Том 2    
Глава 4


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sentence
4 г.
Спасибо за перевод.
kos85mos
5 л.
Спасибо! Если честно то после прочтения тома прошло около 12 часов, и я уже чуток поостыл. Прошло не только 12 часов, но также и состояние подобное "нет слов - одни эмоции" и "гиде взять англ версию 3-го тома?". Ранее читая проекты руры я сталкивался с таким термином как "Клиффхэ́нгер", но истинную суть его узнал только сейчас, потому что всегда был переведен следующий том и нечего было парится. Теперь же впереди неизвестность. "Жизнь боль"?
kos85mos
5 л.
'''Глава 2''' " '' Даже мою зарплату повысили из бюджета '''страныыы'''. "''

Так и должно быть или клавиша залипла?
Raizen
5 л.
Прочитал 3 том)) концовка разочаровала((
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 185.3.35.56:
Огромное спасибо за труд переводчику!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.211.156.191:
Ша почитаю весь том залпом. Надеюсь ожидания того стояло? ССпасибо за перевод.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.37.4.144:
Спасибо всем кто работал над этим произведением, улетная штука!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.26.162.118:
Спасибо!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 178.125.229.33:
Спасибо за перевод!!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 213.230.75.146:
Спасибо
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.73.208.51:
Спасибо!
бландинка
5 л.
"Чтобы стабилизировать мозговые волны, успокоить сердце и нивелировать малейшие колебания вертолета.

Хондзё Цукаса скомандовала:"

Мне кажется, или это должно быть одно предложение? Или здесь пропущен кусок?
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 91.211.105.77:
А никто не знает что с 4 томом?
ricco88
5 л.
Спасибо.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.214.157.220:
хохохо, с переводом вас)))
Alhimik
5 л.
Огогого, вот ето поворотище))) не ждал именно такого) спасибо за перевод, даеш 3 том)
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 85.192.188.235:
Эмм..Автор не забыл сиё произведение?Продолжение будет?Ведь только с 3 тома начинается самое интересное.
Nasildan
5 л.
Глава 3:

1. "И еще, благодаря тому, что он изначально расширялся в противоположном от нас направлении, лабиринт не добрался до школы. Если я не ошибаюсь, он примерно восьми километров в радиусе." - необходимо заключить в курсив.

2. "С кем-то настолько сильным, как Гундзё, это будет непросто, данный лабиринт не может быть всего лишь пятнадцатого уровня?" - в тексте курсив, должен быть обычный текст (надо снять курсив). Кроме того, настаиваю на замене данного фрагмента на "С учетом силы Гундзё, данный лабиринт не может быть всего лишь пятнадцатого уровня, так ведь?" (или "Учитывая силу" в начале. я минут пять думал, но текущий вариант ужасен на мой взгляд).

3. "Хотя я, в самом деле, не могу представить, чтобы такой человек, как вы, заботился о других." - перебор, можно урезать до "Не могу представить, чтобы такой человек, как вы, заботился о других.", и понятнее будет. Ну, если подробнее, то во-первых здесь "хотя" не к месту вообще (как и в паре других моментов в тексте, но их сюда выписывать не стал, там менее значимо), во-вторых, "в самом деле" непонятно зачем тут стоит.

4. "Ставить на кон жизни других, а не свою, в случае успеха она прославится, поэтому почему бы не дать ей шанс?" - в текущем виде однозначно оставлять нельзя (хотя бы потому, что в русском такая конструкция смысла внятного вообще не несет). Я сам слабо понял первую часть этого предложения. На мой взгляд, конец предложения должен быть "почему бы не попробовать?", как же вернее передать начало - сложно сказать. Правильно ли я понял, что смысл сводится к "Если она, поставив на кон жизни других, а не свою, выиграет, то она прославится, тогда почему бы не попробовать?"? Или нет? Если да, то чем заменить неуместное слово "выиграет"? Ну явно не "преуспеет". Если нет, то какой тут смысл вообще? В общих чертах то понятно, о чем вообще речь, но как это написать по-русски то? Как изменить предложение вообще? В частности текущее окончание предложения вообще бессмысленное, так что вопрос открытый.

5. "Тебе сообщил сенсей?" - "Тебе сообщил'''а''' сенсей?", нэ?

6. "Тебе действительно не следует проникать в такой лабиринт…" - тут по сюжету следует заменить на "Тебе действительно не следует проникать в этот лабиринт…". Это критично важно для последующего сюжета, на мой взгляд.

Глава 4:

7. "то у нас не получится его пройти, потратив больше минуты на каждый этаж." - смысл искажается, в русском языке, в данном случае, лучше будет усложнить, но уточнить: "то у нас не получится его пройти, если мы будем тратить больше минуты на каждый этаж". Правда, тогда получается два "если" рядом, если есть мысли лучше - говорите.

8. "Запомните оба… оба… ясно, — кивнул Санто." - "Запомнит'''ь''' оба… оба… ясно, — кивнул Санто.", это однозначно, по-моему.

9. "Если бы Гундзё была на таком уровне, тогда, ну, мы, '''вероянто''', смогли бы это сделать." - "'''вероятно'''".

10. "Однако все равно хочешь проникнуть." - почему тут "ты" нет? Это не ошибка, но в данном контексте "ты" лучше поставить (после "однако". Это желание упростить текст? Тогда, на мой взгляд, это скорее усложнение.

