Глава 9. Разве можно совершить невозможное?


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
id179700034
1 г.
ковра на стене не хватило ))
erden92
1 г.
может все-таки будет еще что-нибудь на 1 апреля? )))
erden92
2 г.
а я вчера так ждал еще одно такое произведение :(
Semzorro
2 г.
скоро апрель ..........
это так намёк.
тишка гарны
2 г.
Шикарный прикол, хотелось бы продолжения.
Камидзу-сама
2 г.
Лол. Лооол. А енот то сволочь. Вариант поподанчества сложность найтмар. В Россию закинул. Это японца то. Изверг етить... Читаю 3 главу, но однозначно - читать всем.
Камидзу-сама
2 г.
Так. Реза фигню переводить не будет. Читаемс
Вечный
2 г.
Благодарю Эх, люди
neron mikoto
3 г.
Не было времени в апреле почитать, а потом забыл... на шутку опоздал, но всё знаю... От чего послесловие унесло меня в подстолье)

Даже представляю, как команда РуРы обсуждала "бога":
- А кто будет богом?
- Как кто? Естественно наш енотик!
- Рафу? (После Раф-тян у меня так все енотики заговорили...)
otaking
3 г.
Так это всё таки прикол? В целом очень даже не плохо, хотя и видно произведение, хоть и закончено чего то не хватает для целостности.
Кроме того отдельно порадовали гопники ))
Еще вопрос, случайно не Приморский район проживания героинь?
laylap
3 г.
На протяжении всего произведения меня не оставляли подозрения (скачал и забыл что это и от куда), что написано это русским. Правда к концу я всё-таки поверил в ваш обман, хе^2! Так-то было забавно.
Задним число, если смотреть, то вас могло выдасть тяга к социальному драматизму (сестру уволили с работы, хотя для сюжета могла взять отпуск). И разговоры у чертей (без знания песен юмор уменьшается на половину). Там ещё были и другие мелочи, но скорее технического (редакционного) зарактера: вроде отсутвие описания праздников, подробностей отопления, мало клюквы (без неё просто не могло быть). )))
Malfurik
3 г.
Однажды перенесем куда-нибудь. Но пока руки не доходят.
winrealist
3 г.
Да я и не заставляю, но такой прикол никак не в проектах должен лежать. Можно и на отдельную страницу поместить, и авторов подправить... К тому же я сомневаюсь, что это последний такой прикол, раз уж людям зашло
winrealist
3 г.
Вы уж либо признайте, что может быть "русское ранобэ" и дайте другим тоже что-то повыкладывать (пусть и с вашей модерацией, только достойное), либо и свое творчество удаляйте, ибо "сайт же для переводов, а не сочинений". К черту ваши противоречия.
бурда
3 г.
>>25224
Вы уж либо признайте, что может быть "русское ранобэ" и дайте другим тоже что-то повыкладывать (пусть и с вашей модерацией, только достойное), либо и свое творчество удаляйте, ибо "сайт же для переводов, а не сочинений". К черту ваши противоречия.

Неа, не признаем, ибо его нет. И раз уж решили сделать такой масштабный прикол, надо же его куда-то поместить, верно? И к слову, на сайте есть не только переводы (дневник Руйки, о да).
ТотНхат
3 г.
Widowan, ещё глянь Арифурету - по описанию скорее она.
ТотНхат
3 г.
Спасибо) Шикарное произведение!))
widowan
3 г.
...История была про парня , который попал в другой мир , подверrся предательству , а потом в компании девушек , которых встречал по пути . выкарабкивался с того дна , на которое yгодил..
Щит же, да?
Agion
3 г.
Это ШЕДЕВР! Огромное спасибо за это произведение!
Так же я на 99% уверен что она наш с вами соотечественник из СНГ.
Т.к. вряд ли японец знаком с песней КиШ "Ели мясо мужики" (см. главу где чертофаны на полянке)
И тут так же полно других мелких отсылок к песенкам и другим произведениям.
erden92
3 г.
да знаю я куда) ну лучше бы саму встречу тож запилили))) там ведь кстати не было указано на сколько времени он отмотался назад)))
бурда
3 г.
>>25218
да знаю я куда) ну лучше бы саму встречу тож запилили))) там ведь кстати не было указано на сколько времени он отмотался назад)))

Так неинтересно) Пусть останется неизведанная милота) И время намеренно скрыли, ибо так тоже интереснее. Хотя можно примерно прикинуть самому.
erden92
3 г.
обещайте плз что на след 1 апреля будет еще одна такая шутка! думаю многие этого хотят

Глава 9. Разве можно совершить невозможное?

Утро началось с ругани. Я предложил Вике приготовить на завтрак пару блюд японской кухни, на что она согласилась. Но что-то пошло не так, и мы умудрились спалить сковороду и новехонькую кастрюлю. Потому, когда проснулась Рита, в комнате витал сизый дымок и пахло гарью. Радости ей это не прибавило, да и нам тоже. Едва девушка появилась на кухне, мы тут же вжали головы в плечи от одного ее взгляда. Ей предстала картина маслом: задымленная кухня, чернющая кастрюля, треснутая сковорода, нечто горелое, разбросанное по столу и перепуганные мы.

И в итоге, после сделанного на скорую руку завтрака, мы с Викой сидели на диване в большой комнате и слушали, как нас отчитывает Рита.

— Ну вот скажите, скажите, мои великие повара, как вы смогли испортить аж две посудины?

— Ну… мы готовили, — тихо произнесла Вика.

— Это я уже поняла! Но вот зачем надо было палить вещи?

— Да мы не хотели, — сказал я.

— Я даже в это охотно поверю!

— У нас просто внезапно вспыхнуло масло, и мы плеснули туда воду…

Рита звучно шлепнула себя ладонью по лбу.

— У-у-у, бестолочи! Вы как будто никогда не готовили. Ну кто смешивает две несовместимые жидкости?!

— Не хотели мы! Оно случайно вышло! Нечаянно задели графин, он упал, и вода из него вылилась на сковороду.

— И она от этого треснула?!

— Там были очень горячее масло и очень холодная вода. Правда… мы еще потом ее немножко уронили.

— Но скажите мне, догадливые мои, зачем вы ее содержимое раскидали по столу?

— Ну, эм… я запаниковала и рассыпала, пока несла до раковины.

— Там, блин, всего полметра! Так много, да?!

— Ну…

— А кастрюлю как? Я ее лично купила всего две недели назад, а уже испоганили!

— Я забыл, что не налил туда воды, и включил газ. Спохватился уже поздно.

— Юта, ты что, головой ударился? Память всю отшибло?

— Эм… я…

— Даже завтрак приготовить не могут. Что за дети!

Мы удрученно склонили головы.

— Нам очень жаль.

Рита глубоко вздохнула и вроде бы успокоилась.

— Значит так. Как хотите, но с вас новая сковорода и чистая кастрюля. Отдраить так, чтобы блестела! А не то пеняйте на себя.

Понуро кивнув, мы пошли на кухню наводить порядок.

***

Что-то меня волновало. Не знаю что, но чувство, которое возникло через пару дней после последнего задания, не отпускало. Я словно ощущал, будто что-то назревает. Но не мог увериться — предчувствие у меня, или же мне это просто кажется. Потому и не говорил сестрам, не хотел беспокоить их попусту. Но на душе порой было тяжело.

Дни отдыха протекали один за другим. Даже спустя неделю после задания Жива не появлялась. Были ли у нее дела, или она намеренно предоставляла нам столько отдыха — неизвестно.

Я часто гулял, размышляя о множестве вещей. На улице в одиночестве хорошо думалось, но о своих мыслях я никому не рассказывал, оставлял при себе. К слову, я заметил, что, после того как выговорился сестрам о прошлом, я стал лучше себя чувствовать. Я много раз сталкивался с девушками, когда один выходил на улицу, но теперь тело охватывало лишь легкое волнение. И то, наверное, это было психологическое, остаточные явления, так сказать. Я понял, что наконец-то возвращаюсь к нормальной жизни. Думаю, мне просто стоило кому-то выговориться, рассказать о своих чувствах. Возможно, я лишь хотел, чтобы приняли мое прошлое, простили того «меня» и помогли осознать, что мне надо двигаться дальше, отринуть былые страхи. Я рад, что такими людьми стали именно Рита и Вика.

