Том 4    
Глава 6. Всё ложь


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
yozhik
26.06.2020 20:20
Спасибо, спасибо!От души благодарю за новую порцию викторианской Англии!Удачи вам в личной жизни, работе, досуге и хобби,и в целом всех благ!
reglais
16.04.2020 19:02
На английском есть пять томов целиком и часть шестого, перевод активен. Его наличие влияет на скорость перевода (поскольку я могу прочитать отрывок заранее и меньше разбираться с японским), но не влияет на скорость выхода глав, которая зависит в большей степени от занятости редактора.
У уже переведённых глав проставлены названия, можете отслеживать прогресс перевода по ним.
existenlight
04.04.2020 21:29
На английском есть прода или перевод ведётся с японского?
scorpionxxx
23.12.2019 12:17
Так чем эта история закончилась? Где можно прочесть вкратце?
naazg
17.11.2019 21:32
Спасибо
yozhik
13.08.2019 12:41
И в списке команды вновь появился редактор.Странные дела творятся.Но как бы то ни было : том после экранизации, как же я тебя жду!Искренне благодарю за перевод.Продолжу ждать полный томик.
lastic
12.08.2019 20:05
Ох, ну дела
yozhik
10.07.2019 09:38
А редактор получается сошел с дистанции?В любом случае, большое спасибо за перевод!Буду ждать полного тома.

Глава 6. Всё ложь

1

Райсин как заворожённый направился к черноволосой девушке.

— Н-не подходи! — резко отстранилась та.

— Зачем же ты так? Я ведь пришёл поговорить с тобой. Да и ты показалась именно для этого, разве нет? — Райсин вдруг улыбнулся. — Алиса Бернштейн.

— Что ты такое говоришь? Это же я, Яя. Ты… не узнаешь меня?

— Ты отличная притворщица, но меня тебе не обмануть. Видишь ли, я соврал. «Яэгасуми» ещё действует.

Девушка непонимающе взглянула на Райсина.

— «Яэгасуми» может воздействовать на определённую цель. Можно установить радиус действия невидимости или указать того, на кого она действовать не будет. Я попросил Комурасаки воздействовать на Яю. Короче говоря, настоящая Яя меня бы не увидела.

Девушка его видит, а значит, она не Яя.

— Я такого не ожидал, — усмехнулась девушка. Лицо её дрогнуло и осыпалось, как лепестки, открыв лицо молодого человека — сына семьи Гренвилл, главы исполнительного комитета Седрика. — Зачем же ты тогда принял моё предложение?

— Я хочу поговорить с настоящей Яей.

— Только ради этого? Совсем себя не ценишь.

— Ценю. Просто решил, что ты меня не убьешь, если буду вести себя смирно.

— Почему это?

— Твой дворецкий обмолвился, что выживший из клана Акабанэ весьма ценен. Что он нужен для создания бога.

— Ого, — состроил удивлённое лицо Седрик.

Повисло неловкое молчание. Только атмосфера в зале начала накаляться, как тишину нарушили шаги. Это вернулся Син, неся поднос с чайным набором.

— Составь мне компанию, — с улыбкой пригласил Райсина за стол Седрик. — Хочу с тобой нормально поговорить.

— Я подумаю, если сбросишь эту личину и откроешь своё милое личико.

— Хе-хе, дамский угодник. Так ты и правда ловелас?

— Это всё ложь, ясно? Моя репутация здорово пострадала от всей этой клеветы.

— Значит, тебе просто не нравится это лицо?

— Оно не твоё.

— Я уже и сама не знаю, какое из них моё… Никто не знает, — губы Седрика тронуло подобие улыбки. Сказал он это непринуждённо, будто внешность его и не волновала вовсе, однако в тот же миг образ юноши рассыпался, и взгляду Райсина предстала сребровласая красавица.

Девушка села за стол и жестом пригласила юношу.

