Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
yozhik
13.08.2019 15:41
И в списке команды вновь появился редактор.Странные дела творятся.Но как бы то ни было : том после экранизации, как же я тебя жду!Искренне благодарю за перевод.Продолжу ждать полный томик.
lastic
12.08.2019 23:05
Ох, ну дела
yozhik
10.07.2019 12:38
А редактор получается сошел с дистанции?В любом случае, большое спасибо за перевод!Буду ждать полного тома.

Глава 1. Начало противостояния

1

— И куда она запропастилась? — бормотал себе под нос Райсин, глядя на рощу за окном.

За спиной юноши с удрученным видом сидели сестры Белью. Особенно подавленной выглядела Шарль — от одного её вида сердце сжималось от жалости.

— Что такое, дракониха? Это совсем на тебя не похоже.

— Это… моя вина. Я обидела Яю.

— Не переживай так. Фрей уже ищет её.

Пока они говорили, она в компании гармов прочесывала местность в поисках Яи — Фрей сама вызвалась.

Райсину пришлось согласиться на помощь, ведь врач запретил ему покидать палату.

Скрипнули петли. Ребята тут же обернулись к дверям, но на пороге стоял всего лишь Локи.

Не обращая внимания на пристальные взгляды, он проковылял к своей кровати.

Мысли Локи занимали куда более важные дела, даже прежнее недовольство бесследно пропало.

«Случилось что-то? Поди их пойми», — подумал Райсин.

Шарль поднялась, скрипнув стулом:

— Идем, Анри.

— Яю искать? Но Фрей наверняка уже…

— Нет. Она убежала из-за меня, как я могу оставаться здесь?

— Нечестно?

— Зигмунд, лети сюда. Возвращаемся в общежитие.

Шарль с дракончиком на берете быстрым шагом вышла из палаты. Анри последовала было за ней, но замешкалась, смущенно обернулась к Акабанэ и, прежде чем выбежать из комнаты, выпалила:

— Райсин… Прошу, будь к Яе чуточку добрее, — девушка вздрогнула, будто удивилась собственным словам. — П-прости! Само собой вырвалось!

Проводив её взглядом, Райсин вздохнул и прислонился к оконной раме.

«Дожили, уже и Анри меня упрекает. И как быть? Любовь меня не интересует. Ну знаю я о чувствах Яи, а толку? Я не воспринимаю её как девушку и вообще не представляю, как с ней общаться. Не буду к ней так строг, все станет только хуже. Ей ведь только дай повод, чтобы...»

Из раздумий юношу вывело громкое сопение нескольких существ.

Из кустов, ломая ветки, выскочила стая собак. Они тут же выстроились в линию, гордо виляя хвостами. Следом за ними из кустов вышла Фрей, ведя за руку Яю.

— Фрей! Яя!

Райсин выскочил на улицу через окно и, не обращая внимания на боль в груди, со всех ног бросился к Яе.

Та опустила глаза и пугливо сжалась, стремясь стать как можно меньше. В уголках её глаз всё ещё стояли слезы.

Райсин хотел было накричать на неё, но осекся и мягко произнес:

— Заставила же ты меня поволноваться.

— Прости…

— Спасибо, Фрей. Выручила.

Фрей покачала головой.

— Ты меня тоже… выручал…

— Мы уже сочлись… Э, уже уходишь? Давай хоть чая вместе выпьем.

— Но Вечер…

— А, прости. Уже так поздно? Тогда отблагодарю тебя, когда представится удобный случай.

— У-у… Тогда… Сви… сви…

— М? Ты чего?

Фрей вдруг забормотала что-то странное, замахала руками, будто пыталась призвать демона, но вместо этого вскочила на Рабби и помчалась прочь. Остальные псы бросились следом.

— Удачи! — крикнул ей вслед Райсин. То, что Фрей так быстро умчалась, его удивило.

— Спасибо… — Фрей помахала в ответ, но отклонилась назад слишком сильно и чуть было не свалилась с Рабби.

И наверняка бы оказалась на земле, но бегущий рядом немецкий дог подставил девушке спину и помог взобраться обратно.

Райсин натянуто улыбнулся и проводил взглядом псов и их хозяйку, а секунду спустя ощутил спиной неприятный холодок

— Райсин? В чем дело?

