Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
yozhik
13.08.2019 15:41
И в списке команды вновь появился редактор.Странные дела творятся.Но как бы то ни было : том после экранизации, как же я тебя жду!Искренне благодарю за перевод.Продолжу ждать полный томик.
lastic
12.08.2019 23:05
Ох, ну дела
yozhik
10.07.2019 12:38
А редактор получается сошел с дистанции?В любом случае, большое спасибо за перевод!Буду ждать полного тома.

Глава 3. Слова, что остановили сердце

1

Королевскую академию механических искусств укутали бледные сумерки.

Локи, накинув на плечи накидку, ковылял по небольшой роще, что раскинулась позади лазарета. Херувим шел следом, не отрывая от хозяина светящихся глаз.

— А, Локи. — Едва заметив его, босая девушка поднялась со скамейки. Ее белое платье выделялось в сумерках, как луна на ночном небе. Легкий ветерок играл в длинных волосах. — Ты всё-таки пришел, — радостно улыбнулась девушка и тут же залилась румянцем.

— Я ведь сам попросил о встрече.

— А тебе точно можно выходить из палаты?

— Не твоё дело, — довольно грубо ответил Локи, но заметил, что девушка потупила взгляд, и поспешно добавил: — Круэл не такой уж упрямый. С ним можно договориться.

— Спасибо… Ты такой добрый, — слабо улыбнулась девушка, приободренная изменившейся интонацией парня.

— И вовсе я не добрый.

— Извини… — снова приуныла девушка.

От досады Локи невольно щелкнул языком.

— Не стой столбом. Садись.

— Хорошо… — худенькая девушка послушно опустилась на скамейку и мелко задрожала.

Сняв с себя накидку, Локи набросил её собеседнице на голову.

— Локи?

— Не хочу видеть, как ты мерзнешь. Раздражает.

— Хе-хе, ты и правда добряк… — Девушка закуталась в накидку и потерлась о неё щекой. — Так тепло…

На мгновение взгляд Локи потеплел, но стоило ему осознать это, как парень тут же нахмурился и торопливо опустился на скамью рядом с девушкой.

— Ты так и не сказала свое имя.

— Я — «Фрагарах» пятой модели… — едва заметно, словно презирая саму себя, улыбнулась девушка.

— Это не человеческое имя.

— Ты уже должен был заметить. Я автоматон…

— Ты человек.

Девушка вскинула голову, удивленно глядя на Локи.

— Если ты кукла, то и мы с сестрой тоже. Ты ведь в курсе? У нас механизированные сердца.

— София, — шепотом, словно сообщая величайший секрет, ответила девушка после небольшой паузы.

— София, значит.

— А как зовут тебя?

— Локи.

— Так нечестно, — обиженно возразила девушка.

— Вовсе нет. Это моё наказание.

— Наказание?

— Мы решили оставить эти имена.

София понимающе кивнула и замолчала. Пару минут она о чём-то размышляла, а после решительно повернулась к парню и спросила:

— Скажи, тебе когда-нибудь хотелось умереть?

— Нет. Я не какой-нибудь добряк, чтобы облегчать жизнь другим. Вот об обратном думал черт знает сколько раз.

— Ты такой сильный…

— Я не…

— А я вот уже устала… — голос Софии дрогнул.

Локи невольно повернулся к ней и замер, обескураженный тем, что в глазах девушки стояли слезы.

— Не хочу больше сражаться…

— …

— Не хочу видеть, как гибнут люди. Не хочу убивать…

Девушка обхватила собственные плечи руками, пытаясь унять дрожь. По щекам её катились крупные слезы.

Локи невольно потянулся к Софии, но опомнился и замер в растерянности. Руки его опустились. Он разозлился сам на себя. Да он просто жалок! Даже не знает, что нужно делать в подобной ситуации. Утешать её? Как? Оставалось лишь ждать, пока девушка успокоится.

— Извини… — прошептала наконец София, вытерла слезы и доверительно посмотрела на Локи. — У меня есть одна просьба…

— Просьба?

