделал большой путь, и хотя бы ради этого моему телу станет лучше.

Он не красовался своей силой, что дало Тигре некоторое облегчение.

— Какая ностальгия. Ты приходил в мой дом, когда был ещё совсем маленьким. Ты помнишь это?

— Э? Эм...

Холодный пот потек по спине Тигре. Он думал, что в какой-то степени был легкомысленным — у него совсем не осталось никаких воспоминаний об этом. Если он и посещал его, то тогда Тигре было восемь или девять лет.

Старик улыбнулся, забавляясь, когда увидел неспособность Тигре ответить. Его тонкое тело немного затряслось.

— Я полагаю, что ты находил темы для разговоров стариков скучными, и отправлялся осматривать дом. Служанки обнаруживали тебя храпящим и пускающим слюни в кровати.

Не только Лим, стоявшая рядом с ним, но также и Батран, повернулись и посмотрели изумленно на Тигре. Он лишь молча низко поклонился.

— Подумать только, что ты проигнорируешь важного гостя твоего отца, а теперь ты вырос и объединился с армией Дзктеда. Так это и есть Ванадис Дзктеда.

— Прошу прощения, что не представил её раньше. Это Лимлиша и она доверенное лицо Ванадис — Элеоноры Вилтарии.

Лим молча поклонилась старому виконту. Из-за своей собственной неучтивости, Аугре также представился в ответ.

Он выглядел серьёзным, когда перевел взгляд на Тигре. Он полностью изменился, по сравнению с тем, что было несколько мгновений назад.

— А теперь... Я примерно представляю твоё положение из письма Массаса, и буду рад, если ты расскажешь мне всю свою историю.

После того как Аугре услышал весь рассказ Тигре, у него на лице появилось трудное выражение.

— Откинуть мой статус нейтралитета и сражаться с герцогом Тенардье...

— Пожалуйста, я прошу вас о помощи.

— Я должен спросить, чтобы удостовериться: ты точно больше ничего не скрываешь?

Он уставился на Тигре с подавляющей силой. Хотя Тигре это почти выбило из колеи, он собрался и спокойно ответил.

— Если бы я сделал что-либо не так, то не смог бы выдвинуть солдат и сражаться против герцога Тенардье.

— Хм, точно...

Глубоко размышляя, Аугре посмотрел вниз. Тигре молча ждал его ответа.

Граф Ворн.

Вскоре Аугре назвал имя Тигре низким голосом.

— Я честно отвечу, что я должен отказать на твою просьбу. Даже если ты действуешь справедливо, ты бессилен перед герцогом Тенардье. Хотя это и честный бой, но я не могу выдвинуть своих солдат, свой народ на войну, в которой нет ни одного шанса на победу.

Батран нахмурился, услышав его слова, но Тигре поднял руку, чтобы остановить его. У старого виконта ещё было что сказать.

— Однако не только граф Массас, но также и армия Дзктеда стала твоим союзником. Похоже, что у тебя есть возможность сражаться с герцогом Ганелоном и герцогом Тенардье.

— Тогда вы одолжите нам свою силу?

— Я хотел бы сказать да... но в этих старых костях силы осталось мало. Я помогу вам в этом бою, если вы поможете мне.

— Что вы имеете в виду?

Лим слегка сузила глаза, сидя рядом с Тигре, но ни Тигре, ни Аугре не заметили этого, так как это было незначительное изменение.

Аугре перевел взгляд на окно и посмотрел на мягкие тени и горы Водзье вдалеке.

— Есть банда воров в горах Водзье. Эти подонки атакуют ближайшие деревни, жгут землю, убивают людей, похищают женщин и крадут их деньги и хозяйство. Я попросту не могу оставить этого. Я хотел, чтобы ты направил свою армию к Водзьеу... Я хочу, чтобы ты избавился от них.

Он говорил горько и сжал свои руки из-за неспособности подавить злость.

— Так из-за этого ваше ранение?

— Я сказал это раньше. Это несерьёзная рана.

Аугре оглянулся и улыбнулся, увидев беспокойное лицо Тигре.

— Заживёт через несколько дней, но я не могу вернуться в бой. Хотя это доставляет мне больше проблем, чем должно, я правда не могу покидать свою постель.

Аугре повернулся всем телом к Тигре.

— Граф Ворн. Я прошу тебя об этом. Ты разделаешься с этой бандой воров вместо меня?

Он говорил торжественно и поклонился так низко, как только смог.

— Я просил множество ближайших аристократов, чтобы они помогли моему сыну, но результат был всё равно неудовлетворительным. Даже если я найду больше людей, то никто не знает, когда деревни будут атакованы. Несмотря ни на что, я хотел бы заставить их вернуться сюда и возместить весь урон, который они нанесли.

— Вы знаете, сколько их?

Лим спросила с выражением лица и голосом, в котором отсутствовали какие-либо интонации.

— Около двух сотен.

Тигре был на секунду ошеломлён — это было в два раза больше, чем в армии Дзктеда, которую он сейчас возглавлял.

— Первоначально они были небольшой группой из Дзктеда. Их было меньше сорока, они быстро набрали силу, потому что пираты из Асварре и наемники, называющие себя Дональбейн, присоединились к ним. У нас хоть и было три сотни солдат, но мы потерпели поражение.

Тигре впечатлила сила незнакомого лидера воров. Он думал о его двух сотнях людей и способности управлять ими.

Хотя солдаты Дзктеда, идущие с ним, считались элитой, но им сложно будет сражаться при двукратном преимуществе у врага.

Но это нельзя оставлять просто так, особенно если они сделают горы Водзье своей крепостью.

Горы Водзье шли с севера на запад и являлись границей между Алзасом и Лейт-Меритцом.

Если бандиты направятся на север, то они достигнут земель между этими двумя территориями и поставят под угрозу мир там.

К тому же, скорее всего они вмешаются в перемещение Тигре через горы.

Тигре начал открывать рот, но ничего не сказал, пока не посмотрел на Лим. После короткого подтверждения он повернулся к Аугре.

— Я понял. Оставьте их нам.

К тому времени как Тигре и другие покинули виконта Аугре, солнце уже прилично опустилось.

Небо на западе окрасилось красным. Выглядело так, будто солнце отчаянно пытается отодвинуть темноту, пока опускается занавес ночи.

