Том 21    
Глава 2


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
vityaz
vityaz
18.09.2020 09:39
Сделал перерыв после 16 тома, вот только сейчас решил продолжить читать и... Ни зря, произведение все так же на высоте, особенно Ваш божественный Перевод, ни знаю как это точно выразить но читая вот прям чуствую атмосферу Махоуки, такое редкое ощущение что по пальцам одной руки можно пересчитать количество книг что вызывает подобные ощущение из тонн мною прочитанных. Дочитал до переведенного сейчас и видя десяток пока пустых томов на глазах слёзы. Ребята Спасбо Вам за Ваш Труд! Надеюсь что когда-то дочитаю эту Серию в Вашем переводе!
P.S. другой перевод(всем извесно где) ужасен(в сравнении с Вашим) он не передаёт той атмосферы что есть здесь на протяжении 20 томов и как итог продолжать читать там значит неуважать труд ни только команды руры и Автора Махоуки но и самого себя еслы вы уже прочитали тома здесь.

Спасибо что дочитали до конца, повторюсь: Надеюсь что когда-то дочитаю эту Серию в Вашем переводе! Он лучший :)
lastic
lastic
20.06.2020 22:37
Домо
lastic
lastic
20.06.2020 22:36
Хоууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу
ууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу
уууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу
ууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу
ууууууууууууууууууууууууууууууууу
pivcheg
pivcheg
08.05.2020 10:50
На другом довольно известном сайте перевели уже 30 томов. Поэтому кто ждёт продолжение может загуглить и продолжить читать
dars
dars
02.05.2020 21:51
Ошибки:
"согласно кивнул Базаров" - там же безобразов был

за перевод спасибо, жду 2 главу
valvik
valvik
21.04.2020 09:18
Спасибо)) Наконец-то перевод сдвинулся с мертвой точки.
maryhuan
maryhuan
20.04.2020 14:44
Товарищ Переводчик, а нужно ли вообще такое каверкание имён? В русском же иностранные имена предпочтительней писать "как слышатся", а японцы произносят вполне себе "зу", а не "дзу". Вам следует учитывать, что системы вроде поливановской предназначены для записи транслитерации японских слов, а не для адаптации имён.
Кстати, почему тогда не Ёцуба и Сиба?
naazg
naazg
19.04.2020 21:09
Спасибо
merinoliianisha
merinoliianisha
10.03.2020 00:06
Я закончил универ, успел сходить в армию, а перевода так и нет. Печально.
kowmap4uk
kowmap4uk
29.01.2020 03:09
Судя по комментариям, а точнее их датам "перевод" забросили, я правильно понимаю?
Wiseman
Wiseman
25.05.2018 08:18
Со слов автора, что начиная с 21 тома и последующие тома действия происходит не арками с паузами между действиями, а единым продолжающимся развиваться событием.
Если примерно рассчитать, что с 21 тома по 25 том затрагивает временной промежуток апрель - июнь, то в целом 3 год обучения может составить 15-20 томов (в отличает от предыдущих, где 1 год составлял 9-10 томов).
Ну и напоследок спойлер от автора, что все идеи и материалы не включенные (или не использованные) в ученик, он может перенести в студент, и можно предположить что дальше будет Непутевый студент в университете магии ;-) .
Небесный Генерал
Небесный Генерал
01.03.2017 11:59
Спойлеры (резюме и скрины) из тома есть в сети уже. Поисковик тебе в помощь.
serg211989
serg211989
31.01.2017 20:13
Вы о названии спорите а она уже 10,02 выходит
Higashida
Higashida
30.01.2017 11:07
>>24332
К слову, вроде бы уже и название арки есть

Оригинальное название: 動乱の序章.
Я где-то кажется видел перевод как "Начало восстания"
adamantius
adamantius
30.01.2017 10:52
>>24332
К слову, вроде бы уже и название арки есть
Prologue of Disturbance (I), вроде бы где-то еще значилось название Prelude to War.
bobertrobert
bobertrobert
29.01.2017 20:29
К слову, вроде бы уже и название арки есть
Ответы: >>24333>>24334
Ztt
Ztt
13.01.2017 18:57
Adamantius, а, так его еще не напечатали.
adamantius
adamantius
13.01.2017 18:41
>>24329
А када эт 21-й том появился?

10 февраля 2017 года. Могут перенести дату на пару дней. Ну и как принято, электронки появляются чуть позже книжного варианта.
Ztt
Ztt
13.01.2017 17:59
А када эт 21-й том появился?
Ответы: >>24330

Глава 2

Сегодня, седьмого апреля две тысячи девяносто седьмого года, во всех девяти старших школах магии пройдёт вступительная церемония.

