Том 4    
Глава 5. Перехват


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
yozhik
26.06.2020 20:20
Спасибо, спасибо!От души благодарю за новую порцию викторианской Англии!Удачи вам в личной жизни, работе, досуге и хобби,и в целом всех благ!
reglais
16.04.2020 19:02
На английском есть пять томов целиком и часть шестого, перевод активен. Его наличие влияет на скорость перевода (поскольку я могу прочитать отрывок заранее и меньше разбираться с японским), но не влияет на скорость выхода глав, которая зависит в большей степени от занятости редактора.
У уже переведённых глав проставлены названия, можете отслеживать прогресс перевода по ним.
existenlight
04.04.2020 21:29
На английском есть прода или перевод ведётся с японского?
scorpionxxx
23.12.2019 12:17
Так чем эта история закончилась? Где можно прочесть вкратце?
naazg
17.11.2019 21:32
Спасибо
yozhik
13.08.2019 12:41
И в списке команды вновь появился редактор.Странные дела творятся.Но как бы то ни было : том после экранизации, как же я тебя жду!Искренне благодарю за перевод.Продолжу ждать полный томик.
lastic
12.08.2019 20:05
Ох, ну дела
yozhik
10.07.2019 09:38
А редактор получается сошел с дистанции?В любом случае, большое спасибо за перевод!Буду ждать полного тома.

Глава 5. Перехват

1

Сёко сидела в кресле, курила трубку и смотрела в окно на заходящее солнце. Вдруг обзор ей заслонила фигура, без труда запрыгнувшая на подоконник прямо с улицы, — женщина в чёрном плаще.

— Я же говорила — мы ещё встретимся. Добрый вечер, госпожа Карюсай… Хотя, смотрю, не такой уж и добрый.

— Именно. Мне только что испортили настроение.

— Я? Простите.

— Этот мальчишка. Он опять во что-то ввязался, — Сёко раздраженно постучала трубкой по ручке кресла, выбивая пепел прямо на пол, а затем дружелюбно улыбнулась гостье. — Рада вас видеть, профессор Кимберли. Решили зайти в гости без приглашения, да ещё и через окно?

— Простите за бестактность. Обстоятельства вынудили.

— И куда только смотрят эти остолопы снаружи?

— Не говорите так. Они отличные кукловоды. Просто первоклассный маг им не по зубам.

— Ха-ха… И зачем же этот первоклассный маг явился к кукольнику из отсталой страны?

— Просто захотела встретиться со знаменитой госпожой Карюсай. Обыкновенный визит вежливости.

— В такой час, да ещё и без предупреждения? Вам стоит лучше выбирать место и время.

— О, поверьте, с выбором я не ошиблась.

В ту же секунду за спиной Кимберли прогремел взрыв.

Одно из зданий вдруг взлетело на воздух, подняв тучу пыли. Не было ни вспышки, ни облака пороховой гари. Напрашивался лишь один вывод — здание подорвали магией. Смешались в кучу вопли боли и сердитые выкрики. Стражники, охраняющие резиденцию, засуетились, забегали по двору.

— Что это значит?

— Видимо, к вам пожаловали гости гораздо менее дружелюбные, чем я.

— Нападение… Комурасаки, ко мне! — крикнула Сёко в соседнюю комнату, но ответа не последовало.

— Поднимайся. Хозяйка зовет, — спокойно бросила за окно Кимберли.

Через второе окно в комнату запрыгнула девочка. Её кимоно было цвета осенних листьев, а волосы завязаны в два хвоста. Вне всяких сомнений это была Комурасаки, но на лице её не было обычной жизнерадостности. Кукла была чем-то обеспокоена.

— О чём только думает этот мальчишка?! — ахнула Сёко, едва взглянув на девочку сквозь линзы в повязке, затем подкрутила что-то в своём приборе и посмотрела на поле боя прямо сквозь стены. — Нападающих четверо, все с автоматонами. С армейскими кукловодами разобрались, словно с несмышлёнными детьми. Нападать на представителя другой страны без объявления войны по меньшей мере незаконно. Не поможет ли храбрый крестоносец бедному кукольнику? — обратилась она к Кимберли.

