Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ksander31
21.12.2018 00:38
Когда "завершат" этот том?
А то аудиокниги по этой серии, от одного известного чтеца, давно уже зависли...
Пожалуйста закончите редактуру хотя бы этого тома.
karuka tamoto
27.09.2018 21:27
Отлично!
Теперь ожидаю глобального редакта и цветных иллюстраций этого тома.
Вечный
02.05.2018 23:55
Норм же
karuka tamoto
25.02.2018 18:06
Приветствую!
Что слышно о глобальном редактировании томов махоуки начиная с четвертого?
alex5328
30.12.2016 04:32
Спасибо
B1ackDream
15.10.2016 16:32
Глава 8
У Тацуя не было подобного опыта, поэтому он застыл
Опечатка в имени "Тацуи"

Глава 8
Лицом, сияющим от слез, она укуталась ему в грудь.
Не "укуталась" а "уткнулась" - иначе смысл теряется. Могу привести пример по 1, но не буду- он попахивает расчленёнкой))

Глава 9
Беря во внимание истощение игроков, между отборочным и финальным этапом был установлен большой интервал отдыха
Корявое склонение... Лучше заменить "Беря во внимания" на, к примеру: "Если брать во внимание" или "Принимая во внимание"

Глава 9
Азуса обернулась, и нашла там Маюми, странно изучающую её. Изучающую её с широко открытыми глазами, остолбеневшую.
Для внятности я считаю стоит немного исправить 2-ое предложение, иначе создается путаница: Это Маюми с широко открытыми глазами или Азуса. Т.е. если Азуса то: "Изучающую её- остолбеневшую, с широко открытыми глазами", а если Маюми то что-то вроде этого: " Широко открытыми глазами изучающую её- остолбеневшую"

Глава 9
будто бы ничего не случилось из ряда вон выходящего.
Поменяйте слова местами на: "будто бы не случилось ничего из ряда вон выходящего" иначе выделите запятыми "из ряда вон выходящего" как причастный или деепричастный оборот, не помню уже как они там определяются..

Глава 9
И снова отказ лаже не рассматривался.
Опечатка, не "лаже", а "даже"

Глава 10
Эрика неопределенно ей ответила, затем снова упала глубоко в свои мысли
Замените фразу "упала глубоко в свои мысли" на, к примеру "погрузилась глубоко в свои мысли" или погрязла\углубилась. Ато, как я понимаю, с английского "fall in her own thoughts" перевели буквально каждое слово по отдельности, а не всю фразу целиком

Глава 10
Возле неё стоял чуть старший молодой человек.
Несколько некорректное предложение, лучше перестроить на "Рядом стоял молодой человек чуть старше\по-старше неё" или "Рядом стоял молодой человек, по возрасту чуть старше чем она"

Глава 10
тогда как сторонники Первой школы были потрясены в тишине.
наиболее литературно правильно будет изменить "были потрясены в тишине" на "затихли\притихли в потрясении"

Глава 10
Он правой ногой шагнул вперед и протянул правую руку к лицу Масаки, которое было потрясено от шока.
лучше перефразировать "которое было потрясено от шока" на "на котором застыло потрясение от шока" или "которое выражало потрясение и шок"

Глава 12
с юридической точки зрения мы всё ещё в войне с Великим Азиатским Альянсом
Правильнее будет не "в войне", а "в состоянии войны"
sido
22.09.2016 11:28
Ланистеры((((
katsu199
05.06.2016 22:24
Gud
adamantius
18.10.2015 16:57
Плиз, почините .epub 4-го тома. И в телефоне, и на компе читалка видит только первые 3 страницы((
LoneCodeR
08.05.2015 01:11
Спасибо вам, ребят, за проделанную работу! Читаю, оторваться не могу!:)
Но есть некоторые ошибки... Я бы с радостью занялся редактированием, но времени с учебой не хватит:(
Anon
25.02.2015 08:59
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.45.129.85:
Ребят, это всё конечно круто, но вы вообще вычитывали свой перевод или где? Ляп на ляпе, несостыковки, калька с английского(изменение в их сердцах - change of heart - изменение мнения; смотрел вперёд - was looking forward - ожидал) и т.д.
Чем дальше читаю, тем больше уверяюсь в том, что дальше буду читать английскую версию.
Anon
03.10.2014 13:43
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.73.234.125:
Я бы и сам с удовольствием занялся редактированием, но поливановщина отбивает всякое желание.
Anon
12.09.2014 04:05
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 31.185.4.30:
Найти бы Редактора на этот текст.Порой просто ломаю голову пытаясь правильно осмыслить текст.Эх заняться самому этим делом что-ли?В любом случае огромное спасибо за проделанную работу.
Takeshi.sama
13.08.2014 01:38
Да... Печалька. С третьего тома начал замечать смысловые ошибки, хотя всегда был слаб в этом. Но все равно кайфую. Как же здраво, что вы занимаетесь переводом (здесь должен был быть какой-нибудь кланяющийся смайлик)

Глава 9

Настал пятый день Турнира и второе утро соревнований дивизиона новичков.

Тацуя прибыл к арене, которая была быстро приготовлена для «Разрушения ледяных столпов» дивизиона новичков.

Несколько больших кранов выгружали ледяные блоки размерами 1х1х2 метра с большого военного транспорта, специально модифицированного для этой цели. Такое зрелище естественным образом заставляло людей верить, что дни супер роботов, которых показывают в аниме, и впрямь не за горами.

— ...Если бы мы могли полностью игнорировать энергоэффективность, то так оно и было бы.

— Онии-сама? Ты что-то сказал?

Будто отвергая от себя эти странные мысли, Тацуя непроизвольно сам с собой заговорил.

— Нет, ничего.

Этого расплывчатого ответа для неё было достаточно.

— Пойдем быстрее.

— Да.

Они всего лишь остановились на пути к зоне соревнований.

Тацуя позвал Миюки вперед, к комнате отдыха, которая находилась на верхнем этаже Стреловидной Башни.

◊ ◊ ◊

До начала первого утреннего раунда оставалось ещё тридцать минут.

Когда Тацуя вошел на арену, ещё оставалось много свободного времени.

— Доброе утро!

... Тем не менее, игроки первого раунда уже пришли.

— Доброе утро... Извини, что заставили так долго ждать.

— Ох, пожалуйста, это я пришла слишком рано. — Участница первого раунда «Разрушения ледяных столпов», Акэчи Эйми, улыбнулась и покачала головой, из-за чего прядь её рубиново-красных волос убралась с лица.

— Доброе утро, Эйми. Как рано ты встала?

— Доброе утро. Миюки. Почему-то я уже не спала, когда прозвенел будильник. Наверное, я не восстановилась от вчерашнего возбуждения.

Её второе имя было Эмилия Голди. Полное имя — Акэчи Эмилия Голди Эйми. Эйми была на четверть британкой. Её прозвище «Эми», скорее произошло не от японского имени «Эйми», а от её британского имени «Эмилия».

На способности волшебника в значительной степени влияли гены.

Национальная мощь зависела от магии, поэтому каждая страна ревностно защищала магические родословные и официально или неофициально запрещала международные браки между волшебниками (эта страна поверхностно позволяла свободу вступления в брак, поэтому принадлежала к «неофициальной» категории).

Хотя в поколении дедушек и бабушек Тацуи союзные страны активно поощряли международные браки между волшебниками. Их целью было «скрестить» «отличный запас», чтобы «разработать» превосходных волшебников.

В итоге больше половины сегодняшних учеников в старших школах магии могли похвастаться предками родом от Западной Европы до Индии.

Лео был одним из них, так же как и ученица, известная под именем Акэчи Эйми.

Как было видно из её слов, она также участвовала во вчерашней «Скоростной стрельбе». Она работала вместе с Тацуей уже второй день подряд. Кроме Миюки и Хоноки и Шизуку, Эйми первая из женской команды заговорила с Тацуей. Для Тацуи она была также самой расслабленной молодой девушкой из команды.

Поприветствовав друг друга, они погрузились в женский разговор, и Тацуя плавно достал CAD из кейса, который нес, бегло его осмотрел, и передал Эйми.

Это был неуклюже выглядящий, специализированный CAD в форме ружья длиной полметра, из-за чего он полностью закрывал руку девушки.

Оружие выглядело весьма тяжелым, но поскольку отдачи не было, благодаря легким материалам его вес был значительно ниже, чем у настоящего оружия. Когда Эйми развернула оружие кругом и прицелилась в окно, то двигалась, словно играла в вестерне.

— Эйми, ты ведь не британка, но американка, да?

— Сколько мне ещё раз повторять, нет. Миюки, даже ты теперь это говоришь? Семья моей бабушки была посвящена в рыцари Тюдорами.

Вопреки смыслу её слов, её тон остался невозмутимым.

Продолжая целиться в окно, она начала заряжать CAD Псионами. Видимо когда доставала CAD, она успела снять предохранитель. Также как и Быстрый Выхват Морисаки, это был безупречный способ доставания CAD.

— Ну как?

— Хм... Теперь я понимаю, как себя чувствовала Шизуку.

Все из женского дивизиона новичков знали про то, что госпожа из богатой семьи Китаяма хотела «заполучить» Тацую.

— Проблемы?

— Нет, всё идеально! — Эйми расслабилась и в восторге улыбнулась.

Если не считать рубиновых волос и зеленых радужек, её внешность была полностью японской. Даже среди сверстников она больше всего походила на ребенка. Хотя язык не поворачивался назвать её предыдущую улыбку «восторженной» — это была истинная ухмылка.

— Я понятия не имею, о чем ты говоришь... — Эйми склонила голову на бормотание Тацуи, но её улыбка ни на миг не исчезла. И главным образом потому, что она понятия не имела, о чем он говорил.

— По крайней мере, позволь мне провести несколько калибровок. Можешь надеть наушники?

— Э? Зачем?

— Эйми... По правде, ты не встала рано, ты не спала всю ночь, верно?

Из-за такого вопроса улыбка Эйми стала чуть натянутой.

— Как ты узнал?

Видя широко открытые глаза Эйми, Тацуя молча кивнул и, в ответ, взял CAD с её рук и перезапустил процесс калибровки.

— Ты обманщица, даже больше чем мои родители.

Эйми покорно, ворча «я тебе не верю», надела используемые для измерения наушники и положила руки на измерительные приборы.

Лицо Тацуи потемнело, когда прокручивал экран и смотрел на цифры.

От малейших изменений выражения лица Тацуи, тело Эйми начало свёртываться в клубок. Эта сцена не ускользнула от глаз Миюки.

— Ну что, Онии-сама?

В её словах не скрывалось никакого выговора, но когда Тацуя их услышал, то в осознании поднял голову и улыбнулся, потирая двумя пальцами место между бровями.

— Неужели Эйми тоже забыла крепко поспать?

— Тоже? Хочешь сказать, что и Шиба-кун?

На реакцию Эйми выражение Тацуи несколько смягчилось, и он кивнул.

— Ничего себе, я обнаружила товарища. Кстати, эти наушники, разве они не вызывают у тебя неприятное чувство? Особенно эти странные звуковые волны.

— Реального риска для здоровья нет... Но вынужден согласиться, что это весьма неприятно. Я бы воздержался от бессонных ночей, особенно перед соревнованием на следующий день.

— Хорошо.

Ответ Эйми идеально подходил ребенку, которого только что отругали родители. На это Тацуя мог лишь криво улыбнуться.

— Тогда я немного увеличу цикл обратной связи... Ты можешь почувствовать небольшое раздражение, так что потерпи немного. Ты ведь не хочешь, чтобы тебя обвинили в проигрыше соревнования из-за недосыпа, так ведь?

— Я потерплю, пожалуйста! Если такое и впрямь произойдет, они никогда не позволят мне загладить вину.

В её голосе не было ничего примечательного. Эйми покраснела, когда прижала руки на нескольких интересных местах брюк. Тацуя остановился и застыл на несколько секунд.

— Я правда не хочу поднимать эту тему, но, Миюки... Что вы делаете в ваших номерах?

— Н-ничего, Онии-сама, Миюки не сделала ничего постыдного!

— Ох, Неужели~? Номер Миюки — идеальное убежище.

— Эйми! Не говори такие странные глупости перед Онии-самой!

Комнату отдыха накрыло неловкое молчание. Чтобы выйти из этого тупика, резкое изменение в разговоре было неизбежно. «Хотя я не совсем уверен, к кому направлено это оправдание», — подумал Тацуя.

— К счастью, первый раунд проходит рано утром, так что перед началом второго раунда можно передохнуть. Извини, Миюки, но могу ли я тебя побеспокоить, чтобы ты приготовила для немедленного использования «Спальный Док»?

— Поняла. Скоро вернусь.

После того, как Миюки отправилась за сенсорной ингибирующей док-станцией (звукоизоляция, ударопрочность, защита от света, односпальная кровать), Тацуя начал калибровку CAD.

◊ ◊ ◊

Хотя первый раунд прошел немного напряженно, победа всё же была достигнута с тремя оставшимися ледяными столбами на союзном поле.

Кстати, в итоге, сейчас Эйми находилась глубоко в мире снов без возможности жаловаться, что здесь «слишком темно» или «слишком тесно».

Это было пятое соревнование, второе для женской команды Первой школы. Сейчас они находились в комнате отдыха перед началом матча.

«Я видел недавно что-то очень похожее», — подумал Тацуя, но воздержался от того, чтобы сказать это вслух.

— Шизуку... Ты вправду будешь носить эту форму во время соревнования?

— Да?

На лице Шизуку было выражение «неужели что-то не так?», Тацуя и впрямь хотел взяться руками за голову, он был в полном недоумении.

В «Разрушении ледяных столпов» игроки стоят на широкой платформе высотой четыре метра, и защищают двенадцать ледяных столбов на своем поле, размер которого двенадцать квадратных метров, и одновременно сбивают или уничтожают все двенадцать ледяных столбов на поле противника.

Игроки строго используют магию дальней дистанции, так что нет необходимости двигаться физически.

Другими словами, одежда игрока на этом соревновании не играет роли (кроме формы, мешающей держать CAD).

Одежда оценивалась лишь одним критерием — «она должна быть достойной».

Из-за этого в одно прекрасное время — непреднамеренно — женское «Разрушение ледяных столпов» превратилось в показ мод.

Кроме того, когда Канон выступала в официальном дивизионе на второй и третьей день, она носила вполне нормальный спортивный костюм. На ней было надето трико, мини-жакет, адекватная рубашка, а также длинные носки и теннисная обувь.

Зато Эйми была одета как жокей — белая рубашка, красный ездовой жакет, узкие женские бриджи, и черные ездовые ботинки вместе с чертой шляпой.

Тем не менее, это всё ещё было в границах нормы и не считалось чем-то особо выделяющимся.

Но теперь настала очередь Шизуку...

— Эм, Шизуку...

— Да?

— Неужели тамото... не мешает?

— Нет, не мешает.

Не нужно ворошить прошлое, но она была одета в «тамото» от кимоно.

— Нет никаких проблем. Рукава достаточно короткие, да и пояс оби у меня есть.

Кстати, Шизуку ловко завязала пояс оби прямо перед Тацуей.

Такое плавное движение ясно показало, что у неё был большой опыт в обращении с кимоно.

Однако...

«Если тебе нужно использовать оби, чтобы держать тамото под контролем, не будет ли лучше в первую очередь отказаться от кимоно?» — подумал Тацуя, но решил держать это при себе.

До следующего раунда осталось не так много времени, поэтому Тацуя быстро сдался убеждать её в обратном — это ведь, в конце концов, «официальная одежда» для повышения боевого духа. В таком случае ему следует просто закрыть на это глаза.

Выбранный Шизуку CAD — поправка, CAD, который для неё выбрал Тацуя — был общего типа.

Это значило, что соревнование требовало осторожного распределения энергии для сбалансированной стратегии.

Похоже, Тацуя не собирался дальше продолжать всех удивлять. Точнее, он не интересовался созданием хитрых тактик.

Он всё это делал лишь для того, чтобы дать игрокам наиболее подходящий инструмент и стратегию, которая больше всего выявит их потенциал, и ничего более. Поэтому если прямое нападение — наиболее действенная стратегия, он безжалостно примет её своим курсом действий.

Как и в этом матче.

Как только Шизуку вышла на платформу, зрители зашумели, вероятно из-за её наряда.

Однако она оставалась бы спокойной, даже если бы легкий ветерок задел её лицо. Она подняла левую руку перед грудью, оби прочно удерживал на месте тамото.

CAD Шизуку был такой же, как она обычно использовала, с консолью управления, расположенной с внутренней стороны руки.

В современном мире большинство волшебниц использовали CAD с командной консолью, обращенной наружу. Несмотря на пик моды, Шизуку всё ещё предпочитала использовать женскую, обращенную внутрь консоль, что подобало её статусу госпожи. Однако, учитывая её обычный молчаливый и спокойный характер, и также то, что она иногда говорила беспощадные слова, это поистине давало людям несочетаемые чувства.

Если сказать это перед вышеупомянутой молодой девушкой, то это, несомненно, закончится избиением. Тацуя сосредоточился на устройстве мониторинга и убрал посторонние мысли в сторону.

В последующие несколько минут миссия Шизуку будет заключаться в том, чтобы полностью сосредоточиться на матче.

А миссия Тацуи будет в том, чтобы полностью собрать своё внимание на ней.

◊ ◊ ◊

— Миюки... Разве ты не собираешься идти к Тацуе-куну? — со спины заговорила к ней Хонока. В это время Миюки сидела в другой секции мест, не являющейся частью зрительских сидений, зарезервированных для игроков и вспомогательных членов команды, и терпеливо ждала начала матча.

Как и во время матча Эйми в первом раунде, как только Тацуя зашел в комнату обзора, Миюки с ним разделилась.

Для игроков с одной школы вполне нормально поддерживать своих товарищей по команде с комнаты обзора, но...

— «Разрушение ледяных столпов» — одиночное выступление. Рано или поздно Шизуку и я встретимся на поле, это ведь будет несправедливо, если я буду украдкой смотреть на её козырные карты?

Было много возможностей увидеть козыри во время тренировки. Даже Первая школа не достаточно расточительна, чтобы подготовить несколько больших тренировочных сооружений для Турнира девяти школ.

Значит, на самом деле Миюки имела в виду нечто другое.

Они были обречены стать противниками. Миюки не хотела видеть, как Тацуя, их общий техник, волновался бы понапрасну о таких мелочах. Наверное, по-настоящему Миюки тревожило именно это.

Вместе с тем она не хотела своим присутствием отвлекать Шизуку.

