Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ilya0934
26.11.2019 01:39
Спасибо за проделанную работу!
bucherino
25.11.2019 00:59
Спасибо :з
naazg
25.11.2019 00:41
Спасибо
naazg
10.11.2019 00:11
Спасибо
sinichka
07.11.2019 13:29
Спасибо за Вашу работу!) Будем ждать продолжения)
naazg
27.10.2019 00:18
Спасибо
l.dmtr
25.10.2019 18:17
Команда сайта, лучшие!
Не так давно увидел анонс экранизации тома Гость.
Наверное, именно это вдохновило переводчиков продолжить работу!
kaf666
15.10.2019 07:26
Огромное спасибо команде сайта за то что возобновили работу над данным произведением
naazg
13.10.2019 00:02
Спасибо
ricco88
13.10.2019 00:02
Спасибо.
dars
12.10.2019 23:16
Да ладно!? Продолжение!?
valvik
09.10.2019 12:28
Походу комментарии к проектам не проверяют. И перевода скорей всего ждать придется еще долго. Жаль, это лучший перевод из тех, что я смог найти.
l.dmtr
23.09.2019 01:52
Может быть можно как-то ускорить перевод?
Дайте знать ведётся ли хоть какая-то работа, чтобы понимать стоит ли ожидать
kaf666
09.09.2019 07:20
Я состарюсь быстрее, чем дождусь перевода данного произведения)
lastic
09.08.2019 23:05
Эхх, лады
lastic
09.08.2019 23:05
Ухухух
dartcat
12.07.2019 18:30
полгода на перевод одной главы????
qrlyik
08.06.2019 14:30
отличное ранобэ, жаль с переводом проблемы
id201678637
29.05.2019 00:15
Перевод заброшен?
sciffsn
09.05.2019 22:14
Самый лучший перевод! С нетерпением жду продолжения

Отобразить дальше

Глава 2

В декабре 2095 года Япония и Великий Азиатский Альянс подписали соглашение о прекращении огня.

В конце октября, во время инцидента «Выжженный Хэллоуин», Великий Азиатский Альянс потерял военно-морскую базу на южном побережье Корейского полуострова и множество военных кораблей. В середине ноября японский флот покинул порт города Сасебо, чтобы окончательно подавить агрессию со стороны Азиатского Альянса. Поскольку Новый Советский Союз также представлял угрозу, для операции были мобилизованы все свободные корабли, не задействованные в обороне страны. Вместе с флотом прибыл один из Тринадцати апостолов, официально признанный Японией волшебник стратегического класса Ицува Мио. Началась подготовка к полномасштабной войне.

К счастью, флот так и не открыл огонь. Магия стратегического класса «Бездна» не применялась, и Японии не пришлось жертвовать ценным волшебником: Великий Азиатский Альянс через Союз Юго-Восточной Азии, который стал посредником, предложил провести переговоры.

И уже в марте 2096 года был подписан мирный договор. Япония выдвинула приемлемые требования, и Великий Азиатский Альянс очень быстро согласился на мир. Однако капитулировал он совсем по иной причине — потому что оказался разбит наголову.

Но, как известно, противники мира всегда найдутся: в любой стране, в любой армии. Везде хватало тех, кто желал продолжить войну. И некоторые из них уже активизировались.

Двадцать первого марта на Окинаве, в аэропорту Наха, был самый обычный день, похожий на любой из триста шестидесяти пяти в году. Садились и взлетали самолёты, заходили и выходили пассажиры. Люди шли самые разные, но все сливались в однородную массу, в которой даже двухметровый амбал мог спокойно пройти паспортный контроль и покинуть аэропорт. Если, конечно, в багаже не найдут запрещённых веществ, а с документами будет полный порядок.

Один из таких амбалов, в отличие от других пассажиров, прилетел не с огромным чемоданом, а со скромным саквояжем. Он покинул вестибюль и отправился искать такси.

Вокруг не было ни души. Из здания аэропорта после него никто так и не вышел, а стоянка такси пустовала. Мужчина заподозрил неладное и остановился. Внезапно со стороны терминала местных авиалиний послышались шаги.

Мужчина обернулся.

От тут же бросил саквояж и приготовился к бою, слегка согнув колени и локти. К нему направлялся не слишком крупный, но заметно мускулистый тип. При таких пропорциях его бы тоже сходу назвали амбалом.

Мужчины могли не только похвастаться мускулами, но и умели драться. Для этого они и тренировались.

— Капитан Люй... — обратился мужчина к идущему на него гиганту. Вернее, имя само сорвалось с губ.

— Дезертир, лейтенант Брэдли Чанг. — А вот Люй Гангху явно искал встречи с ним. Капитан устрашающе оскалился — всё-таки неспроста его прозвали «Тигр-людоед». — Сопротивление бесполезно.

— Тц, Кимон-тонко?

Чанг наконец-то сообразил, почему вокруг — никого: всё дело в магии изоляции пространства, основанной на Кимон-тонко. Своего рода сеть для поимки. Чанг занервничал. Да, он был на десять сантиметров выше и на двадцать килограммов тяжелее Люй Гангху, но противника это нисколько не волновало. Брэдли Чанг повернулся к наступающему врагу спиной и притворился, будто собирается бежать, а сам, предчувствуя нападение, ударил ногой с разворота.

Но Люй Гангху, сделав последний шаг, схватил Брэдли за ногу и отбросил в сторону.

Несколько раз прокрутившись в воздухе, великан с невообразимой лёгкостью приземлился на крышу остановки. Затем с ухмылкой посмотрел вниз, но лицо сразу же помрачнело: Люй исчез с дороги. Брэдли поднял голову и внезапно встретился взглядом с Тигром-людоедом.

Мужчины оказались друг напротив друга.

И тут Чанг соскочил с крыши: нет, его не скидывали — просто поспешил убраться. Там, где мгновение назад находилась его голова, зависла правая нога Люй Гангху — еще немного, и капитан бы с разворота обезглавил Брэдли.

Прокрутившись по инерции, Тигр-людоед оттолкнулся левой ногой от края крыши и вернулся на дорогу.

К этому времени Чанг уже был готов атаковать. Ребро его ладони устремилось прямо в голову оппоненту. Однако тот перехватил удар своей ладонью. Раздался звук, похожий на звон гонга на ринге.

— Стальной цигун? — со смешком произнёс Люй Гангху.

— Этой техникой владеешь не только ты! — воскликнул Чанг.

Тигр-людоед ухмыльнулся и со свирепым оскалом оттолкнулся от дороги. Оставив вмятину на асфальте, он кинулся на Чанга. Кулак, локоть, ладонь — на того посыпались десятки ударов. Первое время Чанг решительно отражал их, но вскоре начал отступать под натиском неприятеля.

Вдруг в Люя полетел нож. Он с лёгкостью отбил его, но из-за этого остановил поток ударов.

