Однотомник    
Глава 10: Несбывшееся желание


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
vladicus magnus
29.07.2020 15:36
Забавно. Иррасты в стиле "Сумеречного песнопевца" дико выглядят тут. При том, что для Песнопевца другие и не подойдут. Ну, стиль Тахоэко Михо и в самом деле очень тонкий и для малого количества произведений. Но, где он в тему - там он железобетонно в тему. Увы, данный томик не попадает под его стиль.

И спасибо за перевод.
lastic
25.07.2020 20:06
спасиб

Глава 10: Несбывшееся желание

На следующий день мы с Лизой тайно пробрались в школу, и лишь сияющая на небе полная луна освещала двоих нарушителей.

Дойдя до теплицы, мы аккуратно приподняли козырëк, под которым прятали мандрагору. Она выросла уже почти нам до колен. Чтобы растения не сбежали, мы разместили вокруг них сетку и утяжелили еë в нижней части свинцом, чтобы мандрагора точно не смогла вырваться. Заметно нервничая, Лиза передала мне затычки для ушей и заговорила:

— Давай ещё раз уточним процесс. Ты — по одному вытаскиваешь корни из земли. Я — хватаю их и режу ножом. По запискам бабушки, мандрагора перестаёт кричать, когда перерезан самый толстый корень.

— Какими сигналами будем общаться, пока у нас в ушах затычки?

— Если я подниму правую руку, то прекращай вытягивать новые корни, пока уже вытащенные не перестанут кричать. Остальные детали можно обсудить перепиской.

— Понял, — кивнул я.

Лиза заткнула одно ухо затычкой и перевела взгляд на залитый лунным светом школьный двор.

— Наконец-то врата будут открыты.

Нарисовать круг во дворе школы Лиза предложила сразу же, как мы отобрали кулон у Нацуки.

— Сам подумай, другого достаточно широкого пространства, чтобы нарисовать магический круг, у нас нет, — пояснила Лиза, разглядывая переведённые мной заметки её бабушки.

Согласно им, для наилучшего результата сторона шестиугольного магического круга должна составлять от десяти до пятнадцати метров в длину. Представив размеры такого круга, я тоже не сумел придумать места удобнее, чем школьный двор. Точнее, нам мог бы подойти городской стадион, но охрана там куда серьёзнее, чем в школе, так что выбор был очевиден. Крик, который издает мандрагора во время сбора, смертельно опасен для людей. И хотя мы с Лизой заткнём уши затычками, всегда существует возможность, что крик услышат другие ученики. Именно по этой причине мы решили собрать мандрагору ночью, когда в школе не будет людей.

Поначалу мне никак не удавалось отделаться от ощущения, что мы немного спешим, но потом я вспомнил, что до заветного полнолуния осталось совсем мало времени, и мы не имели права потратить такую замечательную ночь впустую.

Я выбрался из дома незадолго до полуночи и встретился с Лизой перед воротами школы.

В руках у неё был синий полиэтиленовый пакет, внутри которого лежали нож, сеть, газета и виниловый лист — проще говоря, всё необходимое для получения экстракта мандрагоры. Конечно же, Лиза принесла с собой и резиновые беруши, которыми пользовалась её бабушка, когда собирала мандрагору. И вдобавок ко всему, на спине у Лизы висел огромный рюкзак.

Когда я спросил, зачем он ей, она очень удивилась.

— Ну, я же сегодня отправлюсь в другой мир. Должна ведь я была хоть чуть-чуть приготовиться.

По словам Лизы, в рюкзак она запихнула спальный мешок, сменную одежду и небольшой запас еды, а также ножик с королевским гербом и фотографию — доказательства, что она внучка принцессы. Разумеется, кулон из рога единорога тоже был при ней.

Я напрочь забыл о том, что Лиза собирается уйти в другой мир…

— Понимаю, что тебе будет одиноко без меня, но ты сильно не расстраивайся, — поддразнила меня она, перебросив свои вещи через забор.

Я не ответил ей.

Неожиданно, но сбор мандрагоры прошёл без каких-либо трудностей.

Когда я вытащил корень первой мандрагоры из земли, она начала яростно дёргаться, как вытянутая из воды рыба. Она запуталась в сети, и казалось, я не смогу её удержать, но Лиза придумала оглушить её с помощью силы кулона. Дальнейшая работа шла монотонно: я просто вытаскивал мандрагору в сеть, а Лиза оглушала еë. С силой кулона она освоилась очень быстро — надаром внучка волшебницы.

Вытянув из земли три мандрагоры и разрезав корни, мы, на всякий случай не вынимая затычек из ушей, разложили куски растения на виниловом листе. Полагаясь на свет луны и электрического фонарика, Лиза аккуратно резала большие куски корней на ровные кружочки и выкладывала их на лист. Моя роль заключалась в том, чтобы светить ей на руки фонариком.