Хонока и Шизуку были близкими друзьями и соперниками ещё с начальной школы. До средней школы Хонока видела в Шизуку своего сильнейшего противника и, аналогично, Шизуку тоже видела в Хоноке наиболее грозного противника.

Среди друзей и знакомых никто не мог превзойти их в таланте к магии.

Ещё когда они не поступили в старшую школу и не начали получать официальное магическое образование, Хонока и Шизуку жаждали встретить кого-то ещё, кто мог бы подтолкнуть их к своим пределам. Хотя, где-то глубоко в сердцах, упрямая вера, которая не могла исчезнуть, говорила им, что они никогда не встретят того, кто отразит их таланты.

В той же школе, в том же подготовительном классе, не было детей из Десяти Главных Кланов, но несколько детей из «Системы Номеров». Однако никто из них не был достоин того, чтобы стать их новым соперником.

Однако на вступительном экзамене старшей школы их «самомнение» было полностью уничтожено.

Это божественно сделала молодая девушка, сидевшая возле неё.

По оценкам на стандартных тестах магии Хонока заняла четверное место после Миюки, Шизуку, и Морисаки. Хонока, даже если не считать Шизуку, не думала, что слабее Морисаки.

Первым предметом на стандартном экзамене старшей школы был простой вызов техники с участием десяти процессов (только кто-то, масштаба Хоноки, мог назвать «десять процессов» простыми).

Не было реального напряжения от техники, и Морисаки получил преимущество просто из-за своей превосходной скорости. Если бы техника была более сложная с дополнительными процессами, Хонока была уверена, что смогла бы его превзойти.

Однако Миюки была «исключением».

Она обладала подавляющими способностями и силой, делающими саму ревность смехотворной.

Даже если бы кто-то заявил, что она из Десяти Главных Кланов, Хонока, несомненно, поверила бы.

Но это было совершенно естественно.

Именно так подумала Хонока, когда впервые увидела магию Миюки там, где проводили вступительные экзамены.

Хонока даже не подозревала, как близка была к истине, что доказало, как, вне всякого сомнения, магия Миюки совершенно изумила и ошеломила её.

Это впечатление преследовало её на протяжении следующих четырех школьных месяцев и, вместо того чтобы спадать, лишь усилилось ещё больше.

Хонока знала, что даже нелюдимая Шизуку не сможет спокойно использовать свою магию, если перед ней будет стоять Миюки.

Когда Хонока узнала, что Миюки поставили на «Иллюзорные звезды» официального дивизиона и тем самым она избежала с ней встречи на поле, то глубоко вздохнула с облегчением.

Когда её мысли вернулись во времена вступительных экзаменов, Хонока естественным образом вспомнила время, когда впервые увидела «его».

На самом деле Хонока впервые столкнулась с Тацуей не во время того случая, произошедшего вскоре после дня поступления. Это было не тогда, когда Эрика и компания выстроились за ним, когда Хонока использовала магию против школьных правил, что могло втянуть её в проблемы с главой дисциплинарного комитета, если бы Тацуя не вмешался. Хонока столкнулась с Тацуей задолго до этого случая.

По совпадению на вступительных экзаменах не только Миюки, но и Тацуя был в той же группе тестирования, что и Хонока.

Тацуя и Миюки не были внешне похожи.

Хонока не обладала такой памятью, чтобы запомнить имена каждого.

Тацуя произвел неизгладимое впечатление на Хоноку не потому, что был старшим братом Миюки.

Его практическая оценка была так себе.

Скорость, сила, размер, всё было обычно и непривлекательно, вплоть до того, что все эти способности можно было назвать ниже среднего.

Однако его магия была так прекрасна, что захватывала дух!

Хонока была неспособна анализировать последовательности магии, как Тацуя.

И она не обладала чувствительностью Мизуки к Псионам и Пушионам.

По сравнению с обычными волшебниками, Хонока, которая специализировалась на магии колебания световых волн, была крайне чувствительна только к побочным эффектам магии, которые создавали фоновый шум световых волн.

Избыток вмешательства или остатки последовательностей магии, всё формировалось в излишние псионовые всплески, и колебалось в пустом пространстве. Когда фотоны с этим взаимодействовали — появлялся шум световых волн.

Но в его магии всё это было не обнаружимо.

Другими словами, в его последовательности магии не было никакого избытка. Его магическая сила расширялась до предела и полностью предавалась перезаписи явления, делая магию рассчитанной до последней мелочи.

Хонока думала, что это произведение чистого искусства.

До того времени она никогда не видела такую красивую магию.

Позже, хотя она стала свидетелем доминирующей магии Миюки, она не смогла забыть ту магию.

Вот почему Хонока почувствовала себя преданной, когда во время распределения учеников увидела отсутствие эмблемы с восемью лепестками на груди Тацуи.

Поэтому в тот день Хонока и повела себя враждебно к группе Тацуи.

«Почему ты на той стороне (второй поток)?!»

«Почему не на этой (первый поток)?!»

Взгляд Хоноки затуманила такая нелогичная ярость.

Верно, в скорости, в силе и размере, каждая категория четко определяла его далеко за стандартами (учеников первого потока).

Однако Хонока посчитала совершенно непростительным, что «ему», кто использовал такую чудесную магию, пришлось удовлетвориться простой «заменой (Сорняком)».

— Хонока, в чем дело?

Шокированная, Хонока повернулась в сторону, чтобы найти там смотрящую на неё в замешательстве Миюки.

Она, наверное, заметила, что Хонока в середине их разговора как-то странно замолчала.

— И-Извини, ничего.

При таких обстоятельствах даже она могла прекратить себе доверять. Осознав свои действия, а также неверно направленный «гнев» и причину, по которой осознанно заметила «его», Хонока покраснела до самих корней волос и опустила голову.

◊ ◊ ◊

— Наконец настал матч Китаямы.

— Похоже, она использует общий CAD.

Две девушки из руководства женской команды согнулись плечо к плечу перед экраном в павильоне. Сузуне, которая была перегружена работой с нескончаемым потоком результатов, вздохнула, увидев такое зрелище.

Однако они явно проигнорировали этот очевидный вздох недовольства.

— Интересно, какой трюк он вытянет из рукава на этот раз.

— Трудно сказать. Наверное, он намеренно играет с нами и выберет лобовой штурм именно потому, что мы так думаем.

Маюми и Мари собрались перед широким монитором, словно два ребенка смотрят своё любимое телевизионное шоу.

Сузуне уже давно сдалась. Вздохнув ещё раз, она приняла неизбежность работать одной.

Ни Маюми, ни Мари и глазом не моргнули на одежду Шизуку.

Для таких трехкратных ветеранов Турнира девяти школ, как они, это не было чем-то странным.

На самом деле они, должно быть, думали: «хм, в этом году их и впрямь меньше!».

По похожей причине, потому что Шизуку приходила посмотреть Турнир девяти школ каждый год, она тоже не смутилась своей одеждой.

— Хо, начинается.

Они обе придвинулись ближе к монитору.

◊ ◊ ◊

Огни сбоку арены зажглись красным.

Затем зажглись желтые, и в ту секунду, когда зажглись зеленые...

Поле Шизуку затанцевало вместе с командной консолью.

Она установила целью свои собственные двенадцать ледяных столбов и активировала последовательность магии.

Сразу же после этого к полю Шизуку понеслась магия противника.

Это была популярная тактика, где поле противника молниеносно атакуют магией из типа Движений.

За исключением того, что ледяные столбы Шизуку стояли, как скала, и не сдвинулись ни на сантиметр.

◊ ◊ ◊

— Хм, Укрепление данных.

Каждый штаб оснащался широкоформатным монитором, на котором показывался анализ использованной магии, тип магии и её сила. Многие показатели были выражены различными оттенками цвета (например, как показатели тепла выражают оттенками от синего к красному).

С помощью этой функциональности было очень просто определить, кто наступает, а кто нападает.

Укрепление данных.

Эйдос — это запись текущего состояния информационного тела. Через это информационное тело часть информации, или даже полностью всю информацию, можно скопировать и установить снова на цель, для того чтобы защитить Эйдос от дальнейшего изменения. Это известно как Укрепление данных контр магии. Скопированные части Укрепления данных обладают способностью не позволять магии воздействовать на цель.

Шизуку установила целью Укрепления данных «прямо здесь». Как было видно прямо на мониторе, магия Шизуку свела на нет магию из типа Движений противника.

— Довольно прямое столкновение.

— Мари, разве ты не это предсказывала?

Сузуне, краем уха слушающая разговор, не могла не подумать: «не совсем так, я не думаю, что эту стратегию он создал только для того, чтобы с вами поиграть...» — Конечно же, она не могла передать такие мысли этим зачарованным наблюдателям.

— Однако я считаю, что волшебнику с большой силой вмешательства, как у Китаямы-сан, вместо использования Укрепления данных, нужно было «лобовой атакой» использовать вмешательство на площади.

— По вчерашним итогам видно, что Китаяма тоже обладает высокой магической силой, которую трудно найти. Она не должна почувствовать никакого напряжения от копирования Эйдоса. К тому же, для магии из типа Вмешательства, Укрепление данных более эффективно по сравнению с вмешательством на площади.

На экране противник снова попыталась атаковать магией из типа Движений, которая, как и прежде, была сведена на нет.

Одновременно с тем, как исчезла атакующая магия...

Разрушились три ледяных столба на поле противника.

— Что только что случилось? Маюми, ты заметила? — в замешательстве спросила Мари, но Маюми обернулась без какой-либо уверенности:

— Я могу только гадать, по данным с экрана... — Очевидно, что наблюдение за анализом значительно отличалось от ощущения магии с первых мест. — Думаю, она применила «Резонанс». — Монитор не смог показать эффекты применения непрямой магии на цели, поэтому об использованной магии можно было лишь догадываться по окружающей среде. — Она спонтанно изменяла частоты магии Колебания на поле противника до тех пор, пока не нашла частоту, которая начала резонировать со столбами, тогда и подняла выходной поток, тем самым создав резонанс. Думаю, всё было так.

— Так вот как она это сделала... Чтобы избежать контрмагии, она прямо не атаковала столбы атакующей магией, но использовала землю в качестве проводника. Хотя и она, и Канон в качестве проводника использовали землю, по сравнению с «Минным источником» Канон, который полагается исключительно на силу, эта техника гораздо сложнее. Иногда я и впрямь не могу понять, кто из нас старшеклассница.

— Именно потому, что поиск точки резонанса занимает некоторое время, она применила Укрепление данных, чтобы выиграть время. Похоже, она очень искусна в изменении частоты.

— В самом деле.

Маюми и Мари подумали о Несистемной магии, которой Тацуя победил Хаттори. Она тоже требовала точного контроля над псионовыми волнами для создания перекрывающихся колебаний.

Они увидели на мониторе не только талант Шизуку, но и чуточку последствий работы Тацуи из-за кулис. И все с этим согласились.

◊ ◊ ◊

«Как и ожидалось от Шизуку, она действует превосходно...» — тихо кивнул Тацуя, когда смотрел на игроков по ту сторону экрана.

На поле противника уже упали четыре ледяных столба.

На союзном поле по-прежнему стояли все двенадцать.

Биологические показатели на экране показывали лишь незначительное истощение, так что не было никакого влияния на способность поддерживать вызов магии.

Не было никаких симптомов, которые могли истощить игрока, как было у Эйми. И независимо от того, было ли это «Укрепление данных» или «Резонанс», она делала всё как и ожидалось. Нет, своим исполнением она превзошла то, что могла сделать на тренировках.

Половина предположений Маюми и Мари были верны, но другая половина — нет. На «Резонансе» специализировалась мать Шизуку. Поэтому перед сотрудничеством с Тацуей, Шизуку уже хорошо разбиралась в этой технике (по стандартам старшей школы).

Эта магия спонтанно повышает частоту колебаний и проецирует эту частоту прямо на цель, при этом синхронизируя частоты, цель можно разрушить использованием точной частоты колебания как раз тогда, когда сопротивление самое низкое. Изначально «Резонанс» объединял в себе эти два этапа. При применении на целевом объекте магии из типа Колебания, волшебник мог почувствовать точку резонанса по сопротивлению Эйдоса, в который вмешивалась последовательность магии; если при этом использовать равные промежутки времени, тогда можно создать альтернативный способ для определения резонанса цели.

Такого нельзя было достичь устройствами мониторинга, но было выполнимо во время компиляции последовательностей активации в последовательности магии. Тацуя был ответственен именно за эту часть.

Эта техника была создана добавлением нового процесса к магии «Резонанса», с которой Шизуку была очень знакома. Тем не менее, Шизуку могла использовать это по желанию. Очевидно, что такой уровень навыков не был получен лишь тренировками в школе, но оттачивался многими часами практики вне класса.

Когда на поле противника был уничтожен ещё один ледяной столб, один из столбов на союзном поле тоже рухнул.

Однако это был лишь «последний вздох» противника. Тацуя с одного взгляда мог это сказать.

Противник поставил всё на последнюю атаку. Она, наверное, уже поняла неизбежное, но отчаянно хотела избежать поражения без уничтожения хотя бы одного столба.

Тацуя посмотрел на спину Шизуку своими собственными глазами, не через монитор.

Псионы, которые она выпускала, не дрогнули ни на секунду.

Без колебания, без намека на гордость. Одновременно с решительной защитой своей территории, она атаковала поле противника. Наверное, потому что не зациклилась на противнике по какой-либо странной причине. Она сражалась так, что никто, наблюдая за ней, не чувствовал себя спокойно.

Противник, израсходовавшая всю свою энергию, не попыталась показать никакого бесполезного сопротивления.

Три ледяных столба на территории врага разбились вдребезги, будто песочный замок, стоявший на пути прилива.

◊ ◊ ◊

Матч Миюки был последним в первом раунде.

Это было долгое время ожидания с раннего утра, но поскольку это время включало и обед, для неё оно не казалось слишком долгим.

Кстати, Тацуя тоже встал рано утром и это был его третий матч, так что вряд ли он вообще ждал.

В комнате отдыха игроков находились только Миюки и Тацуя.

Хоноки и Шизуку нигде не было видно.

Во время обеда они упомянули, что на матче будут её поддерживать. Сейчас они, наверное, уже встретились с Эрикой и компанией.

Вместо них, хотя вряд ли это требовалось, пришли её поддержать Исори с Канон, а также Маюми с Мари.

«Такая огромная группа поддержки...» — беспомощно подумал Тацуя. Но, конечно же, на самом деле сказал он нечто совершенно другое:

— Я рад, что вы все пришли поддержать Миюки, но... Шеф, не должна ли ты лежать в постели?

— Что, даже ты обращаешься со мной, как с инвалидом? Я не прыгаю и не танцую, так что нет проблем.

Но это ведь по-прежнему серьезная травма. Тацуя проглотил эти слова и направил разговор к Маюми:

— Хм... тогда Президент, разве ты не должна быть в павильоне? Я думал, что Команда Парней всё ещё в середине своих соревнований.

— Нет проблем. Я оставила всё Ханзо-куну. Я ухожу в отставку через два месяца, поэтому не очень хорошая мысль всё время полагаться на меня.

Это был убедительный довод, но попахивал какой-то притворной глупостью.

Впрочем, их присутствие не скажется негативно на матче, так что продолжение разговора принесет скорее больше вреда, чем пользы.

— Миюки, у нас есть так много надежных сэмпаев, пришедших тебя поддержать, убедись, что тревожишься не больше, чем обычно.

«Пфф», — кто-то сзади хихикнул, но Тацуя решил пропустить это мимо ушей.

Вероятно, он слишком сильно окружил заботой Миюки. Но для Тацуи сестра всегда (логично) оставалась сестрой.

— Пожалуйста, не беспокойся. Ведь на моей стороне Онии-сама. — И вслед Миюки подняла голову и посмотрела на брата, которому она полностью доверяла. В её ушах все другие звуки стали не слышны.

◊ ◊ ◊

Появление Миюки на платформе взбудоражило толпу.

— Это, невероятно, это...

— Но подходит ей очень хорошо. Как думаешь, Канон?

— Могу сказать, что просто шикарно.

Тацуя проигнорировал разговор Канон и Исори, словно фоновый шум, и сосредоточился на подготовке к наблюдению за показателями Миюки. В мгновение ока подготовка была окончена. Тацуя взглянул на Миюки и внезапно осознал: «Верно, все уставились именно на это».

Миюки была одета в полностью белое хакуи с темно-красной хакама. Её волосы сзади были обвязаны белой лентой.

Немного изменить причёску, вместо CAD дать колокольчики или сакаи, и тогда она потрясла бы ещё больше. Таков был её наряд.

Она уже была великолепной, но сейчас, в этой одежде, аура вокруг неё стала почти божественной.

Нет, наверное, она уже превзошла божественный вид и сейчас приближалась к реальности самих богов.

— Ой, её противник, похоже, сильно удивилась.

— Они ничего не могут с этим поделать. Даже я должна признать, что не иду ни в какое сравнение с ней... Эх, если только всё это не было целью?

Голоса Маюми и Мари за его спиной были явно направлены к нему. Тацуя обернулся и ответил:

— Было целью для чего? Нет ничего особенно поразительного в том, чтобы использовать этот наряд во время магических церемоний.

Хотя своим ответом он ответил на вопрос дословно, но он совершенно не совпал с тем, что они хотели услышать.

— Тацуя-кун, твоя семья следует системе Синтоизма?

На этот раз вопрос не относился к делу ещё больше. После неумолимого преследования Маюми, Тацуя не колебался покачать головой:

— Вряд ли, просто мы — японцы.

— Неужели, может быть, хорошо, — несколько раз кивнула Маюми.

Тацуя решил закончить разговор на этом и повернулся обратно к мониторам.

Его слова было трудно отрицать, и они были весьма логичными.

Однако если бы кто-то оказался свидетелем всего процесса, то тотчас сказал бы, что Тацуя не был постоянен всё время.

Они обе носили кимоно, но Тацуя противоречиво смотрел на тамото Шизуку, хотя не ставил под сомнение наряд жрицы сестры. Восприятие Тацуи — объективно говоря — и вправду оказалось подозрительным.

◊ ◊ ◊

Миюки не догадывалась о драме, которая развернулась за кулисами — этого следовало ожидать — когда спокойно ждала стартового сигнала.

«Фальстарт» был серьезным нарушением правил.

Чрезмерный восторг может подсознательно активировать магию, что будет вашей собственной ошибкой. Полностью осознавая это, Миюки не была чрезмерно восторженна во время ожидания как другие игроки, но сосредоточилась на сдерживании себя.

В глазах других это была «поза молчания».

Сигнальные огни на обоих концах арены загорелись красным.