— Да так…

Он ощутил на себе чей-то недоброжелательный взгляд.

Райсин краем глаза взглянул на окно палаты и увидел, что Локи внимательно всматривается вдаль.

«Он… тоже что-то почувствовал?»

Локи — Обещанный ребенок, пусть и созданный искусственно. У него невероятная восприимчивость к магической энергии, да и чувствительность в разы выше, чем у обычного человека. Не хуже, чем у Райсина, а может, даже лучше.

Если они оба ощутили этот взгляд, Райсину точно не показалось.

Это был внимательный и полный враждебности взгляд.

— Живо в палату, Второй с конца! Иначе я тебе термометр в задницу засуну! — раздался вдруг крик из палаты.

Доктор Круэл высунулся в окно и теперь сверлил Райсина бешеным взглядом.. Похоже, он пришел с обходом.

Райсин взял Яю за руку и повел за собой в палату.

2

Неизвестный юноша наблюдал в бинокль за тем, как Райсин возвращается в свою палату.

Он находился в одной из комнат корпуса юридического отделения, который располагался в некотором отдалении от лазарета. Юноша считал, что на таком расстоянии ни гармы, ни Райсин не заподозрят слежки.

Юноша обосновался в конференц-зале, где кроме него собралось около тридцати человек, в том числе одиннадцать юношей и три девушки в школьной форме.

Остальные — автоматоны, по одному на каждого ученика. Куклы носили доспехи с выгравированной на металле розой. Поверх брони были надеты передники с изображением черного креста. Благодаря крепким закрытым шлемам, автоматоны чем-то напоминали крестоносцев.

Ученик, наблюдавший за Райсином, вдруг ухмыльнулся.

— По движениям губ я примерно понял, о чем они говорили, — наблюдатель был невысоким и очень худым, а по внешности толком не сказать, парень он или девушка. Он опустил бинокль и отвернулся от окна. — Второго с конца и Императора меча выписывать пока не собираются. Круговой рык будет на Вечере одна, — произнес он, после чего спросил у кого-то в глубине комнаты. — Что скажете, герр?

Взгляды всех присутствующих устремились на кресло с подлокотниками, которое располагалось по другую сторону круглого стола; точнее, на того, кто в нем сидел. Самое обычное кресло казалось троном, благодаря тому впечатлению, что производил сидевший.

Этим человеком был юноша с медовыми локонами и правильными чертами лица невероятной красоты. Но эта красота почему-то внушала страх.

— Как неразумно, Император меча, — красавец с медовыми кудрями обвел всех собравшихся взглядом холодных голубых глаз. — Дождемся выхода Кругового рыка на поле и начнем.

— А ты уверен, Розенберг?

— Уверен? Уверен?

Сладко хихикая, к его рукам прильнули две ученицы.

Волосы у них были заплетены и собраны в хвостики, которые торчали сбоку. У одной — с левого, у другой — с правого. А в остальном девицы были как две капли воды похожи, как это и положено близнецам.

Ученик, названный Розенбергом, досадливо отмахнулся от девушек.

— Командование поручаю тебе, Нойн.

— Как прикажете, герр. В таком случае, я буду приманкой, — по-девчачьи хихикнул юноша и отложил бинокль в сторону. — Наши ребятки старой модели, хоть в них и установлен «Фрагарах». Постараемся же не упустить даму с собачками.

— Делай, что должно. С тобой пойдут Цэйн, Эльф, Цвёльф и Драйцэйн.

Названная четверка кивнула.

Розенберг убрал от лица руку, которой прежде подпирал подбородок, и поднялся с кресла.

— Да начнется война. За Родину! Слава Кройцриттерам!

— Слава Кройцриттерам! — хором повторили за ним остальные и отсалютовали.

Теперь действительно казалось, что в конференц-зале проводит собрание орден рыцарей, которые собрались в крестовый поход.

И в этой удивительно вышколенной группе был лишь один, кто не проронил ни слова.

Невысокий, куда ниже остальных, автоматон с ростовым щитом в руках стоял за креслом Розенберга. Кукла отсалютовала вместе со всеми, но не проронила ни слова. Однако на это никто не обратил внимания

Ученики с серьезным выражением на лицах покинули зал.