Когда все корни превратились в круглые ломтики, мы с Лизой вынули затычки из ушей.

— Смотри! Экстракт уже сочится, — радостно заметила Лиза, вытирая пот со лба.

Я закинул порезанные Лизой ломтики мандрагоры в ведро — рубленые корни уже начали со странными похлюпываниями выделять фиолетовый экстракт. Согласно записям бабушки Лизы, за час с одного корня мандрагоры вытекает примерно один миллилитр экстракта. Потом экстракт нужно развести водой, и тогда его хватит, чтобы нарисовать магический круг. Мы собрали три мандрагоры, так что экстракта нам, скорее всего, должно хватить.

— Наконец-то, — с явным нетерпением пробормотала Лиза, вытирая нож салфеткой. — Адзума, ты принёс инструмент для измерения длины?

— Я принёс ключ от склада в спортзале — оттуда можно взять рулетку.

Доставая из кармана ржавый ключ, я вдруг осознал, что моё сердце вот-вот выпрыгнет из груди, а сам я смотрю на плывущую по небу полную луну. Похоже, я и сам не заметил, как разволновался…

Забрав со склада рулетку и очистив виниловый лист, мы с Лизой от нечего делать сели на траву перед зданием школы и, глядя на ночное небо, стали ждать, пока из корней мандрагоры закончит сочиться экстракт.

Окутанная тусклым светом луна создавала атмосферу встречи влюбленных, проводящих последнюю ночь перед выходом в путешествие. Столь романтичная обстановка вызывала у меня некое чувство неловкости — всё таки, мы с Лизой совсем не парочка влюблённых. Даже немножко жаль, что это не так.

— Ты когда-нибудь волновался, Адзума? — обхватив колени руками, спросила Лиза, глядя на полную луну.

— Думаю, все когда-нибудь волновались, — ответил я, откинувшись назад и уперёршись руками в землю.

Лиза ещё сильнее обхватила колени руками, будто бы боясь, что её тело вот-вот развалится без сторонней поддержки.

— Честно говоря, я почти никогда не волновалась. Ни во время игр на физкультуре, ни во время выступлений перед аудиторией, ни даже когда объявляли результаты вступительных экзаменов. Я всегда была спокойна и совсем не задумывалась, справлюсь я или провалюсь.

— Ну, и такое бывает.

— Но вот сейчас я очень сильно нервничаю. Сердце в груди так и стучит. Эй, Адзума, ты ведь сейчас подумал о чём-то пошлом, когда услышал слово «грудь»?

Разговор вдруг свернул куда-то не туда, и вся романтика сразу исчезла.

— Не думал.

— Правда?

— Клянусь Луной, не думал, — уверенно ответил я, и Лиза сухо рассмеялась.

— Ну ладно. Сделаю вид, что поверила. Но когда я уйду, ты всё же иногда вспоминай обо мне. Хотя бы о том, что увидел у меня под юбкой.

— Мне кажется, у нас были воспоминания и получше.

Правда, я не смог сразу назвать эти самые «воспоминания получше». А вот ужасных событий в голову пришла сразу куча. Я отчаянно ломал голову, копаясь в собственной памяти, и в итоге вспомнил, как ночью в парке Лиза разрешила мне потрогать её волосы.

Вот, это от это неплохое воспоминание.

— Ты, кстати, ещё не искупил вину за тот случай, когда потрогал мои волосы, — вдруг заметила Лиза, будто прочитав мои мысли.

Видимо, я опять как-то себя скомпрометировал.

На мне уже выступил холодный пот, но вскоре у Лизы вырвался смешок.

— Шучу. Ты сильно помог мне в открытии врат, поэтому в благодарность я закрою глаза на тот случай.

Моё сердце не выдержит таких шуток! Оно бьётся не переставая.

Лиза немного похихикала, а потом резко расслабилась. Похоже, с души у неё спала тяжёлая ноша.

Вскоре Лиза поднялась на ноги и похлопала по юбке, разглаживая складки.

— Знаешь, я ненавижу этот мир. В нём так много скучных правил, а все люди вокруг бросают на меня любопытные взгляды, но вот сейчас, глядя на ночной двор, мне кажется, что и этот мир не так плох.

— Ого…

— Этот мир неплох, когда в нём нет людей.

«Если люди исчезнут, мир будет неплохим». Я много раз повторил в голове эту фразу.

— У тебя нет никаких сожалений о нашем мире? — спросил я, по-прежнему сидя на земле, и Лиза без малейших колебаний помотала головой:

— Никаких. На могилу к бабушке я уже сходила, а больше мне волноваться не о чем.