Миюки открыла едва закрытые глаза и посмотрела прямо на поле противника.

Зрители затаили дыхание.

И не только в одном месте, но почти на всей арене.

Неожиданно, это были не парни, но девушки, которых заворожил этот пламенный взгляд.

Это уже не был восторг, ожидаемый от простых зрителей.

С извинениями к другому игроку, внимание всей аудитории было приковано к каждому движению Миюки.

Сигнальные огни загорелись желтым, и в ту секунду, когда зажглись зеленым...

Сильное псионовое излучение заполнило всю арену без разделения на союзную или вражескую территорию.

Однако арена превратилась в два разных сезона.

Абсолютный холод окутал поле Миюки.

А поле противника затопили волны жгучего жара. И ледяные столбы начали таять.

Противник отчаянно попыталась применить охлаждающую магию, но та вообще не дала никакого видимого воздействия.

Поле Миюки превратилось в замороженный ад, превзошедший даже зимние ветра.

Поле противника превратилось в выжженное чистилище, соперничающее с мощью лета.

Однако всё это окончилось за краткий миг.

Её поле стремительно окуталось холодным туманом.

Тогда как поле противника поглотил поднимающийся пар.

◊ ◊ ◊

— Этого не может быть...

— Инферно?..

Тацуя услышал позади восторженное бормотание Мари и Маюми.

Они, безусловно, попали в точку, подумал Тацуя, хотя и не обернулся.

Он по-прежнему смотрел на устройство мониторинга, на показатели Миюки.

Магия из типа Колебаний среднего масштаба — «Инферно».

Разделяя целевую область на две части и уменьшая кинетическую и вращательную энергию всех объектов в одной части, этот излишек энергии в форме тепла выпускается на другой части. Таким образом, закон сохранения энергии по-прежнему сохраняется — применяется принцип обратной энтропии из термодинамики.

Иногда эта магия служила тестом волшебников А-класса. Много тестеров плакало горькими слезами, потому что не могли поддерживать такую очень сложную магию, но для Миюки это была всего лишь тривиальность, которой она могла управлять по своему усмотрению.

Поскольку это была магия на области, не было необходимости волноваться о том, что магия выйдет за пределы арены и тем самым нарушит правила. Однако само имя магии, Инферно, заставляло волшебников быть чрезвычайно осторожными даже с самыми простыми техниками. Если бы произошел несчастный случай, её бы немедленно дисквалифицировали, что заставило бы его вмешаться любыми необходимыми средствами. Это мелькнуло в мыслях Тацуи, когда он смотрел на Миюки.

Впрочем, он, похоже, волновался по пустякам.

Температура на поле противника подскочила до двухсот градусов Цельсия.

Быстро замороженные ледяные столбы были сформированы в спешке — это были не более чем грубые кубы льда с множеством карманов воздуха внутри. Эти карманы при нагреве быстро расширятся, тем самым лед сам разрушится, несмотря на то, что под действием жара будет становиться всё более жидким.

Внезапно температура прекратила расти.

И тотчас же по полю противника разошлась взрывная ударная волна.

Миюки изменила магию.

Она сжала и высвободила воздух.

Все хрупкие ледяные столбы на поле противника разбились, как один.

◊ ◊ ◊

На Турнире девяти школ в общей сложности было 360 участников и 72 техника. Хотя некоторые школы отказались от права на тактических советников, общее число задействованных учеников было больше 450. На балу (или даже банкете), такое количество людей всё ещё можно было обслужить, но обслуживать стольких ежедневно во время основного мероприятия было практически невозможно.

Завтрак был сделан в виде буфета по принципу первым пришел, первым обслужен. Обед состоял из бэнто, которые доставлялись в павильон или к инженерным машинам каждой школы, хотя некоторые люди брали их в свои номера. А ужин проводился в трех обеденных залах на трех разделенных секциях, каждой школе был отведен один час для еды (школы ели раздельно, чтобы никто не подслушивал тактику других школ).

Как ни странно, но ужин был единственной возможностью для всей команды школы собраться в обеденном зале.

Один час ужина был бесценным временем, на котором можно поделиться победами и сожалениями дня.

Этой ночью на столах Первой школы вырисовалась четкая линия между светом и тьмой.

Тьма покрыла уголок, где собрались участники мужского дивизиона новичков.

Свет окутал уголок, где собрались участницы женского дивизиона новичков.

И среди густых джунглей девушек образовалась небольшая красная черта (или, может быть, джунглям более подходит зеленая?), это был, конечно же, Тацуя.

— Миюки, ты была невероятно удивительна.

— Ты использовала «Инферно»? Сэмпаи были в полном потрясении. Говорят, что с этой магией даже у волшебников А-ранга возникают трудности.

— Эйми, чистая работа! Хотя твой первый матч прошёл немного напряженно.

— Рыцарская одежда и карабин, превосходно!

— Шизуку, ты тоже была великолепна! Твое кимоно с тамото было просто прекрасно, а следом ты ещё и противника в угол загнала. Круто!

Хотя на «Отражении множества мячей» дивизион новичков занял только второе и шестое места, получив «средненький» результат, господство в «Разрушении ледяных столпов» позволило всем трем игрокам перейти в третий раунд, продолжая триумфальные выступления «Скоростной стрельбы». Из-за этого девушки были в праздничном настроении.

В «Разрушении ледяных столпов» в общей сложности принимало участие 24 игрока, с двенадцатью матчами в первом раунде и шестью матчами во втором. Поскольку из Первой школы в третий раунд прошло три игрока, то это была полная половина оставшихся игроков.

Три победителя третьего раунда затем будут соревноваться по круговой системе, то есть по очереди игроки будут соревноваться друг с другом, чтобы определить конечного победителя; по текущему положению дел была большая вероятность того, что весь пьедестал могут занять игроки Первой школы. В таком случае это будет и впрямь поразительный подвиг. Даже одной большой вероятности достичь «невозможного» было дня них достаточно, чтобы быть в не себя от радости.

Все старшеклассники надели улыбки, говорящие «что мы с вами можем поделать», когда ученицы первого года танцевали от радости.

— Шиба-кун, Шизуку использовала вариант «Резонанса», верно? — к Тацуе подсела ученица первого года, за которую он не был ответственен. Он её знал, но не слишком близко. Когда он ел, ему было не по себе (Миюки решительно отказала, когда он попросил сесть в другом месте), Тацуя внезапно стал центром внимания и ему, наконец, удалось дать несколько обычный ответ:

— Верно.

Ответ совершенно обособленный, но даже если и так, его голос прозвучал чуточку мягче, чем обычно. Хотя подошедшая ученица и была его ровесницей и с той же группы, она была ученицей первого потока, с которой он редко нормально общался. Поэтому Тацуя решил убедиться, что случайно её не напугает.

К сожалению, такая осторожность привела к дальнейшим вопросам.

— Шиба-кун, значит, ты на самом деле разработал последовательность активации?

— Шиба-кун, я слышала, что ты разработал и технику, которую Шизуку применила на «Скоростной стрельбе», верно?

— Шиба-кун, ты разработал и стратегию использования «Инферно»?

— Шиба-кун, и ещё ходят слухи, что ты стал вдохновителем вспышки Хоноки.

Непрекращающийся поток вопросов не давал ему возможности для манёвра и непрерывно ухудшал его умственное состояние, и Тацуя ничего не мог с этим поделать. Хотя, сейчас не только она, но и все вокруг уж слишком возгордились: вероятно, снимали праздничным настроением стресс, который заработали от непрерывной тревоги за соревнования. С другой стороны, этой преувеличенной гордостью можно даже поднять уверенность в себе и побороть тревожное чувство, которое не так уж и легко развеять. Тацуя мог её понять, он намеренно не уменьшал её восторг и терпеливо продолжал слушать.

— Здорово... Если бы Шиба-кун был моей поддержкой, я могла бы тоже выиграть.

Однако этими словами она зашла уж слишком далеко, и её нельзя было проигнорировать.

Но всё же на это должен был указать не он. Тацуя незаметно глянул на Миюки, которая сидела рядом.

— Нанаби, по-моему, с твоим отношением что-то не так.

Получив мягкий выговор, ученица вмиг поняла, что её слова могут легко ошибочно принять за недовольство поддержкой техника.

Её отношение развернулось на все 180 градусов: она отчаянно встала на ноги, и, всё время что-то бормоча, нашла старшеклассника, который отвечал за её техническое обслуживание. Когда она увидела, что техник улыбается и машет ей, она, наконец, вздохнула с облегчением, поклонилась с извинениями, затем села на место.

— Я-я говорила плохо.

— Нана, ты не можешь перекладывать все свои недостатки на CAD.

— Хе-хе-хе... и то верно.

Молодые девушки начали говорить значительно тише, но не шепотом.

— Но нет никаких сомнений, что благодаря Шибе-куну я была подготовлена значительно лучше, чем обычно. — На этот раз заговорила Такигава, ученица, занявшая третье место на «Скоростной стрельбе». Эйми слишком сильно на это кивнула:

— В некотором роде откалибровать CAD — то же самое, что и сказать твои самые темные секреты, разве нет? А если калибровать будет ещё и техник мужского пола... Поначалу я так думала, но когда техник — Шиба-кун, это просто невероятно! Вон где парни, которые отдали нам Шибу-куна!

Тацуя мог только криво улыбнуться на большое недоразумение, сокрытое за этой невинной улыбкой.

Однако некоторые не могли даже криво улыбнуться.

— Ах, эй!

С яростным «взрывом», один из парней встал.

Не обращая внимания на тех, кто попытался его остановить, Морисаки взял свою тарелку и направился к стойке столовой, прежде чем и вовсе её покинуть.

◊ ◊ ◊

По совпадению как раз в это время проводился другой пир.

Хотя еды было не так много, это была разнообразная и высококлассная еда китайской кухни (более щедрой, чем на каком-либо банкете старшей школы), но стол окружала мрачная толпа. Суровые лица мужчин колоссально отличались от золотых и красных роскошных украшений.

— Разве не Третья школа должна была быть фаворитом в дивизионе новичков?

Они говорили на английском.

— Нам, наконец, удалось заставить Ватанабэ уйти, но... Если так продолжится, разве Первая школа снова не выиграет?

Однако лица мужчин явно походили на смешанное европейское и восточноазиатское родство.

— Если текущий фаворит выиграет, дом потеряет кучу денег!

— На этот раз в казино много высокопоставленных персон. Даже если мы сможем всё выплатить, для нас это не маленькая сумма. Мы, вероятно, столкнемся с зияющим дефицитом в начале финансового года. Если такое произойдет...

Мужчины посмотрели друг на друга с гибельным выражением лица.

— Штаб-квартира избавится от всех присутствующих. А если потери будут немаленькими, глава лично окажет нам такую честь! — тихо пробормотал один из мужчин и посмотрел на вышитого золотыми нитями извилистого дракона, висевшего посреди комнаты.

На всех мужчин упала тяжелая тишина.

— Видимо смерть — лучшее, что может с нами произойти... — пробормотал кто-то. Голосом, дрожащим от ужаса.

◊ ◊ ◊

В отличие от связанных с магией спортивных игр, на магические соревнования на самом деле половое различие влияло не сильно.

Тем не менее, физические способности до сих пор обладают значительным преимуществом в таких соревнованиях как «Боевой сёрфинг» или «Отражение множества мячей», поэтому с этого года началось разделение полов и в дивизионе новичков.

Другими словами, это был первый год, когда парни и девушки из дивизиона новичков соревновались раздельно.

До этого года, когда разделения по полу не было, парни обычно участвовали на соревнованиях вроде «Боевого сёрфинга» или «Отражения множества мячей», а девушки выбирали такие соревнования, как «Разрушение ледяных столпов» или «Скоростная стрельба», на которых нагрузка на тело была меньше. Благодаря этому (в связи со школьными различиями, парней участвовало больше), зрители тоже разделялись на две части и смотрели два разных типа соревнований.

Так какие соревнования были популярнее, мужские или женские?

Опираясь на предыдущие годы официального дивизиона, обычные зрители, как правило, смотрели женские соревнования, тогда как военные, полиция, пожарные, и персонал, связанный с институтами, уделяли больше внимания мужским соревнованиям.

Опять же возвращаясь к соревнованиям дивизиона новичков этого года...

— Толпа собралась довольно большая...

— На соревновании парней свободных мест было явно больше.

Две молодые девушки сидели в пустой комнате наблюдения и бросали жалостливые взгляды на зрительские сидения, которые были заполнены до отказа.

Это были Маюми и Мари.

— Почему-то мне кажется, что здесь много людей с институтов, — сказала Маюми, направив взгляд к трибуне для высокопоставленных персон.

— После вчерашнего их не удовлетворит простая запись, так ведь? — всецело согласилась Мари.

— Именно. Мы ведь здесь тоже для того, чтобы посмотреть?

Для справедливости порядок проведения матчей был противоположным от вчерашнего.

Настал шестой день Турнира девяти школ и третий день дивизиона новичков.

Вот-вот начнется первый матч третьего раунда «Разрушения ледяных столпов».

Маюми посмотрела на время в ожидании выхода Миюки на сцену.

◊ ◊ ◊

Вернемся на несколько мгновений назад.

Когда Тацуя и Миюки шли в комнату отдыха для «Разрушения ледяных столпов», перед ними появились два ученика Третей школы. Оба — парни.

По росту и ширине плеч один из них походил на Тацую так сильно, что было чрезвычайно трудно найти отличие. Однако у этого ученика был гораздо более внушительный внешний вид.

Другой ученик был существенно ниже. Но частично благодаря репутации школы, которая подчеркивала боевые способности, он не выглядел слабым.

Заметив Тацую, они тотчас же направились прямо к нему.

— Я Итидзё Масаки, Третья школа, первый год, — заговорил более высокий. Для людей, которые впервые встретились, его тон был слегка властным, но удивительно то, что Тацуя, похоже, этому не возражал. Они оба были ученики первого года, Итидзё Масаки естественным образом вписался в роль лидера, и, похоже, излучал ауру настоящего лидера. Он сосредоточил глаза на Тацуе.

— Аналогично, Китидзёдзи Шинкуро, тоже из Третьей школы, первый год. — Низкий парень говорил вежливо и представил себя более традиционно, хотя в его глазах был отблеск вызова.

— Первая школа, первый год, Шиба Тацуя. Значит, «Багровый Принц» и «Кардинал Джордж» воплоти, что я для вас могу сделать?

Злобы никакой не было.

И чистой враждебности тоже.

Однако нет никаких сомнений, отношение было не дружеским.

Строго говоря, это был чистый боевой дух.

Как и Масаки, Тацуя тоже ответил тоном, который считался чрезмерно грубым для его обычного первого знакомства.

Тацуя посчитал, что если наденет маску фальшивой дружбы, то оскорбит этих двоих.

— Хо... Значит, ты знаешь о репутации Джорджа, так же как и о моей? Что ж, тогда всё будет проще.

— Шиба Тацуя... Раньше мне не было известно это имя, но впредь я никогда его не забуду. Ты, наверное, самый гениальный техник с самого появления Турнира девяти школ. Боюсь, нам не хватает манер, но мы всего лишь желали один раз с тобой встретиться.

— Для меня большая честь, что меня называет «гением» вундеркинд, который обнаружил Кардинальный Код в тринадцать лет... Но вы правы, это против нормы.

Что до его собственной манеры речи, он ответил прямо и откровенно.

Однако никто из них не был раздражен. Они пришли с абсолютной решимостью и продолжали стоять в позе, которую обычно использовали против серьезных оппонентов.

— Миюки, иди вперед и подготовься.

Тацуя не отводил глаз от этих двоих, когда давал указания Миюки. Он предполагал, что ещё на некоторое время здесь задержится.

— Поняла. — Миюки поклонилась Тацуе и отправилась в комнату отдыха, даже не взглянув на Масаки, как если бы в её мире этой пары не существовало. И даже намека не показала на то, что намеренно их избегает — как идеально они для неё не существовали.

На мгновение Масаки глазами последовал за Миюки, но быстро вернулся к Тацуе.

— «Принц», не нужно ли вам начать?

Доля секунды колебания и нежелания не убежали от глаз Тацуи. Внутренне он немного вздохнул.

Недрогнувшие глаза Тацуи принудили Масаки к ответу.

— Мы участвуем в завтрашнем «Коде монолита». — Однако ответил ему Китидзёдзи. Китидзёдзи победил на «Скоростной стрельбе» дивизиона новичков, тогда как Масаки, скорее всего, возьмет корону «Разрушения ледяных столпов» дивизиона новичков. Естественно, каждая школа пошлет своих асов на «Код монолита». — Что ты собираешься делать?

Хотя Тацуе захотелось спросить, на что тот намекает, но на это не было достаточно времени.

— За «Код монолита» я не отвечаю.

Тем не менее, он не был обязан разглашать все тонкости, поэтому дал абстрактный ответ.

— Если это так... то это прискорбно. Я хотел бы однажды столкнуться с участником, за которого ты ответственен. Конечно, победа будет за нами.

Из-за слов Китидзёдзи Тацуя подумал: «неужели вы сейчас бросаете мне вызов?». Но быстро передумал, поскольку эти двое пришли бросить вызов с самого начала.

— Извини за отнятое время. Мы с нетерпением будем ждать встречи на поле боя, — заявил Масаки, прежде чем Тацуя как-либо успел ответить Китидзёдзи, и прошел мимо Тацуи и Китидзёдзи.

«Значит, в конце концов, они грубые ребята», — подумал Тацуя когда, не оборачиваясь, направился к комнате отдыха, где его дожидалась Миюки.

— Что они хотели? — Как только он зашел в раздевалку, Миюки сразу же спросила о предыдущей сцене.

— Разведка, я думаю? Хотя я всё равно считаю её бессмысленной. — Тацуя склонил голову и решил нейтрально ответить, затем передал Миюки CAD, который для неё приготовил, в то время как она переодевалась.

Если перед матчем её отвлечет что-то постороннее, то это лишь негативно скажется на самом матче, так что Тацуя решил поспешно сократить разговор. Хотя услышав ответ Тацуи, Миюки засмеялась, будто найдя в его словах глубокий смысл.

— Онии-сама, я думаю, что это их объявление войны.

Он знал, что сестра имела в виду. Сам он догадывался, что эти двое пришли именно для того, чтобы бросить ему вызов.

Но в глазах Тацуи это был бессмысленный жест.

— Ты не веришь мне?

Даже если Миюки закатила глаза и надула губы, он не собирался сдаваться так легко.

— Нет, ну... Я не участник, верно? Я не верю, что эти две знаменитости, репутация которых превзошла учеников старших школ магии, могут считать безымянного человека, как я, своим соперником.

