Лишь бы было интересно    
Глава 7. Экспорт в другой жанр как возможность познакомить людей с произведением или искусство медиамиксинга


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
abctex
3 г.
Огромное всем спасибо за работу над книгой! Довольно интересное чтиво, как скажем, поход на кухню элитного ресторана.
Ark, お願いします、お金は参加者間を分けるください: 60-10-20-10.
И большая просьба поправить ошибки для достижения идеала.
abctex
3 г.
Отсутствует текст в 7 и 8 главах docx с ирастами.
abctex
3 г.
"<... В ходе него переводчик(!) и автор обговаривают друг с другом...>"
Простите, что? В главе, да и во всей книге речь вроде как о редакторе и авторе. Кто же это "переводчик" такой?
arknarok
3 г.
>>23286
"<... В ходе него переводчик(!) и автор обговаривают друг с другом...>"
Простите, что? В главе, да и во всей книге речь вроде как о редакторе и авторе. Кто же это "переводчик" такой?

Видимо, косяк. Надеюсь, кто-нибудь поправит
abctex
3 г.
Орфус кто-нибудь читает?
bobertrobert
3 г.
Главный герой, Шиба Тацуя, очень далек от читателя, думает непонятно о чем и совершенно непобедим. В роли главной девушки Шиба Миюки, которая вовсе не обращает внимания ни на кого, кроме главного героя, полюбить которого довольно тяжело - но ведь если он так часто пишет, какие Шиба неправильные, как он тогда вообще объясняет, что Ученик стал одной из самых успешных его работ?
bobertrobert
3 г.
В оригинале Тацуя был менее крут, но уничтожал всё на своём пути с одного удара? Мне как-то сложно это представить. Но с другой стороны, идея с раскрытием их отношений довольно хороша, особенно когда авторы слишком любят лепить подруг детства по принципу "да они же с детства друзья, ёпта, зачем объяснять из-за чего они любят друг друга? И так сойдёт!".
arknarok
3 г.
>>23280
В оригинале Тацуя был менее крут, но уничтожал всё на своём пути с одного удара? Мне как-то сложно это представить. Но с другой стороны, идея с раскрытием их отношений довольно хороша, особенно когда авторы слишком любят лепить подруг детства по принципу "да они же с детства друзья, ёпта, зачем объяснять из-за чего они любят друг друга? И так сойдёт!".

Круче =/= сильнее.
bobertrobert
3 г.
>>23281
Круче =/= сильнее.

Ну, если он уже даже в веб-романе всех уносил с одного удара, то сложно это не называть крутостью, а не просто силой. Другое дело, как по мне, намного интересней было сделать Тацую более человечным в плане возможностей, чем только накручивать God Mode по нарастающей. Хотя в принципе, после этой книги мне стала более понятна логика многих сюжетных поворотов Сато.
abctex
3 г.
Ито Ноидзи? Может, Ито Томохико?
arknarok
3 г.
>>23277
Ито Ноидзи? Может, Ито Томохико?

いとうのいぢ. Как вы предлагаете читать это имя? :)
abctex
3 г.
>>23278
いとうのいぢ. Как вы предлагаете читать это имя? :)

Просто предположил. Потому как не смог найти такого человека в стаффе.
дурилка картонная
3 г.
>>23279
Просто предположил. Потому как не смог найти такого человека в стаффе.

Иллюстратор Shakugan no Shana.
Samp1eText
3 г.
Очень занятное описание внутренней кухни. Спасибо за рождественский/новогодний подарок!

Глава 7. Экспорт в другой жанр как возможность познакомить людей с произведением или искусство медиамиксинга

Все решается еще до того, когда книги выкладывают на полки магазинов

Как вы думаете, когда начинается битва редактора написанного на заказ произведения против рынка?

Если вам показалось, что «в момент появления книги на полках» или «в момент открытия предзаказов», то вы, к сожалению, ошибаетесь.

На самом деле в эти моменты битва как раз заканчивается.

Она начинается с обсуждения книги с автором, остальные этапы — выбор иллюстраций, дизайн, аннотация, название… Завершается битва еще до того, как книга попадает на полки. Конечно, есть еще и последующая рекламная кампания, однако никто не станет давать каждому тому рекламный бюджет в несколько миллионов иен. Вопрос сводится лишь к тому, ограничится ли реклама стандартными каналами, или к ней будет какой-то довесок (сообщения от автора в блоге или Твиттере, публикация рассказа в Dengeki Bunko MAGAZINE и прочее).

