Однотомник    
Глава 3: Там и тут


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
vladicus magnus
29.07.2020 15:36
Забавно. Иррасты в стиле "Сумеречного песнопевца" дико выглядят тут. При том, что для Песнопевца другие и не подойдут. Ну, стиль Тахоэко Михо и в самом деле очень тонкий и для малого количества произведений. Но, где он в тему - там он железобетонно в тему. Увы, данный томик не попадает под его стиль.

И спасибо за перевод.
lastic
25.07.2020 20:06
спасиб

Глава 3: Там и тут

«Секреты выращивания волшебной мандрагоры в этом мире.

Для посадки нужно выбирать влажные, укрытые от солнца места.

Не заливать. Достаточно полстакана воды раз в два дня.

В качестве удобрения использовать известь. На самом деле мандрагору лучше удобрять перемолотыми драконьими костями, но в этом мире их, скорее всего, не достать, поэтому известь — лучший вариант. Если к извести добавить мужскую телесную жидкость, или, при её отсутствии, слёзы девственницы, эффект будет ещё сильнее.

Сажать мандрагору можно в любое время года.

Через три дня после высаживания семени появляется росток с фиолетовыми прожилками. Поскольку росток во время роста подёргивается, следует прятать его от жителей этого мира.

От появления ростка до созревания проходит примерно месяц.

Крик мандрагоры смертелен, поэтому во время сбора обязательно необходимо заткнуть уши затычками. Отдельные растения иногда пытаются сбежать, поэтому место сбора следует огородить сеткой.

Собранную мандрагору нужно как можно быстрее порезать ножом — тогда экстракт из мандрагоры получается свежим. Чем глубже фиолетовый цвет, тем свежее экстракт.

Экстракт светится и обладает необычными свойствами, поэтому его необходимо заворачивать в ткань. Недавно начали выпускать удобный материл, называющийся «алюминиевая фольга» — ею тоже можно пользоваться».

Примерно таким было содержание записей, оставленных бабушкой Лизы. Однако я не слишком задумывался о том, что там написано: я не верил, что этим способом можно вырастить мандрагору, которая действительно будет петь и танцевать. Реальность всё-таки — очень прочная штука.

С другой стороны, у реальности ещё и довольно злобный характер, поэтому она с лёгкостью предаёт вечного спутника человеческой жизни — наши ожидания. Проще говоря, вопреки моим ожиданиям, всё случилось в полном соответствии с записями.

Приподняв солнцезащитный козырёк и присмотревшись к земле, Лиза восхищённо воскликнула:

— Она подёргивается! Потрясающе!

Из земли, куда мы три дня назад посадили семя мандрагоры, как и было описано в записях, вылез росток с фиолетовыми прожилками по центру стебелька. Более того, он весь дрожал, словно его свело судорогой. Казалось даже, что он вот-вот выпрыгнет из земли и начнёт носиться вокруг.

Я не до конца верил рассказу Лизы, но, похоже, в итоге мне всё таки придётся признать, что она сказала правду. Как минимум, я никогда раньше не слышал о растениях с такими странными свойствами. Возможно, магия и другой мир на самом деле существуют, да и вообще — рассказ Лизы перестал походить на выдумку, ещё когда я прочитал записи, сделанные странными буквами.

— Так ты и правда прочёл те символы, Адзума, — Лиза подняла взгляд на меня. Лицо её было ясным, как никогда прежде. — Я допускала возможность, что ты говоришь что-то наугад, но всё же решила поверить в твою странную способность.

Не называй мою способность странной. Хм, значит, Лиза тоже не полностью доверяла моим словам? А она не так проста, как я думал.

Лиза выглядела и вправду довольной. Пока она веселилась, как десятилетняя девочка, впервые пришедшая поплавать в океане, я задал ей вопрос:

— Слушай, получается, ты вступила в клуб садоводства, чтобы…

— Чтобы вырастить её, — невозмутимо ответила она. — Это же естественно. Тут я могу бесплатно пользоваться теплицей.

— Э?

— Бабушка часто выращивала растения в саду, поэтому я неплохо знакома с садоводством, но это не значит, что я люблю им заниматься, — без капли сомнений заявила Лиза.

Значит, и клуб она защищала, и жуков с лягушачьими трупами Цукисиме подбрасывала ради того, чтобы просто вырастить мандрагору?