Чанг улучил момент и отпрыгнул назад. Контратаковать он не стал.

Люй Гангху, не выпуская из поля зрения основного противника, покосился туда, откуда прилетел нож.

Там стоял высокий — ростом под метр восемьдесят — мужчина в очках.

«Кто-то сумел пробраться сквозь Кимон-тонко», — сделал вывод Тигр-людоед, как тут же услышал:

«Капитан Люй, достаточно. Уходи».

Говорил не враг, союзник тоже на помощь не подоспел, а по радиосвязи обратиться к нему никто не мог — наушников-то у Люя не было. Голос шёл неизвестно откуда.

— Так точно, — кратко ответил он, после чего развернулся и зашагал прочь.

Чанг напряжённо смотрел, как тот спокойно уходит, будто говоря: «Нападай, если хочешь».

Люй Гангху исчез в здании.

На стоянку подъехало такси.

Ничего удивительного, учитывая, где находились мужчины.

Брэдли Чанг подошёл к человеку в очках, после чего они вместе сели в автомобиль и уехали.

◊ ◊ ◊

— Ты выяснила, кто пришёл на помощь Брэдли Чангу? — спросил Казама у Фудзибаяси, которая стояла позади.

— По паспорту — Джеймс Джексон, турист из Австралии.

— Австралии? Редкость, однако.

После Третьей мировой войны Австралия максимально ограничила контакты граждан с иностранцами. Японцы сочли это за самоизоляцию.

Однако нынешняя внешняя политика Австралии не похожа на политику Японии в период Эдо. Хоть правительство страны и взяло курс на дипломатическую изоляцию, в целом свобода иммиграции и эмиграции, а также торговли, присутствовала. Иностранцам запрещалось покупать недвижимость, но разрешалось непрямое владение имуществом (через право на долю от дохода).

Но тогда почему всё больше людей считало это настоящей изоляцией?

Потому что для противодействия преступникам ввели строгий иммиграционный контроль и таможенный досмотр. Торговля практически встала. Люди подолгу не могли пересечь границу.

Многие страны критиковали политику Австралии. Однако Третья мировая война — двадцать лет нескончаемых стычек — показала: террористы могут проникнуть в страну, выдавая себя за туристов, или под видом инвестирования построить, к примеру, военную базу. Когда австралийские власти говорят: «Это всё ради обороны», — трудно что-либо возразить.

Строгий контроль не обходил даже граждан, которые просто возвращались домой, на родину. Скрупулёзное расследование проводилось в том числе и при краткосрочных поездках. Называлась подобная процедура обычной проверкой, но на деле — типичное расследование.

Так что мало кто ездил в отпуск за рубеж, из-за чего австралийцы вне Австралии стали редким зрелищем.

— Передай разведке, чтобы изучили его прошлое.

Если он агент, то зачем использовать гражданство Австралии? Оно же броское. А если он лишь выдаёт себя за австралийца, то возникает новый вопрос: для чего?

— Сию минуту, — Фудзибаяси взяла под козырек, а потом вышла с терминалом-ноутбуком под мышкой.

Как только она удалилась, в комнату вошёл высокий крепкий мужчина — в конференц-зал аэропорта после недавнего сражения вернулся Люй Гангху.

— Капитан Люй, ты хорошо поработал, — поприветствовал сидевший напротив Казамы командир спецназа Великого Азиатского Альянса Чэнь Сяншань.

Люй Гангху и Чэнь Сяншань были схвачены во время йокогамского инцидента. За подрывную деятельность их объявили военными преступниками и посадили в тюрьму, однако после подписания мирного договора Япония освободила их уже как военнопленных.

Вернее, состоялся неофициальный обмен военными преступниками. Те диверсанты, что скрывали свою личность, не подпадали под программу обмена военнопленными, зато они стали отличной разменной монетой для спасения японских агентов, захваченных Азиатским Альянсом.

— Я провалил задание, цель сбежала. — Не бери в голову. Ты выполнял мой приказ. Взорви он себя в таком месте, и они бы добились своего.

Люй Гангху не стал возражать, откозырнул и отошёл за спину Чэнь Сяншаня, чтобы охранять его.

Стоящий за спиной Казамы Санада встретился с ним взглядом.

Люй Гангху вызывающе ухмыльнулся, но Санада будто ничего и не заметил.

— За такси следят. Мы не упустим их, если, конечно, они не покинут остров, — сообщил Казама.

— Благодарю за помощь. Мы хотим поймать не только лейтенанта Чанга, но и остальных дезертиров. Понимаю, мы просим слишком многого, но спасибо, что согласились, — ответил Чэнь Сяншань на беглом японском.

Чангу позволили сбежать, чтобы поймать его сообщников.

— Это вам спасибо.

Казаме, как и силам самообороны в целом, было выгодно поймать за раз всех проникших в страну диверсантов, поэтому Япония и Азиатский Альянс временно объединились.

Закончив другие дела, которые касались будущего сотрудничества, Чэнь Сяншань и Люй Гангху покинули аэропорт. Подчинённый Казамы — водитель и надсмотрщик в одном лице — повёз их в гостиницу, где заранее сняли для них номер.

Место Чэнь Сяншаня в конференц-зале занял майор Янаги, который вернулся уже вместе с Фудзибаяси. На Окинаве собрался практически весь командный состав отдельного магического батальона: Казама, Санада, Янаги и Фудзибаяси. Не хватало только Яманаки.

— Янаги, что думаешь?

— Считаю, что Люй Гангху, в отличие от Брэдли Чанга, дрался не в полную силу, — тут же предположил майор. Впрочем, говорил он вполне уверенно. Янаги наблюдал за битвой Люй Гангху и Брэдли Чанга несмотря на активированное Кимон-тонко.

— Они точно не в сговоре?

— Думаю, дезертирство — не прикрытие.

— Понятно, — Казама кивнул и жестом предложил остальным сесть на свои места.

— Вот особый лейтенант удивится, — пошутил Санада.

— Майор Санада, он не особый лейтенант, — отметила Фудзибаяси. Впрочем, она тоже говорила не всерьёз.

— А, точно, — он вполне понял девушку, поэтому ответил спокойно.

— Пока стратегию не меняем, в том числе часть плана, связанную с ним.

Разумеется, под «ним» Казама подразумевал особого лейтенанта, то есть Тацую, который участвовал в операции не как солдат отдельного магического батальона, а как член семьи Йоцуба. Именно это и имела в виду Фудзибаяси.

Но подполковник больше волновался о кооперации с отрядом Чэнь Сяншаня.

В начале месяца, до встречи с Тацуей, Саэки приказала ему провести совместную операцию с силами Великого Азиатского Альянса. Казама встретился с Тацуей семнадцатого числа, но ничего не сказал ему.

