Том 6    
Предвестие


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
ricco88
4 мес.
Спасибо!!!
тишка гарны
4 мес.
спасибо, очень рад что работа возобновилась.
dark&light
4 мес.
Так,не понял. Почему в очереди? Нет, я жду перевод для того, что бы быстрее героя щита перевели

Предвестие

Ночи на неприступном острове особенно темны.

По лесу, которого никогда не касался свет городского фонаря, неторопливо шёл бог, овеянным синим сиянием. Его шаги не издавали звуков, казалось, что он скользит по воздуху. На его мускулистых руках виднелись шрамы множества битв, а с пояса свисал меч.

Вскоре бог увидел впереди храм и богиню, которая с улыбкой ждала его.

— Ты мог бы предупредить, что собираешься в гости, — она смотрела на мужчину мудрыми глазами, а золотистые украшения в её волосах слегка звенели. — Хотя ты давно уже здесь и следишь за мной. Не правда ли, отец?

Бог расхохотался в ответ, обнажая клыки. Несмотря на чёрные усы и бородку, иногда он вёл себя совсем как мальчишка. Когда он поравнялся с хрупкой богиней, разница в их телосложении стала ещё очевиднее.

— Когда ещё такое случится — старшие боги одобрили заказ моей дочери Тагорихимэ-но-ками! Разумеется, я пришёл посмотреть.

— Лукавишь. На самом деле ты хотел посмотреть не на нас, а на лакея, — обиженно возразила Тагорихимэ-но-ками и прикрыла губы рукавом. — Не волнуйся, Ёсихико блестяще справился с заданием и освободил Итикисимахимэ от тяжести, которую она так долго носила в центре.

Отец коснулся щеки Тагорихимэ-но-ками ладонью.

— Ты сделала заказ не ради себя, а ради сестрёнки? Иного я от тебя не ожидал.

— Мы сандзёсин — три богини. Печаль одной из нас — печаль общая.

Даже птицы давно уже заснули. Не спал только слабый свет вокруг двух богов.

— Хороший ли лакей этот Ёсихико? — наконец, спросил отец.

— Он мало знает, но его искренность с лихвой восполняет этот недостаток. Полагаю, что для нас, богов, это самое ценное качество, которое только может быть у лакея, — не задумываясь ответила дочь.

Отец прищурился, но не от одобрения. Его взгляд стал хладнокровным и расчётливым.

— Тебя что-то тревожит? — спросила Тагорихимэ-но-ками.

Будучи дочерью, она легко читала настроение отца, но не его мысли, ведь когда-то этого бога называли главным буяном божественного мира.

— До тебя я уже задавал этот вопрос дочери в Идзумо. И она, и её муженек тоже ручаются за него, — ответил отец и посмотрел на ночное небо, еле видное за листьями. — Я хочу убедиться, действительно ли он умеет спасать нас. Хватает ли ему решимости.

Тишину ночи нарушило шуршание тонких одежд Тагорихимэ-но-ками, всколыхнувшихся от ветра.

— Когда Окунинуси-но-ками отдавал страну, он предоставил право выбора своим детям, а сам лишь согласился с их решением. Но меня так просто не убедить.

Синее свечение вокруг бога стало ярче, и Тагорихимэ-но-ками приподняла рукав. Эта синева, словно пришедшая из морских глубин, всегда завораживала её своей красотой.

— Я найду ответ лично, — закончил отец.

Он посмотрел на свои сжатые кулаки-булыжники и тихо усмехнулся.