Появление книги на полках сродни моменту, когда перед глазами появляется таблица результатов — создатель уже мало чем может повлиять на результат. Именно поэтому все необходимые шаги и тактики необходимо продумывать и претворять в жизнь до выхода книги в продажу.

Можно верить, что достаточно лишь подождать, и кто-то возьмет книгу. Можно надеяться, что если книга хороша, кто-нибудь ее наверняка прочитает. Но время такого «наверняка» давно прошло. Даже самую хорошую книгу не прочитают, если не узнают о ее существовании. Просто выставленная на полки книга — невидимка для читателя, он считает ее просто деталью интерьера.

Как же сделать так, чтобы читатель заметил книгу, взял в руки и донес до кассы?

Только рассказать ему о ней, больше никак. Когда перед выходом книги сделано все, что только можно, дальше остается думать над всевозможными рекламными кампаниями. Любые мелочи способны обратить внимание читателя на книгу и поспособствовать их встрече в магазине. Как правило, при слове «реклама» люди сразу представляют ролики по телевизору, огромные объявления в газетах и прочие дорогостоящие кампании, но мы таким не занимаемся. Например, мы можем обратить внимание читателя на книги через афиши (так мы называем небольшим рекламные объявления, развешанные в магазинах). Если среди обозначенных на афише книг выделить одну и подписать «рекомендуем!», она в глазах читателя явно выбьется из фона.

Задача рекламы — не упустить возможность выставить книгу напоказ. Это значит, что выделенным на рекламу бюджетом нужно распорядиться эффективно. Если вложить деньги туда, где нет потенциальных читателей, реклама не добьется ровным счетом ничего.

Видишь зачатки хита — вкладывайся по-крупному!

Предположим, что в мире беспощадной конкуренции редактору повезло. Новый проект хорошо восприняли, и начальство почти сразу отправляет уведомление, что книга отправлена на допечатку.

Разумеется, отвечающему за успех книги редактору сразу захочется от радости станцевать. Я и сам после таких новостей вскакиваю с рабочего места и кричу «победа-а-а-а!». Затем мне, конечно, приходится перед всеми извиняться, но радость от того, что «мою работу любят» никак не сдержать!

Как только в произведении появляются намеки на зачатки хита, редактор должен немедленно приступить к разработке дальнейшего плана.

Можно сказать, корабль успешно вышел в море, но теперь надо решить, каким маршрутом он пойдет, чтобы не развалиться и не попасть в шторм.

При обнаружении зачатков хита я выбираю тактику, которую называю «реклама по-крупному».

Рекламировать по-крупному можно, грубо говоря, одним из двух способов: либо своими силами, либо с привлечением внешних.

Первый способ подразумевает единственный боевой план, доступный редактору: постоянно выпускать новые тома. Сумиока Яко, религиовед из эпохи Мэйдзи, в свое время написал гимн, где встречались слова «Постоянство есть сила». Позднее, в эпоху Тайсё известный педагог Хирамацу Оридзи прославил их. Величие фразы становится мне все яснее с каждым годом.

Регулярный выпуск томов, которые пишутся с нуля, — лучшее, чем их можно разрекламировать, и крупнейшая рекламная компания, которую может провести редактор своими силами.

Развлекательные произведения как правило имеют сериальный формат и фокусируются на персонажах. Если сиквелы отвечают на запросы читателей, ждущих развития сюжета и новых приключений, они служат рекламой всему тайтлу.

Однако регулярный, а то и ежемесячный выпуск произведения приведет к тому, что чувство новизны быстро угаснет. Более того, можно даже ненароком начать выпускать тома быстрее, чем их будут успевать читать. От этого у читателя появляется ощущение, что с покупкой можно уже и не торопиться. Другими словами, важно выдерживать идеальный темп (который по моим ощущениям составляет от 2 до 4 книг в год).

Ну а второй способ рекламирования по-крупному называется медиамиксингом.

Ранобэ прекрасно подходит для медиамиксинга

Если судить по моему опыту, то через какое-то время после стабильного роста продаж серии наступает период, в котором восходящая кривая прибыли выравнивается и стагнирует. Этот этап можно назвать «лестничной площадкой» (замечу, что речь идет о росте, остановившемся на довольно хороших тиражных показателях).

Я не совсем понимаю причины этого явления, но полагаю, что стагнация наступает после того, как произведение попадает в руки всех потенциальных читателей. Один из способов снять еще больше сливок — прибегнуть к медиамиксингу.