В первой школе, как и в остальных, её готовил школьный совет, поэтому Тацуя, Миюки и Минами пришли на два часа раньше.

Когда они вошли в гримёрную, внутри уже ждали Микихико, Идзуми, Касуми и Мицуя Сина. В этот раз первой заговорила Миюки, а не Тацуя.

— Доброе утро, господа! — образцово поприветствовала всех она как глава школьного совета.

— Доброе утро, Миюки-сэмпай! О, сегодня ты ещё краси...

— Да-да, сто-оп, — перебила её Касуми и спасла Миюки от очередного запала сестры. — Доброе утро, президент Шиба, Шиба-сэмпай, Сакурай-сан.

Миюки с улыбкой поздоровалась с близнецами, будто совсем не удивилась такому приветствую, и перевела взгляд на Сину:

— Мицуя-сан, мы заставили тебя ждать?

— Совсем нет, я сама решила прийти пораньше, — завертела головой девушка, словно милый щенок.

При своём небольшом росте Сина чем-то напоминала Адзусу, бывшую главу школьного совета. Хотя и была чуть выше даже Идзуми с Касуми.

Тихая и уверенная в себе девушка. По крайней мере, такое впечатление она производила на Тацую.

Когда она покачала головой, под пушистыми локонами мелькнули наушники с ободом через шею. Они сливались с цветом её волос — оливково-коричневые. Как девушка и говорила на встрече, она выбрала неприметные наушники. Смотрелись они очень аккуратно.

«Она похожа на ребёнка из хорошей семьи, которого растили с большой любовью», — подумал Тацуя и произнёс:

— Прежде чем начнём последнее совещание, не уделишь мне пару минут, Сина-сан?

— Да, конечно, — ответила девушка. Она не сумела скрыть волнения, но всё-таки посмотрела ему прямо в глаза.

От этого Тацуя стал оценивать её выше.

— Снаружи стоит парень с завязанными в хвост длинными волосами. Ты его знаешь? — спросил он.

Минами, которая слушала разговор в стороне, озадаченно посмотрела на Тацую. Поскольку она охраняет Миюки, то следит за всем вокруг. А парни сейчас редко отращивают волосы. Такого юношу она бы точно не пропустила.

— С длинными волосами... Может, Сабуро-кун? — предположила Сина.

— Сабуро-кун, значит? А он весьма умело прячется.

— Да, это точно Ягурума Сабуро-кун. Мой знакомый. Его фамилия и имя правильно читаются Я-гу-ру-ма Са-бу-ро... И зачем прятаться? — смущённо нахмурила брови девушка. Но по голосу чувствовалось, что ей так и хочется воскликнуть: «И что мне с тобой делать?!»

— Не похоже, что вы просто знакомые. Такое чувство, будто вы близки.

У Сины чуть покраснели щёки. Она отвела взгляд от Тацуи и призналась:

— Мы друзья детства.

Она потупилась так, будто у них с Сабуро роман. Любой другой именно так бы и подумал, только не Шиба. Он предположил, что тот юноша — телохранитель, которого приставил к ней её дом. Тацуя не стал говорить это вслух, так как не собирался выяснять подноготную чужого клана. Да и объяснять свою догадку ему совсем не хотелось.

— Кафе и столовая сегодня не работают, актовый зал откроется где-то через час, а первогодок пустят в здание школы только после вступительной церемонии. Ничего, что ему придётся долго тебя ждать? — по-доброму поинтересовался Тацуя, так как говорил исходя из собственного опыта двухлетней давности. А может, просто сочувствовал ему. Он заметил, что у паренька на одежде нет эмблемы школы.

— Ничего страшного. Сабуро-кун очень упорный... Если он так решил, его не переубедить. Но всё равно спасибо за беспокойство.

— Не за что, — сказал Тацуя, и как раз в это время в гримёрную со словами «простите, я опоздала!» вбежала Хонока.

— Вовсе нет, ты вовремя, — коротко ответила Миюки, после чего Тацуя произнёс:

— Что ж, приступим к совещанию?

◊ ◊ ◊

Торжественная церемония прошла без сучка без задоринки. Новички, их родители и гости школы вели себя спокойно. А как иначе, ведь у сцены стояли члены школьного совета во главе с президентом — Миюки.