Райсин вздохнул полной грудью, стараясь унять бешено стучащее сердце. Он беспокоился за Шарль и Фрей.

«Розенберга здесь нет. Наверное, отправился к Фрей. Пока я тут болтаю, Шарль и Фрей могут проиграть. Но и Алисе нельзя отказывать. Если повезёт, получше узнаю врага и по-настоящему спасу Шарль и Анри», — решил он и тоже сел за стол.

— Я польщена, — улыбнулась Алиса. — Ты всё-таки согласился.

— Потому что ты пошла на уступку.

— Тогда вот тебе ещё кое-что интересное: юный господин семьи Гренвилл уже давно покинул этот мир.

— Чего? Он же под домашним арестом…

— А откуда ты знаешь, что он настоящий? — с хитрой улыбкой спросила Алиса, наслаждаясь реакцией Райсина. Затем дождалась, пока Син нальёт в чашку чай, сделала один глоток и продолжила. — Я притворялась Седриком Гренвиллом с самого поступления в академию.

— Всё… это время?

— Ох, знал бы ты, как тяжело было. Приходилось учиться за двоих. На обычные занятия можно было отправить замену, но на экзамены приходилось ходить самой. Да и в академии не дураки преподают. Если бы профессора узнали, меня бы тут же исключили, — Алиса хихикнула и весело продолжила, — «У Алисы слабое здоровье» — такую отговорку я придумала, чтобы мне позволили сдавать экзамены в дополнительное время. Син притворялся дворецким Гренвиллом, так что к Алисе подходить не мог…

— Ты говоришь, что Седрик мёртв. Зачем тогда самозванец?

— Потому что Кингсфорты — а значит, и Англия, — разоблачили меня.

«Опять эта фамилия. Крепко же они связаны».

— Из-за нашей прошлой стычки стало известно, что мы контролируем Гренвиллов, поэтому Кингсфорты привели самозванца. Мы же решили, что выяснить, кто же из них настоящий, будет затруднительно и сбросили маску Седрика.

Ответ лишь сильнее запутал Райсина.

«Ничего не понимаю. Зачем так заморачиваться? В чём их цель? И в чём тогда цель Кингсфортов?»

— О чём ты вообще? И зачем втянула в это Шарль?

— Позволь объяснить по порядку. Прежде всего, Гренвиллы — одна из самых влиятельных семей Англии, наравне с Кингсфортами. Поначалу они были политическими противниками, но сейчас объединили усилия ради общей цели. Стали союзниками, короче говоря.

— То есть Седрик помогал Каннибалу Кэнди?

— Верно. Он, как никак, был главой исполнительного комитета. Силами глав дисциплинарного и исполнительного комитетов можно многого добиться, не так ли?

— Отвратительно.

— Я начала помогать Феликсу с полдороги под видом Седрика.

— Но ты не настоящий Седрик.

— Да, я была волком в овечьей шкуре. С виду я помогала, а на самом деле пыталась испортить отношения между Кингсфортами, Гренвиллами и советом директоров академии.

— Испортить отношения с академией?

— А ты не знал? Кингсфорты пытались сблизиться с директором, переманить его на свою сторону. Совместные исследования отлично сближают, — Алиса прищурилась и понизила голос, будто выдавала тайну. — Но в мире есть и те, кому такая близость академии и Англии не по душе.

— Германская империя?

— В точку! — улыбнулась девушка, поставив чашку на стол. Она сложила руки и примостила на них подбородок. — У меня появилась прекрасная возможность поссорить академию с правительством Англии. Сын семьи Гренвилл нарушил тайный договор и раскрыл существование секретной разработки — хаос тут неизбежен. Гренвиллы и Кингсфорты перестали друг другу доверять, а академия с Англией начали относиться друг к другу с подозрением.

— Что за разработка?

— Что есть величайшее табу для мага? Знаешь? — с улыбкой спросила в ответ Алиса.

— Создание запретной куклы?

— Нет. Создание человека.