Разумеется, нужно продолжать стремиться писать более интересные книги, прислушиваться к мнению читателей и распалять их ожидания. Борьба за качество произведений и обращение к рекламе извне не исключают друг друга.

Итак, что есть медиамиксинг?

Строго говоря, это адаптация или экспорт содержимого произведения в некую иную среду.

В случае Дэнгэки Бунко в качестве содержимого произведения выступает книга, а целевой средой — мерчендайз, электронные издания, манга, игры (и компьютерные, и смартфонные), аниме (и телевизионное, и полнометражное), фильмы (опять же, телевизионные и полнометражные), постановки, совместные проекты с другими тайтлами и так далее.

Я считаю ранобэ крайне эффективным первоисточником, поскольку в их случае любой медиамиксинг повышает охват чувств покупателя.

Что я понимаю под повышением охвата чувств?

В ранобе покупатель использует зрение, чтобы наслаждаться текстом.

В манге покупатель использует зрение, чтобы наслаждаться текстом и статичным изображением.

В аниме зритель использует зрение и слух, чтобы наслаждаться динамическим изображением и звуком.

Думаю, по этим примерам должно стать понятно, что при экспорте ранобэ в другой жанр произведение неизбежно прирастает информацией.

Как правило, информационно ёмкие медиаформы имеют более крупную потребительскую базу. Потребитель не только наслаждается произведением, но и меньше нагружается (ему меньше приходится додумывать), поэтому продукт получается более массовым. (Я неожиданно ввел термин «потребитель», который в данном контексте несколько отличается от термина «покупатель». В случае телевизионного аниме потребитель смотрит его бесплатно, а покупателем становится только если покупает DVD или BD.)

При любой адаптации ранобэ повышается количество информации, за счет чего появляется возможность привлечь новых потенциальных потребителей. Например, при выходе манга-адаптации можно привлечь ту часть аудитории, которая читает мангу. Но обратное неверно: когда появляется ранобэ-адаптация манги, всем кажется, что такое произведение направлено только на самых преданных фанатов. У такой адаптации меньше рыночного пространства, чем у оригинала.

Другими словами, если представить медиамиксинг в качестве реки, то ранобэ будут стоять у самых ее истоков. Когда я говорю о том, что ранобэ отлично годятся для медиамиксинга, я всегда представляю себе, как произведение плывет по течению и добирается до широкого устья.

Разумеется, главный плюс медиамиксинга — возможность рассказать о произведении тем, кто о нем не знает.

Подобно тому, как вкусы и увлечения отличаются у разных людей, среди потребителей встречаются воспитанные на какой-то одной медиаформе.

Кто-то только читает мангу, кто-то только смотрит аниме, кто-то только слушает музыку и так далее. Возможно, я несколько утрирую, но наверняка есть достаточно много людей, которые не притронутся к произведению, если его не существует в их любимом медиажанре. Не то, чтобы они презирали все остальные жанры — они о них просто не знают.

Я считаю, что задача медиамиксинга — объяснять им, что существуют и иные жанры.

В случае успешной адаптации узнаваемость тайтла взлетает в разы.

Эффективность адаптации можно выразить и понятным каждому образу — через увеличение тиража. Скажем, до начала трансляции «Сяны» общие продажи вышедших на тот момент десяти томов составляли 1,2 миллиона книг. После конца первого сезона, когда книг (вместе со спин-оффами) стало 16, их общие продажи составили 5 миллионов. То есть, выросли в четыре раза.

В случае «Индекса», до начала трансляций аниме тираж первых 17 томов составлял 3,2 миллиона копий. После первого сезона, «Рейлгана» и второго сезона в 2010 году «Индекс» стал первым в истории Дэнгэки Бунко тайтлом, покорившим отметку в 10 миллионов проданных книг. Таким образом, за два года продажи выросли втрое.

Наконец, «Sword Art Online». На момент анонса аниме общий тираж первых 8 томов составлял 1,65 миллионов книг. К концу первого сезона книг стало 11, а проданных томов — 6,2 миллиона. Опять рост в четыре раза.

Все эти показатели — заслуга аниме.

Как «Некий магический Индекс» успешно покорил другие жанры

Если проводить аналогии с футболом, то я — редактор-нападающий.

Медиамиксинг — это не только гигантские проекты на сотни миллионов иен, вроде игр и аниме. Есть и менее масштабные вещи, в которых редактор даже в одиночку может сделать многое.

Например, комиксы.