11. "Ого, в состоянии остановить это. Кто ты?" - то же самое ("ты" перед "в" хочу видеть). Это не ошибка, но с "ты" будет лучше, ведь? Пусть мое мнение не авторитетно, но может остальные читатели ответят мне, кажется ли им, что тут лучше с "ты" будет?

12. "Щелкнув языком" - гугл намекает, что так не говорят. Наверное, имелось ввиду "цокнув языком". Если тут вы со мной не согласны, можно и в корпус залезть, просто логиниться сейчас лень, но я думаю и так очевидно.

13. "Но, сделав угрюмый вид, что хуже уже и быть не может, я все же сказал" - "Но, сделав '''столь '''угрюмый вид, что хуже уже и быть не может, я все же сказал". Иначе конструкция неправильная будет.
AlexxDan
5 л.
А скоро будет перевод 5 части и послесловия ? просто очень долго уже нет продолжения. Мохнат плз можешь закончить перевод 2 тома ?
Degdmitry
5 л.
Мохнат, зачем ты так напрегаешься? О.О
Я прочитал послесловие и понял, что ты лошадка.

Глава 4

1:22 ночи

Снова начался урок.

Урок о девушке, у которой обнаружили болезнь Лабиринта.

Она была лишена права человека на неприкосновенность частной жизни.

Поскольку теперь ее считали чем-то вроде катастрофы.

Вся информация о ней будет проанализирована настолько, насколько позволит время.

«Час первый — Пожалуйста, изучите сведения о девушке»

Имя — Мизуиро Гундзё.

Шестнадцать лет.

Девушка.

Рост 147 см.

Вес 35 кг. Легкая, как перышко.

Родилась в районе Минато города Токио.

Потомок основателя Мицутомо Групп, одного из трех больших военных концернов, которые быстро развились с момента открытия болезни Лабиринта. Иначе говоря, она дочь сверхбогатого человека.

Это напомнило мне, что ее наушник фузз был произведен «Мицутомо хэви индастриз». Так вот почему она использовала именно его.

Как леди из Мицутомо Групп, будучи еще ребенком, Гундзё получила прекрасное образование.

Что касается членов ее семьи:

Мать — Мицутомо Юрия.

Отец — Мизуиро Сейтаро.

Старшая сестра — Мизуиро Рури.

Три человека.

По мнению ее родителей, было бы бессмысленным, если она не стала бы сильным магом. Как леди из рода Мицутомо, который возник благодаря «магии, преобразованной из трофеев лабиринта», Гундзё должна была вырасти талантом, способным спасти мир и стать полезным для человечества.

В результате с детства она получала строгие указания не посрамить имя Мицутомо.

Но когда Гундзё было восемь, ее старшая сестра Рури умерла. Старшая сестра, которая уже была магом и начала делать себе имя, погибла во время провалившегося рейда в лабиринт.

Но даже когда Гундзё перепуганно кричала, ее родители не заплакали. Не было даже похорон. Если Рури умудрилась умереть в лабиринте такого уровня, она не наш ребенок, они презирали ее.

Убедись, что не сдохнешь так же позорно, как она, — постоянно пилили Гундзё родители.

С тех пор она больше старалась при подготовке.

Чтобы спасти мир.

Ради похвалы своих родителей.

Чтобы не оказаться для них неприглядной.

А затем мы получили этого человека, Мизуиро Гундзё, который стал всемирно известным магом с двадцатью корпоративными спонсорами.

Но вчера.

Второго декабря.

У нее возникла болезнь Лабиринта.

Таковы были предоставленные нам официальные данные.

Или, можно сказать, то, что Гундзё и сама знала.

Однако, поскольку у этой девушки больше не осталось тайн, тут были и другие сведения.

О ее недавнем поведении.

О том, как она незадолго до этого ходила с друзьями в караоке и веселилась там.

Как стала чаще плакать в последнее время.

Как ее будоражило соперничество со своим одноклассником Арису Синноске, и она тренировалась дольше, чем раньше.

Но это не имело значения.

Важнее…

Гундзё и ее старшая сестра были брошенными детьми…

Сиротами, которых взяла из детского дома Мицутомо Групп…

Их приемные родители даже не были женаты, всего лишь тренировочные инструкторы…

Чтобы использовать девушек, Мицутомо Групп скрывала от них правду, и они, не зная этого, отчаянно пытались порадовать своих «родителей».

Читая о том, в каком окружении невольно очутилась Гундзё…

В конце концов, как и везде, — подумал я и ухмыльнулся.

Кири с грустью посмотрела на меня и улыбнулась.

Лицо Сиро, кажется, стало немного злым. Но, возможно, я ошибался.

И словно все это не имело значения, урок продолжался.

Данные о недавнем поведении этой девушки.

О ее удивительных результатах.

О том, что она спасла большое количество людей.

Что ей на самом деле нравились цветы, и она разбила клумбу на балконе. О том, как ей была ненавистна зима, потому что тогда цветы увядали.

В середине урока Сиро поднял руку:

— Сенсей.

— Ммм? Что такое, Сиро.

— Этого достаточно. Я изучил все данные.

— Вам не разрешено читать дальше самостоятельно без…

— Лишь когда у нас много человек? Если у людей есть различия в способности воспринимать информацию, это может быть лучшим методом, но…

Сиро посмотрел на нас. На меня, Кири, Юске и Хими. И не глядя на других учеников:

— В конце концов, те, кто собирается сделать это сегодня, в основном ребята, которые хорошо знакомы с Гундзё. У нас нет никакой нужды узнавать что-нибудь еще о ее личности. Давайте оставим больше времени для рейда и перейдем к следующему уроку.