Военные Азиатского Альянса предложили помощь в поимке дезертиров, которые планировали саботаж в Японии. В этом не было ничего удивительного, ведь от разрыва мирного соглашения больше пострадал бы Азиатский Альянс, нежели Япония.

Когда в стране назревает раскол, правительство обычно больше всего заботится о контроле над армией. Ведь если местные дезертиры начнут делать всё что вздумается, в конце концов по принципу домино получится целое восстание. А высокопоставленным чиновникам этого совсем не хочется.

Тем не менее не исключено, что под дезертирством скрывают новую операцию против Японии. Если ослабить бдительность, то это будет не жест доброй воли, а уход от ответственности, служебная халатность или даже профнепригодность.

Конечно, генерал-майор Саэки из бригады 1-0-1 не исключала возможного удара в спину и потому поставила в командование Казаму. Тот был связан и с Чэнь Сяншанем, и с семьёй Йоцуба, но выбрала она подполковника не только поэтому. Когда армия Великого Азиатского Альянса вторглась в Индокитай, именно Казама «Дай-Тэнгу» Харунобу водил их за нос. Саэки считала, что его люди смогут обезвредить Тигра-людоеда, если тот нарушит уговор.

— Пока мы с отрядом Чэнь Сяншаня не враги, — оценив итоги их совместной работы и рапорт Янаги, Казама решил: Чэнь Сяншаню доверять стоит. По возможности.

— Пока... — равнодушно заметил Санада.

Все считали, что сотрудничество продлится недолго.

◊ ◊ ◊

Наконец настала суббота, двадцать третье марта.

Школа закрылась на время весенних каникул, и Тацуя с Миюки и Минами поспешили улететь на Окинаву.

Пропускать церемонию закрытия они не стали только из-за Миюки: президент школьного совета присутствовать обязана.

Можно было бы отправиться и завтра, но после обеда на празднике весеннего равноденствия начнётся заупокойная служба по жертвам вторжения на Окинаву. Лучше прилететь на день раньше и потом спокойно приехать на место, чем бежать сломя голову.

Хонока и Шизуку прибудут на Окинаву двадцать пятого числа. Отец Шизуку, Китаяма Ушио, прилетит самолётом чуть позже — в день, когда будут праздновать завершение строительства искусственного острова. Её мать, Бэнио, и младший брат, Ватару, планируют отправиться вместе с ним.

Азуса и другие выпускники должны были прибыть еще вчера.

Пять лет назад Тацуя летел в экономклассе, а сейчас — в такой же капсуле, как и Миюки с Минами. Даже Сакурай, с тех пор как стала слугой, ни разу не сидела на обычных местах. Впрочем, в роскошной капсуле девушка каждый раз чувствовала себя некомфортно.

Остановились они в дорогой гостинице недалеко от аэропорта. От виллы, которую брат и сестра в прошлый раз посещали вместе с Хонами, их мать Мия избавилась ещё при жизни. Но даже если бы дом остался в собственности Шибы Тацуро, они бы не повезли туда Минами.

Больше в тот день ничего интересного не произошло.

Двадцать четвёртого марта состоялась буддистская заупокойная служба.

Хаяма заранее организовал всё так, чтобы Тацуя и Миюки действовали как представители семьи Йоцуба. Миюки надела чёрное классическое платье. Своё обычное украшение для волос она сняла, а сами волосы стянула в пучок. Но даже в таком наряде она сильно выделялась среди участников — в общем-то, как всегда.

Служба закончилась, и они вернулись в гостиницу, чтобы переодеться. Теперь их ждала настоящая работа.

Эта гостиница находилась недалеко от аэропорта Наха, а значит, до следующего места назначения тоже было рукой подать.

Двухэтажный ресторан располагался как раз напротив военной базы Наха. Тут подавали не окинавскую кухню — это была бифштексная. Открыл её один из представителей «оставленной крови». Так называли сирот военных, которых еще детьми Америка здесь оставила, когда покидала свою базу.

Тацуе, Миюки и Минами надо было попасть на забронированный второй этаж.

◊ ◊ ◊

— О, Тацуя! Сколько лет, сколько зим! — как только волшебники вошли в здание, их поприветствовал лысый темнокожий гигант. Он говорил радостно, и вдобавок — громко, как и подобает человеку с таким телосложением.

— Джо?.. — слегка удивлённо отозвался Тацуя. — Давно не виделись. Почему ты так одет? Ушёл в отставку?

Военный волшебник Хигаки Джозеф, с которым Шиба познакомился пять лет назад, был в ярком фартуке с логотипом ресторана.

— Нет, я ещё на службе: недавно вот повысили до сержанта!

— Мои поздравления.

Пять лет назад Джозеф был младшим капралом. Во время вторжения на Окинаву он хорошо показал себя, однако вряд ли заслужил «сержанта» только этим.

— Просто я тут по выходным помогаю бывшему сослуживцу — владельцу ресторана. За бесплатно, разумеется.

— Вот оно как.

Пять лет назад Хигаки и его друзей считали обычной шпаной. Но во время той бойни парни сражались храбро и так вернули себе доброе имя. Про «оставленную кровь» уже не шептались так, как раньше. Теперь Тацуя видел, что Хигаки и его товарищи в самом деле заслужили прощение.

Армия засекретила данные о том, что некоторые из американских сирот помогали врагу, и велела Тацуе с остальными помалкивать. Увидев, каким Джозеф стал, юноша в очередной раз убедился в верности этого решения.

— Сейчас все только о тебе и говорят, Тацуя.

— Джо... — аккуратно прервал его Шиба.

— Упс, прости. Заболтал, — спохватился Джозеф. — Вас ждут на втором этаже. Лестница вон там.

Кивнув в ответ, Тацуя с Миюки и Минами поднялся по ступеням.

— Это Шиба Тацуя, — постучав в дверь, сказал он.

Тут же щёлкнул замок — на входе стоял Санада.

— Вы уже здесь? Заходите, — мужчина посторонился и мельком глянул на Минами: вероятно, потому, что не знал её. Впрочем, о том, что она тоже придёт, было известно заранее, так что вряд ли он удивился.

Чего не скажешь о Тацуе. Парень неслабо удивился, когда увидел, кто в комнате с Казамой и Санадой. Виду он не показал, а вот Миюки поспешно зажала рот руками, чтобы не вскрикнуть.

— Подполковник Казама, майор Санада, благодарю за приглашение.

— Напротив, это я должен благодарить вас за то, что согласились прийти, — поднялся Казама и поприветствовал Тацую с Миюки, после чего перевёл взгляд на Чэнь Сяншаня, который, видимо, даже и не думал вставать. — В этой операции мы сотрудничаем с ними, — сказал он, здраво рассудив, что, прежде чем предлагать гостям присесть, следует изложить все обстоятельства. Не каждый догадается о том, что Чэнь Сяншань тоже участвует в задании. — На сей раз полковник Чэнь из Великого Азиатского Альянса на нашей стороне. Надеюсь, вам всё понятно. Садитесь.