В контраст этому, восточное небо уже было темным, и стала заметна луна.

Когда они покинули город, армия Дзктеда уже почти приготовила лагерь. Они сделали простой двойной окружный частокол, который давал противоречивые чувства.

— Ты не останешься в городе?

Рюрик любопытно посмотрел на него. Он думал, что Тигре одолжит комнату в поместье виконта.

— Есть несколько причин, но я подумал, что лучше останусь тут со всеми.

В то же время подбежала Титта короткими шажками. Она была одета в одежду служанки, но без фартука. Казалось, что она всегда передвигалась по лагерю Дзктеда в такой одежде.

— Тигре-сама, с возвращением. Всё прошло хорошо?

— Мы только поговорили. Ты не устала, Титта?

Тигре нежно улыбнулся и погладил Титту по голове.

— Тебе не нужно волноваться. Минуту назад я помогала приготовить еду.

— Еда во время марша довольно важна, верно? Суп может стать довольно вкусным, если его хотя бы немного посолить...

Титта гордо выпятила грудь, услышав слова Рюрика.

Тигре был счастлив за Титту. Он волновался, взяв её с собой, но она справлялась со всем по-своему. Титта решительно заняла своё место среди них.

— Просто будь уверена, что не переработаешь. Батран, пожалуйста, помоги Титте.

Титта и Батран ушли, в то время как Тигре вошел в шатер вместе с Рюриком и Лим. Повесив фонарь, они сели в круг.

Затем Рюрик услышал, что произошло в особняке, и Тигре расстелил кусок бумаги на земле. Он начал суммировать всю информацию о бандитах, данную ему виконтом Аугре.

— Аугре вел три сотни солдат, чтобы разбить воров, но сам был разбит.

Виконт был вовлечен в неожиданно трудное сражение.

Даже несмотря на то, что они превосходили бандитов в числе, солдаты попросту были полевыми рабочими, которым выдали доспехи и оружие. Их боевой дух был высок, так как они видели жестокие атаки и сожженные деревни, но его было недостаточно, чтобы компенсировать нехватку тренировок.

К тому же географическое преимущество принадлежало бандитам. Пока атакующие карабкались вверх по горам, они могли спускаться и отстреливаться стрелами и камнями. У них было много преимуществ.

Виконт заблокировал горную тропу, пытаясь заточить их на горе.

Однако тут он просчитался. Когда армия виконта двигалась, бандиты налетели на них с горы.

Они откинули своё географическое преимущество и атаковали армию в полях.

Банда воров и армия Аугре столкнулась у подножия горы.

В сражении они использовали резаки, мечи, топоры и кожаные доспехи, усиленные железом и мехом.

Армия Аугре начала оттеснять их назад и в конечном счете бандиты ушли с поля и отступили. Армия Аугре воспользовалась этим и стала преследовать тех, кто бежал.

Они ушли с поля и побежали по горной дороге.

Когда они ступили на неё, то небо потемнело.

Камни были брошены, стрелы были выстреляны, а земля и песок сыпались на них, словно град. На них также были скинуты бревна, раздавив множество солдат.

Они поняли, что попали в ловушку, но было уже слишком поздно. Их трупы быстро устлали горную дорогу.

Виконт Аугре стал отводить своих солдат, отступая к полям.

К тому времени, когда армия смогла выйти из гор, множество людей было принесено в жертву. Армия Аугре потеряла там много людей.

К тому времени, когда они достигли Белфорта, их армия из трех сотен уменьшилась до двух. Виконт был также ранен, поэтому его сыну, Герарду, пришлось вести армию вместо него.

— Эта группа из двухсот... похоже, что это довольно сложный враг.

У Рюрика было серьёзное выражение лица, когда он услышал всю историю. Он ударил по лысой голове своими мускулистыми руками, которые не очень подходили парню с галантными манерами.

— Лорд Тигревурмуд, у вас есть какой-либо план?

— К сожалению — нет.

— Как насчет этого: Лорд Тигревурмуд войдет в гору с пятьюдесятью стрелами. Когда они спустятся, вы сможете убить пятьдесят людей и отступить... Вам придется повторить это четыре раза.

— Интересное предложение. Ты действительно думаешь, что я смогу найти и убить так много людей?

Тигре бросил взгляд на Рюрика, сделавшего такое странное предложение.

— Это будет нашим последним средством.

Двое удивленно повернулись, услышав короткий ответ Лим. Она посмотрела на бумагу; это был не тот бой, где нужно много планировать. Она не хотела тратить на него много времени.

— Мы должны покончить с этим побыстрее. Я бы не хотела, чтобы это заняло слишком много времени.

Следующим утром Титта и Батран были оставлены в городе, а Тигре и Лим покинули Белфорт, ведя за собой одну сотню солдат армии Дзктеда.

Им понадобится всего один день пути на лошадях, чтобы доехать от Белфорта до гор Водзье.

— Кстати, есть кое-что, что я хотела бы показать вам, Лорд Тигревурмуд.

Лим подвела свою лошадь к нему и достала несколько листков бумаги, которые были бережно вложены в её седло.

Тигре взял их и нахмурился, открыв один из них.

— ... Что это такое?

— После того как мы покинули Алзас, я подсчитала все военные расходы по сегодняшний день. Это твои накладные расходы.

Тигре отвел глаза прочь. Его тело окаменело от шока, и он попытался посмотреть на небо, а в результате стал заваливаться назад. Лим использовала щит, чтобы поддержать Тигре.

В бумагах были описаны затраты на починку орудий, стоимость самого марша, в которую входили расходы на топливо, еду, дрова, корм для лошадей, медикаменты и зарплата одной сотни человек.

Рука, держащая бумагу, дрожала, когда Тигре думал о количестве денег. Он чувствовал, словно всё тело сковали невидимые цепи. Он задыхался, просто думая об этом.

— ... Даже когда я командовал одной сотней солдат, то таких затрат никогда не было. Откуда столько?

— Стоимость кавалерии довольно значительна, по сравнению со стоимостью пехоты.

Лим продолжала говорить, словно это было естественно.

— Люди, которых ты обычно вел, были жителями, которые обрабатывали поля. Теперь ты командуешь солдатами, которые тренировались, чтобы сражаться. Их способности высоки, и они сражаются во время сезона жатвы, поэтому естественно, что их заработок отразит это.