Хондзё Цукаса окинула нас взором:

— Все согласны?

Не было никаких возражений. Она кивнула.

— Тогда давайте возьмем… — прежде чем закончить, наш классный руководитель остановилась. А затем спросила:

— Вам не нужен перерыв?

Как и раньше, без возражений.

Хондзё Цукаса усмехнулась:

— Так на удивление серьезны? Вы еще лучше, чем я думала. Настолько сильно хотите спасти своего одноклассника?

И пусть она сказала «спасти», это на самом деле означало «убить». Никто не ответил на ее вопрос.

Я посмотрел в окно.

Снег начал скапливаться на школьном дворе. Внутри башни, созданной Гундзё, такая же стужа?

Как и она, я ненавижу зиму. Из-за холода.

На этом закончился первый час.

«Второй час — Урок по запоминанию структуры лабиринта, созданного девушкой»

На занятии второго часа мы изучали и запоминали данные сканирования, предоставленные исследователями, о лабиринте, созданном Гундзё.

Никто не знал, почему он принял такую форму.

Сто этажей над землей, башня, что вздымалась вверх.

Кроме того, лабиринт не был запутанным, только один прямой путь.

Каждый широкий этаж соединялся лестницей со следующим лишь в одном месте.

Гундзё находилась на семьдесят пятом.

Если начать восхождение с первого этажа и тратить на каждый больше минуты, у нас не получится пройти лабиринт за оставшийся час.

Собственно говоря, раз уж мы хотим сразиться с Гундзё в оставшиеся двадцать минут, то должны добраться до нее за сорок. Значит, нам придется проходить каждый этаж где-то за тридцать секунд, а это просто невозможно.

В таком случае…

— Неужели мы высадимся на верхних уровнях?

Я перевернул страницу. Маршрут проникновения действительно начинался выше первого этажа. Возможные точки высадки: сотый и тридцатый, кажется.

Хотя в документах предусмотрены оба пути, вероятно, лучше проникнуть с сотого. Таким образом, очевидно, у нас в рейде будет меньше этажей.

В этот момент Санто поднял руку:

— Эм, сенсей, могу я кое-что спросить?

— Что такое? Ааах, ты… кто, повтори?

— Санто. Санто Тайсуке.

— Так, Тайсуке, что такое?

— Какой путь я должен запомнить? Какой маршрут будет у нас…

Но Юске ответил:

— Мы не знаем, что произойдет, поэтому лучше запомнить оба.

Согласен.

Лабиринт Гундзё имеет высокий уровень сложности. В этом случае в момент проникновения неясно, что случится и какие проблемы нас ожидают. В первую очередь нам даже неизвестно, будет ли структура лабиринта такой же, как на карте.

В таком случае мы должны как можно лучше подготовиться, насколько это возможно.

— Запомнить оба… оба… ясно, — кивнул Санто.

Он выглядел немного удивленным.

Затем наш классный руководитель произнесла:

— Ах, кстати, класс 5 высадят на сотом этаже.

Кири подняла голову:

— Класс 5? Значит, будут и другие команды?

Тогда я сказал, прищурившись:

— Вероятно, ребята из Кансая.

Хондзё Цукаса упоминала подобное по телефону. Из-за опасений, смогут ли школьники из Токио убить Гундзё, они позвали учеников из Кансая…

Их команда, скорее всего, начнет рейд в то же самое время.

Хондзё Цукаса кивнула:

— Верно. Слышала, они придут. Хотя сомневаюсь, что кто-либо из них будет сильней, чем наша команда… Но все-таки, кажется, в Кансае есть способные ученики, конкурирующие с нашей «командой героев». Их прозвали «командой доблести».

Никогда о них не слышал.

Но Хими сказала:

— Это же команда, что имеет за собой несколько корпоративных спонсоров и которая недавно внезапно стала известной? Слышала, они на самом деле сильны.

Я улыбнулся:

— Ха-ха, они, должно быть, отличаются от нас, кто даже не может сосуществовать, превосходной командной работой, да?

Услышав это, ученица, чей парень учился в классе 2, сердито произнесла:

— Тогда вы просто должны ладить лучше, чем сейчас!

Я взглянул на нее. И как ты предполагаешь это сделать?

В тот же момент до меня донесся шум лопастей за окном.

Пять транспортных вертолетов. Похоже, летела вся группа из Кансая.

Они, вероятно, заблуждались относительно уровня сложности лабиринта.

Я спросил:

— Сенсей.

— Что такое, Синноске?

— Этого еще нет в документах, но каким на сей раз окажется уровень лабиринта?

Хондзё Цукаса с готовностью ответила:

— Пятнадцатым.

Как и ожидалось, она солгала. Будь это правда, здесь не осталось бы и десяти учеников старшей школы Киндзёдзи.

Даже несмотря на то, что пятнадцатый уровень не является низким, такой лабиринт возможно пройти с малым количеством потерь. И награда за это будет огромной. За прохождение лабиринтов высокого уровня вы можете получить соответственно большее вознаграждение. И, вероятно, появится много людей, желающих принять участие.

Но ни один ученик этой школы не считает, что лабиринт, порожденный Гундзё, будет низкого ранга. Вот почему все ушли.

Сиро спросил:

— Итак, его настоящий уровень…

Я ответил:

— Сорок второй.