— Хорошо. Миюки?

— Да. Я тоже всё поняла.

Миюки села на стул, но не на тот, что предложил Казама, а на тот, что выдвинул для неё Тацуя.

— С вашего позволения... — её брат сел рядом.

Минами встала позади Миюки.

Казама взглянул на неё, но не стал предлагать сесть.

— Что ж, сейчас я введу вас в курс дела, — начал подполковник.

— Будем признательны, — ответил Тацуя.

Чэнь Сяншань всё ещё молчал.

— Те агенты, кому удалось проникнуть на Окинаву, затаились. Спровоцировать их удалось лишь раз, полковник помог, а так они осторожничают.

Тацуя посмотрел на Чэнь Сяншаня: тот снова ничего не сказал.

Парень перевёл взгляд на Казаму и спросил:

— Сколько их?

— Шесть человек, в том числе два японца и один австралиец.

— Австралиец?

— По паспорту. Записи полётов показывают, что он прилетел из сиднейского аэропорта.

— Что о нём известно?

— Джеймс Джексон, сорок лет. Работает журналистом.

Тацуя еле заметно кивнул: шпионы часто маскируются под журналистов, ведь это неплохая легенда.

— Цель визита — туризм. Прилетел с двенадцатилетней дочерью.

— Дочь настоящая?

— Вот фотография.

Казама передал Тацуе терминал-планшет. Расположив его так, чтобы сестра тоже видела, юноша пристально всмотрелся в фото: около мужчины с усами стояла девочка лет двенадцати-тринадцати. Голову её покрывала соломенная шляпа.

— На отца и дочь не похожи, — засомневался Тацуя.

— Пусть будут семьёй, — криво улыбнулся Казама, — а иначе зачем брать маленькую девочку? Не станет же она помогать с терактом?

— Если, конечно, она и впрямь маленькая, — невозмутимо заметил Тацуя.

— Хочешь сказать, что она старше, чем кажется? — чуть удивлённо спросил Казама.

— По фото не судят.

— И не поспоришь... Но добыть какие-либо данные из Австралии будет трудно. Хорошо, возьмём на заметку.

Казама говорил с Тацуей по-простому, не как военный, ведь сейчас юноша был не особым лейтенантом Оогуро Рууей, а представителем семьи Йоцуба. Свою роль в этом также сыграл Чэнь Сяншань. Полковник не знал, что Тацуя — волшебник стратегического класса Оогуро Рууя. Он лишь видел боевую мощь Тацуи и Миюки во время йокогамского инцидента. А вообще, то, что они сотрудничали с военными, Казама не стал скрывать по веской причине. Семья Йоцуба из Десяти главных кланов пыталась предотвратить диверсию и сорвать планы иностранных волшебников. В этом нет ничего удивительного; даже наоборот — так и должно быть. А Тацуя — сын Йоцубы Майи, и об этом было объявлено официально. Таким образом, Тацуя — член семьи Йоцуба, а Оогуро Рууя — просто тайный волшебник стратегического класса.

— На Кумэ пока всё тихо, но мы уверены, что цель агентов — искусственный остров к западу от него.

Подробности Казама рассказывать не стал.

Но Тацуя безоговорочно поверил, ведь приказ Майи гласил: защитить искусственный остров Саика Синто. Юноша решил, что Казама узнал о цели противника от Чэнь Сяншаня.

— Как только враг начнёт действовать, мы с тобой свяжемся. Будь готов.

— Хорошо, — согласился с отведённой ролью Тацуя.

Они с сестрой известны как представители семьи Йоцуба, а потому слишком заметны. Сегодня на заупокойной службе они привлекали внимание не только из-за красоты Миюки. Взгляды со всех сторон и невежливый интерес прессы значили, что все уже знают: они из Йоцубы.

— На этом всё. Вопросы?

— Никаких.

— Хорошо. Что вы собираетесь делать дальше?

— Миюки утомила заупокойная служба, поэтому мы хотим вернуться в гостиницу, — сообщил Тацуя, и Миюки виновато посмотрела на Казаму.

Это была отговорка, чтобы не оставаться в ресторане. Брат и сестра, несмотря на то что сейчас Чэнь Сяншань сотрудничает с японскими силами самообороны, не хотели ужинать с условно бывшим врагом.

— Только вчера из Токио, да? Тут любой устанет, — встрял до сих пор молчавший Санада, чтобы сгладить впечатление от слов Тацуи. — Фудзибаяси тоже говорила, что перелёт был утомительным.

— Да, верно.

— Значит, первый лейтенант Фудзибаяси сейчас отдыхает? На заупокойной службе у нас не было возможности даже просто поздороваться, поэтому мы надеялись увидеть её здесь.

На мгновение Санаде стало неловко, но не потому, что Фудзибаяси не пришла. Она избегала Тацую. Но ведь ему такое не скажешь.

— Простите. К сожалению, она действительно отдыхает на базе, — сообщил Казама.

— Ничего страшного.

О том, почему командир приехал без помощника, Тацуя спрашивать не стал.

◊ ◊ ◊

— Мне вообще стоило лететь с вами? — заговорил красивый юноша, который вместе с друзьями шёл по торговому району Наха как раз тогда, когда Тацуя встречался с Казамой.

— Что ты такое говоришь, Саваки? — потрясённо спросил Хаттори.

— Саваки, мы здесь уже два дня, вообще-то.

— Да, но не полети я с вами, получилось бы три пары. Чувствую себя лишним.

— Ч-что?! — запнулся Хаттори.

— О чём ты говоришь, Саваки-кун? Я не настолько близка с Хаттори-куном! — покраснев, торопливо ответила Азуса.

— Накадзо права. Если бы не ты, мы бы не знали, куда себя девать с этими парочками!

«Хоть бы вели себя прилично», — подумал Хаттори, взглянув на Исори с Канон и Кирихару с Саякой, которые шли впереди.

Исори был в рубашке с ярким рисунком и бежевых штанах. Канон — в такой же рубашке и бежевой юбке до колен. Кирихара надел тёмную футболку и белые джинсы, а Саяка — то же самое, только джинсы короче на три четверти. В общем, их наряды прекрасно сочетались друг с другом.

А вот Азуса и Хаттори оделись не в тон и не в стиль: он в тонкий жакет, она в толстовку с капюшоном и шорты. И вправду парой не назовёшь.

Услышав, что сказал Хаттори, и сообразив, как он на них смотрит, влюбленные посмеялись.

Все они были выпускниками Первой старшей школы при Национальном университете магии. Исори и Канон, Кирихара и Саяка, а также Хаттори, Азуса и Саваки, которые решили отметить выпуск здесь, на Окинаве.

— Саваки-кун, тебе взбрело это в голову, потому что насмотрелся на Тацую и Миюки на заупокойной службе? — развернулся и спросил Исори.