— Нектар предпочитает не вмешиваться в конфликты. Увы, я могу лишь наблюдать, — отозвалась та. Ей явно нравилось видеть Сёко в затруднительном положении.

Битва приближалась. Этажом ниже раздался глухой удар, за ним последовал сдавленный крик. Незваные гости одолели ещё одного стражника. Мгновение спустя пол взорвался щепками, и в комнату ворвался автоматон.

2

Райсин медленно шёл по темному коридору, подсвечивая лампой все подозрительные места. Шарль, Зигмунд и Ирори следовали за ним.

От бесчисленного переплетения подземных коридоров становилось жутко. Наверняка здесь раньше, в тайне от всех, проводили бесчеловечные эксперименты.

— Ну и сырость! — пожаловалась Шарль, беспокоясь о своих волосах.

— Под ноги лучше смотри. Тут могут быть ловушки.

— Вот дурак. Сейчас ведь и правда накар… — Шарль рухнула вниз, не успев договорить.

Райсин в последний момент схватил девушку за тонкое запястье и потянул наверх, обливаясь холодным потом. Ребра ныли, однако парень пересилил боль и с трудом вытянул Шарль из пропасти.

Плита провернулась и встала на место с тихим щелчком. Плита-ловушка, самая распространённая её разновидность. Далеко внизу ребята успели увидеть ярко подсвеченную воду. Даже от неё можно получить кучу увечий, если рухнуть с такой высоты.

Бледная как мел Шарль без сил опустилась на пол.

— Ну и кто тут накаркал? — криво усмехнулся Райсин.

— Кто бы говорил, — заметил Зигмунд.

Раздался щелчок, а сразу за ним — непонятный гул. Ребятам не пришлось долго гадать, в чём дело, — с другого конца коридора на них мчался поток воды.

— Шарль!

— Поняла! Растровая пушка!

Зигмунд раскрыл пасть и выпустил в поток луч.

Залп разметал по сторонам первую волну, но сам поток не остановил. Вода начала прибывать, затапливая коридор.

— Шарль, стреляй в пол!

Зигмунд мигом опустил голову. Девушка не успела сообразить, что задумал Райсин, но энергию всё же передала.

Второй залп разогнал воду и пробил дыру в полу — на что Райсин и рассчитывал. Однако парень даже не думал, что вода затянет их в эту дыру вместе с собой.

Ребята летели довольно долго, прежде чем рухнули в воду, которую недавно видели. Сверху через толщу воды пробивался тусклый свет и Райсин, быстрее других сориентировавшись в ситуации, поплыл на него. Неподалеку парень заметил Шарль, которая барахталась в воде. Схватив девушку, он увлек её за собой, но, едва их головы оказались на поверхности, парень получил локтем в зубы.

— Ты за что схватился, извращенец?!

— Как за что? За живот.

— За грудь! Да как ты вообще!.. — Шарль принялась колотить его кулачками.

Райсин, сдерживаясь, чтобы не отпустить подругу, закрутил головой в поисках берега.

— Райсин, сюда. Тут искусственный остров, — подлетел совершенно сухой Зигмунд.

Обернувшись на голос дракончика, юноша увидел в центре искусственного водоёма каменное возвышение.

На нём уже стояла девушка в кимоно, которая теперь склонилась, чтобы помочь Райсину.

— Райсин-доно, ты… вы в порядке?

— В полном.

На самом деле от сильного удара об воду у него вновь заныли рёбра, но парень не позволил боли отразиться на лице и принялся осматриваться.

Искусственный водоем оказался весьма просторным, размером с два академических спортзала. Из дыры в потолке по-прежнему стекала вода. Возвышение, на которое выбрались ребята, находилось в центре бассейна и было размером с два теннисных корта. От этой площадки к его краям протянулись два каменных моста, отчего казалось, что искусственный водоем разделен пополам. В центре этого “острова” стояли четыре фигуры. Их уже ждали.

— Они упали!

— Упали, упали!