Мгновенно в этом классе из десяти человек раздался гул. Даже Кири рядом со мной задрожала.

Сиро взглянул на меня:

— Откуда ты знаешь?

— Сенсей сказала мне по телефону.

— Пришел, несмотря на уровень?

— Ты ведь тоже должен был иметь хоть какое-то представление о том, что все обернется чем-то подобным? Трусы уже ушли домой.

Но Кири около меня возразила:

— Сорок второй, говоришь… Это уровень, когда уже не стоит вопрос, трус ты или нет.

В этот момент девушка, чей парень учился в классе 2, встала. Не в состоянии унять дрожь. На ее лице вот-вот появятся слезы. Затем она взглянула на нас…

— Ууу… уувуууу… увуууу... — и, несколько раз всхлипнув, не сказав ни слова, покинула класс.

Отказалась от своего парня.

Опасная любовная интрига легко закончилась.

Это был правильный выбор.

— Ладно, одна сбежала.

Еще двое встали и выскочили из класса.

— Трое сбежали, — пробормотал я.

Санто и другая девушка остались. Лица обоих были полны страха.

Санто повернулся к нам:

— Гм-м, команда героев… не убегает от сорок второго уровня? Есть ли шанс на победу?

Сиро, похоже, задумался. На его лице читалось сомнение, правильный ли он делает выбор.

Сиро взглянул на меня:

— Эй, Синноске.

— М?

— Какой уровень был у самого сложного лабиринта, что ты проходил ранее?

Кири тоже посмотрела на меня с глубоким интересом на лице.

Но Хондзё Цукаса прервала нас:

— Поскольку урок по подготовке к рейду и формированию команд для прохождения лабиринта проводят в период с четвертого по пятый час, не могли бы вы до тех пор повременить с выбором, стоит ли вам собираться смыться, поддавшись порыву трусости?

Она права. Пока мы занудно разговариваем об этом, приближается крайний срок.

— Как карта?

Тогда Сиро ответил на слова Хондзё Цукасы:

— Уже запомнил ее.

На что Санто воскликнул:

— Шутишь?

Но никто даже не взглянул на него. В любом случае с его-то способностями от Санто не будет никакой пользы в лабиринте сорок второго уровня. Неважно, запомнит ли он карту или нет.

Хондзё Цукаса огласила:

— Класс 5 высадится на сотом этаже. Однако по данным исследования оттуда на пути вниз будет больше преград, поэтому мы не знаем, какое место проникновения действительно лучше. И на этом второй час окончен, а сейчас…

Я посмотрел на часы.

Второй урок завершился в 2:15. Прошло не больше часа с начала занятий.

Хондзё Цукаса вновь спросила:

— Вам нужен перерыв?

Как и прежде, никто не издал ни звука.

Я уже заучил наизусть карту.

Запомнил все, что необходимо знать, чтобы добраться туда, где находится Гундзё.

И начался следующий урок.

«Третий час — Урок по изучению слабостей девушки»

Слабое место Гундзё — кровь других.

По результатам исследований она перестанет двигаться, если увидит или дотронется до нее.

Хотя сама по себе кровь не ранит Гундзё, это, вероятно, остановит ее движения.

Она не переносит вида крови.

Не может совладать с тем, как у нее на глазах умирают товарищи.

Неспособна вынести то, как ранят других.

В этом и заключалась причина того, что ее слабость — кровь?

Без понятия. Этого не написано в документах. Ясно только одно: она не переносит вида крови.

Кроме того, что касается способов, как попасть ей в Гундзё.

Как предсказать ее движения.

Информация содержала различные их примеры. Также было описано, какими способностями обладает Гундзё. Хоть я все и запомнил, мне нельзя на это полагаться. На самом деле девушка с болезнью Лабиринта будет двигаться в более сложной манере по сравнению с тем, что написано в бумагах. Так как у нее по-прежнему сохранилась частица эмоций и разума.

Способности Гундзё тоже остались примерно такими же, какими и были. В зависимости от лабиринта ее сила будет расти. Но это, так или иначе, означает, что она способна использовать магию.

Другими словами, будет применять различные ее разновидности.

— Как хлопотно, — подумал я вслух.

Теперь Гундзё отличается от обычного человека и может использовать широкий круг укрепляющей магии. В этом случае неважно, сколько вы будете стараться предсказать ее движения, они никогда не станут прежними.

Хондзё Цукаса разложила десятки мензурок, заполненных красной жидкостью, на своем столе и сказала:

— Кровь была заготовлена, поэтому возьмите столько, сколько вам угодно. Попадите ей в Гундзё, остановите ее, а затем убейте. Поняли?

С этим третий час подошел к концу.

Десятиминутный перерыв...

Как только нас отпустили из класса, я сразу же направился в туалет.

На два этажа выше, где находились медиа-класс и конференц-зал. В туалет, который часто посещала Гундзё, когда ее тошнило от волнения. Где она отчаянно пряталась под гнетом обязательства защитить своих товарищей.

Я включил свет в совершенно темном коридоре.

Как и ожидалось, здесь никого не было.

Посмотрев в сторону женского туалета, я направился в мужской, поскольку Гундзё больше нет с нами. И только собрался облегчиться в писсуар, как сюда зашел Сиро.

Устроившись прямо рядом со мной.

Я взглянул на него и спросил:

— Тут три писсуара, так почему встал рядом со мной? Только не говори, что ты гей?

— Сказал это, потому что сам смутился от увиденного?