Тигре схватился за свои понурые красные волосы и держался за бумагу так сильно, что мог порвать её. Хотя такую сумму и можно было выплатить его сбережениями в Алзасе, но он хотел бы избежать этого.

— Я порекомендовала бы вам не платить это сбережениями Алзаса.

Его видели насквозь.

Тигре с любопытством посмотрел на Лим, услышав её рекомендацию — избежать таких действий.

— Я видела все данные. Лорд Тигревурмуд, было ли что-нибудь, что вы пытались сделать? Возможно, вы пасли скот.

— ... Это был громадный успех.

Тигре сильно вздохнул. В Лейт-Меритце она многому обучила его. Лим была экспертом в подобных вещах.

— Это была идея моего отца. Он сберегал мало-помалу, до того как я наследовал Алзас. Используя эти сбережения, он хотел купить лошадей.

Лошадей можно было использовать по-разному. Благодаря им Алзас мог стать более процветающим.

— Это хорошая идея. Я верю, что ты должен продолжить работать для достижения этой цели.

Тигре был рад услышать откровенное одобрение Лим, но у него оставалось трудное лицо.

— Но у меня нет другого способа оплатить это.

Тигре посмотрел через плечо на солдат Дзктеда, следующих за ними.

— Да, вот почему мы должны решить, что будем делать дальше.

Пусть лицу Лим недоставало любезности, Тигре подумал, что она в какой-то мере наслаждалась этим. Однако это могло быть лишь иллюзией.

Лим взяла бумагу у Тигре и бережно разгладила её.

— Кстати, это всё необходимо лишь для сотни кавалеристов. Две сотни продолжат грабить и воровать намного больше, чем эта сумма.

Тигре наконец понял зачем Лим взяла с собой расходы на поход.

— Бандиты вскоре нападут на ближайшую деревню.

— Им понадобится несколько дней на атаку и разграбление.

— Если это будет продолжаться, то станет невозможно потянуть стоимость восстановления.

С нетерпеливым, но сосредоточенным сердцем, Тигре сильно схватился за уздечку.

Следующим ранним утром, когда только оставалось маршировать до гор Водзье половину коку, Лим остановила солдат. Затем она разделила сотню кавалеристов на две части, приказав восьмидесяти из них слезть с коней.

Двадцать солдат осталось защищать лошадей, в то время как оставшиеся восемьдесят продолжили марш. Среди них оставалось несколько всадников, в числе которых были Лим и Тигре.

— Лорд Тигревурмуд.

Лим, едущая рядом с Тигре, позвала его по имени.

— В этой битве вы атакуете. Пожалуйста, сосредоточитесь на том, как двигаются наши войска и противник и как проходит битва. Я хочу, чтобы вы получили способность командовать ими так быстро, как это только возможно.

Тигре размышлял над её словами. Действительно, у него был небольшой опыт в войне.

Из-за того что он и его отец Урз долго и близко общались с людьми в их подчинении и Батраном, те абсолютно верили в него.

Однако это не относилось к солдатам Дзктеда. Они были здесь по приказу Эллен и Лим, и будет не очень хорошо, если он начнет командовать войсками, которые почти не верят в него.

Он должен научиться этому — хотя бы немного.

— Я понял. Я попытаюсь.

Когда солнце поднялось еще выше, и приблизительно наступила середина утра, восемьдесят солдат Дзктеда достигли гор Водзье.

Как будто ожидая их, можно было увидеть тени, скрывающиеся в полях рядом с дорогой в горах. Они, скорее всего, наблюдали за ними с тех пор, как увидели армию Дзктеда. Похоже, так и было, поскольку они отреагировали так быстро.

Они встали плечом к плечу. Некоторые из них были одеты в кожаные доспехи, другие же стояли с оголенным торсом, но держали громадные боевые топоры. Некоторые были одеты в шлемы, без какой-либо другой брони. У них не было определенного порядка или установленного вооружения.

Воры атаковали их и радостно кричали, словно охотились за добычей. Армия Дзктеда также выпустила неукротимый крик, несмотря на засаду.

Тигре оставался вне поля битвы, чтобы иметь широкий радиус обзора.

Хотя Тигре сжимал свой наследуемый черный лук и достал стрелу, готовый вложить её в любой момент, он продолжал просто смотреть на поле битвы.

Солдаты Дзктеда предотвратили стремительную атаку бандитов своими щитами, в то время как другие сражались с ними с поднятыми щитами и сквозь щели в них пронзали их своими копьями. Солдаты в тылу выстрелили стрелами залпом. Множество стрел пролились беспощадным дождем на воров.

Поле битвы — плоский луг, и враг... не насчитывает две сотни людей. Похоже, что тут только половина.

Когда Тигре молча смотрел на столкновение солдат и воров на поле, нечто бросилось ему в глаза.

У них не должно было быть столько денег на такое вооружение.

Среди них было десять человек, одетых в мощные железные доспехи, и они также носили шлемы и мечи.

Похоже, что у них есть подразделения-десятки, поэтому они могут быть их командующими, но...

Тигре склонил голову. Его мысли тут обрывались.

В определенной зоне его построение начало распадаться. Щиты были разрублены боевыми топорами и солдаты потеряли равновесие от этого.

Действия Тигре были стремительны. Он быстро вложил свою стрелу и на коне пошел вперед сквозь волну солдат. Когда сражались лишь сотня солдат Дзктеда и воры, Тигре мог нацелиться тут же.

Тетива задрожала, когда он выпустил стрелу. Она пронзила глотку врага, и как только мужчина вдохнул, то тут же рухнул на землю в суматохе боя.

Тигре продолжал выпускать стрелы, убив ещё трёх бандитов. Атакующий порыв, который создали бандиты, разрушился в мгновение.

В противоположность этому, солдаты Дзктеда стали более решительными. Разрушенное построение было реорганизовано, а воры были откинуты назад.

Стоявшая рядом с Тигре Лим спокойно отдала приказ, от облегчения погладив свою грудь:

Отступаем.

Солдаты Дзктеда сгруппировались, соорудив из щитов стену и просунув сквозь щели между ними мечи и копья. Сдерживая передвижение бандитов, они медленно начали отходить. В итоге место, образованное в результате их отступления, было занято ворами, размахивающими своим оружием.