— Вот недотёпы!

— Недотёпы, недотёпы!

Двое из незнакомцев оказались хихикающими девочками, компанию им составляли рыцари с копьями.

— Не очень-то они прятались, — с показной храбростью фыркнула Шарль, выжимая юбку. — Вы пожалеете, что посмели показаться мне на глаза!

3

Когда земля содрогнулась, Яя подняла голову. Кожу покалывало знакомой магической энергией. Где-то шла битва, в этом не было сомнений.

В эту секунду замок со щелчком открылся, и в комнату вошла девушка.

— А, Алиса-сан! Что случилось?

— Райсин Акабанэ пришёл к тебе.

Невольно Яя поднялась и бросилась к двери, но не успела сделать и пары шагов, как Алиса положила ей руку на плечо. Девушка оказалась сильнее, чем казалось, и с легкостью остановила куклу.

— Куда собралась? Я не разрешала тебе уходить.

— К Райсину…

— И что ты будешь делать, когда увидишь его?

— Я…

— Ну, я не против вашей встречи.

— Правда?

— Конечно, если ты готова с ним попрощаться.

Яя испуганно замерла, на глаза навернулись слезы.

Ну конечно. Она сама решила держаться подальше от Райсина. Для его же блага.

— Не плачь. Представь, как будешь счастлива потом, — ласково проворковала Алиса, словно успокаивала ребёнка. — Наверное, не стоило говорить тебе о нём. Но я верю в тебя. Ты сильна, ни один автоматон тебя не удержит.

— Прости…

— Он попросит вернуться, и ты засомневаешься. Быть может, даже сдашься, и всё станет как прежде. Вы снова будете несчастны.

Яя закрыла лицо ладонями и расплакалась.

— Не волнуйся, мы не причиним ему вреда. Просто не сможем, ведь с ним кукла снега, — сладким голоском пропела Алиса, её слова вонзились в сердце Яи иглами.

Лицо девушки-автоматона исказилось.

— Если бы с ним была ты, мы бы рискнули сразиться, ведь ты слабее. Однако против куклы снега у нас нет ни единого шанса, мы это понимаем.

— …

— Я знаю, зачем он пришёл — потребует вернуть тебя.

Яя вздрогнула.

— Он снова рискует собой. Пришёл прямиком к врагу и ради чего? Понимаешь? Всё из-за тебя.

«Райсин опять в опасности из-за…»

— Что… Что вы хотите с ним сделать? — тихо всхлипывая, спросила Яя дрожащим голосом.

— О, не переживай. Мы просто хотим, чтобы он стал нашим соратником.

— Соратником?

— Да. Тогда вы будете вместе, верно?

Яя резко распахнула глаза.

— Вместе… Вместе… Вме… сте… — принялась повторять она словно заведённая.

Алиса обняла девушку и сладко пропела ей на ухо:

— Он победит Магнуса с помощью куклы снега, и мы получим титул Мудреца, а вы сможете быть вместе. Видишь? Каждый получит, что хочет.

— Каждый?

— Да. Так что будь хорошей девочкой и жди тут, ладно?

Яя послушно кивнула, но глаза её потускнели.

Алиса оставила куклу и вышла в коридор, где её с хмурым видом дожидался Син.

Девушка не обратила на слугу никакого внимания и пошла прочь. Син направился следом, держась чуть позади левого плеча хозяйки. Магические светильники ярко озаряли идеально вычищенный коридор, по которому они шли.

— Хочешь что-то сказать, Син?

— Ваша натура сложна и запутана, как бесконечный лабиринт, но контролировать куклу луны при помощи одних лишь слов… опасно.

— Подслушивать нехорошо.

— Отговаривать хозяина от глупостей — обязанность дворецкого.

— Это не глупость. Не для гения вроде меня.

— Как обычно, до тошноты самоуверенны. Вы в самом деле хотите подвергнуть родину опасности только ради того, чтобы потешить своё самолюбие и развлечься?

— Ну хорошо, Син. Позже заставлю тебя рыдать.

— Я уже готов разрыдаться.