— Я должен показать тебе?

Услышав это, Сиро усмехнулся:

— Подумать только, ты абсолютно уверен. Я принимаю твой вызов.

Он начал поворачиваться ко мне...

— Че? Черт бы тебя побрал, не морочь голову! — крикнул я и сердито отошел от него. Мне еще надо расстегнуть ширинку.

И в этот момент зашел Юске.

— Привет.

А также Хими с Кири.

Осмотревшись вокруг, Кири сказала:

— Вау, первый раз в мужском туалете.

В полнейшем изумлении я посмотрел на них:

— Почему вы все здесь?

Тогда Кири ответила:

— Разве не потому, что у команды героев экстренное совещание?

Сиро взглянул на меня. Как и ожидалось, его ширинка по-прежнему была застегнута. Ну само собой!

Юске сказал:

— Ах, Синноске, если тебе невмоготу, мы можем выйти ненадолго…

— Не будем об этом. Не так уж и хочется.

Скрестив руки, я посмотрел на собравшуюся в тесном туалете команду героев.

Сиро поинтересовался:

— Ах, в любом случае могу я сейчас сказать на правах главного?

Никто не возразил, и он, кивнув, продолжил:

— Для начала давайте рассмотрим нашу ситуацию. Уровень лабиринта Гундзё — 42. Даже по мировым рамкам это достаточно сложно. Если мы позволим ему стать «вечным лабиринтом», у него будет уровень 420 или выше, но сейчас... Должны ли мы идти в рейд или нет? Я хочу услышать ваше мнение. Кто за — поднимите руки.

То, как Сиро без лишних разговоров ищет поднятые руки, не ожидая других мнений, выдает в нем человека, который был отнюдь не подчиненным, а уже управлял большим числом людей прежде.

Несмотря на притворство, что он отличается от Гундзё, на самом деле Сиро привык руководить.

Кто за — поднимите руки...

Однако никто так не поступил.

Продолжая, Сиро произнес:

— Тогда те, кто против, поднимите руки.

А затем… Юске, Хими и Кири, переглянувшись, сделали это.

Естественно. Потому что у этого лабиринта сорок второй уровень.

Только дураки могут туда проникнуть.

Сиро взглянул на меня:

— Я также против. Таким образом, мы не будем входить в лабиринт на этот раз.

— Надо же.

— Ты тоже не станешь в него проникать, как и мы, Синноске.

— Ха, хочешь, чтобы я просто последовал общему решению…

Тогда Сиро быстро кивнул:

— Именно.

— Не приписывай меня к своей группе товарищей без спросу.

Но Сиро пристально посмотрел в мою сторону:

— Даже если ты говоришь подобное, это ведь не пустяковый выбор рейда магами в обычный лабиринт? Однако если бы он был двадцать пятого уровня, считаю, мы бы смогли его пройти при условии, что члены этой команды действовали бы сообща.

Он сказал нечто невероятное. На лицах Хими и Юске появились удивленные взгляды, а Кири нерешительно спросила:

— А, ох, не говорите мне, что это обернется для нас подготовкой к проникновению в этот лабиринт? У него сорок второй уровень, ты в курсе?

Но, проигнорировав ее, Сиро продолжил:

— На основании того, что я видел, инцидент с Асахи Момокой был двадцатого уровня или около того.

На основании того, что я видел, сказал он. Другими словами, этому парню приходилось проходить уровень 20 ранее.

— Итак, будь это лабиринт двадцатого уровня, нашей команде удалось бы пройти его. Прежде я никогда не видел, чтобы собиралась настолько превосходная группа вроде этой. Раз так, если тщательно подготовиться, думаю, мы в состоянии проходить лабиринты со сложностью до 20. Если бы Гундзё была на таком уровне, тогда, ну, мы, вероятно, смогли бы это сделать. Но правда в том…

— 42. Это невозможно, — сказала Кири.

Сиро кивнул:

— Я тоже так думаю. Нет таких дураков, которые отправились бы в рейд в лабиринт с ограничением во времени сорок второго уровня. Но Синноске. Зная про него, ты все равно пришел в класс. Значит ли это, что у тебя есть шанс на победу?

Услышав вопрос, я задумался.

Есть ли он у меня?

Два года назад...

Когда мне было пятнадцать, я участвовал в рейде в «вечный лабиринт» сорокового уровня. С тех пор прошло два года. На данный момент я, конечно, сильнее, чем в то время. Прямо сейчас у меня, должно быть, получится пройти его, не выглядя безобразно, как тогда.

Возможно, я в состоянии совершить рейд в «вечный лабиринт» пятьдесят пятого уровня.

Но даже так, у меня нет уверенности в победе на этот раз.

Только дурак пойдет в не полностью исследованный лабиринт с ограничением во времени сорок второго уровня. Какого хрена я делаю?

Но Сиро продолжил:

— Итак, позволь мне спросить тебя. Какой был наивысший уровень лабиринта, в который ты совершал рейд?

— …

— Что придает тебе уверенности здесь находиться?

— …

— Почему ты так зациклен на этом рейде? Идешь только за наградой, которую получишь, всего лишь проникнув в лабиринт? Или есть какой-то другой мотив?

— …

Сиро уставился на меня и сказал:

— Объясни нам причину своей одержимости рейдом в этот лабиринт. И если признаешь нас товарищами и попросишь поддержки, мы поможем тебе. Но если ты этого не сделаешь, то отказ.