3

Половина седьмого. С начала Вечера прошло полчаса.

Солнце едва склонилось к горизонту и по-прежнему ярко освещало арену. У зрительских мест, заполненных учениками, которые пришли посмотреть на бой, появилась Ти-Рекс Шарль с дракончиком Зигмундом, который привычно сидел на берете, и, тряхнув прекрасными золотистыми кудрями, уверенно двинулась вперед.

Ученики по-прежнему перед ней расступались, но теперь в их взгляде не сквозила неприязнь.

Шарль, обуреваемая смущением и страхом одновременно, подошла к ларьку, купила пирожок с мясом и поделилась им с Зигмундом.

По сравнению с прошлым Вечером зрителей заметно прибавилось. И причина проста: теперь начинались настоящие бои.

Кто-то уже вышел на поле.

Казалось, что ему двенадцать или тринадцать лет, но ученик тот был наверняка старше. Это был миловидный и несколько женоподобный юноша со сладкими, словно конфета, чертами лица. Шарль, конечно же, его знала.

— Вольта, четверокурсник из Италии, восемьдесят шестое место, — безразлично пробормотала девушка себе под нос.

— Хм-м. Четверокурсник и ниже пятидесятого места?

— Он просто мелкая сошка.

— Шарль, с твоей точки зрения все бои до пятидесятого места — просто отборочные, — укорил хозяйку Зигмунд.

— Потому что там другой процесс отбора.

В Вечере участвуют сто человек, которых отбирают по результатам регулярных экзаменов.

Результаты подсчитываются на основании среднего арифметического числа оценок за всё время обучения.

Первокурсникам относительно легко стать участником. Достаточно лишь хорошо проявить себя на нескольких первых экзаменах, и участие будет гарантировано.

Другими словами, боевые способности в этом случае практически не учитываются.

Тем не менее почти половина из этой сотни участников — от сорок девятого места и выше — распределены как раз на основании боевых способностей. И на первом месте, разумеется, Магнус.

Проще говоря, пятидесятое место и ниже занимают в основном те, кто не привык сражаться. То, что в Черной дюжине состоят второкурсники вроде Шарль и Локи, лишний раз доказывает их невероятную силу.

Если ученик силен, его не поставят на место ниже пятидесятого.

По крайней мере, так должно было быть…

Шарль перевела взгляд на автоматона Вольты.

До этого дня он управлял гигантским големом, однако сегодня его сопровождал облаченный в стальные доспехи рыцарь.

Это его козырная карта для Вечера?

Некоторые ученики время от времени прибегали к подобной тактике. Но раз он прошел отборочные и получил Приглашение, пряча туз в рукаве…

«Неужели он так силен?..» — задумалась Шарль.

В этот миг зрители зашумели, что означало прибытие ещё одного участника.

К полю верхом на огромном черном волкособе выехала ученица с жемчужно-серыми волосами, сопровождаемая еще четырьмя псами.

— Наконец-то ты соизволила появиться, Фрей, — заметив девушку, улыбнулся Вольта.

Фрей слезла с Рабби и вышла на поле.

— У-у… Начнем, Рабби. Ривьера. Руби. Ревина. Робин.

Гармы гавкнули и, не дожидаясь приказа, рассредоточились по полю.

Противник один. Грех не воспользоваться численным преимуществом. Псы бежали вдоль каменных столбов, окружая врага.

Эта тактика осады и принесла Фрей все её победы.

Девушку окутало пламя магической энергии, волосы её взметнулись в воздух. Гармы получили магическую энергию и громко взвыли.

Вой их превратился в невидимые снаряды, которые понеслись к вражескому автоматону, взрывая за собой землю.

Вольта с улыбкой опустил руку на плечо своей куклы.

В следующую секунду рыцарь резко взмыл в воздух.

В то же время, словно специально дождавшись этого момента, на поле из-за колонн вылетело ещё четыре куклы. У каждой на плече сидел ученик.

Все куклы выглядели как автоматон Вольты и обладали теми же способностями.

— Фрей! Это засада! — невольно вскрикнула Шарль, но опоздала.

Новоприбывшие уже начали действовать.

Рыцари опустили хозяев на поле и устремились к гармам.

Они всего лишь лишили их численного преимущества, а Фрей уже не успевала реагировать на происходящее.