— Мало мне было Розенберга, ещё и ты подключился. Почему все так переживают? — вздохнула Алиса.

— Вы слишком рискуете. Одна ошибка и окажетесь в дураках.

— Напрасно волнуешься. Мой контроль абсолютен. Кукла луны делает и думает то, что пожелаю я.

— Но нам стоит ее заковать. Магический экран защищает комнату снаружи, но его легко уничтожить изнутри.

— Заковать? Ты что, струсил, Марк 4? — Алиса обернулась, глядя на дворецкого с презрением. — Вспомни ту битву. Ты одолел Райсина и Ти-Рекс в одиночку, а теперь нас двое. Мы не проиграем.

— Но мы разделили наши силы. К тому же ваша затея…

— О, настолько не хочешь, чтобы Райсин был с нами заодно?

— Да. Я превосходный дворецкий семьи Бернштейн, но даже у меня есть недостатки. Например, набожность. Сегодня во сне я видел свою почившую мать.

— Набожный… Смотрю, ты в последнее время шутить научился.

— Пожалуйста, одумайтесь. Райсин Акабанэ опасен.

Алиса резко остановилась, обернулась и, собрав в ладони магическую энергию, дала Сину пощечину.

На щеке дворецкого тут же вспыхнул алый след. Хозяйка взяла над ним принудительный контроль, поэтому он принял удар в полную силу, без возможности защититься своей магической энергией.

— Я жадная, Син. Я хочу получить всё. Получить, а затем сломать.

Девушка со всей силы потянула щёку Сина, желая наказать его ещё больше. Кожа лопнула, брызнула кровь.

Алиса оттолкнула дворецкого.

— А теперь иди. Доставь его в зал.

— Как прикажете.

Син, с подбородка которого капала кровь, почтительно поклонился, а затем, скользя по воздуху, скрылся за поворотом.

Алиса проводила его взглядом и грациозно направилась дальше, тихонько хихикая. Однако за ее показной веселостью чувствовались плохо скрываемые печаль и одиночество.

4

Шарль окинула взглядом двух девочек, казавшихся зеркальным отражением друг друга, и прошептала:

— Это сестры Вайцзеккер. Своенравные раздражающие близняшки, но сильные. В парных тренировочных поединках одолели всех остальных третьекурсников.

— Третьекурсников? Они что, старше нас? — Райсин недоверчиво посмотрел на девочек. Рост, поведение, черты лица — всё указывало на то, что они младше лет на пять.

— А, он не верит! Считает нас детьми!

— Ага, не верит! Я оскорблена!

— Покажем ему наше женское обаяние?

— Ага, давай покажем!

Близняшки дали друг другу «пять» и вдруг расстегнули блузки.

Шарль запаниковала, замахала руками и закрыла Райсину глаза.

— Т-ты что творишь? Не смотри, извращенец! Развратник!

— Извращенец?! Я-то тут при чем?!

Девочки беспечно захихикали и застегнули блузки.

— Ну что? Вполне женственно, да?

— Сексапильно же, да? Да?

— Ну, на фоне Шарль...

Договорить он не успел — Шарль столкнула парня обратно в бассейн. Вынырнув, Райсин хотел возмутиться поведением подруги, но заметил её гневный взгляд и решил промолчать.

Парень кое-как забрался обратно и повернулся к близняшкам. Первое впечатление не обмануло — они и правда были сущими детьми, и от них не исходило никакой враждебности.

Зигмунд, очевидно, пришел к тем же выводам и теперь изучал визитеров задумчивым взглядом.

— Вы любите убивать?

Близняшки озадаченно переглянулись.

— Любите вскрывать лягушек? Возбуждаетесь от вида крови? Обожаете выколупывать противнику глаза, вырывать внутренности, ломать кости?

С каждым словом девочки становились всё бледнее, а под конец и вовсе задрожали.

— Японцы такие жестокие.

— И не говори. Просто варвары.

Райсин явно казался им каким-то чудовищем.

Подобная реакция отчасти разочаровала парня. Он уже было решил, что они убийцы, прячущиеся под маской невинности, и ошибся. Что, если с ними можно договориться?