— Отказ? Шутишь?

Услышав мои слова, Сиро улыбнулся... а затем произнес:

— Но это очевидно сразу. Сорок второй уровень, знаешь ли? Обычно никто не станет проникать в такой лабиринт. Побег — единственный выбор.

Он прав.

— Однако все равно хочешь проникнуть. Быть может, ты сильнее, чем я представлял, и способен пройти лабиринт сорок второго уровня.

Это невозможно. Абсолютно, без обсуждений. Два года назад в подобный лабиринт вошла команда из ста человек, и я был единственным, кто чудом выжил.

Сиро продолжил:

— Но по моим представлениям, у тебя не получится сделать это в одиночку. В таком случае тебе нужны товарищи. Те, кому ты можешь доверять. Вот мы и пришли.

В этот момент Сиро попытался меня ударить, подняв свой кулак.

Я остановил его и сказал:

— Тебе ведь не стоит бить своих товарищей?

Но Сиро пристально посмотрел на меня и ответил:

— Если мы товарищи, тогда да. Но я пока не услышал этого из твоих уст. Так кто мы?

— …

— Тебе ведь нужно наше доверие?

— …

— Произнеси это. Если нуждаешься в нашей помощи, тогда скажи нам, что хочешь, чтобы мы стали твоими тов…

Я оттолкнул руку Сиро подальше.

Затем он сердито глянул на меня и сказал:

— Ладно, понял. Тогда мы не станем проникать в лабиринт на этот раз, если ты нам не товарищ. Я не собираюсь вверять свою жизнь такому человеку и погибнуть.

— …

— Хочешь самостоятельно проникнуть в лабиринт и умереть там. Или же понтануться, что можешь реализовать свои грандиозные планы и без посторонней помощи. В любом случае, ты ведь и в одиночку на все способен, да?

— …

Сиро повернулся ко мне спиной и произнес:

— Ну, мы идем домой. Сбегаем первыми. Пока, Синноске.

Юске выглядел так, словно хотел что-то сказать, но Сиро остановил его.

Как всегда, Хими виновато посмотрела на меня, но промолчала.

Трое из них вышли из туалета.

Все кончено.

Судьба Гундзё решена.

Ее не станет, прежде чем мы войдем в лабиринт.

Без Сиро и остальных эту девушку не спасти.

Я не в силах пройти лабиринт сорок второго уровня самостоятельно.

Тогда меня можно считать тем, кто убил Гундзё.

Потому что я не способен никому доверять.

Так как не в состоянии признать кого-либо своим товарищем.

Из-за того, что я просто малодушный никчемный трус, она умрет.

Я…

Позади меня Кири осторожно коснулась моего локтя и сказала:

— Синноске-кун… думаю, правильное решение.

— …

— Даже если мы войдем в лабиринт, это еще не значит, что у нас получится сохранить жизнь Гундзё-сан.

Нет. Ее можно спасти. В моем распоряжении есть магия, способная на такое.

Однако я не в силах принять этот жест доброй воли от окружающих.

Так как буду страдать, если кто-то, кому я доверюсь и кого полюблю, умрет.

Потому что боюсь быть преданным таким человеком.

Но если никому не доверять, получится ли у меня спасти кого-либо в будущем?

Я правда считал, что когда-нибудь смогу пройти лабиринт уровня 666 без посторонней помощи?

В любом случае, ты ведь и в одиночку на все способен, да?

Так сказал Сиро.

Я сжал ладонь в кулак и простонал:

— Черт…

Кири крепче обхватила мою руку.

Я обратился к ней:

— Кири.

— Да.

— Если я скажу тебе, что проникну в лабиринт Гундзё, последуешь ли за мной?

— Синноске-кун, ты ведь этого не сделаешь?

— А если скажу, что да?

— Невозможно. Ты… нет, мы оба живем не в таком мире.

— Ну а если скажу тебе, что проникну? — спросил я.

Услышав это, она что-то тихо обдумывала некоторое время, а затем ответила:

— Тогда я, возможно, просто последую за тобой…

Невероятно глупый ответ, который неожиданно слышать от умной и сильной Кири.

Недолго думав, я сказал с небольшой усмешкой:

— Ты, должно быть, идиотка. Это сорок второй уровень, понимаешь?

— Да.

— Тогда зачем тебе идти туда?

— Наверное, потому что я люблю тебя.

— Не морочь мне голову.

— Возможно, это из-за того, что ты спас меня раньше? Не знаю. Если попросишь по-настоящему, то я могу пойти. Если ты действительно нуждаешься во мне — наверное, отправлюсь вместе с тобой, закрыв на все это глаза. Я просто не могу позволить тебе умереть в одиночестве.

Я повернулся к ней.

Она смотрела прямо на меня с взволнованным лицом.

Искренне.

Хотя ей это и не нужно, она сказала, что проникнет в лабиринт вместе со мной. Беспокоится, что я могу погибнуть.

Дура.

В конце концов, она такая же хорошая девушка, как и Гундзё.

Которая не может спокойно смотреть, как умирают ее товарищи. Неспособная бросить своих друзей. Влюбленная в кого-то и готовая безвозмездно помочь этому человеку. Таков мир, в котором она живет.

Сиро доверяет мне и готов рискнуть своей жизнью, проникнув в лабиринт сорок второго уровня, куда ему входить не следует, если я попрошу его о помощи.

Как и Кири.

Выбор, который не сделает здравомыслящий человек.