Собрав на заданиях столько самых разных вещей, мы не раз задумывались, не существует ли между ними какая-либо связь. И чем больше мы так думали, тем больше в это верили. Слишком уж странным казался набор. Вроде бы все предметы отличались друг от друга, но в то же время удивительным образом гармонировали. Значит ли это, что они для чего-то нужны? Загадка оставалась, но вскоре нам раскрыли все, что стояло за заданиями.

Началось все просто. Вот уж не знаю как, но мы смогли прошляпить тот факт, что копье и непонятный обломок, которые мы добыли на последних двух заданиях, выглядели похожими. Возможно, мы и не думали нормально осмотреть их.

Я лежал на диване, когда неустойчиво поставленное копье свалилось, уронив заодно стоящий рядом обломок. Они упали так, что места их слома оказались в сантиметрах друг от друга. Едва взглянув на них, я поперхнулся, вскочил и проверил, едины ли обе части. Места стыка идеально подходили. Я позвал сестер и едва заговорил, как…

— Смотрите, похоже, копье на самом деле…

— Вот это все.

…голос, раздавшийся позади нас, закончил предложение за меня. Мы обернулись и увидели Живу. Против обыкновения, она не надела чего-то вызывающего и подчеркивающего ее красоту, а на грустном лице едва теплилась улыбка.

— Я пришла объявить о последнем задании.

Мы сначала обрадовались, хлопнулись в ладоши, но выражение лица Живы не изменилось, и мы как-то само собой посерьезнели.

— Что случилось? — спросил я.

— Пришла пора раскрыть правду.

Мы сглотнули, услышав ее слова.

— Сядьте, вам многое предстоит узнать.

Ничего не понимая, мы послушались и уселись на диван. Жива осталась стоять перед нами. Негромким голосом она начала:

— Среди нас есть один бог по имени Радогост. Бог загробного мира, который после смерти людей карает их за содеянное зло, если они того заслуживают. Бог с важной для мира задачей. Но это с точки зрения его деятельности. В быту же он отличный парень с особым чувством справедливости, что его выделяет среди других. Тем не менее с ним всегда можно поболтать, ничуть не пожалев об этом. Несмотря на его дела, он не прочь пошутить или рассказать что-то позитивное. В любой компании он придется к месту.

Жива вздохнула.

— Да, таким он был…

— Что ты имеешь в виду? — Вика озадаченно посмотрела на богиню. — Был?

— Да. Некоторое время назад по неизвестной причине Радогост «сломался». Перестал с кем-либо общаться, скрылся от чужих глаз и забросил свои обязанности. А потом объявил, что его «справедливость» немного поменялась и он решил нести ее в мир, так как мир в ней нуждается. И поэтому…

Жива еще раз глубоко вздохнула.

— …он задумал покарать всех людей.

— Что?! — дружно возопили мы.

Богиня поджала губы и проговорила еще тише:

— И вашим заданием будет победить Радогоста.

Воцарилась тишина. Мы пораженно смотрели на Живу, а та стояла, опустив голову и уставившись в пол. Это заявление свалилось как снег на голову. Мы ждали чего угодно, основываясь на прошлых заданиях, но не такого.

Первой не выдержала Вика.

— Ты издеваешься?! — воскликнула она.

— Простите, но я совершенно серьезна.

— И что, нас это должно обрадовать? Ты чем думала, а?

— А ну тихо. — Рита заткнула рот сестре. — Я хочу услышать четкое объяснение — почему. Разве вы, боги, не можете сами его приструнить? Вы же боги в конце концов, высшие сущности. Я хочу знать ответ.

Жива чуть помялась, а потом ответила:

— Да, мы бессильны что-либо сделать. А все потому, что Радогоста может победить только человек.

— Но как? — задал я логичный вопрос. — Мы слабы. Уж тем более по сравнению с богом. Как мы сможем его победить?

— С помощью тех вещей, что вы добыли на заданиях. Все это время вы собирали оружия, способные повергнуть бога. Браслеты Велеса, кулон жар-птицы, шляпа и талисман Бабы-Яги, клык оборотня и две части копья Даждьбога.

— Вот как, — кивнула Рита. — Понятно, почему просят нас. Но есть один важный вопрос. — Девушка пристально взглянула на богиню. — Почему именно мы? В мире полно людей. Что, если бы мы отказались?

— Тогда бы Радогост устроил хаос. Все не так просто. Не каждый человек подойдет, есть определенные условия. Если позволите, я не буду их озвучивать, это не особо важно. Словом, вы отлично под них подходите. И если бы вы отказались, мы бы потратили немало времени, чтобы найти замену, и неизвестно, нашли бы ее вообще и договорились бы. За этот период могло произойти непоправимое для мира.

— Вот как.

— На самом деле это чудо, что я наткнулась на вас, еще и столь быстро. Потому поспешила сделать вам предложение.

— Но… ты понимаешь, что использовала нас? — тихо сказала Вика. — Понимаешь, какой удар нанесла Юте?

Я чуть потупился. Несмотря на жесткие слова, она была права. Я надеялся вернуться домой, поверил в слова богини, что предложила помощь, и упорно для этого трудился, но в итоге передо мной появилась грандиозная и непреодолимая стена, которой и быть не должно.

— Да, понимаю, — печально улыбнулась Жива. — И прошу за это прощения. Но у меня не было выбора. До того часа, как Радогост начнет действовать, оставалось не так много, потому я сыграла на ваших желаниях.

— Как это низко.

— Я не буду отрицать, — согласилась Жива со словами девочки. — Но когда цена проблемы высока, в ход идет все. Кто знает, что еще может прийти Радогосту в голову, если его не остановить. К тому же… — Она сглотнула. — К тому же у меня есть личные причины. Радогост мой близкий друг, и если есть хоть малая вероятность, что после поражения он станет прежним, я готова сделать что угодно. Я хочу помочь ему.

Не скажу, что не понимал ее. У всех есть близкие люди, о которых ты хочешь заботиться. И если они попадают в беду, ты желаешь им помочь. Может, я и чувствовал некоторую долю обиды за обман, но понимал, что Жива сделал это не со зла. Она старалась изо всех сил, а значит, следовало постараться и мне. А еще я понял, что у меня появилась нешуточная мотивация — если сейчас устроят разруху в мире, мне некуда будет возвращаться.

— Что ж, я все понял. Раз все катится к чертям, надо это остановить. В конце концов, мы тоже попадем под удар, хотим мы того или нет.

— Юта? — удивилась Вика.

— Но мне интересно вот что: почему оружие собирали мы? Ведь было бы куда проще собрать вам, богам, а потом уже договариваться с нами.

— Честно говоря, в этом надо винить самого Радогоста, — сказала Жива. — Очень давно он, предполагая, наверное, что с ним что-то может случится, собрал те вещи, которые вместе смогут с ним справится, а затем разбросал по разным местам. Но почему-то они активизируются только тогда, когда их соберешь в определенной последовательности. И только когда собирает человек. Сколько я его ни спрашивала, почему так, он не ответил, так что я не знаю причин.

— Ясно, — кивнул я.

— Юта, — позвала меня Рита.

— М?

— Ты уверен?

Не стоило и говорить, что она этим имеет в виду, и так ясно.

— Да. Абсолютно.

Девушка немного помолчала, а затем кивнула:

— Хорошо. Тогда сделаем это.

— Р-Рита?

— Ты тоже, Вика.

— Да куда уж я денусь…

— Кстати, — снова повернулась к богине Рита, — А как мы будем сражаться? Из нас троих хоть какие-то боевые навыки есть только у меня.

— Когда оружие активизируется, вам автоматически будут даны знания, как им пользоваться. По сути, вы в один миг станете профессионалами.

— Ясно, тогда ладно.

— Сейчас мы можем надеяться лишь на вас. Но кое в чем все-таки поможем — изолируем кусок территории, чтобы вы могли сражаться, не думая о последствиях для мира. Когда все закончится, те разрушения, которые будут, исчезнут, и все вернется в норму.

