Том 2    
Глава 5


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sentence
4 г.
Спасибо за перевод.
kos85mos
5 л.
Спасибо! Если честно то после прочтения тома прошло около 12 часов, и я уже чуток поостыл. Прошло не только 12 часов, но также и состояние подобное "нет слов - одни эмоции" и "гиде взять англ версию 3-го тома?". Ранее читая проекты руры я сталкивался с таким термином как "Клиффхэ́нгер", но истинную суть его узнал только сейчас, потому что всегда был переведен следующий том и нечего было парится. Теперь же впереди неизвестность. "Жизнь боль"?
kos85mos
5 л.
'''Глава 2''' " '' Даже мою зарплату повысили из бюджета '''страныыы'''. "''

Так и должно быть или клавиша залипла?
Raizen
5 л.
Прочитал 3 том)) концовка разочаровала((
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 185.3.35.56:
Огромное спасибо за труд переводчику!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.211.156.191:
Ша почитаю весь том залпом. Надеюсь ожидания того стояло? ССпасибо за перевод.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.37.4.144:
Спасибо всем кто работал над этим произведением, улетная штука!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.26.162.118:
Спасибо!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 178.125.229.33:
Спасибо за перевод!!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 213.230.75.146:
Спасибо
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.73.208.51:
Спасибо!
бландинка
5 л.
"Чтобы стабилизировать мозговые волны, успокоить сердце и нивелировать малейшие колебания вертолета.

Хондзё Цукаса скомандовала:"

Мне кажется, или это должно быть одно предложение? Или здесь пропущен кусок?
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 91.211.105.77:
А никто не знает что с 4 томом?
ricco88
5 л.
Спасибо.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.214.157.220:
хохохо, с переводом вас)))
Alhimik
5 л.
Огогого, вот ето поворотище))) не ждал именно такого) спасибо за перевод, даеш 3 том)
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 85.192.188.235:
Эмм..Автор не забыл сиё произведение?Продолжение будет?Ведь только с 3 тома начинается самое интересное.
Nasildan
5 л.
Глава 3:

1. "И еще, благодаря тому, что он изначально расширялся в противоположном от нас направлении, лабиринт не добрался до школы. Если я не ошибаюсь, он примерно восьми километров в радиусе." - необходимо заключить в курсив.

2. "С кем-то настолько сильным, как Гундзё, это будет непросто, данный лабиринт не может быть всего лишь пятнадцатого уровня?" - в тексте курсив, должен быть обычный текст (надо снять курсив). Кроме того, настаиваю на замене данного фрагмента на "С учетом силы Гундзё, данный лабиринт не может быть всего лишь пятнадцатого уровня, так ведь?" (или "Учитывая силу" в начале. я минут пять думал, но текущий вариант ужасен на мой взгляд).

3. "Хотя я, в самом деле, не могу представить, чтобы такой человек, как вы, заботился о других." - перебор, можно урезать до "Не могу представить, чтобы такой человек, как вы, заботился о других.", и понятнее будет. Ну, если подробнее, то во-первых здесь "хотя" не к месту вообще (как и в паре других моментов в тексте, но их сюда выписывать не стал, там менее значимо), во-вторых, "в самом деле" непонятно зачем тут стоит.

4. "Ставить на кон жизни других, а не свою, в случае успеха она прославится, поэтому почему бы не дать ей шанс?" - в текущем виде однозначно оставлять нельзя (хотя бы потому, что в русском такая конструкция смысла внятного вообще не несет). Я сам слабо понял первую часть этого предложения. На мой взгляд, конец предложения должен быть "почему бы не попробовать?", как же вернее передать начало - сложно сказать. Правильно ли я понял, что смысл сводится к "Если она, поставив на кон жизни других, а не свою, выиграет, то она прославится, тогда почему бы не попробовать?"? Или нет? Если да, то чем заменить неуместное слово "выиграет"? Ну явно не "преуспеет". Если нет, то какой тут смысл вообще? В общих чертах то понятно, о чем вообще речь, но как это написать по-русски то? Как изменить предложение вообще? В частности текущее окончание предложения вообще бессмысленное, так что вопрос открытый.

5. "Тебе сообщил сенсей?" - "Тебе сообщил'''а''' сенсей?", нэ?

6. "Тебе действительно не следует проникать в такой лабиринт…" - тут по сюжету следует заменить на "Тебе действительно не следует проникать в этот лабиринт…". Это критично важно для последующего сюжета, на мой взгляд.

Глава 4:

7. "то у нас не получится его пройти, потратив больше минуты на каждый этаж." - смысл искажается, в русском языке, в данном случае, лучше будет усложнить, но уточнить: "то у нас не получится его пройти, если мы будем тратить больше минуты на каждый этаж". Правда, тогда получается два "если" рядом, если есть мысли лучше - говорите.

8. "Запомните оба… оба… ясно, — кивнул Санто." - "Запомнит'''ь''' оба… оба… ясно, — кивнул Санто.", это однозначно, по-моему.

9. "Если бы Гундзё была на таком уровне, тогда, ну, мы, '''вероянто''', смогли бы это сделать." - "'''вероятно'''".

10. "Однако все равно хочешь проникнуть." - почему тут "ты" нет? Это не ошибка, но в данном контексте "ты" лучше поставить (после "однако". Это желание упростить текст? Тогда, на мой взгляд, это скорее усложнение.

11. "Ого, в состоянии остановить это. Кто ты?" - то же самое ("ты" перед "в" хочу видеть). Это не ошибка, но с "ты" будет лучше, ведь? Пусть мое мнение не авторитетно, но может остальные читатели ответят мне, кажется ли им, что тут лучше с "ты" будет?

12. "Щелкнув языком" - гугл намекает, что так не говорят. Наверное, имелось ввиду "цокнув языком". Если тут вы со мной не согласны, можно и в корпус залезть, просто логиниться сейчас лень, но я думаю и так очевидно.

13. "Но, сделав угрюмый вид, что хуже уже и быть не может, я все же сказал" - "Но, сделав '''столь '''угрюмый вид, что хуже уже и быть не может, я все же сказал". Иначе конструкция неправильная будет.
AlexxDan
5 л.
А скоро будет перевод 5 части и послесловия ? просто очень долго уже нет продолжения. Мохнат плз можешь закончить перевод 2 тома ?
Degdmitry
5 л.
Мохнат, зачем ты так напрегаешься? О.О
Я прочитал послесловие и понял, что ты лошадка.

Глава 5

«Четвертый час — Урок по выбору магии для убийства девушки»

Когда мы вернулись в аудиторию, наш классный руководитель Хондзё Цукаса уже покинула ее.

На доске было написано большими буквами:

«Самоподготовка! Когда будете готовы проникнуть в лабиринт, мы развернем вертолеты, поэтому позовите меня!»

Ну, в самом деле, в течение четвертого и пятого часов ученики обсуждают между собой тактику для рейда в лабиринт, и классному руководителю, вероятно, не стоит при этом присутствовать.

Прямо сейчас в аудитории сидели самопровозглашенный лучший ученик класса 3 Санто Тайсуке и девушка, которую я не знал.

Санто повернулся в нашу сторону:

— А, вы, наконец-то, вернулись обратно. Где пропадали?

Проигнорировав его, я зашел в класс и сел на свое место.

Кири снова расположилась рядом со мной.

Хими и Юске остались стоять.

Затем Сиро поднялся на трибуну перед доской и сказал:

— Итак, мы должны начать четвертый урок? Я ваш командир, Хисиро Сиро.

Он взглянул на меня, Кири, Юске и Хими и продолжил:

— Ну, ребята из команды героев уже знают меня. Что касается двух новеньких… Одного из вас зовут Санто Тайсуке, верно?

Санто поднялся:

— Да. Лучший в классе 3.

— Оценки не имеют значения. И другая…

Сиро посмотрел в сторону девушки-шатенки, которая молчала все это время.

Она подняла голову, взглянула на него и назвала свое имя:

— Камиути Мико.

Тогда Сиро спросил:

— Итак, в каком классе ты лучшая?

Девушка ответила:

— Я не самая способная или вроде того… Наоборот, одна из худших в классе 4.

— Хм. И почему такая, как ты, здесь?

— У меня есть на то причины.

— Какие?

Мико пожала плечами:

— Непохоже, чтобы я заразилась болезнью Лабиринта или вроде того, поэтому не вижу необходимости разглашать личную информацию.

На что Сиро кивнул и сказал:

— Ты права. Но я провел небольшую проверку. И в классе 4 никого с таким именем не оказалось.

— О, неужели? Это беспокоит.