В одновременном управлении несколькими автоматонами заключается как сила Фрей, так и её слабость. При управлении несколькими куклами внимание рассеяно, и следить за тем, что происходит вокруг, сложно.

В это же время каждый из её противников управляет всего одной куклой. Кроме того, они застали Фрей врасплох. Более выгодного положения и придумать сложно.

От безысходности Фрей запустила магические цепи «Соник».

Гармы вновь гавкнули, посылая звуковые снаряды в рыцарей.

«Отлично сработано!»

Фрей расположила собак так, чтобы вражеские кукловоды оказались на линии огня. Если куклы уклоняться, их хозяева серьезно пострадают.

Однако рыцари и не думали уклоняться: они в буквальном смысле загородили собой хозяев.

Невидимые снаряды попали точно в цель. От оглушительного грохота содрогнулась земля, но автоматоны даже не шелохнулись.

«Выдержали?!»

На вражеских автоматонах не осталось ни царапинки. Лишь остатки магической энергии ещё клубились в воздухе. Стоило Шарль осознать, что это не энергия Фрей, как её колени задрожали.

Поле переполняло огромное количество магической энергии. Почувствовав её, Зигмунд расправил крылья.

«Они слишком сильны!»

Толстая нить из магической энергии связывала каждого кукловода с его автоматоном. Казалось, волны ошеломляющей энергии исходят от самих кукол.

Только вот казалось ли?

Шарль быстро пробежала глазами по лицам кукловодов и постаралась вспомнить учеников академии.

— Справа Ахмед — третьекурсник из Индии. Рядом с ним Россо из Италии и Шиллер из Франции. Они четверокурсники…

— Все из разных стран? Но гораздо необычнее то, что у них однотипные автоматоны.

— Точно! И как я раньше не заметила?! Это же странно!

Все противники Фрей — старшеклассники.

Более того — у них автоматоны одной серии.

«Да они ведь заодно!»

Пока Шарль размышляла, битва продолжалась.

Рыцари, выдержав прямое попадание звуковых снарядов, одновременно шагнули вперед, а затем вдруг исчезли… нет, настолько резко ускорились, что взгляд не смог уследить за ними.

Автоматоны, игнорируя закон сохранения инерции, резко и до невероятных величин ускорились, а потом устремились к своим целям.

Фрей, только что потратившая много магической энергии, ничем не могла им помешать.

Исход боя решился практически мгновенно. Гармам или подрубали лапы, или били по телу, после чего валили на землю.

Рыцарь Вольты придавил Рабби и приставил к его горлу меч.

— Рабби! — кинулась к любимцу Фрей.

— Прошу, не двигайся, — с улыбкой остановил её Вольта.

Острие меча вошло в шею Рабби чуть глубже, пес заскулил.

— Мы могли бы атаковать и в лоб, но в тебе сокрыта опасная сила. — Вольта наверняка ссылался на то, как во второй день Вечера во время сражения Локи с Фрей Рабби вырос в размерах и начал свирепствовать. — По возможности, мне хотелось избежать непредвиденных происшествий, потому я и выбрал подобную тактику. Слышал, эти псы для тебя всё равно что члены семьи. Если это правда, их жизни для тебя дороже гордости, не так ли? — с ангельской улыбкой произнес юноша слова, достойные самого Дьявола. — Прошу, отдай свои перчатки.

Фрей со страхом взглянула на Рабби и обвела взглядом остальных гармов.

Зрители замерли в напряженном ожидании.

Неужели непобедимая прежде участница вот так просто сдастся?

Ученики, затаив дыхание, ждали развязки.

Фрей сняла перчатки и протянула их Вольте. Тот улыбнулся и потянулся было к ним, как вдруг поле накрыла черная тень.

Она разделилась на две темные фигуры, которые атаковали рыцарей и абсолютно синхронными движениями отбросили двоих из них от собак.

Никто ещё не успел понять, что случилось, как нечто на большой скорости влетело на поле с другой стороны.

Неизвестный объект пролетел по прямой и врезался в одного из вражеских автоматонов. Когда он остановился, стало ясно, что это огромный меч.

Меч отбросил рыцаря и освободил немецкого дога, после чего принял гуманоидную форму и выстрелил восемью короткими клинками, которые на огромной скорости устремились к остальным рыцарям, вынуждая их отступить.