Почти все подростки и их родители досконально изучили школу перед поступлением. Только самые безалаберные ученики не знали, что президент школьного совета — следующая глава Йоцуб. О том, как она выглядит, большинство помнило по Турниру девяти школ. Но одно дело видео и фотографии, а совсем другое вживую увидеть девушку неземной красоты и прямую наследницу того самого клана. Обычные первогодки и гости школы не могли противостоять давлению красоты Миюки и образа, что сложился вокруг Йоцуб.

Необычным гостям тоже было не по себе. Они чувствовали в Миюки необъятную магическую силу, а в Тацуе, который стоял рядом с ней — нечто неизведанное, зловещее.

Напряжение в зале спало лишь раз, когда Сина произносила речь. Она не говорила величественно или плавно; наоборот, девушка часто запиналась и чудом выстояла до самого конца. «Я старалась изо всех сил», — именно так она выглядела, когда спускалась со сцены.

Девушку тут же окружили гости, но даже самым наглым было неловко долго толпиться вокруг невинной, беспомощной первогодки. Так что её отпустили значительно раньше, чем Миюки два года назад. Прошлой весной представителем новичков был парень и обошлось без подобных встреч.

Как Тацуя и предсказывал вчера вечером, Миюки тоже надолго не задержали. На прошлогодней вступительной церемонии от неё не отходил депутат Кодзукэ[✱]В предыдущих томах некоторая путаница с его именем, так как перевод вёлся с английского. Раньше его звали «конгрессмен Уэно» или «конгрессмен Козукэ», правильно же будет «депутат Кодзукэ». Это политик из правящей партии, который благосклонно относится к волшебникам., но в этом году он сразу же ретировался.

— Сина-тян.

— Идзуми-сан?

Те немногие гости, что окружали Сину, расступились. Каждому, кто интересуется магией, известно, что Идзуми — самая младшая в семье Саэгуса и, вполне возможно, любимая дочь Коити.

На Конференции кланов всем главам приказали молчать про измену Саэгусы Коити. Так что в магическом обществе эта семья так и осталась лучшей в стране наравне с Йоцубами. На вступительную церемонию Первой школы пригласили много гостей, но никто не посмел мешать Идзуми.

— Ты произнесла замечательную речь.

— Спасибо огромное... Ты по официальному вопросу, да? — догадалась Сина.

Впрочем, Идзуми это не увило, так как она знала, что хоть подруга и похожа на невинный одуванчик, она довольно сообразительна. Да и голос её не дрогнул, несмотря на то что девушка покраснела от похвалы.

— Да, мы хотели бы с тобой кое-что обсудить, не уделишь немного времени?

— Без проблем. Мне пойти с тобой?

— Если можешь. Не хочешь сначала подойти к Сабуро-куну?

Идзуми вдруг вспомнила про друга детства Сины, но та спокойно ответила:

— После церемонии школьный совет всегда приглашает представителя новичков к себе. Он поймёт.

Идзуми привела её в кабинет школьного совета, где уже ожидали Миюки и Минами.

— Проходи, Сина-сан, — Миюки встала из-за кресла президента и пошла к столу для совещаний. Идзуми повела Сину к ней. — Для начала садись, — с улыбкой предложила Миюки и села сама.

Сина глянула на Идзуми и робко присела, а Минами с Идзуми заняли места по обе стороны от Миюки.

Перед ней поставили чай, Сина хотела было сказать спасибо, но вдруг обратила внимание, что это 3H — гуманоидный помощник по дому, — и посмотрела на него с изумлением.

— Удивлена? Это 3H «Пикси», собственность моего жениха. Она помогает с рутинными делами школьного совета, — улыбнулась Миюки, чтобы гостья немного расслабилась.

Эта улыбка очаровала Сину, но уже через секунду девушка опомнилась и неловко потупила глаза. Было видно, что волноваться она стала меньше.

— Вице-президент ведь рассказала тебе о традициях нашей школы?

— Да, — утвердительно ответила Сина. Она уже обсудила всё с Идзуми, так что вызов в школьный совет был простой формальностью.

— Что ж, тогда буду краткой. Мицуя Сина, желаешь ли ты вступить в школьный совет?

— Это честь для меня.

Миюки едва заметно вздохнула. В прошлом году новичок отказался, и хоть Идзуми уверяла, что Сина согласится, она не могла успокоиться, пока не получит ответ официально. В своё время Миюки не решалась принять такое предложение до последней секунды, так что обрадовалась её словам.

— Что ж, с завтрашнего дня ты секретарь школьного совета. О своих обязанностях спрашивай у Сакурай-сан.