— Не совсем. Прежде всего, мы не станем доверять человеку, с которым только что познакомились. А прямо сейчас ты собираешься активировать свой наушник фузз, но это бесполезно. Мои товарищи, что стоят прямо за тобой, уже запустили свою магию, которая сокрушит тебя.

Юске и Хими смотрели вниз на Мико.

От нее исходила жажда убийства.

Однако непохоже, чтобы она собиралась сражаться с Сиро, Хими и Юске.

Сиро произнес:

— Позволь мне снова спросить. Кто ты?

Мико поинтересовалась:

— А если не скажу?

— Мы убьем тебя.

Она встала, усмехнувшись, и перешла на кансайский диалект:

— Да ну?! Однако вы, ребятки, сунули нос не в свое дело.

А затем прыгнула. Быстро. Прямо к Сиро.

Выбросила вперед ладони и прокричала:

Занавес бомбы.

Пространство перед ее руками деформировалось. Сжималось. Расширялось и вот-вот готово было взорваться.

— Сиро! — закричал Юске, но он лишь восторженно улыбнулся и пробормотал:

Обезглавливатель покаяния.

Его магия активировалась.

Огромный нож, которым, скорее всего, обычный человек не способен замахнуться, появился в заранее поднятой руке.

Магия Мико взорвалась перед ним.

Но сила этого взрыва не смогла проникнуть сквозь такой громоздкий нож.

Сиро подпрыгнул. И схватил Мико за руку, которой она вызвала взрыв. Затем решительно скрутил ее и прижал к лицу девушки. А дальше вынудил Мико опуститься на пол.

— Ну, попробуй проделать это снова.

— А…

Она попыталась поднять свободную руку, но Сиро прижал ее своей ногой.

Но даже после этого Мико раскрыла губы:

Самоподры…

Сиро насильно запихнул ей пальцы в рот. Не дав произнести код активации.

— Ух, а, ух.

Мико больше не могла использовать свою магию.

Как и ожидалось, Сиро очень силен. Он сумел вызвать эту невероятную специализированную магию, которой трудно управлять в таком тесном классе, ничего не повредив, и сделал беспомощным опытного соперника.

Сиро повернулся к нам:

— Сейчас она хотела сказать «Самоподрыв», но, интересно, действительно ли это магия самоуничтожения?

Я покачал головой:

— Нет. Мне о ней известно. Она, должно быть, получена из «Магнетической бомбы 8» и вызывает беспорядочные взрывы по всей поверхности тела мага.

— Ясно. Тогда мне это не нравится. Она рисковала своей жизнью и пыталась убить всех нас… поэтому, кто ты? Хотя поскольку ты заговорила на кансайском диалекте, у меня уже есть подозрения.

— Умф-ух-угх-ум...

— О, у тебя ведь не получится ответить с рукой во рту.

Сиро снял наушник фузз с ее уха. Теперь, даже если она что-нибудь скажет, то уже не сможет использовать магию.

Он бросил наушник за спину, и я поймал его.

Произведен Мицутомо хэви индастриз.

Снова Мицутомо групп.

Я взглянул вниз на наушник, прищурившись:

— Вероятно, член той «команды доблести».

Сиро кивнул. Он вытащил пальцы изо рта Мико, встал и спросил:

— Ты пришла нам помешать?

Девушка пристально посмотрела вверх на Сиро и произнесла:

— Верни мой наушник.

— Ты слышал ее. Синноске.

Я подбросил его. После чего пробормотал, удерживая в руке нож:

Демонический меч.

От его центра начал удлиняться меч цвета тьмы. Эта магия наделяет своими способностями любой объект, которого коснется, превращая его в демонический меч.

В зависимости от природы объекта он может приобретать различные силы. Не узнаешь, что это будет, пока не используешь. Вот почему эта магия крайне сложна в эксплуатации. Поскольку с ее помощью можно применять различные способности, она могла бы компенсировать ограничение в шесть слотов для магии. Достаточно изменить целевой объект. Но требуется время, чтобы проверить, какой магией он обладает.

Сейчас я использовал силу демонического меча…

Право на ликвидацию...

Способность, позволяющая найти место, куда можно нанести смертельный удар противнику с помощью этого меча.

Перед моими глазами появилась красная мишень. Точка указывала на самое уязвимое для поломки место наушника фузз, произведенного Мицутомо хэви индастриз. Я сделал это, так как боюсь, что многие члены «команды доблести» будут носить такие же.

В этом случае лучше найти его слабое место первым.

Затем, взглянув на него, я махнул своим демоническим мечом.

Наушник сломался.

Однако я не развеял магию. Мишень указывала еще на один.

Принадлежащий парню по имени Санто Тайсуке из класса 3.

Внешний вид его наушника фузз отличался от произведенных Мицутомо хэви индастриз, но по какой-то причине у него было такое же слабое место.

— Ты тоже, да.

Услышав это, Санто обернулся:

— Боже, и как же меня раскрыли...

Похоже, он и есть настоящий шпион. Вероятно, собирался остаться среди нас, но его обнаружили.

Санто сказал:

— Ну и прекрасно. Мы, так или иначе, завершили нашу миссию. Пойдем, Мико.

Он перешел на кансайский диалект. Вместе с Мико они побежали к окну. Прорываясь через него наружу.

Мы не преследовали их. На это нет ни времени, ни необходимости.

Однако, обернувшись, Санто произнес:

— Ах, а пока позвольте мне отменить магию. Одурманивание разностью времен, ликвидация.

Мгновенно атмосфера в классе перестала быть напряженной. Похоже, магию наложили на него, а не на всю школу.

Магическая ловушка.

И как только ее отменили, произошло невероятное.

Стрелки часов на стене начали быстро двигаться.

Нет, не только там. Даже числа, проецируемые в мое сознание наушником фузз, начали быстро проматываться.

Мгновение назад время, остававшееся до превращения Гундзё в «вечный лабиринт», составляло двести минут, но прямо сейчас оно стремительно таяло.

За один присест эта цифра снизилась до семидесяти семи.

Не знаю, что произошло. Однако, вероятно, магия Санто была постоянно активна, пока он находился в классе.

Она, кажется, спутывала стрелки часов и чувство времени.

— Они нас уделали, — простонал я.

Худший вид ловушки.

Вероятно, все это было для того, чтобы команда из Кансая выиграла время для получения знаний о лабиринте, поскольку они лишь недавно приехали.

Снаружи взревели двигатели.

На школьном дворе несколько вертолетов из Кансая начали движение. Санто и Мико находились на борту одного из них.

Они планируют убить Гундзё.

А нам еще только предстоит выбрать магию в слотах и построение команды.

Наша классная Хондзё Цукаса ворвалась в класс:

— Что вы делаете! Ребята из Кансая уже вылетели!

После того как магию развеяли, к нашему классному руководителю также внезапно вернулось чувство времени.

Сиро посмотрел на меня, а затем:

— Все в порядке. Даже если это заняло какое-то время, мы удалили весь гной перед проникновением в лабиринт. Полагаю, у нас не сильно изменилась рейд-группа. Поскольку здесь наш обычный состав.

В самом деле, довольно забавно, что никого не осталось.

Сиро продолжил:

— Мы уже совершали рейды в лабиринты этим составом. Нам что по-прежнему нужно тратить время, чтобы сработаться?

После этих слов Юске поднял руку:

— Хм, прежде чем мы отправимся, могу я сказать?

— Валяй, Юске.

— Мы должны были потратить все это время на выбор тактики, чем еще ни разу не занимались раньше. Хотя все мы сильны, к сожалению, никогда не ладили друг с другом и не могли как надо прикрывать спину товарищу.

Сиро улыбнулся и кивнул:

— Особенно отстойными в командной работе были избалованные детишки: Гундзё и Синноске...

— Да-да. Но поскольку Синноске в конце концов вырос...

Не выдержав их раздражающей болтовни, я оборвал их и сказал:

— Все, я понял! Понял уже то, что вы пытаетесь сказать. Поэтому давайте поднажмем. У нас ведь нет больше времени? Давайте продумаем нашу стратегию в вертолете по пути.

Каждый кивнул, молча согласившись.

Но самое главное, мы не можем обсуждать наш истинный план перед классным руководителем.

Потому что нельзя раскрывать информацию о том, что я владею магией, способной отделить болезнь Лабиринта от больной девушки.

В этот момент Хондзё Цукаса сказала:

— Тогда я прямо сейчас разверну вертолет.

Услышав это, мы обменялись взглядами и одновременно кивнули.

Оглушающий рев.

Шум лопастей вертолета, поднимающегося в небо.

На высоту 1200 метров.