В этот миг Фрей, наконец, опомнилась и мгновенно сконцентрировала магическую энергию.

— Рабби!

Пес выпустил из пасти звуковой снаряд в ближайшего рыцаря.

Вольта отреагировал без промедления: тут же приказал кукле отступить, уводя от снаряда.

Теперь Рабби — равно как и все остальные гармы — освободился. Взбудораженные тем, как резко поменялся расклад сил, зрители зашумели.

— Привет, сотое место здесь.

— Прошу прощения за опоздание. Я девяносто девятый.

На арене стояли Райсин в бинтах и Локи, опирающийся на костыль.

Оба ранены и должны отдыхать в лазарете, а они как ни в чем ни бывало вышли на поле боя.

Зрители встретили их странным улюлюканьем вместо удивленных, презрительных или радостных выкриков

«Опять этот дурак делает, что в голову взбредет!» — разозлилась Шарль.

Но в груди у неё разливалось необъяснимое тепло.

Эти двое не в силах сражаться, но всё-таки пришли Фрей на выручку.

Это растрогало Шарль почти до слез. Райсин с Локи переглянулись и…

— Не подражай мне, идиот!

— Сам не подражай, болван азиатский!

...начали спорить.

— Больным пора обратно в кроватку! Медсестрички присмотрят за тобой!

— Сам вали! Заодно охмуришь кого-нибудь!

— Что?! Не неси чушь, придурок звуковой!

— Молчать, кретин световой!

— Варповый недоумок!

Парни принялись ругаться, почти столкнувшись лбами.

В следующее мгновение оба поплатились за резкие движения. Райсин со стоном схватился за грудь, Локи — за бок, а затем оба скрючились от боли.

— Что они вообще творят? — разнесся над полем недоуменный возглас Шарль.

4

Каждый удар бешено стучащего после приземления сердца отдавался болью в грудной клетке. После безрассудного удара в прыжке ключица, не успевшая ещё зажить, тоже решила напомнить о себе неприятными ощущениями.

Обливаясь холодным потом, Райсин обвел взглядом поле боя.

Стоящий рядом Локи выглядел ничуть не лучше. Ему пришлось прыгать с летящего Херувима, несмотря на больную ногу. Откровенно говоря, поступок был до абсурда глупым.

Но они успели, а это главное.

Фрей была цела. Гармы ранены, но живы.

Противники не торопились собираться группой, но и по полю не расходились — так и стояли в нескольких метрах друг от друга. Судя по всему, таким было их боевое построение. Одно только это уже демонстрировало их невероятную дисциплину. .

Кроме того Райсин чувствовал остаточную энергию после особо сильного всплеска. .

Всё-таки для своего ранга эти пятеро на удивление достойные противники. Автоматоны у них тоже крайне мощные.

Но переживать не о чем. Локи тоже куда ниже рангом, чем должен быть, а Яя — сильнейший в мире автоматон.

— Ох, засада? Сколь подлая тактика. Меня никто не предупреждал о подобном, — игриво улыбнулся Вольта.

Вопреки расслабленному виду, противника он остерегался и нападать не спешил.

Ребята какое-то время сверлили друг друга взглядами, проверяя выдержку соперника.

— Не бойтесь! Они ранены! И численное преимущество всё ещё на нашей стороне! — крикнул отступившим рыцарям Вольта.

Автоматонов это явно успокоило, поскольку они тут же взмыли вверх и начали менять построение.

— Эй… — начал Локи.

— Ага, — кивнул Райсин.

Он всё понял и без слов.

Рыцари двигались точь-в-точь как «дворецкий» Син, с которым ребята сражались не так давно.

Скорее всего, в этих автоматонах установлена либо очень похожая, либо точно такая же магическая цепь.

Из чего следует, что доспехи скрывают таких же живых людей, как и Син.

Райсина передернуло от одной только мысли об этом. Однако парень тут же подавил все ненужные эмоции и прошептал своему партнеру:

— Не расслабляйся, Яя. Сражаться они умеют.

— Поняла! — кивнула Яя.

Хоть на лице девушки и блестели подсохшие дорожки слёз, вела она себя как прежде.