Другими словами, я уже стал тем, кому они доверяют.

Безоговорочно, в настойчивой манере.

Все, что остается мне — оправдать это доверие. Приложить все усилия, чтобы подавить свой страх, общаться с ними и полагаться на них.

— Черт, черт, черт.

Больше нет времени на беспокойства.

Между тем жизнь Гундзё угасает.

— Проклятье, ваша взяла.

Я вышел из туалета, чтобы последовать за Сиро. Но он все это время никуда не уходил.

Снаружи спиной к стене стояли Сиро, Хими и Юске.

Сиро посмотрел на меня и усмехнулся.

Я нахмурился и поинтересовался:

— Меня ждете?

Сиро ухмыльнулся и сказал:

— Это не то, что я хотел услышать. Давай заново.

— …

— Сейчас больше нет времени, поэтому скажи это незамедлительно. Скажи, что хочешь, чтобы мы стали твоими друзьями. Так или иначе, ты хороший парень.

— …

— Единственный, кто сообщил нам, что у лабиринта сорок второй уровень. В документах был заявлен пятнадцатый. Нам солгали. Если бы ты хотел использовать нас, то просто пустил бы эту ложь на самотек. Тебе не имело смысла говорить нам об этом. Но ты все же сказал. Зачем? На ум приходят три причины:

1. Ты идиот;

2. Сообщив нам правду, ты хотел, чтобы мы помогли;

3. Мы тебе нравимся.

— ...

— Итак, какая из них?

Этот парень реально раздражает. Ненавижу его. Не хочу с ним разговаривать. Но на это больше нет времени. Поэтому я нахмурился, пристально посмотрел на него и ответил:

— Вторая.

— Что значит «вторая»?

— По… помогите мне.

Сиро улыбнулся.

Юске и Хими тоже.

Кири, выйдя из туалета, выглядела немного обеспокоенной и счастливой, а потом взглянула на меня.

Хуже не бывает.

В самом деле.

Даже если это так, мне придется рассказать им, если хочу завоевать их доверие. В любом случае больше нет времени. Поэтому я раскрыл информацию, которую нельзя было разбалтывать… Сиро, Хими, Юске и Кири:

— В… моем распоряжении есть магия, которая, возможно, позволит мне насильно отделить болезнь от Гундзё и спасти ее.

Глаза Сиро распахнулись от изумления.

Скорее, у всех был удивленный взгляд.

Потому что никто никогда не слышал о такой магии. Поскольку если больную девушку можно убить, она будет уничтожена... Никто не станет всерьез беспокоиться о развитии такой хлопотной магии.

Но Сиро не задал никаких вопросов. Он просто прищурился и пристально посмотрел на меня…

— Тогда это единственный шанс на спасение Гундзё, что у нас есть. Если она превратится в «вечный лабиринт» это будет невозможно.

Верно.

Уровень 420 фактически непроходим. Сиро сделал шаг вперед, схватил меня за руку и сказал мне:

— Ладно, тогда сделаем это. Давайте войдем в лабиринт и спасем Гундзё.

Спасем... Он в самом деле произнес такие идиотские слова, так легко огласив свою готовность рискнуть жизнью, чтобы спасти другого человека.

В довершение этого, Хими и Юске положили свои ладони на руку Сиро, которой он держал меня.

Кири сделала то же самое.

У меня не было никаких идей, как остановить это.

Я мог только смущенно смотреть вниз на них.

Вдруг позади меня раздался голос девушки:

— Чего вытворяете? Держитесь за руки в туалете? Гляжу, людишкам в Токио несомненно нравится демонстрировать свою дружбу, как маленьким детишкам?

Вниз по коридору я увидел группу людей в школьной форме, отличавшейся от той, что носили в старшей школе Киндзёдзи.

Вероятно, это команда учеников из Кансая.

В центре стояла девушка с двумя хвостиками и в ненормально короткой юбке и смотрела на нас.

Хоть она и обладала милым голосом и привлекательной внешностью, все ее тело переполняла жажда убийства. Эта девушка уже активировала свой наушник фузз.

Вероятно, она очень сильна.

Скорее всего, это люди, которых назвали «командой доблести». Я насчитал девять человек.

Сиро, Кири, Хими и Юске смотрели вместе со мной в их сторону.

Кансайская девушка произнесла:

— Когда я услышала о команде героев, то подумала, что это будет сборище суровых на вид ребят, и приехала сюда, немного опасаясь. Но какого черта они оказались лишь кучкой болванов? Что думаешь, Закки?

Затем вышел мелкий парень с зачесанными назад волосами:

— В самом деле, они выглядят слабаками. Может нам проверить их перед рейдом?

— Интересно, будет ли это преступлением, если убить этих ребят за пределами лабиринта в Токио?

— Ну что же, ничего не поделаешь, если слабаки умрут?

— Да. Тогда... Испепеление.

Внезапно она применила свою магию.

Угрожая заполнить узкий коридор, пламя вырвалось из поднятых ладоней девушки.

Но ребята позади меня также активировали свою магию.

Юске выскочил вперед, вытянув руки:

Паучьи лапы!

Он использовал защитную по площади магию.

Из его рук распространились восемь лап паука, и нити начали кружить в воздухе, создавая перед ним барьер.

Их сожгло.

Пауки сгорели.

Но там огонь и остановился.

Однако с другой стороны коридора раздался голос, принадлежащий парню по имени Закки:

Принцесса лезвий.

Вспышка света.