Мы собираемся проникнуть в огромную башню, порожденную Гундзё, с сотого этажа.

Оглушительный грохот военного транспортного вертолета.

Внутри только мы, команда героев, и наш классный руководитель Хондзё Цукаса.

Но все же отчего-то места вокруг меня забиты людьми.

Впереди Хими.

По диагонали спереди Юске.

Рядом с ним Сиро.

Справа около меня сидела Кири.

— Почему вы все собрались в кучу?

Тогда Кири улыбнулась:

— Потому что хочу быть с тобой.

— А я нет.

— И нам необходимо придумать стратегию.

Но мы сделали это сразу, как только сели вертолет. Поскольку для команды из пяти человек их не так уж много.

У каждого из нас есть всего шесть доступных слотов для магии в наушнике фузз, тридцать — для пяти человек.

К тому же один из них занимал Святой меч для спасения Гундзё.

С этим у нас оставалось двадцать девять слотов.

У Хими — все на поддержку.

У Юске — все на защиту.

У Кири — сбалансированная комбинация с упором на защиту.

У меня — сбалансированная комбинация с упором на атаку.

У Сиро — специализированная атакующая.

Исходя из этого, выбор наиболее эффективной стратегии ограничен. Но чем меньше у нас вариантов, тем лучше.

Поскольку времени слишком мало. У нас его почти не осталось из-за ловушки Санто Тайсуке.

Двадцать пять этажей отделяют нас от Гундзё.

Сейчас в нашем распоряжении есть семьдесят одна минута.

Хоть у нас и осталось столько времени на рейд, если мы хотим выделить двадцать минут на сражение с Гундзё, то должны проходить каждый этаж за две.

Один этаж за две минуты.

Только две минуты.

Две минуты на прохождение одного этажа лабиринта сорок второго уровня… Словно нелепая шутка в бредовой истории.

Но мы должны это сделать.

Я тихо щелкнул пальцами три раза. Настолько медленно, что даже мой наушник фузз не активировался.

Чтобы стабилизировать мозговые волны, успокоить сердце и нивелировать малейшие колебания вертолета.

Хондзё Цукаса скомандовала:

— Все, включите наушники. Достигнута точка проникновения.

Мы находились на высоте 1200 метров. По сути, уже это необычно. Даже при современных достижениях в области науки не существует технологии, которая бы позволила построить здание такой высоты.

Люк в хвосте вертолета начал медленно открываться.

Внезапный порыв ветра и грохот.

Абсолютно темная ночь.

Но синяя башня рассеивала этот мрак.

Прямо сейчас вертолет находился на высоте 1200 метров… там, где должен быть сотый этаж, но башня продолжала уходить в небо.

Кончик шпиля вообще невозможно рассмотреть.

Сиро посмотрел вверх на башню, созданную его товарищем.

Как и Хими.

И Юске.

Кири тоже взглянула вверх на нее и сжала мою руку.

Но… я смотрел не на башню, а дальше… на земли за ее пределами. В сторону другого лабиринта, который, кажется, расположился бок о бок с Гундзё.

Лабиринт моей маленькой сестренки Саки.

Башня Гундзё и лабиринт Саки находились почти рядом. Даже с такого расстояния я увидел, как они идеально ровно выстроились по соседству, не заслоняя друг друга.

Хондзё Цукаса прокричала:

— Теперь, наконец, настало время убить девушку! Это было бы прекрасно! Если сохранять спокойствие, этот рейд покажется вам легкой прогулкой!

Но ведь нет никаких предпосылок, что он будет прекрасным? Это сорок второй уровень, в конце концов. Она сейчас повторяла те же слова, что говорила каждый раз, словно стандартные заученные наизусть строки.

— Ну, давайте проведем последнюю проверку. Подготовьте свои наушники для проникновения. И еще, наденьте свои нарукавные повязки.

Они позволяют узнать число одноклассников, оставшихся в лабиринте.

Я взглянул на повязку с надписью «класс 5» на своей руке. На ней было пять красных звезд. Когда весь класс из двадцати человек совершает рейд в лабиринт, на повязке отображается двадцать звезд, но прямо сейчас пятнадцать из них уже исчезли.

Учительница продолжила:

— Я постоянно говорю это, но если четыре звезды исчезнут, то задание по убийству девушки становится невыполнимым, поэтому бросайте рейд и используйте Побе... мухахаха!

Ее прорвало на смех на полпути.

Так как она сказала «когда четыре звезды исчезнут», а их изначально было всего пять.

Оглядев ревущий вертолет, она восторженно сказала:

— Ну, вы лучшие.

Я пошевелил пальцами. Активировал песню, загруженную в качестве основной программы, отличающейся от слотов внутри наушника фузз — магию проникновения.

У нас осталось шестьдесят восемь минут.

Не больше двух минут на прохождение одного этажа.

— Итак, мы будем в точке проникновения через тридцать секунд. Приготовьтесь. Наш класс победит и на этот раз. Не позвольте другим класса... ребятам из Кансая получить награду.

Сиро встал и посмотрел на меня:

— Верно. Идем. Пообещайте только одно. Не умрите. Не пострадайте. Используйте Побег, когда все станет совсем хреново. Идет?

Все кивнули.

После этого Хими сказала:

— Как только мы проникнем в лабиринт, я использую Пикник и поищу кратчайший маршрут, не отмеченный на карте. Затем активирую магию обнаружения ловушек. Когда это происходит, я закрываю глаза, поэтому...

Я прервал ее:

— Все как обычно, ведь так? Сиро один будет тащить Хими вперед. А остальные — защищать вас. Сделаем это. Что-нибудь еще?

На что Сиро ответил:

— Нет, нету. Давайте победим, вернемся и все вместе пойдем в караоке.

— Неее, спасибо.

— Хоть ты и думаешь, что «здорово иметь друзей».

— Ни за что.

— Давай веселиться вместе.

В этот момент Хондзё Цукаса сказала:

— Время.

Погружение... — Сиро произнес код активации прóклятой песни проникновения.

Его тело тотчас же перенеслось в лабиринт, и он исчез.

После этого Хими и Юске сделали то же самое:

Погружение.

Погружение.

Наконец, Кири посмотрела на меня.

— Эй, Синноске-кун. Ты правда идешь? — спросила она.

Я повернулся к ней и ответил:

— Разумеется, не пойду в караоке.

— Ха-ха...

— Тогда увидимся в внутри. Погружение.

В этот миг мое тело расщепилось и переместилось в лабиринт.

Я проник туда.

Внутрь лабиринта Гундзё.

Произошла «обратная сборка» моих расщепленных клеток.

Боль несколько раз пронзила мою голову, поразив погруженный в прóклятую песню мозг.

Зрение восстановилось, и цвета сменили тьму.

Белый свет.

Красный.

Синий, желтый, зеленый, черный.

Головная боль прошла

Сознание прояснилось.

Уже можно было увидеть окружающую обстановку.

Прямо сейчас я находился внутри лабиринта, созданного Гундзё.

Мир, наполненный ярко-синим.

Потолок настолько высокий, что его не было видно.

Стена была завешена картинами неба, облаков, океанов и горизонта. Нет, не уверен, можно ли их так назвать. Потому что они двигались, как в кино. Внутри стены.

Но это не настоящие картины.

Как иллюстрированные книги или масляная живопись. Пейзаж неба, облака и океаны медленно и спокойно двигались.

В настенной росписи время от времени пролетали перелетные птицы.

Водные брызги образовывали бледную радугу.

Издалека можно было услышать рев океанских волн.

Я пристально посмотрел на это и подумал.

Быть может, Гундзё очень нравились такие спокойные вещи.

Возможно, ее сильно привлекал обычный, безопасный, спокойный мир.

Или ей невыносима реальность, где она должна была отчаянно рисковать своей жизнью, чтобы убивать других девушек.

Я размышлял об этом, скрепя сердце. Потому что почувствовал нотку беспокойства о Гундзё, у которой проявилась болезнь? Или понимал, что часть меня также жаждала этого спокойствия?

Ну, любой испытывал бы подобные чувства.

Я посмотрел в сторону товарищей, которые уже начали использовать магию.

Шевеля пальцами, Хими слегка подула на них.

Она активировала трудную и сложную магию, которую может использовать лишь тот, кто силен в поддержке.

Потому что эта мощная магия способна слегка изменить судьбы лабиринта больной девушки и людей.

Пикник... — пробормотала Хими.

Она прошептала код активации своей магии.

Хими осмотрела окружающее пространство через появившийся перед ее глазами магический круг. Восхищенная улыбка появилась у нее на лице, на котором не осталось и следа от прежней робости.