Я мысленно пожалел Цукисиму. А ещё испытал чувство вины за то, что солгал ей и забросил работу в школьном совете. Прости меня, Цукисима, я слабый человек, проигравший низменным желаниям, на которых так умело сыграла Лиза.

— Не надо делать такое мрачное лицо. Если будешь мне помогать, я сохраню всё в секрете, — произнесла Лиза, широко улыбаясь и по-матерински ласково глядя на мандрагору, — и «абсолютное чувство чтения», и трусики тоже.

Я закусил губу и уставился на Лизу, однако дать ей отпор был не в состоянии, и поэтому попытался сменить тему:

— На данный момент от меня вроде бы ничего больше не требуется, так?

— Вообще-то, нужно кое-что ещё, — немного волнуясь, ответила Лиза.

— О чём ты?

— Об удобрениях для выращивания мандрагоры. Скажи, Адзума, что это за мужская телесная жидкость имеется в виду?

— Не строй из себя дурочку. К тому же, разве там не написано, что и слёзы девственницы подойдут, а? — возразил я, но Лиза косо взглянула на меня и тихонько ухмыльнулась.

— А может, ты всё-таки вспомнишь, что видел, когда я приподняла для тебя юбку, м?

Я спешно достал из сумки капли для глаз и молча протянул их Лизе. Она же не думала, что я ещё раз поддамся ей из-за своих низменных желаний?

— Девичьи слёзы не настолько дёшевы, — гордо заявила Лиза, но всё-таки взяла капли.

— Приветик, ребятки! — послышалось вдруг со стороны дороги к школе. — Чем вы тут занимаетесь?

Лиза прекратила втирать слёзы в землю и быстро накрыла росток мандрагоры козырьком.

Обернувшись, мы с ней увидели, что к нам идёт одетый в костюм мужчина с облысевший макушкой. На губах у него сияла добродушная улыбка. Это был замдиректора нашей школы. Звали его… не помню как.

— Я просто нашла в горшке тлю и придавила её, — холодно ответила Лиза и ушла внутрь теплицы.

Я же был вынужден остаться и составить консультанту клуба компанию.

— Добрый день.

— Привет, Адзума. Как дела, как там венерина мухоловка?

— Я недавно её проверял — пока ещё не проросла.

— Вот оно как. Похоже, ей потребуется ещё немножко времени. Ох, как же я всё-таки рад, что ты вступил в клуб, — проговорил замдиректора, встав сбоку от меня и положив руку мне на плечо.

За прошедшие три дня я слышал эти слова уже раз сто.

Видимо, замдиректора по-настоящему радует, что число членов клуба возросло.

А вот узнай он об истинных мотивах вступления Лизы в клуб — наверно в обморок упал бы.

— В последнее время в моём клубе мало заявок на вступление. Если возможно, мне бы хотелось, чтобы ты стал первым шагом в расширении клуба. У тебя как, есть на примете кто-нибудь, кто мог бы к нам вступить?

Замдиректора посмотрел на меня полным ожиданий взглядом.

— К сожалению, мой круг общения не так уж велик.

Не думаю, что кто-то из школьного совета захочет разрываться между клубом и работой в совете. А среди остальных моих знакомых свободное время есть только у Хаяны, но она пока пропала.

— Ясно, — несколько разочарованно пробормотал замдиректора. — Кстати, ты ведь дружишь с Хаяной Имагавой, верно?

— Неразлучен с ней с начальной школы.

— Но где она сейчас — неизвестно, да? По словам классного руководителя, она вроде бы присутствовала на церемонии открытия триместра.

— Вроде бы да.

Помнится, её мама позвонила мне как раз в тот вечер, сразу после начала второго триместра.

— После церемонии открытия мы вернулись домой вместе, но потом она куда-то пропала.

— Ты не слишком о ней беспокоишься.

— С ней периодически такое бывает.

Наверное, для незнакомых людей Хаяна — настоящая загадка. Искать её — гиблое дело. Родители Хаяны даже не стали обращаться в полицию. Они знают, что она всё равно когда-нибудь внезапно вернётся.

— Было бы неплохо, если бы Имагава вступила к нам в клуб, когда вернётся. Школа в последнее время надоедает мне с вопросом о клубном бюджете, и было бы гораздо проще, будь в нём побольше участников.