Слово «соперник» означает, что они признали обе стороны равными.

Объективно говоря, с виду он не был даже в той категории, что эти двое. На первый взгляд, себя с ним сравнивать — смешно. Более того, они пришли не для того, чтобы разузнать его секреты.

«Вообще невозможно, чтобы «Багровый Принц» и «Кардинал Джордж» увидели во мне соперника», — подумал Тацуя.

Видя, что старший брат так думает, а не из-за того, что смирился, сестра глубоко вздохнула:

— Онии-сама, недооценка своих способностей может оказаться фатальной в битве. Как высоко тебя ценят, как глубоко за тобой наблюдают, или, Онии-сама, даже как другие школы на тебя смотрят, как яростно выросла их вражда из-за твоих навыков и стратегии, Онии-сама, я думаю, что ты должен всё это ещё раз объективно обдумать.

Для Миюки это был чрезвычайно редкий и прямой совет.

Это был совершенно неожиданный, смелый и невообразимый упрек. Тацуя мог только стоять и безучастно на неё смотреть.

Вот уже третий раз Миюки своей таинственной красотой очаровала сердца зрителей и ужасающей силой одолела врага.

◊ ◊ ◊

На волнах, где будет решен исход «Боевого сёрфинга», первая гонка женского полуфинала почти началась.

Игроки уже приплыли на свои стартовые места.

Хонока была среди них.

— Хм.

— ...

— Это немножко...

— ...

— Ладно, это, хм...

— ...

— Что, черт возьми, вы двое делаете?

Все три игрока были плечом к плечу на стартовой линии. И в это время на трибунах Эрика с разочарованием бормотала, а Мизуки рядом с ней молчала. Наконец сев рядом, Лео с неохотой спросил.

— Разве это немного не странно? Все игроки надели темные очки.

— Эрика-тян, такие очки называются «защитными»...

В самом деле, как и сказала Эрика и Миюки, не только Хонока, но и две другие надели темные защитные очки.

— Раве не очевидно? Это самое лучшее противодействие магии света Хоноки, — здраво проанализировал Микихико, заставив тем самым Эрику принять скучающее выражение лица и не весело засмеяться.

— Что не так?

— Но разве это не означает, что они попали в стратегию Тацуи-куна? Игроки «Боевого сёрфинга» не используют защитные очки, потому что капли воды могут помешать зрению. Это основная причина. Тем не менее, они решили использовать очки после всего лишь одной вспышки. Должен же быть другой способ противостоять магии света...

— Хонока-сан собирается водой ограничить им видимость?

Эрика без интереса кивнула.

Однако.

— Трудно сказать... Сомневаюсь, что Тацуя положится на такую простую тактику.

— Может быть.

Слова Микихико немного подняли интерес Эрики.

На этот раз сразу же после старта никакой вспышки не последовало.

— Она замедлилась у старта?!

— Нет, она прямо позади!

Когда они доплыли до извилистого туннеля, который проходил прямо перед трибунами, Хонока второй входила в первый крутой поворот.

— Э?

Тогда же игрок, которая была на первом месте, приняла странный маршрут: она не только сильно сбросила скорость, но и приблизилась к середине канала.

Хонока замедлилась тоже, но приняла крутой угол почти у ограждения и выхватила первое место у игрока, принявшего обходной путь.

— Что только что произошло?

Как правило, игроки радикального снижают скорость и держатся вблизи угла поворота, или принимают более широкий угол, но управляют своим торможением.

Маршрут, которая приняла другой игрок, можно назвать любительским. Она не только радикально уменьшила скорость, но и взяла огромную обходную линию.

— Там, на водном канале, кажется плавают тени.

Последовав взгляду Лео, Эрика прищурилась и выкрикнула:

— Ах, вот, снова!

На этот раз это был поворот по широкой дуге.

Игрок, которого Хонока снова прошла, оставил огромный разрыв между собой и стеной, также снизив скорость больше необходимого для прохождения поворота. В итоге она осталась далеко-далеко позади Хоноки.

— Неудивительно, значит вот оно как.

— Э, что? — Эрика спросила Микихико, который кивал в знак уважения.

— Тацуя и впрямь хотел, чтобы остальные игроки надели очки, которые затеняют свет. Об этом ты, Эрика, догадалась, — воодушевленно говорил Микихико, будто полностью отказался от своего обычного нелогичного упрямства, — однако не для того, чтобы брызгами воды преграждать им зрение, но для того, чтобы создать темные зоны, которые трудно воспринять.

— Вот оно как! Иллюзии можно использовать и так!..

— В самом деле. Сделав освещенные места темнее, можно управлять движениями противника. Безусловно, магия зависит от применения...

— Не могли бы вы двое объяснить и мне, вместо того чтобы забавлять себя.

На недовольный голос Лео, Микихико, наконец, вышел из грез:

— Извини, извини. Другими словами, стратегия Тацуи...

◊ ◊ ◊

— Стратегия Шибы-куна очень проста: магией колебаний световых волн контролировать свет на маршруте. Защитные очки и так значительно ограничивают зрение. А если усугубить это ещё и темнотой маршрута, то противники станут недооценивать дистанцию к краю и пытаться держаться подальше от темноты... Подведя итог, он сузил область, по которой игроки осмеливаются плыть.

Хаттори, с Кирихарой на хвосте, стояли вместо Катсуто, который пошел смотреть на мужское «Разрушение ледяных столпов». Сейчас они прислушивались к каждому слову объяснения Сузуне.

— Даже если здравый ум говорит, что поверхность воды намного шире, глаза видят обратное, а восприятие перебороть очень трудно. И вместе с тем любой, каким бы игрок ни был, вдоль узкого коридора потратит на разгон больше времени. Таким образом, эта стратегия не допускает, чтобы другие игроки использовали весь свой потенциал.

— ...Но это ведь затронет и Хоноку-сан, я прав?

— Вот почему она неоднократно тренировалась в подобных условиях.

Вопрос Хаттори побудил упрощенный ответ.

— В целом, пользователь остается не тронутым своей магией, так что не нужно волноваться.

— Не нужно пока расслабляться. Шиба-кун сказал «ширина канала фиксирована, так что запомни его своим телом, а не глазами».

Услышав ответ Сузуне, Кирихара пробормотал:

— Значит, такая умная стратегия всё равно оказалась полной лобовой атакой... Такое может придумать лишь чертовски жестокий человек.

Мнение Кирихары заставило Сузуне рассмеяться.

◊ ◊ ◊

После утренних матчей павильон Первой школы превратился в океан праздников.

Все три участницы женского дивизиона новичков «Разрушения ледяных столпов» выиграли третий раунд.

В соревнованиях по круговой системе, которые будут проходить во второй половине дня, все игроки будут из Первой школы.

Хонока тоже прошла в финал «Боевого сёрфинга». Такой итог описать можно только как «господство».

Не присоединились к веселью только игроки мужской команды первого года.

Если бы парни соревновались нормально, то, несомненно, достигли бы таких же впечатляющих результатов. Тем не менее, они своей слепой враждебностью только и делали, что повторяли умственные ошибки, а когда их становилось всё меньше и меньше — разочарование росло и росло, что бросило их в порочный круг саморазрушения.

Но в павильоне не было трех игроков «Разрушения ледяных столпов» — Миюки, Шизуку и Эйми — также как и Тацуи, ответственного техника, потому что их вызвали в одну из комнат для конференций гостиницы.

— У нас мало времени, так что буду краткой.

Их сюда позвала Маюми. И ждала их в комнате лишь она одна.

— До этой поры ещё ни одна школа не монополизировала соревнования кругового типа. Шиба-сан, Китаяма-сан, Акэчи-сан, вы образцово выступили.

Любезная, спокойная, и неистовая — все они были разными, когда поклонились в знак благодарности за похвалу Маюми.

— Комитет Турнира признал этот подвиг и сделал нам предложение. Они сказали, что какими бы итоги кругового раунда ни были, наша школа всё равно заберет все очки, так что соревнование продолжать нет необходимости. Вы все трое можете вместе разделить первое место.

Они посмотрели друг на друга, тогда как Тацуя злобно улыбался сзади.

Как бы они не хотели это скрыть, но комитет Турнира, очевидно, пытается облегчить себе нагрузку.

— Это зависит от всех вас, примете ли вы это предложение или нет. Но у вас не так много времени для размышлений. Пожалуйста, сделайте выбор здесь и сейчас.

Услышав слова Маюми, Эйми засуетилась, её глаза начали метаться по комнате.

Со своими навыками она точно знала, что не может даже надеяться, что победит Миюки или Шизуку.

До этого времени она удовлетворилась бы даже третьим местом, но просто такая человеческая природа — желать первое место. Она просто не могла не желать, чтобы такое случилось, это было для неё уже чересчур.

Миюки посмотрела на Тацую.

Шизуку тоже посмотрела на Тацую.

— Тацуя-кун, что ты думаешь? Если мы все будем сражаться, у тебя не будет времени для всех нас.

Значит, Маюми желает, чтобы они вместе разделили первое место, подумал Тацуя.

По правде, для комитета Турнира это был самый желанный итог.

— Если честно, по текущему состоянию Акэчи-сан, ей было бы лучше избежать следующего раунда. Третий раунд был слишком жарким и трудно представить, что она восстановится за один или два часа.

Тацуя не считал, что должен волноваться на этот счет. Он просто говорил откровенно.

— Если это так... Акэчи-сан, ты согласна с тем, что сказал Тацуя-кун?

— Ну, это... перед тем, как я услышала, что ты сказал, я всё равно уже приготовилась сдаться. Ты верно сказал, я не в лучшей форме, так что я всё равно собиралась откланяться после беседы с Шибой-куном... Потому что Шиба-кун знает меня лучше, чем я сама.

Её интонация была другой, наверное, она понимала, что перекладывает ответственность тем, что принимает предложение комитета Турнира.

— В самом деле. — Чтобы утешить её, Маюми улыбнулась, и кивнула, прежде чем повернуться к Миюки и Шизуку.

— Я... — Шизуку заговорила первой, — хочу соревноваться. — Её глаза загорелись яростной решимостью, она посмотрела Маюми в глаза: — В дальнейшем как много у меня будет возможностей противостоять изо всех сил Миюки?.. Эту возможность я не хочу упустить.

— Как жаль... — Маюми опустила взгляд и вздохнула, — Миюки-тян, что ты думаешь?

— Если Китаяма-сан желает против меня соревноваться, у меня нет причин отказывать.

Маюми очень хорошо знала, что у Миюки был решительный характер, который противоречит её внешности, так что не удивилась такому ответу.

— Я поняла... Тогда, я сообщу комитету, что Акэчи-сан снята, а Шиба-сан и Китаяма-сан будут участвовать в поединке за звание победителя. Матч будет проходить первым после полудня, так что лучше воспользуйтесь этим случаем, чтобы подготовиться.

После того, как Маюми закончила говорить, первым поклонился Тацуя.

Когда он покинул комнату для конференций, Миюки и Шизуку тотчас поклонились Маюми и ушли сразу же за ним. Эйми тоже поклонилась, но отчаянно, и добавила: «Я ухожу».

◊ ◊ ◊

Трибуны переполнялись зрителями.

Изменения в женском «Разрушении ледяных столпов» дивизиона новичков были быстро провозглашены и специально поставлены первым матчем второй половины дня, чтобы избежать конфликтов с другими соревнованиями.

Быстро заполнились не только обычные трибуны, но даже зарезервированные места для участников.

И там Тацую зажали между Маюми и Мари.

По окончанию калибровки CAD, Тацуя не сопровождал ни Миюки, ни Шизуку, но сел на последний ряд зарезервированных мест.

Перед тем, как уйти, он сказал им: «Сделайте всё возможное».

— Но на самом деле ты хотел находиться на стороне Миюки, не так ли?

Увы, эти редкие «хорошие слова» имели другое значение, когда их, со своей дьявольской ухмылкой, говорила Маюми. Почему-то когда она была с Тацуей, её злодейская сторона, казалось, резко возрастала.

— Да.

И, безусловно, потому что её раздражала безжизненная реакция Тацуи.

— ...Ты и впрямь так легко это признал, — перебила их Мари почти своим подписным возражением, она только притворялась злой, настоящая она была добрее Маюми. Наверное.

— Ты знаешь, что значит комплекс сестры?

— Я не понимаю, как может поддержка собственной сестры являться комплексом?

Все уже давно привыкли к его прямому опровержению с притворным невежеством.

За исключением того, что Маюми и Мари приспособились к его тактике.

— Вот это да, ты это слышала, Мари? Это дитя и впрямь уверилось в себе!

— По-моему, он серьезно болен. Это безнадежно?

«Эй, как вы можете сплетничать о том, кто сидит между вами?» — подумал Тацуя. Он оказался полностью беспомощным против этого особого способа «издевательства над младшеклассниками».

Эта короткая пародия была ни чем иным как закуской перед тем, как занавес будет поднят.

Будто подтверждая это, когда двое игроков вышли на сцену, вся аудитория впала в полную тишину.

Две молодые девушки вышли на арену и посмотрели друг на друга.

С одной стороны, её белое хакуи и тёмно-красная хакама заполняли глаза.

С другой стороны, тамото цвета воды затуманивало зрение.

Миюки не завязала волосы; Шизуку не надела пояс оби.

Длинные, волнистые волосы и шелковое тамото развевались на легком летнем ветерке.

Двух молодых девушек наполнила удушающая тишина.

Это был леденящий «боевой дух», который разделил название этого сугубо магического соревнования и далекого ушел от своего обжигающего аналога.

Загорелся сигнал подготовиться.

Цвета сменились, и когда зажегся зеленый цвет...

В тот же миг была применена магия.

Волна жара кинулась к полю Шизуку.

Тем не менее, ледяные столбы упорно сопротивлялись вторжению.

Широкая волна жара от «Инферно» была остановлена «Укреплением Данных» и температура в ледяных столбах прекратила увеличиваться.

Земля застонала, когда магия бросилась к полю Миюки.

Но колебания были остановлены в тот миг, когда попытались создать резонанс.

Магия на площади предотвращала колебания и движения внутри её собственного поля, а также на поверхности земли и под ней.

Они обе шли то вперед, то назад, по очереди перезаписывая явления на других ледяных столбах. Это был идеальный тупик, достойный похвалы от всех экспертов и специалистов — но только с виду.

Вовлеченные участницы так не думали.

«Не могу пробиться!.. Как и ожидалось от Миюки!»

«Резонанс» Шизуку был полностью отклонен полем противника.

В отличие от волн жара Миюки, которые обволакивали поле Шизуку.

«Укрепление данных» — контр магия, которой пользуются, чтобы не дать магии пройти и изменить Эйдос.

Эта магия не может защитить от физических эффектов от магии.

Даже если магия не может прямо повлиять на температуру ледяных столбов, горячий воздух всё равно заставит их таять. Это только вопрос времени.

«В таком случае!» — Шизуку взяла левой рукой CAD, спрятанный в правом рукаве.

Она вытащила специализированный CAD в форме пистолета — последний козырь Шизуку, который ей приготовил Тацуя.

Шизуку прицелилась к переднему ряду ледяных столбов на поле Миюки и нажала на спусковой крючок CAD.

«Хочешь использовать два CAD?! Шизуку, ты способна на это?»

Видя, что Шизуку левой рукой также держала CAD в форме пистолета, внутренне Миюки заколебалась.

Использование двух CAD одновременно — визитная карточка брата. Это чрезвычайно трудная техника, почти «уникальная».

Миюки считала, что для кого-то, как она, кто легко может потерять контроль над магией, сейчас слишком рано изучить эту способность, требующую совершенного контроля Псионов. И ещё она боялась ущемить излюбленный метод брата.

Однако сейчас прямо перед её глазами Шизуку держала второй CAD.

Не увеличивая помехи от работающих псионовых волн, второй CAD завершил последовательность активации.

И тотчас же магия Миюки остановилась.

Магия непрерывного типа была в середине остановлена.

И сейчас новая магия Шизуку вырвалась вперед.

— Фононный мазер?!

Услышав вздох Маюми, Тацуя в уме зааплодировал, как если бы эта новая магия не имела ничего общего с ним: «Шизуку определенно хорошо разбирается в магии!»

Передний ряд ледяных столбов Миюки начал испускать белый пар.

Все три раунда ледяные столбы Миюки оставались нетронутыми магией противника, но сейчас были впервые повреждены вражеской атакой.

«Фононный мазер» — высокоуровневая магия из системы Колебания. Эта магия увеличивает сверхзвуковые колебания, и тем самым образует квантовый луч тепла.

Хотя эту тактику Тацуя дал Шизуке, чтобы победить Миюки... Лицо его оставалось странно темным.

Не потому, что Миюки могла оказаться на грани поражения.

А потому, что он знал лучше, чем кто-либо другой, что превзойти сестру таким уровнем силы — не более чем несбыточная мечта.

Она колебалась всего одну секунду.

Поскольку Шизуку применила новую магию, Миюки также решила сменить магию.

Пар, который поднимался от ледяных столбов, когда лед таял, — остановился.

Но она не блокировала луч тепла, образованный от стрельбы сверхзвуковыми волнами, она создала абсолютный холод, превзошедший тепло «Фононного Мазера».

Поле Миюки мгновенно окутал чистый, белый туман.

Этот туман начал постепенно дрейфовать к полю Шизуку.

Миюки знала, что Шизуку поднимет силу «Укрепления данных».

Но всё равно...

«Увы, ты слишком наивна, Шизуку!»

Дрейфующий туман был «холодным воздухом». Изменение температуры — магия, которая защищает от таяния, против него была просто не эффективна.

— «Нифльхейм»... Это ведь невозможно, да? Какой же здесь размах магии... — в изумлении сказала Мари.

Тацуя думал так же, но ничего не сказал.

Магия Заморозки на Площади, «Нифльхейм».

На базовом уровне, эта магия игнорирует тепло и наружность объектов, она равномерно охлаждает все объекты в установленной области. Тем не менее, на практике этой магией можно создать алмазную пыль, сухие частицы льда, или даже, в крайнем случае, большое облако азота, которое можно направить к цели.

Кроме того, Нифльхейм — высочайшей силы.

Азотный туман прошел через поле Шизуку и исчез на другом конце арены.

Азот покрыл поверхность одной стороны ледяных столбов Шизуку, — ту сторону, которая была к Миюки лицом, — создавая на ледяных столбах «динамит».

Миюки отключила «Нифльхейм» и снова активировала «Инферно».

