Том 6    
Вступление


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
ricco88
15 д.
Спасибо!!!
тишка гарны
15 д.
спасибо, очень рад что работа возобновилась.
dark&light
18 д.
Так,не понял. Почему в очереди? Нет, я жду перевод для того, что бы быстрее героя щита перевели

Вступление

«Души предков передаются потомкам. Стало быть, моё рождение есть ответвление от предков».

Это теорию взаимоотношений людей и богов (к которым относятся и предки) предложил в начале периода Эдо[✱]Начало XVII века. философ нео-конфуцианской школы Хаяси Радзан. Он говорил о том, что душа родителей передаётся детям, но при этом получена от других родителей, и если идти по этой ниточке, то можно почувствовать связь ныне живущего себя с телами и душами безвестных предков.

— Честно тебе скажу, никто по жизни так глубоко не задумывается, — проворчал он, решив по пути домой из школы присесть у берега реки.

Сегодня в этом самом месте, где две реки сливались в одну, репетировал духовой оркестр университета, поэтому над водой разносилась мелодия иногда фальшивящих медных труб. Вокруг виднелись фотографирующиеся парочки и иностранцы с развёрнутыми картами. Как раз начался сезон красных клёнов, поэтому туристы толпами набегали на красивые места города.

— Мы слишком заняты нашими собственными жизнями, чтобы размышлять о том, кто дал нам эту жизнь.

Присев на пустующую скамейку, он достал из школьной сумки карманное издание «Записок о деяниях древности». Он так часто почитывал этот том, что его обложка совсем истрепалась, и её пришлось обернуть плотной бумагой. Страницы тоже успели пожелтеть.

— Поэтому я считаю, что в этом плане мне повезло. По крайней мере у меня есть поводы задумываться о таком.

Пока что он успел выполнить лишь несколько божественных заказов. Но этого хватило, чтобы он начал задумываться о связи между людьми и богами.

— Вот взять даже «Записки». Раз мы их читаем, значит, их кто-то написал. И даже у всех научных дисциплин есть основатели, — высказал он на редкость мудрую мысль для своих лет и сам себе кивнул.

Мне нравилось, что он умнее того лакея, о котором я ему рассказывал, но меня раздражали его приступы самовлюблённости.

— Но с «Записками», «Нихон Сёки» и вообще всей древней литературой есть одна тонкость — она за долгие годы много раз редактировалась, поэтому неизвестно ещё, читаем ли мы сейчас то, что хотели сказать наши предки. Как ни странно, фольклор иногда бывает более надёжным источником, чем литература.

Он вновь сделал меткое замечание. Человеческая литература часто переписывается в соответствии с пожеланиями правителей. Иногда боги пропадают из неё или становятся своей полной противоположностью, а иногда короли всеми правдами и неправдами вписывают себя в эту литературу, чтобы кичиться своей важностью и напирать на божественное происхождение. Но это не значит, что вся литература испорчена. Зачастую история в них описана именно так, как её помню я. Возможно, что сохранение памяти о древних событиях в первозданном виде — и есть божественное вмешательство в чистом виде.

— Разве богам не грустно от того, что их история искажается? — спросил он.

Я не знал, что сказать. Наверное, надо было ответить: «Как бы ни говорили о нас люди, боги остаются богами», но почему-то эти слова не пришли в голову.

— Неужели богов не раздражает, когда о них рассказывают небылицы? — спросил парень и поморщился так, словно представил себя оклеветанным.

Его лицо показалось мне забавным, и я усмехнулся, в очередной раз подумав о том, что этот школьник заслуживает звания лакея.

Мне вспомнилось, что когда-то и тот лакей казался мне ненадёжным кандидатом. Но затем, после официального назначения, он постепенно стал вести себя как достойный, уважаемый человек. Возможно, что спустя годы эти черты передались и новому лакею вместе с молитвенником.

И если сия история будет передаваться меж людьми, пока не поблекнет моя шкура, то у меня в этом хрупком мире появится ещё одна потеха.