Я невольно улыбнулся.

— Вы и правда так любите копаться в земле?

— Нет, этот клуб существует не только ради меня. Ей тоже необходимо это место.

Сощурившись, замдиректора посмотрел на Лизу, которая внутри теплицы пересаживала катарантус из одного горшка в другой.

— Фудзикуре?

— Насколько я знаю, из-за цвета волос ей ещё с раннего детства пришлось вынести немало трудностей. Даже в нашей школе она изолирована от остальных.

— Ну…

— Поэтому я считаю, что такое место, как этот клуб, очень полезно для неё. Как и то, что ты подружился с ней.

Хм. Замдиректора притворяется равнодушным, но в тайне очень беспокоится о Лизе. Недаром столько лет работает в сфере образования.

Я никак не показал этого внешне, но в душе пересмотрел своё мнение о заместителе директора. Он же, наблюдая за работой Лизы внутри винилового домика, сощурился ещё сильнее.

— Эх, и всё-таки она очень хорошая девушка. Прямо точная копия моей первой любви, а любовь — это такое чувство, которое со временем не угасает.

— Учитель, позаритесь на ученицу — одним увольнением не отделаетесь.

Он и в самом деле много лет проработал в сфере образования?

Недавно обретённое впечатление о замдиректоре испарилось в мгновение ока.

— Шучу-шучу, — рассмеялся он.

Правда ли он шутит? Мне вот кажется, что глаза у него не смеются.

Спустя некоторое время, замдиректора ушёл обратно в учительскую. Едва он пропал из поля зрения, Лиза сразу же вышла из теплицы и осторожно огляделась по сторонам.

— Замдиректора уже ушёл?

— Да, сказал, что ему нужно идти на учительское собрание.

— Ясно, — Лиза стряхнула с рук землю, оставшуюся после пересадки катарантуса. — И о чём же ты с ним разговаривал?

— Да так, просто поболтали, — ответил я.

Но Лиза всё равно выглядела сомневающейся. Всё время, пока мы шли к питьевому фонтанчику, установленному около выходящего во двор угла школы, она взволнованно оглядывалась по сторонам.

— Не слишком с ним расслабляйся.

— Почему это?

— У таких добрячков всегда есть скрытые мотивы. А ещё, когда он рядом со мной, меня почему-то пробивает озноб.

Может быть, Лиза и права насчёт скрытых мотивов, но я всё равно не осмелюсь сказать ей об истинной природе её озноба. Лучше аккуратно сменить тему.

— В любом случае, пора бы тебе уже кое-что рассказать.

— Цвет белья?

— Хватит уже об этом.

Нет, я, конечно, не скажу, что меня это совсем не интересует, но в мире есть вещи и поважнее… Наверное.

Лиза рассмеялась, будто подразнивая меня.

— Ну хорошо. Ты же хочешь узнать, зачем я выращиваю мандрагору, верно?

Я кивнул.

— Зачем тебе экстракт мандрагоры? Ты обещала, что расскажешь мне об этом, если я вступлю в клуб. И к тому же, по твоим словам выходит, что есть ещё какие-то дела, для которых нужна моя помощь.

— Правда обещала? — весело переспросила Лиза. — Подробно объясню завтра.

— Но завтра суббота.

— Как раз самое удобное время. Встречаемся в десять у станции. Мы поедем на поезде, так что принеси с собой деньги на билет.

Кажется, прямо сейчас она не собиралась ничего рассказывать. Мне это изрядно надоело, поэтому моё настроение стало совсем нерадостным.

— Я считаю, что раз уж ты заставляешь меня помогать, то должна раскрывать хоть какую-то информацию.

В ответ Лиза лукаво улыбнулась. Досадно признавать, но эта улыбка ей очень к лицу.

— Хорошо, сейчас расскажу.

— О чём?

— О магическом круге, — произнесла Лиза с таким придыханием, будто не могла сдержать кипящее внутри неё ликование. — Я хочу нарисовать магический круг, открыть врата между мирами и уйти в другой мир.

***

В выходной день поезд оказался переполнен, поэтому мест присесть для нас не нашлось. Вот из-за таких вещей я и не люблю ездить куда-то в выходные.

