Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
18.11.2019 00:32
Спасибо
yozhik
13.08.2019 15:41
И в списке команды вновь появился редактор.Странные дела творятся.Но как бы то ни было : том после экранизации, как же я тебя жду!Искренне благодарю за перевод.Продолжу ждать полный томик.
lastic
12.08.2019 23:05
Ох, ну дела
yozhik
10.07.2019 12:38
А редактор получается сошел с дистанции?В любом случае, большое спасибо за перевод!Буду ждать полного тома.

Глава 4. Неудержимый

1

Алиса Бернштейн — так представилась ученица, которую Яя встретила в лесу прошлым вечером.

— Тише, тише. Не плачь, куколка, — ласково пропела Алиса, утирая Яе слёзы.

Обескураженная девушка-автоматон даже не пыталась сопротивляться.

Шелковистые серебряные волосы, совершенное, как у куклы, лицо и ласковая улыбка. Яе была невыносима сама мысль о том, что при всём этом Алиса — человек.

Алиса пристально посмотрела на Яю и кивнула:

— Вижу, ты влюблена в Райсина Акабанэ.

Яя удивленно вскинула голову.

— Разумеется, я знаю. Вы же на слуху у всей академии, — хихикнула ученица, а затем с жалостью взглянула на Яю. — Как печально. Он человек, а ты — кукла.

Яя всхлипнула и отвернулась.

— К тому же ты сама отдаляешься от него, — прошептала ей на ухо Алиса.

— Во-вовсе нет!

— Такая слабая.

— Я… слаба?

— Почему он всегда оказывается изранен? Почему вынужден сражаться так безрассудно?

— …

— Ты и твои сестры очень известны в Европе. Снег, луна, цветок — три автоматона с тремя разными магическими цепями. И кукла снега, — Алиса говорила тихо, но слова били, подобно молоту, — смогла бы разобраться с противниками так, что Райсин не получился бы и царапинки. Я права?

— Если бы сестра…

Яя и в подметки не годилась Ирори, когда дело касалось контроля площади.

Если бы в битве с Каннибалом Кэнди участвовала Ирори, она бы просто заморозила противника и разбила его вдребезги.

Если бы она участвовала в вылазке в лабораторию D-Works, то стерла бы в порошок кинжалы и не позволила «Джету» запуститься.

В бою с Локи Райсина бы тоже не ранили так сильно, если бы рядом была Ирори.

— Если он и правда дорог тебе, лучше уйди.

Яю будто по голове ударили. По щекам девушки покатились крупные слезы.

— Ох прости. Не хотела тебя расстраивать, — Алиса вновь принялась вытирать слезы Яи. — Не плачь. Думаю, я смогу помочь.

— Э?

— Есть один способ. Очень, очень хороший. Благодаря ему Райсин будет управлять куклой снега, Карюсай перестанет тебя отчитывать, а самое главное, — голос Алисы стал сладким, словно мёд, — ты станешь человеком.

Яя удивленно распахнула глаза и невольно повернулась к Алисе.

— Ох, сюда кто-то идёт, — быстро отодвинулась та. — Продолжим в другой раз.

— П-постой!

— Не могу. Но мой тебе совет: если ты действительно им дорожишь, сегодня же попрощайся.

— Попрощаться…

— Это ненадолго. Подожди чуть-чуть, и вы обретёте счастье.

Алиса ласково улыбнулась и удалилась.

Растерянная Яя осталась на месте, провожая взглядом копну серебристых волос.

Вскоре вдалеке послышалось пыхтение гармов.

2

Спиной Райсин выбил уцелевший кусок рамы и стремительно понёсся к земле, но в падении ударился обо что-то. Зазвенело стекло… вернее, это был лед.

Каждый его слой понемногу замедлял падение, потому на землю Райсин опустился мягко, как на пуховую перину.

Последний слой льда рассыпался на мелкие кристаллики, которые тут же унесло ветром.

— Райсин-доно, вы в порядке?!

С ветки одного из деревьев, растущих неподалеку, легко спрыгнула девушка с серебристо-голубыми волосами и бросилась к упавшему парню.

— Ирори! Спасибо!

— Всё потом! Враг наступает! — Ирори устремила взгляд в небо. В её глазах, чуть более узких, чем у Яи, читалось напряжение.