— Слушайте, я не хочу с вами сражаться. Просто скажите, где Яя.

— Не скажем.

— Ага, не скажем. Иначе Розенберг разозлится.

Близняшки синхронно повернулись к Райсину.

— Не скажем!

Райсин поскрёб затылок и достал промокшую карту.

— Мы в центральной комнате?

— Не скажем!

— А вон через ту комнатку можно пройти в помещение… что-то вроде зала?

— Н-не скажем!

Реакция у них была до смешного очевидной.

— Спасибо, меньше искать придется. Идем, Иро…

— Нет!

Близняшки торопливо загородили Райсину дорогу. Их рыцари с идеальной синхронностью скрестили копья, преграждая парню путь.

— Нет, значит — нет!

— Точно, точно!

Девочки чуть ли не плакали.

Пробиваться грубой силой теперь было неловко.

— Так мы ничего не решим...

— Дурак. Всё не так просто. Лучше с ними разобраться, — холодно произнесла Шарль. Глаза её пылали гневом.

Зигмунд разинул пасть, его глотка засветилась.

— Стой!

— Вините во всём своё вымя! Растровая пушка!

Смертоносный луч устремился к рыцарям и их хозяйкам, но автоматоны даже не шелохнулись. За мгновение до того, как попасть в цель, луч резко изменил траекторию и пролетел в считанных сантиметрах от берета Шарль. Так близко… Ещё немного и девушка бы просто перестала существовать.

— Они его отразили?! — опешил Райсин.

Как им это удалось? Син так не мог. Их автоматоны другой модели?

— Ти-Рекс испугалась!

— Испугалась, испугалась! Хвост поджала!

— Н-н-ничего я не поджимала! Не несите чушь!

— Успокойся, Шарль! Чушь здесь несёшь только ты!

Девушка прикусила язык.

«Они почти не концентрировали энергию…»

Автоматоны двигались с идеальной синхронностью, отразили залп Растровой пушки самостоятельно: не было ни концентрации магической энергии, ни устных приказов.

— Характер у этих двоих ужасный, но кукловоды они отличные. К тому же не самый удачный противник для вас. Лучше отступить и придумать план.

— Не говори ерунды. Я — Шарлотта из рода Белью. Не пристало мне убегать и терпеть чужие насмешки. — Былая уверенность уже вернулась к Шарль. Неужели придумала что-то? — Иди вперёд, а я разберусь с ними.

— Чего?! Дура, подумай хорошенько! Противников двое! Одной тебе ни за что…

— Ты кого дурой назвал?! И вообще, кто обзывается, тот сам так называется!

— Шарль права, — спокойно заметил Зигмунд. — Подумай сам — чем дольше ты здесь, тем больше времени у них, чтобы спрятать Яю получше. Да и здесь ты будешь только мешаться.

Райсин стиснул зубы. Зигмунд прав, тут не поспоришь.

— Не переживай. Шарль только перед тобой притворяется слабой.

— Кто тут притворяется?!

— Она куда более выдающийся кукловод, чем ты думаешь. В Чёртову дюжину не за красивые глазки принимают.

Райсин засомневался, но вскоре понял, что Зигмунд прав. Яю нужно вернуть как можно скорее. Чем меньше у противника времени, тем меньше вероятность, что они ее перепрячут.

— Ладно, уговорили. Ирори, за мной.

Парень достал из поясного кармана продолговатый цилиндр, выдернул чеку и бросил под ноги.

Порох слегка намок, но всё же вспыхнул. Площадку окутал густой черный дым, и Райсин бросился прямо в него.

— Э?! Что такое?!

— Что это, что это?!

«Удачи, Шарль!» — мысленно обратился к девушке Райсин, миновал растерянных близняшек и выбежал из бассейна.

5

Херувим шёл первым, прорубаясь сквозь заросли. Локи, Фрей и гармы молча следовали за ним.

Немного погодя заросли вдруг закончились, и брат с сестрой вышли на открытое пространство.