Кажется, противник придерживался стандартной тактики групповых боёв.

Сейчас врагов пятеро, но нельзя исключать, что в засаде есть кто-нибудь ещё.

— Что же вы будете делать, Ваше высочество Император меча? Пока что против нас пять человек, но всего пропустило тринадцать, вы в курсе?

— Если испугался, то стой в стороне и смотри.

— Чего вякнул?!

— Ха… Потому-то тебя и зовут Вторым с конца.

— Не нарывайся, болван!

— Болван тут ты, идиот одноклеточный. Даже если в засаде поджидают ещё враги, нужно просто не дать им присоединиться к битве.

— Вот поэтому ты — кретин многоклеточный. Мы всего лишь импровизированный дуэт, а они — слаженная команда. Как ни посмотри, преимущество на их стороне.

— Ах ты недоумок с прекратившимся клеточным делением. Ты за кого меня принимаешь?

Локи отбросил костыль и направил на Херувима руку, передавая тому магическую энергию.

Магическая цепь «Джет» запустилась. Щитки на спине Херувима раздвинулись, обнажая оружие. Четыре клинка, напоминающие шипы, выскочили из пазов и устремились каждый к своей цели.

Рыцари на мгновение растерялись, не зная, стоит ли им защищаться или лучше избегать удара, но в итоге всё же решили уклониться. Видимо, остерегались боевой мощи «Джета».

Клинки тут же сменили направление полета и устремились за ними.

А затем началась игра в догонялки. Четырем рыцарям пришлось сосредоточиться на уклонении, времени атаковать у них не осталось.

Локи умело ограничил действия противников всего четырьмя клинками. А ведь у Херувима их восемь.

Локи будет чем ответить даже если противников станет больше.

«Какая чудовищная магическая энергия!»

Херувим на глазах у изумленного Райсина подлетел к автоматону Вольты и обрушил на него обе руки-клинка.

Рыцарь закрылся щитом, но тщетно: клинки легко, словно бумагу, разрубили щит и едва не задели саму куклу. Теперь и этому автоматону пришлось уклоняться от непрекращающихся атак.

Локи всего за несколько секунд смог до основания уничтожить боевой порядок пяти рыцарей.

В этот миг до Райсина, наконец, дошло, что именно задумал товарищ.

«Всё внимание на нем… Ну конечно!»

Тут юноша заметил дрожащую от волнения Фрей.

Девушка прижимала к себе раненых собак и с беспокойством наблюдала за битвой Локи.

— Расслабься, Фрей, — улыбнулся Райсин, концентрируя магическую энергию. — Ладно я, но твой брат точно не проиграет.

— Райсин…

— Яя, готова? — взглянул он на партнера.

Яя сжала губы и кивнула.

Дожидаясь подходящего момента для атаки, они стали копить энергию.

Битва проходила в центре поля. Но один из рыцарей вдруг отпрыгнул к краю. Похоже, шип всё-таки зацепил его.

— Суймэй: сидзюхати-сё!

Яя сорвалась с места подобно пуле, вмиг подлетела к рыцарю и с размаху пнула его в спину.

Рыцарь, хоть и согнулся пополам, но из строя не вышел.

Началась борьба. Сопротивление рыцарь оказывал не хуже Сина. Вот только…

— Тэнкэн!

Едва Райсин изменил вид магической энергии, как позвоночник автоматона с хрустом переломился.

«Сработало!»

В этих автоматонах стояла магическая цепь, подобная той, что была у Сина, а их кукловоды имели соответствующий запас энергии. Вот только сражались рыцари гораздо хуже их предыдущего противника.

Рыцарь рухнул на землю, из-под шлема у него брызнула алая жидкость. Этот вид вызвал у Райсина приступ тошноты. Другой рыцарь заметил брешь в их защите и, замахнувшись огромным боевым топором, ринулся на Яю, которая помогала Райсину устоять на ногах.

Юноша поспешно передал партнеру магическую энергию и приказал защищаться. Изящные руки Яи остановили топор, но энергии оказалось недостаточно, и оружие рассекло кожу.

Противостояние превратилось в попытки превзойти противника физической силой.

«Конгорики» Яи было сильно, но и противник проявлял поразительную мощь.