— Сколько осталось? — спросил я.

— По нашим прикидкам, около недели.

— И что дальше? Ждать?

— Больше нечего, кроме этого.

Жива вздохнула и проговорила:

— Теперь вы все знаете. Мы всецело на вас полагаемся. Я снова приду, но позже, а вы… готовьтесь, наверное. И простите еще раз за то, что втянула вас.

Богиня низко поклонилась и оставила нас одних.

***

Итак, привычные спокойные деньки обернулись постоянной нервозностью. Интересные и захватывающие, пусть и выматывающие, задания превратились в миссию по спасению человечества. Такого не ждал никто из нас. И поэтому на каждого давило бремя ответственности. «Что, если мы не справимся?» — этот вопрос возвращался к нам снова и снова. И хуже всего приходилось Вике. Рита справлялась в силу возраста, мне отчасти помогало мое увлечение, и то не до конца, но вот девочка… Она жила в спокойном мире, мое появление привнесло в нее разнообразие. Но даже так помощь мне считалось увлечением, хотя Вика могла думать и иначе. Мы просто творили интересные штуки, и за все отвечал я сам. Если бы что-то пошло не так, ответственность бы легла на меня, ведь именно я решал, идти на задания или нет. Теперь же судьбы многих людей зависели от нас троих. И к такому Вика, будучи лишь на пороге юношества, готова не была. После ухода Живы она целый день просидела у себя в комнате.

Честно говоря, я и Рита выглядели не намного лучше. Внешне мы еще старались быть обычными, как и всегда, но мысли неизменно сворачивали к одному и тому же. Мы пытались отвлечься как могли, но получалось с трудом. Новость оказалась настолько внезапной и шокирующей, что мы словно получили нокдаун, от которого оправлялись еле-еле.

Но мы согласились, и это уже неизбежно. Хотим мы того или нет, теперь мы обязаны сразиться во имя мира. Сразиться с тем, кто заведомо сильнее нас.

Поэтому через пару дней полной депрессии я насильно взял себя в руки. Грузить себя однотипными мыслями и больше ничего не делать можно вечность, но перед нами лежит конкретная задача, и нужно к ней готовиться, иначе она так и останется невыполненной. Рита полностью со мной согласилась. Кое-как приведя в относительный порядок Вику, принялись составлять план. Первая попытка узнать что-то о Радогосте успешно провалилась. Поиск в интернете практически ничего не дал. Сведений о нем было ничтожно мало. Местами мнения о боге даже разнились. Единственное, что мы узнали полезного, это его оружие — молот. А значит, хоть как-то могли подумать, как от него защищаться.

Как и обещала, снова появлялась Жива. И мы подвергли ее тотальному допросу. Нам до мелочей хотелось знать о Радогосте. Что у него за характер, о чем он думает, что говорит, как себя ведет и так далее. Раз богиня его хорошо знала, она бы нам ответила. С такими данными мы смогли бы понять, как бороться с Радогостом, даже если он изменился. В любом случае черты твоего «я» не исчезнут. Мы были столь напористы, что Жива мгновенно сдалась и честно рассказала все, а также ответила на возникшие вопросы. Мы старались не упустить ни одной детали — кто знает, что может пригодиться, вдруг какая-то незначительная мелочь.

Также Жива рассказала о месте, где состоится сражение, — пустой участок леса к югу площадью в шестнадцать квадратных километров, расположенный от города примерно в пятидесяти километрах. Там планировалось развернуть альтернативное пространство, которое будут поддерживать Жива и Хорс. Они же проследят, чтобы с реальным миром ничего не произошло. Сражаясь в этом пространстве, мы убережем от разрушений страну. Жива к тому же сообщила уже точную дату, когда все состоится, — через четыре дня. В этом боги не сомневались.

По совету богини мы распределили между нами собранное оружие. Так как Рита занималась кикбоксингом, ей достались браслеты Велеса, увеличивающие выносливость и физическую силу, и клык оборотня, повышающий реакцию. С их помощью Рита могла двигаться в разы быстрее и бить куда сильнее, чем мог обычный человек. Вике отдали шляпу и талисман Бабы-Яги. Благодаря им она получила возможность колдовать и тем самым обеспечивать поддержку, а также лечить нас. И получается, мне остались кулон жар-птицы и копье Даждьбога. Сами по себе они являлись разными предметами, но могли соединяться между собой. Та выемка, которую я видел на обтекателе копья, предназначалась именно для кулона. Таким образом он усиливал атакующие способности копья.

Разумеется, пока что все эти силы мы получили лишь на словах. Оружие, как сказала Жива, активируется непосредственно в день битвы. Тогда мы и поймем, что можем делать. А до этого остается лишь представлять, какие атаки получится применять. По счастью, я перечитал и пересмотрел много историй с подобными вещами, так что для меня это не составляло трудности. Я даже с готовностью бы помог сестрам придумать что-нибудь этакое. Хотя, может, в этом и не было необходимости.

Могло показаться, что нервозность ушла, раз мы начали подготовку, но на самом деле это не так. Мы просто старались убрать ее на задний план, как можно дальше, иначе бы депрессия и прочие гнетущие чувства вернулись обратно. Поэтому мы старались развлечь себя как могли.

Я сидел и смотрел телевизор, когда в комнату вошла Вика. Едва повернув голову в ее сторону, я застыл. На девочке красовался ободок в виде кошачьих ушек. Более милого зрелища я в жизни не видел. Более чем уверен, покажись Вика на каком-нибудь Комикете, слава и успех ей были бы обеспечены — настолько притягательно она выглядела. Для пущего эффекта не хватало лишь махнуть рукой как кошка и сказать «ня-я».

— Ну как тебе, Юта? Э… Юта?

Рита, которая проходила в этот момент мимо, взглянула на зависшего с каменным лицом меня и хмыкнула.

— Потрачено.

— Э? Чего потрачено, Рит?

— Похоже, ты добила Юту.

— А? Э?

— Сама смотри, аж не шевелится.

— Юта? Юта!

Вика подбежала ко мне и потрясла за плечо. Я вздрогнул и кое-как сфокусировал взгляд.

— Что с тобой?

— А… я… все н-нормально.

— Что-то не заметно, — подначила Рита.

— Юта?

— Просто ты с этом ободке такая милая, что я немного обалдел.

— Ага, ну совсем немного, — снова поиздевалась Рита.

Вика покраснела. Потом немного молча постояла, после чего сделала невероятную вещь — подошла и улеглась на диван, положив голову мне на коленки. Я смутился. Как ни воспринимай это, на мне лежала симпатичная девчонка с кошачьими ушками. Ни один нормальный парень не сможет от такого быть спокойным. Вот и мне пришлось проявить нечеловеческую силу воли, чтобы сдержать свои внутренние позывы. Я сделал как можно более постное лицо, стараясь не смотреть вниз, и надеялся, мои мысли ни в чем не проявятся.

Вдруг Вика повернулась на бок, и до меня донесся ее тихий голос:

— Юта… мы точно справимся?

Я прикрыл ненадолго глаза, помолчал, а потом твердо произнес:

— Да. Справимся. Мы абсолютно точно совершим невозможное и спасем всех.

Вика вздохнула.

— Да… Ты прав, Юта.

— Ты боишься? — спросил я.

— Боюсь, — честно ответила девочка. — Сильно боюсь. Ведь от нас столько всего зависит. Мне страшно предположить, что будет, если мы провалимся.

— Это нормально. Любой бы на нашем месте чувствовал то же самое. Я думаю, по-другому тут и быть не может. Мне тоже страшно, но это то, что я должен преодолеть, так как больше некому. И уверен, Рита считает так же.

— Вот как… Юта, ты ужа давно должен был понять, что я люблю иногда рисковать, верно? Знаешь, откуда у меня этот шрам над глазом?

— М? — Я вопросительно склонил голову.

— Год назад я упала и сильно покалечилась. Ударилась головой и получила тяжелый перелом ноги. Я могла остаться калекой, но, к счастью, все как-то обошлось. Этот шрам — напоминание о том случае. Я думала, что после выздоровления все будет по-прежнему, но ошибалась. Юта, с тех пор я уже не могу в полной мере делать те рисковые вещи, что и раньше. На подсознательном уровне меня охватывает страх.