— Кукла снега уже у вас? Неплохо, мистер Акабанэ, — с восхищением произнес Син, плавно спускаясь к ним.

— На всякий случай уточню: что ты хочешь со мной сделать? — спросил Райсин, тяжело дыша и держась за бок, куда пришелся удар.

— Вас только что пытались убить, а вы ещё спрашиваете? — Дворецкий пристально посмотрел на парня и вдруг ухмыльнулся. — Я превосходный дворецкий семьи Бернштейн, но даже у меня есть недостатки. Например, импульсивность.

— Яя ведь у вас, я больше не нужен.

— Похоже, вы понятия не имеете о своей ценности. Как думаете, насколько ценен живой Акабанэ?

— И меня похитить собираешься? Рассуждаешь, как похититель.

— Нет, как рыцарь.

— В смысле?

— Заполучить вас — второстепенная задача. Моя истинная цель — устранить вас. Вы сами сказали, что теперь сможете победить нас. Я испугался и решил вас устранить… — Вокруг Сина взметнулось облако пыли, поднятое внезапным всплеском магической энергии.

Ирори тут же загородила Райсина собой.

— …Потому что вы опасны, — бесстрастно продолжил мужчина. — Во время нашей прошлой битвы вы почти обыграли мою хозяйку, которая настолько испорчена, что нормальному обеду предпочтёт обман ещё одного человека. При других обстоятельствах, моя госпожа могла бы и проиграть.

— И поэтому ты решил меня убрать?

— Если вы будете мертвы, то и госпоже не навредите.

— А ты не поторопился с решением? Если академии станет известно о том, что ты напал на меня, твою драгоценную госпожу лишат Приглашения.

— Не переживайте. Я действую по своему усмотрению. Когда моё «Сердце Евы» изучат, то не найдут следов чужой энергии и объявят, что я просто сломался.

Райсин оторопело уставился на Сина. На лице дворецкого не было и тени улыбки. Он не шутил.

— Ничего себе… Ты настолько её обожаешь, что готов позволить разобрать себя? У тебя явно непорядок с головой, раз ты так печёшься об этой извраще…

Син в ярости рванул прямо на парня, выставив вперёд ногу.

Подобный удар мог бы запросто сломать Райсину позвоночник, но впереди стояла Ирори.

Толстая ледяная стена, сверкающая в лучах заходящего солнца, преградила Сину путь.

Лёд оказался настолько толстым и прочным, что смог, пусть и на краткое мгновение, выдержать удар, который в прошлой битве с лёгкостью отбросил Зигмунда.

— Райсин-доно! — крикнула Ирори, отталкивая юношу в сторону.

Райсин сконцентрировал свою магическую энергию.

Он не имел ни малейшего понятия, как работает магическая цепь «Химокагами», так что просто передал Ирори энергию. Девушка сама с легкостью запустила цепь.

Наконец, Син пробил стену и вновь ринулся вперёд, но осколки, которые увеличились в размерах и приняли форму настоящих ледяных копий, обрушились на него градом.

Разумеется, ни одно из них не пронзило мужчину, однако магическая энергия дворецкого начала быстро истощаться.

Син тоже понял, что не сможет долго выдерживать подобное, и поэтому резко рванул назад.

— А?!

Он угодил прямо в ледяной туман. Влага в воздухе мгновенно замерзла, покрывая мужчину коркой льда.

Син замедлился. Каждая клеточка его тела замерзала.

— Немецкая кукла. Ты уже в моей «зиме», — ледяным голосом произнесла Ирори, окутываясь ужасающим холодом. — «Убийство в тюрьме — Заиндевение».

Раздался пронзительный свист, и в то же мгновение Син окончательно замёрз и оказался заперт в глыбе льда. Он выглядел, совсем как ягода, замороженная в кубике льда.

Райсин решил было, что в этот раз победа осталась за ними, но противник оказался не так прост.

Син, обдирая кожу, высвободил руки и ноги. От крови глыба льда окрасилась алым, но дворецкого это не волновало. Из последних сил он взлетел и направился в противоположную от рощи сторону. В то же мгновение, скрывая дворецкого из виду, возникло подобие дымовой завесы. Некто неизвестный навел магическую иллюзию.