Бандиты были сильны после недавнего разгрома армии виконта Аугре; однако сражаясь с армией Дзктеда, которая ценилась своей обороной, им приходилось атаковать.

Лим приказала своим людям отступать ещё дальше. Армия Дзктеда отошла на одну версту (около одного километра), перед тем как воссоединить своё построение.

В замешательстве воры расползлись кто куда.

Вот тогда и произошла перемена.

Внезапно кавалерия появилась с юга луга, обойдя бандитов сзади. Они были удивлены атакой и в панике начали отступать, когда заметили, что отошли слишком далеко от гор.

Лим не упустила изменения хода битвы и своим привычным спокойным голосом приказала атаковать. Солдаты Дзктеда откинули щиты, взяли наперевес свои копья и яростно атаковали бандитов.

Многие из них отступили, бросая отставших и откидывая других в сторону. Другие же встали на месте и сражались, но лишь были порублены с разных сторон.

К тому же кавалерия, которая появилась секунду назад, отрезала им путь отступления в горы.

Когда этого пути не стало, воры, которые не смогли сбежать или сдаться, были убиты.

Количество убитых в поле бандитов примерно равнялось шестидесяти. Двадцать сдалось, а оставшиеся бежали в горы.

С другой стороны, убили двоих мужчин из армии Дзктеда. И около десяти ранили.

После того как похоронили мертвых, сдавшихся передали виконту Аугре. Армия Дзктеда выделила десять всадников, чтобы охранять их на пути в Белфорт. Солдат с тяжелыми ранениями также отослали.

Оставшиеся укрепили свои позиции.

Они вырыли широкий и глубокий ров и соорудили прочное заграждение из толстых веток, следуя той же фундаментальной структуре лагеря, сделанного возле Белфорта.

Когда сооружение лагеря было завершено, солнце уже село, и солдаты принялись за свою еду.

Большой котел был наполнен водой. Картошка была порезана, а затем воду посолили. Репу и лук добавили для сладости, и затем весь котел перемешали.

— Пахнет неплохо. Что это?

Рюрик спросил Тигре, который был занят помешиванием котелка.

— Мы зовем это ухой. Её едят повсюду в нашей стране, она согревает наши тела.

— Верно. Так как Тигре-сан — человек из Брюна, то он должен об этом позаботиться. Может разразиться большая битва за еду.

Стоящий рядом с Рюриком солдат грел руки у огня и смотрел на Тигре.

— Битва?

Рюрик быстро ответил, когда Тигре поднял голову.

— Приправы отличаются в каждом доме. Где-то добавляют чеснок. В других же используют алкоголь.

— Это может вызвать ссоры, так как ты, возможно, хочешь добавить немного чеснока для всех.

Солдаты неподалеку от Тигре засмеялись.

Кроме ухи к супу также шли хлеб и мёд. Несмотря на гибель своих товарищей, боевой дух солдат был высок, и многие радостно пели.

Тигре отошел от Рюрика и направился в свою палатку. Тигре вошел в палатку и передал тарелку с супом Лим. Вначале он был насторожен.

— До того как мы приблизились к горам, ты заставила людей слезть с коней, чтобы кавалерия смогла зайти в обход?

Когда коней становилось вдвое больше, чем людей, кавалерия существенно увеличивала свою мобильность. Это позволяло создавать неожиданные атаки; в зависимости от расстояния и их малого числа, кавалеристов было трудно увидеть с гор.

— Была также и другая цель.

— ... Ты уменьшила количество войск, чтобы спровоцировать противника?

Услышав слова Тигре, Лим моргнула несколько раз и улыбнулась.

— Я знала, что если мы отступим, то они точно вернутся в горы. Всё же у них был высокий боевой дух из-за победы несколько дней назад.

Лим создала ловушку. Уменьшив количество нападающих, враг, скорее всего, точно попадет в неё.

Она внимательно следила за их перемещениями и использовала их путь отступления против них самих. Лим объясняла это, словно какую-то мелочь, но у Тигре перехватывало дыхание от изумления.

Неудивительно, что Эллен так сильно доверяет ей.

— Я скажу это только один раз.

Пока Тигре находился под большим впечатлением от её способностей, Лим была изумлена кое-чем другим.

— Эта победа досталась благодаря вам, Лорд Тигревурмуд. Ты использовал свои стрелы, чтобы сразу же уничтожить вражеский дух, когда наши войска посыпались. Если бы ты промедлил, то мы могли бы и проиграть эту битву.

Пусть это была и маленькая битва, но навыки лучника Тигре и точное оценка снова удивили Лим.

— Рад это услышать.

Хотя Тигре и был послушно рад этому, но его реакция как-то не удовлетворила Лим.

Он должен гордиться и улучшать свои навыки немного больше.

Однако Лим засомневалась говорить это. Вместо этого она сказала кое-что другое.

— Как ты думаешь: что враг сделает в будущем?

Тигре склонил голову на бок, услышав её вопрос.

— ... Верно. Они отступят в горы на какое-то время и будут наблюдать за нами. Они могут воспользоваться дорожными тропами, чтобы тем временем напасть на ближайшие деревни.

— Есть и другие горные дороги?

— Это может быть немного неожиданно, но тут множество троп животных, которые редко используются. Я жил в горах долгое время и могу указать несколько путей, чтобы залезть на них. Если у них есть две сотни людей, то они, скорее всего, открыли уже множество подобных дорог.

Потому что он имел опыт хождения по лесам и горам в своих родных местах — именно поэтому слова Тигре звучали убедительно.

— Верно. У них все еще остается более ста человек. Они не могут выжить лишь на горных травах и дичи. Они атакуют нас первыми, так как мы будем препятствовать их возможностям грабить деревни.

Поскольку суп был наконец-то сварен, Тигре налил его в тарелку и передал её Лим, а затем налил и себе.

Лим поблагодарила Тигре и с озадаченным выражением лица начала есть.

— Тут есть мясо.

— Это напомнило мне: Титта говорила, что могла добыть немного мяса голубя.

Когда он случайно ответил это, то нечто вспыхнуло в голове у Тигре. Он рассеянно смотрел на свет, исходящий от лампы в палатке, сидя в глубоких раздумьях.

— Ты ждешь, пока он остынет?