Магия «Укрепления данных» Шизуку действовала только на объекты, которые уже существовали в области, и, стало быть, не оказывала никакого влияния на новые объекты.

Понижение температуры азота производит эффект охлаждения. Подобным образом при быстром нагревании жидкого азота температурами, значительно превышающими комнатную, азот мгновенно испаряется.

Расширяясь при этом в семь сотен раз.

Ледяные столбы Шизуку с большим ревом рухнули все, как один. Невозможно было понять, рев пришел от столкновения ледяных столбов с землей или сам рев вызвал их падение, или даже рев был вызван взрывом газа.

Ледяные столбы разбились на мелкие кусочки — настолько свирепым оказался взрыв.

Судьи, наверное, остолбенели, глядя на такую сцену перед глазами.

Этим и была вызвана короткая задержка перед тем, как они объявили конец матча.

◊ ◊ ◊

— Поздравляю с победой, Хонока.

Шизуку, которая первой вернулась в номер, поздравила Хоноку, которая пришла прямо с медицинского обследования после соревнования.

— Спасибо... Это была хорошая попытка, Шизуку.

— Да... Но я не могу это принять.

Её тихие слова могли заставить некоторых людей подозревать «так ли это?». Но Хонока была её близкой подругой с самого детства, она просто не могла неправильно понять смысл слов Шизуку.

— Шизуку...

Хонока обхватила руками немного меньшую Шизуку и притянула её к себе в объятия.

Опустив руки, Шизуку нырнула в объятия Хоноки.

— Хотя я никогда и не думала, что у меня вообще была надежда выиграть.

— Неужели...

— Но, я ничего не могу поделать.

— ...

— Я всё ещё не могу отпустить её, Хонока...

— Ты сделала всё, что могла.

Она поупрямится ещё некоторое время.

— Спасибо. Я уже в порядке, — сказала Шизуку, отойдя от Хоноки. На её лице не было следов слез.

— Неужели?.. Шизуку, хочешь немного чая? Я немного голодна.

— Ладно.

— Дай мне секунду переодеться, хорошо?

Шизуку смущенно улыбнулась и кивнула, посмотрев на веселую Хоноку.

Как только Хонока зашла в кафетерий, она замерла, потому что сразу же оказалась между молотом и наковальней.

Она смотрела на Миюки, которая прибыла ранее.

Они не могли просто отступить, но и небрежно сесть рядом с ней они тоже не могли. Такое ужасное положение почти заставило Хоноку заплакать.

— Поздравляю с победой, Хонока.

Теплая улыбка Миюки сверкала не меньше, чем обычно, но в её верхней губе было немного жесткости. Они не могли «действовать как обычно» и, хотя с некоторой разницей, Миюки не была исключением.

— Хонока, поздравляю.

Если Хонока сейчас заколеблется или натянуто улыбнется, это только ухудшит настроение. Для того чтобы не дать ей такой возможности, Тацуя сразу же обратился к ней своим обычным тоном и одновременно развеял всю неловкость. Однако сделав так, он также отрезал Хоноке путь к отступлению.

— Эмм, большое спасибо...

— Тацуя-кун, можно нам сесть рядом? — Шизуку сломала ледяную атмосферу.

— Конечно, присаживайтесь, — сказал Тацуя, затем поднялся и шагнул за пустой стул. Миюки взяла чашки и передвинула поднос, прежде чем сесть на смежное сидение от места, на котором до этого сидела напротив Тацуи.

— Пожалуйста.

— Спасибо.

Шизуку не колебалась и села на стул, который ей отодвинул Тацуя — прямо напротив Миюки.

Хонока покраснела, когда Тацуя сделал то же самое и для неё, и тоже села.

После того, как Хонока и Шизуку заказали множество пирожных официантке, которая просто проходила мимо, Тацуя снова посмотрел на них двоих.

— Этот за мной. Давайте назовем это празднованием взятия первого и второго места.

— Э, правда?

— Тогда, я приму это.

Хонока немного колебалась, но Шизуку просто кивнула в знак согласия. Она, наверное, поняла, что Тацуя просто хотел её утешить, так что не было причины отказывать.

Видя, что подруга восстанавливается быстрее, чем ожидалось, Хонока вздохнула с облегчением и, наконец, сосредоточилась на своем собственном положении.

— Эм, что ж...

— Хм?

— Что ж, мне удалось выиграть лишь благодаря Тацуе-куну! Большое спасибо!

Вернув своё внимание назад на себя, Хонока запнулась ещё сильнее, чем раньше, когда вспомнила, что ещё не поблагодарила за всё Тацую. И, наконец, после больших трудностей ловко смогла его поблагодарить.

Видя её такой, Тацуя улыбнулся и кивнул:

— Я помог совсем немного.

Он не скромничал и не отрицал её слова, он просто не хотел несоразмерно это раздуть. Хонока не оспорила слова «совсем немного», наверное, потому что поняла смысл его улыбки.

Убедившись в этом, Тацуя убрал свою улыбку и повернулся к Шизуку.

— Однако я и впрямь должен извиниться перед Шизукой.

— Э? — Шизуку посмотрела на Тацую с «я не понимаю о чем ты говоришь» выражением.

— Каким бы конечный итог ни был, но соревнование могло бы быть не таким односторонним... Мой расчет был слишком наивен. Для тебя было слишком напряженно полностью изучить «Фононный мазер» за две коротких недели.

— Ах, это... Нет, Тацуя-кун, это вовсе не твоя вина. Более того, без него я не смогла бы даже ответить, — полностью поняв, почему Тацуя извиняется, Шизуку энергично покачала головой. — Вина полностью на мне, это я не смогла его контролировать. Только я должна извиняться. Если бы я смогла овладеть Фононным Мазером, матч был бы намного лучше. Я была неумелым противником, я должна извиниться и перед тобой, Миюки.

— Пожалуйста, не будь такой. На матче я очень удивилась. Ты сумела использовать такую передовую магическую способность, как одновременное использование двух CAD, — Миюки улыбнулась и покачала головой. Затем насмешливо посмотрела на Тацую: — Онии-сама, ты и впрямь пытаешься заставить меня проиграть?

На этот довольно сложный вопрос Тацуя ответил незамедлительно:

— Я просто хотел, чтобы вы обе использовали свой потенциал по максимуму.

И в итоге получился величественный, но блестящий ответ.

Напыщенный, но безо лжи.

Миюки очень хорошо это знала, но понимать — это одно, а наслаждаться этим ответом — совсем другое.

— Серьезно... Неужели этого человека не заботит его собственная сестра?

— Я уверен, ты бы по-настоящему возмутилась, если бы я сделал тебе поблажку.

Любой мог услышать, как друг дразнит своего старшего брата или сестру, но чтобы дразнила Миюки... такое случалось крайне редко. Не только Тацуя опровергнул её слова, но и Хонока с Шизукой засмеялись.

◊ ◊ ◊

Настал седьмой день Турнира девяти школ и четвертый день дивизиона новичков.

Сегодня будут раунды отборочного этапа «Кода монолита» дивизиона новичков, который по праву считался самым важным соревнованием Турнира девяти школ. Тем не менее, внимание публики полностью сосредоточилось на «Иллюзорных звездах».

Поскольку в «Иллюзорных звездах» участвовали только девушки, их форма состояла из красочного эластичного костюма, покрывающего всё тело, мини-юбки, и безрукавки или жакета. Как и показ мод (косплей?), который был на женском «Разрушении ледяных столпов», это было ещё одно шоу для глаз, но иного масштаба.

Молодые девушки в этой форме танцевали в небесах.

По чистой красоте это соревнование было, несомненно, первым среди всех магических соревнований.

Поэтому было совершенно естественно получать огромное внимание (и пристальное, притом) от фанатов мужского пола.

Тем не менее, если только это не психическая реакция, Тацуи также чувствовал себя объектом множества любопытных взглядов.

Это не были похотливые взгляды, с которыми он боролся, но совместные неприятельские (колючие) взгляды, наполненные враждой.

— Ты определенно недалекий, когда это касается твоих собственных дел. — Игрок, которая как раз закончила готовиться к первому матчу, подразнивая заговорила с Тацуей.

— Не отрицаю, я немного медленный в некоторых отношениях... Есть идея, Сатоми?

— Конечно!

Это была Сатоми Субару из Первой школы первого года, класс D, и, конечно, первый поток. Сатоми была её фамилией, поскольку они не были достаточно близко знакомы, чтобы Тацуя называл её по имени.

— Все пришли посмотреть на Шибу-куна.

Она была девушкой, чем-то похожей на Мари. Честно говоря, они обе снискали большую популярность у девушек, нежели у парней.

Однако, в конце концов, они были лишь «отчасти» похожи. К тому же, если бы они стали рядом, для других были бы совершенно не похожи.

Предположим, что они обе наденут мужские костюмы.

Мари будет походить на «красивую леди, одетую в мужскую одежду».

Тогда как Субару определенно считалась бы «красивым молодым человеком из труппы».

К сожалению, это было их решающее различие.

Оставалось загадкой, осознавала ли это Субару, но её тон и манера и правда были с мужским оттенком.

Тем не менее, уж вряд ли она казалась «грубой», по её предыдущим словам было понятно, что она весьма восприимчивая молодая девушка.

— В «Скоростной стрельбе», и последующем «Разрушении ледяных столпов», мы захватили все три первых места. Думаю, все зрители видели, что высокая эффективность программного обеспечения CAD сыграла в этом важную роль. Вот почему все хотят знать, какой техник за это ответственен.

— Но любой желающий, не напрягаясь, может узнать, кто был техником.

— Верно. Шиба-кун, сейчас другие школы относятся к тебе очень насторожено.

Если то, что сказала Субару, было правдой (и не было никаких причин думать иначе), тогда всё быстро развивалось в ту сторону, которую Тацуя хотел видеть в последнюю очередь.

Как правило, люди вынуждены действовать в условиях, когда не полностью подготовлены. Так «устроена жизнь».

Но к такому положению он был ужасающе не готов.

По плану «Шибу Тацую» должны были обнаружить только после окончания учебы.

— Тогда... настала моя очередь штурмовать. По правде, с этим CAD в руках, нет причин, чтобы я проиграла на отборочном этапе. — Когда Субару подошла к выходу, она подняла правую руку с «браслетом», который, казалось, заблестел на солнце. Она показала смелую улыбку.

Тацуя пожелал ей удачи и смотрел, как она уходит.

Как она и сказала, Субару практически гарантированно пройдет отборочный этап.

Используя CAD, который он настроил.

Хотя он не хотел привлекать так много общественного внимания, он всё же не мог быть небрежным.

Как на ученика второго потока — как сорняка в системе — никто, кроме одного человека, не ставил на него большие надежды, но теперь он оказался вне конкуренции.

Сейчас у него были Маюми и Мари, которые выдвинули его на Турнир девяти школ, Катсуто, который поддержал их решение, Хаттори, поддержавший его несмотря на свои личные чувства, и Кирихара, который был готов стать подопытной свинкой, несмотря на опасность. Затем были Хонока, Шизуку, и все остальные участницы, которые зависели от него так же, как и Миюки, которая безоговорочно верила и поддерживала его.

Как только сплелись, социальные связи так легко уже не «разорвать», даже ему.

◊ ◊ ◊

В «Иллюзорных звездах» на отборочном этапе участвуют по четыре игрока на матч, шесть победителей проходят в один матч финального этапа.

Хотя это соревнование Турнира девяти школ с наименьшим количеством матчей, это не означает, что оно — лёгкая задача для игроков.

Поскольку матч будет разделен на три части, сессии, каждая продолжительностью пятнадцать минут, это будет самое длинное соревнование Турнира. Включая пять минут перерыва между каждой сессией, матч может продлиться около часа. Даже если сравнивать с «Разрушением ледяных столпов» и «Кодом монолита», в которых нет ограничений по времени, это соревнование всё равно особенно длинное.

Кроме того, во время матча игроки должны использовать непрерывную магию и постоянно прыгать в воздух. Нагрузка на игроков легко соперничала с марафоном.

И в довершении всего, отборочный этап и финальный этап будут проходить в один день.

По физической выносливости соревнование будет более сурово, чем «Отражении множества мячей» или «Код монолита».

Беря во внимание истощение игроков, между отборочным и финальным этапом был установлен большой интервал отдыха, можно сказать, что это уникальная особенность «Иллюзорных звезд».

Первый матч начнется в восемь утра. С двумя одновременно задействованными аренами, раунды отборочного этапа закончатся около полудня.

Раунды финального этапа начнутся в семь вечера. На весь Турнир девяти школ лишь это соревнование ночное.

Кто-то мог спросить, почему же в один день втиснули отборочный и финальный этап, вместо того чтобы разделить их на два дня. Это, конечно же, был безумный метод.

В «Иллюзорных звездах» игрокам требовалось ударять по голограммам в форме звезд (строго говоря, по трехмерным изображениям звезд; современные методы визуализации технически фундаментально отличались от голограмм). Другими словами, всё ещё стоя на земле игрок должен распознать иллюзию, плавающую в десяти метрах над землей, по-другому завершить соревнование невозможно. Это соревнование не подходит для того, чтобы его проводить под палящим солнцем. Поэтому во время третьего матча будет развернут дирижабль, чтобы не мешало солнце.

«Иллюзорные звезды» были разработаны для проведения в ночное время.

Чтобы игроки не препятствовали проецирующему свету, 3D проектор был установлен на вершине цилиндрических световых башен, окружающих арену. Даже по одному этому было вполне понятно, что это ночное соревнование.

◊ ◊ ◊

Когда завершился второй матч — как и ожидалось, и Хонока и Субару прошли — Тацуя вернулся в свой номер, чтобы немного вздремнуть.

Хонока и Субару тоже уже вернулись в свои номера и сейчас крепко спали.

Восстановление потерянной выносливости совершенно необходимо в этом соревновании.

Как технику, Тацуе не нужно было отдыхать физически, но это была хорошая возможность расслабить нервы. Он хотел было использовать «Спальный Док», но решил оставить его игрокам, и вернулся в свой номер, зашторил окна, и лег на кровать.

Сейчас проходил третий матч «Иллюзорных звезд». Ему очень повезло, что его назначили на первый и второй матчи. Даже если это был один дополнительный час, этот час имел огромное значение для физического и умственного отдыха.

Он надеялся, что матч отборочного этапа официального дивизиона Миюки тоже будет рано утром, но он никак на это не мог повлиять. Тацуя оставил такие мысли, подумав, как это бессмысленно.

Он физически не устал, поэтому ему не нужно было заставлять себя заснуть, но он позволил своим мыслям блуждать.

Лежа на кровати и закрыв глаза, Тацуя возвратился к вчерашнему утру.

Итидзё Масаки и Китидзёдзи Шинкуро — хотя они того же возраста, что и он, они оба известные личности в мире магии.

Итидзё Масаки — три года назад, когда Великий Азиатский Альянс вторгся в Окинаву, Новый советский Союз предпринял военные действия в Садо, где тринадцатилетний паренек вызвался на линию фронта. Он сражался бок о бок с главой семьи Итидзё, Итидзё Цуёши, «Разрывом» уничтожал множество вражеских солдат. Он был волшебником с настоящим боевым опытом.

Хотя масштаб сражения был довольно небольшим (Новый советский Союз по сей день отрицает свою связь с боевиками, которые вторглись в Садо), за подвиги его наградили званием «Багровый Принц семьи Итидзё» (слово «Багровый» восхваляло его за то, что «он был залит кровью и дрался до последнего», а не унизительный ярлык «кровожадности»).

Китидзёдзи Шинкуро — гениальный волшебник, который в тринадцать лет обнаружил «Кардинальный Код», существовавший лишь в теории. Взяв его фамилию, Китидзёдзи, и открытый им «Кардинальный Код», его удостоили звания «Кардинал Джордж», он считался одной из восходящих звезд за теоретические последовательности магии, которые были известны по всему миру.

И то, что они оба поступили в одну и ту же школу — совпадение, граничащее с криминалом.

Их объединение на «Коде монолита» уже непобедимая комбинация, по крайней мере, в дивизионе новичков.

Морисаки и компания заслужили жалость. Тацуя более милостиво смотрел на то, что с ним не было связано.

Если б только как-то можно было уменьшить эту пропасть.

«"Разрыв" — магия, обладающая разрушительной силой А-ранга... Наверное»

Семья Итидзё широко известна способностью «Разрыв» — Системной магией Высвобождения, которая испаряет все жидкости внутри тела цели.

Как только жидкость с биологической цели испарится, тело разорвет на части.

Для машин с двигателем внутреннего сгорания, как только топливо начнет испаряться, машина мгновенно взорвется. То же самое случится и с жидкостью из батарей. Даже если не будет никаких горючих жидкостей, всё ещё останется машинное масло, смазка или охлаждающая жидкость. Практически все машины используют какую-то жидкость. Поэтому «Разрывом» Итидзё может по желанию уничтожить любую машину.

Это идеальная противопехотная и бронебойная магия. «Разрыв» был разработан исключительно для военного использования, так что эта магия, естественно, была нарушением правил «Кода монолита».

«Тем не менее, он всё ещё следующий глава дома, одного из Десяти Главных Кланов, и обладает гордым званием «Багровый Принц», так что он не должен полагаться только на «Разрыв», свою козырную карту... Кстати...»

Он перевел мысли от этих двух парней, которые будут участвовать в «Коде монолита» и объявили перед ним войну к самому соревнованию «Код монолита».

Он не должен посвящать всю свою энергию на создание контрмер против Третей школы, пока нет.

Уже почти начался следующий матч Первой школы.

«В первом матче они уже победили, второй матч будет против слабой Четвертой школы. Даже они не смогут так оплошать...»

Глаза Тацуи остались закрытыми, когда он сдался сонливости и задремал.

◊ ◊ ◊

Тацуя проснулся вскоре после полудня и направился в зону соревнования, лишь чтобы обнаружить, что её покрыл гвалт.

Нет не гвалт, павильоны охватила полная паника.

И павильон Первой школы был центром всего этого.

— Онии-сама!

Сразу же, как только он зашел в павильон, к нему подбежала Миюки, будто было всё заранее так спланировано. Справа её сопровождала Шизуку.

— Миюки... и Шизуку, почему вы не с группой Эрики?

По плану, перед тем, как встанет Хонока (ей нужно было подготовиться к финальному этапу, который начнется около пяти вечера), Миюки и Шизуку должны были смотреть «Код монолита» с Эрикой и остальными.

Однако они обе были здесь, что означает...

— Что происходит? Неужели что-то случилось на «Коде монолита»? — не дожидаясь ответа, Тацуя сразу же задал следующий вопрос.