— Прошу…

От её слов сердце Локи пропустило удар.

2

Сердце Райсина замерло на несколько секунд, едва до него дошел смысл слов Сёко.

Парень машинально посмотрел на Ирори, но та лишь отвела взгляд.

Сёко порылась в рукаве и достала какой-то предмет, по размеру он был с карманное зеркальце. Оказалось, что это тонкая пластинка, вдоль и поперек покрытая линиями, над которыми были аккуратно выгравированы неизвестные Райсину символы. Под взглядом женщины пластинка наполнилась магией, и над ней загорелись две небольшие точки, похожие на светлячков.

— На этой пластине изображена карта механического города. Первая точка показывает положение Ирори, вторая — Комурасаки.

— А где точка Яи?

— Её нет. Сигнал пропал. Яя мертва.

«Что?!»

— Или же она попала в плен, и её магическую энергию запечатали. Предположу, что отключили и где-то спрятали.

— Значит, она жива.

— Для тебя — мертва, ведь вернуть её ты не сможешь. Забудь про Яю. Теперь Ирори будет твоей…

— Думаете, я просто соглашусь?!

— Да. Смотри. — Сёко влила энергию в магическую цепь Ирори.

Глаза девушки-автоматона вспыхнули серебром, и тотчас всё вокруг застыло. Казалось, что сам воздух замерз в одно мгновение.

Рядом с Райсином за секунду вырос ледяной столб высотой с часовую башню. От его льда веяло не только холодом, в воздухе распространялся удушающий смрад смерти, который заставлял сердце сжиматься от ужаса. Не только Райсин чувствовал это — проходившие мимо ученики рухнули на колени и закричала от страха.

Сёко щелкнула пальцами, и столб с хрустальным звоном рассыпался на мелкие кристаллики, которые теплый ветер тут же превратил в туман.

— Таковы возможности «Химокагами». Наступательные возможности Ирори во много раз…

— Да не о том я! — Райсин вскочил и резко подошел к Сёко, словно хотел схватить её за грудки. — Почему вы не поможете Яе?! Почему не хотите вернуть?! Я сам пойду, раз вы не собираетесь! — крикнул парень и хотел было развернуться, но не смог даже пошевелить ногами.

Опустив взгляд, он понял, что приморожен к камням.

Сёко отвесила Райсину неожиданно тяжелую пощечину. От удара сковывающий ноги лед треснул, и парень повалился на мостовую.

— Сначала дослушай, мальчик, — холодно приказала Сёко и смерила его испепеляющим взглядом. — Сегодня утром ко мне — напрямую, что весьма смело с его стороны, — пришел посетитель.

Райсин припомнил утренний разговор. Тогда определенно что-то произошло. Судя по тону Сёко, этот «посетитель» оказался врагом…

— Как думаешь, что он сказал? — насмешливо поинтересовалась женщина. — «Мы хотим мира между нашими странами, но не станем закрывать глаза на клевету. Хорошо подумайте, прежде чем что-то делать». Проще говоря, «любое обвинение в наш адрес, и начнется война».

— Но мы же ничего…

— Именно, тогда мы ещё ничего не знали. Нас одурачили.

На первый взгляд они просто посоветовали не горячиться и думать, прежде чем действовать, но на деле в лоб потребовали опустить руки.

— Разведка донесла, что их возглавляет юноша из благородного немецкого рода Розенбергов. Натворишь глупостей и можешь быть уверен — он начнет войну.

Райсин похолодел: положение оказалось гораздо хуже, чем он мог себе представить. Теперь случившееся касалось не только его.

— Но не можем же мы бросить Яю…

— Устройство и магическая цепь Яи не так уж просты. На одно только изучение уйдет много лет, а на воссоздание и того больше. И даже в этом случае копия не сможет сразу участвовать в бою. Так что в случае войны Япония не в таком уж проигрыше…

— Да плевать мне на это! — Райсин ударил кулаком по мостовой и впился взглядом в спокойное лицо Сёко. — Неужели вы позволите Яе умереть?!