Райсин изумлённо распахнул глаза.

— Это считается вторжением в божественную сферу. Ватикан подобное с рук не спустит. Но проблема в том, что маги одержимы идеями прогресса, их стремление познать истину не остановить.

Бронсон, глава D-Works и создатель Фрей и Локи, говорил то же самое. Люди не терпят стагнации и упадка, они всегда стремятся к развитию. И маги считают себя обязанными способствовать этому прогрессу.

Человек всегда жаждет знаний, и эта жажда не знает границ. Именно она привела цивилизацию к процветанию. Всего за сто лет жизнь преобразилась до неузнаваемости. Железные дороги, паровой двигатель, механические искусства — всё это способствовало процветанию.

— Англия, Германия, твоя страна, эта академия и маги — все пытаются создать человека. И каждый хочет обойти остальных и первым обрести способности бога.

— Чепуха. Зачем всё это?

— Ради романтики, разумеется, — кокетливо улыбнулась Алиса. — Объясню более прагматично. Механические люди — оружие куда более опасное, чем обычные солдаты. Ты же видел Сина в бою, верно?

— Ага…

— А от запретных кукол их отличает одна маленькая, но важная деталь: механические куклы могут управлять автоматонами.

«Короче говоря, они одновременно и куклы, и…»

— Да, они автоматоны и в то же время настоящие люди. Два божественных механизма смогут управлять друг другом. Понимаешь, что это значит?

— Нет…

— Теория диссонанса активности магии к ним не применяется.

— Чего?

— По крайней мере, ожидается, что между ними возникнет резонанс, который позволит её обойти. И тогда можно будет разработать новые цепи. Придумать новые тактики боя. Мгновенно решить все задачи, которые не могут решить маги. Это будет Большой взрыв от мира механических искусств. Наступит вторая эпоха Возрождения. Естественно, что маги с таким энтузиазмом стремятся к этому, — Алиса указала пальцем на Райсина и уверенно заявила, — Одно можно сказать наверняка: страна, которая первой создаст совершенный божественный механизм, победит в следующей мировой войне и будет править миром ближайшую тысячу лет.

Райсин лишился дара речи.

Разработка механических кукол имела куда более весомое значение, чем просто создание искусственного человека.

— Немецкие учёные добились невероятных успехов, — равнодушно продолжила Алиса. — Результаты потрясли бы совет директоров. И тогда, предложи Германия сотрудничество, директор бы без колебаний порвал связи с Англией…

— Чушь. Немцы… вы покушались на его жизнь. Он ни за что не станет с вами сотрудничать.

— Станет. Такой уж человек Эдвард Резерфорд. Ради выгоды он готов переступить через собственные принципы.

— А ты неплохо о нём осведомлена…

— Ох, сболтнула лишнего, — многозначительно улыбнулась Алиса и взяла со стола чашку.

— Ну и? — скептически ухмыльнулся Райсин. — Зачем ты мне всё это рассказала? Ты ведь знаешь, что я шпион японской армии?

— Знаю.

— Тогда зачем?

— Понимаешь, если я чего-то хочу, то добиваюсь этого любой ценой.

Алиса забралась на стол и подползла к Райсину на расстояние поцелуя. Двигалась она так естественно, что парень даже не насторожился. Только благодаря Сину у себя за спиной он смог опомниться и сразу же задержал дыхание. Что-то подсказало ему, что он оказался бы в полной власти этой девушки, если бы ещё несколько секунд вдыхал сладкий аромат, который исходил от неё.

— Стань моим, Райсин, — в упор посмотрела на него Алиса.

— Не понял?

— Я хочу тебя.

«Точнее, кровь Акабанэ. Сёко-сан мое тело тоже для опытов нужно», — подумал Райсин.

— Нет. Всё не так, — с улыбкой покачала головой Алиса, будто прочитав его мысли. — Я хочу всего тебя. Твою силу воина. Твой магический дар. Твоё тело для опытов. Тебя как мужчину. И твоё сердце тоже.