А вот Лиза, стоявшая у дверей вагона и одетая в сравнительно простой наряд из шорт и лёгкой футболки, была в хорошем настроении. На спине у неё висела толстая сумка. Оказавшиеся с нами в одном вагоне пассажиры были очарованы её чудесными золотыми волосами, однако всё равно держались от Лизы на расстоянии.

— Значит, в другой мир можно попасть с помощью магического круга? — спросил я шепотом, чтобы нас не услышали окружающие.

— Способы есть разные, но магия для открытия врат обязательно требует магического круга.

— Ты собираешься уйти в другой мир, а дальше что?

— Очевидно же. Буду там жить, — ответила Лиза так, будто её слова были абсолютно естественными. — Сам подумай: в том мире есть магия. Тебе не кажется, что там намного веселее, чем в нашем скучном мирке?

— Действительно. Наверное, каждый в современной Японии мечтает о возможности пользоваться магией. Но разве тебя не беспокоит, что ты попадешь в совершенно неизвестный мир, где у тебя нет никаких знакомых?

— Не стоит волноваться. Я же говорила: моя бабушка была в том мире принцессой. Таким образом, я тоже из королевской семьи. Мне точно окажут тёплый приём.

— Понятно.

— Когда я попаду в другой мир, буду изучать там магию...

— А зачем тебе мандрагора?

— Нужен её экстракт. Если разбавить его водой, то получится краска, которой я нарисую на земле магический круг.

Лиза провела пальцем по воздуху, изображая как рисует магический круг. По её словам, форма круга осталась в записках её бабушки.

Я разложил полученную информацию у себя в голове.

— Для того, чтобы открыть дверь, достаточно только экстракта из мандрагоры?

— Нужно ещё кое-что: спеть заклинание и воспользоваться проводником магической силы, — ответила Лиза. — Заклинание есть в записях бабушки. Ты его прочитаешь, а я спою.

— А что с проводником?

— Вот за ним мы сейчас и едем.

— Понятно. Кстати, а куда мы сейчас едем?

С тех пор, как мы сели на поезд прошло уже полчаса. Ехали мы вроде бы на север от нашего города, но Лиза не назвала точного места и сказала, что конкретную стоимость билета можно будет посчитать, когда доберёмся до цели.

Она легонько пригладила волосы.

— В дом моей бабушки. Хотя это не совсем дом, скорее что-то вроде укрытия.

— Там и находится этот проводник?

— Большая часть магических предметов, которые бабушка принесла с собой из другого мира, хранится там. Среди них должен быть и проводник. Бабушка показывала его мне, когда я была маленькой.

Бабушка Лизы что, оставила все свои вещи ей? Но раз так, она могла бы и записи сделать на японском, чтобы Лиза могла их прочитать.

Я вдруг заинтересовался бабушкой Лизы.

— Ты говорила, что твоя бабушка изначально была жителем того мира, а в наш пришла вместе с твоим дедушкой.

— Верно. Люди в мире бабушки жили в нужде под властью злого колдуна. Из-за его магии остальные волшебники стали очень слабыми. Тогда бабушка призвала из нашего мира дедушку, чтобы он одолел колдуна. Со временем между бабушкой и дедушкой зародилась любовь. Когда дедушка должен был вернуться обратно в наш мир, бабушка последовала за ним.

Прямо история любви с принцессой из другого мира.

— Значит, твоя бабушка решила отказаться от своего положения там и навсегда переселиться сюда?

— Магия для открытия врат не так проста, её могут использовать только волшебники королевской крови. Войти же во врата вообще могут только избранные люди, — пояснила Лиза.

Однако же бабушка Лизы почему-то приготовила способ для возвращения в другой мир. Она принесла в наш мир и мандрагору, и тот самый проводник, и даже инструкцию оставила.

Меня посетило неописуемое ощущение неправильности происходящего.

— Как-то слишком удачно получается...

— Что?

— Твоя бабушка описала способ открытия врат буквами из другого мира. Как только ты собралась открыть врата, вдруг случайно появляется человек, который может прочитать эти буквы — то есть я.

Такое неприятное чувство, будто кто-то управляет событиями. Не сказать, конечно, что это чувство однозначно плохое, но всё-таки оно немного пугает.