Не было смысла спрашивать, что что-то случилось, само настроение говорило, что произошёл несчастный случай.

И Тацуя подозревал, что несчастный случай хуже, чем он опасался.

— Да, произошел несчастный случай, но...

— Миюки, это был не несчастный случай! — когда Миюки колебалась говорить, встряла Шизуку и решительно отвергла её слова, — это было намеренно сделано. Это было совершенно против правил.

Хотя Шизуку держала в узде свои эмоции, её выдавали глаза, в них была ярость.

— Шизуку... Сейчас не время для беспочвенных обвинений. У нас нет доказательств, что Четвертая школа намеренно это сделала.

— Верно, Китаяма-сан, — стоя за ними, Маюми встряла в разговор, — трудно представить, что это чистый несчастный случай... Но даже в таком случае, мы не можем сделать вывод, что это было преднамеренно. Если мы будем слепо бросаться подозрениями, то те, кто ничего больше не знают, посчитают их правдой.

Это был достойный довод Президента школьного совета, хотя и немного невежливый.

Увидев, что Шизуку задумалась над этим мягким выговором, Тацуя также подумал: «У Президента и впрямь есть несколько трюков в рукаве...» — К сожалению, Маюми сразу же покосилась на него со стороны.

— Какие-то проблемы?

— Ты думал о чем-то невежливом, да?

«К-Как резко!..» — Тацуя чуть запнулся от того, как она сквозь него умело посмотрела.

Тем не менее, его жизненный опыт противоречил внешности.

— Нет, я просто думал, как и ожидалось от Президента школьного совета...

Он надел маску честности и притворился, что его несправедливо подозревают, чтобы осторожно оценить её реакцию.

— Неужели?

Хотя в глазах Маюми осталось подозрение, она по крайней мере сдержала себя. И не только потому, что не смогла найти какую-нибудь щель в притворстве Тацуи, она также понимала, что сейчас не время для этого.

— Тогда что у нас с травмами?

— Значит, ты по самому разговору догадался, что Морисаки-кун и остальные были травмированы... — Маюми вздохнула, на её лице было написано «какой хлопотный вопрос», — Они серьезно травмированы. Соревнование проходило на городском «поле боя», они попали под обломки разрушенного здания, которое рухнуло от атаки «Тараном».

— Если магию «Таран» применить в закрытой среде, она по разрушительной силе будет считаться А-рангом. По сравнению с опасностью, возникшей на «Боевом сёрфинге», это совершенно иной уровень и грубое нарушение правил.

«Таран», о котором они говорили, был также известен как «Точечный взрыв» — магия, разработанная посредством исследований психокинеза. Эта магия работает посредством перезаписи Эйдоса целевого объекта и применению к одной точке массивной магии из типа Веса. При использовании против зданий, как правило, целью устанавливают стену, потолок, или, под конец, «единую поверхность», которая отделена от любых столбов, это также требует колоссальный объем магии и высокой силы вмешательства.

Если бы целью было просто разрушить здание, было бы более действенно ударить всё здание магией из типа Движений. Для сравнения, «Таран» был более требовательной магией, к которой никому, кроме волшебников с врожденными талантами, не следует относиться как к игрушке.

— Согласна... Даже если они носили защитное оборудование для военного использования, оно не поможет против падающих на тебя тонн камней и земли. Благодаря защитным шлемам и вовремя примененной наблюдателями магии Уменьшения Веса катастрофы удалось избежать... Они все трое проходят магическое лечение, но даже в этом случае выздоровление займет две недели. Они прикованы к постели на следующие три дня.

Тем не менее, Маюми избегала судить, был ли несчастный случай и впрямь несчастным, тонко изменив направление разговора.

— Это более серьезно, чем я себе представлял.

Тацуя разделял чувства Маюми в том, чтобы не высказывать своё мнение, и тем самым не поднял снова этот вопрос.

— И правда. Возможно, я немного поспешна, но когда я увидела, как проходит лечение... зрелище было ужасающим.

Как она и сказала, это было несколько суровое мнение относительно потерпевших членов команды.

Впрочем то, что Маюми так ужасно осеклась, ясно свидетельствовало, что она, вероятно, не опасается Тацуи.

— Подожди, об этом я пока не знаю. Неужели они все были в одном здании?

Наверное, Тацуе не нужно было об этом беспокоиться, но в «Коде монолита» типичная стратегия заключается в том, чтобы один человек атаковал и два были в защите, или наоборот. Тацуе было трудно понять, что должно произойти, чтобы одна атака поразила всех троих членов команды.

— Как только матч начался, они сразу же пострадали от внезапной атаки. Не то чтобы они никого не могли найти до начала стартового сигнала, но у них просто не было такой возможности. Даже если забыть о «Таране», не будет никаких сомнений, что действовать преждевременно — явное нарушение правил.

На вопрос ответила злившаяся Шизуку.

— Понятно... В таком случае, это и комитет Турнира займет.

— Поскольку они не смогли это предотвратить... да? — Видя злую усмешку Тацуи, Миюки склонила голову и спросила в замешательстве. Она была слишком искренняя и честная, чтобы понять чистую логику Тацуи.

— Это не так уж и важно. Пожалуй, установка легко разрушаемых руин в стартовой локации была одной из причин несчастного случая — будем пока называть это несчастным случаем. Комитет турнира может решить полностью отказаться от «Кода монолита» дивизиона новичков.

— Тоже верно, — кивнула Миюки, полностью согласившись с рассуждением Тацуи.

Как раз тогда Маюми снова встряла в разговор:

— Некоторые и вправду призывают к его отмене. Однако конечные итоги отборочного этапа уже известны для всех школ, кроме нашей и Четвертой. В худшем сценарии нашу школу посчитают снятой со второго раунда отборочного этапа.

Услышав слова Маюми, настала очередь Тацуи склонить голову:

— Что ты имеешь в виду под худшим сценарием? Игроки не могут соревноваться дальше, так что помимо снятия, я не вижу никаких других вариантов...

— На этот счет Дзюмондзи сейчас ведет переговоры с комитетом.

— Вот как...

Как только Турнир девяти школ начался, изменение игроков запрещено. Другими словами, поскольку другая сторона нарушила правила, они собираются потребовать исключения?

Однако команда «Кода монолита» состояла из учеников первого года, у которых были три верхних оценки в магии. Даже если их заменят, победа останется неуловимой. Вместо того чтобы искать замену, лучшим решением было бы просто запросить снятие очков «Кода монолита» из совокупных очков. За этими расплывчатыми ответами Тацуя пришел к такому выводу.

Естественно, Маюми понятия не имела, какие темные мысли бежали в его голове.

— Тацуя-кун, мне нужно с тобой поговорить.

Голос Маюми был каким-то игривым. Её должен был всецело расстроить этот несчастный случай, возможно она подсознательно ищет что-то или кого-то, на что можно положиться.

Практически в то же время на нем зафиксировала сжигающий взгляд сестра. Он очень хотел вырыть яму и спрятаться, когда думал: «я этого не сделаю, не смотри на меня так, почему ты не смотришь на Маюми?». Но он не мог этого сказать... тогда бы точно умер.

— Отойдешь со мной на минутку?

«Значит, она волнуется, что остальные подслушают нашу личную беседу?»

Взгляд стал вдвое жгучее, но Тацуя притворился, что не заметил, когда пошел за Маюми.

◊ ◊ ◊

Как и ожидалось, они зашли в павильон, конечно их обгораживала стена, но это была всего лишь тканевая стена. А ткань, как известно, плохой звуковой барьер.

Однако это был мир магии, которая изменяет законы реальности. Маюми не спеша возвела магический барьер, из-за которого их голоса нельзя будет услышать извне.

— Почти идеальный звуковой барьер.

— В самом деле?.. Хм-хм, спасибо.

Маюми села со слегка смущенным выражением, Тацуя также придвинул стул, и сел.

— Тогда, перейдем сразу к делу...

— Хорошо.

— ...

Хотя Маюми заявила, что время важно, всё равно молчала. Если они будут долго наедине, могут возникнуть трудности, Тацуя, наконец, заговорил:

— Ты подозреваешь, что этот несчастный случай также связан с предыдущим случаем саботажа?

— Да. Тацуя-кун, я хочу услышать твоё мнение. Ты ведь уже говорил, что в инциденте Мари с высокой вероятностью был испорчен CAD, да?

Маюми, наконец, набралась смелости, чтобы спросить, на что Тацуя кивнул и ответил: «Да».

— Если они на этот раз использовали ту же тактику, это полностью объясняет действия Четвертой школы... Как думаешь, мы должны это доказать?

— Мы можем лишь поймать их с поличным, остальные варианты нежизнеспособны.

— Можем ли мы... одолжить CAD Четвертой школы и обследовать его?

— Было бы здорово, если бы следы перезаписанной последовательности активации остались... Но учитывая зловещее молчание дисквалифицированной Седьмой школы, это кажется маловероятным.

— И то верно... — Маюми опустила взгляд на свои пальцы на столе. Тацуя посмотрел на неё, и решил, что она несколько разочаровалась. Маюми не подняла глаза и продолжила спрашивать: — ...Тацуя-кун, если всё происходило в соответствии твоим предположениям, и наша школа стала объектом саботажа... Как думаешь, какие у них мотивы? Месть? Месть за весеннее происшествие?

Значит, Маюми по-настоящему встревожена этим, решил Тацуя.

Тацуи подумывал развеять её подозрения. Он знал, что эти несчастные случаи были вызваны не остатками «Бланш», организацией террористов, которую они уничтожили, или любой связанной с ней организацией. Если он расскажет всё, что знает, то сможет облегчить тревогу Маюми.

Однако даже если раскрытие всего будет и впрямь лучшим выбором, с этим решением он немного заколебался.

— Несчастные случаи не связаны с весенним происшествием. — Наконец, Тацуя решил вытащить одну карту.

— Э? Почему ты так говоришь? — Маюми быстро подняла голову и спросила, её голос выдавал надежду и веру, что у него есть некоторые основания так говорить.

У Тацуи была власть осуществить её надежды. Но вместе с тем он решил не выкладывать все карты на стол.

— За день до начала Турнира... нет, тогда день уже сменился. В любом случае, в ночь перед церемонией открытия, несколько злоумышленников пытались проникнуть в гостиницу. Всего их было трое, каждый с огнестрельным оружием.

— Я впервые об этом слышу!

— Просто был дан приказ о неразглашении. Тогда я по чистой случайности оказался неподалеку, и оказывал некоторую помощь... Также я догадываюсь, откуда они. Те, кто потрясли в этом году Турнир девяти школ, по всей видимости являются преступной организацией из Гонконга.

Секретные части он заполнил некоторой белой ложью.

Но Маюми вообще не поставила под сомнение его слова.

— Возможно, тогда ты случайно оказался рядом... Но пожалуйста, воздержись от такого опасного поведения в будущем.

— Если кратко, то я думаю, что постоянно буду втягиваться в такие дела.

Маюми подозрительно посмотрела на пожавшего плечами Тацую. Но быстро поняла, что сейчас не время для этого.

— Хорошо... Разве тебя не попросили держать это в секрете? Спасибо что сказал мне.

— Только, пожалуйста, не говори об этом никому.

— Конечно. Обещаю. — Маюми подняла правую руку, будто давая клятву торжественной присяги.

На это совершенно естественное озорное действие, Тацуя почти рассмеялся.

— Я знаю, я не должна этого говорить, но я хочу это сказать, ты меня очень сильно успокоил, теперь я могу расслабиться.

— В самом деле, такие слова нельзя услышать где-то ещё.

— Не удивительно. Я говорю их только перед Тацуей.

«Хм, как я должен это понимать?» — мучился Тацуя.

Не говорите мне, что она, как и несколько дней назад, снова о «надежном младшем брате»?

Как всегда, ход мыслей Маюми для Тацуи остался полной загадкой.

◊ ◊ ◊

— Как обстоят дела?

— Как мы и планировали. Первая школа будет снята с «Кода монолита».

Йокогама, Китайский Квартал, последний этаж некой гостиницы. Пять мужчин сидели с чайным сервизом вокруг круглого стола в большой комнате, главным образом оформленной красным и золотым.

На стене виднелся вышитый золотыми нитями летящий дракон.

— «Код монолита» — наиболее значимое соревнование. Даже если дивизион новичков получает половину очков от официального дивизиона, это всё ещё сильный удар.

С улыбками на лицах, мужчины закивали. Однако их бледность была ужасна, каждая их улыбка была натянутой.

◊ ◊ ◊

Потом Маюми попросила: «не дай панике распространиться среди учениц первого года, я рассчитываю на твою помощь». — Тацуя остался в павильоне... вот только он понятия не имел, как не дать панике распространиться.

Он считал, что об умственном состоянии младших соратниц должны заботиться старшеклассницы, что это их долг.

Он глубоко сожалел, что вяло принял эту обязанность, так что надев выражение «ничего не случилось», он полностью посвятил себя калибровке CAD для предстоящего соревнования.

Это было всё, что он сделал, но почему-то его окружили участницы дивизиона новичков.

Окружили его, наверное, просто потому что Миюки, одна из лидеров участниц дивизиона новичков, прилипла к нему, как клей. Сначала Тацуя думал, что так оно и есть, но, к сожалению, он не был достаточно скучным, чтобы безоговорочно в это верить.

Их глаза полностью сосредоточились на нем.

Это были не кокетливые взгляды. Он не был достаточно самовлюбленным, чтобы неправильно их понять, но и достаточно слабым он тоже не был, чтобы их не заметить.

Вместе с тем его немного озадачило, какой смысл стоит за их взглядами... вот только лишь в этом деле он был медленным.

Полностью осажденный этими молчаливыми взглядами, это было раздражающее условие для работы, но он не мог их прогнать прочь тоже.

Он не заговаривал с ними не потому, что они ему мешали. Не имея других вариантов, он решил игнорировать их и принял свой обычный метод — молча продолжать работу.

Вечно неизменный внешний вид.

Вечно стойкий.

Он понятия не имел, какое это имело значение.

Для кого-то, кто всегда работал в ограниченных условиях и хорошо знал об изменчивости мира, как Тацуя, кое-что немногое было по-настоящему вечно.

Однако молодые девушки постепенно затихли, наблюдая, как он работает, будто ничего не случилось. Всё это Миюки видела своими глазами, она кивнула вместо брата и удовлетворенно улыбнулась.

Наибольшую выгоду от его нормальности — или даже притворной нормальности — и последующего влияния, на самом деле получила Хонока.

Сразу же после того, как она услышала о «несчастном случае», произошедшем с Морисаки и остальными, её лицо стало совершенно бледным. Однако увидев, как Тацуя упорно работает и участвует в тактических совещаниях, будто ничего не произошло, она также постепенно успокоилась.

Тацуя полностью выполнил свою обязанность, и сейчас тревожился лишь он один.

— На раунде отборочного этапа стратегию мы менять не будем. В конце концов, «Иллюзорные звезды» — тест выносливости.

Однако даже если он тревожился, сейчас он ничего не мог поделать.

Матч почти начался. У него оставалось мало времени, поэтому он мог лишь оставить тревогу и полностью сосредоточиться на предстоящей битве.

— Избегай истощения. Тебе всего лишь нужно спокойно вносить необходимые коррективы.

Под наблюдением Тацуи, Субару преувеличенно кивнула.

— Хонока, не трать энергию на избыточные техники. Как мы и практиковали, будут фальшивки, созданные магией иллюзии, чтобы ты тратила свою выносливость.

Настала очередь Хоноки кивнуть на его предупреждение.

— Вам следует лишь думать, как использовать в полной мере свои особые умения. Не волнуйтесь, знайте, что у нас уже в кармане первое и второе место.

На смелое заявление победы, они обе кивнули в восторге.

◊ ◊ ◊

Хотя сейчас и был разгар лета, самые долгие дни уже прошли.

К семи вечера солнце уже зашло за горизонт, а голубое небо сменилось звездами.

Поверхность воды отразила звездное небо и вся сцена засверкала.

Под звездами шесть девушек стояли на нескольких высоких столбах.

Тонкая форма лишь подчеркивала их фигуры и не включала никаких удивительных аксессуаров или дизайна, но под мерцающими волнами они были почти как феи. Вот почему трибуны затопили множество парней.

В «Иллюзорных звездах» нужно особыми битами ударять по проекциям, плавающим на десятиметровой высоте, победителя определит наибольшее количество ударов.

Хотя «удар» на самом деле не означает, что нужно и впрямь ударять шары или разбивать их на куски.

Просто биты в руках игроков взаимодействовали с CAD и выпускали сигнал в то место, где были проекции. Как только они пересекались, проекция шара автоматически исчезала, регистрировала повлиявший на неё сигнал, и добавляла очки к количеству пораженных игроком шаров.

Победа в этом соревновании требует двух навыков.

Способности быстро прыгать на ту же высоту, что и плавающие проекции.

И способности ещё более быстро обнаружить все до единого шары.

Из этих двух, вторую способность можно легко и неожиданно забыть. Поскольку нет ничего быстрее света, проверить местоположение проекции и сразу же прыгнуть — как правило, быстрейший выбор. Но есть несколько исключений.

Перед тем, как проекция появится в воздухе, есть несколько миллисекунд задержки. Если кто-то обнаружит колебание световых волн даже на мгновение раньше, он сможет прыгнуть к световым волнам ещё даже до того, как шар сформируется.

Хонока была очень искусна в чтении световых волн — собственно говоря, в чтении тонких изменений Эйдоса световых волн. На отборочном этапе это дало ей огромное преимущество.

За мгновение до того, как красный шар появился, Хонока уже активировала свою магию.

Другой игрок могла только беспомощно смотреть, как она взяла инициативу.

Появился следующий шар.

Цвет был синим. Шары этого цвета горели долго, поэтому на них было легче всего заработать очки...

Пять игроков активировали последовательности активации.

Но первой в воздухе оказалась Субару.

Все активировали последовательности одновременно, но первые две, завершившие их, были игроками Первой школы.

В отличие от самих участниц, в ярости от такого исхода оказались техники, которые находились на внешнем периметре.

Поскольку разницу так великолепно выставили им перед глазами, они вынуждены были признать, что дело было в разнице производительности CAD.

А поскольку у каждой школы был верхний технический предел, не было большой разницы в возможностях аппаратного обеспечения.

Поэтому разница только в программном обеспечении.

Другими словами, в силе техника.

— Черт возьми! Да как же он смог уложить такие сложные действия в такую крошечную последовательность активации! — выдавил позади кто-то. Этот кто-то, наверное, применил фильтр Кирлиана (фильтр, который может показать в видимом спектре плотность и активность Псионов), чтобы снять на камеру, как Хонока и Субару активировали и обрабатывали последовательности (от старта последовательности активации до начала фазы обработки).