— Обойдёшься, — отрезал Райсин.

— Ох, как холодно. Став моим, ты бы смог одолеть Магнуса…

— Я забираю Яю и возвращаюсь к своим друзьям.

Алиса недовольно надула губки, потом улыбнулась и достала хрустальный шар.

— Взгляни. Вот, что стало с твоими друзьями.

Увиденное в шаре поразило Райсина.

2

Небольшой, размером с лошадь, Зигмунд быстро скользил по воздуху. Сидящая на нем Шарль сконцентрировала магическую энергию и запустила «Грам».

— Растровая сабля!

Световой меч налетел на рыцарей сбоку, но они моментально развернулись, скрестили копья и отразили луч в плечо дракону, едва не испарив Шарль.

Зигмунд замедлился, снизился и кое-как приземлился на платформу.

Сестры Вайцзеккер запрыгали от радости.

— Он упал!

— Упал, упал!

— Теперь наш черед?

— Наш, наш!

Рыцари ринулись в атаку: моментально ускорились до запредельных скоростей, синхронно разделились и зашли с боков.

На кого ни отреагируй, другой всё равно заколет. Шарль сразу это поняла, передала Зигмунду энергию и заставила взлететь. Но, разумеется, сбросить рыцарей ей не удалось — автоматоны моментально сменили вектор движения и устремились за ней.

Началась мучительная игра в кошки-мышки. После нескольких уклонений девушка ошиблась, и вражеское копьё до крови рассекло брюхо дракона. Отражённое же копьё угодило в стену бассейна, проделав в ней огромную воронку.

Потрясённая этим Шарль продолжила уклоняться. Противники, как будто насмехаясь над ней, постоянно меняли скорость, но ей каждый раз удавалось отреагировать вовремя.

«Я уже знаю ваши приёмы!»

Не участвуй она в битве с Сином, проиграла бы после первого же удара.

После особенно сильного приёма рыцари на мгновение рассредоточились. Шарль тут же воспользовалась этой возможностью.

— Растровая пушка!

Залп света окутал рыцаря…

«Что?!»

…но замер на острие его копья и не сдвинулся больше ни на миллиметр.

Пока свет накапливался, к товарищу присоединился другой рыцарь. Они опять скрестили копья, и залп света полетел уже в Шарль.

В последнюю секунду Зигмунд успел нырнуть вниз и спасти хозяйку, однако луч начисто снёс ему одно из крыльев.

Дракон с оглушительным рёвом рухнул на платформу.

3

Клеймор уже почти коснулся Фрей, как вдруг из кустов выскочил немецкий дог и сбил хозяйку с ног. Самоотверженность пса спасла девушку от удара, но ему самому повезло меньше: клеймор легко, как нож масло, рассёк защиту на спине и впился в плоть.

— Руби! — в панике закричала Фрей, на лицо которой брызнула кровь питомца.

Дог, пошатываясь, поднялся. Удар оказался не очень сильным. От такой раны Фрей бы не погибла.

— Он ведь не по твоему приказу это сделал, да? Сам решил защитить хозяйку. Вот это верность, — восхищённо присвистнул Шнайдер.

Юноша держался вполне дружелюбно, но Фрей, едва встретившись с ним взглядом, всё равно оцепенела от страха. А всё потому, что утром он моментально одолел Локи.

Рыцарь Шнайдера отвёл клеймор и замер в ожидании следующего приказа.

Он без труда перерубил клинки Херувима. Разрубить гарма ему вообще ничего не стоит. К тому же он только что, в мгновение ока, оказался у Фрей за спиной. Такой подвижностью мог похвастать разве что Син — а значит, в них установлены одинаковые магические цепи. Однако девушка чувствовала, что рыцарь ещё опаснее, ведь Сину так и не удалось сломать клинки Херувима.