— Секретарь Сакурай Минами. Приятно с тобой познакомиться, Сина-сан, — произнесла Минами и поклонилась.

— Мне тоже! — Сина поспешно поклонилась в ответ. Ей стало неудобно, что Минами поклонилась первой. — Президент, Сакурай-сэмпай. Можете звать меня просто Синой? — смущённо попросила она.

— Хорошо, Сина-тян. Так пойдёт? — дружелюбно ответила Миюки.

— Да, спасибо огромное! — Сина тихонько вздохнула.

◊ ◊ ◊

Наконец всем выдали идентификационные карты, и вступительная церемония подошла к концу. Хоть сегодня было воскресенье, ради первогодок здание школы открыли.

Часть новичков направилась в классные комнаты, чтобы подружиться с одноклассниками, с которыми проведут целый год. Другие поспешили на семейный праздничный обед. Так происходило каждый год.

Но, как говорят, из любого правила есть исключения — один из новичков повёл себя не как все.

Тацуя прибрался на сцене и вместе с Микихико, Хонокой и Шидзуку вышел из здания — закончат уборку и закроют актовый зал служащие школы. Микихико, глава дисциплинарного комитета, шёл слушать доклады подчинённых за день; Хонока, секретарь школьного совета, спешила проверить весь инвентарь, а Шидзуку просто решила составить компанию подруге.

Вход в здание школы располагался совсем близко от актового зала. Но не успели они пройти и половины пути, как Микихико резко остановился.

— В чём дело? — спросил Тацуя.

— Кажется... кто-то применяет магию? — произнёс тот.

Хонока и Шидзуку переглянулись.

— Древнюю?

— Наверное... Похоже на «Слушание ветра». Эта техника позволяет издалека улавливать звуки с определённого места.

— Заклинание подслушивания? — то ли в шутку, то ли всерьёз спросила Шидзуку.

— Нет, то есть да... — устало ответил Микихико. — Думаю, заклинатель много практиковался, выполнена техника превосходно. Правда, выглядит она слабо: то ли ему не хватает сил, то ли нет предрасположенности.

— Хм, навыки высокие, но нет предрасположенности к магии?

— Есть кто-то на уме? — поинтересовался Микихико, но вместо ответа Тацуя спросил:

— Можешь найти его?

Микихико закрыл глаза и стал медленно поворачиваться, словно осматриваясь. На одной трети оборота он остановился и уверенно произнёс:

— Позади первого малого спортзала.

— Тацуя-сан... Малые спортзалы сегодня же закрыты? — задала вопрос Хонока.

— Да. У всех клубов выходной. Пошли проверим, что там происходит, — предложил Тацуя. Никто возражать не стал.

Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

◊ ◊ ◊

В кабинете школьного совета все дружно пили кто кофе, кто чай. Сина уже могла спокойно идти домой, но решила задержаться и попрощаться с Тацуей и Хонокой.

Так что пока девушка весело болтала с Идзуми о временах в средней школе, а Миюки просто с улыбкой их слушала.

— Сина-тян, — обратилась она, когда подруги прервались на кофе.

— Да, президент? —беспокойно повернулась Сина. Новенькая совершенно не ожидала, что с ней заговорят.

— Некто упорно пытается проникнуть в этот кабинет сенсорной магией. Я уверена, это твой друг детства. Кажется, его зовут Ягурума Сабуро-кун? — произнесла Миюки. Она говорила с улыбкой, но взгляд оставался ледяным.

— Э? — Сина потеряла дар речи. Причём больше не от взгляда Миюки, который любого врага пригвоздит к месту, а от слов про Сабуро.

Спустя мгновение, девушка пришла в себя и торопливо стянула наушники.

— Всё хорошо, Сина-тян? — взволнованно спросила Идзуми. Миюки же смотрела спокойно, будто знала, что та собирается делать.

Минами хотела было обратиться к Сине, но Миюки приложила палец к губам и остановила её.

Между слухом Сины и магическим восприятием не было прямой связи. В этом отношении она отличалась от Мидзуки, очки которой блокировали ауру и тем самым не давали ощущать магию.

Однако когда Сина снимала защитные наушники, у неё обострялось и восприятие внешних магических волн. Без наушников, которые физически настраивают громкость, девушке пришлось бы попрощаться с нормальной жизнью. А если она решит отрегулировать слух с помощью заклинания, то пострадает магическое восприятие и магию не удастся нормально активировать. Сами наушники не мешают использовать магию, но из-за них Сина не ощущает внешнее магическое вмешательство. Потому-то она и не заметила сенсорную магию, нацеленную на этот кабинет.

