Однотомник    
Глава 9: Ребята, будьте амбициозными!


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
vladicus magnus
29.07.2020 15:36
Забавно. Иррасты в стиле "Сумеречного песнопевца" дико выглядят тут. При том, что для Песнопевца другие и не подойдут. Ну, стиль Тахоэко Михо и в самом деле очень тонкий и для малого количества произведений. Но, где он в тему - там он железобетонно в тему. Увы, данный томик не попадает под его стиль.

И спасибо за перевод.
lastic
25.07.2020 20:06
спасиб

Глава 9: Ребята, будьте амбициозными!

[✱]«Ребята, будьте амбициозными!» — знаменитая прощальная фраза американского профессора химии, ботаники и зоологии Уильяма Смита Кларка, помогавшего организовать сельскохозяйственный колледж Саппоро и преподававшего там 8 месяцев. Фраза стала общеяпонским слоганом.

По словам Лизы, то, что меня заперли в комнате замдиректора, она осознала в школьном совете.

Я не пришёл в теплицу после уроков, поэтому Лиза сама пошла в школьный совет, где столкнулась с консультантом, который спросил её о том, не знает ли она где я. Разумеется, учитель искал материалы, которые я должен был ему отнести.

Лиза ответила, что тоже меня ищет, и тогда консультант произнёс нечто подозрительное:

— В учительской мне сказали, что он пошёл в кабинет замдиректора. Это очень странно — в нашей школе ведь нет такой комнаты.

Похоже, именно в этот момент заклинание куклы перестало действовать. Уж не знаю, развеялось ли оно само, поскольку в нём больше не было нужды, или же автоматон снял его сам, потому что ему потребовалась дополнительная энергия, чтобы запереть меня в комнате. В любом случае, Лиза поняла, что происходит что-то непонятное и нашла уединённое место, чтобы вызвать Баки.

Однако даже Баки, хоть он и умел перемещаться между измерениями, не мог прорвать барьер вокруг комнаты замдиректора. Барьер случайно разрушил я, когда выкрикнул имя автоматона.

— Чтобы снять барьер, нужно назвать имя установившего его волшебника, — пояснила Лиза, бережно протирая отобранные у куклы глаза носовым платком. — Вспомни, когда мы ездили в укрытие, я назвала имя бабушки — Аураветта. Я собиралась сделать то же самое и в этот раз, но никак не могла вспомнить имя этой куклы. А ты как его узнал?

Я объяснил, что увидел имя автоматона в записке бабушки Лизы. При этом мне вспомнилось, что автоматон, притворяясь замдиректора, говорил, что Лиза напоминает ему его первую любовь. Должно быть, он говорил о бабушке Лизы. На фотографии, которую так ревностно защищала кукла, я разглядел женщину с золотыми волосами. Скорее всего, Рибек вынес из укрытия и фотографию.

Что случилось с кабинетом замдиректора, не знала даже Лиза. Вероятнее всего, оно так и остался в том бесконечно чёрном пространстве. Без глаз кукла не могла воспользоваться магией и сбежать оттуда.

Мне стало немного жаль автоматона.

***

На следующий день в школу вернулся изначальный замдиректора. О предыдущем уже никто ничего и не помнил. Все вели себя так, будто этот замдиректора был в школе всегда.

Новый замдиректора оказался суровым мужчиной грозного вида. Конечно же, он не благоволил Лизе, но та не обращала на это особого внимания.

Дверь неподалёку от зала заседаний исчезла, а на её месте осталась лишь ровная стена.

— Наконец-то мы заберём кулон из рога единорога у Мицуки Канаэ, — заявила Лиза после уроков.

Если Мицуки и сегодня придёт в школу, то мы сможем найти её с помощью глаз куклы.

После случая с Цукисимой я подумал, что автоматон забрал кулон у Мицуки, но, похоже, я ошибся. Видимо,Мицуки считала, что мы не сможем её обнаружить, если она не покажется сама.

Тем лучше для нас.

Когда мы получим кулон из рога единорога, у нас в руках окажутся все элементы, необходимые для рисования магического круга и открытия врат.

Взяв по одному глазу каждый, мы с Лизой вместе отправились на поиски, начав с коридоров первого этажа школы. Конечно, мы могли бы и разделиться, но подумав о том, что может случиться, когда мы обнаружим противника, решили, что нам выгоднее будет держаться вместе.