Фрей помотала головой, отгоняя мрачные мысли.

— У-у. Ребятки!

Псы выскочили из кустов, скопили энергию и дружно гавкнули. Лай превратился в звуковые снаряды, которые понеслись к рыцарю, кроша каменную кладку. По пути они слились в один еще более разрушительный снаряд.

Рыцарь Розенберга неожиданно возник перед рыцарем Шнайдера и заслонил его ростовым щитом. Звуковой снаряд должен был разнести этот, с виду обычный, стальной щит на куски, однако не оставил ни царапины. Как-никак утром Херувим погнул об него свои клинки. По прочности этот щит наверняка превосходил даже Сина.

Ростовой щит скрыл от Фрей автоматона Шнайдера.

— Неразумно, — с жалостью в голосе обронил Розенберг.

В следующий миг рыцарь Шнайдера появился позади Рабби. Фрей ещё даже закричать не успела, как клеймор опустился на пса.

Брызнула кровь. Рабби рухнул на землю и захрипел. Фрей парализовало от одного только вида лужи крови, медленно растекающейся под питомцем.

— Что прикажете, герр? — спросил Шнайдер.

Розенберг задумчиво огляделся и чётко произнёс:

— Сперва лишим её воли сопротивляться. Убей одного пса.

— Сделаем.

— Рабби! Нет… Не надо!

Несущий смерть клинок опустился на Рабби.

4

Хрустальный шар показывал Шарль и Фрей на грани поражения.

«А этот придурок чем занят?!»

— А Император меча вот, — Алиса догадалась, о чём думает Райсин, и сменила изображение.

Локи лежал без сознания в каких-то кустах. Из раны у него на спине сочилась кровь.

«И его победили?!» — у Райсина мороз по коже пробежал.

— У меня для тебя ещё одна приятная новость. Четверо наших отправилось к Карюсай. Возглавляет их Фир — четвёртый по силе среди нас.

— Четверо?

— И у всех есть машинен зольдат. Кукла снега вернуться не успеет. Иными словами, Карюсай уже в моих руках. Тебе больше некуда возвращаться.

— Ты совсем ума лишилась? Зачем учеников-то в бой посылать?!

— Не переживай. Без неопровержимых доказательств академия никогда не признает, что ученики регулярно выходят за ворота со своими автоматонами, ведь тогда её репутация здорово пострадает. Именно поэтому ученики для такой задачи подходят лучше всего, не думаешь? — с победоносным видом рассмеялась Алиса. — Твои товарищи повержены, возвращаться тебе некуда. Всё, что ты сказал, стало ложью. Признай уже своё поражение и стань моим.

— Обойдёшься.

— А ты всё упрямишься?

— Клан Акабанэ — те еще баламуты, но мы никогда не служим двум хозяевам.

— С воинами всегда так сложно… — вздохнула Алиса, вернулась на место и вдруг злорадно захихикала. — В таком случае спросим у твоего тела.

Райсин даже опомниться не успел, как Син заломил ему руки за спиной. Из кармана дворецкого змеей выползла цепь и обвилась вокруг щиколоток юноши, приковав его к ножкам стула.

— Ты что удумала?

— Кое-что приятное, — хихикнула Алиса и нырнула под стол.

Син так сильно заламывал Райсину руки, будто вымещал на нём злобу за что-то.

«Что она затеяла?» — удивился Райсин, как вдруг ощутил странное шевеление внизу.

Алиса неожиданно вынырнула у него между ног.

Ее серебристые волосы разметались по его коленям, едва ощутимо щекоча кожу через штаны. В нос ударил сладковатый аромат духов. Девушка чуть раздвинула ему ноги, чем спровоцировала приятные мурашки в паху парня, а затем понемногу начала подбираться к запретному месту.

— Прекрати! Ты что делаешь?!

Алиса чуть наклонила голову и обольстительно взглянула на Райсина.

— Как это что? Разве влюблённые не так общаются?