Позванный Лим, Тигре пришел в себя. Он запаниковал и указал на Лим ложкой, рассказывая ей свою идею.

Лим перестала есть и насмешливо смотрела на него, слушая, что он говорил.

— Это довольно опасный ход. Кроме того, кто сможет...

— Я сделаю это.

Тигре прямо ответил без какого-либо намека на рвение. Лим попросту уставилась на него со злостью в глазах.

— ... Я полагаю, что я только что сказала, что это будет опасно.

— Вот почему я сделаю это.

Темные глаза Тигре глядели прямо в голубые глаза Лим.

— Это мой бой. Если я даже не могу рискнуть собственной жизнью, то как я смогу просить тебя о помощи?

— Пожалуйста, не путай смелость с безрассудством. Ты показывал свою смелость уже множество раз. Теперь уже не время, чтобы рисковать своей жизнью.

Лим не хотела отступать. Она наклонилась вперед, словно подавляя Тигре всем своим телом.

— Элеонора-сама поехала в Королевскую столицу ради тебя. Если что-либо случится с тобой, то всё будет напрасно!

— Я прослежу, чтобы ничего не произошло.

Тигре заявил это.

— По крайней мере, пока я не гарантирую мир Алзасу, то ни за что не отступлю.

Он сказал эти слова с улыбкой.

— Ты сказала, что хочешь окончить эту битву поскорее. Я тоже хочу.

Лим не могла ответить.

Это был непредвиденный бой. Лим до конца не продумала решение, которое могло покончить с ворами и уничтожить их в полях, особенно имея менее сотни кавалеристов. Битва могла затянуться, если бы они продолжили в том же темпе, поэтому было необходимо сохранить силу армии.

Наконец, Лим сдалась. Она согласилась, пока Тигре отдавал приоритет своей безопасности и сбежал бы при любом признаке опасности.

После того как армия Дзктеда и бандиты столкнулись в первый раз прошло три дня.

◎ ◎ ◎

Горы Водзье пролегали к северу между Алзасом и Лейт-Меритцем. Среди крутых гор была всего лишь одна горная дорога. К югу ситуация также не отличалась.

Была всего одна дорога, которую называли горным перевалом, и она ходила вокруг холмов, словно змея, поэтому её мало кто использовал.

На вершине пути стоял маленький полуразрушенный форт.

Хотя он был построен кем-то из Брюна или Дзктеда, никто не предъявлял на него прав, поэтому его обжили бандиты, совершавшие набеги на поля.

Так как не было возможности разместить в нём две сотни людей, в округе построили множество грубых домов из камня. Лидер, Дональбейн, и девушки, которых он похитил, завладели фортом, вместе с теми немногими людьми, которые были приняты им.

Дональбейну исполнилось тридцать три года. Под его короткими черными волосами было толстое лицо и суровые глаза. До прибытия сюда, он прошел через многочисленные битвы в качестве наемника. Он был солдатом, который убил множество генералов.

И такой человек сейчас был загнан в угол.

Он потерял множество людей, когда сотня солдат пришла мстить за их предыдущее поражение. Три дня прошло с тех пор.

Армия, которая сражалась под Зинитрой [Знаменем Черного дракона], встала лагерем у основания горы.

Как я и думал — ситуация с едой тут паршивая.

В этом районе было не очень много диких зверей для охоты. Если армия Дзктеда не уйдёт, то Дональбейн и его люди начнут голодать.

Дональбейн посылал разведчиков много раз и неоднократно провоцировал их.

Однако враг не двигался и оставался на позиции.

По возможности я бы хотел подождать еще несколько дней.

Если возможно, он хотел бы затащить их в горы, где можно было сражаться с преимуществом. Будучи наёмником, он всегда сражался, когда мог обеспечить себе более определенную позицию.

Однако мы начнем голодать, если не будем сражаться. Прямо сейчас мы словно крысы, прыгнувшие прямо в рот кошке. Мои подчиненные тоже кричат о мести.

Он решил выдвинуть своих людей, чей боевой дух был на пике.

Когда он получил доклад, что солдаты вернулись из Белфорта, Тигре погладил свою грудь и с облегчением вздохнул.

Мы как-то уложились вовремя.

До сих пор они не сражались с бандой воров; однако враг медленно приближался к своему пределу. Они атакуют сегодня ночью или завтра.

— Вы принесли то, что я просил?

— Тут должно быть требуемое количество.

— Ясно. Спасибо за ваш тяжелый труд.

Тигре выразил свою признательность солдату, который ответил ему. Солдат слабо улыбнулся от усталости. Пообещав ему награду, он отправил его отдыхать.

Он съездил в Белфорт и обратно за два дня. Солдаты полностью оправдали его ожидания.

Проверив ситуацию, Тигре вошел в генеральский шатер, чтобы вздремнуть. После упрочнения их позиции, он посменно работал с Лим, пытаясь отдыхать столько, сколько было возможно.

Когда он лег, то пнул нечто легкое своими ботинками.

Это был маленький мешок с чем-то легким внутри. Тигре встал на колени и подобрал его.

— Медведь?

Это была кукла медведя, которая умещалась на ладони. Это было нечто, что он понял с первого взгляда.

— Я полагаю, что она висела в нашей столовой дома... И это Титта её сделала...

— Лорд Тигревурмуд, вы всё ещё не спите...

Говоря это, Лим вошла в шатер. Она сняла свои доспехи. Её меч висел на поясе. На ней была синяя блуза с короткими рукавами, а также длинные ботинки и перчатки.

Тигре тут же обернулся. Лим, озадаченная его действиями, сразу же заметила, что Тигре держит в руках.

В первый раз Тигре увидел лицо Лим, полное эмоций.

Её глаза были широко открыты, а лицо стало ярко-красным. Она побежала и протянула руку с такой скоростью, что Тигре не смог отреагировать на это.

Тигре попытался увернуться от неё из-за удивления, но упал на землю из-за движения Лим и ударился обо что-то головой.

Постанывая от боли, пронзившей его голову, Тигре попытался оттолкнуть тяжесть, которая свалилась на его тело. Нечто нежное коснулось его ладони.

Он в тот же момент забыл о своей боли. Тяжесть на нём был весом другого человека.