Их взгляду открылась круглая площадь, похожая на амфитеатр. В академии не стали бы строить настоящий театр, так что, скорее всего, это был полигон для магических экспериментов.

— Вон там — чёрный ход? — спросил Локи, глядя на зияющий проём в сцене. — Устроим засаду здесь, — он развернулся и направился обратно в заросли.

— У-у… А внутрь не пойдём?

— Сам я туда не сунусь. Нам лучше сражаться на открытом пространстве.

— Но что, если… они не выйдут?

— Выйдут, куда они денутся, — заверил Локи.

Фрей озадаченно склонила голову.

— Пораскинь мозгами. Императора меча и Ти-Рекс вместе одолеть сложнее. Поэтому атаковать они будут сейчас, пока мы порознь.

— Понятно, — кивнула Фрей.

Локи нахмурился.

— На мой взгляд, самый опасный из них — Син, но он может поджидать Райсина в логове. Тогда к нам явится Розенберг, а клинки Херувима его автоматону нипочём, — парень вдруг помрачнел. От подобной перемены Фрей растерялась. — Если поняла, прикажи псам рассредоточиться. Пусть залягут в кустах.

Локи указал, где лучше спрятать собак. Гармы разместились полукругом, блокируя выход из амфитеатра.

С этих позиций они смогут обстреливать врага, даже если тот попытается покинуть амфитеатр. Сами по себе звуковые снаряды не очень эффективны, но, как показала прошлая битва Райсина с Сином, за счет количества они смогут пробить защиту врага.

У Локи есть голова на плечах. Фрей даже позволила себе расслабиться, как вдруг…

— Кх… Гха-а! — Кожа сзади на шее Локи лопнула, из раны побежала кровь. — Черт… Как не вовремя! — Парень схватился за грудь.

Фрей сразу поняла: его сердце вышло из-под контроля. Стоит ограничителю сломаться, как кровь, плоть и сердце начинают преобразовываться в магическую энергию. Девушке один раз уже довелось пережить подобное.

«А ведь…»

Днём она видела на спине брата рану, оставленную Шнайдером. Это была не просто царапина, значит, сердце уже тогда пошло в разнос.

Локи закричал от боли и упал на колени. Во все стороны брызнула кровь.

Фрей колебалась, но приняла решение.

— Локи… Прости!

Девушка подула в свисток, созывая гармов. Получив энергию, псы завыли. Вой, который разносил магическую энергию, заставлял частицы воздуха вибрировать, вмешивался в длину звуковой волны. И, едва он подстроился под ее частоту, Локи задергался.

Парень попытался встать, но упал. Звуковой удар по барабанным перепонкам вызвал потерю сознания, но главного они добились. Сердце угомонилось, пульс выровнялся и энергия перестала неконтролируемо выплескиваться из тела.

Фрей облегченно выдохнула и ласково погладила Локи.

Его коленное сухожилие ещё не восстановилось. На теле виднелись раны, оставленные Бронсоном — их он получил, защищая гармов и Фрей.

— Спасибо тебе, Локи…

Внезапно собаки навострили уши — услышали чьи-то шаги, доносящиеся из «чёрного хода».

— У-у… Херувим! — воззвала Фрей к напарнику Локи.

Херувим всё ещё молча смотрел на лежащего хозяина. Без сознания кукловода он был бесполезен, ведь не был запретной куклой и целиком состоял из металла. Способность к обработке информации заметно снизилась, возможно, он даже не понимал, что говорит Фрей, но девушка не сдавалась.

— Херувим. Прошу… защити Локи!

Глаза, похожие на горящие угольки, медленно сдвинулись и уставились на Фрей.

— Hm-m… Yes… Yes, I’m ready.

Кажется, всё-таки понял.

Фрей облегчённо вздохнула, а затем сосредоточилась на предстоящей битве.

Девушка вышла из-за кустов и спустилась в амфитеатр. Придумывать новую стратегию не было времени.

Вскоре у чёрного хода показались двое учеников в сопровождении рыцарей. Тот, что шёл впереди, бросил что-то в небо. Нечто взлетело, зависло в воздухе и озарило округу. Скорее всего, осветительный заряд или заклинание.