Мы шли по школе со стеклянными сферами в руках и беспокойно оглядывались по сторонам. Остальные ученики бросали на нас странные взгляды, но тут уж ничего не поделать… Правда, мне всё равно было очень неловко.

— А ты уверен, что с твоим планом всё в порядке? — спросила Лиза, когда мы обходили восточную сторону здания.

— Думаю, проблем не возникнет. Нацуки сегодня уже ушёл домой, поэтому в комнате президента никого быть не должно.

— И ты считаешь, Мицуки Канаэ послушно туда зайдёт?

— Хоть она и использует управление сознанием, если мы её обнаружим, оно, скорее всего, развеется, а этого она допустить не может. В крайнем случае ты можешь пригрозить ей вызовом Баки.

Обыскав каждый уголок восточного крыла, я решил, что Мицуки Канаэ там нет.

Мой план, о котором упомянула Лиза, предполагал конкретное место, где мы отберём кулон у Мицуки.

Благодаря Баки и глазам куклы мы точно победим в сражении, но не можем же мы начинать драку на глазах у людей. По этой причине нам требовалось заманить Мицуки в безлюдное место, и таким местом я назначил комнату президента школьного совета.

Вчера я напрочь забыл о том, что пообещал Цукисиме вернуть ключ Нацуки, но как раз поэтому я решил воспользоваться комнатой сегодня.

Владелец комнаты, Нацуки, сегодня ушёл домой раньше, потому что ему нужно было идти на пробный экзамен в подготовительной школе. Таким образом, комната президента осталась абсолютно пустой.

Более удачного места, чтобы отобрать кулон у Мицуки, попросту нет.

У нас есть и глаза куклы, и козырная карта — Баки. Благодаря глазам Мицуки не сможет сбежать с помощью управления сознанием, как в предыдущий раз, а значит способов противостоять нам у неё не осталось.

— Мандрагора растёт? — спросил я.

— Мандрагора растёт, — ответила Лиза. — Такими темпами мы успеем собрать экстракт к полнолунию. А благодаря тому, что ты прочитал записки бабушки, мы теперь знаем и правильную форму круга.

— Быть полезным — честь для меня, — отозвался я, и Лиза захихикала. — Что-то не так?

— Ну, сначала ведь это я принудила тебя помогать… А сейчас ты сам заинтересовался магическим кругом.

Действительно ли это так? Прислушиваясь к голосу Лизы, я мысленно убеждал сам себя: «Обстоятельства есть обстоятельства. Другого выхода нет». Однако я никак не мог забыть предсмертных слов автоматона. Они вновь и вновь раздавались у меня в ушах, будто застряли там. «Если открыть врата, Лиза станет несчастной».

Я решил кое о чём спросить Лизу:

— Слушай, Фудзикура, ты же поняла, что автоматона, скорее всего, запустила магия твоей бабушки?

Лицо Лизы помрачнело.

— Не могу сказать, что не думала об этом.

— А значит…

— Я смутно догадывалась, что куклу запустила именно бабушка. По правде говоря, незадолго до смерти она начала вести себя несколько странно, — медленно рассказывала Лиза, пока мы обходили второй этаж. — Её тогда увезли в больницу из-за болезни. Даже когда я приходила навестить её, она сразу же мрачнела, начинала что-то бормотать, плакать и извиняться передо мной.

— Может, это было старческое слабоумие? — напрямую спросил я, не глядя на Лизу.

Та тихо вздохнула:

— Я была ещё маленькой, поэтому мне ничего не рассказывали, но я думаю, так и есть. Один раз она даже сбежала из больницы.

— Неужели…

— Да. Скорее всего, она тогда ездила в укрытие. Это случилось почти перед самой её смертью. Все напряжённо искали её, но к вечеру она со спокойным видом вернулась сама. Все так волновались о ней, а она легла на кровать и начала меня наставлять: «Хорошо учись в школе. Не доставляй проблем окружающим» — ну и так далее. А ещё в тот раз она сказала мне: «Забудь о магии. Думай только о том, как будешь жить в этом мире».

***

Я обнаружил Мицуки Канаэ на лестничной клетке между третьим и четвёртым этажами западного крыла. Сквозь глаз куклы мне удалось заметить как колышется край уже привычной клетчатой юбки.

Как только я сообщил об этом Лизе, к её щекам прилила кровь.

— Молодец! Ты как обычно на высоте!

— Да не за что меня особо хвалить…

— Не скромничай! Подобное мог заметить только ты! На лестнице ты всегда смотришь вверх, стараясь заглянуть девушке под юбку.