— Сначала они нормально разговаривают!

— Ты упрямый, вот я и решила взять тебя силой.

— Ты Яя, что ли? Прекращай! Развратница!

Алиса невозмутимо сняла с него ремень.

«Это всё может плохо кончиться…» — всерьёз занервничал парень.

— Прекращай!.. Эй!

Стены зала вдруг загадочным образом затряслись. В воздухе повисла зловещая атмосфера, повеяло холодом.

— Алиса-сан, что ты делаешь с Райсином? — ледяным голосом спросила Яя, выражение лица которой напугало бы посильнее привидения.

Алиса вздохнула. Райсин невольно вздрогнул.

— Какая ты непослушная, Яя. Ты ведь обещала подождать в комнате.

— Но я почувствовала, что с Райсином хотят сделать что-то неприличное!

— Что за сенсоры такие в тебя установила Карюсай? — с кривой усмешкой спросила Алиса и сочувственно взглянула на Райсина.

— Яя! — попытался вырваться Райсин, но Син и не думал его отпускать. Он с такой силой сжимал руки парня, что, казалось, вот-вот переломит их.

— Тише, тише. Не горячись так. Спокойнее.

— Дай мне поговорить с Яей!

— О чем ты хочешь с ней поговорить?

— Этот разговор решит, стану ли я твоим, — нехотя сказал Райсин.

Алиса весело сверкнула глазами.

— Сделаешь неправильный выбор — начнётся война. Ты же понимаешь это?

— А вы? Даже на Сёко-сан посмели напасть.

— Лично мне без разницы.

— Что? — оторопел Райсин.

— Но мы ничего такого не планируем. Если японская армия согласится сложить оружие, конечно. Мы подготовим достойную компенсацию, а остальное пусть улаживают политики, — обворожительно улыбнулась Алиса и ткнула Райсина пальцем в грудь. — Тебе решать, сопротивляться ли до последнего вздоха.

«Получается, бесполезны не только мои усилия, но и то, чего я хочу добиться?»

Райсину захотелось рассмеяться от бессильной злобы. Врать ей было бесполезно, поэтому он решил сказать как есть.

— Мне не хватит смелости начать мировую войну.

— Так и думала.

— Дай поговорить с Яей.

— Без проблем. Син, отпусти его.

— Одумайтесь, госпожа! Его нельзя отпускать! — в смятении воскликнул дворецкий и так сжал заломленные руки Райсина, что тот чуть не заорал от боли.

— Я ведь сказала отпустить его, — в глазах и над плечами Алисы вспыхнуло пламя магической энергии.

У Райсина мороз пробежал по коже — столь угрожающе она выглядела. Прежде подобную угрозу он ощущал только в присутствии Локи, Магнуса и директора.

— С Карюсай и его товарищами вот-вот покончат. Если он и вернёт куклу луны, то уже ничего не сможет сделать, — сообщила тяжкую для Райсина истину Алиса. — А начнёт сопротивляться — заставим подчиниться. Или ты хочешь сказать, что в моём присутствии не одолеешь одну куклу?

— Нет, я не…

— Послушай, Син. Есть всего два типа людей: эгоисты, которые ради своих целей начнут войну, и бесхребетные слабаки, которые на это не способны.

Син стиснул зубы и неохотно выпустил руки Райсина, а затем, будто вымещая злобу, пинком переломил цепь, сковывающую ноги парня, да так резко, что чуть не повредил тому голени.

Райсин стерпел, кое-как поднялся со стула и направился к Яе. Взгляд девушки беспорядочно метался по комнате — Райсина она не видела. Юноша увеличил концентрацию магической энергии, отменяя действие «Яэгасуми».

— Дурак! — воскликнула Яя, едва увидев его.

— Ты чего? — растерялся Райсин. — Успокойся. Эта развратница сама начала. Я не собирался…

— Зачем ты пришёл? — всхлипнула девушка. — Почему один? И ты опять ранен… — больше она сказать ничего не смогла и зарыдала в голос.