— Аа, аа, сейчас-сейчас, интересно, какой путь будет повеселее? — произнесла она.

И осмотрелась с ужасно довольным лицом.

Это магия поиска пути, которая позволяет ей найти самый простой обходной маршрут к месту назначения.

— Лучше ведь, когда больше веселья.

Даже тон ее голоса отличался.

Вероятно, это эффект от магии.

— Еще нееет, неплохо, если было бы гораздо больше веселья.

На что я спросил:

— Еще не готово?

Тогда Юске поднял руку, пытаясь заставить меня замолчать:

— Ни звука. Хими расширяет поиск, чтобы найти больше маршрутов.

Я взглянул на Юске.

Он продолжил:

— Хими, должно быть, рассудила, что первый маршрут не позволит нам добраться до Гундзё вовремя, поэтому она усилила магию и делает повторный поиск.

Хими, кажется, обнаружила какой-то неверный путь и произнесла с улыбкой:

— Ах-хаааааа, нет-нет, мы хотим... еще больше приключений.

Ее глаза покраснели. Из правой ноздри текла кровь.

Сиро сказал:

— Хими, достаточно. Пойдем этим маршрутом. Если ты продолжишь, твой мозг...

— Еще нееет, все это слишком скучно. Вообще-то мне нравится нечто более удивительное, поэтомууууу…

В это самое время что-то большое выпрыгнуло из океана на стене.

Акула.

С острым длинным рогом.

Прямо на синий пол.

Всплеск, он колыхнулся. Похоже, акула может по нему плавать.

С ужасающей скоростью.

Я насчитал…

Одна.

Две.

Четыре.

Восемь.

Восемнадцать.

— Проклятье, их тут слишком много.

Я пошевелил пальцем. Выбрал песню и активировал свою магию. Мелодия распространилась в моей голове. Поток прóклятой песни.

«Яркий свет, что насквозь рубит, ♪

Изрежет на клочки, погубит. ♪

Неверный, жестокий и скверный».

Демонический меч...

Я схватился за лезвие тьмы, держа наготове свое оружие.

А после этого сразу же активировал его силу:

Право на ликвидацию.

Перед моими глазами появилась мишень для обнаружения слабого места акулы. Я искал точку, попав в которую, смог бы убить ее одним взмахом меча.

Это ее живот.

За исключением спинных плавников, тела акул погружены в пол, пока они плавают.

Другими словами…

— Дерьмо, их слабое место не пробить.

Я обеспокоенно нахмурился, на что Кири спросила:

— Где оно?

— Живот.

— Эх, это ведь затруднительно?

— Очень.

Затем позади нас…

— Живот, да? Ладно. Тогда я использую магию, что проделает большое отверстие, и позволю вам нанести смертельный удар.

Сиро прыгнул.

И активировал свою магию.

Молот разворота судьбы!

Какое пафосное название. Полагаю, эта магия призывает молот.

Сиро поднял обе руки вверх.

И взмахнул ими вниз.

Прямо перед его глазами тут же появился гигантский молот с острым наконечником и начал медленно-медленно опускаться. Настолько, что одна из акул уже была готова атаковать Сиро.

— Боже, Ускорение.

С активированными Демоническим мечом и Ускорением я прыгнул и вонзил меч ей в живот.

— Ааааааааааааааааааарх.

Она взвыла и умерла.

Как и ожидалось, желудок — их уязвимое место.

В тот же момент молот Сиро ударил по полу, по которому плавали акулы.

А затем…

Ничего не произошло. Однако молот растворился в полу и бесследно исчез.

— Что за хреновая магия!

Но тут Сиро выкрикнул:

Разворот судьбы!

В этот момент молот с гулом вернулся из-под пола, пробив его снизу, и со звоном выскочил.

В то же самое время всех акул выбросило в воздух.

— Синноске, просто сделай это!

— Нет, ты должен все объяснить... А, пофигу, попробую.

Я подпрыгнул. Замахнулся своим мечом.

И начал разрезать животы перевернутых акул. Резал, резал, резал, резал, резал!

Вместе с той, что напала на Сиро, я убил семь. Остальные одиннадцать смотрели на меня. Ускорение моего тела закончилось.

Множество рогов угрожали разом проткнуть меня. Я оценил время до возобновления Ускорения.

Слушая и слушая мелодию.

Прóклятая песня заполняла мой мозг.

Но прежде чем я активировал свою магию, рог одной из акул настиг меня.

Право на ликвидацию.

Этой способностью Демонического меча я попытался обнаружить уязвимое место рога, которым меня атаковали. Нашел его. И принял выпад под нужным углом.

Раздался пронзительный звук удара о металл. Я чудом блокировал рог. Меня сильно толкнуло.

Если бы я принял ту атаку своим мечом, не обнаружив слабого места, моя рука сломалась бы, а меня — проткнули.

— Ух, поспеши... проклятье, заполняйся.

Приближались еще три акулы.

Право на ликвидацию, — снова закричал я. Пытаясь обнаружить место, где получится отразить атаку сразу трех рогов. Нашел. Небольшое. Если сумею расположить меч там, то смогу принять удар.

Однако есть только один шанс. Если ошибусь, то меч отлетит в сторону, и я умру. Настолько сильны акулы, созданные Гундзё.

Я взглянул на эти рога.

Пристально посмотрел на точку, где они пересекутся, что произойдет лишь на мгновение, и ударил своим мечом выше.

Затем рога ударились друг об друга и остановились. Я проскочил их.

И в этот момент…

— Отлично, моя прóклятая песня подготовлена! Уско...

Но мои слова прервались.

Из картин на стене вдруг вылетели перелетные птицы. Посмотрев вниз на меня, они начали вращаться как сверло, опускаясь, словно молния.

Мне нужно увернуться от этих птиц с помощью Ускорения.

Я среагировал, но это было фатальной ошибкой.

Всего один миг колебаний, нерешительности и сомнений, и все обратилось в прах.

Вот что такое лабиринт.

Одна из акул, что была погружена и которую я не заметил, выскочила, чтобы пронзить меня.

Я поднял свой меч, чтобы заблокировать удар. Разумеется, мне не удастся сделать это эффективно. Я находился в воздухе. В таком положении у меня не получится отпрыгнуть в сторону.

А затем перелетные птицы начали снижаться. Я не смогу увернуться.

Мне бы на самом деле не удалось совершить рейд в этот лабиринт в одиночку.

Поэтому…

— Проклятье, Юске! — закричал я.

Он спросил:

— Как?

— Поднеси меня ближе к акуле!

Обратная сила! — завопил Юске.

Мое тело потянуло с огромной силой, созданной Юске. Приземлившись ногой на голову акулы, я обрел точку опоры…

Уско...

В этот момент меня прервала Кири. Замахнувшись своим японским мечом на рог акулы, где я стоял, она крикнула:

— Я остановлю всех акул, поэтому займись птицами!

Посмотрев в небо.

Я поднял веки.

Мои глаза дрожали.

Двигаясь вперед и назад.

В поисках их слабых мест мишень захватывала птиц одну за другой…

...рение!

Моментально мое тело ускорилось.

Одно мгновение, одна секунда, один миг.

Я стал быстрее Бога.

Мое тело разом миновало шесть птиц. К этому моменту они уже лишились жизни.

Я посмотрел вниз.

Одиннадцать акул одновременно атаковали Кири, но с одним лишь мечом…

— Уф!

Она блокировала рога. В миг отражая любой удар. Такова эта магия. Собравшись с силами, Кири подняла меч. Из пола показались животы акул.

И...

Обезглавливатель покаяния.

Выбежав из-за спины Кири, Сиро атаковал их своей магией.

Он тащил в руке огромный длинный нож. Подняв его, что обычный человек сделать не сможет…

— Разрежь их всеееееех!

Нож разрубил животы восьми акул. И после этого они умерли.

Тогда оставшиеся акулы, пряча свои слабые места, развернулись спинными плавниками вверх. Эта часть их тела прочная. Во всяком случае, такой хрупкий нож, как у меня, не сможет ее пробить.

Однако оружие Сиро разрубило их спинные плавники и оторвало акул от пола.

Получив повреждения, они завертелись на полу и прыгнули.

К тому моменту я уже приземлился. Но мое ускорение еще не закончилось. Оттолкнувшись от пола, я подпрыгнул. И, размахивая своим демоническим мечом, разрезал животы трех страшных дергающихся акул один за другим.

Как раз в это время мое ускорение закончилось.

— Иих, аах... — я снова тяжело задышал.

А затем обернулся.

И, расслабившись, взглянул на Сиро.