По сути, в тот момент, когда противник исчез с их глаз, они проиграли. Осознавая это, Ирори поникла и повернулась к юноше:

— Прошу прощения, Райсин-доно. Я его упустила.

Парень по-прежнему не мог найти слов, чтобы описать произошедшее.

В прошлый раз он бился с Сином вместе с Шарль, и даже тогда им вдвоём — нет, даже вчетвером — пришлось несладко, а сейчас Ирори отбила его атаку практически одна.

— Ирори, э-э, спасибо… Ты меня…

— О чём вы вообще думали?! — вдруг воскликнула девушка. Райсин растерянно замер. — Вы сбежали из палаты, ничего не сказав мне, вашей слуге! Неужели вы мне настолько не доверяете?!

— Прости… Но ты кое в чём ошибаешься.

— И в чём же?

— Ты не моя напарница. Ты напарница Сёко-сан.

— …

— Поэтому мне нужно вернуть Яю.

— Не шутите так, пожалуйста! Что вы сможете в таком состоянии?! — едва не срываясь на крик, спросила Ирори и, побледнев как полотно, приблизилась к Райсину.

Но парень продолжал гнуть своё.

— Ты сильно ранила Сина. Теперь у меня есть шанс. Я проникну на их базу и верну Яю.

— Вы собираетесь сражаться с ними?! Но так нельзя! Ведь тогда начнётся война и…

— Не начнётся. И у Сёко-сан проблем не возникнет.

Ирори, осознав, что спорить бесполезно, вздохнула и холодно продолжила:

— Значит, отправитесь туда, чего бы это не стоило?

— Да.

— Тогда я должна выполнить свой долг как напарница Сёко. — Серебристые волосы Ирори приподнялись и разошлись веером. — Придётся вас заморозить.

Раны Райсина заныли, стоило услышать в голосе куклы гнев.

В следующий миг Ирори применила магию, и ледяной туман окутал руки и ноги парня.

3

Яя, обняв колени, сидела на мягкой кровати в неверном тусклом свете горящей лампы.

В комнате отсутствовали окна и пахло сыростью, но в остальном было вполне уютно: перед кроватью стоял небольшой столик и пара стульев, а каменные стены украшали гобелены. Единственный недостаток состоял в том, что комната была слишком просторной для одного человека.

На столе стояла нетронутая чашка остывшего чая.

«Как давно я тут?» — спросила себя Яя. Она уже потеряла счёт времени.

Девушка уткнулась в колени лбом.

Правда ли это к лучшему?

Райсин наверняка места себе не находит от беспокойства.

Яя помотала головой, уже в какой раз отметая сомнения.

«Это ведь… ради Райсина!»

Девушка повторяла эти слова, как заклинание, по щекам её покатились крупные слезы.

Стоило ей заплакать, как в дверь постучали.

— Как настроение, кукла луны?

Не дождавшись ответа, в комнату зашла сребровласая красавица.

Алиса Бернштейн. Формально она считалась дочерью американского богача, но на самом деле принадлежала к благородному немецкому роду Бернштейн.

— Опять плачешь? Ну ты и плакса, — невольно усмехнулась Алиса и, достав платок, принялась вытирать Яе слезы. Изъяснялась она, как парень, но в остальном вела себя, как девушка.

— Это ведь правда… на пользу Райсину? — умоляюще спросила Яя, не пытаясь её остановить.

— Да. Хотя тебе это может показаться ужасно суровым решением. — Алиса улыбнулась и достала из кармана хрустальный шар. — Вот, взгляни.

— Райсин!

В шаре виднелся Райсина. И он сражался!

— Син напал на него без приказа. Но не волнуйся. Смотри.

Ледяная стена замедлила Сина. Мгновением позже магическая цепь «Химокагами» заработала на полную, и Ирори, в мгновение ока взяв пространство под свой контроль, с легкостью отбила атаку дворецкого.

Ирори была сильна. Намного сильнее Яи.

— Теперь поняла, кто действительно достоин быть рядом с ним?

— Да… Поняла… — Яя закрыла лицо руками и зарыдала.

— Не плачь, — прошептала ей на ухо Алиса, присаживаясь рядом. — Всё будет хорошо. С помощью наших технологий ты станешь человеком и сможешь вернуться к нему. Уже не как орудие, а как девушка.

Яя кивнула. Затем ещё и ещё.