Моя сущность нападающего эффективнее всего срабатывает в «нападениях» посредством таких форм адаптаций, которые могут воплотиться в жизнь благодаря усилиям редактора. Комиксы как раз к ним относятся.

В качестве примера нападения могу привести мою просьбу к конкурирующей компании Square Enix разместить в их ежемесячнике «Shounen Gangan» манга-адаптацию «Некоего магического Индекса». Это сейчас манга-адаптации ранобэ встречаются повсеместно, но в те времена, если мне не изменяет память, это был довольно редкий случай.

Среди читателей манги немало тех, кто читает мангу только одного издательства. Скажем, если какой-то ребенок вырос на журналах Gangan, он и в будущем будет покупать мангу, которую в нем печатают. Конечно, мы можем показать ему листовку с новыми произведениями Дэнгэки Бунко, но он фанат комиксов Gangan, поэтому на него такая реклама не сработает (хотя, конечно, бывают и исключения).

Но есть способ это исправить.

Как вы уже поняли, состоит он в том, чтобы печатать в Shounen Gangan манга-адаптацию книги Дэнгэки Бунко.

После этого вышеупомянутый читатель будет считать «Индекс» произведением издательства Gangan Comics (и наконец-то войдет в ряды целевой аудитории рекламы).

Далее остается заинтересовать его мангой, а когда она ему приглянется — рассказать об оригинальном произведении. Если читателю захочется прочитать продолжение манги, он купит книгу нашего издательства.

Реклама, которая наугад презентует произведение кому попало, работает вполсилы (или не работает вовсе). Нужно помнить о том, что произведения сами по себе служат рекламным материалом и думать о поисках оптимального подхода к потенциальным читателям, а также о создании и расширении возможностей знакомства этих читателей с произведением.

В качестве еще одного подобного примера могу привести манга-адаптацию «Непутевого ученика в школе магии», которая выходит в журнале «G Fantasy» компании Square Enix. Особенность этой манги не только в том, что она старается попасть на глаза как можно большему числу людей. Манга сама по себе идет на всевозможные уловки и ухищрения, чтобы поразить читателей.

В последней время добавилась еще одна разновидность медиамиксинга — всевозможные спин-оффы. Я уже говорил о «Некоем научном Рейлгане», но могу добавить, что спин-оффы могут быть и ранобэ, как например «GunGale Online» Сигсава-сана, написанное по «SAO» Кавахара-сана.

Поскольку спин-оффы в первую очередь нацелены на читателей оригинальных произведений, перед их созданием необходимо тщательно проработать как содержимое, так и средство публикации.

Скажем, манга-версия «Индекса» выходит в журнале Gangan, посвященном любителям сёнэн манги и содержащем произведения мангак, которые даже в название произведения и разбивку на фреймы вкладывают драйв и экшен. В свою очередь, «Рейлган» печатается в Dengeki Daioh, который покупают ценители хорошеньких девушек. Поэтому в произведениях журнала крайне сильны женские составы, а от мангак требуется в первую очередь умение рисовать обаятельные жесты и создавать атмосферу. С «Непутевым учеником» было то же самое, мы искали человека, который сможет как можно круче изобразить Шибу Тацую.

У одного произведения могут быть несколько сильных сторон.

Крутой главный герой, обаятельная героиня, приятный экшен… Чтобы побочное произведение понравилось читателям, нужно заострить внимание на чем-то одном и найти рынок, который оценит эту сторону произведения.

Тайны создания аниме «Sword Art Online»

Когда в 1 томе «SAO» игроков запирают в смертельной игре, произведение прыгает на два года вперед. По-настоящему, история начинается после открытия 74 (из 100) уровней Айнкрада и заканчивается на 75. 2 том содержит несколько историй, описывающих некоторые события, случившиеся за эти два года до начала основного сюжета.

На дворе стоял 2011 год, мы обсуждали сценарий аниме «SAO». Самым первым на повестке дня стоял вопрос о композиции сериала (т.е. «как именно мы уложим сюжет в 26 серий»), который быстро перетек в обсуждение, идти в точности по ранобэ или же расположить события в хронологическом порядке.

Решение вынес режиссер Ито Томохико. В 2015 году он во время одного ток-шоу пояснил его следующим образом:

— Аниме «SAO» — история о Кирито, Асуне и о том, как Асуна излечила душу Кирито. Как результат, они прошли Айнкрад.

Когда Ито Томохико прочитал арку Айнкрада (1 и 2 тома), он сразу решил, что аниме пойдет по пути выстраивания событий в хронологическом порядке.