Девочка повернулась и посмотрела на меня.

— Этот страх снедает меня и сейчас, накануне возможного риска. Юта, как мне от него избавиться?

Вот как все оказалось. Вика немного походила на меня. Я ведь тоже не знал, что делать с боязнью перед девушками. Поэтому я погладил ее по голове и проговорил:

— Может, тебе и не надо от него избавляться? Может, ты просто специально сама себя ограничиваешь? Тогда ты поняла, как перепугала своих близких, и не захотела, чтобы это вновь повторилось, вот и неосознанно стала сдерживать себя. Ты беспокоишься за тех, кого любишь, и не хочешь, чтобы они снова страдали. А когда придет время, ты сама все преодолеешь. Как и мы. И уж тем более когда мы вместе.

— Вот как… — Вика чуть улыбнулась. — Теперь мне чуточку спокойнее. Спасибо, Юта.

— Ну и славно.

Вика поплотнее ко мне прижалась и закрыла глаза.

— Я полежу так еще немного.

Стоящая за углом Рита улыбнулась, послушав наш разговор, и тихо ушла на кухню.

***

Время неумолимо приближалось. До решающего часа оставался всего один день. Еще раз пришла Жива, чтобы дать последние инструкции. Также она сообщила, что в нужный момент сама перенесет нас на поле боя. Так мы не потеряем ни единой секунды. Предполагалось, что это произойдет, едва взойдет солнце.

Казалось бы, в последний день у нас должно быть много дел, подготовка там и все прочее, но мы совершенно не знали, чем себя занять. Мы просто сидели по комнатам и бездельничали. Так что, когда я предложил сходить погулять, сестры пожали плечами и согласились.

Накануне выпало много снега, плюс погода разгулялась на полную. Все вокруг блестело в лучах солнца, а легкий морозец несильно щипал кожу. Парк переполнял люд — не одни мы поддались искушению подышать чистым воздухом в этот чудесный день. Повсюду носилась ребятня, устраивая снежные бои. Я погрузился в воспоминания о том, как сам часто играл зимой в детстве, и потому для меня удар чем-то по голове стал полной неожиданностью. Я провел рукой по затылку, куда пришелся удар, и увидел, что она вся в снегу. Развернулся, и тут в грудь пришелся второй удар. Я посмотрел на снежное пятно на куртке, а потом на хитро улыбающуюся Вику, стоящую метрах в трех от меня.

— Хе-хе.

Пока я оторопело на нее взирал, девочка нагнулась, схватила пригоршню снега, слепила снежок и запустила в меня. Через пару секунд на куртке появилось еще одно пятно. Это привело меня в чувство.

— Ах ты…

Я отряхнулся и в ответ тоже запустил в Вику снежком, но она с легкостью увернулась. После чего насмешливо показала мне язык. Я прищурился и ринулся в атаку. Рита стояла в сторонке и благодушно наблюдала, как мы швыряемся снежками друг в друга. Но так продолжалось до тех пор, пока ей самой не угодил один прямо в лицо.

Рита медленно убрала с лица снег, взглянула на довольную сестру, демонстративно похрустела пальцами и воскликнула:

— Напросилась!

И грянула баталия. Мы остервенело кидались снежками, пытаясь слепить их как можно быстрее. Но это часто влияло на точность, а порой и вовсе снежок рассыпался в руках. Так как каждый был сам за себя, приходилось зорко следить за противниками, иначе в тебя немедленно прилетала атака. Малейшее промедление вызывало попадание. Снежки летали во все стороны, отчего к нам не спешили приближаться.

Я уже и не помню, когда в последний раз так веселился. Мы развлекались, позабыв о всех волнениях. Мы просто наслаждались этим моментом. Плевать на то, что будет завтра. Плевать на все обязанности. Сейчас главное — поразить своего противника, пока он не поразил тебя. И чем больше, тем лучше.

Мы разошлись так, что несколько раз чуть не попали по проходящим мимо людям. Под ногами все было истоптано, словно здесь танцевала целая толпа. Остановились мы лишь тогда, когда сил оставалось немного. В итоге развалились на скамейке, тяжело дыша.

— Я выиграла, — заявила Вика.

— Это с чего бы? — поинтересовалась Рита.

— Так я в тебя столько раз попала. И в Юту тоже.

— Ха. Сколько столько? Вспомни, кому из нас пришлось два раза прятаться за деревом, потому что шел полный обстрел?

— Уж точно не мне.

— Ха-ха, заливай больше.

— Эй, о чем вы вообще? — встрял я. — Вы только и делали, что уворачивались от моих великолепных атак.

— Ой, молчал бы, Юта. Твои «великолепные» атаки были таковы, что я и сонная бы уклонилась.

— Если б было так, Рита, ты бы не получила по лбу три раза подряд.

— Не тому, кто постоянно падал на ровном месте, говорить мне это.

— А давайте слепим снеговика, — вдруг предложила Вика.

Мы с Ритой переглянулись и кивнули. Втроем мы нашли нетронутый пятачок, полный снега, и принялись за работу. Снег лепился хорошо, поэтому мы быстро скатали один шар, потом другой и наконец третий. Около дерева обнаружилось несколько валяющихся веток — их мы использовали, чтобы сделать снеговику руки, глаза и рот.

— Восхитительно, — заключила Вика, когда мы разглядывали наше пузатое творение.

Игравшая неподалеку ребятня заинтересовалась тем, что мы сотворили, подбежала посмотреть, а затем предложила слепить еще одного. Чем мы дружно и занялись. А затем еще одного. И еще. Дети радостно галдели, да и мы веселились от души. А потом нас уговорили поиграть в снежки. И пошла сущая вакханалия. С десяток человек, швыряющих снег куда попало, — то еще зрелище.

Домой мы вернулись уже затемно, счастливые донельзя…

***

Утром мы проснулись рано, как по будильнику, практически в одно время, собранные и сосредоточенные. Завтрак прошел молча — говорить было нечего, и без того все знали, что ожидать. Сразу же переоделись в свободные вещи, не стесняющие движений. Теперь оставалось только ждать появления Живы. Это долго не продлилось — всего около часа. Богиня показалась с сумрачным лицом и беспокойно поджимающая губы. Оглядела нас троих и тихо произнесла:

— Пора.

Мы встали и в следующее мгновение очутились в лесу. Впереди простиралось довольно обширная пустошь. Вдалеке и по краям тоже виднелся лес.

— Здесь все и произойдет, — сказала Жива. — В альтернативном пространстве снег будет твердым, так что вы не будете проваливаться в него. А теперь разбирайте. — Она указала на наше оружие, лежащее в сторонке, которое перенесла вместе с нами.

Рита накинула на шею клык и нацепила браслеты, Вика тоже повесила на шею талисман и надела шляпу, я же вставил кулон в выемку на обтекателе копья и соединил вместе две его части. И тогда оружие активизировалось.

Браслеты сжались и плотно облегли руки Риты, слова на них ярко засияли. Талисман блеснул. По копью прошлась световая волна, а изображение на кулоне налилось цветом.

Вику окутало мерцающее марево, и ее внешний вид преобразился. На ногах появились черные сапожки, бедра скрыла такого же цвета юбка, тело покрыла рубашка, а сверху — черный плащ. Девочка теперь выглядела как ведьмочка. На нас же с Ритой на различных частях тела стали появляться отдельные металлические элементы: на плечах, груди, ногах. Они напоминали куски брони. Пусть она и не была единой, но закрыла самое важное.

— Кх… — издал я невнятный звук.

В голову стали вливаться знания. Их было столько, что я приложил ладонь ко лбу и сморщился. Сестры, судя по их виду, испытывали те же трудности. Перед глазами проносились образ за образом, наглядно показывая действие различных техник.

Через пару-тройку минут все закончилось. Я выдохнул и выпрямился. Удивительное дело — мороз совершенно перестал ощущаться, а громадное копье казалось неприлично легким для таких размеров. Рядом удивленно рассматривала себя Вика, а чуть далее немного попрыгала Рита.