Губы Алисы изогнулись в кривой усмешке.

— Тебе нельзя покидать академию или возвращаться к Карюсай. Но мы спрячем тебя здесь. А Райсин Акабанэ с помощью куклы снега победит на Вечере.

— Да…

— Ни о чём не переживай. Хоть сейчас мы притворяемся врагами, на самом деле сражаться с куклой снега совершенно не хотим. Это сулит большие потери.

— Да…

— Мы просто ждём подходящего момента, чтобы предложить Райсину Акабанэ сотрудничество. Если он хочет лишь победить Магнуса, а титул Мудреца ему ни к чему, мы сможем сотрудничать. Он ведь добрый человек, который хочет избежать бессмысленных сражений, верно?

— Да… — Последовал очередной пустой ответ Яи.

Её черные глаза потухли и теперь из них лишь лились слёзы. Она в буквальном смысле стала куклой.

Алиса довольно прищурилась.

— Ни о чём не беспокойся и просто побудь здесь. До конца Вечера.

— Да… Большое спасибо.

Алиса без устали утирала Яе слёзы до тех пор, пока они не иссякли.

4

— Знаешь… Мне не очень хочется застрять в глыбе льда, — горько усмехнулся Райсин, смахивая иней.

Изящные брови Ирори взметнулись вверх.

— Тогда не творите глупостей!

— Не могу.

Глаза девушки сверкнули. Водяной пар в воздухе тотчас застыл в форме сосульки, которая глубоко вонзилась в руку парня.

— Мне заморозить вам кровь? Или руку оторвать? — холодно поинтересовалась Ирори.

Жуткая аура холода придавала ей поразительное сходство с юки-онной из японских народных преданий.

— Давай, вперёд, — с нарочитой храбростью улыбнулся Райсин.

— …

— Отрывай что угодно.

— …

— Я всё равно пойду. Поползу, если придётся. Если хочешь меня остановить, то лучше убей. Надежнее будет. — Райсин сломал сосульку и повернулся к девушке спиной.

— Не ходите, Райсин-доно! — взмолилась Ирори, вцепившись ему в одежду. — Прошу! Ради всего святого! Пожалуйста…

— Хочешь, чтобы я бросил Яю?

— Да!

— Тогда почему ты плачешь?

Ирори удивленно прикоснулась к своему лицу. Только сейчас она поняла, что по её щекам катятся слезы.

— Мне ведь… приказали бросить её! — девушка продолжала упрямиться. — Так что и вы… должны её бросить!

— Отказываюсь.

— Я заменю её! Буду исполнять все обязанности!..

— Послушай, Ирори. Моя напарница — лучший в мире автоматон. Никто и никогда не заменит Яю!

Глаза сребровласой девушки расширились от удивления, лицо исказилось от противоречивых чувств.

Из-за того, что магическая энергия вышла из-под контроля, слёзы, катившиеся по щекам, замерзали и падали на землю небольшими льдинками.

— Я считал Яю орудием для своей мести. Но все же… Забыть, потому что она пропала… Бросить, потому что не могу больше использовать… Да я бы был самым настоящим злодеем, если бы до сих пор считал её вещью.

— Я восхищена… вашими убеждениями, Райсин-доно. Но в нашем мире ничего не добьёшься, если руководствоваться только ими! — Плечи Ирори дрожали, она буквально выдавливала каждое слово. — Без меня вас бы убили! Падение с такой высоты смертельно!

— Но ты пришла.

— …

— Да, одними убеждениями ничего не добьёшься. Но, — Райсин вдруг ухмыльнулся и указал куда-то за спину Ирори, — именно они и сближают людей. Верно?

Обернувшись, Ирори обомлела.

К ним неслись пятеро гармов во главе с черным волкособом, верхом на котором скакала ученица с жемчужно-серыми волосами.

Позади них, прислонившись спиной к дереву и недовольно сложив на груди руки, стоял ученик с волосами того же цвета. Рядом с ним покоился огромный меч.

Затем сверху послышалось хлопанье крыльев. Подняв голову, Ирори увидела спускающегося к ним синевато-стального дракона, на котором сидела златовласая красавица.

Ирори с удивлением обернулась к Райсину.

Тот первым делом обратился к Фрей.

— Йо. Решила присоединиться?