— Кирито много времени сражался в одиночку, и поэтому никак не мог забыть о смерти Сати из «Черных кошек» на 27 уровне. Я решил, что нужно изобразить процесс исцеления душевной травмы Кирито. Я хотел показать его силу именно через преодоление трудностей.

В аниме Кирито, тянущий за собой груз смерти Сати, знакомится на 35 уровне с похожей на сестрёнку (Сугуху) Силикой, на 47 уровне сотрудничает с добродушной Лизбет, а на 61 уровне впервые объединяется в команду с рапиристкой Асуной. Они влюбляются, и у них даже появляется «ребенок» в лице Юи. И уже потом Кирито, которому теперь есть кого защищать, наконец-то проходит игру.

Если рассматривать события с такой точки зрения, решение об экранизации «SAO» в хронологическим порядке может показаться очевидным. Но если рассматривать подход Ито Томохиро в контексте первоисточника, аниме выбирает точку зрения, которая в книгах не рассматривалась. Как я уже говорил, в первом томе оригинала история сразу переходит к битвам на передовом 74 уровне, а Сати, Силики, Лизбет и Юи там нет (они появляются уже во втором томе). Тогда этот поход казался очевидным, и нам не приходило в голову что-то менять. К тому же эту структуру повествования уже одобрило множество читателей. Мы знали, что она хорошо продается и считали, что лучше не напишешь.

Но в то же время, если обратить внимание на замечания Ито Томохиро, можно заметить, что первый том действительно не слишком подробно рассматривает душевное состояние Кирито. Мы заметили, что если восполнить этот недостаток, то сюжет приобретает дополнительную глубину. Новая точка зрения, рассматривающая душевную травму Кирито, не появилась бы без усилий Ито Томохиро. Успех аниме показал, что подход режиссера оказался правильным.

Успешный медиамикс требует повторного обдумывания мотива

История любой адаптации начинается, грубо говоря, с одного из двух событий: либо к нам обращается другая компания, либо к ней обращаемся мы.

К счастью, в случае Дэнгэки Бунко запросы почти всегда приходят извне.

К нам обращаются редакторы журналов и продюсеры аниме-компаний. Как только сделка начинает обретать реальные очертания, редактор первоисточника переходит к более конкретным переговорам.

Медиамикс подразумевает, что произведение создается заново каким-то другим творцом. Без стремления воссоздать произведение оно точно не получится адаптацией оригинала.

Во время совещания я делаю главный упор на том, чтобы переопределить изначальный мотив произведения вместе с новым членом творческой команды.

Я уже писал, что мотив — железный, непреложный закон, который нужно оберегать любой ценой. Поэтому вам может показаться странным, что теперь я предлагаю его переопределить, а значит, изменить.

Однако смена формата означает, что меняются изобразительные и художественные приемы. Скажем, книжный формат предполагает чтение на любой удобной читателю скорости. При необходимости читатель всегда может вернуться и перечитать какое-нибудь место несколько раз. А вот формат аниме предполагает, что изображение льется на зрителя непрерывным потоком вне зависимости от его мнения. Нельзя отмотать время, чтобы посмотреть серию еще раз, нельзя вчитаться в какую-нибудь страницу повнимательнее. Но есть и другая сторона: если книгу потребитель должен активно читать, то аниме проигрывается само. Благодаря этому о произведении узнает куда больше человек.

Любая адаптация требует тщательного подхода, учитывающего особенности того или иного формата. Нужно спросить, по какой концепции делался первоисточник, и какие читатели его поддерживали. Затем спросить, какая концепция будет стоять за аниме и кто будет его смотреть. Когда в команде появляется новый человек, некоторые вещи приходится обдумывать заново.

Я не говорю о том, что без изменений обойтись невозможно. Но как же тогда быть? Что должно измениться, что остаться неизменным? Процесс обсуждения всех этих важнейших вопросов я и называю «переопределением мотива».

Если вопрос о новом мотиве так и останется в подвешенном состоянии, между командой не будет взаимопонимания. Может получиться продукт, который не покажет того, что обещала реклама, или который передаст предполагаемым потребителям неправильный посыл и войдет в число «адаптаций, не понявших оригинал».

В случае аниме-проектов большую роль в решении вопросов о том, как менять или не менять изобразительные средства при переходе к новому формату, отводится режиссеру (но бывают и исключения). Вы ведь не захотите подняться на корабль, где капитан не слишком уверен, куда вы вообще плывете? Успешному медиамиксу обязательно нужен такой капитан, который приведет корабль проекта куда надо. В случае аниме роль капитана исполняет именно режиссер (а редактор играет роль моста между режиссером и писателем). Можно сказать, новое видение и осмысление «SAO» появилось у режиссера Ито именно благодаря тому, что он переосмыслил мотив произведения.