От прилипшей к его руке Канон парню было жарко, но тот не подавал виду. О том, что они сладкая парочка, знали все, поэтому Саваки тоже ничему особо не удивлялся.

— Наверное. Раньше я о таком не задумывался, — медленно кивнув, ответил Саваки.

— Только сейчас дошло? — съязвил Хаттори.

— Понимаю, о чем ты, Саваки-кун. Не очень-то этично — заупокойная служба как-никак, — но Шиба-кун и Миюки-сан слишком уж хорошо смотрелись вместе, — с лёгкой завистью в голосе заметила Саяка. — Любой красавчик потеряется рядом с Миюки-сан, но не Шиба-кун. Удивительно, он совсем не уступал ей, — восхитилась девушка.

— И они совсем не походили на старшеклассников, — подразнил её Кирихара, чем рассмешил не только Саяки, но ещё и Канон с Исори и Хаттори с Азусой.

— Ага, верно говоришь. Особенно величественно выглядел Шиба-кун. Он был похож прежде всего на военного, а не волшебника или члена семьи Йоцуба.

Лишь Саваки кивнул с серьёзным видом.

— Ничего, Саваки-кун. Ты тоже похож на военного, точнее на самурая, — встряла в разговор Канон.

— Правда? — серьёзно переспросил тот.

Ребята как раз прогуливались после заупокойной службы, посвящённой жертвам вторжения на Окинаву.

Шли без особый цели, куда глаза глядят. Иногда они останавливались у магазинчиков. Если приглянулся какой-нибудь сувенир, покупали и шли дальше. И так же случайно им попалась на глаза маленькая девочка. Ее заметила Саяка.

— Что случилось, Мибу? — спросил Кирихара, после чего проследил за её взглядом и нахмурился. — Разве девочка-иностранка — так необычно?

Саяка разглядывала девочку, которая стояла в сторонке, совсем одна. Волосы у нее были каштановые, а цвет глаз и черты лица выдавали в ней кого угодно, но не японку.

— Нет, не в этом дело. Неужели не видишь?

— Хм... — Кирихара задумался, поглядел на девочку и нахмурился еще сильнее.

— Что такое, Кирихара? — спросил Хаттори.

— Не нравится мне это... — сообразив, что происходит, занервничал уже Саваки.

За девочкой, которая, на первый взгляд, ждала родителей, наблюдала группа мужчин.

Их было четверо, и они незаметно окружали её.

— Похищение? — выплюнул Хаттори и двинулся вперёд, чтобы остановить злоумышленников.

— Постой, Хаттори. Давай лучше я с Кирихарой. — Саваки придержал его за плечо. — Мы больше подходим для рукопашной. С дальним боем у нас плохо, а из Исори боец так себе. Охраняй девушек и при необходимости прикрой нас магией — лишь ты на это способен, — объяснил он озадаченному Хаттори и направился к девочке.

Кирихара тут же последовал за ним. Саяка бросила ему в спину:

— Кирихара-кун, я с вами.

Она не стала останавливать парня, наоборот: вызвалась помочь.

— Не стоит... Похоже, эти типы не очень-то дружелюбны, — Такэаки хотел сказать «там опасно».

— Но... — запротестовала Саяка, — вас одних девочка испугается, а прохожие поймут всё неправильно.

Кирихара скривился.

Ему показалось, что девочка ходит либо в начальную школу, либо недавно перешла в среднюю.

А вот он без пяти минут студент. И планирует поступить в Национальную академию обороны, чтобы, получив диплом, пойти в спецслужбы.

Кирихаре пришлось признать, что Саяка права: если только он и Саваки подойдут к девочке, будет недоразумение.

— Хорошо... Но от меня ни на шаг.

— Конечно.

Саяка неплохо обращалась с мечом, но рисковать все равно не собиралась.

Кирихара обернулся и увидел, как Хаттори, который вместе с Исори удерживал Канон, кивнул. Затем с Саякой поспешил за Саваки.

Еще на подходе выпускники поняли: они так и не придумали, что делать дальше. Вроде бы надо что-то сказать, но вот что? Для девочки они никто, незнакомцы. Потому им нужно представиться так, чтобы не казаться подозрительными.

— Привет. Меня зовут Саяка.

— При... Здравствуйте. А меня — Джаз.

В итоге к девочке обратилась Саяка. «Заговорить на английском?.. Французский не знаю… Итальянский тоже...» — гадала она, прежде чем поздороваться, но всё же остановилась на японском. К счастью, девочка её поняла.

— Джаз, ты кого-то ждёшь?

— Папу... Я жду отца.

«Она говорит по-японски лучше, чем я по-английски», — изумилась про себя Саяка.

— Вот как. Он сказал тебе подождать здесь? Потому что в тени прохладнее, да?

— Вы полицейская?

— Э? Нет, я не полицейская.

— Понятно. Можете, пожалуйста, отвести меня в место, где полицейские? Отец, кажется, потерялся.

Потерялась явно девочка, а не отец. Но малышка, видимо, не хотела признавать оплошность. Подумав так, Саяка улыбнулась. Краем глаза она видела, что Кирихара и Саваки встали так, чтобы она с девочкой оказалась между ними.

К тому времени улица незаметно обезлюдела.

Четверо, чьи глаза скрывались за солнцезащитными очками, мало-помалу окружали их. Одеты незнакомцы были по разному, но все равно что-то говорило: они из одной шайки, тут глаз не обмануть. Дело не в чертах и не в комплекции — дело в поведении.

— Четверо, да?.. — цокнув языком, пробормотал Кирихара.

Выпускников было больше — получится по одному на врага, если считать только парней.

«Вот только Накадзо, хоть и умелая волшебница, драться не сможет, а Тиёда с такого расстояния только нас зацепит. Магия Исори не бьёт по союзникам, но мы всё равно станем помехой... Выходит, фактически трое против четверых», — Кирихара подсознательно исключил и Саяку, и теперь нервничал.

— Кирихара, Мибу, уходим, — внезапно едва слышно произнёс Саваки. Он не советовал, а приказывал решительным тоном. — Сейчас же!

— Ты серьёзно?! Мибу! — мысленно ругая Саваки, призвал Кирихара.

— Джаз, идём! — Саяка взяла девочку за руку.

— Хорошо.

Удивительно, но девочка по имени Джаз без колебаний послушалась Саяку и спокойно последовала за ней.

Они кинулись к Хаттори и остальным. Кирихара бежал первым, за ним — Саяка и Джаз.

Саваки прикрывал тыл.

Кирихаре заблокировали путь двое мужчин в очках.

— С дороги! — выкрикнул парень, хоть и понимал: не послушают.

Мужчины не взяли оружия — видимо, думали, что справятся и так.

Один из них, чуть подпрыгнув, пнул Кирихару — тот изогнулся и ушёл в сторону.