— У-у… После разговора с Локи, — кивнула Фрей. — Для меня это… лучший способ выжить на Вечере. Вместе с Яей… с тобой мы… дадим Кройцриттерам отпор. — Девушка повернулась к Шарль. — У-у… Ты тоже идёшь?

— За этим королем идиотов глаз да глаз нужен, иначе помрёт где-нибудь на обочине.

— Так ты… волнуешься за него…

— Н-н-нет! Я просто помогаю слабым! Положение обязывает!

— И ты идешь, Локи? — спросил Райсин, не обращая внимания на раскричавшуюся Шарль.

— Не задавай глупых вопросов, дебил. Фрей же только что объяснила.

— Чего сразу обзываться, идиот? Слабо признать, что решил помочь?!

— Идиот тут ты. Кто станет помогать пулевому идиоту вроде тебя?

— Молчать, пушечный идиот!

— Исчезни, корабельного снаряда идиот!

— Лучевой идиот!

— За-мол-чи-те! Вы оба идиоты! — вклинилась между ними Шарль, прекращая ссору.

Локи с Райсином фыркнули и отвернулись друг от друга.

«Как дети малые», — со вздохом покачал головой Зигмунд.

Вспыхнувшая вдруг ссора — пустяк, главное — друзья пришли на помощь.

— Теперь-то ты поняла, Ирори? — улыбнулся Райсин. — Они разделяют мои взгляды и согласны на мой дурацкий план. А значит, меня ничто не остановит.

Ирори закрыла руками рот, сдерживая слезы.

— Вызови сюда Комурасаки. И у меня будет к тебе ещё одна важная просьба.

— Просьба?..

— У тебя будет самая важная роль. Ты будешь ключевой фигурой в моем глупейшем ходу.

Ирори утёрла слезы и удивленно моргнула.

5

— Ну ты даёшь, Син.

Просторный зал без единого окна ярко озарял магический свет. Стены украшали однотонные алые полотна. В центре за круглым столом расположились пятеро учеников. За спиной каждого стоял автоматон в полном боевом облачении.

Со стороны эта странная компания напоминала средневековых рыцарей на военном совете.

Перед ними стоял мужчина в строгом наряде дворецкого. От одного только взгляда на его окровавленные руки становилось дурно. Раны уже начали затягиваться, но под кусками содранной кожи по-прежнему виднелась красноватая плоть.

— Я ведь приказала симулировать поражение, а не проигрывать взаправду. Ты только взгляни на себя, — подтрунила его сребровласая красавица Алиса.

— Прошу простить меня, госпожа. Я подвёл вас.

— Даже пришлось тратить энергию, чтобы спасти тебя. Ну, зато мы выяснили, на что способна кукла снега. — Девушка с довольной ухмылкой повернулась к одному из юношей. — Видал, Розенберг? Банкет явно будет весёлый.

— Снова ты... Эта беспечность однажды тебя погубит.

— Жду с нетерпением.

— Эй, ты! — Рыжеволосый ученик, Шнайдер, навис над столом, заслонив собой Розенберга. Подобное неуважение к хозяйке привело Сина в бешенство, но Шнайдер не обратил на него никакого внимания. — Ты точно всё учла? Если они выкинут что-нибудь неожиданное, то выйдет, что наши павшие товарищи зря старались.

Близняшки по обе стороны от Розенберга беззаботно захихикали.

— Скорее, напрасно погибли!

— Напрасно, напрасно!

— Молчать, Цвай унд Драй, — утихомирил разошедшихся девочек Розенберг, после чего посмотрел на Алису. — Ты разделяешь переживания Фюнфа?

— Ну, я повеселюсь при любом раскладе… — Шнайдер закипел от злости. Син шагнул было вперёд, заслоняя собой Алису, но девушка остановила его легким тычком в грудь. — Не волнуйся. Мои расчёты верны.

— Герр, я хочу кое-что сказать перед боем. — Шнайдер встал и посмотрел на Розенберга так, будто хотел прожечь в нём дыру. — Я не понимаю, почему мы допустили, чтобы пять наших соратников потеряли Приглашение. Мы использовали их как пешек, а потом просто бросили. Если вы собираетесь повторить это снова…

— И что с того? — холодно взглянул на него Розенберг.

Взгляды юношей столкнулись. Воздух между ними, казалось, заискрил от переизбытка магической энергии.