— Так решила армия.

— Но ведь!..

— Кому ты служишь, мальчик?

Райсин не нашел, что ответить.

— Ты уже много раз нарушал мои приказы, — продолжила женщина. — Один раз даже обманул.

Парень стиснул кулаки. Возразить ему было нечего.

— Ты ещё ничего не добился. Или хочешь вернуться к прежней никчемной жизни?

— …

— Если да, то от тебя просто избавятся. Не думай, что с тем, кому известны военные секреты, будут нянчиться.

— …

— Помнишь о нашей сделке? Хочешь, чтобы я прямо сейчас забрала своё?

— Как будто я брошу Яю, чтобы спастись самому, — огрызнулся Райсин.

Разумеется, умирать он пока не собирался. Ему всё ещё нужно было убить одного человека.

— И правда. Угрожать тебе бессмысленно. Тогда я спрошу вот что: ты точно понимаешь, что значит «начнется война»?

«О чем она?» — нахмурился Райсин.

— Когда-нибудь слышал выражение «Пороховая бочка Европы»?

— Вы про Балканский полуостров?

Он слышал об этом на уроках истории. В подробности, впрочем, не вникал.

— На этой территории проживает множество людей самых разных национальностей. И каждый желает, чтобы земля принадлежала его стране. Это желание и есть «порох».

Райсин молча ждал продолжения. Ирори тоже вслушивалась в разговор с некоторым удивлением.

— Из-за территориальных споров отношения между Австрией и Сербией сейчас накалены до предела. Германская империя поддерживает первую, а Российская — вторую.

— То есть крупные страны воюют чужими руками?

— Думаю, в этот раз русские уступят. Из-за войны с Японией и внутренних неурядиц империя на грани краха. Однако, — длинный красивый ноготь Сёко показал на Райсина, — тут появляешься ты. Япония и Англия — союзники. Что предпримет Англия, когда узнает, что в королевской академии похитили союзного — да к тому же секретного — автоматона?

— Э-э… Обвинит Германию, чтобы сохранить лицо…

— Верно. Англия даже может воспользоваться ситуацией и потребовать взамен секретные данные противника. Германия, разумеется, станет всё отрицать. Если их конфликт станет известен общественности, то и Россия перестанет бояться немцев. Между Сербией и Австрией вспыхнет война… а вскоре в неё окажутся втянуты и соседние страны. Вспыхнет война таких масштабов, каких ещё не видывал мир. В неё будет втянута вся Европа.

— Автоматон ученика по обмену — маленькая искра, но её будет достаточно, чтобы подорвать пороховую бочку. Меня не интересует судьба этого мира… Но готов ли ты сам начать мировую войну, мальчик?

Райсин промолчал. Не знал, что ответить.

«Какой же я идиот!»

Он беспокоился только о себе. Не видел картину целиком. Если начнется война, его смерть уже ничего не исправит.

Если положить на одну чашу весов судьбу мира, а на другую — жизнь Яи, сразу ясно, какая чаша имеет больший вес.

— Если всё понял, то веди себя смирно. Ирори, присмотри за ним.

— Хорошо, хозяйка.

Отдав Ирори последнее наставление, Сёко тут же скрылась из виду. Выглядела она до страшного спокойной.

3

Райсин вернулся в лазарет.

Круэл рвал и метал от ярости и, как из пулемета, осыпал Райсина упреками, но, заметив, что тот никак не реагирует даже на оскорбления, сдался и отпустил парня.

— Черт с тобой! Иди в кровать и отлеживайся! — бросил он напоследок.

Райсин вышел из кабинета доктора и зашел в собственную палату, что располагалась по соседству. Внутри никого не было. Ни Локи с Херувимом, ни Фрей.

Юноша с удивлением обнаружил на своей кровати письмо.

Райсин сломал сургуч, достал и прочитал содержимое.

— Райсин-доно, что это? Письмо?

— Любовное послание.