Лиза ненадолго задумалась, но уже вскоре покачала головой, словно ничего особенно не случилось.

— Скорее всего, это «Воля Мира».

— «Воля Мира»?

— Бабушка рассказывала мне о ней. Она говорила, что у мира есть своя воля, которая делает так, чтобы в нужное время происходили нужные события. Бабушка с рождения обладала способностью слышать «Волю Мира». Именно «Воля Мира» рассказала ей и о необходимости призвать дедушку, и что у дедушки есть соответствующая сила.

То есть она была избранной?

Лиза продолжила:

— Вот и сейчас наверняка всё то же самое. И то, что бабушка принесла в наш мир семена мандрагоры и проводник, и моя встреча с тобой — всё это устроила «Воля Мира».

— Хм-м.

— Значит, мне и правда судьбой предписано попасть в другой мир. Может быть, чтобы что-нибудь сделать? — с нажимом в голосе произнесла Лиза, будто бы убеждая саму себя.

Однако я мысленно согласился со словами Лизы. Вот оно как. «Воля Мира», значит? Ею можно объяснить и нашу необычную встречу по воле случая. Мир ужасно хорошо умеет ко всему приспосабливаться.

Когда мы сошли с поезда через две остановки, Лиза сразу двинулась на север от станции. Вокруг нас раскинулся самый большой в округе город, где рядами стояли небоскрёбы и разнообразные магазины. Ничто здесь не выглядело, как укрытие волшебницы.

Однако Лиза без колебаний шла между зданиями, словно ясно видела цель, и остановилась, лишь когда мы вышли из города и оказались перед длинным тоннелем.

— Поблизости никого нет?

Лиза взволнованно огляделась: на окраину города выходила задняя сторона фабрики. Только что на наших глазах в тоннель заехал большой грузовик, но он уже пропал в темноте. В отличие от столь оживлённых окрестностей станции, здесь было совсем безлюдно, отчего на душе возникало немного зловещее ощущение некоего одиночества.

Убедившись, что людей поблизости нет, Лиза вдруг схватила меня за руку. У меня перехватило дыхание, как если бы кто-то резко сжал моё сердце.

— Эй… что ты…

— Пока не выйдем из тоннеля, руку не отпускай, — ответила Лиза и потянула меня в тоннель.

Когда мы зашли внутрь, вокруг сразу всё потемнело, а я начал уж слишком отчётливо ощущать её мягкую почти белоснежную руку. Звук наших шагов, разносившийся во мраке тоннеля, постепенно становился громче.

— Аураветта, — громко произнесла Лиза.

Когда я заметил, что её волосы медового цвета ярко сияют среди темноты, мы уже вышли из тоннеля.

Мы оказались совсем не на заднем дворе неживой, металлической фабрики…

…а посреди густого леса. С неба лились яркие солнечные лучи. Над головой сновали маленькие птицы. Я оглянулся, но позади меня уже не было никакого тоннеля.

— Мы в бабушкином укрытии, — отпустив мою руку, с улыбкой пояснила Лиза, — внутренняя часть тоннеля ведёт прямо сюда. Это пространство немного особенное: кроме бабушки, сюда можем войти только мы с мамой, а ещё для этого нужно произнести бабушкино имя. Оно — ключ, который снимает барьер.

— Значит, твою бабушку зовут Аураветта, а я прошёл вместе с тобой, потому что ты тащила меня с собой? Прямо как одежду, сумку и прочие аксессуары?

— Именно. Смотрю, ты быстро всё схватываешь, — с довольным видом подтвердила мои догадки Лиза. — Ладно, пойдём. Дом бабушки прямо за этим склоном.

Лиза двинулась вперёд, отодвигая листву в сторону. Я заметил, что по лесу, который сначала показался мне абсолютно ровным, под небольшим уклоном проходит дорога. Вдоль поворота холма тянулось ограждение.

Лиза пошла вверх по склону. «Так вот почему она не надела юбку», — мелькнула в голове совершенно ненужная мысль, и я погнался вслед за шортами Лизы.

Когда склон закончился, мы вышли на открытую местность. За покрытой газоном лужайкой возвышался большой бревенчатый дом с окрашенной в красный цвет крышей.

Похоже, это и есть укрытие бабушки Лизы.