Невысокий рыцарь за спиной Розенберга приподнял щит, стройный рыцарь за спиной Шнайдера положил руки на клеймор.

— Син — четвёртая версия машинен зольдат, — властно начал Розенберг. — У нас — прототипы пятой версии. Нойн и остальные располагали третьими, недоработанными версиями. — Голос его звучал равнодушно. — Их боевой потенциал был меньше нашего в пять раз. Так какая нам от них польза?

— Да не про кукол я! Про наших братьев!

— Ладно, хватит, — неуместно радостный голос остудил пыл разошедшегося Шнайдера. — Так-то лучше. Немного странно, когда спорят «сильнейший меч» и «сильнейший щит». Как говорят на Востоке, не стоит лезть в чужую жизнь, — с очаровательнейшей улыбкой на устах укорила юношей Алиса.

— Фюнф, ты имеешь право беспокоиться, однако это не имеет смысла. Знай же: их усилия не были напрасны. Смотри, — Розенберг показал на кристальный шар.

Девочки, которых предводитель называл Цвай и Драй, зашумели.

— А! Вот и Райсин!

— Вот и он, вот и он! А с ним Ти-Рекс, Император с мечом и Круговой рык!

Розенберг прищурился и вгляделся в шар.

— Пять гармов… Не понимаю. Я не вижу ни стального автоматона Императора с мечом, ни дракона Ти-Рекс.

В шаре виднелись лишь пять гармов. Остальных автоматонов словно не существовало.

— Они скрываются под магией Яэгасуми. Наверное, хотят напасть исподтишка.

— Хе-хе, не слишком ли ты напуган, Шнайдер? — с довольной ухмылкой поинтересовалась Алиса.

— А разве не странно? Они скрыли кукол, но сами не спрятались.

— Спрятались.

— Э?

— Моё ясновидение реагирует на живых существ и до некоторой степени видит сквозь иллюзии. Поэтому-то мы их и видим… — пожала плечами Алиса. — На автоматонов оно реагирует слабее, вот под действием Яэгасуми ничего и не показывает. Гармы — просто улучшенные собаки, поэтому мы их видим. А кукла снега оказалась неожиданно похожа на наших с вами рыцарей.

— Не суть. Они заметили слежку?

— Вряд ли. Нападём первыми? — повернулась к Розенбергу Алиса.

Син, Шнайдер и близняшки тоже посмотрели на него.

Юноша какое-то время размышлял, а затем спокойно ответил:

— Это может быть частью их плана. Лучше не торопиться и действовать по плану.

— Скучный ты, Розенберг. И трусливый, — поддела его Алиса. Блондин никак не отреагировал, и девушка невольно хихикнула. — Ладно, расходимся. Я предвидела все их ходы, так что неожиданностей быть не должно. Только постарайтесь обойтись без травм.

Розенберг и Шнайдер со своими рыцарями вышли из зала. Следом за ними выскочили и близняшки.

В комнате остались только Алиса и Син.

6

Вершины деревьев ещё купались в лучах заходящего солнца, а вот внизу, у самой земли, уже воцарился полумрак.

С приближением лета дни становились длиннее, но сейчас — в восьмом часу вечера — светило уже готовилось скрыться за горизонтом.

— Где-то здесь? — Райсин подсветил себе карту, после чего задрал голову.

Перед ним высилась стена, за которой располагалась старая лаборатория. Через прореху в стене виднелось давно заброшенное и заросшее мхом здание.

— У-у… Сюда. Тут задний вход, — выступила вперёд Фрей.

Райсин, Шарль и Локи последовали за ней. Ребята вошли на территорию через задние ворота и направились к печи для сжигания. Остановившись перед ней, Райсин протянул вперёд руку с лампой.

Дальнейший путь преграждала железная решётка, которая словно намекала, что за ней находится вход.

Фрей внимательно огляделась.

— Тут… много следов. И запах Яи.

В письме, которое Райсин нашёл на своей кровати, Фрей сообщила, что обнаружила это место. После утреннего инцидента девушка провела собственное небольшое расследование.

— Спасибо, Фрей. Благодаря тебе мы можем атаковать их.

— У-у… Не за что, — отозвалась та.