— Вы готовы, — сказала Жива.

— Такие странные ощущения, — заметила Вика.

— Вы получили высшие силы, так что ничего удивительного. Теперь вы превосходите обычных людей, — пояснила богиня.

— А во мне столько энергии. — Рита помахала кулаками. — Я аж физически ее чувствую.

— Это особенность твоего оружия. Можешь опробовать его.

Жива кивнула на ближайшее дерево, оказавшееся высоченной сосной. Рита достала из кармана перчатки, прикрыла голые ладони и, подойдя к дереву, с размаху врезала по нему кулаком. Раздался громкий треск, и ствол в месте удара разнесло на куски. Сосна покачнулась и ухнула вниз. При этом одна из щепок, отлетев в сторону, оцарапала девушке щеку.

— Ух ты! — воскликнула Вика. — Вот это сила. Тогда и я попробую.

Девочка подошла к сестре, поднесла ладонь к царапине и произнесла пару слов. Ладонь окутало зеленоватое свечение, перетекло на ранку, и на наших глазах та затянулась.

— Интересно, — хмыкнул я. — А что ж у меня?

Я крутанул копье, а потом махнул им легонько снизу вверх. Вырвавшаяся силовая волна проделала длинную борозду, разрезав снег и землю.

— Юта, а ты не переборщил? — спросила Рита.

— Да я же чуть-чуть всего. И вообще, кто бы говорил.

Девушка в ответ лишь ухмыльнулась.

— Замечательно, — сказала Жива. — Кажется, прошло успешно. Дальше передаю все вам.

Мы кивнули, и богиня исчезла, оставив нас одних. Воцарилась тишина. Лишь изредка колыхались листья, когда налетал порыв ветра.

— Вот мы и тут… — проговорила Вика.

Мы промолчали, но внутренне согласились с этими словами. Настало время ожидания.

…Через двадцать минут вдалеке раздался грохот, и небо внезапно посерело.

***

Все мгновенно изменилось. Если раньше окружение ощущалось живым, то теперь оно словно застыло во времени. Ни единого постороннего звука, ни малейшего дуновения ветра, ни одного движения. Только мы втроем и громадная фигура в полукилометре от нас. Вокруг развернулось альтернативное пространство.

Радогост возник из ниоткуда, но не стал для нас неожиданностью. Но все же кое-что заставило нас насторожиться. Мы предполагали, что он будет выглядеть как человек — тех же Живу и Хорса посторонний вряд ли бы принял за богов. Но Радогост отличался. Даже издалека мы видели, что он куда выше нас, по крайней мере вдвое. Но это не самое главное. Человеческое тело бога венчала львиная голова. Одежда напоминала какие-то лохмотья, поверх которых была надета кольчуга. В правой руке бог держал огромный молот, а в левой — вытянутый щит. Видимо, такой облик Радогост принял после своего «изменения».

Я посмотрел на сестер.

— Ну что, вы готовы?

Те кивнули.

— Тогда идем спасать мир.

Я перехватил копье поудобней и побежал вперед. Девушки последовали за мной. Полученные способности дали возможность двигаться с легкостью, потому расстояние между нами и богом быстро сокращалось. Радогост нас заметил, крутанул молот и взревел. В тишине альтернативного пространства его рык прозвучал особенно громко.

Рита, благодаря повышенной физической силе, вырвалась вперед, опередив нас на добрую сотню метров. Радогост перевел взгляд на девушку и, когда она почти его достигла, обрушил молот прямо на нее. С грохотом он вонзился в землю, взметнув в воздух кучу снега. Но ничего не произошло. Рита в мгновение ока ушла в сторону от ниспадающего оружия и после удара со всей силы врезала Радогосту кулаком в бок. Тело бога сотрясла дрожь, и он завалился на другой бок, выпустив молот из рук.

Тут подоспели и мы. Вика взмахнула в мою сторону рукой и выкрикнула:

— Ар сан!

Я тут же ощутил в теле непривычную легкость, оттолкнулся ногой от снега и высоко подпрыгнул. Поднял в полете копье над головой и в падении рубанул им. Но бог подставил щит, и по пустырю разнесся звон от соударения. Следом Радогост двинул щитом, и меня откинуло в сторону.

— Гх…

Удар оказался сильным. Я отлично его прочувствовал, хоть и стал невосприимчивее к ним. А сверху тем временем падала Рита, выставив вперед ногу. Она воспользовалась моментом для атаки, пока бог отвлекся на меня. Но тот, похоже, предвидел это, и к девушке уже устремился кулак. В воздухе она не могла защититься, но неожиданно кулак на что-то натолкнулся и замер, не долетев до Риты буквально пару метров. Приземлившись, Рита увидела сестру, которая стояла, вскинув руки. Видимо, наколдовала какой-то барьер, который предотвратил атаку.

Но ноги я вскочил быстро и снова ринулся в бой. Радогост тоже поднялся. Ближе к нему стояли сестры, так что он нацелился на них. Молот прошел по дуге, направившись к девушкам, но Рита подхватила Вику и отпрыгнула. Кто знает, смогла бы Рита даже со своей силой отразить оружие. Потому она решила не атаковать, а отойти.

Молот снес верхний слой снега. Я ускорился, пытаясь подловить бога в момент его заноса от замаха, и в длинном рывке выставил копье. Наконечник устремился вперед… и столкнулся с молотом. Радогост не стал останавливаться после атаки, а использовал инерцию тела, чтобы крутануться вокруг оси и заблокировать копье.

Отдача прошла по всему телу, готовясь отбросить меня, но я, стиснув зубы, неожиданно поднял ноги, уперся ими в молот и перекувыркнулся назад. И едва мои стопы коснулись снега, я рванул вперед, нанося горизонтальный удар. За миг до попадания Радогост изогнулся, и лезвие лишь черкануло по его броне.

— Черт, — выругался я.

Но тут в туловище бога влетел зеленоватый шар и взорвался. Радогоста откинуло назад. В следующее мгновение через клубящийся дым пролетела Рита и в прыжке обрушила ногу, целясь богу в живот. Тот в самый последний момент все же успел подставить щит. Рита извернулась, оттолкнулась от щита рукой и провела еще один удар прямо в открытый бок. Радогост дернулся, получив урон, попытался достать девушку, но та уже успела отскочить.

И все же Радогост без видимых проблем поднялся и атаковал. Он размахивал молотом с бешеной скоростью, и только сила оборотня позволяла Рите избегать попаданий. Оружие со свистом рассекало воздух, но ни один удар не достигал цели. Девушка принялась петлять, но Радогост не отставал.

Едва он начал размахиваться для очередной атаки, перед ним возник я. С помощью Вики получив дополнительное ускорение, я в миг преградил богу путь и махнул в его сторону копьем. Радогост отбил атаку, но я развернулся и пырнул его задней частью копья. Его встретил щит. Тем не менее я не остановился и продолжил атаковать. От соударений металл высекал искры, лязг и звон не утихали ни на секунду.

Мы приблизились к кромке леса. Рита обежала нас по дуге, мощными ударами сломала пару деревьев и запустила их в полет. Два огромных ствола приближались к моей спине. Казалось, удара не избежать. За секунду до попадания Вика сделала движение двумя пальцами, словно что-то переворачивая, и произнесла:

— Эрес.

Я и Радогост поменялись местами. И тут же в бога влетело оба дерева. Они с такой силой ударили его, что он рухнул. Я метнулся к нему, пока он не пришел в себя. Внезапно перед глазами возникло дерево, и я с силой откинулся назад. Ствол пролетел в сантиметре от носа и врезался в землю позади. Радогост пришел в себя на удивление быстро, еще и успел швырнуть в меня дерево, которое попало по нему. Это задержало меня на пару секунд, к тому же я потерял стойку, чем Радогост и воспользовался. Он в мгновение вскочил и в рывке махнул щитом, выставив его горизонтально. Мне снова пришлось отклоняться, что его конец не распорол мне горло. И следом в поле моего зрения появился молот. Копье я подставить не успевал.