Не успел парень перевести дух, как в него полетел правый кулак другого мужчины.

Кирихара в ответ махнул рукой и ударил ребром ладони — так он сумел отвести кулак противника, но нападающий вовремя согнул руку в локте и контратаковал.

Парень принял удар левым локтем.

Помешав атаке, он тут же нацелился ребром ладони в голову противника.

Тот успел защититься левой рукой.

Парню показалось, будто он ударил по резиновой шине.

Отступив, он атаковал ногой с разворота второго врага, который наступал на Саяку.

Мужчина не стал уходить в сторону, а защитился и оттолкнул ногу юноши.

Толчок оказался неожиданно сильным, и парень потерял равновесие. К счастью, ошибка не стоила ему жизни.

Пока Кирихара дрался, Саяка успела снять с джинсов узкий пояс.

Она взмахнула им, и модная вещица превратилась в тонкий меч.

Его создал Исори для самообороны на основе технологии «Усуба Кагэро» семьи Тиба. У клинка не было остроты и магической твёрдости Усубы Кагэро, но тем не менее он оставался грозным оружием. А поскольку Саяка отменно владела мечом, она могла не только защищаться.

Однако носила она столь опасный предмет не потому, что чего-то опасалась. Просто случайно так получилось.

Исори искал способ спрятать оружие, подобное Усубу Кагэро, но ни он сам, ни Канон не умели обращаться с мечом. Его могла бы использовать Эрика, но даже дилетант в фехтовании Исори понимал, что ей такое не подходит. Кирихару для тестирования попросить он не мог, так как дизайн у меча был женским. Так что пришлось просить не совсем уж чужую Саяку.

Сегодня она надела этот пояс чисто для красоты, но вышло как нельзя кстати.

Благодаря магии гравировки в прочности и гибкости этот клинок не уступал кованой стали, а потому Саяка без колебаний ринулась в бой. Меча мужчина не испугался, но оружие все-таки заставило его отступить и оставить Кирихару в покое.

Тут же раздался взрыв — противника сковало холодом.

Хаттори выстрелил пулями сжатого воздуха нормальной температуры, но при их контакте с целью сжатие отменилось и произошёл взрыв, а благодаря адиабатическому расширению температура резко понизилась. Из-за внезапности удара и низкой температуры обездвиженный мужчина упал.

Тем временем человек, который оттолкнул Кирихару, шагнул вперёд для удара, но потерял равновесие. Ему под ноги со страхом в глазах смотрела Азуса — это её рук дело.

Дорога сделана из пористого бетона с хорошим дренажем: через множество мелких отверстий спокойно проходит вода. Если их с помощью магии напитать сжатым воздухом, дорожное покрытие вздуется.

А поскольку Кирихара уже лежал, то и поднялся первым.

Парень одним махом оказался перед мужчиной и резко надавил указательным пальцем ему на горло, даже не надавил — просто дотронулся. Тот попытался убрать руку Кирихары, но на полпути перестал двигаться и свалился на дорогу. Юноша применил свою излюбленную технику — Высокочастотный клинок. Если кратко, эта магия при касании заставляет с большой скоростью вибрировать любой цилиндрический объект.

Чтобы вызвать вибрацию, необходимо касание. А целью может стать и живое существо.

Сделав шею противника «рукоятью» клинка, а голову — «лезвием», Кирихара вызвал у мужчины сотрясение мозга. Юноша дождался, когда тот потеряет сознание, и развернулся, чтобы проверить, как там Саваки, которому пришлось драться с двумя врагами.

Однако волновался он зря.

Один мужчина уже корчился на дороге, а второго Саваки как раз добивал.

Семеро выпускников привели Джаз в одну из закусочных торгового района. Был вариант дождаться полиции, но Саваки настоял, что следует поскорее покинуть место происшествия. Девушки переживали, ведь если Джаз исчезнет, её отец будет волноваться. Но сама она уверяла, что ничего не случится, поскольку у неё есть телефон с GPS. Видимо, она с самого начала не собиралась идти в полицию, просто осторожничала.

— Простите, что заставили ждать.

— Извините.

— Благодарю. Как раз всем хватит, — поблагодарил Хаттори сходивших за напитками Канон и Исори.

Как только все собрались за столом, Саяка обратилась к девочке:

— Джаз, ты в порядке? Сильно испугалась?

— Нет, всё хорошо. Спасибо вам всем, — ответила она на чистом японском. В какой-то момент её собеседники даже забыли о том, что перед ними ребёнок.

Обычно ученики старших школ магии выглядят старше своих лет. Но Джаз вела себя так, что казалась ещё взрослее. Однако это они навязали ей свою компанию — спрашивать ещё и возраст было бы просто невежливо.

— Тебе что-нибудь известно о тех мужчинах? — спросила Канон вместо этого.

— Нет. Я не знаю их.

Не похоже, что Джаз что-то скрывала. Да и причин в этом не было, решили все.

— Хорошо... Не думаю, что на нас нападут в таком людном месте, но в любом случае не переживай: мы побудем с тобой до тех пор, пока не придёт твой папа, — сказала Канон, и её фраза будто послужила сигналом для мужчины, который хрипло воскликнул:

— Джаз?!

— Да, папа, это я, — ровно проговорила девочка несмотря на отчаяние в голосе мужчины. Во всяком случае, в её интонации не чувствовалось теплоты.

— Ты так внезапно пропала... я переживал... А вы кто такие? — спросил мужчина, который, по-видимому, был отцом девочки. При этом он не скрывал недоверчивость и насторожённость.

— Вы — отец Джаз? Меня зовут Хаттори Гёбу, — поднялся и представился Хаттори, так как они и впрямь выглядели подозрительно — во всяком случае, по мнению парня. — Мы случайно увидели, как четверо мужчин собираются похитить Джаз-сан, и не смогли пройти мимо. Затем решили отвести вашу дочь в многолюдное место.

— Так вот что приключилось... Меня зовут Джеймс Джексон... я отец Джаз... Приятно познакомиться.

Полностью сомнения, похоже, не развеялись, но отец Джаз немного расслабился. Говорил он по-японски не так хорошо, как дочь, но общаться с её спасителями всё же мог. Речь Джеймса показалась странной не только Хаттори, но никто не решился сказать об этом.

— Мы одолели похитителей и поспешили убраться оттуда, пока не подоспели сообщники. Если хотите обратиться в полицию, мы вас проводим.

— Нет... в этом нет надобности.

— Хорошо... Я не стану спрашивать об обстоятельствах, но вам лучше избегать безлюдных мест.

— Спасибо за совет... Мы вернёмся в гостиницу.. Благодарю за спасение дочери.

— Не стоит. Были рады помочь.

— Спасибо... До свидания, — Джаз обернулась и помахала выпускникам свободной рукой: за другую её держал отец.

Саяка, Канон и Азуса помахали в ответ.