Сладкий запах смешался с запахом пота и щекотал нос Тигре. Его тело сообщило ему, что он был в близком контакте с другим человеком. Он осознал, что сверху были её талия и бёдра. Хотя её тело было худым, крепким и лишенным излишек плоти, при этом оно было удивительно мягким.

Что-то было вырвано из его хватки, и Лим отскочила от его тела со скоростью зверя.

Тигре выпустил из лёгких весь воздух. Он чувствовал облегчение и ненависть к самому себе, когда вспоминал о смущении от прикосновения к её телу.

— ... Вы видели это.

Крепко сжимая куклу в правой руке, Лим смотрела на Тигре и тяжело дышала. Её лицо, которое редко показывало эмоции, было наполнено злостью и смущением.

Тигре понял, что она имеет ввиду куклу мишки в своих руках. Он сделал два глубоких вздоха. Похоже, что она не поняла, что он трогал её грудь.

Он повернулся и посмотрел на Лим.

Они некоторое время молча смотрели друг на друга; в конечном счете Тигре смог оправиться от предыдущего столкновения и открыл рот.

— Эм... Это нормально же, не так ли? Всё хорошо, если ты любишь мишек. Я думаю, что они милые.

Это не была ложь. Он попросту сказал то, что первым пришло на ум.

Лим ничего не сказала и продолжала смотреть на Тигре своими синими глазами. Осторожничая с яростным животным перед ним, Тигре продолжал говорить.

— Титта сделала его для тебя?

— ... Да. До того как мы покинули Целесту.

В то же мгновение их разговор прервался.

Смотря на лампу, Тигре не знал что думать. Из-за удара по голове сонливость как рукой сняло.

Тигре поправил свою позу и поклонился Лим.

— Я извиняюсь. Хотя я не хотел этого делать, это не отменяет того факта, что я заглянул в твои вещи.

Лим неожиданно села на месте с несчастным выражением лица.

— Я попросту не могу винить только вас за этот поступок. Я должна была затянуть шнурок более крепко. Вы увидели нечто смущающее — простите меня.

Она говорила быстрее, нежели обычно. Хотя и была жесткость в её голосе и поведении, но атмосфера вокруг них смягчилась. Тигре улыбнулся от облегчения.

Он не хотел, чтобы она невзлюбила его, и хотел избежать чего-либо неловкого перед важной битвой.

— Эм...

Лим нерешительно посмотрела на него.

— Насчет этого: пожалуйста, не говори никому.

Он не думал, что тут было что-то смущающее. В то же время Тигре задумался о чём-то своём, когда ему на глаза попался его лук.

У всех есть нечто такое.

Когда отец взял его в Королевскую столицу, то он смеялся только от того, что мог пользоваться луком. Хотя это и была забавная история, но он в то же время волновался и решил отбросить пока свой лук.

Он понял страх и боль, когда другие смеялись над тем, что он любил.

— Я понял. Я обещаю, что никому не скажу об этом, но...

Тигре прервался, когда задумался о том, какие же слова лучше сказать. Он сразу же продолжил говорить.

— Относительно того что тебе нравится: я думаю, что ты должна найти кого-то, с кем можно говорить об этом. Ты можешь поговорить об этом со мной, но я думаю, что ты также можешь поговорить об этом с Титтой. Конечно же, я не против, если ты решишь поговорить об этом с кем-нибудь другим.

На лице Лим проявилось замешательство, когда она пристально смотрела на Тигре. Её спокойные синие глаза показывали признаки страха.

— Лорд Тигревурмуд... Эм, вы думаете, что это странно?

— Я думаю, что это удивительно.

Тигре пожал плечами.

— У многих есть довольно неожиданные хобби. Например, Лорд Массас давным-давно увлекался гаданием.

— Гаданием?

— Похоже, что ему нравится гадать на цветах, гороскопах, картах и сожженном хлебе, ну и подобном. Отец говорил мне об этом много раз, так как находил это смешным.

Легкая улыбка появилась на губах Лим, когда она услышала его слова. Она не могла представить, что подобное говорилось о человеке, с которым она встречалась и разговаривала в Алзасе.

— Похоже, что он рассказал лишь моему отцу о своём хобби. С тех пор как отец умер, Лорд Массас упоминал об этом лишь однажды. Хотя и были воспоминания, которые, я уверен, он хотел бы забыть, но он не был бы самим собой без них, поэтому я не считаю это чем-то плохим.

Лим смотрела вниз и серьёзно слушала и размышляла над словами Тигре. Когда он закончил говорить, она молча встала.

— Спасибо вам большое.

Когда вернулось её типичное выражение лица, она поклонилась и отвернулась. Сделав несколько шагов, она развернулась.

— Человек, с которым можно поговорить... Например, мне можно поговорить с вами, Лорд Тигревурмуд?

Тигре ответил на внезапный вопрос с некоторым смущением.

— Можно... но не то чтобы я многое знаю о плюшевых животных, верно?

— Но если я поговорю с вами, то никто другой не узнает, что я люблю их, не так ли?

Тигре удивило то, что Лим нежно улыбнулась, когда произнесла это. Словно читая его напряженные мысли, Лим продолжала говорить, не меняя выражения лица или голоса.

— К тому же, я не буду задавать каких-либо вопросов, насчёт ваших прикосновений к моему телу в этот раз.

Она заметила.

Она покинула шатер, не говоря больше ни слова, в то время как Тигре стоял молча. Когда она исчезла, он вздохнул и посмотрел на свою правую руку.

Они были большими.

Его тело вновь начало реагировать. Тигре несколько раз правой рукой ударил себя по голове, выговаривая себя. После этого он наконец-то заснул.

◎ ◎ ◎

Когда солнце село, Дональбейн зажег множество костров неподалеку от форта. В этом регионе, покрытым ночной тьмой, пламя можно было увидеть на расстоянии.

Они слишком наивные. Я должен сделать это похожим на умри-или-сделай.

Врага у подножия горы может и не удастся обмануть. Но даже так, Дональбейн использует любой трюк, чтобы повысить возможность выживания. Он бы не дожил до сегодняшнего дня, не занимаясь этим.

Когда наступила полночь, Дональбейн приказал своим подчиненным оставить базу, не трогая огней. Он не был уверен, не приведёт ли это к пожару в лесах.