Они прыгнули прямо в воздух к проекциям, полностью проигнорировали замедление от гравитации, остановились перед шарами, заработали очки и израсходовали всю инерцию, затем тотчас вернулись по той же оси.

В этой цепочке движений ни Хонока, ни Субару, ни разу не манипулировали CAD. Другими словами, всё, начиная от прыжка в воздух и далее, происходило благодаря действующей последовательности активации, полностью записанной в CAD.

Чем меньше последовательность активации, тем быстрее скорость обработки данных.

И чем меньшую последовательность активации необходимо обработать, тем меньшая нагрузка на игрока.

Они использовали самую малую магическую силу для перезаписи явления на самой большей возможной скорости.

— Будто мы боремся против самого Тауруса Сильвера!

В последующем шуме никто не узнал, кто это сказал.

— А-тян, в чем дело?..

Азуса обернулась, и нашла там Маюми, странно изучающую её. Изучающую её с широко открытыми глазами, остолбеневшую.

— Нет... ничего.

Видя, как Азуса свернулась в шар, Маюми сказала «В самом деле?», и вновь продолжила смотреть соревнование.

Азуса отреагировала в пределах своего обычного поведения, так что, наверное, ничего не случилось.

Однако разница была в том, что сейчас захватило её сердце нечто иное, чем обычное смущение.

«Будто мы боремся против самого "Тауруса Сильвера"?»

Где-то, кто-то пожаловался.

Смешанные в воплях восторга и тревоги, почему-то именно эти слова пробрались в уши Азусы.

«Эта полностью ручная настройка последовательности активации... Соединение главной системы общей модели с подсистемой специализированной модели, эти самые передовые исследования... Способность использования Циклического вызова в общем CAD... «Инферно»... «Фононный мазер»... «Нифльхейм»... Всё это магия высокого класса, последовательности активации, которые никогда не публиковались...»

Азуса тоже стремилась стать Изобретателем магии, поэтому начала вспоминать каждую «демонстрацию силы», которые снова и снова потрясали толпу.

«Как будто? Мы боремся против Тауруса Сильвера? Нет, это... без самого Тауруса Сильвера такое было бы невозможно...»

«Интересно, какой был бы шок, если бы он оказался таким же японским подростком, как мы...»

Внезапно в воспоминаниях Азусы раздался его голос.

— Что случилось? Если плохо себя чувствуешь, пойди отдохни!

— Нет, правда, ничего...

Маюми заволновалась, она обеспокоенно посмотрела на Азусу, которая внезапно вскочила. Однако Азусу сейчас это не заботило.

В её воспоминаниях четко всплыли слова. Может, это вовсе не догадка...

«Как это возможно? Как это возможно как это возможно? Как это возможно Как это возможно Как это возможно Как это возможно?»

Эти слова заняли всё сознание Азусы.

Далеко от её тревожных мыслей две её младших соратницы с доминирующим превосходством завершили первую сессию.

◊ ◊ ◊

В конце концов, «Иллюзорные звезды» дивизиона новичков завершилось, как и предрекал Тацуя: Хонока и Субару взяли первое и второе место. По окончанию матча Тацую вызвали в комнату для конференций, и даже не дали возможности поучаствовать в наслаждении победой.

Внутри Тацую ждали старшеклассники, они совершенно отличались от его ровесниц, которые были вне себя от радости, старшеклассники полностью овладели своими эмоциями и спрятали их под серьезными выражениями.

Маюми, Мари, Катсуто, Сузуне, Хаттори, Азуса.

Присутствовали все из высшего командования Первой школы.

Кроме них ещё стояли Кирихара и Исори по бокам.

Учитывая, что члены команды получили серьезные травмы, естественно, что они не могли радоваться, но даже в этом случае их выражения были немного жесткими — они будто боялись, что произойдет дальше. Особенно Хаттори, который, видимо, не знал какое выражение принять, так что решил состряпать на лице маску с совершенно неловким выражением.

Такое просто не может закончиться хорошо, так что Тацуя мысленно подготовился.

— Хорошая работа. Благодаря тебе мы получили гораздо лучший результат, чем могли надеяться, — проговорила Маюми нормальными — более официальными — словами.

Перед тем, как она это сказала, Тацуя обострил чувства и заметил, как она на мгновение переглянулись с Катсуто.

— Это всё благодаря усердию игроков, — Тацуя ответил тоже расплывчато. Он не чувствовал такое напряжение с тех пор, как был зачислен в команду.

— Конечно, заслуга Мицуи-сан и Сатоми-сан такая же, как и других, кто неустанно тренировался для достижения такого результата. Однако все признали, что твой вклад, Тацуя-кун, является не чем иным, как выдающимся. У нас не было неудач во всех матчах, за которые ты ответственен... Лишь благодаря тебе мы гарантировано займем по очкам по крайней мере второе место в дивизионе новичков.

— Большое спасибо. — Тацуя кратко и осторожно поклонился.

Они продолжали смотреть вперед, когда ждали, пока разговор продолжиться. Однако Маюми не переходила к делу.

Тацуя медленно поднял взгляд, и увидел, что Маюми глазами остановила Катсуто.

Похоже о том, что хотел разъяснить Катсуто, было трудно говорить.

Что же это? что требует такой нерешительности?

Наконец поняв, что Тацуя пристально на неё смотрит, Маюми видимо решилась, она ненадолго закрыла глаза:

— Как я и сказала ранее, даже если нас снимут с «Кода монолита», нам и так будет гарантированно второе место в дивизионе новичков. Сейчас разница между Первой и Третьей школой — пятьдесят очков. Если на «Коде монолита» Третья школа займет второе место и выше, они займут общее первое место в дивизионе новичков. Мы сохраним первое место, только если они получат третье место или ниже.

В таком случае огромного разрыва в рейтинге дивизиона новичков не будет, что и было целью Тацуи и остальных для всеобщих очков Турнира.

«Так чем же они так обеспокоены? И зачем сюда вызвали меня?»

Тацуя сейчас тоже забеспокоился.

— Перед началом матчей дивизиона новичков разве мы не посчитали, что этого будет достаточно...

Маюми уже чувствовала растущее недовольство в его голосе. На её подавленном выражении начали появляться намеки на небольшую утомленность. Голос был тревожным и неистовым.

— Поскольку мы зашли так далеко...

Тем не менее, она не успокоилась, чтобы всё пересмотреть, но вышла на финишную прямую.

К этому времени Тацуя уже догадался, чего они от него хотят.

— Мы желаем занять общее первое место в дивизионе новичков.

В какую-то секунду интонация Маюми вернулась к обычной.

— Ты знаешь, что на «Код монолита» Третья школа выставила Итидзё Масаки и Китидзёдзи Шинкуро?

На вопрос Маюми, Тацуя кратко ответил «Да».

— Замечательно... Пока оставим в стороне Итидзё-куна, ты знаешь о нём больше. Когда эти двое в команде, вероятность того, что они проиграют на отборочном этапе, чрезвычайно мала. Если нас снимут с «Кода монолита», вероятность нашей победы в дивизионе новичков тоже исчезнет.

«Значит, вы хотите, чтобы я...»

— И так, Тацуя-кун... Можем ли мы положиться на тебя в замене Морисаки-куна и других в «Коде монолита»?

Как и догадывался Тацуи, они хотели от него именно этого.

— Могу я задать пару вопросов?

— Конечно, какие?

Он был уверен на 90%, но это была хорошая возможность всё проверить, подумал Тацуя.

— Ещё осталось два матча отборочного этапа, которые перенесут на завтра, правильно?

— Да, ты прав. Вследствие этого завтрашнее расписание тоже сменится.

— Разве изменение игроков не запрещено, даже если начальные игроки получили травмы?

— Комитет Турнира внимательно рассмотрел обстоятельства и сделал особое исключение.

Какой неудивительный ответ.

Тем не менее, даже если все эти ответы были ожидаемы, принять их — совсем другая история.

— Почему я?

Это был не вопрос, но сам по себе тонкий отказ. Перед ним стояли старшеклассники, поэтому он должен был, по крайней мере, соблюдать формальности и не мог просто отказать.

Наверное, Маюми предусмотрела такой его ответ, но до сих пор не придумала способа его убедить, поэтому и продолжала ходить вокруг да около. Сейчас у неё на несчастном выражении лица была натянутая улыбка.

— Я просто подумала, что Тацуя-кун — сильнейший кандидат...

— Несмотря на твою практическую оценку, в реальном бою ты, несомненно, сильнейший среди учеников первого года.

Мари, которая до этой минуты оставила переговоры Маюми, заметила из её расплывчатых ответов, что положение становится мрачным, и взяла на себя вес «убеждения».

— «Код монолита» — не «настоящий бой», это «магическое соревнование», где сражаться друг с другом запрещено. Я уверен, что все это знают без лишнего напоминания.

Но Тацуя не сдавался.

— По силе боевой магии, я считаю, что ты также на самом высоком уровне.

Мари посмотрела на Хаттори, который нахмурился с полностью несчастным видом.

Это было беспощадное, но действенное нападение, поэтому Тацуя был вынужден отказаться от оправдания быть «неспособным». Однако у него ещё оставались карты в рукаве.

— Но я не игрок. Для замены у нас есть другие игроки, которые участвовали лишь в одном соревновании.

Теперь даже Мари растерялась.

— Даже если мы пренебрежем гордостью первого потока, если возьмем замену «игрока» из рядов «вспомогательных членов», то повредим уверенность ещё и будущих участников.

Вероятно, этот вопрос был их наибольшей головной болью, а также тот, который они не хотели вспоминать.

Дивизион новичков сделан для обучения новых учеников. Даже если они выиграют в этом году, они не могут гарантировать, что это негативно не скажется на официальном дивизионе будущего года, это всё равно, что ставить телегу впереди лошади.

Если замена одного из основных игроков будет из вспомогательной команды, и в придачу из второго потока, это будет сокрушительный удар не только по остальным игрокам, но и по гордости учеников всего первого потока.

У Маюми и остальных не было на это ответа.

Он был хозяином положения, судил Тацуя. Сейчас время для того, чтобы тактично откланяться и распрощаться, и...

— Не будь столь наивным, Шиба! — раздался громкий голос Катсуто.

Тацуя на некоторое время замолчал.

Он не мог понять, почему его ругают.

Хотя его слова и правда были перегружены хитрой логикой, тем не менее, это всё равно была логика.

Если они его уговорят, даже если Третью школу победить не удастся, второе место в «Коде монолита» занять всё ещё будет возможно.

Разница между золотом и серебром в «Коде монолита» составляла ничтожные сорок очков. Если займут второе место, то они, скорее всего, выиграют дивизион новичков.

Но тогда, как ни крути, Тацуя станет ключом к победе в дивизионе новичков.

Такой итог будет неприемлемым для учеников первого потока, которые всё ещё живут в своем элитарном мире. Даже если он не пройдет отборочный этап, они не потерпят ученика второго потока, как он, представляющего их на «Коде монолита».

— Ты уже член команды.

Однако слова Катсуто лежали как раз в слабом месте обороны Тацуи.

— Неважно, будешь ты игроком или вспомогательным членом. Ты уже один из двадцати представителей, выбранных из двухсот учеников первого года.

Другое, отличное от остальных, мнение Катсуто.

Другими словами, присутствие Тацуи уже нанесло огромный удар по ученикам первого потока и привело к сильному потрясению и панике.

— В свете этого чрезвычайного положения, наш лидер Саэгуса выбрала заменой тебя. Как только ты принял ответственность члена команды, у тебя также появились и обязательства выполнять свой долг члена команды.

— Но...

Тем не менее, он всё равно должен был ответить. В противном случае они...

— Как член команды, ты не должен идти против решения лидера. Если лидер ошибся, то мы, те, кто ему помогаем, остановим его. Все остальные члены команды не имеют права возражать. И вправду... даже если это сам человек, за которого лидер принял решение!

Тацуя безучастно на него посмотрел и отказался от того, что собирался сказать.

Тацуя наконец-то понял, что Катсуто на самом деле хотел выразить.

Он хотел донести, что неважно, кто будет возражать, и неважно, что выйдет в итоге, лидеры берут полную ответственность за провал.

— Не прячься, Шиба. Не волнуйся о том, что ты замена. Поскольку тебя выбрали, пойди и исполни свой долг.

Его слова относились не только к Турниру девяти школ. Потому что на Турнире никогда прежде не было политики замены.

Не пользуйся своим статусом второго потока как дорогой к отступлению.

Не ищи оправданий.

Не ставь себя на место слабых и погрязших в отчаянии.

Не волнуйся о том, что ты замена — вот что он имел в виду. Не волнуйся о своем статусе замены (Сорняка, ученика второго потока), вот что значили его слова.

Все маршруты отступления для Тацуи были закрыты.

К тому же, поскольку они уже зашли так далеко, он не собирался отступать.

— Понял, я сделаю все, что в моих силах.

Маюми и Мари расслабились.

Катсуто торжественно кивнул.

— Тогда, кто будет моими товарищами по команде?

Перед старшеклассниками его тон стал заметно мягче.

Точнее, до этого времени он намеренно использовал более стойкий тон, чем обычно.

— Это зависит от тебя.

— Э?..

Тацуя не притворялся невежественным. Он снова не смог понять, что ему сказали.

— Ты должен сам выбрать последних двух членов команды.

Те же слова были сказаны по-другому. Катсуто добавил несколько слов, будто только что подумав о чем-то.

— Лучше сейчас реши, но если тебе нужно больше времени, чтобы подумать, тогда приходи через час.

Услышав слова Катсуто, Тацуя почти выпалил «ты не меняешься».

Подобное случилось в апреле, когда они уничтожили базу «Бланш». Катсуто дал все полномочия младшекласснику, будто бы ничего не случилось из ряда вон выходящего.

Тацуя избегал полной ответственности лишь из-за предосторожности. Однако единственное, что здесь было у Катсуто — ответственность, он не был высокомерен. Не то чтобы это был побочный продукт его обучения лидерству, просто такой у него был характер... Забросив эти бесполезные мысли, Тацуя вновь сосредоточился на теме разговора:

— Нет, если мне нужно только выбрать, мне не нужно время... — Тацуя уже выбрал две замены. — Я просто не знаю, согласятся ли они.

— Позволь нам об этом позаботиться.

И снова отказ лаже не рассматривался.

Сегодня Тацуя впервые понял, что старший сын семьи Дзюмондзи такой волевой человек.

— Можно выбрать кого угодно? Даже людей вне команды?

У Тацуи значительно посветлело настроение, как если бы ему позволили быть легкомысленным настолько, насколько возможно.

— Э? Это немного...

— Отлично. Это уже беспрецедентное исключение, так что сейчас никого не будет заботить, если добавить ещё два человека.

— Дзюмондзи-кун...

Маюми беспомощно посмотрела на Катсуто. Но тот был полностью невозмутим.

— Тогда я выбираю Йошиду Микихико из класса 1-Е и Сайдзё Леонхарта, тоже из класса 1-Е.

— Эй, Шиба?!

Хаттори быстро попытался вставить замечание, но его сдержала поднятая рука Сузуне.

— Отлично. Накадзо.

— Да, здесь!

Катсуто и глазом не моргнул на преувеличенный ответ Азусы.

— Пожалуйста, позови Йошиду Микихико и Сайдзё Леонхарта. Они должны быть в этой гостинице, хоть и не с обычными отрядами поддержки.

На первый взгляд он был наглым и непринужденным, хотя это тоже было правдой, но он был ещё и тем, кто обращает внимание на мельчайшие подробности. Тем не менее, это правда, что неофициальные члены и ученики, которые не являются частью отрядов поддержки и также проживающие в этой гостинице, считаются странными. Для столь осмотрительных людей вполне подобающе уделять им некоторое внимание, так что неудивительно, что он знал. Впрочем, Тацую всё равно впечатлила осведомленность Катсуто.

—Тацуя-кун. Ты можешь нам сказать, почему выбрал их?

Поскольку Мари взвалила ответственность за убеждение Тацуи на Катсуто, она не могла возражать.

Тем не менее, она не могла просто принять его ответ, наверное, она даже начала подозревать, что что-то затевается, когда спросила это.

— Конечно. Большая причина в том, что я практически не тренировался и не пересекался ни с одним парнем из команды.

Тацуя отвечал за калибровку CAD женской команды, так что он и вправду никогда не видел никакой практики парней.

— Я совершенно не знаком ни с их квалификацией, ни с их слабыми сторонами. Соревнование завтра. Уже слишком поздно начинать исследование, разработку стратегий, или делать калибровку.

— Этих двоих ты хорошо знаешь?

— Да. Мы не только одноклассники, мы ещё и очень хорошо понимаем друг друга.

— Хм... Ты прав. Поскольку мы не можем нанять другого техника для калибровки, если товарищи по команде не понимают силу и слабости друг друга, работа в команде станет серьезной проблемой. — Когда Мари подумала над этим, она вдруг показала совершенно неожиданное, озорное выражение: — Тогда, это не самая большая причина, так в чем дело?

На любопытный вопрос Мари, Тацуя не колебался и сразу же ответил:

— Способности.

— Что?

Этот отважный ответ заставил Мари, Маюми, Катсуто, и Сузуне с глубоким интересом посмотреть на Тацую.

◊ ◊ ◊

— Эй, Тацуя... Это правда?

Лео не был в замешательстве, у него было несчастное выражение, когда он сотый раз повторял этот вопрос.

— Если пока оставить в стороне Президента Саэгусу, ты думаешь, что Лидер Группы Дзюмондзи будет так хитро врать?

Тацуя был готов сдаться отвечать на этот вопрос.

— Даже если ты говоришь оставить в стороне Президента, Я всё ещё не понимаю... Ах, так это и в самом деле правда.

До этого времени Лео всё ещё был настроен скептически, он глубоко вздохнул.

Рядом с ним Микихико был сильно сбит с толку, его глаза бегали, очевидно, он не знал, куда смотреть.

— Мики, успокойся немного.

— Мое имя Микихико.

После как будто заранее подготовленной перепалки с Эрикой, недовольный Микихико сел на кровать.

Они были в двойном номере Тацуи. Все лидеры пошли и уговорили их согласиться (скорее принудили) и Тацуя позвал их сюда для того, чтобы составить планы на будущее.

С Эрикой и Мизуки, которые последовали за ними, это и впрямь казалось немного «заранее подготовлено».

Миюки, Хоноку и Шизуку заняли Эйми и Субару с их товарищами по команде, сейчас они находились в круговороте «безумия».