— Нет у меня таких привычек! — запротестовал я, но Лиза пропустила мои слова мимо ушей и помчалась вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки сразу. Её юбка задралась, и я невольно загляделся на выглянувшие из-под неё бёдра, но потом в спешке последовал за Лизой.

Мицуки спокойно шла по коридору четвёртого этажа. Она двигалась так уверенно, словно у неё была какая-то цель. Похоже, она использовала силу кулона, поскольку ни один из учеников, встречавшихся ей на пути, не обращал внимания на девушку в незнакомой форме.

Мы с Лизой с глазами куклы в руках следовали за ней, стараясь держаться на расстоянии, чтобы она не поняла, что её обнаружили.

— Куда это она идёт? — задумчиво поинтересовалась Лиза. — Не похоже, что она просто бродит по школе.

Я согласился с ней.

— Не знаю, куда она идёт, но давай ещё чуть-чуть подождём, пока она не зайдёт в более безлюдное место.

Мицуки дошла до конца коридора, зашла в ближайшую комнату и сразу же закрыла за собой дверь.

Мы с Лизой подскочили к двери, за которой исчезла Мицуки и прочитали табличку на ней.

Мицуки зашла в помещение по соседству со школьным советом — то есть в комнату президента совета. Туда, куда мы с и собирались её заманить.

— Почему она туда зашла? — шёпотом спросила Лиза.

— Понятия не имею. И вообще, эта дверь должна была быть закрыта.

— У рога единорога есть способность открывать замки?

— В записках твоей бабушки ничего об этом не сказано.

Наверное, всё это как-то связано с тем, что вчера Мицуки оказалась в школьном совете. Вполне возможно, что она взяла ключ там.

И всё таки зачем ей нужно тратить столько усилий, чтобы попасть в эту комнату?

Лиза недовольно уставилась на дверь.

— Размышлениями мы ничего не добьёмся. У тебя ведь есть ключ? Ну так открывай скорее.

Может, не стоит так спешить? Я засомневался, но Лиза всё торопила меня, поэтому я нехотя достал ключ из кармана и вставил его в замочную скважину.

Я открыл замок, и Лиза тут же рванула дверь. Как только дверь открылась, раздался пронзительный девичий крик:

— Гья-а-а-а-а-а-а-а-а!

На мгновение я испугался, что мы оказались в самой что ни на есть «классической ситуации», то есть застали Мицуки за переодеванием, но моим глазам открылось нечто немного другое.

Девушка не спустила юбку и не разделась до нижнего белья.

Она сняла… парик.

И короткие чёрные волосы, оказавшиеся под париком, были мне хорошо знакомы.

Перед нами стоял Кэйма Нацуки, президент школьного совета.

— Не-е-ет, не смотрите!

Я не очень-то понял, на что нам не надо смотреть, но президент со слезами на глазах вновь натянул на голову парик.

Как только каштановые волосы легли на голову Нацуки, он целиком превратился в Мицуки Канаэ. От президента школьного совета не осталось и следа.

Не думал, что волосы могут так сильно поменять образ человека.

— Ч-что всё это значит? — удивлённо спросила у меня Лиза, прикрыв дверь в комнату.

Даже она не могла скрыть изумление.

— Слушай, Адзума, это же президент школьного совета, верно? Что с вами не так? У вас все там такие извращенцы?

«Ничего подобного! Мы без устали трудимся, чтобы у всех учеников нашей школы была чудесная школьная пора», — собирался по привычке заявить я, гордо выпятив грудь, но в этот раз почему-то не смог. Хотя… в правилах поведения для членов школьного совета ведь не написано, что переодеваться в девушку запрещено.

Нацуки почесал волосы и, видимо придя в себя, заговорил:

— Предстать перед кем-то в таком постыдном виде…

Нет, даже если ты начнёшь сейчас изображать оскорблённую невинность, то…

— Нет поступка хуже, чем подглядывание за девушкой, когда она переодевается.

Это действительно так, но не поздно ли строить из себя девушку? И вообще, никакое это не переодевание!

— Президент, пожалуйста, объяснись. Почему ты в таком виде? — будто цепляясь за соломинку, спросил я.

В конце концов, я не хотел верить, что президент Нацуки, которого я уважаю, разгуливал по школе в женской одежде и злоупотреблял силой кулона. Узнай об этом Цукисима, наверняка бы упала в обморок.

Нацуки сел на президентский стол и скрестил ноги.

— Мне нравится переодеваться в девушку. Ты что-то имеешь против?