— Э?! К-к-какой же вы ловелас! — разволновалась Ирори.

Несмотря на то, что эта красавица внешне казалась взрослой, в любовных делах ей явно недоставало опыта. Райсин свернул письмо и убрал его в карман.

— Слушай, вот ты сейчас со мной. Кто тогда охраняет Сёко-сан?

— Не переживайте за Сёко. Армия приставила к ней охрану, — заверила Ирори.

Однако Райсина это не успокоило. Каких бы опытных солдат не приставили охранять Сёко, они не смогли бы заменить Ирори.

— Э-э, Райсин-доно…

— Что? Ты чего разнервничалась?

— Вас устроит провести со мной ночь по соседству с другими людьми?

— Нет! И вообще, не нужно мне это!

— Но Яя рассказывала, что ей каждую ночь приходится…

— Она все придумала! Ничего не было!

— Но хозяйка говорит, что молодым людям необходимо регулярно входить…

— И она туда же?! Чему она тебя научила вообще?!

— Шучу. Я пошутила, Райсин-доно, — элегантно рассмеялась Ирори, прикрыв рот рукой.

У Райсина защемило сердце.

— Не шути так больше.

— Вы что-то сказали? — с улыбкой спросила Ирори, притворившись, что не расслышала.

Райсин также решил прекратить разговор на столь щекотливую тему.

— Прости. Не заваришь чай?

— Хорошо, — не прекращая улыбаться, кивнула сребровласая красавица и вышла из палаты.

За мгновение до того, как девушка закрыла за собой дверь, Райсин заметил слезы, выступившие в уголках её глаз.

Ирори просто обожала Яю и всегда суетилась вокруг неё, из-за чего сама Яя считала сестру докучливой.

Каково же Ирори от приказа бросить Яю?

Райсин стиснул кулаки в бессильной ярости.

В этот миг, словно дожидаясь ухода Ирори, в окно постучали.

Когда Ирори вернулась, в комнате уже никого не было.

— Райсин-доно?

Лишь ветер колыхал занавески распахнутого настежь окна.

4

Следуя за Зигмундом, Райсин вышел на главную улицу.

На пути ему то и дело попадались ученики, спешащие на Вечер. Вчера — впервые спустя долгое время — бой был действительно интересным и теперь зрители ждали не менее захватывающего раунда.

На скамейке под одним из фонарей с хмурым видом сидела Шарль. Девушка то и дело оглядывалась по сторонам — без Зигмунда она чувствовала себя неуютно.

— Не думал, что ты правда будешь ждать, — приветствовал её Райсин.

Завидев его, Шарль облегченно выдохнула и приосанилась.

— Да вот, случайно узнала кое-что про Кройцриттеров и решила рассказать. Будь благодарен. И слушай внимательно.

— Ага, я у тебя в долгу. Прошу, расскажи всё, что узнала.

— А… Какой же ты противный и мерзкий, когда так легко соглашаешься, — язвительно заметила Шарль, покраснев до ушей, после чего нарочито громко кашлянула, чтобы скрыть смущение, и продолжила: — Я изучила всю информацию, что смогла найти, и разузнала обо всех нынешних участниках вплоть до семьдесят четвертого номера, который должен присоединиться к бою сегодня. Они из разных стран: Англии, Нидерландов, Испании, Индии…

— А на самом деле немцы? Они что, подделали свою национальность?

— Нет. Если бы они написали неправду, то были бы исключены в ту же секунду.

И правда, Анри исключили сразу же, как только выяснилось, что она поступила по поддельным документам.

— На первый взгляд это обычная группа людей из разных стран, у которых просто автоматоны одной серии, но на самом деле их всех объединяет ещё кое-что. За обучение каждого платит образовательный фонд Лоуренса.

— Фонд… Оттуда они берут деньги на обучение?

— Фонд расположен в Лондоне и принимает пожертвования от обычных людей. За счёт них и оплачивается обучение одаренных учеников.

— Какая сложная схема. Так что, в итоге за всем стоит Германия?