— А как же твои родители?

— Всё с ними нормально. Они, наверное, даже не поняли, что я вышла ночью погулять.

Ну, раз её всё устраивает, я не имею права возражать.

Лиза ещё некоторое время глядела на небо, а потом пробормотала одно короткое слово:

— Теплица.

— Что-то не так?

— В теплице цветы. Катарантус розовый, кактус и другие, которые ещё растут. Не знаю, что с ними делать, замдиректора-то поменялся. Он не такой, как предыдущий, он не будет за ними присматривать.

Ацерола, водяная лилия, тюльпан — один за другим, Лиза начала быстро перечислять цветы, и я, немного дивясь её неравнодушию, предложил:

— Если ты не против, я присмотрю за ними. Впрочем, не знаю, можно ли мне доверять.

— Ты правда этим займёшься?

— Ну, я ведь тоже в клубе садоводства. После того, как ты уйдёшь, я возьму ответственность за выращивание цветов на себя, — ответил я и добавил. — Я говорил, что вступаю в клуб только для выращивания мандрагоры, но, по правде говоря, цветы мне нравятся.

Похоже, от моих слов Лиза испытала очень глубокое облегчение.

— Вот теперь у меня и в самом деле не осталось никаких сожалений, — вздохнула она.

Через какое-то время на дне ведёрка набралось достаточное количество экстракта мандрагоры. Достав позаимствованные из класса химии пробирки, я разбавил его с водой в пропорции, указанной в записях бабушки Лизы. Затем мы начали наносить экстракт поверх заранее проведённых известью линий шестиугольника, стороны которого я отмерил рулеткой.

Те части гексаграммы, на которые был нанесён экстракт начали испускать таинственный фиолетовый свет. С первого взгляда становилось совершенно ясно, что в них содержится магия. Если кто-то взглянул бы во двор с крыши школы, то увидел бы, как во тьме проступает красивый шестиугольник.

Когда магический круг был закончен, я положил в его центр проводник — кулон из рога единорога.

На этом все приготовления были завершены. Оставалось только спеть заклинание, стоя в центре круга.

Я ещё раз перечитал записи бабушки Лизы, проверяя, не пропустил ли что-нибудь.

— Думаю, мы нигде не ошиблись, — сделал вывод я.

Лиза стянула губы в тонкую полоску и забросила рюкзак на спину.

— Ну всё, я пошла.

Лиза обеими руками вцепилась в лямки рюкзака. В её выражении лица смешались беспокойство и ожидания.

— Если доберёшься на ту сторону в целости и сохранности, пиши мне письма, — постарался успокоить её я и, точно по плану, чуть-чуть смягчился в лице.

— Оттуда ведь никакие письма не пошлёшь.

— Да, наверное, ты права.

— Но если способ послать их существует, я обязательно напишу. Я расскажу тебе обо всём, что увижу в том мире.

После этих слов Лиза протянула мне руку. Я пожал её. Рука Лизы была мягкой, как талый снег, но тёплой.

— Буду ждать твоих писем.

Отпустив мою руку, Лиза собралась с духом и пошла к центру круга. В руке она держала листок с текстом заклинания, который я ей передал.

Я стоял на самой границе магического круга и вглядывался Лизе в спину.

Меня и правда всё устраивает? Голова заполнилась сомнениями. Не совершил ли я ошибку? Это ведь очень жестокий и эгоистичный финал, разве нет? Я ведь использовал еë точно так же, как многие другие, не так ли?

Именно сейчас слова, которые я хотел сказать Лизе, рвались из меня подобно потоку воды, но было поздно: она отошла слишком далеко, и мой голос уже не мог достичь её. Встав в центре круга, Лиза развернула листок с заклинанием и прикоснулась к лежащему у её ног кулону.

Я закрыл глаза и мысленно вскричал: «Прости, Лиза! Мне правда очень жаль!»

Конечно же, мои слова не могли достичь её. Лиза глубоко вдохнула и, наконец, начала петь.

Как только она спела первую фразу, магический круг засветился намного сильнее.

Линии круга стали намного более ясными, чётко отделяя его внешнее пространство от внутреннего. Свечение сменило цвет с фиолетового на синий, потом на зелёный, затем стало светло-жёлтым.

Подул сильный ветер, удерживать глаза открытыми стало невозможно. Медленно отступая назад, я сквозь сощуренные зрачки разглядывал поющую Лизу — она всё ещё была там, в центре круга.

Я смотрел на неë, раздираемый сожалениями и чувством вины.

Я выкрикнул её имя. От крика я едва не сорвал себе голос, но она всë равно меня не услышала.