Сияние осветило Фрей, выдавая с головой, но и она смогла разглядеть прибывших — Розенберг и Шнайдер.

Блондин задумчиво посмотрел на Фрей.

— А где Император меча?

— Наверняка прячется неподалеку, — настороженно оглянулся Шнайдер.

— Нет, — покачал головой Розенберг. — Я его не чувствую. Ну и где он, Круговой рык, — вновь повернулся он к девушке.

По коже Фрей пробежали мурашки. Невероятная магическая энергия, исходящая от парня, была едва ли не сильнее энергии её приемного отца.

— Ты настолько глупа, что пришла сражаться в одиночку?

У Фрей затряслись коленки, но она собрала всю волю в кулак и крикнула:

— Давайте!

Псы разом раскрыли пасти, выпуская звуковые снаряды — закрученные, усиленные, сжатые с помощью магической энергии звуковые волны. Каждый такой снаряд по разрушительной силе не уступал огромной дрели.

Между пятью снарядами возник резонанс, они слились, став ещё более смертоносными. Теперь их мощь была сравнима с залпом боевого крейсера.

Ударная волна разнесла площадку, подняла в воздух тучу пыли. Когда же пыль рассеялась…

Фрей увидела невысокого рыцаря с ростовым щитом. На щите — ни царапины.

— Я могу считать это объявлением войны? — холодно спросил Розенберг, одаривая девушку презрительным взглядом.

Фрей побледнела, начала судорожно искать варианты отхода и только потом заметила: за спиной Розенберга никого не было.

В следующий миг на нее со спины обрушился клеймор, появившийся буквально из ниоткуда.

6

Райсин с наброском карты в руках мчался по запутанным коридорам подземного лабиринта, всё глубже и глубже погружаясь в его недра. На стенах в какой-то момент появились светильники, и лампа стала не нужна.

«Я иду, Яя! Дождись меня!»

Нужный зал был уже близко.

— Ирори, ты чего молчишь? — спросил он через плечо.

Ответа не последовало. Временная напарница лишь взволнованно взглянула на него.

Райсин прекрасно всё понял и протянул девушке набросок карты.

— Если станет совсем уж жарко — спасайся.

— А?

— Одна ты точно выберешься. Я поделюсь энергией, так что используй магию и беги. Выложишься на полную — и враг тебя не пойма… Берегись! — Райсин подхватил девушку на руки и отскочил в сторону.

Там, где они только что стояли, пронёсся порыв ветра. Разумеется, это был не обычный ветер — он возник благодаря резкому удару.

Костюм дворецкого, чёрные очки, зачёсанные назад волосы. Изящные, но свирепые, словно у акулы, черты лица. Перед ними стоял не кто иной, как…

— Привет, Син. В следующий раз будь аккуратнее.

— Прошу меня простить. Я вас не видел и не успел вовремя остановиться.

— Врёшь же. Магия Комурасаки давно уже не действует. Ты прекрасно нас видел.

— Вы правы, видел, — без тени улыбки ответил Син.

Райсин подавил недовольство и горько усмехнулся.

Син оглядел сначала Райсина, затем девушку за его спиной.

— Я не поощряю незаконных вторжений, мистер Акабанэ. Это здание академии, но сейчас вход сюда запрещен. К тому же...

— Это владение Кройцриттеров?

— Именно так. Даже дикие звери знают, что такое чужая территория.

— Ну уж прости. Было не заперто, вот я и вошёл, — парировал Райсин и посмотрел за спину Сина. — А где твоя прекрасная госпожа?

— И правда… Где же она?

— Не притворяйся. Ты же понимаешь, что в одиночку не победишь Ирори. Без кукловода у тебя нет шансов.

— Хорошо сказано. Я же отвечу вот как: если уничтожишь меня, куклу луны тоже уничтожат.

— Какая клишированная фраза. Аж тошно стало.

— Моя извращенная госпожа отлично понимает, что это самая действенная угроза для таких, как вы.

И правда, теперь у Райсина связаны руки.