— Кройцриттеры и не думают что-то скрывать — напротив, трубят об этом на каждом углу. Видимо, хотят запугать других участников.

Если Райсин, Локи и Фрей сегодня проиграют, дальше пройдут только Кройцриттеры. Остальным участникам придется противостоять им в одиночку или же точно также искать союзников.

— Кстати, как думаешь, почему у них такие низкие ранги?

— Какой же ты идиот. Если бы хоть немного подумал, то нашел бы как минимум три причины. Во-первых, оценки легко подстроить и таким образом получить нужный ранг — им как раз и нужно было идти друг за другом, чтобы собраться в группу.

— Понятно. Какая вторая?

— Общая ситуация до сих пор шаткая. Если бы кто-то собрал команду раньше них, у Кройцриттеров возникли бы проблемы.

— Звучит логично. А третья?

— Возможность сразиться с семью десятками участников. Понимаешь, что это значит? — Шарль придвинулась к Райсину и зашептала на ухо. — Выгода Вечера не только в получении титула Мудреца. Вспомни D-Works…

— Испытания механических искусств?

— Все говорят, что в этот раз на Вечере много прототипов. Короче говоря, их цель…

— Сразиться с прототипами из других стран и украсть их новейшие технологии?

— Реальный бой — лучший способ для сбора информации. В нём легко выведать сильные и слабые стороны противника.

Вот для чего им столько людей.

Изначально Кройцриттеров было четырнадцать, теперь осталось девять. Вот только едва ли потеря пятерых союзников хоть как-то скажется на остальных.

Если они прорвутся до самого верха, то можно считать, что следующие несколько Мудрецов определены… Кроме того, в процессе они смогут изучить технологии других стран и, если обстоятельства сложатся удачно, даже украсть их.

Какой хитрый в этот раз противник. Ещё и жадный.

— Отвратительно… Ладно, спасибо, что разузнала всё это ради меня.

— Н-нет! Ты слишком много о себе возомнил! Да и память со слухом явно подводят. Я же сказала, что услышала это случайно. С чего бы мне, Шарлотте из благородного рода Белью, что-то делать ради тебя? — возмутилась девушка.

— Шарль специально сходила к организаторам и потребовала всё, что у них было на этих ребят — влез в разговор дракончик.

— П-помолчи, Зигмунд! На ужин будешь есть личинки цикад! — Шарль покраснела и, фыркнув, отвернулась. — Если они будут побеждать, я рано или поздно столкнусь с ними. Логично же заранее придумать тактику. К тому же они… похищают чужих кукол. Автоматоны — не вещи.

В глазах девушки вспыхнул гнев. Она, как и Фрей, считала автоматонов членами семьи.

Райсин, который вдруг испытал необъяснимые теплые чувства, отвернулся.

— Спасибо…

— Ла-ладно, что теперь делать-то будем? Даже мне не удалось выяснить, где спрятали Яю. Мы бессильны.

— Я знаю, где их укрытие. Фрей уже… — парень вздрогнул и напрягся.

«Вот идиот! Права Шарль, я невероятный дурак!»

Он забыл. Не заметил. Даже не подумал об этом. Им-то с Локи из-за ранений разрешено не участвовать в нынешнем раунде, а вот Фрей…

— Что сегодня делать Фрей?!

Шарль с Зигмундом тоже вздрогнули и переглянулись.

Фрей должна участвовать. А значит, ей придется в одиночку сражаться с девятью рыцарями.

«Что делать?! Может, нам с Локи опять помочь ей? Нет, плохая идея. У них всё равно будет численное преимущество».

Райсин вспомнил утреннюю стычку — Локи был повержен в мгновение ока. Сам он всё ещё ранен, да и навряд ли успел починить Херувима…

А у Райсина нет напарника.

Даже если Ирори действительно превосходит Яю в плане наступательных способностей, у неё нет опыта и той связи, которая установилась между Райсином и Яей за время совместных тренировок. Он и сам не имеет ни малейшего представления о её магической цепи. Управлять Ирори сейчас — всё равно, что выступать на большом концерте без репетиций. К тому же Райсин всё ещё не выздоровел.