Свет стал ещё сильнее. Он стал оранжевым, затем розовым. Наконец, всё вокруг окрасилось в красный цвет.

Весь свет с краёв начал собираться в центре круга. Его с силой втягивало туда, а потом…

Свет с ужасающим грохотом взорвался. Его разбросало в разные стороны, словно лопнул воздушный шар. Раскаты грома и штормовой ветер принялись разрушать школьный двор… и весь мир.

***

Когда свет, грохот и ветер улеглись, мне наконец удалось приподнять голову, чтобы взглянуть в центр круга. Там всё ещё стояло облако пыли, но я кое-как разглядел сияющие волосы медового цвета.

Лизу довольно далеко отбросило от центра магического круга, а её рюкзак зашвырнуло ещё дальше.

— Фудзикура! — я рванулся на помощь к Лизе. — Ты в порядке?

Я ухватил её за плечо, но побледневшая Лиза не стала ни сопротивляться, ни пытаться опереться на мою руку, — она лишь неподвижно смотрела в самый центр магического круга. Там до сих пор вилось облако песка и пыли, и разглядеть что-либо было невозможно, однако вскоре оно улеглось, и все препятствия для зрения пропали.

— Почему? Почему я здесь? И кто это там… — пробормотала Лиза, не понимая что здесь произошло.

В центре круга стояла невысокая девушка, и я без труда мог разглядеть черты её лица. Несмотря на предельно странную одежду и устрашающий меч на спине, я без труда её узнал. Наверное, я знал её лучше, чем кто-либо ещё.

Увидев меня, девушка в центре круга подняла правую руку и, широко улыбнувшись, размашисто помахала мне.

— Давно не виделись, Кэй! Я дома!

— С возвращением, — сумел выдавить из себя я, тоже махая ей рукой.

Стоя в центре мира, Хаяна Имагава подзывала меня к себе.

Первое письмо от Хаяны Имагавы

Кэю

Давненько я не писала писем, поэтому не уверена, что смогу передать всё, что хочу сказать, но… у меня возникла небольшая проблемка.

Эта самая проблемка заключается в том, что меня призвали героиней в другой мир.

Не думаю, что ты сумеешь понять меня, я и сама не всё понимаю.

В любом случае, я сейчас нахожусь в странном городе, где живут люди незнакомой мне западной народности.

Все они выглядят очень бедно, и, как сказала моя здешняя подруга — её зовут Сатти — всё это по вине волшебника из королевской семьи. Этот волшебник убил почти всю королевскую семью, кроме короля, получил огромную силу и, с помощью магического предмета, который хранился во дворце, наложил на людей этого мира злое заклятие.

Я не одна из местных жителей, поэтому на меня его магия не действует. Мне сказали, что несколько десятилетий назад подобное уже случалось, и в тот раз местные жители тоже открыли врата в другой мир (ну, то есть в тот, где мы с тобой живём) и призвали героя.

Так вот, почему призвали меня? Сатти сказала: «Ты избрана “Волей Мира”». Не очень я её понимаю.

Впрочем, давай поговорим о «Воле Мира» потом. Из-за вышеупомянутого волшебника здесь очень много бед, и если у меня есть сила, чтобы спасти этот мир, я не имею права колебаться. Папа всегда говорил мне делать людям добро, так что я очень рада такой возможности.

Я решила на время остаться здесь и одолеть злого волшебника, но есть одна проблема.

Предыдущего героя призвала тётя нынешнего короля, принцесса Аураветта, но она уже очень давно пропала, поэтому меня призвала её младшая сестра — Селея.

Вроде бы магию, открывающую врата между мирами, могут использовать только люди королевской крови, а сейчас все остальные члены королевской семьи убиты, поэтому в этом мире больше нет волшебников, способных открыть врата.

И в этом большая проблема.

Я уверена, что если не смогу вернуться, ты точно умрёшь от одиночества, поэтому я спросила Сатти, есть ли какой-то другой способ открыть врата.

Сатти замечательная предсказательница, и она говорит, что мой друг детства сможет мне как-то помочь. Других друзей детства, кроме тебя, у меня нет, поэтому я верю, что ты что-нибудь придумаешь.

У меня есть к тебе просьба: пока я спасаю этот мир, пожалуйста, найди какой-нибудь способ открыть дверь, связывающую этот мир с нашим.

Ты сумел мне помочь даже в тот раз, когда я потерпела кораблекрушение в Тихом океане, поэтому наверняка справишься и сейчас.

Прошу тебя, сделай что-нибудь.

Хаяна

P.S.

Я посылаю это письмо с помощью особой магии местного мудреца, но ей можно посылать письма только отсюда, так что, видимо, наша переписка будет односторонней. Прошу прощения за то, что ты не можешь послать мне ответ.