Аниме «Рейлган», погнавшееся за всеми образами Мисаки Микото

Через какое-то время после того, как у «Индекса» появилась спин-офф манга «Рейлган», по ней сняли аниме. Каждый раз при переносе произведения в новый формат мы переопределяли мотив. Я очень хочу объяснить ход наших мыслей, но для справедливости замечу, что мы не просили друг друга выражать мотив вслух, так что вся эта секция — не более чем мои догадки. Извините.

Полагаю, Камати-сан, писавший сюжет в том числе манга-версии «Рейлгана», хотел сделать экшен-комикс с участием детективного дуэта Мисаки Микото и Сираи Куроко. В свою очередь, мангака Фуюкава Мотои-сан добавил от себя в произведение еще одну драматичную тему: «талантливая и бесталанная девочки ничем не отличаются друг от друга». Аниме присоединило ко всему вышеперечисленному еще и элемент истории взросления четырех своеобразных девушек: Мисаки Микото, Сираи Куроко, Уихару Кадзари и Сатэн Руико.

В некотором смысле «Рейлган» можно даже назвать попыткой создателей «Индекса» написать фанатское произведение. Во время работы над мангой и Камати-сан, и Фуюкава-сан создавали собственную Мисаку Микото, какой себе ее представляли. В результате синтез их задумок показал очень хороший результат, но уже на этом этапе работа над спин-оффом зашла в цугцванг (в том смысле, что спин-офф сам по себе оригинальное произведение, но его обязательно будут сравнивать с образцом в лице ранобэ). Именно цугцванг, то есть отсутствие однозначно правильного образа, привел к тому, что во время обсуждения сценария экранизации собственные идеи и задумки относительно Мисаки Микото выдвинули все: режиссер, сценарист, Камати-сан, продюсер и так далее.

Естественно, на обсуждении начался хаос. Из-за цугцванга споры могли продолжаться вечно, но в конце концов собравшиеся должны были сойтись на каком-то одном ответе. Поскольку в идеале решение должно устроить всех участников собрания, во время его принятия важно учитывать весь процесс целиком.

Во главе экранизации «Рейлгана» стоял режиссер Нагаи Тацуюки-сан. На момент начального обсуждения сценария ему было всего 31 — он был моложе всей остальной команды, не считая Камати-сана. Тем не менее, он сумел донести свое видение даже до сценариста и продюсера — маститых ветеранов индустрии — а затем объединить мнения в единое целое. В конечном счете, в качестве нового мотива («дружная команда из Мисаки Микото, Сираи Куроко, Уихары Кадзари и Сатэн Руико») мы приняли как раз тот подход, который Нагаи задумывал с самого начала. Именно с его мнением смогли согласиться все остальные. Благодаря тому, что в ходе совещания нам удалось принять Нагаи-подход в качестве мотива, мы никогда не застревали в сценарных тупиках надолго. Мы знали, к чему стремимся, и шли по намеченному пути.

В ходе работы над всевозможными адаптациями я ощутил, что самое главное в режиссере — не умение хорошо рисовать или рассказывать интересные истории, а способность окружать себя аурой. У режиссера Нагаи это получалось просто великолепно. Он испускал такие флюиды власти, что все остальные слушались каждого его слова. Как-то раз во время попойки я говорил с ним на эту тему, и он сказал, что никогда об этом не задумывался и не ведет себя так сознательно. Вполне возможно, он и правда такой от рождения, но сути это не меняет!

По-моему, каждый режиссер, с которым мне доводилось работать, обладал какой-то своей аурой. Особенно я хочу отметить Симбо Акиюки («Моя кузина — инопланетянка») и Нисикиори Хироси («Некий магический Индекс»). Оба они восхитительно владели пространством вокруг себя (к сожалению, мне ни за что не хватит места привести примеры из работы с ними, так что как-нибудь в другой раз).

У каждого режиссера есть свои методы. Они вносят в проекты стабильность и становятся локомотивами, которые тянут их вперед.

Успешный медиамикс умеет уловить атмосферу

Книги «Ореимо» написаны от первого лица, то есть повествование в них идет от лица протагониста (к этой книге это, кстати, тоже относится).

На практике первое лицо помогает читателю вжиться в роль протагониста и повышает степень вовлеченности в происходящее.