Когда мы почти добрались до дверей, я осмотрел дом повнимательнее. Чего-то необычного я не заметил. Разве что рядом со входом стояла деревянная статуя какого-то неизвестного мне животного. Оно напоминало коротконосого тапира с рогами.

Наверное, это какой-то оберег. Может, баку[✱]Баку — духи хранители снов, пожиратели кошмаров. Иногда изображаются в форме тапиров.?

Лиза достала из сумки маленький золотой ключ и уже почти вставила его в замочную скважину, как вдруг резко отдёрнула руку, словно вспомнив о чём-то.

— Что-то я поспешила. Опасно было, — вытирая пот со лба, сказала она.

— О чём ты?

— Тебе чуть голову не снесли.

И правда опасно! Что-то не хочется, чтобы меня лишили жизни из-за твоей спешки.

Я на шаг отступил от двери и спросил Лизу:

— Почему мне снесли бы голову, если бы ты вставила ключ?

— Потому что если незнакомый человек пытается попасть в дом, срабатывает система защиты.

— Что ещё за система защиты?

— Баки уничтожает нарушителя.

Баки?..

Лиза кивнула на деревянную статую коротконосого тапира.

— Как я слышала от бабушки, он укреплён особой магией, благодаря которой он намного крепче стали. А ещё он умеет свободно перемещаться в пространстве, поэтому как бы далеко нарушитель ни убежал, Баки обязательно его уничтожит. Вроде бы его сделал дедушка.

Потрясающий охранник. Идеальный, достойный принцессы телохранитель. Только вот мне не верится, что найдётся какой-нибудь чудак-грабитель, который сможет добраться до этого дома.

Мы отошли от дверей и приблизились к деревянной статуе. Лиза присела на корточки прямо перед ней.

— Я приходила сюда год назад. Ты меня помнишь?

Статуя, до сих пор с упрямым видом и без единого движения опиравшаяся на стену домика, после слов Лизы вдруг вздрогнула, словно кивнув.

Довольная Лиза продолжила:

— Замечательно. Я сейчас пойду в дом, но в этот раз со мной будет спутник. Он что-то вроде моего слуги, поэтому откусывать ему голову или вырывать кишки я запрещаю.

Я тебе не слуга. И почему все твои примеры настолько ужасные? То есть если бы мы слишком поспешно зашли в дом, то со мной действительно случилось бы что-то из этого списка?

— Но если Адзума посмеет сделать со мной что-нибудь странное, сразу же останови его. В такой ситуации можешь откусить ему одну руку.

Статуя снова вздрогнула, издав странный скрип. Лиза улыбнулась ей и поднялась на ноги.

— В первую очередь ты защищаешь дом, во вторую — мою невинность, хорошо?

Статуя вздрогнула в третий раз. Как по мне, она стала выглядеть чуть более довольной, но мне, наверное, показалось. Ведь деревянная статуя точно не умеет испытывать облегчение, после того, как увидела чью-то улыбку, правда?

Первый этаж домика представлял собой одну большую комнату. В центре стоял деревянный стол, в левой части располагалась кухня. Стены украшали различные сервизы и картины. Здесь была даже печка. Прямо рядом с кухней начиналась лестница, ведущая на второй этаж.

— На первом этаже гостиная и кухня. Комната бабушки на втором, — сказала Лиза, поднимаясь на второй этаж прямо в обуви.

Похоже, обычаи другого мира близки к иностранным. Я тоже вошёл в дом, не снимая обуви.

Все картины и утварь в комнате привлекали немало внимания. Вдобавок к ним, на кухне стоял гигантский меч размером почти что с человека, а на столе между посудой лежал красивый красный камень. Рядом с камнем находилась фотография, на которой были изображены высокий мускулистый мужчина и молодая женщина с золотыми волосами и голубыми глазами. Оба они были одеты в необычные наряды, каких мне ещё не приходилось видеть.

Может быть, европейские наряды королевского двора выглядят примерно так же.

Женщина с фотографии выглядела как точная копия Лизы. Только выражение лица у неё было чуть более ласковым.

— Бабушка с дедушкой, — равнодушно пояснила Лиза, когда мы проходили мимо. — Они сделали чёрно-белую фотографию сразу, как пришли в наш мир, а потом бабушка магией придала ей цвет.