Пока юноша боролся с сомнениями, Син пожал плечами.

— У вас нет выбора. Здесь победа будет за мной.

— Самоуверенности тебе не занимать. Однажды ты уже проиграл нам.

— Вы уже должны были понять, в том бою я…

— Не сражался всерьёз?

— Именно, — без колебаний ответил Син.

«Тогда он и правда сдерживался. Но зачем ему намеренно проигрывать?»

— Но не беспокойтесь. В этот раз я пришел не для того, чтобы сразиться с вами.

— Ты как всегда ходишь вокруг да около.

— Мистер Акабанэ, идёмте со мной. Один. По такому случаю мы отпустим куклу снега.

— В одиночку, говоришь?

— Что-то не так?

— Яя в порядке?

— Да, с ней обходятся как с гостьей.

— Ты хотел сказать, держат под замком?

— Нет. Она свободна.

— Что?! — Райсин не поверил своим ушам.

«Яя правда свободна? Почему тогда она не сбежала? Или же…»

Днём в лесу её тоже ничего не сковывало.

— Эх. И как же вы смогли задурить Яе голову?

— Это нужно спрашивать у вас, — Райсин от удивления округлил глаза. — Не вы ли стали источником всех проблем, потому что не могли управлять ею?

И тут Райсина осенило. Он понял. Почему Яя ушла с ними, и почему не вернулась, почему Син намеренно проиграл Ирори — всё стало ясно, как день.

Райсин тяжко вздохнул и горькая усмешка искривила его губы.

— Характер у твоей госпожи тот ещё… но она крута.

— Язвите?

— Нет, я серьёзно. Так манипулировать Яей… другими людьми может не каждый. — В этот раз Алиса действовала иначе. Не так, как с Шарль. Вместо того, чтобы взять заложника, она использовала слабость Яи себе на благо. — Отсутствие пут на Яе. Её добровольный уход от меня. Твой намеренный проигрыш Ирори. Всё это для того, чтобы манипулировать Яей, — Райсин впился гневным взглядом в Сина. — Заставили её думать, что я слаб. Что в напарники мне лучше подходит Ирори.

Он получал ранения в каждой битве. Яю всегда это беспокоило. Она беспрестанно извинялась за это.

«Всему виной моё бессилие. Яя… прости!»

Райсин сделал глубокий вдох, а затем решительно поднял голову.

— Ирори, возвращайся наверх, — за спиной послышался ошеломлённый вздох. — Сёко-сан убьёт меня, если похитят двух Сэцугэцука. Син сказал, что отпустит тебя, так что иди.

— Но…

— Иди! Спасибо, что была со мной всё это время.

Девушка пристально посмотрела на Райсина, нахмурилась. Затем развернулась и бросилась к выходу.

Син её не преследовал. Вместо этого он оценивающе взглянул на юношу, после чего протянул руку.

— Что ж, идёмте, мистер Акабанэ.

— Ага, — сжал его руку Райсин.

Син плавно поднялся в воздух и полетел по узким коридорам, с легкостью входя в повороты вопреки законам физики.

Вскоре они влетели в зал.

— Добро пожаловать, мистер Акабанэ. Чувствуйте себя как дома. Сейчас приготовлю вам чай, — холодно произнес дворецкий и швырнул Райсина на пол.

Юноша перекатился по бетонному полу и вскочил на ноги. Оглянулся, невзирая на приступ кашля и боль в груди.

Они оказались в просторном зале с высоким потолком. Стены украшены алой тканью и флагами с изображением группы рыцарей, побеждающих льва. В центре комнаты стоял круглый деревянный стол, за которым сидела девушка.

— Сэкономил мне время. Я-то гадал, что за подлость ты задумал, но оказался именно там, куда мне и нужно, — сказал Райсин Сину и направился к девушке.

Дворецкий молча вылетел из зала, оставив их наедине.

— Я… искал тебя, — прошептал Райсин.

Девушка подняла голову, и в больших печальных глазах чёрного цвета юноша увидел собственное отражение.

Это действительно была Яя.