Хорошо, что все вокруг затихли, иначе Сина столкнулась бы с проблемой (вернее, с тремя).

Девушка попыталась сосредоточиться, чтобы уловить самые слабые звуки, но не успела прикрыть глаза, как тут же широко распахнула их.

— Господи, Сабуро-кун!.. — больше гневно, чем удивлённо, воскликнула она. Ей стало стыдно за парня, и это разозлило девушку ещё сильнее.

— Сина-тян, для начала надень наушники, — сказала Миюки, и миловидное личико Сины перестало кривиться от гнева.

Девушка прямо на глазах покраснела, абы как натянула повисшие на шее наушники и смущенно опустила голову.

— Простите, мой друг повёл себя грубо, — еле слышно проговорила она.

— Не переживай так. Все важные объекты, включая кабинет школьного совета, хорошо защищены.

Сина не совсем поняла, что та имеет в виду, поэтому спросила:

— Защищены... чем-то вроде магического барьера?

— В принципе, да. Два года назад в нашей школе случилось небольшое несчастье, и с тех пор мы заключаем договор с профессионалами, которые усиливают защиту.

Сина ахнула, когда через пару секунд поняла, о каком несчастье та говорит. О тех событиях ей рассказывала старшая сестра. Девушке стало не по себе оттого, что Миюки назвала вторжение вооружённых террористов небольшим несчастьем. Но не успела она обдумать это, как Миюки спросила:

— Сина-тян, Ягурума-кун твой телохранитель?

— Да, то есть нет. Не совсем... — растерялась девушка.

Это озадачило Миюки.

Идзуми с сочувствием посмотрела на Сину и попыталась ей помочь:

— Миюки-сэмпай, Ягурумы всей семьёй работают на клан Мицуя как домашняя прислуга и охрана. Сабуро-кун и Сина-тян одного возраста, так что все считали, что он станет её личным телохранителем. Однако перед переходом в старшую школу от этих планов отказались. Так ведь, Сина-тян?

— А, да, это... — невнятно ответила Сина. Она не хотела говорить, что его не взяли в охрану из-за нехватки таланта. Ей не хотелось ранить Сабуро, хоть он бы и не услышал её слова, так как с позволения президента школьного совета магию прослушки уже заблокировали.

— Понятно... Иными словами, ты не в том положении, чтобы контролировать Сабуро-куна?

— Да, — ответила Сина, сбитая с толку подобным вопросом.

Миюки приложила ладонь к щеке и и задумчиво произнесла:

— В таком случае смягчающих обстоятельств нет. Несанкционированное использование магии — произвол Ягурумы-куна.

А вот это заявление трактовать как-то иначе было невозможно.

— Попытка применить магию, хоть и провальная, всё равно нарушение. Только поступил, и уже домашний арест... Что думаешь, Идзуми-тян? — спросила Миюки, не обращая внимания на ошеломлённый взгляд Сины.

— Не скажу, что он для меня совсем уж чужой. Я бы попросила о снисходительности... но не стану. Именно из-за этого и не следует проявлять мягкость. Мы все из Десяти главных кланов, нам нельзя закрывать глаза на нарушение школьных правил и служить плохим примером для других учеников.

— Стойте, секунду! — Сина подскочила, громко отодвинув стул. Из-за шума Миюки и Идзуми плохо её расслышали, но девушке удалось привлечь их внимание. — Сабуро-кун не дал согласие! Вот почему он так глупо поступил! — взволнованно произнесла девушка и посмотрела прямо на Миюки.

— То есть он пока не отказался от роли телохранителя? — спокойно спросила та.

— Да, — уже спокойнее кивнула Сина и покраснела. На неё накатила волна смущения.

— Получается, Ягурума-кун шпионил за кабинетом школьного совета ради твоей безопасности? — искренне поинтересовалась Миюки.

— Да. Прежде всего, это мой клан не смог убедить Сабуро-куна. Нам следовало быть настойчивее. Я догадывалась, что он будет волноваться, и должна была его остановить. Сегодня я не уследила, моя вина. Я сама его отругаю, и такое больше не повторится.

«А значит, не надо никакого домашнего ареста», — намекала девушка.

— Пожалуйста, простите Сабуро-куна.

— Сина-тян, ты полностью осознаёшь, что значит взять на себя ответственность?