— Не то чтобы имею, но…

Я не смог закончить фразу.

Может, «Возражений-то у меня нет, но вот жалобы…»? Ох, как же мучительно подбирать слова.

Не выдержав раздражения, Лиза вклинилась в разговор:

— Мне нет дела до твоих переодеваний. Зачем тебе мой кулон?

Нацуки посмотрел в нашу сторону и дерзко ухмыльнулся.

— Ладно, похоже, придётся всё вам рассказать…

— Что это значит?

— Я расскажу о связи своей любви к переодеванию с игрой в девушку-призрака, — ответил Нацуки, уставившись на свисающий с его шеи кулон. — Я с давних пор люблю переодеваться в девушку, но, разумеется, не могу хранить дома большую коллекцию юбок и лифчиков. Максимум столько, сколько можно спрятать под кроватью. К тому же дома невозможно часто переодеваться. Тогда я решил, что мне надо найти другое место, где я могу хранить одежду и притворяться девушкой.

— Неужели ты стал президентом, чтобы…

— Да, ради того, чтобы получить эту комнату и переодеваться здесь.

Мотива хуже и придумать нельзя.

Предположим даже, что переодевание — вопрос личных пристрастий, но, может, не надо становиться президентом школьного совета по такой причине, а? Моё представление о президенте Нацуки звонко разбилось вдребезги.

Не обратив внимания на моё разочарование, Нацуки продолжил отрывисто рассказывать свою историю:

— Легко став президентом школьного совета, я получил ключ от комнаты, и впредь запирался здесь каждый день, посвящая всего себя превращениям в девушку. Вон в тот шкаф я могу спрятать сколько угодно разной женской одежды, а ещё там есть огромное зеркало, перед которым я могу позировать в своё удовольствие. Просто идеальная школьная жизнь.

— Ничего идеального тут нет! — запротестовала Лиза, но Нацуки пропустил её восклицание мимо ушей.

— Но в какой-то момент мне стало этого мало. Я мог сколько угодно переодеваться, но не мог выйти погулять наружу. Меня жгла жажда свободы. Разумеется, храбрости выйти наружу мне не хватало. И тогда случилось чудо. Я нашёл этот чудесный кулон. С его-то силой, сколько бы я ни гулял в таком виде, никто меня не заметит.

— Неужели ты не хочешь отдавать кулон, потому что…

— Потому что хочу гулять по школе в женской одежде, — беззастенчиво подтвердил Нацуки.

Снова худший из всех возможных мотивов.

В нём не осталось ни капли от прежней президентской гордости. Пусть уже делает что хочет.

— Тогда для чего ты хотел больше узнать о магии?! — заорала Лиза, до ушей покрасневшая от гнева. — Разве не ради этого ты иногда показывался людям?!

— Я показывался людям потому, что хотел посмотреть на их реакцию. Например, чтобы узнать, не раскроют ли меня в этом виде. Иногда мне было ну очень весело.

Ужасная причина.

— А даже если и раскрыли бы, то я мог бы сразу оглушить человека с помощью силы кулона. Впрочем, перед Цукисимой я немного виноват.

Последнюю фразу Нацуки добавил с толикой смущения.

— Так Цукисима видела тебя?

— Когда она зашла, я как раз положил парик на стул, так что мне просто пришлось сразу же оглушить её.

Так вот что имела в виду Цукисима, когда говорила, что перед обмороком видела не девушку-призрака. Перед ней был парень с короткими волосами. А я столько всего себе навоображал…

Болтая ногами в воздухе, Нацуки с довольным видом продолжил:

— Я, знаешь ли, считал, что у тебя хорошая голова на плечах и что ты можешь обо всём догадаться. Я ведь тебе даже подсказку дал.

— Подсказку?

— Имя. «Мицуки Канаэ», — подмигнул Нацуки.

Что это значит? Я не сумел сразу понять смысл его слов, а вот Лиза с задумчивым видом спросила меня:

— Эй, какое у этого извращенца-президента полное имя?

— Кэйма Нацуки, но…

— Всё понятно. Анаграмма, — тихо вздохнула Лиза.

Анаграмма? Теперь дошло даже до меня.

Кэйма Нацуки. Если немного переставить порядок букв, получится Мицуки Канаэ.

— Абсолютно верно, Лиза Фудзикура. Голова у тебя варит куда лучше, чем я предполагал. Но ты всё же настолько тормозная, что до сих пор ничего не замечала, — рассмеялся Нацуки, будто стараясь нас спровоцировать.