А затем режущий удар.

Мощная атака, которую защитная магия по площади уже не сможет отразить.

Однако вперед выскочила Кири:

Девять слоев.

Японский меч появился в ее руке. Со способностью этого оружия она может противостоять девяти атакам любой силы.

Размахнувшись мечом, она приняла удар Закки.

Он держал похожее на кинжал оружие за рукоять обратной хваткой.

— Ого, в состоянии остановить это. Кто ты?

— Товарищ команды героев.

Товарищ.

Товарищ.

Товарищ.

Сиро посмотрел на меня.

— Товарищ.

А затем... радостно хлопнул по плечу, на что я нахмурился:

— Тебе тоже следует сражаться.

— Моя магия обладает слишком большой разрушительной мощью, ее не следует использовать внутри школы, правильно? Сделай это.

— Пф, сверхсильный придурок.

Цокнув языком, я выскочил вперед.

Затем то же самое сделала девушка позади Закки, который обменивался ударами с Кири.

— Говори, что хочешь, это конееец! Раскаленная пуля!

Она развернулась.

Ее кулак зажегся.

В то же самое время я активировал магию, которая заполняла мой мозг.

«Мгновение. Миг. То времени сдвиг. ♪

Сдвиг времени сам мгновением стал. ♪

В мгновение, в миг».

Ускорение

Мое тело ускорилось. Я пнул пол, оттолкнулся от стены и обошел девушку сзади.

Она среагировала. Следовала за моими движениями. Возможно, этот огонь повышает скорость ее тела.

Однако несмотря на это...

— Слишком медленно.

Я схватил ее за хвостики.

— Ой-ой, больно.

Она замахнулась кулаком, но удар не достиг меня. Я бросил ее со всей силы. Она упала в коридоре.

Закки отступил и крикнул:

— Макото!

Похоже, ее зовут Макото. Она сразу же поднялась и взглянула на нас:

— Неплохо. Я немного ослабила свою защиту, в следующий раз...

Но изящно выглядящая девушка с длинными темно-синими волосами и чистыми глазами ультрамаринового цвета вышла и остановила ее:

— Давай прекратим, Макото. Сейчас не время для драки между Канто и Кансаем, так ведь?

Тогда Макото остановилась. Похоже, синяя девушка — их лидер. Она посмотрела на нас спокойным взглядом:

— Вы ведь члены «команды героев»? Мы из «высшей школы искусств Осаки».

Затем Сиро спросил:

— По слухам, вы же «команда доблести»?

— Нас недавно так назвали. Это прозвище нам дали в школе. А ты лидер «команды героев»?

Она взглянула на Сиро.

— Хм?

Тогда он посмотрел в мою сторону. Ты будешь лидером, — говорили его глаза.

Я раздраженно помахал рукой и подозвал Сиро быстрее разобраться с этим.

Затем он взглянул на Кири, но она покачала головой и развела руками, отклонив предложение.

Если бы Гундзё была здесь, мы могли бы поспорить об этом, но прямо сейчас лидера «команды героев» выбрали с легкостью.

Сиро развернулся вперед и сказал:

— Я лидер, Хисиро Сиро.

Синяя девушка кивнула головой и ответила:

— Мицутомо Кудзаку.

Мицутомо — это ее фамилия.

Такая же, как у Гундзё — название военного конгломерата Мицутомо Групп, в котором она воспитывалась.

Я пристально посмотрел на Мицутомо Кудзаку и сказал:

— Ты здесь, чтобы избавиться от позора вашей семьи?

Тогда она взглянула на меня, а затем улыбнулась:

— Мне будет жалко, если этот «Позор» убьет способных людей, поэтому и пришла сюда кое-что проверить. Похоже, вы сильнее, чем я ожидала, но… вас слишком мало. Вы ничего не сможете сделать лишь впятером? Как насчет того, чтобы оставить все нам и использовать Побег прямо сейчас?

Я ответил:

— Хочешь сказать, вы спасете мир?

— Да.

— Этот лабиринт сорок второго уровня, ты знаешь?

— Разумеется, нам это известно. В конце концов, она одна из нас. Но будьте уверены, мы избавимся от данного лабиринта и спасем Канто, поэтому одаренные ученики из Токио могут спокойно отдохнуть от этого. Ну тогда мы пойдем? Макото, Ямадзаки. Давайте избавимся от Мизуиро Гундзё.

Затем Кудзаку повернулась к нам спиной.

Ученики из Кансая ушли.

Сиро пристально посмотрел на команду доблести и сказал:

— Кажется, эти ребята способны справиться с сорок вторым уровнем.

— Да.

— Тогда, если они это сделают, мир, вероятно, будет спасен.

— Ага, может быть.

— И Гундзё исчезнет. Даже если существует способ спасти ее, они все равно убьют девушку. Этот отряд пришел сюда, чтобы избавиться от «позора». А значит — ликвидировать Гундзё. Их, вероятно, поддерживает военная корпорация.

В этот момент Сиро прервал меня и радостно сказал нечто неприятное:

— Но даже так, поскольку Синноске — хороший парень, он и правда рискнет своей жизнью ради товарища?

Я не хотел отвечать на этот отвратительный, тупой вопрос. Определенно не стану этого делать.

Но, сделав столь угрюмый вид, что хуже уже и быть не может, я все же сказал:

— Да, верно. Раньше этого мусора, который называют «командой доблести», мы достигнем больной девушки и… спасем Гундзё.