Пусть мы и уничтожили акул, нам все же необходимо продвигаться дальше от входа.

Хотя у нас ничего не получилось, мы должны проходить один этаж за две минуты, а прошло уже четыре или пять.

Если Хими не сможет найти более легкий путь, то настало время для Побега.

Однако она подняла вверх обе руки и сказала:

— Нашлааааа.

Возможно, из-за того, что Хими чрезмерно на себя давила, у нее подогнулись колени. Изо рта стекала струйка крови.

— Хими!

Юске помог ей подняться. На лице Хими появилась слабая, но довольная улыбка.

— Я, я сделала это... нашла его!!! Здесь есть лифт пятью этажами ниже!

Я спросил:

— Сколько времени нам это даст?

Но Хими не ответила. Еле держась на ногах, она закрыла глаза. А затем пошевелила своими пальцами.

Сверхзащита, — пробормотала Хими.

Затем перед ней появилось плавающее в облаке глазное яблоко размером с шар для регби. И начало осматриваться.

Это магия обнаружения ловушек. Другими словами, она еще не сдалась.

Хими произнесла с закрытыми глазами:

— Скорее всего, тут нет скрытых ловушек. Пожалуйста, бегите!

— Вперед!

Юске схватил Хими за руку… и побежал.

А я вслед за ним.

Маршрут полностью отложился в моей памяти. Я запомнил карту. Если побежим на полной скорости, то должны достичь лестницы вниз за пятнадцать секунд.

Если не наткнемся на препятствия.

На стенах был нарисован такой же мирный пейзаж, как и прежде.

Радуга.

Небо.

Облака.

Море.

Небольшие волны.

Приятный шум прибоя.

Затем с другой стороны моря выскочили и поплыли несколько акул.

— Лестница! Идем вниз! Игнорируем акул! — закричал Сиро.

С этими словами мы спустились по лестнице.

Девяносто пятый этаж.

Мы, наконец-то, достигли его и стояли перед лифтом.

Я потерял голос.

Не мог даже вздохнуть.

Дышал, поднимая плечи.

Позади меня — обычный с виду лифт вроде тех, что находятся в универмагах, но он был заперт и не двигался.

Хими пыталась снять блокировку своей магией.

А мы защищали ее, безжалостно убивая акул и птиц.

Нам уже были известны их слабые места.

И траектория движения.

Поэтому мы легко с ними справлялись.

Легко, но...

— Черт побери, скольких еще нам нужно убить? — простонал я.

Мы сражались здесь уже где-то минут тридцать. Сиро и Юске в одной команде, Кири и я — в другой, поочередно держа оборону.

Прямо сейчас под защитой Юске Сиро убивал монстров.

Пытаясь отдышаться, я взглянул на них. Чтобы успокоить бьющееся сердце. Чтобы дать отдохнуть своему телу. И вновь заполнить мозг магией.

— Аах, аах, аах, — задыхался я.

Рядом со мной Кири поинтересовалась:

— Ты в порядке? Синноске-кун.

— ...

— Синноске-кун, твоя магия создает слишком большие нагрузки на тело. Если продолжишь использовать ее...

— Заткнись. Отдыхай, пока можешь. Мы поменяемся с ними через минуту.

На моих глазах Сиро бросил копье:

— Проткни их. Вспышка тысячи магов!

Дрель поглощала акул.

Убив нескольких из них.

Но оставшиеся напали на Сиро. Пытаясь его защитить, Юске поднял обе руки вверх.

Бамбуковая роща! — закричал он.

Несколько зеленых столбов появились перед его руками. Акулы врезались в них, и их поразил липкий зеленый яд. Он замедлил акул, но убить не смог. Отступив назад, Сиро развел руками. Акулы врезались в зеленые столбы одна за другой.

— Гх.

Снова и снова.

— Ув...

Врезались в них.

— Проклятье, Сиро!

Тогда он завопил:

— Все в порядке. Пригнись Юске. Обезглавливатель покаяния.

Нож появился у него в руках, и Сиро занес его над головой.

Но парень задыхался, его подбородок задрожал.

Это нехорошо.

Сиро не мог больше продолжать.

Я сказал:

— Фух… ах... ладно, наш черед, Кири.

— Ух.

— После того как Сиро отступит, мы меняемся с ними и прыгаем вперед.

— Ух.

— Будем придерживаться того же плана, что и раньше.

— Ясно. Эй, Синноске-кун.

— ...

— Ты понимаешь? Время уже...

Я взглянул на Кири.

Разумеется, мне все было понятно.

В тот момент, когда мы проникли сюда, оставалось около шестидесяти восьми минут до превращения Гундзё в «вечный лабиринт».

Мы потратили около шести, чтобы отбить первую атаку акул.

И еще десять, чтобы добраться до девяносто пятого этажа.

И в довершение ко всему, сражаемся здесь уже тридцать минут.

То есть прошло сорок шесть.

Осталось всего двадцать две минуты.

И сейчас мы по-прежнему на девяносто пятом этаже.

Согласно данным разведки Гундзё находится на семьдесят пятом.

Даже если лифт привезет нас прямо туда, и мы сядем в него прямо сейчас, у нас будет всего пятнадцать минут на сражение с Гундзё.

Этого времени слишком мало, чтобы пройти лабиринт больной девушки сорок второго уровня. Даже если это не так, он по-прежнему остается очень трудным. У нас слишком мало людей для такого количества врагов.

Даже зная, как убить акул, мы устанем, если продолжим сражаться. И поскольку будет накапливаться усталость, возрастет и вероятность ошибки. В месте, где сразу же погибнешь, если допустишь хотя бы одну, нам нельзя себе этого позволить.

Если бы это был «вечный лабиринт», мы бы могли воспользоваться магией поддержки и найти безопасное место, чтобы отдохнуть там за ночь.

Но это не «вечный лабиринт».

А лабиринт с ограничением во времени.

Поэтому нам нельзя отдыхать.

Поскольку нас мало, мы не можем беречь свои силы.

С самого начала и до сих пор нам всем приходилось выкладываться по полной, без остановки используя магию.

Кири сказала:

— Думаю, самое время использовать По...

Но затем позади нас закричала Хими:

— Она открылась! Пожалуйста, все сюда!

Я повернулся к ней. Увидел, что дверь лифта начала открываться. И заметил внутри рог.

Рог акулы.

Ускорение!

Использовав магию, я ускорил свое тело, схватил Хими за руку и вытащил ее обратно.

— Кья.

Хими отбросило. Рог, что целился в нее, мог вонзиться мне в плечо. Но он слишком медленный. Настолько, что не мог даже дотронуться до меня...

Так я думал.

Но мои движения были уже не такими быстрыми, как раньше. Медленнее, чем до проникновения в лабиринт. Кончик рога воткнулся в мое левое плечо, пронзив его.

— А, проклятье.

Кири ударила мечом в этот рог. Остановив его. Благодаря этому я смог избежать смерти. Одновременно пронзив живот акулы своим мечом.

Она исчезла.

— Синноске-кун!

Кири встревоженно посмотрела на мое плечо. Из него текла кровь. Рана не смертельная. Но если кровотечение продолжится, моя выносливость снизится.

— Эй, дай посмотреть...

Но как только она попыталась коснуться плеча...

— Не трогай. Я в порядке, — сказал ей в ответ.

Но Кири продолжила:

— Это не хорошо... Необходимо ли...

Но замолчала на полуслове.

Я понял, что она хотела сказать. Нужно ли заходить так далеко, рискуя получить такие раны, ради спасения Гундзё? Необходимо ли преодолевать такие опасности, продвигаясь дальше по лабиринту?

Обо всем этом.

Я тоже не понимал. Что, черт побери, вытворяю? Что сейчас делаю?

Глядя на свою рану, я невольно ухмыльнулся. Это показалось мне интересным. Сам не знаю, почему я так отчаянно сражаюсь.

Зачем эти ребята подвергли свои жизни столь большой опасности? Не понимаю.

Боже, что, черт возьми, такое?

В этом мире полным-полно хороших ребят?

Кири пристально смотрела на мое плечо с тревогой и сожалением.

В этот момент к нам подбежали Сиро и остальные.

— Тебя ранили?!

Он волновался.

Хими использовала свою магию, взглянув на мою рану.

Пластырь, — сказав эти слова, она надавила на нее. Название немного туповато, но, вероятно, это лечебная магия. Кровотечение остановилось. Боль быстро утихла.

Хими произнесла со слезами на глазах:

— Прости... что ослабила свою защиту. Я... я всегда тяну тебя вниз...

Прервав это, я пристально посмотрел на нее, прищурившись, и сказал:

— Боже, все именно так.