Миюки говорила и смотрела на Сину по-доброму. Тем не менее, чтобы ответить на вопрос, Сине пришлось собрать практически все силы:

— Да, осознаю.

— Идзуми-тян, как считаешь, можно ей это доверить?

— Думаю, в этот раз можно, — с улыбкой ответила та. Сейчас она больше напоминала не старшую сестру, Маюми, а своего отца Коити.

— Спасибо огромное! — ответила Сина и низко поклонилась. Девушка понимала, что имела в виду Идзуми под «в этот раз».

◊ ◊ ◊

Тацуя и остальные остановились перед первым малым спортзалом.

— Куда дальше? — спросил он.

— Признаки магии у стены с обратной стороны здания, — честно ответил Микихико и лишь потом заметил: — Разве ты сам не знаешь?

— Не хочу тратить силы.

Микихито ничего не возразил на эгоистичный ответ Тацуи. Он достаточно хорошо его знал, чтобы понять — тут дело не в лени.

Тот, кто видит, виден сам. Даже цитировать знаменитого философа не нужно, чтобы это понимать. Направь на волшебника сенсорную магию, и он почувствует вложенную в неё магическую силу.

Если цель значительно слабее заклинателя, то остаться незамеченным всё же можно. Но риск быть обнаруженным никогда не опустится до нуля, какую магию ни применяй. Даже при использовании Элементального взгляда Тацуи равный по навыкам противник заметит, что за ним следят.

А раз Микихико не обнаружили, Тацуе незачем лишний раз рисковать.

— Тацуя-сан, тогда как поступишь?

— Поймаешь?

Хонока и Шидзуку не очень хорошо понимали все эти нюансы, потому просто поинтересовались, что Тацуя собирается делать с нарушителем школьных правил. Хоть в данном случае и следовало спрашивать главу дисциплинарного комитета Микихико, но об этом они даже не подумали.

Тацуя мельком глянул на парня и, не получив возражений, в общих чертах обрисовал план действий.

◊ ◊ ◊

Кто-то приближается.

Первогодка вытолкнул своё сознание из кабинета школьного совета и снова очутился позади первого малого спортзала.

«Два... нет, три человека?»

Сенсорная магия не перезаписывает Эйдос — если только она не усиливает пять чувств, — и потому её трудно обнаружить. Но след всё равно остаётся. Сабуро прививали эти знания с детства.

Парень и так рисковал, когда направил магию на кабинет школьного совета. Идти на ещё больший риск не собирался. Он и без магии заметил, что три волшебника идут в его сторону. Двое из них — школьницы, которые совершенно не пытались выглядеть незаметно. А вот третий... Он будто неосознанно контролировал каждый свой шаг и шёл скрытно естественным образом. Для такого нужны приличные навыки, вполне возможно, что это служащий школы.

Чтобы проследить за Синой, Сабуро использовал заклинание восприятия из древней магии — так его и не засекут другие волшебники, и он не попадёт под датчики. «Но не исключено, что кто-то из персонала почувствовал вмешательство», — посчитал парень и сразу определил, что это далеко не обычный патруль.

К сожалению, ему так и не удалось пробить барьер вокруг кабинета школьного совета. Зря Сабуро думал, что Первую старшую школу защищают только современной магией. Сколько ни пытался, а услышать Сину он не смог. Поэтому юноша беззвучно покинул место, где прятался.

Вернее, попытался...

Сабуро пошёл вдоль стены малого спортзала и попробовал с невинным видом уйти от патрульных в аллею. Но не успел он сделать и пары шагов, как вдруг чуть было не врезался в старшеклассника, которого не чувствовал до самой последней секунды.

«Вот же!» — чуть в голос не воскликнул он.

— Новичок? В окрестностях зафиксировано незаконное использование магии. Прошу пойти со мной и ответить на вопросы.

Сабуро узнал этого парня. Впрочем, его бы узнали многие первогодки.

Член школьного совета. Суперинженер Турнира девяти школ. Центральный участник эксперимента «Звёздный реактор». И, ко всему прочему, жених будущей главы клана Йоцуба.

«Шиба Тацуя!»

Человек, которого следует опасаться больше всего.

Сабуро рывком стянул шнурок с волос, чтобы скрыть под ними лицо, и запустил древнюю магию быстрого перемещения Скороход.

— Стой, — негромко окликнул Тацуя, хоть таким тоном и не заставить беглеца остановиться.

Вот только Сабуро замер.

Тацуя применил антимагию Прерывание заклинания.