Лицо её осталось бесстрастным, но Райсину почему-то показалось, что девушка довольна. А вот Шарль выглядела сердитой.

— Это что, вход в подземный лабиринт? Мы же не знаем, что внутри? — с опаской поинтересовалась она, поглядывая на решётку.

Фрей ненадолго задумалась, после чего чуть склонила голову и уточнила:

— Мы можем… раскрыть себя?

— Думаю, нас и так уже обнаружили. Что ты задумала?

— Это…

Фрей подула в свисток. Гармы выстроились в ряд перед печью и завыли в унисон.

Это явно не было обычным воем, в нём чувствовалась магическая энергия. Действие «Яэгасуми» сразу же прекратилось, и псы вновь стали видимы.

Фрей закрыла глаза, зажала руками уши и сосредоточилась. Несколько секунд спустя девушка взяла у Райсина карту и принялась быстро чертить какие-то сложные фигуры.

— У-у… Внутри вот так.

— Внутри?.. Это карта?! — удивился Райсин.

Фрей кивнула.

— Круто. А как ты узнала?

— Эхолокация… Мы с ними связаны, — Фрей показала на гармов.

— Связаны? Это как вообще?

— Ты что, не знаешь? Ну и дурак же ты, — мрачно проворчала Шарль. — Нормальному кукловоду ничего не стоит подключиться к восприятию подконтрольного автоматона. Но на это время он остаётся совершенно беззащитен.

Опытные кукловоды могут разделить со своим автоматоном чувства, на время образуя нечто вроде связи призывателя и фамильяра.

— Ого… Я так не могу. Спасибо, Фрей, выручила.

— А я бесполезна, да?! Хмф! — раздраженно фыркнула Шарль.

Райсин опешил, не понимая, что могло её разозлить.

— Хватит болтать, — осадил их Локи. — Судя по карте, тут два входа. Зайдём через главный?

Райсин опустил взгляд на карту. Изнутри здание напоминало лабиринт. Помимо печи существовал и другой вход.

— Дай-ка подумать. Они могут вывести Яю через другой выход. Придётся разделиться. Я войду здесь, а ты — через чёрный ход.

— Не приказывай мне. Сам туда иди, идиот.

— Не спорь, идиот!

— У-у… Не ссорьтесь!

— Мне кажется, туда лучше отправить Фрей, — подал голос Зигмунд.

С мнением старшего нужно было считаться. Райсин с Локи прекратили спорить и повернулись к дракону.

— Почему? — спросил Райсин.

— Ты же видел, на что способны гармы. Потому…

— А, да, точно. Если враг попытается сбежать, они сразу об этом узнают. И врасплох их не застанешь. Чёрный ход лучше оставить Фрей. — Шарль сразу поняла, к чему клонит Зигмунд, и закончила предложение за него.

— Тогда Локи пойдёт с ней.

— Не решай за меня, идиот.

— И что же ты будешь делать?

— Хмф. Проигрыш Кругового рыка мне не выгоден.

— Короче, ты всё-таки идёшь, так?!

— Чего кричишь, как пятилетний? Я вежливый и терпеливый парень, но детей терпеть не могу.

— Ах ты! — пришёл в ярость Райсин.

Шарль же отчего-то смутилась и кашлянула.

— То-тогда я пойду с тобой. Больше же некому. Никакого тайного умысла тут нет.

Райсин опомнился.

— Рассчитываю на тебя, Зигмунд.

— Хорошо.

— Э? А… А на меня? — поникла Шарль.

Райсин так и не понял, что сегодня творится с Белью.

— Будь осторожна, — повернулся он к Фрей. — Локи идиот, так что точно не умрёт. Но если потеряем тебя, то всё кончено.

— У-у… Хорошо.

— Ты кого идиотом назвал, идиот? Это тебя не убить, у тебя же вместо мозгов инертный газ!

— Вот почему ты каждый раз нарываешься, идиот со ртутью вместо мозгов?!

— Не ссорьтесь! — встала между ними Фрей.

Парни недовольно цокнули языками и отвернулись.

В итоге они всё-таки разбились на две группы и двинулись к своим точкам входа.

— Идём, Шарль. Ты готова, Ирори?

Сребровласая девушка вышла из тени и покорно кивнула.

— Тогда начинаем штурм! — ухмыльнулся Райсин и распахнул решётчатую дверь.