— Прости, — Райсин притянул Яю к себе и приобнял за дрожащие плечи. — Но не мог же я бросить тебя.

Яя ошеломленно вскинула голову.

— Почему ты ушла, ничего мне не сказав?

— Так ведь… — Яя зарылась лицом в грудь Райсина. — Сестра куда полезнее меня…

— Неправда. Ты мой незаменимый партнёр.

— А ты знал, что не можешь поправиться из-за меня?

— В смысле?

— Я высасываю твою жизнь, когда нахожусь рядом.

Райсина как холодной водой обдали.

«Наверняка это очередная ложь Алисы, но она на удивление всё объясняет. В последнее время мои раны и правда долго заживают».

— После приезда в академию Сёко что-то со мной сделала. С тех пор это и началось! — опять всхлипнула Яя.

Она винила, проклинала себя.

Перед боем с Каннибалом Кэнди Сёко действительно что-то сделала с Яей. Глаза девушки завращались, и она рухнула на пол. В Яе что-то изменилось, и с тех пор во лбу у нее начал появляться рог — чего Райсин за два прошлых года ни разу не видел. Тот же рог появился у неё, когда она разорвала кандалы.

Сестры Сэцугэцука ещё таили многие секреты.

— Ты лишаешь меня жизни? — вздохнул Райсин и осторожно отнял Яю от груди. — Что за чушь?!

Яя ошеломлённо посмотрела на него.

— Ты всегда спасала мою жизнь. Всегда защищала меня, — продолжал взывать Райсин, молясь, чтобы его слова достигли её. — Ты — моя единственная напарница. Не бросай меня.

Яя опять разрыдалась, но вскоре пришла в себя, утёрла слёзы и выдавила улыбку.

— Это так не круто прозвучало.

— Знаю.

Яя неуверенно взяла Райсина за руку.

В этот миг послышались сухие, неестественные аплодисменты.

— Вот вам и ловелас. Слухи не врут, ты действительно мастерски овладеваешь сердцами девушек, — заметила Алиса.

— Райсин! Эти слухи!..

— Успокойся! Ты мне руку сломаешь! — поспешно стряхнул руку девушки Райсин.

Сцена примирения была безнадёжно испорчена.

— Ну, раз уж вы помирились, то рассчитываю на вашу помощь.

Райсин иронично усмехнулся.

— Я вернул Яю. Думаешь, буду теперь тебя слушать?

— Нацеплю на тебя ошейник. Ты не такой смирный, как Шарлотта, так что он будет особый. Ослушаешься меня — и он взорвётся.

— Воздержусь. Мы уходим.

— Что, прости?

От магической энергии Алисы задрожал воздух. Син, источая жажду крови, вышел вперед. От него тоже исходила невероятная энергия.

У Райсина заныли рёбра и плечи. Син сам по себе был сильным противником. Думать о том, на что он способен в присутствии своего кукловода, было страшно. Но юноша не уступил.

— Я не собираюсь присоединяться к вам и вставать на сторону Германии.

— Вот это да. И ты думаешь, я просто так тебя отпущу?

— Ещё бы. Я ухожу с Яей. Даже если придётся одолеть вас.

— Ты хочешь начать войну?

— Нет.

— Хочешь, чтобы твоих товарищей убили?

— Тоже нет.

— Чтобы с Карюсай расправились?

— Нет, конечно.

— Какой же ты наивный!

— А еще безмозглый дурак. Знаю, мне это уже говорили, — Райсин взял Яю за руку, а свободной показал на Алису. — Загляни в свой шар. Всё, что ты сейчас сказала, — ложь.

Алиса с легкой усмешкой достала хрустальный шар и влила в него энергию. Увиденное заставило её побледнеть.

5

В комнату Сёко ворвался вооружённый молотом автоматон в стальных доспехах и белом фартуке с чёрным крестом поверх.