В Сабуро будто выстрелили из псионовой пушки. Поток охватил всё его тело, снёс наполовину готовое заклинание и парализовал парня.

Ноги подкосились.

Сабуро полетел вниз, но в последнюю секунду кое-как сумел сгруппироваться и не пораниться, хоть приземлился при этом неуклюже.

«Чёрт, двигайся!» — яростно приказал Сабуро своему телу. Он не испугался внезапного паралича. Юноша понимал, почему руки и ноги перестали слушаться, но именно поэтому так нервничал.

Мозг посылает сигналы через нервную систему и заставляет мышцы сокращаться. Так устроены и обычные люди, и волшебники. Но небольшое отличие всё же есть.

Все команды мозга проходят по нервам с небольшой задержкой. Эти доли секунды совершенно не влияют на повседневную жизнь человека, он их даже не замечает. А вот волшебники, которые отточили своё восприятие, чувствуют эту ужасную разницу во времени между командой и её выполнением. Стоит им сконцентрироваться, время будто растягивается. И досадно, когда мысленно они уже готовы защититься или уклониться от удара, а сигнал ещё не достиг рук и ног. Впрочем, не так уж и плохо, если волшебник может потом сожалеть. Потому что иногда этот миг становится последним.

Восполнить этот недостаток можно самыми разными способами. Например, отдавать команды не через нервы, а с помощью псионов напрямую мышцам.

Эта техника относится к несистемной магии, так что выучить её могут не только волшебники. Конечно, потребуется талант, как и для любого другого навыка, тем не менее после должной тренировки ею овладеет даже человек, у которого нет склонности к магии. Правда, многие этого не знают и принимают её за боевое искусство.

Сабуро не был одарён способностями к магии, поэтому ревностно развивал боевые навыки. Этой техникой он овладел в совершенстве и теперь мог передвигаться с такой же скоростью — или даже быстрее, — как волшебники под заклинанием самоускорения.

Это ему и аукнулось. Поскольку он всегда управлял телом псионами, то из-за Прерывания заклинания утратил контроль не только над Скороходом, но и над телом.

«Попался? Да ни за что!»

Сабуро оказался обездвижен. Противнику достаточно сделать шаг, чтобы добраться до него. Парень понимал, что ему не сбежать.

Но не мог с этим смириться.

Он частично восстановил контроль над руками, поднял голову и начал озираться в поисках камня подходящего размера. На тротуаре с пропускающим воду эластичным покрытием и на газоне не было ни камешка. Зато у корня дерева парень приметил толстоватую сломанную ветку. Ещё и конец немного заострён — просто идеально.

«Отлично».

Сабуро сосредоточился на ветке. Он не собирался кого-либо серьёзно ранить, лишь слегка ударить, чтобы удалось сбежать. Вот только активировать «силу» не успел — на него снова налетел поток псионов.

Второе Прерывание заклинания.

И целью была не ветвь, у которой Сабуро собирал «силу», а он сам.

«Да вы шутите?! Побеждённого врага не бьют!»

Паралич уже почти прошёл, но от нового удара у парня потемнело в глазах, и он потерял сознание.

◊ ◊ ◊

— Как всегда безжалостен. Так уж было нужно дважды применять Прерывание заклинания? — со слабой улыбкой спросил Микихико, когда обогнул малый спортзал и подошёл к Тацуе.

— У него есть весьма хлопотная способность.

— Способность? Не магия? — удивился Микихико.

— Не ожидал, что он потеряет сознание... Слишком восприимчив к псионам? — вместо ответа произнёс Тацуя.

— А его не нужно отнести в медпункт, Тацуя-сан? — спросила Хонока, и Микихико наконец взглянул на состояние Сабуро.

— Если у него особо острая восприимчивость к псионам, дела плохи. От твоего Прерывания заклинания и без этого дурно, словно возле уха со всей силы ударили в гонг.

— Не преувеличивай. Я могу регулировать мощность... Хотя, должен признать, в этот раз не сдерживался, — спокойно ответил Тацуя, несмотря на то что оплошал.

— Тацуя?! — невольно поднял голос Микихико.

— Думаю, сейчас он скорее спит, нежели потерял сознание. Но на всякий случай в медпункт отнести следует, — произнёс парень и внезапно закинул Сабуро на плечо.

«По виду что, можно отличить обморок ото сна?» — задумались Микихико, Хонока и Шидзуку, но так ничего и не спросили.

◊ ◊ ◊

Первое, что увидел Сабуро, когда пришёл в себя — лицо подруги детства.