— Но... ни Микихико, ни я вообще никак не готовились, так ведь?

— Совершенно верно... не то что CAD, у нас даже формы нет, так ведь?

Лицо Микихико немного побледнело. Благодаря тому, что его внезапно выбрали, он немного испугался и, как ученик второго потока, был озадачен своим полностью неожиданным повышением для участия в соревнованиях дивизиона новичков. Хотя он никогда этого и не признал бы.

Цвет лица Лео был нормальным, но на нем не было его обычного шутливого выражения. Он не выглядел особо восторженным.

Тацуя удивился, обнаружив, что, помимо Микихико, даже Лео немного испугался, но он не изменил план нападения. Даже и не мечтайте бросить всё на меня, думал Тацуя.

— Расслабьтесь. Они и для меня формы не подготовили.

— Подожди, это вряд ли утешительная мысль.

Тацуя махнул рукой на готовые возражения Лео.

— Всё будет хорошо. Мы всё равно с этим ничего не можем поделать, просто расслабьтесь.

— Нет, я не об этом.

На этот раз настала очередь Эрики сделать замечание.

У этих двоих одни интересы, подумал Тацуя.

— Хорошо, вы правы. Если честно, это все, что я могу сказать. О форме не волнуйтесь. За формой и защитным снаряжением мы уже послали Накадзо-сэмпай. Внешность может быть довольно обманчивой, но она весьма компетентна. Уверен, она подготовит для нас идеальную форму. — Никто ему не возразил. Никто не собирался ставить под сомнение, что её компетенция противоречит её внешнему виду. — Я подготовлю CAD. Гарантирую, мне понадобится лишь час на человека.

Полная калибровка CAD с нуля до такой степени, чтобы он был адаптирован под волшебника, обычно требует втрое больше времени.

Однако ни Лео, ни Микихико, похоже, не особо этому поразились.

С одной стороны, они не вполне осознавали, насколько невероятен на самом деле «один час», а с другой — они уже видели так много «потрясений» за последние четыре дня, что уже задумались, не всесильный ли Тацуя.

— Ты справишься? Разве уже не девять вечера? Тебе ведь ещё нужно и свой собственный CAD подготовить, так ведь?

Из четырех, лишь Эрика понимала, насколько трудоемкой является калибровка CAD. Поэтому она единственная глядела с обеспокоенными глазами.

— Не волнуйся. Мне потребуется лишь десять минут.

Видимо их беспокойство было необоснованным. Ещё раз увидев, каким нелепым он был, Эрика тяжело вздохнула.

— Десять минут, эх, десять... Почему я удосужилась за тебя побеспокоиться.

— К сожалению, в реальности времени у нас не так много.

— Э? — Эрика комично изобразила беззаботное выражение, но когда услышала серьезные слова Тацуи, снова быстро забеспокоилась.

— Как бы сказать... мы — импровизированный состав команды без какого-либо тактического планирования. И попрактиковаться у нас тоже времени нет, поэтому мы должны будем делать тонкую настройку в бою. Да и идти в бой только с примерным планом битвы — будто ходить в темноте. Для меня это последнее средство.

Тацуя не был растерян, он просто говорил громкие слова.

Эрика немного расслабилась и кивнула:

— ...Так вот в чем дело, Тацуя-кун, твоя специальность — хитрости.

— Ну, тут ты зашла немного далеко. — Тацуя мог только опустить плечи и улыбнуться на то, как раздуто Эрика описала его недостатки. — Что ж... бесполезно дальше жаловаться о уже решенном. Пока Итихара-сэмпай и Накадзо-сэмпай собирают необходимые материалы, давайте пройдемся по нашей стратегии.

— Ты ведь сам сказал, что мы не можем придумать план.

Видя, что Эрика придирается по мелочам, Мизуки преградила ей путь с досадным выражением на лице (Она просто стала перед ней).

— Эрика-тян... по крайней мере, пожалуйста, не мешай Тацуе-куну.

— Ой! Мизуки, я просто попыталась оживить эту мертвецкую атмосферу...

— Да, да, поскольку эта мертвецкая атмосфера ушла, пожалуйста, помолчи. Он и так уже сказал, что у нас мало времени, Эрика.

Недавно Мизуки наконец нашла ключик к тому, как обращаться с подругой, так что она теперь не такая, какой была в прошлом.

— Хм...

Эрика надула щеки, потому что её отругали, но покорно затихла. Чтобы она ни говорила, и какое бы у нее ни было отношение, она остановилась, потому что искренне волновалась за Тацую, Лео, и Микихико.

— В первую очередь нам нужно выбрать формацию, — Тацуя полностью проигнорировал эту заминку и продолжил, — я буду в нападении, Лео в обороне, а Микихико будет использовать партизанскую тактику.

— Хорошо. Но что мне нужно делать в обороне?

— Я тоже хочу знать. Что ты имеешь в виду под партизанской тактикой?

К этому времени Лео и Микихико уже или приняли свою судьбу, или всерьез взволновались. Самая большая вероятность того, что они просто пытались кое-как довести дело до конца. Какой бы ни была причина их совершенно другой и активной позиции, Тацуя продолжил объяснять:

— Работа защитника заключается в том, чтобы защитить союзную территорию от вторжения врага. Все знают условия победы «Кода монолита»?

На вопрос, Лео ответил без особой уверенности:

— Сделать так, чтобы команда противника больше не могла продолжить, или перенести скрытый внутри монолита код в терминал, верно?

— Верно. Чтобы перенести скрытый внутри монолита код, в монолит нужно ввести особую Несистемную магию. Для этого нужно особой последовательностью магии, ключом, расколоть монолит на две части. Когда монолит расколется, команде нельзя будет магией снова соединить расколотые части. Однако разрешено не дать магией монолиту расколоться. Также, есть одно требование — эту особую последовательность магии следует использовать в пределах десяти метров от монолита, в противном случае, при выходе за этот диапазон, она будет сразу же остановлена.

— Другими словами, работа защитника заключается в том, чтобы не дать врагу проникнуть в десятиметровый радиус от монолита, и даже если особая последовательность магии, ключ, будет применена, тогда их целью будет не дать монолиту открыться или не дать врагу прочесть код, эти три пункта?

— Совершенно верно, — Тацуя удовлетворенно кивнул на вопрос Лео, — чтобы не дать «ключу» активироваться, сначала можно использовать контрмагию, но даже без неё, достаточно Укрепляющей магии для отмены открытия монолита. Строго говоря, даже если монолит будет расколот, но если две половинки всё ещё будут вместе, это состояние можно будет поддерживать бесконечно. Этот способ, поскольку монолит снова не соединен после раскола, не является нарушением правил.

Лео показал бессильное выражение лица, и сразу же подозрительно посмотрел на Тацую:

— Я и впрямь не хочу этого говорить, но Тацуя, разве это не стандартная «хитрость»?..

Однако Тацуя не собирался сдаваться такому уровню ехидства (даже если это была шутка среди друзей).

— Лео и Эрика сказали одно и то же.

Первым дрогнул и закричал Лео:

— За кого ты меня принимаешь!

— О чем ты говоришь! — Эрика немедля продолжила цепную реакцию.

— Хорошо, хорошо, Эрика-тян, остыть немного. Лео-кун, пожалуйста, не слишком волнуйся.

Благодаря вмешательству Мизуки, драки удалось избежать.

— Часть о «ключе» я понял. Но как мы защитимся от врага? — Лео задал новый вопрос, восстановив своё хладнокровие, — Раве бить руками и ногами не слишком? Я не преувеличиваю, магия длинной дистанции не моя сильная сторона.

— Тогда используй это.

Сказав это, Тацуя вытащил тот «меч».

— Подожди, разве прямой контакт не запрещен?

Когда Лео это сказал, Тацуя предал ему небольшой тонкий буклет.

— Руководство? Почему ты даешь мне это? — Как только он хотел спросить, пролистывая, на одной из страниц Лео заметил отметку, отказался от вопроса и перешел на ту страницу.

— Правила «Кода монолита», э?..

На странице были все правила «Кода монолита», начиная от простого объяснения новичкам без каких-либо предвзятых мнений, заканчивая более подробным объяснением для настоящих участников соревнования.

— Здесь сказано, что нападение с помощью объектов под действием магии не против правил.

— Значит... Если объект летит с помощью магии... Разве это... Я понял.

Базовые возможности этого «меча» включали разделение лезвия посередине, одна половина лезвия держится на заданном расстоянии от другой и по желанию движется в воздухе. В системах магии более точно это можно описать как лезвие, которое удлиняется через воздух. На вид это была половинка сломанного меча, летящая туда-сюда в небе. Поскольку между двумя половинками физического контакта не было, выполнялось условие «объекты, которые летят посредством магии».

— Тацуя, неужели ты создал эту вещь потому, что знал об этом заранее?

На искренний вопрос Лео, Тацуя мог только криво улыбнуться и покачать головой:

— Ты меня слишком переоцениваешь... Я это сделал чисто по своей прихоти. У меня нет привычки день и ночь создавать злобные трюки, — по-видимому, ни Лео, ни Эрика, не удовлетворились этим объяснением, но время было ценно, так что он решил это игнорировать. — Этот встроенный в оружие CAD, «Мини Коммуникатор», уже откалиброван для личного использования Лео. Я уже установил регулировку расстояния и продолжительности, как мы говорили ранее, так что не испорть управление.

— Э? Ты имеешь в виду, что мы будем проводить испытания в условиях настоящей битвы?

— Завтра и вправду будет настоящая битва, — Тацуя сметил тон и сделал паузу, прежде чем загадочно улыбнуться. — Кроме того, я гарантирую, что на этот раз его будет намного легче использовать, чем в прошлый.

— Ладно, надеюсь, это не будет проблемой.

Столкнувшись со злой ухмылкой Тацуи, Лео храбро взял у него «Мини Коммуникатор».

— Далее, роль Микихико...

— Да, Тацуя, что я должен делать? — Микихико поднялся с дивана. Хотя поначалу он колебался, сейчас он был очень активным, или, наверное, просто был мотивированным. Решительность к действиям была предпочтительнее, чем то, как он вел себя раньше, но Тацуя не касался этого и сосредоточился на инструктаже его миссии.

— Партизанская тактика включает поддержку или нападающего, или обороняющегося, — упрощенно ответив, Тацуя продолжил: — ты способен использовать магию дальней дистанции, как тогда магию молний, верно?

— Ну, да... — Микихико расплывчато ответил.

Семьи, наследующие древнюю магию, предпочитали скрывать свои магические навыки.

В современной магии, благодаря классификации и системному подходу, за заметным исключением некоторых волшебников с врожденными талантами, конфиденциальность стала простой формальностью. Однако, в связи с укоренившейся системой ценностей, на подсознательном уровне такое ещё можно было увидеть.

Тем не менее, у них завтра бой, если они не будут сейчас честными друг с другом — окажутся в тяжелом положении.

— Разрушительная сила магии молний — С-ранга, верно?

— Эта магия только обездвиживает цель, поэтому считается С-рангом. Но поскольку она ещё не опубликована, ранг ей ещё не присвоили.

— Не опубликована, хм... если завтра мы будем её использовать, может ли это оказаться большой проблемой?

— Нет... Проблем быть не должно. Теория, лежащая за ней, не является секретом, но сам процесс активации является. Если я не буду использовать талисманы и ограничусь лишь CAD, всё будет хорошо... Тацуя.

— Что такое?

— Тацуя... Ты говорил это прежде, верно? Моя... Техника семьи Йошида слишком многословна, из-за этого я не могу владеть магией так, как я желаю.

— Верно.

Эрика посмотрела на них с широко открытыми глазами. Рядом с ней, Тацуя убедительно (скорее беспощадно) кивнул.

Мизуки руками закрыла свой рот.

Даже Лео потерял дар речи.

Одна из самых известных техник пользователей древней магии, которая кропотливо разрабатывалась на протяжении многих поколений, была отнесена к «продукту с недостатками»! Без определенной уверенности, никто бы не посмел дать такую оценку.

В противном случае, они были бы дураками высшего порядка, верящие исключительно в превосходство своих собственных техник.

Очевидно, Тацуя не принадлежал к последним.

— Тогда Тацуя, может, скажешь мне более действенную технику?

— Я тебе не скажу, я её настрою.

— Извиняюсь, но разницы я не понял.

— Магия, которую ты использовал, похожа на «Потомка Грома». Я всего лишь удалю ненужные части в технике и уменьшу количество вычислений, при этом сохраню способность перезаписи явлений и изменю последовательность активации, чтобы сделать такую последовательность магии возможной, это всё. В конце концов, Микихико, эта магия для тебя наиболее комфортна.

— Значит, ты не шутил, когда говорил, что можешь понять всё, что видишь. Это и впрямь вариант магии «Потомок грома». Чтобы скрыть слабость техники, подлинные её возможности, были добавлены дополнительные слои. Возможно, эти слои и есть те ненужные части, о которых ты говорил, Тацуя.

— Было время, когда долгая активация магии требовала определенной защиты, чтобы избежать вмешательства. Однако с появлением CAD и повышением скорости активации в современной магии, индивидуальные контрзаклинания уже устарели, поскольку магия, которая активируется, остается неизвестной. Поэтому настоящее противодействие современной магии лежит не в типе магии, но прежде всего в контр магии, которая может стереть эффективность магии.

Микихико немного улыбнулся.

Удивительно, но его улыбка ни в коем случае не была унизительной.

— Ха-ха, вот как оно... Древняя магия должна была обладать превосходящей огневой мощью, но теперь не может противостоять современной магии.

— Это неверно, Микихико.

— Э?

— Древняя магия и современная магия разделяется не на превосходство или неполноценность, но по их индивидуальной силе и слабости. В матче лицом к лицу, команды современной магии обладают значительным преимуществом в скорости активации, но с точки зрения внезапной атаки, древняя магия может похвастаться превосходной огневой мощью и скрытностью. Разве старейшина Кудо этого не говорил? Ключ в том, как использовать магию. Я рекомендовал тебя из-за того, что, я думаю, твоя магия будет служить невероятным инструментом засады.

— Инструмент засады, эх... Я впервые об этом слышу, — Микихико закрыл глаза и печально пробормотал. Затем, будто развеяв все сомнения, снова открыл глаза: — Я понял. Я буду использовать эту технику без талисманов, так что вместо этого я положусь на CAD. Тацуя, мы будем действовать согласно твоим предположениям. Я верю в тебя.

— Спасибо, Микихико. Поскольку ты это сказал, я хочу у тебя спросить ещё кое-что.

— Конечно. С этим ничего не поделаешь, верно? В любом случае я не планировал ничего держать в тайне. Сюда меня послал мой отец, так что даже если наш секрет будет раскрыт, у него не будет права жаловаться.

— Не волнуйся на этот счет, мой рот на замке.

— Ах... Я тоже. Я обещаю, что никогда не позволю этому распространиться.

— Аналогично.

— Я тоже за это, как вам известно.

Кроме Тацуи, все присутствующие, которые до этого времени молчали, подтвердили своё намерение сохранить тайну.

Посмотрев на последнего человека (Эрику) с большим подозрением, логика, наконец, превзошла эмоции, и Микихико кивнул Тацуе.

— Я буду краток. Ты можешь использовать «Подстройку зрения»?

Микихико ненадолго замолчал, и не потому, что колебался, просто он был полностью потрясен.

— Ты знаешь и об этом? Неужели Коконоэ-сэнсэй сказал тебе и это?

— Может быть.

— Ты меня пугаешь, Тацуя. Что ж, ответ определенно да. Хотя я и не способен использовать «Подстройку пяти чувств», но если только два одновременно, то «Подстройку чувств» я могу использовать.

— Зрения будет вполне достаточно, Микихико. В таком случае, наш план нападения будет...

Тацуя заговорил не особо тише, но Микихико, казалось, естественным образом приблизился.

Как и было обещано, калибровка CAD Лео заняла меньше часа.

После того, как Лео от Тацуи получил личный CAD и военное устройство расчета, он решил немного потренироваться, чтобы привыкнуть к новой модели. Эрика вызвалась быть его спарринг партнером, и они направились к внешнему тренировочному зданию.

Был уже поздний час, но Эрика сказала, что поскольку Лео рядом, ничего с ней не случится. Так что Тацуя пошел на компромисс.

Сейчас Тацуя на невероятной скорости проводил калибровку CAD Микихико. Рядом Азуса смотрела на него в потрясении. Как пользователь, Микихико тоже присутствовал и смотрел широко открытыми глазами на уникальный метод калибровки Тацуи и его скорость. Однако то, что поразило Азусу, было не так поверхностно.

Прямо сейчас Тацуя устанавливал последовательность активации, которая учитывала традиционные требования древней магии и адаптировала их к современной магии. «Перевод» — сама техника не была сложной задачей. Как и при неуклюжем машинном переводе, везде будут разбросаны трудные части и незначительные ошибки.

Такие ошибки могла исправить даже Азуса.

Однако калибровка, которая была перед её глазами, была не чем иным, как полной перезаписью последовательности активации.

Полностью понимая процесс преобразования из последовательности активации в последовательность магии, он переписывал последовательность активации, не жертвуя эффективностью последовательности магии.

Последовательность активации — план последовательности магии. Переписывание последовательности активации подразумевает, что последовательность магии также будет переписана. Мало того, что магию было нужно точно настроить под индивидуального волшебника, нужно было ещё и сократить избыток в последовательности магии, чтобы повысить эффективность. Такой уровень переписывания уже давно превзошел «пересмотр» или «конфигурирование» и поднялся к уровню «инновации», что было то же самое, что и улучшение самой магии.

Перед тем как начать, Тацуя сказал Азусе, что пытается сделать, тогда она честно задалась вопросом, возможно ли вообще такое. Однако, прямо перед глазами Азусы, он пропустил какие-либо экспериментальные проверки или живое тестирование, приступил непосредственно к извлечению самой сути последовательности активации, начал удалять все ненужные части и переделывать последовательность активации. Именно это и разворачивалось в машине редактирования.

Даже Азуса, которая вызвалась помочь Тацуе вместо обычного техника, ответственного за «Код монолита» дивизиона новичков, почувствовала себя беспомощной перед этой безумной работой. Сейчас ей осталось лишь проверить язык кодирования только что созданной последовательности активации, и грызущие её сомнения улетучились, превратившись в убежденность.

Он — Шиба Тацуя — превзошел стандарты Изобретателя магии старшей школы.

К черту, он уже давно превзошел границы того, что значит Изобретатель магии.

Должно быть, он...

Оставив Азусу за собой в смятении, Тацуя за один час переписал личную последовательность активации Микихико.