Рыцарь занёс своё оружие над головой и со всего маху опустил на Сёко. Уклониться она просто не успевала.

— Хозяйка! — в панике закричала девушка в оранжевом кимоно.

Молот должен был размозжить женщине голову, но встретил на пути преграду: алый сгусток света шестиугольной формы.

Магический барьер спружинил и отбросил оружие вместе с хозяином в окно.

— Хозяйка! Вы в порядке?! — метнулась к Сёко девушка.

Сёко молча кивнула ей, после чего повернулась к Кимберли и улыбнулась.

— Вы, кажется, не хотели вмешиваться?

— А мне кажется, что вы сейчас должны меня благодарить, — натянуто улыбнулась Кимберли, стирая барьер. — Мне позволено только наблюдать, но защищаться я могу.

Через окно в комнату опять влетел рыцарь.

— Покажись уже, Дробитель Шмидт.

Немного погодя на ветке сакуры под окнами резиденции показался кукловод.

— Как вы поняли, что это я, профессор Кимберли? — спросил темнокожий студент.

— Очень просто. Магической энергии ты выпускаешь много, но её волны хаотичны. В них слишком много шума. Помнится, я советовала тебе исправить это.

— Какая разница? Я так и так непобедим.

— У нас с госпожой Карюсай важный разговор. А тебе уже пора бы на Вечер. Возвращайся в академию.

— Не могу.

— Почему?

— Вы меня видели. Теперь придётся устранить и вас, — нагло заявил юноша, ухмыляясь во весь рот.

— А силёнок-то хватит? Студент из тебя никудышный.

Юноша ответил самодовольной ухмылкой.

— Ты просто дурак, который хвастается острым ножом, — сокрушённо покачала головой Кимберли. — Ты добыл острый нож и решил, что стал сильным. Но это далеко не так. Ты вместе с куклой покинул академию, посмел без уважения разговаривать с профессором, а сверх того еще и пригрозил убийством. Я не любительница телесных наказаний, но тебе они явно не помешают.

— Если хотите жить, сдавайтесь. Со стражниками вот-вот покончат. Тем более я — Фир из Кройцриттеров, и со мной моя машинен зольдат. А у вас даже автоматона нет, вам меня не победить.

— О, раз так, — хитро улыбнулась молчавшая весь разговор Сёко, — я ненадолго одолжу вам свою девочку, профессор.

Сёко метнула взгляд на девушку. Та кивнула и вышла перед Кимберли.

Профессор ухмыльнулась и влила в девушку огромное количество энергии.

— Не повезло тебе, Шмидт. Теперь тебе не победить.

Магическая цепь еще даже не запустилась, а девушку уже окутывала ледяная аура. Волна холодного воздуха отбросила рыцаря к стене, а Шмидта сбросила с ветки.

Рыцарь поспешно подлетел и поймал хозяина.

— Ко мне, друзья мои! — нервно закричал Шмидт.

Либо он интуитивно почувствовал способности противника, и это пошатнуло его уверенность в себе, либо ему с самого начала недоставало решимости.

Кимберли приложила руку к спине девушки и небольшим зарядом энергии прощупала цепь.

— Красота какая… Прекрасная цепь. Сразу принцип действия и не поймёшь. Могу я оставить управление тебе?

— Как скажете, Кимберли-доно.

Тем временем товарищи Шмидта — похожий на священника студент и ещё два знакомых лица — собрались во дворе. Каждого сопровождал рыцарь. В итоге всего Кимберли противостояло восемь противников.

— Пора преподать им урок, — бесстрастно произнесла Кимберли и едва заметно приподняла уголки губ. — Они твои, Ирори.

Едва женщина раскрыла обман, из тела девушки хлынула магическая энергия.

Волосы Ирори засверкали, будто облитые водой, от девушки стали исходить волны ужасного холода.

А затем началась односторонняя бойня.