Уклоняясь от одного из шипов Херувима, в их сторону бросился ещё один рыцарь, намереваясь, видимо, зайти сзади и ударить Яю со спины.

В то же мгновение огромный меч с ужасным гулом разрубил автоматона, вооруженного топором, надвое.

Вопль рыцаря смешался с криками толпы, забившая фонтаном кровь обагрила белую кожу Яи.

— Неженка... — холодно фыркнул Локи. — Не хочешь сражаться — отойди. Только под ногами путаешься.

«Он что, видел то секундное замешательство? Вот стыдоба-то», — от досады Райсин едва не заскрипел зубами.

— Яя! Суймэй: сандзюроку-сё!

— Есть! — тут же подпрыгнула Яя.

Приближающийся с тыла рыцарь потерял её из виду и потому растерялся.

Сделав в воздухе обратное сальто, девушка-автоматон с размаху врезала по противнику ногой. В последний момент тот всё же успел защититься, но ради этого пришлось замереть на месте.

В следующий миг, подобно порыву ветра, налетел Херувим в форме меча и разрубил рыцаря надвое.

— Всё же решил сражаться всерьез? — фыркнул Локи.

— Ты прав, Локи. Я был наивен. Но больше такого не допущу.

Ему уже приходилось убивать кукол.

Пусть сейчас противник и неотличим от человека, это совсем не повод колебаться. Нерешительность в бою ничем не поможет.

Еще два рыцаря подбежали к ним, на ходу отбиваясь и уклоняясь от шипов Херувима. Яя с легкостью остановила их обнаженное оружие голыми руками.

— Яя! Тэнкэн: сандзюроку-сё! — отдал приказ Райсин.

Яя продолжила наступать и выбила оружие из рук противника, а затем со всей силы пнула беззащитных автоматонов.

Рыцари разлетелись в разные стороны, словно кегли.

Херувим устремился к одному, Яя — к другому.

Гигантский меч отрубил голову первому, пинок девушки проделал огромную дыру в теле второго.

— Не отступать! Держаться! — с испугом в голосе крикнул своему рыцарю Вольта.

Впрочем, теперь уже было не важно, отступит рыцарь или нет. Исход боя решился в тот самый миг, когда он остался один против двух соперников.

Яя с Херувимом подскочили к рыцарю Вольты и атаковали с двух сторон.

Тот, похоже, не мог определиться, от какого удара уклоняться в первую очередь. Впрочем, его решение всё равно не смогло бы ничего изменить.

Пинок Яи размозжил рыцарю голову, а клинок Херувима разрубил его тело.

Все пять рыцарей пали с поразительной легкостью.

Их магические цепи запускались и отключались сами собой. Тела начали распадаться на мелкие, похожие на пепел, частицы, которые разносило по полю с тихим шелестом.

Пять кукловодов неверяще уставились на своих кукол.

Залитые кровью Яя и Херувим повернулись к противникам. Они не пытались никого запугать, однако кукловоды все равно невольно попятились.

Бежать смысла нет. Если автоматона участника уничтожен, а сам участник бежал с поля, судья в ту же секунду засчитывает ему поражение.

Пятеро юношей с поникшими плечами стянули перчатки и бросили их себе под ноги.

В этот миг Райсин и Локи одержали безоговорочную победу.

— Участники под номерами восемьдесят шесть, восемьдесят пять, восемьдесят четыре, восемьдесят три и восемьдесят два выбывают.

Дисквалифицированные ученики с унылым видом покинули поле. Проводив их взглядом, Райсин облегченно выдохнул.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросила Яя, настороженно оглядываясь по сторонам.

— Ага. Ну так… — Райсин повернулся к Локи и Фрей. — Что теперь делать будем?

— Есть предложения? — фыркнул Локи.

— Дай-ка подумать. Мне не выгодно сражаться с вами, когда в наш поединок может вмешаться кто-то посторонний.

— Какое совпадение. Мне тоже не хочется сражаться, пока эта обуза в таком состоянии, — кивнул на сестру Локи.

Алые глаза Фрей расширились от удивления.

— Локи… ты… — взволнованно залепетала она, не выпуская собак из объятий.

— Я просто решил, что объединиться с тобой будет выгоднее, — бросил через плечо Локи.

Это решение несколько противоречило тому, что он назвал сестру обузой, но Локи, похоже, это ничуть не смущало.