— Вот дер…

Меня отправило в полет. Радогост только хотел преследовать меня, чтобы добить, как его и пространство на полсотни метров вокруг заволокло дымом. Перекрыв врагу обзор, Вика «подхватила» меня и перенесла к себе. От удара сломало три ребра и вывихнуло руку, так что Вика сразу же принялась за лечение.

Из дыма донесся рев. Потом послышался какой-то свист, и земля содрогнулась. Порыв ветра моментом рассеял дым. Радогост с силой ударил молотом по земле, и ударная волна очистила ему взор. Он сделал это так быстро, что мы не успели опомниться. Вика испуганно воззрилась на бога, который устремился прямо к нам. Но она еще не закончила лечение, потому не могла сдвинуться с места. Наперерез Радогосту метнулась какая-то тень.

— Ха-а!

Раздался вскрик, и у бога подогнулась нога, отчего он на полном ходу влетел лицом в снег и несколько раз перевернулся, пропахав широкую борозду. Рита, видя наше отчаянное положение, атаковала противника. Не теряя ни секунды, она с размаху всадила кулак Радогосту в спину. Того вжало в снег еще больше.

— А-а-а!

Рита продолжила наносить удар за ударом. Радогост содрогался, стараясь шевельнуться, но девушка и не думала замедлять темп. В какой-то момент стало казаться, что она забьет его насмерть, но увы. Бог сумел непонятным образом изловчиться и махнуть молотом за спину. Рите пришлось отскочить в сторону, а потом еще дальше, так как Радогост вдогонку послал еще и щит. Это дало ему время, чтобы подняться.

Но поодаль уже стоял я, выставив в его сторону копье. Вика закончила мое лечение как раз вовремя. Обтекатель копья приоткрылся с двух сторон. И в следующее мгновение в Радогоста выстрелило два световых луча. Они по прямой полетели в бога, но тот выставил щит, и лучи ударили по нему. Впрочем, это не дало Радогосту сдвинуться с места, чем Рита и воспользовалась. Прямой удар ногой в бок откинул бога.

Еще одна способность копья оказалась дико полезной. Это была сила Даждьбога — сила солнца.

Я и Рита одновременно побежали в атаку. Вика заклинанием влила в нас дополнительные силы. Теперь Радогосту пришлось поднапрячься. Мы, не снижая скорости, посылали в него атаку за атакой, от которых бог либо отбивался, либо уклонялся. Ожидаемо, что так просто высшую сущность не сломить, но мы знали, что так будет, и потому прилагали все силы для победы. Я выступал основным нападающим, а Рита пыталась подловить Радогоста на любой малейшей ошибке и прикрывала меня. Мы стремительно передвигались по пустоши, не обращая ни на что внимания. Наши мысли занимал только враг перед глазами. В самые критические просчеты помогала Вика, выставляя барьеры, иногда она посылала какое-нибудь атакующее заклинание.

Но несмотря на бурное сражение, меня не покидала мысль, что тут что-то не так. Она стойко крутилась в голове и не уходила. Да, может, мы и получили сверхчеловеческие силы, тем не менее не стали сильнее богов. Да, нам дали знания для битвы, и опыт повышался с каждой секундой, но изначально он был нулевым и не поднялся бы на порядки за столь короткое время.

Так почему же наши атаки постоянно проходили? Почему Радогост, при его-то божественных силах, выглядел как типичный босс какой-нибудь игры? Пусть его атаки были сильны, а стойкость высока, он только этим и высказывал свою мощь. Я в жизни бы не поверил, что бог способен только на такое. Он не сдавался, доставлял нам проблем, часто наседал сам, но все равно это было не то. Я чувствовал, что в Радогосте скрыто что-то еще, но не мог понять что именно. И это беспокоило. Наверное, если действовать слаженно, мы бы все-таки дожали его, пусть и вымотались бы по полной. Но только в том случае, если бы нам не преподнесли сюрпризов. А в этом меня одолевали сомнения. Я каждую секунду ожидал подвоха.

***

На высоком холме стояли двое. Красивая женщина и вроде бы девочка. С виду они напоминали самых обычных людей, но от них исходила странная аура. Словно они были не из этого мира. Парочка напряженно вглядывалась куда-то вдаль. С неба медленно падал снег, покрывая их одежду и головы, но они не обращали на него внимания.

— Сестренка, они вроде справляются, да?

— Действуют они неплохо, но все же…

— Что-то не так?

— Да. Радогост сражается как обычный воин, не более.

— Но это значит…

— Да. Он еще не показал истинного себя. Если они не будут готовы, то проиграют.

Раздался горький смешок, и две пары глаз продолжили наблюдать за обширной пустошью в лесу, где проходило яростное сражение…

***

— Справа, Юта!

Я услышал крик Риты и успел выставить копье и заблокировать летящий в меня молот. Но отдача все равно отбросила меня в сторону. Впрочем, Рита была тут как тут и заняла мое место, проводя комбинацию ударов. Несколько прошли сквозь защиту, и Радогост согнулся. Подпрыгнув, девушка добавила сокрушительный пинок сверху по голове. Бог покачнулся и начал падать, но смог резко упереть молот в землю и остановиться. Вдруг с краю от него в воздухе появилось зеленоватое сияние, после чего нечто невидимое с силой врезало по Радогосту, отшвырнув его на несколько десятков метров. Вика опустила руки и выдохнула. Я ей улыбнулся и выстрелил в лежащего бога световыми лучами. Тот прикрылся щитом, но я продолжил обстрел. Мелькали вспышки, во все стороны разлетались снег и земля. И тут произошло нечто поразительное. Я без передышки стрелял, когда услышал вопль:

— Юта!

И в это мгновение увидел, как в меня летит что-то огромное. Я от удивления распахнул глаза и бросился на землю. Над головой просвистел молот и проделал внушительную яму позади. Пока я стрелял, Радогост метнул в меня свое оружие, а я даже не заметил. Будь я один, не миновать беды.

Я избежал атаки, и это означало, что сейчас бог только со щитом. Пользуясь предоставленным шансом, мы пошли в нападение. Несмотря на новые способности, усталость постепенно скапливалась, хоть Вика и пыталась этому помешать. К тому же уставала она сама. Мы понимали, что нужно решать все как можно быстрее.

Мы почти достигли Радогоста. Уже приготовились к атаке, как он шевельнул рукой, и по нам ударила какая-то темная волна.

— А…

— Гха…

Из легких выбило воздух, ощущения были такие, будто тебя с размаху вписали в стену. Мы отлетели от бога и попадали на землю. Вика испуганно бросилась к нам.

— Какого черта… сейчас было? — выговорил я, сплевывая кровью.

Все сильно болело, даже при малейшем шевелении нервы посылали импульс в мозг, и мы кривились от ужасных ощущений.

Похоже, Радогост решил применить какую-то скрытую атаку. Как я и предполагал, он не показал нам все свои силы с самого начала. Не знаю, чего он ждал, но теперь наше положение сильно ухудшилось.

Меня и Риту окутало зеленоватое сияние. Это подоспела Вика и взялась за лечение. На наших глазах Радогост встал, но теперь в нем словно что-то неуловимо изменилось.

— Как вы? — с тревогой спросила Вика.

— Оклемаемся, — ответил я. — Но, похоже, у нас проблемы.

— Это точно, — с трудом выдохнула Рита. — Этот гад что-то припас. Нам еще повезло.

— Придется быть осторожнее. — Я посмотрел в сторону Радогоста. — Вика, ты сможешь лечить нас, когда мы будем на ходу?

— Э… эм… я не знаю.

— Давай попробуем. Теперь мы не можем сидеть на одном месте. И ты тоже должна постоянно передвигаться.

— Хорошо, я постараюсь.

Мы поднялись. Вика сдвинула брови и сосредоточилась. Я и Рита кивнули ей и бросились в атаку. Радогост оскалился, показав клыки, и вскинул руку. Мы почувствовали исходящее от него напряжение и резко разошлись в разные стороны. И как раз вовремя — между нами прошла та же темная волна. Припоздай мы немного, и по нам бы попали.