Под безлунным ночным небом банда воров ушла с горной дороги и шла половину коку, пока они не достигли реки. Это была узкая река, и вода в ней текла быстро. Она была извилистой, снисходящей к основанию гор.

Они быстро собрали длинные узкие плоты из бревен, которые приготовили заранее и спустились по реке. Они двигались в тылу у армии Дзктеда, для ночной атаки.

Были признаки, что они получили подкрепления и достаточно еды за прошедшие три дня.

Дональбейн прошёлся пешком, чтобы проверить количество людей и их оружие. Он не обнаружил никаких проблем.

Среди лагеря Дзктеда колыхалось множество костров. Дональбейн разделил своих людей на две группы. Шестьдесят людей, включая его самого, были экипированы доспехами и мечами. Он оставил своего помощника, чтобы командовать остальными.

— Я атакую сзади. Ты зайдешь с фланга.

Они встали на позиции и испустили клич, разом атаковав армию Дзктеда. Они разрушили ограду и прошли сквозь рвы, стоящие у них на пути.

Однако их стремительная атака закончилась тут же.

Ни единого солдата не осталось в лагере армии Дзктеда. Было лишь несколько мешков, наполненных землей, с ветками, прислоненными к ним, придавая им вид солдат, держащих копья.

Что?..

Его подозрение переросли в беспокойство. Дональбейн смотрел на костер, думая, куда же проблемные солдаты ушли. Ответ он нашел сразу же.

Крик был услышан из глубин темноты. В то же время множество стрел пролилось дождем на них.

Они встали на наше место!

Дональбейн дрожал от злости, двигаясь между теней. Они идеально поняли его движения и устроили неожиданное нападение.

Армия Дзктеда предвидела ночную атаку и отошла в сторону на маленькую дистанцию.

После урагана стрел к ним приближались сверкающие мечи.

— Успокоиться!

Поле битвы окутал хаос. Дональбейн кричал и выхватил свой меч. Ближайшие к нему пришли в себя после паники.

Солдаты Дзктеда появились из темноты и порубили его людей одним ударом. Дональбейн ударил ближайший факел — он предупреждал врага о его позиции.

Всё что мы можем сделать — это сбежать в горы.

Дональбейн заметил, что врага не было возле гор Водзье, до того как его люди были полностью окружены.

— Горный путь! Смотри на огни среди горы! Отступайте к огням!

Это была простая инструкция в этом хаосе.

Дональбейн скрестил мечи несколько раз с солдатами Дзктеда, когда он и его люди бежали в замешательстве.

Он всё ещё мог сражаться, если сможет реорганизовать их.

Узкий горный путь уменьшит численное преимущество, и он сможет встретить врага в более выгодном положении. Солдаты Дзктеда точно будут преследовать.

Огни распространялись, когда палатки начинали гореть и дым стал подниматься над ними. Дональбейн толкал, кричал и бранил своих людей.

Они смогут сбежать — они уже могли видеть горную дорогу.

В этот момент они услышали ужасающий крик, и крылья захлопали вокруг них.

В тени горы, по соседству с ночным небом, бесчисленное количество птиц закрывало обзор Дональбейна и его людей.

Они не могли понять, что происходит с их глазами и ушами. Многие из них окаменели, другие же прикрылись и дали волю странным звукам. Даже Дональбейн смотрел на это выпученными глазами.

Однако люди за ним не остановились. Две группы столкнулись, и крики были слышны в воздухе. Их замешательство лишь усиливалось.

Даже когда горная дорога была перед глазами, их передвижение было полностью запечатано.

— Давай используем голубей.

Три дня назад Тигре сделал такое предложение Лим.

Они доставили две-три сотни голубей из Белфорта и связали их шеи вместе, чтобы птицы не могли улететь. Десять солдат тогда затаилось на горной дороге.

Когда воры приблизились, то они отпустили нити, освобождая голубей. Хотя, испугавшись звуков боя, они сразу же улетят, но закричат при этом довольно хорошо.

Они смогли заставить остановиться противника лишь с помощью десяти солдат.

Пока сотни голубей взлетали вверх разом, они быстро заполнили узкий путь в безлунной ночи. Всего мгновение, и голуби улетели, словно шторм.

Тигре увидел этот эффект своими глазами.

В то время как воры окаменели, солдаты Дзктеда шли вперед с мечами и копьями, поражая их с легкостью, словно они были простыми грязными куклами. Один бандит за другим либо убивался, либо бежал.

Крики были напрасны в темноте ночи. Трупы ложились один на другого, а холодная земля была покрыта кровью. Это была слишком односторонняя резня, чтобы называть это сражением.

Среди них была одна тень, которая смогла сбежать от солдат Дзктеда. Это был Дональбейн.

Он защищал своё лицо обеими руками и бежал то налево, то направо. Солдаты, следующие за ним, пускали в него стрелу за стрелой. Лидер бандитов никак не дрогнул и продолжал двигать своими ногами.

Тигре молча вложил стрелу и натянул лук. Тетива вскоре после этого задрожала.

Стрела вонзилась сквозь дыры меж его пальцев, попала между глаз и пробила его голову насквозь.

Солдаты закричали от восторга, видя этот подвиг в темноте.

Те, кто увидели смерть Дональбейна, сдались тут же. Они отбросили своё оружие и сдались, встав на колени.

Бандиты были полностью уничтожены.

Армия Дзктеда вернулась в Белфорт через два дня после уничтожения бандитов. Некоторое время заняло возвращение похищенных женщин и денег в деревни.

Воры, которые сдались, следовали за ними ровными шеренгами.

Они потерпели поражение и были раскиданы, а их лидер умер. Отсутствовала энергия или жестокость, которые были у них во время ночного рейда. Они были словно пустая скорлупа, покорно следуя приказам.

За ними ехало множество фургонов, наполненных сокровищами, которые они украли, а также доспехами, которые они использовали.

Жители города смотрели и дышали в гневе, видя марширующую по городу армию Дзктеда.

Улицы вскоре переполнились.

Присутствие бандитов, скрывающихся в горах Водзье, было источником тревоги. Поражение армии виконта Аугре лишь сильнее усилили их тревогу.

Армия Дзктеда, под Зинитрой [Знаменем Черного дракона], возвратилась с триумфом. Жители приветствовали их громкими аплодисментами.