Но с другой стороны в таких произведениях описывать можно лишь то, что известно протагонисту. Представьте, что у главного героя произведения в руках камера. Все, что она видит — и есть «вид от первого лица». Поскольку камера всегда находится при герое, она не видит, что происходит где-нибудь в другом месте.

Это доставляет множество неудобств.

В «Ореимо» мы не могли описывать события в тех местах, где не находился главный герой, Косака Кёске. Например, в восьмом томе есть сцена, в которой Куронэко просит Кёске встречаться с ней, а тот соглашается. Мы страшно хотели нарисовать, как потом Куронэко дома билась в экстазе и радовалась, но поскольку Кёске узнал бы об этом, лишь если бы каким-то образом подглядывал (что невозможно без нарушения сюжетной логики), у нас ничего не вышло.

Манга и аниме в свою очередь не пишутся от первого лица, там все это возможно. Из-за этого сразу появляется возможность показать сцены, которые читатели хотели, но не могли увидеть, вроде тайного для главного героя собрания девушек или встречи коварных злодеев.

«Очаровательный экстаз Куронэко после согласия Кёске» мы все-таки изобразили в 7 серии 2 сезона и получили море положительных отзывов. Я считаю, что эта сцена «уловила атмосферу» и разгадала желания читателей.

Фанаты обязательно поймут, если над медиамиксом работали спустя рукава, и скажут, что создатели «не уловили суть». Всем будет казаться, что фанаты ценят тайтл больше создателей. Уловить пожелания фанатов — задача и идеал любого медиамикс-проекта.

С этой точки зрения даже я сам беру экранизацию «Ореимо» за образец. Поскольку выбранный нами иллюстратор, Кандзаки Хиро-сан, также работал и аниматором, при создании аниме мы, разумеется, рассчитывали, что он лично вдохнет в иллюстрации жизнь.

Я считаю, что фанатов будоражит сама мысль о том, что иллюстрации из книги оживут как есть. Это действительно самое сокровенное из их желаний. Поэтому когда после многих трудностей и передряг дизайнером персонажей аниме стал Ода Хироюки (он же Кандзаки Хиро), я не сдержался и пустился в пляс на рабочем месте.

В результате аниме ждали оглушительный успех и второй сезон. При этом иллюстратор продолжал работать над произведением до самого конца.

То же самое случилось с «Непутевым учеником». Нам удалось поручить дизайн персонажей все тому же Исида Кана-сану и добиться огромного успеха.

Я считаю, что результаты этих аниме отражают исполнение фанатских желаний. Умение их прочитать — необходимое условие успешного медиамикса.

Обращение к писателям, впервые столкнувшимися с адаптированием

Как только начинается работа над аниме, писатель встречается лицом к лицу с режиссером и сценаристом. Там они знакомятся, обещают дружно работать над проектом, находят взаимопонимание, а потом идут напиваться.

Так вот, от «первой попойки» во многом и зависит успех медиамикса.

Очень часто во время таких попоек участники делятся на «творцов» и «продюсеров»... из-за этого между людьми появляется овраг, который мешает разговаривать.

Поскольку другого такого шанса добиться взаимопонимания не будет, во время попоек я хватаю писателя и тащу разговаривать с режиссером и сценаристом. По-хорошему, я отношусь к лагерю «продюсеров», но в их компании не сижу и стараюсь как можно больше времени проводить с автором в стане «творцов».

Если выстраивать с творцами отношения взаимного сдерживания, с ними сложно будет стремиться к одной и той же цели на правах боевых товарищей. Пускай говорить мы будем о сущей чепухе, важнее всего то, что мы будем проводить время вместе. Совместный проект займет никак не меньше года, и на каком-то этапе обязательно понимаешь, что смысл наладить контакты все-таки был.

Во время попоек я стараюсь найти общий язык с как можно большим числом людей и обсудить с ними какие-либо не особо связанные явления из индустрии развлечений. При этом я только хвалю эти явления и рассказываю об их плюсах.

Если говорить предметнее, я обсуждаю с ними мои любимые голливудские фильмы и недавние серии заграничных телесериалов. Если бы речь зашла об отечественных книгах, манге или фильмах, я мог бы по случайности наткнуться на причастного к ним человека. После этого обмениваться отстраненными мнениями и осыпать коллег по цеху похвалой становится сложно, дело обязательно доходит до придирок, а придирки — штука непродуктивная. Я считаю, что любой контент в идеале должен создаваться по позитивному методу, поэтому стараюсь такие темы не обсуждать.