Победа почти в кармане врага…

— Ей придется отказаться от участия, — без тени сомнения заявила Шарль, — если она не хочет, чтобы гармы напрасно погибли.

Гармы по своей сути — обыкновенные собаки. Их не починить, как обычных автоматонов. Если погибнут — это конец.

— У них с Локи одна цель, верно? — неожиданно мягко сказала Шарль, пытаясь утешить Райсина. — Пока он не выбыл, эти двое ещё смогут осуществить свою мечту. Они могут победить, когда он полностью поправится, да и Кройцриттеров к тому времени может стать меньше. Даже для Локи слишком рискованно сражаться с ними в таком состоянии.

Картина, которую рисовала Шарль, выходила слишком благоприятной, чтобы быть правдой. Да и отсрочка в участии из-за ранений не приносила никаких преимуществ. Человеку, расслабленному отдыхом, пришлось бы сражаться с людьми, которые уже обошли его по рангу.

Впрочем, Локи изначально входил в Черную дюжину. Для него подобное не должно стать проблемой. Однако Кройцриттеры утаили свою настоящую силу, чтобы получить низкие ранги. Если учитывать их число, преимущество всё равно на их стороне.

Райсин стиснул зубы и продолжил думать.

Фрей не откажется от участия. Она упорна и наверняка постарается выложиться на полную. А Локи обязательно придет к ней на помощь, наплевав на свои раны. Он ни за что не бросит сестру и будет защищать её до последнего вздоха.

В их сердца вживлены особые устройства. На грани смерти они, скорее всего, активируются… и тогда автоматоны выйдут из строя. Или кукловоды погибнут первыми. Или и то, и другое.

«Черт! Неужели я ничего не могу сделать?!»

Локи и Фрей — противники, с которыми ему рано или поздно предстоит встретиться в бою.

Но стоило ему вспомнить улыбку Фрей, битвы плечом к плечу с Локи и виляющих хвостами гармов, как он понял, что просто не может бросить их.

Он обязан что-то предпринять. Но для этого нужно вернуть Яю. Сейчас же!

Он использовал Яю как орудие для своей мести, а она лишь улыбалась и делала всё, что было в её силах. Райсин понимал, что должен отплатить ей не только за помощь, но и за чувства.

Он не мог бросить ни Фрей, ни Яю.

Значит, он обязан что-то предпринять. Что же лучше сделать? Что он `может` сделать…

И тут Райсина осенило.

— Ха… Ха-ха-ха…

— Т-ты чего вдруг засмеялся? Мерзко как-то, — отпрянула Шарль, странно глядя на Райсина.

— Я придумал.

Зигмунд поднял голову и внимательно посмотрел на Райсина.

— Ты нашел выход из нашего положения?

— Да. Мы вернем Яю, а Фрей не придется отказываться от участия.

— И мы сможем это сделать? — с сомнением поинтересовалась девушка.

— Сможем. — Райсин встал со скамейки. — У нас есть время до одиннадцати вечера… целых пять часов.

Фрей нужно находиться на поле один час, чтобы выполнить требование от участника. Всё будет в порядке, если они решат проблему до этого.

— И что же ты придумал? — спросил Зигмунд.

— Всё просто. Нужно их победить. — Райсин положил руку на плечо Шарль.

— Т-ты что задумал…

— Шарль, Зигмунд. Знаю, у меня нет на это права, но прошу: помогите мне.

Шарль фыркнула и отвернулась, затем сбросила с плеча ладонь Райсина и скрестила руки на груди.

— Ты и правда невообразимый идиот. Просто король дураков. Я ведь уже говорила… Один раз. Один раз я сделаю всё, чтобы защитить тебя.

— Шарль, ты…

— А если откажешься от помощи, то поджарю «пушкой».

— Спасибо! — Райсин не удержался и заключил девушку в объятия. Она была мягкой и казалась такой хрупкой, будто могла сломаться в любую секунду.