Бог тем временем не стал на нас нападать, а промчался мимо. Только я подумал, с чего бы это, как увидел, что он подбирает молот. Тут в голову запоздало пришла мысль, что за силой он нас атаковал. Жива рассказывала, но, видимо, я запамятовал. Это была истинная сила карающего бога Радогоста. Ей он повергал грешников. Именно поэтому она обладала такой мощью. Думаю, нам бы хватило тройки попаданий, и все бы было кончено.

Взглянув на Риту, я понял, что она, похоже, тоже вспомнила и пришла к тому же мнению. Не будем постоянно передвигаться — в миг проиграем. Но, припоминая слова Живы, Радогост не мог использовать эту силу постоянно. Имелся определенный временной промежуток. К тому же сила последующей атаки зависела от предыдущей. Если изначально ударить огромной мощью, потом так же не получится. Вот почему у нас все же оставался шанс на победу.

Бог поднял молот, крутанул и повернулся к нам. Лечение еще не закончилось, но мы все же пошли в атаку, заходя с боков. Радогост пристально следил за нами и сумел встретить мой выпад молотом, а пинок Риты заблокировать щитом. Заметив, что атаки не прошли, мы быстро ушли в стороны. Бог ударил по нам темной волной, но благодаря нашим действиям мимо. Рита сразу же подсекла Радогоста, а когда тот стал падать, я рубанул сверху копьем. Бог отразил, но я крутанул копье, наставил на него и выстрелил световыми лучами практически в упор. Раздался грохот и дикий рев. Рита сцепила руки вместе и добавила сокрушительный удар по телу бога.

Но несмотря на это, нам пришлось отступить — Радогост даже в таком случае умудрился выпустить темную волну. Впрочем, когда он встал, мы увидели, что на этот раз наши атаки не прошли бесследно. Кольчуга во многих местах была покорежена, а на плече даже пробита, и оттуда сочилась кровь. Видимо, здесь я смог пробить защиту световыми лучами.

— Пора добавить, — проговорил я.

Подчиняясь моей воле, лезвие копья видоизменилось. Оно немного вытянулось, добавилось выступов. Кулон на обтекателе засиял, и лезвие окутало пламя.

— Ха-а!

Я диагонально махнул копьем в сторону Радогоста, и к нему устремилась огненная волна. Не успевший подняться бог выставил щит, и прогремел взрыв. Дым еще не рассеялся, а я уже снова атаковал. Лезвие рассекло дым и не достало до Радогоста всего чуть-чуть — он лишь немного повернул молот, но этого хватило, чтобы копье попало в него. Но я еще не закончил.

— А-а!

Я вскричал, и конец копья ярко вспыхнул. Пламя все расширялось, пока я усиливал нажим. А потом грохнул еще один взрыв. Меня отбросило, но Вика поставила защиту, и я не пострадал. Но внезапно в меня полетел поток темной силы. Радогост атаковал несмотря ни на что. Увернуться в воздухе я не мог, потому выставил копье и выстрелил световыми лучами, ни на что не надеясь. Две атаки столкнулись, но у моей вышло лишь ослабить другую. Темный поток протаранил лучи и врезался в меня. Боль пронзила все тело, и меня швырнуло еще дальше, перекрутив несколько раз.

— Юта!

Вика бросилась ко мне, но Радогост запустил в нее молот. Девочка двинулась в сторону, чтобы увернуться, а потом заметила кое-что странное.

— А?

Молот окутывала темная сила. Радогост соединил ее с оружием и усилил тем самым атаку. Молот упал в паре метров от Вики, и сила высвободилась. Произошел этакий выброс, который поглотил Вику. Она закричала и упала.

Рита чуть ли не зарычала от ярости и кинулась к богу. Использовав столько силы, он временно не мог ее применять, а значит, пока можно было не опасаться. Бог только приподнялся, как ему в щеку влетел кулак. От того, что попали по ее сестре, девушка просто пришла в бешенство. Она не давала богу ни малейшего шанса хоть как-то защититься. Сила оборотня увеличила ее скорость до максимума. Удары мелькали так, что их едва было видно. Тело Радогоста содрогалось от наносимого урона.

Пока Рита неистовствовала, я сумел встать и добежать до Вики. Та тихо стонала, но шевелиться могла. Похоже, талисман ее защитил, сведя атаку до минимума.

— Ты как? — обеспокоенно спросил я, помогая девочке встать.

— Продолжать… смогу… — проговорила Вика. — Я еще не сдалась.

Ее окутало свечение — девочка начала исцелять сама себя. Я взглянул в ее полные решимости глаза и кивнул. Пусть мне тоже досталось, сейчас главное, чтобы вылечилась она, а я уж как-нибудь перетерплю.

Рита продолжала бушевать, но скорее всего из-за этого стала упускать некоторые детали. Я заметил, как Радогост под градом ударов задвигал рукой. Если сейчас он использует свою силу, Рита не избежит атаки. Поспешно направил на бога копье, собрал всю волю в кулак, и… обтекатель раздался, сверкнул свет, полыхнуло пламя, и в Радогоста устремилась двойная атака. Два луча света, окутанные огнем прочертили прямые и врезались в бога.

Взрыв был сильнее предыдущих, огонь разошелся вширь и назад, словно продолжая удар. Радогоста подкинуло, и он со всей силы влетел в лес, до которого они незаметно добрались. Деревья затрещали, ломаясь и падая. Бога завалило.

Я глубоко вздохнул. На эту атаку ушло немало сил. Рита подбежала и поинтересовалась состоянием сестры. Убедившись, что все в порядке, она повернулась ко мне:

— Еще держишься?

— Пока да. А ты?

— Тоже. Спасибо, что у меня тело физически усилено.

— Тогда идем.

Пусть потрепанные, но мы снова упорно ринулись в бой. Из-под поваленных деревьев вылезал Радогост. Теперь, кроме плеча, у него добавилась рана еще и на боку. Щит же на наших глазах распался на куски. Огромный плюс в нашу копилку. Больше прикрываться бог в полной мере не мог. Он двинулся вперед, навстречу бегущим нам, а потом внезапно с силой ударил молотом по земле. Под ногами все содрогнулось, и от удара земля вместе со снегом вздыбилась на пару десятков метров вокруг. Мы потеряли опору и сбились с шага. А Радогост еще махнул молотом, запустив сначала в меня, а потом и в Риту по здоровенному куску земли. Неустойчивость сыграла с нами злую шутку, и атака прошла. Сильный удар сменился болью и легкостью полета. Радогост попытался добить нас, пока мы беспомощны, но под ним появилась сияющая пентаграмма.

— Еро, — сказала Вика.

Бога поглотило пламя взрыва.

Мы встали. Я почувствовал, что одно ребро сломано, да и Рита немного прихрамывала. Увидев, что Радогост готовится напасть, хотя его и задело только что, я крикнул:

— Сначала атака, потом лечение!

Морщась и терпя боль, я ринулся вперед. Копье окутал огонь. Позади меня Вика приготовилась колдовать, и между ее вскинутыми руками воздух засветился зеленым. Рита тоже не стала оставаться в стороне — ее кулаки обволокла какая-то полупрозрачная сила, словно став боксерскими перчатками. Радогост взревел и двинулся навстречу. Мы быстро сблизились. Бог размахнулся и по широкой дуге направил молот в меня, я же сделал яростный выпад.

Два оружия преодолели сопротивление воздуха и столкнулись. Всех обдало горячими порывами появившегося от соударения ветра. Рев Радогоста и мой крик сплелись воедино. И он, и я усиливали нажим. В итоге пламя ярко полыхнуло, и нас откинуло друг от друга. Вика тут же развела руки в стороны. Рядом с богом вздыбились два пласта земли и схлопнулись, сжав его. Рита, наплевав на ногу, подбежала и врезала по этому «бутерброду» новой силой. Громыхнуло так, словно с огромной высоты упало что-то тяжелое. От удара в земле даже появились трещины.

— Да как так! — воскликнула Вика, увидев, что Радогост опять поднимается.

Пусть от его брони мало что осталось, пусть на теле виднелись новые раны, пусть мы били в полную силу, бог все еще мог сражаться.