Когда семья скрылась из виду, Хаттори тихо обратился к Саваки:

— Саваки, почему ты не сдал преступников полиции?

Похоже, Хаттори до сих пор не понимал, почему они пустили всё на самотёк.

За три года учебы парни не стали близкими друзьями, но Хаттори более-менее понял характер Саваки. Просто невозможно, чтобы тот испугался каких-то там похитителей.

— Они говорили по-китайски.

— Что?! — воскликнул Кирихара.

— Тише! — шикнула сидевшая рядом с ним Саяка.

— Простите, — извинился он перед всеми, отведя взгляд, но всё же продолжил говорить: — Не может быть... То же, что и два года назад?

Даже без упоминания Великого Азиатского Альянса все присутствующие поняли, что пытался сказать Кирихара.

— Давайте не будем делать поспешных выводов. Может, они вообще обычные преступники, никак не связанные с армией, — возразил Хаттори.

— Возможно, но они использовали боевые приёмы военных, — не согласился Саваки.

Возражений не последовало.

— Неужели всё повторится?.. — ужаснулась Саяка.

И никто не перевёл разговор в шутку.

◊ ◊ ◊

Джеймс Джексон сказал правду: они вернулись в гостиницу.

Только про это и не соврал.

— Капитан Джонсон, почему ты говорил по-японски так странно? — строго спросила у «отца» Джаз — капитан Жасмин Уильямс из отряда волшебников австралийской армии — после того, как они вернулись в номер и убедились, что их не прослушивают.

— А разве я не был похож на туриста, который впервые прилетел в Японию?

Джеймс Джексон — фальшивое имя. На самом деле его зовут Джеймс Дж. Джонсон. Он тоже капитан отряда волшебников австралийской армии.

— Разве что на третьесортного комика. Ты привлёк ненужное внимание и вызвал подозрения у тех парней.

— Правда, что ли? — безо всякой серьёзности спросил Джеймс.

— Нет, я точно поменяю партнёра, — вздохнула девушка.

— Очень в этом сомневаюсь.

И опять раздался вздох. Из слов Джеймса можно было понять, что их сотрудничество началось не сегодня и даже не вчера — их заставляют изображать отца и дочь на заданиях уже не первый год. Капитан Жасмин Уильямс — волшебник с улучшенным телом. Она родилась с магическими способностями, которые практически оправдали ожидания учёных. Единственным побочным эффектом была генетическая аномалия: подопытная не взрослела. В двадцать лет Жасмин выглядела как двенадцатилетняя девочка. И за последующие девять лет практически не выросла. Похоже на прогерию (преждевременная старость), только наоборот.

Австралийские военные не пытались лечить аномалию Джаз. Они посчитали, что волшебник с достаточной военной подготовкой и внешностью девочки — это лучше, чем обычная юная девушка. Её научили использовать эту особенность, и в итоге она стала экспертом по заданиям с проникновением. Двенадцатилетний ребёнок не вызовет никаких подозрений, но он ограничен в выборе действий. Для таких случаев и нужен «родитель» Джеймс.

Эта «семья» побывала на самых разных заданиях. Но, разумеется, если бы требовалось только сыграть роль «отца», то они могли бы обойтись и без Джеймса. Рост капитана Джеймса Дж. Джонсона — сто восемьдесят сантиметров, вес — семьдесят пять килограммов. У него тёмно-коричневые волосы и карие глаза. Он привлекает меньше внимания, чем другие люди европейской внешности. Тем не менее подобных ему в австралийской армии навалом. Джеймса выбрали партнёром Жасмин за боевые магические навыки.

Жасмин специализируется на дальнобойной магии, бьющей по большой площади. Хлипкое телосложение, да и состояние тела в целом, не позволяют ей вести ближний бой. Джеймс же превосходно владеет магией ускорения для атаки вблизи, а с другой стороны — может без труда взять Жасмин на руки и отступить. Одним словом, эти двое отлично дополняют друг друга. Проработав вместе много лет, они научились компенсировать свои недостатки. Командование никогда не разъединит эту пару.

— Ты знаешь, кто на меня напал? — перестав без толку ворчать, сменила тему Жасмин.

— Отряд Великого Азиатского Альянса. Военные волшебники, как и мы с тобой.

— Группа преследования? Но как нас раскрыли? — склонив голову набок, озадачилась Жасмин.

— Может быть, постаралась японская разведка? — ответил Джеймс, хоть и сам не верил в то, что говорил.

— Военные Азиатского Альянса и Японии сотрудничают?

— Выходит, что да, иначе они не стали бы нападать в открытую.

— Тебя это не удивляет? Они же только недавно заключили мир, — упомянула девушка. Предположение Джеймса выглядело не слишком продуманным, но Жасмин таки поверила: видимо, думала о том же.

— Им пришлось показать свои мирные намерения, чтобы не стать жертвой Нового Советского Союза или USNA.

— Но ведь на неофициальной, хоть и совместной операции, военные обеих стран должны быть настороже, не думаешь?

— Не только. Если противники мира совершат саботаж, Азиатский Альянс и Япония ударят в грязь лицом. Первые хотят уничтожить дезертиров собственноручно. Вторые же не могут допустить ещё одного теракта. Они были вынуждены пойти друг другу навстречу.

— И это явно не в наших интересах.

— Верно. Вот почему мы проберёмся на искусственный остров и сорвём церемонию открытия грандиозного национального проекта. — Они не только говорили о нынешнем положении дел, но и поспешно паковали вещи. — Всё собрала?

— Да. Пошли.

Поскольку на Джаз напали, эту гостиницу преследователи тоже нашли. Ни Жасмин, ни Джеймс в этом не сомневались. Наверняка за ними уже следят. Что выскользнуть через чёрный ход, что открыто выселиться из гостиницы — итог будет один. Чтобы сбросить хвост, они решили прибегнуть к слегка грубым мерам.

◊ ◊ ◊

Задание Тацуи заключалось в том, чтобы предотвратить теракт на банкете. На этот раз поиск террористов в его задачи не входил.

Видимо, эту часть работы взяла на себя бригада 1-0-1. На встрече было решено, что Казама свяжется с ним, когда обнаружит диверсантов. Вполне возможно, подполковник не хотел лишний раз светить тайным волшебником стратегического класса, особенно перед военными Великого Азиатского Альянса. Либо это решение приняла генерал-майор Саэки.

Так или иначе, парень не будет действовать как военный, поэтому пользоваться мобильным костюмом и другим спецоборудованием не сможет. Но хорошо, что не придётся работать отдельно от Миюки.

— Вернёмся в гостиницу? — спросил Тацуя у сестры, когда они отошли от бифштексной.

— Ну, я немного устала, так что...

Они действительно собирались вернуться к себе в номер. Всё как Тацуя и говорил Казаме.