Шарль же от неожиданности запаниковала.

— А, эй, стой… Такое, а-а… Растровая пушка!

5

— И чего вы от меня ждёте?

Последний этаж корпуса отделения естествознания, отведенный под комнаты профессоров.

Почерневший от копоти Райсин, по-прежнему недовольная Шарль и Зигмунд пришли поговорить с профессором Кимберли.

В кабинете царили чистота и порядок. Кто-то разгрёб завал на столе, перебрал и сложил аккуратными стопками документы, заправил кровать. Теперь комната производила совсем иное впечатление, нежели раньше.

Тем, кто принес порядок в это царство хаоса, была Анри. Именно она поставила перед Райсином и Шарль чашки с чаем. Для бывшей аристократки девушка оказалась невероятно способной в подобных делах.

Кимберли отпила чай.

— Не ждите помощи от Нектара. Нам запрещено вмешиваться.

— Но наблюдать-то вы можете?

— Да. Что ты задумал?

— Кое-что интересное. Но хотелось бы точно знать, согласны ли вы, прежде чем я начну говорить.

— Я могу дать слово, но даже не надейся, что Нектар способен остановить войну. Общество регулирует этические нормы магов, но для стран маги всего лишь одно из средств ведения войны. К тому же Папа призывает к невмешательству. Мы не принимаем участия в конфликтах великих держав, — саркастично пояснила женщина. Судя по тону, ей и самой не нравилась такая политика.

— Но вы ведь хотите знать правду. Всё-таки влиятельная третья сторона.

— Ты ни малейшего понятия не имеешь о войне, — холодно усмехнулась Кимберли. — Предположим, мы записали всё, что ты натворил. Эти записи доказывают твою невиновность и вину твоего оппонента. Но как это назовет твой противник?

— Подставой?

— Верно. В войне издавна побеждает тот, кто успешнее манипулирует слухами.

— Но академия же прислушается к Нектару. Особенно этот хитрый старик.

Директор академии Эдвард Резерфорд — таинственный человек, который явно что-то скрывает.

— Тут ты прав… Если Общество предоставит неопровержимые доказательства, академия, в которой собираются молодые одаренные со всех стран, не сможет принять сторону «преступников».

Но только если Райсину удастся доказать незаконную деятельность Кройцриттеров.

— Точно! Можно припереть их к стенке угрозой исключения! — удивленно воскликнула Шарль.

Райсин кивнул.

— Тогда они не смогут диктовать, кто будет следующим Мудрецом, или украсть секретные разработки других стран. Мы уничтожим саму цель их существования.

— Немыслимо! Такое коварство! Коварный извращенец! Штука у тебя в штанах наверняка отполирована до блеска!

— Хватит такую чушь нести! Ты же из благородной семьи!

— Э? У Райсина отполированная колбаска? — с удивлением переспросила Анри, прижимая к груди поднос.

В комнате повисло молчание.

Младшая Белью покраснела до ушей и поспешно скрылась в углу.

— Ладно. Я согласна. — произнесла Кимберли. — Что ты намерен делать?

— Проникнуть в их крепость.

— Что?

— В академии у них есть место для встреч. Занимают они его без разрешения и наверняка переделали под себя. Я проникну туда и спасу Яю.

Когда он начнет буйствовать, Кройцриттерам придется пожертвовать Вечером, чтобы защитить свою базу. Если противников станет меньше, у Фрей будет больше шансов.

Таким образом получится помочь и Яе, и Фрей. И самое главное — так они смогут пустить в ход Зигмунда.

— Ты же понимаешь, что станешь врагом академии, если нападешь на них?

— Мне же просто нужно вернуть Яю. Если она там, мой план сработает.

— А если её там нет? Они притворятся невиновными, и твой план развалится.

— Тогда я просто исчезну из списков академии, и всё закончится.

Кимберли пристально посмотрела на Райсина и вздохнула.