Зрители возбужденно загалдели:

— Слышали?!

— Император меча решил объединиться с Фрей!

— Брат с сестрой объединяются?!

Если и без того опасного Императора меча будут прикрывать ещё и пять гармов, то вместе их уже можно считать небольшой армией. Они станут не менее опасны, чем Маршал.

Райсин ощутил, как по спине у него пробежал холодок, и отступил к своему краю поля. Локи с Фрей последовали его примеру.

Весь следующий час они молча смотрели друг на друга, стоя на противоположных краях арены.

Нынешний раунд Вечера завершился примерно в восемь.

Первыми поле покинули Локи и Фрей. Следом ушли и Райсин с Яей.

Судья объявил окончание раунда.

Райсин и Локи, не глядя друг на друга, прошли между расступившимися зрителями и направились каждый к своему общежитию.

На самом деле они едва ли сделали шагов двадцать, но потом ноги у них подкосились, и оба рухнули наземь.

На поле они храбрились, но на самом деле сил у них не хватало даже на то, чтобы стоять.

5

Приоткрыв глаза, Райсин понял, что лежит в пропахшей лекарствами комнате.

— Райсин! Наконец-то ты очнулся! — наклонилась над ним Яя. Глаза её уже опухли от слёз, которые и сейчас крупными каплями текли по лицу. — Слава богу… Райсин!..

— Прости… Опять волноваться заставил.

Юноша приподнял голову и увидел уже ставшие привычными потолок и стены. Похоже, его снова определили в палату на первом этаже лазарета, совсем рядом с кабинетом доктора.

Райсин попробовал разобраться в собственных воспоминаниях. После битвы он… Точно, отключился и упал.

Перенапрягся, а ведь недавние раны едва затянулись. А в итоге он не выдержал нагрузки от использования магической энергии и потерял сознание.

Райсин невольно усмехнулся — судя по всему, он так и не усвоил урок.

Рана на груди, по всей видимости, вновь открылась, потому что тупая ноющая боль никак не хотела стихать. Хорошо ещё, что доктор Круэл уже успел обо всем позаботиться — торс был крепко перевязан свежими бинтами.

На соседней кровати мирно спал Локи. Рядом с ним посапывала Фрей, рассыпав по подушке жемчужно-серые волосы.

Холодные капли, падающие на лицо, заставили Райсина опомниться.

— Райсин… прости. Я… Я была там, но!.. — Яя, страдальчески изогнув брови, прятала лицо в ладонях и плакала навзрыд.

От подобного зрелища парень слегка растерялся.

— Не извиняйся, ты ни в чем не виновата. Это я решил порисоваться с этим ударом в прыжке. Твоей вины тут нет.

— Нет… Всё из-за меня… — неожиданно продолжила упрямиться Яя, не прекращая всхлипывать.

— Ты как-то странно себя ведешь. Что-то случилось?

— Ничего… Ничего не случилось!

— Как это ничего, ты посмотри на себя.

Райсин невольно протянул к Яе руку. Когда он уже почти коснулся её плеча, девушка вдруг отстранилась.

— А… П-прости! — тут же извинилась она. Кажется и она была немало удивлена собственным поведением.

Райсин тоже был поражен. Обычно Яя сама липла к нему при первой возможности, так что точно не стала бы возражать против подобной мелочи. Наоборот — страшно бы обрадовалась.

Райсин решил притвориться, что не заметил ничего странного.

— Это ты меня сюда принесла? Сколько сейчас времени?

— А… Э-э… Схожу посмотрю…

Яя поднялась и тихонько, чтобы не разбудить Фрей, направилась к двери.

Парню показалось, что с каждым шагом её поступь становилась всё увереннее.

Девушка подошла к двери и обернулась.

У Райсина дух перехватило от представшей его глазам красоты — вид девушки напоминал эфемерный нарцисс.

Яя опустила глаза и грустно улыбнулась:

— Прощай, Райсин.

— Э?

Полная тоски улыбка девушки тут же сменилась обычной радостной.

— Я пойду, узнаю время!

— А… Ага.

Яя умчалась.

Ничего необычного в ту секунду Райсин в ней не заметил.

Но в тот вечер Яя так и не вернулась.