Кажется, женщина на фото совсем не волнуется, что пришла в наш мир. Прижимаясь к мужчине, она выглядит такой счастливой.

— Я смотрю, тут много интересных вещиц, — заметил я, ещё раз осматривая комнату.

— Это всё магические инструменты, которые бабушка принесла с собой. Я не знаю, как ими пользоваться, поэтому оставила их здесь, когда бабушка умерла. Семена мандрагоры тоже были здесь, но я стянула их отсюда давным-давно. Хотя, по правде сказать, бабушка настрого запретила что-либо отсюда выносить.

Лиза лукаво высунула язык. Вот злодейка.

— Здесь ещё много чего есть. Например, автоматон и философский камень.

— Немаленький такой багаж твоя бабушка с собой взяла. Я подумал было, что она переехала сюда налегке, но, видимо, ошибся. Недаром она принцесса. Кстати, а философский камень — это интересно. Может, отдашь мне его в оплату за помощь?

— О чём ты? Я ведь уже показала тебе нечто намного лучше, — возмутилась Лиза, глядя на меня презрительным взглядом.

— Не, это, конечно, так, но…

— Трусики были очень милыми, не правда ли? Ну что, возбудился?

Похоже, наличие той статуи у входа — хороший повод меня подразнить. У Лизы и правда «замечательный» характер.

— Ладно, забудь. Давай искать нужную вещь.

— Ты говорила о проводнике, но что конкретно мы ищем? — спросил я, поднимаясь вслед за Лизой на второй этаж.

— Кулон из рога единорога, — отозвалась она.

Я представил себе кулон.

— Разве кончик рога не воткнётся в горло, если надеть такой кулон? Да и нормально упаковать его, наверное, не получится, — размышлял я, но сверху раздался смех Лизы:

— Конечно же никто не будет надевать рог просто так!

Ну, всякое бывает.

— Кулон — это маленькая сточенная часть рога на нитке. Обычно кулон синего цвета, но если поместить его на свет, то начинает светится золотым. Он очень красивый, в нашем мире ничего подобного нет, так что ты узнаешь его с первого взгляда.

— В нём есть какая-то особенная сила?

— Ну разумеется! Как проводник, он даже лучше философского камня, — гордо ответила Лиза.

Бесконечно длинная лестница наконец закончилась. Лиза уже встала на последнюю ступеньку.

— Что? — вдруг взволнованно воскликнула она и замерла на месте.

Я чуть не врезался ей в зад, но чудом избежал этой участи. Нельзя же лишиться руки из-за такой случайности!

— Что-то случилось?

После моего вопроса Лиза будто бы пришла в чувство и освободила мне путь. Весь в сомнениях, я поднялся на последнюю ступеньку, встав от сбоку от девушки.

Взгляд Лизы был устремлён в комнату прямо перед выходом с лестницы. Мне показалось, я понял, чему она удивилась.

Дверь комнаты была открыта. Даже из коридора можно было увидеть часть стены.

Пол зловеще скрипнул.

— Странно, — необычайно серьёзным тоном пробормотала Лиза и заглянула в комнату из коридора.

— Может, ты забыла закрыть дверь, когда приходила сюда в прошлый раз? — спросил я. — Ты ведь говорила статуе, что была здесь год назад.

Лиза задумалась над моим предположением, но вскоре отвергла его:

— Тогда я приходила за бабушкиными записями, чтобы узнать, как выращивать мандрагору. Но в тот раз я точно закрыла дверь. Я помню, как закрывала замок на ключ.

Лиза достала из сумки серебряный ключ. Входную дверь она открывала другим — золотым.

— Да, я точно закрывала дверь на ключ. Несомненно. Кроме меня сюда может попасть только мама, но я не думаю, что это она. Маме это место не нравится, да и ключ от входной двери всегда был у меня. А он такой один.

— Значит, кто-то пробрался в дом? — спросил я, но Лиза медленно покачала головой.

— Невозможно. Если бы кто-то вторгся в укрытие, то статуя у входа должна была бы его уничтожить. Но она сидела ровно в том же месте, что и в прошлый раз, вряд ли в дом кто-нибудь заходил.

Ну и что тогда получается? Не похоже, что с моими знаниями можно получить какой-то ответ.