Чем чаще и дольше я говорю на отстраненные темы, тем отчетливее проявляется феномен общего языка проекта.

Суть этого феномена в том, что в процессе работы команда начинает работать так слаженно, что никому ничего не приходится пояснять. По сути, когда после успешной попойки команда собирается на совещание, разговоры на нем звучат как-то так:

— Помните я на попойке говорил, почему мне нравится такая-то сцена такого-то произведения? Я думаю, нам нужно добиться здесь такого же ощущения.

— А-а, все понятно. Давайте подумаем, как это сделать.

Подобное общение возможно только в том случае, когда оба человека нашли общий язык, и в этот язык входит описание «такого ощущения».

При производстве аниме деньги, люди и время ценятся на вес золота. Наладив эффективные каналы передачи мыслей, можно избавиться от недопониманий и сэкономить гору времени, которое в противном случае пропало бы напрасно.

Когда нам с каким-либо автором предстоит участие в первом для него адаптационном проекте, я обязательно рассказываю, что «ключ к успеху — болтовня на отвлеченные темы на первой попойке».

Какова программа-максимум медиамикса?

Программа-максимум медиамикса: удовлетворить всех причастных на 80%. Возможно, вам кажется, что я низко беру, но мне кажется, что никто и никогда не бывает удовлетворенным на все сто.

Творчество — не типовое производство. Произведения рождаются из характеров людей, и иногда эти люди сталкиваются лбами.

Произведение появляется на свет неповторимым, и я полагаю, что именно уникальность проекта приводит к тому, что кто-то обязательно не будет им до конца доволен. Сам я ни за что не буду на все сто доволен чем-то, что делал не я. Я делал произведение с кем-то еще, а значит, по ходу дела обязательно случались недовольства и компромиссы, которые могут быть связаны с чем угодно: со сценарием, картинкой, режиссурой, музыкой и так далее. Медиамикс тем ближе к идеалу, чем меньше в нем компромиссов и чем больше попросту хороших моментов. Разумеется, мы, как творцы, всегда надеемся на то, что результат превзойдет ожидания читателей и зрителей.

Нужно стремиться привести медиамикс к успеху ради того, чтобы он продолжился. Если начинать проект просто затем, чтобы «продать побольше книжек», в команде не будет взаимного доверия. Проект должен прийти к успеху в другом формате, и уже тогда он повлияет на оригинальное произведение. Нужно всеми силами помогать медиамиксу, чтобы произведение имело одобрение и поддержку создателей во всех форматах. Я считаю, что это самый простой способ повысить известность тайтла.

Конечная цель произведения в новом жанре

Моя личная мечта касаемо медиамиксинга состоит в экранизации Голливудом.

Дело в том, что голливудские фильмы и сериалы — вершина всей индустрии развлечении. Больше нигде в мире и никогда в истории у произведения не бывает таких огромных бюджетов, таких передовых спецэффектов и такой массивной аудитории.

Поскольку задача медиамиксинга — «познакомить с произведением побольше людей», Голливуд вполне можно назвать конечной целью.

Безусловно, голливудские продюсеры заключают с создателями довольно жесткие контракты, которые в том числе запрещают вмешательство создателей оригинального произведения в работу над сценарием (то есть у создателя нет права вето). В случае такого медиамиксинга получить продукт, который не предаст ожидания фанатов, крайне сложно.

Тем не менее, я считаю, что поставить произведение Дэнгэки Бунко на главную сцену всего мира — великая цель, и надеюсь воплотить ее в жизнь!

На данный момент возможность прийти к ней есть у «Sword Art Online». И аниме, и книги прогремели на весь мир, тираж ранобэ перевалил за 16,7 миллионов томов, и эта цифра уверенно растет как внутри страны, так и за ее пределами. Полные комплекты BD и DVD с обоими сезонами аниме разошлись по всему миру тиражом более 1 миллиона экземпляров. Особенно впечатляющих экземпляров аниме добилось в Германии, где было продано 65000 полных комплектов, что сравнимо с продажами внутри самой Японии (немцы, как и японцы, любят покупать аниме для коллекции и никогда не смотреть). Производство голливудского контента требует соответствующих гигантских расходов, поэтому всемирная популярность произведения — совершенно необходимое условие, и «SAO», на мой взгляд, его выполняет. Разумеется, в случае чего я обязательно попытаюсь донести до Голливуда мою теорию «улавливающего атмосферу медиамиксинга»!