— Уаа...

— Ты действительно слишком часто тянешь меня вниз... Честно говоря, если бы тебя здесь не было, вряд ли бы я стал спасать Гундзё.

И легонько шлепнул Хими по голове, отстранившись от нее. Мое кровотечение остановилось. В таком случае этого достаточно. Я зашел в лифт.

— Эх...

Мгновением позже… Хими удивленно обернулась. Позади нее стояли Юске и Сиро с ухмылками на лицах.

Юске сказал:

— Синноске, ты в последнее время какой-то взволнованный.

— Пошевеливайся и заходи, идиот, — с отвращением произнес я.

Тогда Юске, усмехнувшись, ответил:

— Тот, кто так называет других, сам идиот.

Сиро тоже счастливо улыбался.

Боже, сейчас ведь не время прохлаждаться и болтать? Эти ребята реально идиоты?

Нет, наверное, так и есть.

Они, вероятно, совсем тупые.

Думаю, я медленно, но верно подхвачу вирус этого идиотизма. Страшный и опасный. И если продолжу находиться с ними, то попросту могу умереть.

— Боже, хоть мы прошли всю дорогу сюда, возможно, будет уже слишком поздно... — размышляя об этом, пробормотал себе под нос я.

Кири взглянула на меня.

Затем Сиро посмотрел на нас:

— Что ты сказал?

— Ничего.

Но, наверное, услышав слова «слишком поздно», он спросил:

— Эй, Хими. Мы успеем вовремя?

Управляя лифтом, она ответила:

— Согласно карте лифт достигнет семьдесят шестого этажа за десять минут.

— Медленно, — сказал я, на что Хими виновато кивнула:

— Прости. Однако во время этой поездки нас нельзя будет атаковать.

Другими словами, мы сможем отдохнуть десять минут.

Когда доберемся, у нас останется столько же.

Нам придется пройти последний этаж, проникнуть в комнату Гундзё и спасти ее за десять минут.

Наверное, это самый короткий, безопасный и наиболее эффективный маршрут, который с помощью своей магии выбрала Хими.

Если бы мы, как и прежде, продолжили зачищать каждый этаж, нам, вероятно, хватило бы времени только на восемь. Или мы бы погибли, попав в какую-нибудь ловушку.

Как я и думал, если бы Хими не было здесь, у нас просто бы не получилось продолжить. Даже за пределами страны трудно найти человека, способного использовать столь широкий спектр магии поддержки, как она.

Я взглянул на Хими, а потом на Сиро и Юске. Это действительно невероятная команда. Если они правда стали моими союзниками... Нет, учитывая, что мы вверили друг другу свои жизни в этом лабиринте, нас, наверное, уже можно называть товарищами...

Если бы они на самом деле стали моими друзьями…

У меня бы даже получилось продвинуться на шаг ближе к спасению моей маленькой сестры...

Я даже смог всерьез об этом задуматься, вот насколько они хороши.

То же самое могу сказать и про Кири.

Если бы не она, я бы давно уже здесь умер.

Эта девушка всегда держится на безопасном расстоянии и избегает опрометчивых действий, помогая мне.

Кири прекрасно знала, что в этот лабиринт проникать не стоило. С ее логическим мышлением, она, вероятно, понимала, что ей нельзя вестись на обман. Но все равно последовала сюда за мной.

— Ух.

Я сложил руки.

Мне еще никогда не приходилось делать ничего более мерзкого, чем пытаться завести друзей, поэтому я абсолютно не представляю, как должен поступать теперь.

Вдобавок ко всему, в течение этих десяти минут ничего не произойдет, поскольку мы будем спускаться вниз.

Провести столько времени с моими товарищами в этом ограниченном пространстве…

Тихо, ничего не происходит.

Становится ужасно душно.

Тогда Юске сказал:

— Так как нам нечего делать, давайте сыграем в Сиритори[✱] японский вариант «Городов»: от двух и более игроков по очереди называют слова, каждое следующее слово должно начинаться с того же слога, на который окончилось предыдущее.

Ты идиот? Катись к черту. С такой мыслью я взглянул на Юске, а затем уселся на пол. Чтобы дать отдохнуть своему телу.

Но он улыбнулся и начал играть с Хими и Сиро. Эти ребята всерьез? Я задумался.

В стороне от кучки дураков, потерявших рассудок, рядом со мной, прижав колени к груди, сидела Кири. Она посмотрела на меня, улыбнулась и сказала:

— Я немного устааала.

— …

— Но мы и правда удивительные. Я думала, что это абсолютно бесполезно, но, быть может...

— ...

— Может быть, у нас получится пройти сорок второй уровень всего лишь впятером.

— ...

— Мы действительно пришлииии.

Я устало ухмыльнулся и добавил:

— Даже если и не должны были.

Кири снова улыбнулась:

— Да. Нам не следовало приходить. Однако мы идиоты.

— Да. Худшая кучка придурков.

— Ах-хаха.

Кири рассмеялась, повернулась ко мне и взглянула с очень серьезным лицом:

— Эй, Синноске-кун.

Снова назвала меня по имени.

Я нахмурился и ответил:

— Мне очень хочется отдохнуть.

Но она продолжила:

— Знаешь, мы ведь правда стали товарищами?

— ...

— Раньше я заявляла, что была товарищем команды героя. Но... интересно, смогу ли я стать товарищем команды героев?

Похоже, она тоже находилась в замешательстве, как и я. Ну, попав в эту кучку дураков, которые играют в Сиритори в такой ситуации, полагаю, легко потерять ориентиры.

Кроме того, Кири носит свой наушник фузз в правом ухе.

Она из тех, кто использует левое полушарие для управления магией.

Другими словами — не эмоции, а логику и рациональное мышление, чтобы ее контролировать. В этом случае Кири не может оказаться в такой ситуации, когда ей придется рискнуть своей жизнью ради других без выгоды для нее самой.

Прищурившись, я посмотрел на Кири и сказал:

— Они настолько глупы, что пришли бы спасти и тебя, если бы заболела ты, не так ли?..

— Правда?

— Кто знает.

— Тогда как насчет тебя, Синноске-кун? — спросила она, уставившись на меня, — ты бы тоже... пришел мне на помощь, если бы у меня проявилась болезнь?

— Нее.

— Эх, ты отвратительный.

— Хоть и говоришь тааак, но, несмотря на все свои возражения... все равно однозначно придешь... Если это ты...

Кири улыбнулась… и попыталась коснуться моей руки.

Я слегка рассердился, услышав это.

Все верно. Скорее всего, она права.

Если бы у Кири проявилась болезнь, я бы, наверное, тоже пошел ее спасать.

Хоть мне и нельзя быть таким человеком. Даже несмотря на то, что я всегда оставался тем, кто подавлял в себе слабое желание спасти кого-то.

Пока не встретился с этими людьми.

Нет, увидев, как Асахи Момока со слезами на глазах благодарила меня, я, быть может, стал немного мягче.

Слабее.

Стал слабым.

Слабым.

Но затем мне вспомнилась фраза Сиро:

— В любом случае, вероятно, ты же способен реализовать свои амбиции самостоятельно?

Я немного поразмыслил над этими словами.

Может, необходимо иногда оставаться слабым? Думал я. Нуждаться в товарищах, чтобы не чувствовать одиночества и боли… Разве это не слабость?

Мне правда не ясно. Не понятно на данный момент.

Кири попыталась дотронуться до меня, но я отдернул руку назад и сказал:

— Я говорил это раньше, но у меня уже есть планы на Рождество.

— Воображаемая подружка?

— Не воображаемая.

— Сколько ей лет?

— Хм?

— Какая у нее прическа?

— Э-эм.

— Правильно, это все в твоей голове.

— Мне хочется посидеть с закрытыми глазами некоторое время, поэтому можешь прекратить говорить со мной?

— Ах-хахахахаха.

Кири улыбнулась.

Я закрыл глаза, в моей голове по-прежнему шел обратный отсчет.

Осталось семнадцать минут.

Всего лишь семнадцать минут до превращения Гундзё в «вечный лабиринт».

Лифт спускался.

Все ниже и ниже.

Все молчали от усталости.

А лифт все спускался и спускался.

И вскоре достиг семьдесят шестого этажа.

Я уже запомнил карту этого уровня во время урока в школе. А также расспросил Хими о местоположении лифта по пути сюда.

Таким образом, как только откроется дверь, нам надо будет просто бежать прямо к лестнице, ведущей вниз.

Там находится наша больная одноклассница.

Мизуиро Гундзё.

Мы все вместе щелкнули пальцами. Активируя свои наушники фузз.

Дверь лифта начала открываться.