Лиза злобно щёлкнула языком, и я в панике задал Нацуки другой вопрос:

— Получается, тебе нет дела до магии, верно?

— Разумеется, я хочу узнать о ней побольше. Тогда ведь я смогу найти ещё больше способов притворяться девушкой.

— Не смей пользоваться бабушкиным наследием ради такой чепухи! — в гневе вскричала Лиза.

— Никакая это не чепуха! Для меня это крайне важно, так что отстаньте уже!

Нацуки вдруг изменил голос на девичий и, хмыкнув, отвернулся. Почему это он вдруг перешёл на такой тон? Меня это немного беспокоит.

Лиза без малейших задержек двинулась к Нацуки.

— Хочешь переодеваться в девушку — да пожалуйста! Но отдай мне кулон.

Лиза сделала ещё шаг вперёд, и в эту же секунду вдруг раздался звук удара.

Нацуки держался за кулон, и только что он выстрелил воздухом с помощью силы рога, однако Лиза непоколебимо стояла там же, где и до этого.

В руке она крепко сжимала глаз автоматона, магия которого и отразила удар. Убедившись, что глаз куклы не треснул, Лиза съязвила:

— Какой ты трусливый. Взял и атаковал без предупреждения.

Нацуки спрыгнул со стола и приготовился к бою.

— Новый магический предмет принесла? — усмехнулся он девичьим голосом. — Ты и правда разжигаешь во мне интерес, Лиза Фудзикура.

— Я сорву с тебя эту улыбочку, как и в прошлой раз.

— Кто бы говорил. В прошлый раз ты пала под силой кулона, разве нет?

От насмешек Нацуки на лбу Лизы вздулась вена. Похоже, она и сама очень стыдилась прошлого провала.

Казалось, Лиза вот-вот призовёт Баки, но Нацуки перехватил инициативу:

— Предупреждаю заранее: если ты опять призовёшь то страшилище, я громко завизжу!

— Чего? Да визжи сколько влезет, — уверенно ответила Лиза, но я быстро остановил её.

— Стой. Что мы будем делать, если сюда прибегут люди? У нас будут проблемы, если все увидят, как ты натравливаешь на него Баки.

В прошлый раз Лиза могла использовать Баки, потому что сила кулона отгоняла других людей. Я считал, что девушка-призрак — ученица из другой школы, и поэтому не хочет попадаться людям на глаза, но теперь, когда известно, что под её личиной кроется Нацуки, разговор совсем другой.

— Н-но… но тогда ведь вся школа узнает, что ты переодеваешься в девушку! — в отчаянии крикнула Лиза, однако Нацуки почему-то выпятил грудь и гордо заявил:

— Отлично! Возможность предстать перед всеми в этом облике — моя хрустальная мечта. Впрочем, — конечно же добавил он, — никто ведь не обратит внимания, что я Кэйма Нацуки, когда увидит деревянное чудовище.

Хм-м, ну и что же нам делать?

Я повернулся к трясущейся от гнева Лизе и осторожно спросил:

— Что будем делать? Вызывать Баки нельзя.

— Я наложу на него заклинание.

— Заклинание?

— Вот именно. Такое, которое доступно только девушкам.

Где-то я это уже слышал.

— Заклинание? — моргнув, переспросил Нацуки. — Это как? Ты умеешь пользоваться магией?

— Ага.

— Но почему тогда не воспользовалась ею с самого начала?

— Потому, что это не слишком достойный метод.

По моей реакции Нацуки сразу же обо всём догадался.

— А, понятно. Заклинание, доступное только девушкам — это соблазнение, ведь так?

Уже схватившись за подол юбки, Лиза замерла. Похоже, догадка была верна.

Нацуки принял обиженный вид.

— Когда я в этом облике, у меня девичье сердце. Твой метод на мне сработает. Если собираешься показывать мне бельё, то я уже вдоволь насмотрелся на своё.

Я не хотел этого знать.

Интересно, как отреагирует Лиза. Её лицо стало ещё более устрашающим, чем раньше, и она тихо сказала:

— Я наложу на него заклинание.

— А?

— Такое, которое доступно только девушкам.

— Не уверен, что оно сработает, — встрял я, и тогда Лиза сжала крепко сжала кулак.

— В этот раз оно будет второго уровня.

— Второго уровня?

— Я заставлю его возненавидеть то, что он парень, — с невиданной прежде решимостью заявила Лиза.