Что же насчет двоих, едущих спереди, то Тигре напряжённо улыбался, махая жителям. Лим же спрятала своё лицо за шлемом и продвигалась в тишине.

— Ты не будешь махать, Лим? Ты же позаботилась о бандитах...

Когда Тигре спросил это, отвечая на поздравления, Лим лишь вздохнула внутри своего шлема.

— Я бы не хотела, чтобы моё лицо здесь видели, к тому же здесь и так много тех, кто заслуживает признания. К тому же...

Лим продолжила более нежным голосом.

— Ты выполнил выдающуюся услугу. Если бы не твой план, то битва, скорее всего, только затянулась бы. Ты должен больше гордиться собой.

Когда они достигли особняка, Тигре передал бандитов Аугре. Их поместили в тюрьму, наказав тяжелыми физическими работами и пообещав, что выпустят тогда, когда те сделают достаточно для этого.

Лим и Тигре привели не в комнату виконта, а в большой зал.

В его центре стоял стол с десятью стульями, а у стены находился большой камин. Виконт, одетый в темные шелковые одежды, поприветствовал Тигре.

Когда Тигре и другие уселись, вошла служанка и налила всем холодного вина в серебряные кубки.

До тоста Аугре низко им поклонился.

— Граф Ворн. Лимлиша. Как правитель Теритуар, я хотел бы искренне выразить свою признательность. Воры стали такими сильными из-за моей небрежности. Я извиняюсь за все проблемы, которые вам причинил.

— Прежде всего, мир твоих людей был защищен.

Тигре склонил голову в знак согласия, и улыбнулся, когда старик снова признательно поклонился.

— Что и ожидалось от армии Дзктеда. Вы смогли превзойти бандитов, которых было в два раза больше, а также обладали географическим преимуществом. В самом деле, граф Ворн, вы, должно быть, очень удачливы, если смогли получить столь надежных союзников.

— ... Это победа лишь одного Лорда Тигревурмуда. Он смело вел войска. Только и всего.

Слова Лим были немного колючими. Тигре невольно посмотрел в сторону. Аугре, заметив её настроение, горько улыбнулся и помахал руками.

— Ясно. Похоже, что графу Ворну доверяет Дзктед.

Лим осознала своё подсознательное раздражение, услышав слова старого виконта.

— Я извиняюсь, что сказала не в тему.

Сразу извинившись, Лим оказалась сильно озадаченной.

Слова Аугре не были странными. Пусть немного и преувеличенно, но проблема бандитов была не та, которую он мог решить в одиночку, сколько бы над ней ни думал. Замешательство Лим окончилось тогда, когда она вспомнила, почему разозлилась.

Всё потому, что он проигнорировал Лорда Тигревурмуда.

Тигре никогда полностью не полагался на армию Дзктеда, и был готов поставить на кон свою жизнь, если бы понадобилось. Лим полностью осознавала это.

Ясно... Если думать о том, как будут обстоять дела с Элеонорой-самой в будущем, то будет плохо, если Лорд Тигревурмуд станет простым украшением.

Вот почему она сказала эти слова. Лим убеждала саму себя.

Аугре посмотрел на Лим, словно увидел нечто интересное, когда она думала с присущим ей невозмутимым выражением лица. Затем он повернулся к Тигре.

— Граф Ворн. Если вас удовлетворят мои старые кости, то я с радостью одолжу вам свою силу. Солдаты Теритуар будут сражаться с вами, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы убедить местных аристократов объединиться с вами. Пусть их и не много, но я смогу получить одну тысячу солдат для вас.

Лицо Тигре просветлело и он молча низко поклонился. Хотя он и не мог выразить словами свою радость, его благодарность была точно передана Аугре. Старый виконт затрясся от смеха.

— Нет в этом нужды. Это естественная благодарность за уничтожение бандитов. Кроме этого, я же присягнул Королю. Я не могу просто стоять и смотреть, когда люди страдают под гнетом Тенардье и Ганелона. Как только я закончу с приготовлениями, мой сын и я встанем под твоим флагом.

Тигре снова поклонился Аугре, чья улыбка была полна воли к сражению. Он наконец-то получил союзника, помимо войск Массаса и армии Дзктеда.

Вежливо выразив свою признательность, Тигре и остальные вышли из комнаты Виконта.

Под Зинитрой [Знаменем Черного дракона] армия Дзктеда маршировала по дороге на Алзас. Тигре ехал впереди, весело напевая под нос.

— Лорд Тигревурмуд.

Лим, едущая рядом с ним, вдруг неожиданно передала ему бумаги.

— Пусть радоваться и нормально, но пожалуйста, не забывайте про это.

— Я понимаю. Расходы на войну, верно?

Когда его хорошее настроение потревожили, Тигре почувствовал слабое раздражение. Он бегло просмотрел бумаги и остановился на одной строке.

— ... Три сотни голубей?

— Они вернулись на волю. Нам необходимо возместить это.

— Я полагаю, что скидок на их эффективность нет?

— Когда вы будете сражаться с тысячей или десятками тысяч солдат, то подобные вещи будут обычными ловушками. Если бы я делала вам скидки, то это была бы моя ошибка, как человека, подсчитывающего военные расходы.

Лим говорила как обычно. Тигре понурил плечи и вернул бумаги. Лим получила их и достала перо из седла.

— Однако... Вы убили вражьего лидера, Дональбейна. Я не смогу сделать подобного в будущем, поэтому только в этот раз наша армия будет нести эти затраты. Я скажу Элеоноре-саме об этом.

Сказав это, Лим добавила строчку своим пером. Тигре посмотрел на неё удивленно.

— Это действительно нормально?

— Только на этот раз. Я полагаю, уже хорошо, что вы поняли важность цены войны и как быстро она возрастает.

— Ты спасла меня.

Он искренне сказал это.

А теперь, пришло время прочитать лекцию для вас.

Лекции. Тигре почувствовал слабую головную боль, услышав это слово. Они снова стали учительницей и учеником.

— ... Я собираюсь рассказать тебе обо всех медведях, которые у меня есть в Дзктеде.

Её голос содержал в себе не свойственную ей робость.

Тигре моргнул и затем пристально посмотрел на Лим.

Её лицо покраснело. Он криво улыбнулся и подходяще принял взгляд Лим, перед тем как кивнул.

— Пожалуйста, расскажите, учительница.