За ней находились акулы.

Десять штук.

Они нас не заметили. Победить их легко. Мы уже уничтожали их ранее и привыкли сражаться с ними.

Но осталось только десять минут.

— Вооооу!

Поэтому… мы побежали изо всех сил.

Мы убивали акул.

Снова и снова.

Отчаянно рискуя жизнью, заполняли свой мозг магией, способной его расплавить.

Несмотря на то, что до лестницы к Гундзё можно было добежать всего за тридцать секунд, убийство акул требовало времени. В итоге мы стабильно его теряли.

Осталось восемь минут.

Семь.

— Это все они! — орал я, размахивая своим Демоническим мечом, разрезая животы акулам.

И в тот момент в поле зрения, наконец-то, появилась лестница.

Нет времени.

Его осталось не так уж много.

Мы слишком долго провозились, чтобы добраться сюда.

Я дал команду своему наушнику фузз показать, сколько времени у нас в запасе. Осталось шесть минут.

Шесть минут.

Всего лишь шесть минут!

Но нам, в конце концов, стала видна лестница, которая ведет к Гундзё.

Сиро закричал:

— Она чуть ниже нас! Гундзё чуть ниже нас!

Но мы не можем просто взять и беспечно спуститься. Гундзё поразила болезнь.

Она является лабиринтом больной девушки с уровнем 42.

Если мы будем сражаться, Гундзё окажется очень сильным противником. Даже если нам известно, что ее слабость — кровь, эта девушка заметно отличается по силе от Асахи Момоки.

Мы выбрали построение уже в вертолете.

Кто кого будет защищать, кто выльет кровь, к которой Гундзё уязвима, чтобы остановить ее.

И в конце я использую свой Святой меч, чтобы отделить от нее болезнь.

Если нам удастся, то она вновь станет обычным человеком.

Если, конечно, эта магия в самом деле была закончена, как уверял Лизель.

Я обернулся и крикнул:

— Хими!

Она уже активировала свою магию.

И остановилась на полпути в некотором отдалении от нас, а затем начала рисовать карту на полу. Магия, способная в известной степени определить структуру следующей комнаты и места с ловушками.

Используя ее, Хими становится уязвимой. Чтобы защитить ее, Юске задействовал свою магию.

Хими закончила, посмотрела вверх и закричала:

— На следующем этаже нет ловушек, отлично! Гундзё тоже никто не охраняет!

Но это не очень хорошие новости.

Существует два типа больных девушек.

- Которых защищает большое количество охранников и ловушек.

- И которые необыкновенно сильны.

Последний тип — более сложный. Поскольку высока вероятность того, что сила больной девушки будет на подавляющем, смертельном уровне.

Как и ожидалось, Гундзё принадлежала к последнему.

Тип лабиринта больной девушки, которая сильна сама по себе.

Сиро сказал:

— Ладно, пойдемте. Хими следует использовать Побег здесь...

Но она подбежала к нам:

— Я тоже иду!

— Нет, ты не можешь.

Но Хими запротестовала:

— Я непременно пойду! Больше нет времени! Я уже активировала свою магию Побега. Если станет опасно, сразу же сбегу. Но думаю, что будет лучше, если нас останется больше. Если Гундзё случайно отвлечется на меня, пожалуйста, воспользуйтесь этой возможностью и спасите ее!

Она буквально кричала.

Но это теперь не имеет значения.

Мы зашли так далеко, что все уже не важно.

Я проигнорировал ее и сделал вдох.

И выдохнул.

Вдох.

Выдох.

Прислушался к мелодии, доносящейся из моего наушника фузз.

Громкие звуки прóклятой песни Ускорения сотрясли мой мозг.

Его буквально встряхнуло.

Давление на него увеличилось.

Ствол мозга задрожал.

Мгновение. Миг. То времени сдвиг.

В мгновение, в миг.

Мне еще необходимо активировать свою магию.

Но я пока не могу этого сделать.

У меня получится ее активировать, лишь когда я доберусь до следующего этажа.

Мы уже разработали план.

Поскольку у нас небольшая команда, можно применить не так уж много стратегий.

Юске и Кири войдут первыми.

Мы забежим под их прикрытием. Юске использует защитную магию по площади, а Кири — свою абсолютную точечную защиту.

Сиро примется подавлять Гундзё специализированной наступательной магией, а я буду издалека наблюдать за ее движениями и выскочу с тыла.

Проблема в том, что Святой меч потребляет весь потенциал моего мозга, поэтому у меня не получится одновременно активировать другую магию.

Иными словами, пока я не прерву Ускорение, мне не под силу использовать Святой меч.

Я должен вонзить его в Гундзё, не пользуясь ни Ускорением, ни Демоническим мечем, словно голый.

Что, как правило, невозможно.

Приближаться безоружным к больной девушке сорок второго уровня — глупая затея.

Но мне необходимо это сделать.

Такой вот я дурак и идиот.

Юске пошевелил пальцами, пробормотал что-то, управляя своим наушником фузз. Словно снова и снова внушал себе:

— Защищу их. Защищу всех. Я защищу своих товарищей.

Кири встала ему за спину и прошептала:

Девять слоев.

В ее руке появился японский меч. Затем она повернулась:

— Синноске-кун, ты готов?

Я не ответил.

Просто еще больше сосредоточился.

Спокойно дыша.

Выдох.

Вдох.

Выдох.

Вдох.

А потом остановился.

Осталось всего пять минут…

И в этот момент Сиро встал передо мной:

— Вперед! Мы спасем Гун...

Но его голос заглушил шум взрывов.

Он доносился снизу.

Раздался громкий гул.

Землю встряхнуло.

Звуки битвы.

Что проходила внизу.

Юске заорал:

— Проклятье, это ребята из «команды доблести»!

Позади нас Хими воскликнула:

— Если мы не поторопимся. Гундзё-сан...

Но Сиро прокричал:

— Для нас это просто отлично! Пока они отвлекают Гундзё, мы спасем ее! Вперед!

Юске прыгнул.

Как и Кири.

И Сиро.

И я за ним следом.

Мой мозг уже охватило проклятье.

«Мгновение. Миг. То времени сдвиг. ♪

Сдвиг времени сам мгновением стал. ♪

В мгновение, в миг».

Я спустился.

Этаж ниже уже покрылся морем крови.

Повсюду на полу…

Кровь.

Кровь.

Кровь.

Кровь.

На миг я подумал, что вся «команда доблести» была убита.

Но правда заключалась в чем-то другом.

Тут не было их тел, лежащих на полу.

Тогда откуда вся эта кровь?

Девушка, которую я хорошо знал, стояла в центре этого кровавого моря.

Мизуиро Гундзё.

Она висела на гигантских черных руках, напоминающих дьявольские, словно марионетка.

Ее лицо исказилось.

Оно выглядело одиноким.

Грустным.

— Ах... ах... ах... ах... — тихо стонала она.

И дрожала.

Дрожала от страха.

Перед ее глазами было море крови.

Кровь.

Это ее уязвимое место.

На другом конце комнаты девушка по имени Макото из кансайской «команды доблести» выливала целое ведро крови.

— Отлично! Как и было сказано в данных, она слаба против нее! Ладно, пора заканчивать! Горящие пули!

После этих слов ее кулак охватило пламя. Макото бросилась прямо к Гундзё.

В ответ она, дрожа, протянула руки вперед, создав водоворот воды.

Это оборонительная магия, часто используемая ею — Божественная защита.

Став лабиринтом больной девушки, Гундзё способна использовать свою магию мгновенно, без наушника и произнесения кода активации.

Но Макото улыбнулась:

— Шутка. Это уловка.

Она остановилась.

Неожиданно, прямо позади Гундзё появилась девушка с темно-синими волосами, к ней приближалась лидер «команды доблести».

Мицутомо Кудзаку.

В ее руке был нож. Она собиралась воткнуть его в шею Гундзё.

Кудзаку произнесла:

— Все верно, Гундзё, ты можешь отдохнуть. Все закончится здесь.

Если она заколет ее, это будет крах.

Ускорение!

В этот момент… я активировал свою магию, оттолкнулся от пола и прыгнул.

Их строй сразу же развалился. Гундзё не атаковала нас. Напротив, она была на грани смерти.

Я направлялся спасти ее.

Спасти больную девушку.

Спасти врага человечества.

Однако, словно ожидая этого, Макото посмотрела в нашу сторону, ухмыляясь. Они будто были готовы к тому, что мы сделаем, и встали в построение.

Пылающий огненный банкет!

Макото вскинула руки. От ее ног выросла стена пламени.

Это была оборонительная магия на площадь.