— Вызвать такси? — услышав Миюки, спросила Минами. Хоть гостиница и находилась недалеко, пешим ходом туда добираться относительно долго.

— Да, вызови, пожалуйста.

— Сейчас. — Она достала из сумочки портативный терминал и открыла приложение для вызова беспилотных такси. Девушка резко нахмурилась.

— Минами, в чём дело? — спросил Тацуя, заметив замешательство у неё на лице.

— Приложение... не отвечает.

— Уверена?

Минами кивнула.

Тацуя достал свой терминал и провёл по нему пальцем.

— Похоже, проблемы со связью, — пробормотал он, не переставая смотреть в экран терминала; достаточно громко, чтобы Миюки и Минами услышали его. — И дело не в софте... Аппаратная ошибка... Нет, диверсия?..

Миюки тут же переменилась в лице. Минами напряглась.

— Террористы? Мы что, опоздали?.. — спросила Миюки, но Тацуя покачал головой:

— Нет, ведь если отрезать местную систему связи, она лишь переключится на альтернативную линию. Без более радикальных мер, вроде поджога или вооружённого нападения, теракта не выйдет.

— О, связь установлена, — невольно проговорила Минами и тем самым подтвердила догадку Тацуи.

— Полагаю, кто-то пытался сбежать. Не знаю, планировали они подобное заранее или действовали наудачу, но, скорее всего, они сломали несколько базовых станций, чтобы просто стряхнуть погоню.

В обычную мобильную сеть военные тайно установили собственные передающие узлы, тем самым обеспечив передачу огромных массивов данных и наладив связь в городе, где есть множество препятствий для сигнала. Когда повреждается один узел, система переходит на другой, а если узлов не остаётся, то для военной связи используются платформы в стратосфере и спутники.

Сломав базовые станции, можно лишь внести временный беспорядок в кооперацию отрядов. Всего на минуту, а то и меньше.

Но даже за столь короткое время можно найти брешь в окружении и сбежать. Тацуя считал, что противник достаточно опытен и не станет упускать эту крошечную возможность.

— Неужели... диверсанты недалеко от нас?

— Были недалеко. Поскольку проблем со связью больше нет, они наверняка уже сбежали, — снова отрицательно ответил Тацуя на вопрос сестры. — Минами, вызывай такси. Едем в гостиницу.

— Уже вызываю, Тацуя-сама.

Кто-то устроил диверсию систем связи, но этого недостаточно, чтобы Тацуя смог найти его Элементальным взглядом. Пока он ничего не мог сделать. Впрочем, в этот раз напрягаться не обязательно, ведь за дело взялись другие люди; уже не те, кто расследовал хаконский инцидент. Если что-то сделано в сети, то Санада и Фудзибаяси найдут какие-нибудь зацепки. Возможно, они уже обнаружили врага.

Тацуя решил, что каждый человек должен заниматься своим делом, и с Миюки и Минами сел в подъехавшее беспилотное такси.

◊ ◊ ◊

Кое в чем Тацуя оказался прав.

— Команда захвата, которую послали в гостиницу за австралийским агентом, разгромлена. Никто не убит, но все выведены из строя, — сухо доложила Казаме о провале операции Фудзибаяси.

Они находились в кабинете на военной базе, который им отвели для временного командного центра.

— Разгромлена, значит... Врагам что, кто-то помог?

— Нет. Они сами атаковали магией.

Люди Казамы вышли на след агентов, но арестовать их не удалось.

— Какой именно магией?

— У бойцов обнаружено острое отравление высококонцентрированным озоновым газом; наблюдается паралич.

— «Озоновый круг»? — будто у самого себя спросил присутствующий в комнате Санада, перебив рапорт Фудзибаяси.

— Санада?

— Извините, — вовремя спохватился мужчина, вспомнив, что командир рядом.

— Неважно. Почему именно Озоновый круг?

— Ах да... Существует и другая магия создания озона, но у нас тут нейтрализовали газом опытную контртеррористическую группу, к тому же на открытой местности. Очень похоже на Озоновый круг.

— Ясно.

Группы по борьбе с террористами учились обращаться не только с огнестрельным оружием и взрывчаткой, но и с химоружием. Им под силу выявить газ и защититься. Вероятно, отряд попал в высококонцентрированный озон до того, как успел среагировать. Для этого нужна магия, способная быстро создать очень много газа. Первое, что приходит на ум, — Озоновый круг, как и сказал Санада.

— Разве австралийские волшебники владеют этой магией? — засомневалась Фудзибаяси.

— Здесь нет ничего удивительного, — ответил Санада.

Озоновый круг — известная магия стратегического класса, использовать которую способны Уильям Макклауд из Великобритании и Кара Шмидт из Германии. Её разработали ещё в Европейском союзе, чтобы бороться с озоновыми дырами. Однако перед распадом ЕС страны подписали соглашение, которое разрешало передавать информацию о последовательности магии Озонового круга между его бывшими членами. А так как Австралия входила в Содружество наций, нет ничего странного в том, что эта магия попала к её военным.

Получается, либо Джеймс Джексон, либо та девочка — волшебник австралийской армии. А может быть, оба.

— Фудзибаяси, ты ещё что-то об австралийцах выяснила?

— Пока ничего. Но судя по записям псионового сенсора, магию использовала Жасмин Джексон. Именно она вывела из строя группу захвата.

— Маленькая девочка? — задумчиво проговорил Казама.

— Либо волшебница, замаскированная под маленькую девочку, — отметила Фудзибаяси.

— Намекаешь, что внешность обманчива? Тацуя вроде бы тоже говорил об этом.

Услышав это имя, Фудзибаяси на секунду переменилась в лице.

Казама не успел понять, что он увидел — настолько быстрым был порыв эмоций.

— Командир, думаю, вы наслышаны о том, что некоторых шпионов пичкают лекарствами для подавления вторичных половых признаков. Вполне возможно, что они научились контролировать развитие организма.

Казама проигнорировал бесчеловечное предположение Фудзибаяси и спросил:

— Ты узнала, кто помешал отряду Азиатского Альянса?

— Да. — На этот раз Фудзибаяси не скрывала эмоции: она криво улыбнулась. — Им помешали выпускники Первой старшей школы при Национальном университете магии. Они на год старше Тацуи-куна. На днях прошла церемония выпуска, и, судя по всему, они отправились на Окинаву, чтобы отпраздновать окончание школы.

— Если подумать, на приём приглашён старший сын главы семьи Исори. Какое забавное совпадение... или, лучше сказать, «препятствие»? — Казама усмехнулся и вздохнул. Больше выпускников он не упоминал. — Фудзибаяси, продолжай расследование. Санада, займись поисками вражеской базы.

— Так точно.

— Джеймс Джексон и Жасмин Джексон попали в объектив стратосферных камер. Они не уйдут.

— Отлично.

Санада и Фудзибаяси одновременно поднялись, приложили руку к голове и покинули комнату.