— Я вроде уже говорила, что терпеть не могу дураков. Допустим, Яя там, а ты доказываешь свою теорию… Как ты собираешься победить всех девятерых? Об этом ты подумал, Второй с конца?

— У меня всегда было плохо с арифметикой. Что такое числа?

Кимберли расхохоталась.

Райсин, Шарль и Анри с удивлением уставились на неё. Они впервые видели женщину такой весёлой.

— Ладно. Я всё поняла. Удачи с осуществлением невозможного. Я прикрою.

— Я у вас в долгу!

— И когда ты за всё это будешь расплачиваться? — ухмыльнулась Кимберли.

Райсин сглотнул.

Он и правда был много кому обязан — Кимберли, Шарль, Фрей и, разумеется, Яе.

Её нужно вернуть любой ценой, иначе можно даже не надеяться победить `его`.

Осознание пришло внезапно, словно гром среди ясного неба.

Парень вдруг понял, что упускает из виду нечто очень важное.

Райсин поднялся и направился к двери. Шарль перевела на него серьезный взгляд.

— Ты куда?

— В туалет.

— А, ты… дурак?! Умереть захотел?!

— Это естественная реакция! Что мне делать, если захочется посреди боя?!

— Иди уже! Чтоб ты его молнией прищемил!

— Что?! Тогда будет много крови!

Шарль несколько раз ударила его кулаками, но Райсин довольно быстро отвязался от девушки, вышел из комнаты и направился по тихому коридору к туалету.

Желая остудить голову, Райсин умылся.

Оставшись наедине с собой, он наконец понял, какой просчёт допустил.

Перед глазами у него всплыл образ сребровласой красавицы Алисы Бернштейн.

Седриком Гренвиллом в тот раз наверняка прикидывалась именно она. Значит, Бернштейн способна полностью изменить внешность и манеру речи.

А ещё эта девица обожает интриги.

Это доказывает хотя бы попытка убить директора руками Шарль. На этот раз она добралась до Яи, чтобы заставить Райсина усомниться в своих силах. Она определённо умна. А раз так, то… не просчитала ли она и то, что он собирается сделать? Точнее, не это ли она планировала с самого начала?

«Вот оно что! Это-то меня и смутило!»

Бросаться в бой сломя голову нельзя. Враг только этого и ждёт.

Какова же истинная цель Алисы? Чего она хочет добиться, заставив Райсина атаковать «замок»?

«Неужели…» — вздрогнул Райсин.

Сейчас он весьма слабая, аппетитная добыча…

Их жадность вообще границ не имеет! Похитили Яю, а сами добивались совершенно другого.

И всё же бросить напарницу он не мог. К тому же этот план должен был помочь Фрей. Другого выхода не было.

«Чёрт… Неужели нельзя придумать ничего другого?»

В эту секунду перед глазами юноши всплыло знакомое лицо.

Инструктор в додзё просто обожал сёги и учил никогда не ходить так, как ожидает противник. А если другого выхода не остается…

«Тогда сделай самый глупый ход и застань его врасплох».

Райсин принялся размышлять, что же в сложившейся ситуации будет наиглупейшим поступком.

— Хм-м… Серьезно?.. Хотя ничего глупее я придумать не могу.

Парень рассмеялся. Он придумал настолько глупый план, что шансов на победу просто не оставалось. Но, быть может, именно благодаря этому у него получится одурачить противника.

Райсин ещё какое-то время размышлял над мелкими деталями.

— Ладно. Теперь у меня есть шанс их победить.

— Сомневаюсь, — неожиданно раздался голос за его спиной.

Райсин рефлекторно обернулся.

За окном, не обращая внимания на этажи под собой, находился мужчина в черных очках — Син. Он появился совершенно бесшумно. Размытый образ, порожденный быстрым движением, ещё не рассеялся.

В следующий миг Син пинком разбил окно и обрушил на Райсина тяжелый, как молот, каблук. Зацепив Акабанэ, дворецкий слегка крутанулся на месте и отправил парня прямиком в разбитое окно.