Наверное, это и есть женская гордость.

И всё же мне интересно, что значит «второй уровень». Должно быть, нечто ещё более потрясающее, чем демонстрация трусиков.

Я позабыл и о магии, и о другом мире, и просто следил за каждым движением Лизы. Нет-нет, дело вовсе не в каких-то странных ожиданиях, только чистый интерес.

Лиза быстро подошла к Нацуки.

Она выглядела слишком угрожающе, поэтому Нацуки тоже напрягся и замер.

Лиза встала прямо перед ним.

Нацуки положил руку на кулон и наблюдал за её движениями.

— Ч-что ты собираешься сделать?

— Вот что!

Едва закончив фразу, Лиза схватила Нацуки за плечо и правым коленом двинула ему в пах. Её нога вошла глубоко под клетчатую юбку.

После неописуемой сцены Лиза медленно опустила колено и отступила на шаг назад.

Со странным стоном Нацуки упал на колени.

Красивая девушка корчилась в муках от удара в мужское больное место.

На лице Лизы, свысока разглядывающей извивающегося от боли Нацуки, появилось победное выражение.

— Я же сказала, что заставлю тебя возненавидеть то, что ты парень.

— Ж-жестоко…

— Ничего жестокого. Ты же сам сказал, что на войне все средства хороши.

И правда. Он действительно это говорил.

От слишком сильной боли Нацуки лишился остатков боевого духа.

Это заклинание доступно не только девушкам, но… ударить настолько безжалостно может, наверное, только девушка.

Глядя на то, как Нацуки держится за пах, я мысленно решил, что никогда не пойду против Лизы.

— В любом случае, это я забираю.

Лиза сняла с шеи Нацуки кулон из рога единорога. Тот уже даже не сопротивлялся, — лишь корчился в муках

И всё-таки вид «девушки», валяющейся на полу и зажимающей руками пах, деликатно говоря, пробуждает во мне нездоровые чувства… Или же у меня развивается какой-то опасный фетиш? Похоже, у меня нет права в чём-то упрекать Нацуки.

Раскручивая кулон на пальце, Лиза посмотрела на Нацуки.

— Я никому не скажу о твоём хобби. Но и ты больше не вздумай разевать рот на мой кулон. Иначе в следующий раз тебе предстоит нечто куда более болезненное.

«Береги себя» — добавила она напоследок и вышла из комнаты.

Чувствуя, что я больше не могу здесь оставаться, я быстро поклонился всё ещё извивающемуся на полу Нацуки и последовал за лизой.

Вот так закончилась семидневная магическая война между Лизой и президентом школьного совета.

Я так до конца и не смог определиться, было ли ли в ней что-то магическое, но не могу отрицать, что в конце Лиза использовала довольно грубое заклинание.

В любом случае, с приготовлениями к открытию врат, наконец-то, всё в порядке.

Да. Наконец-то.

Последнее письмо от Хаяны Имагавы

Я справилась. Я наконец достигла своей цели.

Хе-хе-хе. Круто, не правда ли? Все горожане очень меня хвалили, а местные знаменитости даже наградили.

Они обещали мне много разных вещиц, но я вряд ли смогла бы увезти их с собой, поэтому пришлось отказаться. Было б неплохо, если бы подарки доставили прямо мне домой, но, думаю, это непросто.

Вместо всех предложенных вещиц я взяла чудесные карманные часы в виде лошадки. У них два циферблата, поэтому по ним можно отслеживать два часовых пояса.

Я, наконец, справилась со своей задачей и уже задумываюсь о возвращении. Меня давно не было дома, мама и папа наверняка волнуются. Да и с тобой, Кэй, я очень хочу встретиться.

Расставаться со здешними друзьями тяжело, но тут уж ничего не поделаешь. Всё оставшееся время я проведу с ними.

Вернуть меня может быть тяжело, но я уверена, что ты справишься. Ведь и в прошлом, когда нас с тобой забросило на какой-то неизвестный остров в Тихом океане, ты сумел найти обратный путь по мобильному телефону, и мы кое-как вернулись домой, так что всё будет хорошо. Ты потом очень злился, что международный звонок стоил тебе много денег, но зато наш нелегальный выезд из страны и возвращение обратно так и не раскрыли.

Как говорит Сатти, меня направляет «Воля Мира», поэтому я точно смогу увидеться с тобой снова.

Когда вернусь, отдам тебе мои наградные часы и во всех подробностях расскажу о своих приключениях.

Хаяна