Лиза тоже некоторое время не двигалась с места, но потом, как будто признав поражение, помотала головой.

— Ладно, хватит думать. Здесь полным-полно бабушкиных магических предметов. Может быть, один из них сработал и проявил какой-то эффект.

Действительно ли так всё и было? Мне с трудом в это верилось, но предложить другого объяснения я не мог, и поэтому мне оставалось только последовать за Лизой внутрь комнаты.

По сравнению с первым этажом, комната выглядела скучно. Какой-то особенной мебели тут не было. От кровати, с которой сняли постельное бельё, остался только каркас. Сквозь окно было видно часть немыслимо густого леса.

— Ну что, где кулон? — спросил я, вдоволь налюбовавшись видами леса.

Лиза молча указала наверх. Подняв взгляд я увидел над собой полку.

— Там?

— Да. Достанешь, Адзума?

Я насколько мог вытянул руку вверх, но полка висела довольно высоко, и я не смог до неё достать. Я тоже не слишком-то высокого роста.

— Ничего не поделаешь, — вздохнула Лиза и теперь уже указала вниз, себе под ноги. — Становись.

Я на мгновение задумался, а потом осторожно спросил:

— Неужели ты взяла меня с собой…

— Для этого, — без тени смущения подтвердила Лиза.

Мне кажется, это уже перебор. Нарушение человеческих прав. Впрочем, в доме действительно нет ничего, что можно было бы поставить под ноги.

Я нехотя встал на четвереньки перед Лизой и с укоризной произнёс:

— Ты хоть обувь сними.

— Э? — Лиза взглянула на меня с изумлением на лице. Как раз в этот момент она собиралась достать из сумки туфли с острыми каблуками. — Но я думала, что тебе нравится подобное, и специально взяла с собой такие туфли.

— Не держи меня за извращенца.

И вообще, если ты наступишь на меня в этих туфлях, я уже без шуток умру.

Лиза с досадой убрала туфли обратно в сумку и поставила ногу мне на спину. Внезапно на меня навалился вес.

— Ну как, Адзума, нравится быть под каблуком? — послышался сверху голос Лизы.

— Ни капельки! — отозвался я, изо всех сил напрягая мышцы живота. — Давай уже доставай кулон.

— Ладно-ладно. Так, подожди-ка. Он точно был здесь.

Однако Лиза не спешила спускаться. Сначала я подумал, что ей, наверное, нравится меня мучить, но потом заметил, что с Лизой что-то не так. Её спокойствие куда-то исчезло.

Давящая на спину сила резко пропала: Лиза спустилась на пол.

Потирая спину, я поднял на неё взгляд. По лицу Лизы было видно, что она ошеломлена.

Её расфокусированные зрачки уставились мне в глаза.

— Нет…

— «Нет»? Неужели…

— Кулона нет!

Расстроенный вопль Лизы разнёсся по крохотному мирку, где находились только мы с ней.

Третье письмо от Хаяны Имагавы

Кэю

Как там у тебя? Наверно, уже стало прохладнее. Или, может, всё ещё жарко?

У меня тут много чего случилось. Кольцо, о котором я говорила в прошлом письме, мы легко нашли. Никогда бы не подумала, что бабушка, которая попросила меня найти кольцо, сама его и спрятала… В любом случае, я очень рада, что мы его нашли.

Впрочем, когда вернусь, расскажу тебе всё в деталях.

Хотелось бы, конечно, теперь немного отдохнуть, но возникла другая проблемка: предполагалось, что дочка здешнего мэра выйдет замуж за сына председателя торговой ассоциации, но вдруг оказалось, что у дочки мэра есть другой парень, поклявшийся взять её в жёны. Председатель торговой ассоциации ужасно разозлился. Вот беда!

А сам ты как, Кэй? Надеюсь, у тебя всё хорошо.

Способов послать сообщение от тебя ко мне нет, поэтому мне немножко одиноко. Я ведь даже не знаю, доходят ли до тебя эти письма.

Предсказательница Сатти уверяет, что они точно доходят, и поэтому мне не стоит волноваться.

Забыла, ты же не веришь в предсказателей. А я даже не знаю. Обычно я не особо им верю, но словам друзей доверяю. К тому же мне радостнее верить, что мои письма до тебя доходят.

Скоро напишу ещё.

Хаяна