— Ты проснулся, Сабуро-кун! Как я рада! — с улыбкой и слезами на глазах произнесла Сина. Девушка явно переживала.

— Сина... я в норме, — ответил он и тут же встал, чтобы подтвердить свои слова. Сабуро не понимал, что происходит, и не мог вспомнить, как уснул. Но для него главное, чтобы Сина перестала волноваться.

— У тебя ничего не болит? В глазах не двоится? Слышишь меня хорошо?

— Ничего не болит, вижу и слышу тоже нормально.

Сина немного успокоилась. Да, именно немного. Сабуро видел, что она ещё о чём-то переживает.

— Раз всё хорошо...

Внезапно парень ощутил давление, которое раньше не замечал за её тревогой. Спина неприятно вспотела, и он приготовился выслушать подругу.

— Не смей уклоняться, Сабуро-кун.

Он даже засомневался, правильно ли её расслышал. В голове не укладывалось, о чём она, и откуда вообще у этой нежной девочки столь суровый тон.

Сину же не волновало, насколько тот изумлён.

Девушка замахнулась и влепила ему пощёчину.

Раздался громкий хлопок.

Сабуро видел, как приближается её рука и мог легко уклониться. Но он и не подумал этого делать.

— За что?.. — недоумённо спросил парень и посмотрел на девушку, которая словно вот-вот расплачется.

— Почему ты, как дурак, пытался подслушать? — вместо ответа спросила Сина.

Её голос так дрожал, что парень потерял дар речи.

— Ты считаешь меня настолько ненадёжной?

— Сина...

Сабуро не знал, что ответить. Неважно, беспомощна она или нет, он собирался защитить её от любой опасности. Если он это скажет, она точно примет такой ответ за утвердительный. А если начнёт отрицать, потеряет повод находиться рядом с ней.

Сина сердито смотрела на друга детства и ждала ответа.

— Сабуро-кун.

Её голос был таким грустным, что у Сабуро дрогнуло сердце. Любой бы на его месте почувствовал себя виноватым. Но парень упорно продолжал прятать глаза и молчать. Он просто не знал, что сказать.

Наконец девушка не выдержала:

— Я... пообещала Шибе-сан, что возьму за тебя ответственность.

Парня будто холодной водой окатили.

— Что?! — запаниковал Сабуро и тут же посмотрел на Сину. — Зачем?!

— Почему ты так занервничал?

Сабуро пересилил себя, посмотрел в глаза подруге и снова не нашёл, что сказать.

— Что плохого в том, что я взяла ответственность?

— Но...

— Боишься, поскольку понял, что поступил плохо?!

Сина попала прямо в точку, теперь он точно не сумеет оправдаться.

— Ты без разрешения применил магию, чтобы подслушать разговор в кабинете школьного совета. За такое обычно отстраняют от занятий. А я не хотела, чтобы с тобой так поступили!

— Вот как... Прости. — Сабуро не оставалось ничего другого, кроме как поклониться.

Разумом он понимал, почему его не сделали телохранителем Сины. Эмоции же говорили обратное.

Из-за гордости парень не перестал защищать подругу детства. Он сознательно нарушил школьные правила и даже не думал, что доставит этим Сине неприятности. Однако поспешил и навредил ей.

— Я... должен держаться от тебя на расстоянии, как говорит твой отец? — с трудом произнёс Сабуро.

Будь это так легко сделать, он бы давно оставил её в покое. Но если сама Сина сейчас откажется от него, он смирится и отступит.

— Слишком поздно.

Сабуро совершенно не ожидал от неё такого ответа.

— Слишком... поздно?

— Разве ты не слышал? Я пообещала президенту Шибе, что возьму ответственность за тебя.

Парень понимал, что вина лежит полностью на нём, и не мог так просто принять её слова.

— Я не просил этого делать! — воскликнул он.

— Да, не просил! — с гневным видом выкрикнула Сина. — Но я не могла иначе! Ведь тогда бы тебя поместили под домашний арест в первый же день школы! — чуть ли не в истерике кричала девушка, распаляясь всё больше и больше. Сабуро опять потерял дар речи. — Теперь я буду следить за тобой! И если ты наделаешь глупостей, мне придётся взять вину на себя! Так что больше никаких проступков, как сегодня! Ты понял?!

— Да, — покорно ответил Сабуро.

Сине стало намного лучше после того, как она выговорилась. С неё будто спала одержимость, и она со своей обычной улыбкой произнесла:

— Вот и хорошо. Тогда пошли домой?