Если я попытаюсь прорваться через нее, мое тело, вероятно, превратится в пепел.

— Черт.

Я отпрыгнул в сторону, пытаясь увернуться от стены пламени, но в это время позади меня закричал Сиро:

— Прорвись через нее, Синноске! Вспышка тысячи магов!

Он активировал свою магию.

Использовал магическое копье.

С похожим на бур наконечником оно пронеслось сбоку от меня. Пробив дыру в стене пламени.

По другую сторону девять противников активировали свою магию, поджидая меня. Это, наверное, остальные члены «команды доблести». Санто Тайсуке и Камиути Мико тоже находились там.

Но мне было на них наплевать.

В голове крутилась только одна мысль.

Быстрее.

Пусть только на секунду.

Мгновение. Миг. То времени сдвиг.

В мгновение, в миг.

Я разогнался даже быстрее скорости Бога.

И, последовав за Вспышкой тысячи магов, проскользнув мимо врагов, добрался до Гундзё и Кудзаку.

Неважно, что у меня за спиной.

Пусть позади стоят восемь врагов, я ни за что не обернусь.

Мои товарищи прикроют мне спину.

Сиро, Юске, Хими и Кири защитят меня.

Я им доверяю и рассчитываю на них, хоть это и звучит действительно глупо.

Я смотрел лишь на Гундзё.

На свою одноклассницу, своего товарища.

Она заметила меня. Взглянула в мою сторону пустыми миндалевидными красивыми глазами.

А затем сразу же вскрикнула:

— А...

Ее глаза вдруг раскрылись.

Она уставилась на меня.

Это полностью отличалось от реакции Асахи Момоки.

Глаза Гундзё дрожали. Она явно колебалась и находилась в сознании. Но сейчас это не важно. Не важно! Потому что я спасу ее. Спасу ее!

Я протянул руку. Схватил за запястье Кудзаку, которая уже была готова убить Гундзё. И в этот момент моя магия закончилась.

Кудзаку посмотрела на меня:

— Боже, ты что мешаешь нам спасти мир?

Она быстро отбросила свой нож.

И отступила на шаг назад.

Собираясь использовать магию против меня.

Но я не могу с этим справиться. Поскольку уже запустил прóклятую песню Святого меча в своем наушнике.

Так как неспособен использовать другую магию одновременно со Святым мечом.

Я абсолютно беззащитен.

Круглый дурак.

Но все в порядке.

Если у меня получится спасти Гундзё…

Если я не убью больную девушку, не откажусь от нее…

Если смогу ее спасти, я не возражаю побыть дрянным болваном.

До меня донесся крик Сиро:

— Синноске! Сделай это! Спаси Гундзё!

Разумеется.

Я пришел сюда ради этого.

У меня, безусловно, получится.

Магия заполнила мой мозг, расшевелив мои серые клеточки.

«Во мгле растворилась, ♪

Весь мир обманувши, ♪

Тьма, что спасение девы ночи».

Святой меч, — произнес я.

Серебряный меч появился в моей правой руке. Сияющий, окруженный светом. Будто принадлежащий герою или рыцарю. Меч лицемерия. Способный отделить болезнь от зараженной девушки.

Кудзаку взглянула на меня и улыбнулась. Она пошевелила пальцами, управляя своим наушником фузз.

Но не сделала этого.

Не использовала магию. Пристально посмотрев на меч, что я создал, Кудзаку перевела взор на происходящее позади меня. Это изменение в ее взгляде было таким естественным, что я почти поверил, сам того не замечая. Что кто-то атакует меня со спины. Вот какой эффект это произвело на меня.

Но я не развернулся. Поскольку окажусь совсем ни на что не способным, если так сделаю.

Пока у меня в руках этот ненастоящий Святой меч, благодаря которому можно спасти больную Лабиринтом девушку, мне нельзя поступить иначе.

Поэтому я не развернулся.

Свято веря, что меня прикроют мои товарищи.

А затем замахнулся своим мечом.

Я замахнулся мечом на Гундзё.

Она не пыталась увернуться. А лишь смотрела на меня, не двигаясь, словно готовясь к смерти, вверяя свою судьбу в мои руки.

— Сейчас я спасу тебя, Гундзё!

Но в тот момент, когда я уже собирался занести над головой Святой меч, Кудзаку произнесла:

— Поспеши и сделай это, Кири.

Очередной обман. Ложь, чтобы запутать меня. Поэтому, не беспокоясь об этом, я поднял меч…

Но… из моей собственной груди донесся звук.

Сначала я не понял, что произошло. Поскольку мое тело аккуратно и умело пронзили.

Что-то проткнуло меня сзади, прошло сквозь мое тело и вышло из моей груди.

Это был меч.

Японский меч.

Тот, что использовала Кири.

Вот чем меня проткнули. Я не мог пошевелиться. Наверное, под влиянием какой-то магии.

Позади меня раздался голос.

Голос товарища.

Голос Кирю Кири.

— Видишь, я ведь тебя предупреждала? Тебе не следовало проникать в этот лабиринт... Надо было использовать Побег...

— …

— И вот что ты получил, пытаясь спасти товарища. Мир — это тьма.

Рядом со мной Гундзё с ужасом смотрела на мою грудь.

На грудь, из которой текла кровь.

Могу сказать, она колебалась.

Дрожала.

Тряслась и дрожала.

А затем закричала:

— А, а, а, ааааааааааааааааааааааааа?!

Она попыталась протянуть ко мне руку, но несколько учеников из «команды доблести» использовали магию и силой пригвоздили Гундзё к полу.

Прижатая к покрытой морем крови поверхности, она снова была не в состоянии двигаться.

Так как это ее слабость.

Потому что она боится крови.

И «команда доблести» использовала это по максимуму.

Кудзаку не спеша подошла к Гундзё, достала из кармана часы и сказала:

— Осталось всего две минуты. Полагаю, время почти пришло.

Я взглянул на цифры, которые отображались в моей голове.

Лимит времени ­— 2 минуты и 12 секунд.

Осталось 2 минуты и 12 секунд.

В распоряжении у Кудзаку много времени, чтобы убить Гундзё.

Я произнес:

— Кири... вытащи свой меч...

— ...

— Кири.

— ...

— Кири?!

Я обернулся. Она улыбалась. Ухмылялась, пронзив меня своим мечом.

— Прости, Синноске-кун.

Позади нее Сиро, Хими и Юске, все упали.

Похоже, каждого из них пронзил меч, прижав к полу. Вероятно, это была магия Кири. Ее мечи. Вот уж не ожидал, что она возьмет и предаст нас так грязно и скрытно, сковав всем остальным свободу действий.

Я уставился на нее и сказал:

— Кири... вытащи свой меч.

— Ни за что.

— Нет, ты сделаешь это. Я верю в тебя...

— Ах-ха-ха. Это вряд ли. Ты не можешь доверять такой, как я.

— Нет! Я доверяю тебе.

— Ты не можешь.

— Я доверяю тебе.

— Я же сказала, что ты не можешь.

— Заткнись! Разговоры о дружбе. Не твои ли это были слова! Поэтому ты наш товарищ! — закричал я.

После этих слов улыбающееся лицо Кири... вдруг изменилось. Его исказили боль и страдание. Из ее глаз потекли слезы, хоть она и пыталась их сдержать.

— Я... я, правда... думала… Мне приснился сон, в котором у меня действительно получилось стать вашим товарищем...

— Кири! Забудь это и просто вытащи меч!

— Я не могу. Я... я...

— Не знаю, как они тебя удерживают, но… но я… Мы защитим тебя, поэтому, пожалуйста, вытащи свой меч! — кричал я.

Но даже несмотря на рыдания, Кири этого не сделала.

— Прости, Синноске-кун...

— Не морочь мне голову!

— Прости... прости, — дрожащим голосом пробормотала она.

Но нет больше времени.

Оно почти закончилось.

Осталось пятнадцать секунд.

Но в конечном счете.

В конце концов, мир ужасно жесток.

Чудес не бывает.

Бога нет.

Ты умрешь, если окажешься слаб. Я позабыл об этом.

Кудзаку сказала:

— Тогда я воспользуюсь этим ножом...

— Стой!

Я обернулся:

— Остановись, пожалуйста! Я... у меня есть магия, способная спасти Гундзё...

Но было уже поздно.

Она вонзила нож в ее грудь.

— Кха-ха.

Гундзё закашляла кровью.

Но не умерла.

Этим ее не убить.

А затем… время закончилось.

Мой наушник показывал «0».

Прямо на наших глазах Мизуиро Гундзё начала превращаться в «вечный лабиринт».