Но только мы приготовились продолжить бой, Радогост уже очутился прямо перед нами. Каким-то образом он нереально быстро преодолел расстояние, разделяющее нас. Мы и опомниться не успели.

— Како…

Три невероятно скоростных удара, и мы уже лежали в десятке метров от бога, корчась от боли. При этом атака еще не закончилась — бог так же быстро подскочил ко мне. Взмахнул рукой, после чего на меня обрушилась темная волна. Ощущения были, словно меня выворачивало наизнанку, я даже вздохнуть не мог. От этого я потерял сознание.

Рита все же проявила дикую силу воли и поднялась. Видя, что я замер без движения, девушка атаковала Радогоста. Она всеми силами пыталась отвлечь его, чтобы обезопасить сестру и меня. Бог, судя по всему, вошел в какое-то состояние берсерка, так что с его новой скоростью могла справиться только Рита. И даже ей это удавалось с трудом. У Радогоста заметно прибавилось сил, потому девушке приходилось использовать свои усиленные способности. Она покрыла ими и ноги, что заметно повысило быстроту передвижений.

Ее сестра пролежала с полминуты, прежде чем смогла хоть как-то пошевелиться. Она оперлась на дрожащие руки и осмотрелась. Рита сражалась, а я лежал в сторонке. Девочка на четвереньках подползла ко мне и начала лечить. Дрожь не прекращалась, но она все продолжала. Рита сдерживала врага, а значит, Вика должна была постараться. И через минуту я все же очнулся. Состояние было паршивым, но я заставил себя двигаться.

— Спасибо, — сказал я, жестом остановив лечение. Пусть отдыхает.

Вика так и осталась сидеть, напоследок усилив мои ноги, а я поспешил на помощь Рите. Не думаю, что она долго выстояла бы. Радогост наседал, а она по большей части уже оборонялась. Я пустил в ход весь свой арсенал. Использовал всевозможные техники, чтобы поразить бога лезвием копья или задней частью, стрелял световыми лучами и бил огнем. Рядом помогала Рита. Атаки следовали одна за другой: что с нашей стороны, что со стороны Радогоста. Мы не жалели себя, отдавая все силы, чтобы повергнуть врага.

А потом мы допустили ошибку.

Всего одну, но ее хватило.

В момент моей атаки Рита попыталась зайти богу за спину, но оказалось, что он все предвидел и его действия были обманом. Девушка не успела что-либо сделать, когда в нее врезался молот и отбросил прочь. Она ударилась о землю рядом с Викой и больше поднялась. Я рубанул копьем, но Радогост увернулся и атаковал Риту и подползшую к ней Вику своей карающей силой.

Все, что я увидел дальше, — сестры, которые неподвижно лежали в проделанной ударом воронке.

Вскричав от отчаяния, я еще раз объединил все силы и атаковал ими Радогоста. Достал в самый последний момент, и когда бога отшвырнуло, кинулся к девушкам. Вика лежала без сознания, но Рита пока держалась. Она тихо проговорила:

— Ты уж прости, дальше придется самому. Возьми наше оружие, может, поможет.

Я кивнул.

— Держитесь, я все закончу.

Как и сказала Рита, я нацепил на руки браслеты, повесил на шею клык и талисман и надел шляпу. В тело влились новые силы, но само оно еле выдерживало полученную энергию. Долго я протянуть не мог. Впереди стоял потрепанный Радогост. Как ни крути, наши атаки нанесли ему урон, а еще, похоже, этот берсерк-режим отнимал много сил. возможно, он тоже долго бы не продержался.

Мы взглянули друг на друга и рванули с места. Радогост уже не сдерживался. Он посылал в меня темные волны, едва появлялась возможность, а его молот ни на секунду не замирал. Я в ответ тоже бил всем подряд. Силы ведьмы помогали мне продержаться, а силами Риты я увеличивал мощность собственных атак. Все вокруг сверкало, грохотало и разрушалось. Если бы здесь что-то было построено, от него бы не осталось ни кусочка.

Мы обменивались ударами, не обращая ни на что внимания. Ранения нас не волновали. Только ты. Только враг.

После очередных атак мы встали метрах в десяти друг от друга. По своему состоянию я понял, что сейчас будет последний удар. Радогост, видимо, осознавал нечто похожее. Я собирал всю оставшуюся силу и направлял в лезвие копья. От бога тоже исходила странная аура, будто он к чему-то готовился.

Время словно замедлилось. Секунды текли, но нам казались вечностью. Я почувствовал, что решающий момент настал, направил энергию в ноги и оттолкнулся от земли. В тот же миг вперед устремился Радогост.

Мы размахнулись и атаковали друг друга.

На тихом пустыре вспыхнули оттенки различных цветов, а затем раздался оглушительный грохот. Ударная волна заставила деревья шататься, в воздух взметнулись снег и земля, разлетаясь во все стороны.

А на одном пятачке клубился дым. И когда он рассеялся, на земле показались две лежащие фигуры. Одной был раненый мужчина в остатках кольчуги и одежды, усыпанный осколками молота. Чуть поодаль лежала вторая фигура, держа в руках обломок копья, — я.

Я с трудом приподнял голову, увидел, что стало с Радогостом, слабо улыбнулся и потерял сознание.

***

С того времени прошло четыре дня. Кое-как, но мы смогли победить Радогоста и вернуть его в норму. Боги поместили его в особое место, пока не придет в себя. Нас с места боя принесли домой Жива и Хорс, которые наблюдали за сражением. Они же вылечили наши раны, довольно-таки серьезные, и теперь в теле разве что еще оставалась некоторая усталость, хоть мы и отдыхали долго.

В отключке мы провалялись сутки — сказалось использование божественных предметов, но главное, что вообще очнулись. Впрочем, я провел в постели еще с полдня, так как на мое тело нагрузки под конец свалились адские. Этим успешно воспользовался Хорс, когда он и Жива пришли нас проведать. Вовсю ластившегося бога безжалостно скинула на пол Вика.

У Живы на глазах стояли слезы, когда она нас благодарила. Мы спасли не только людей, но и ее друга, и потому ее признательности не было предела. Но даже заплаканная она выглядела умопомрачительно. Я не отрываясь пялился, за что и был скинут Викой на пол, повторив судьбу Хорса.

Честно говоря, не верилось, что все закончилось. Вроде совсем недавно мы готовились к заданиям, а потом сражались с богом. А теперь спокойная жизнь. И не скажешь, что я провел здесь уже несколько недель. Стало как-то… грустно.

Пусть я и сестры пережили многое за это время, впереди нас ждало самое тяжкое — мое возвращение. Жива дала нам несколько дней, чтобы мы провели их вместе напоследок. И мы с утра до ночи куда-то ходили, где-то гуляли, смеялись и развлекались. Мы отдавались веселью полностью, не думая ни о прошлом, ни о будущем. Мы просто были вместе.

Но тот день все-таки настал. Я проснулся рано, не зная, что мне делать. Лежал на кровати, и все. Рита и Вика встали лишь немногим позже меня. Видимо, их снедало то же чувство. Чтобы не усугублять прощание, Жива обещала прийти поутру, и после завтрака в квартире царила напряженная атмосфера. Вика заперлась у себя, я, переодевшись в то, в чем прибыл сюда, собирал то немногое, что хотел взять с собой: фотографии да несколько книг, Рита мне помогала. Когда появилась Жива, я уже был готов.

— Вот и все? — спросил я.

Богиня ласково улыбнулась.

— Да. Близкие ждут тебя.

— Здесь у меня теперь тоже близкие.

Жива понимающе кивнула, подошла ближе и погладила меня по щеке.

— С теми, кто тебе дорог, всегда трудно прощаться. Но это происходит рано или поздно. Будь сильным, Юта. В твоем сердце они останутся навсегда.

— Да… Верно.

— Не грусти, Юта, — сказала Рита. — Мы тоже тебя не забудем. К тому же кто знает, а вдруг еще свидимся?

— Ты полна оптимизма, — усмехнулся я.

— Ну разумеется. В нашей стране без него никуда. И вот, держи.

Рита протянула мне небольшую бумажку. На ней было что-то написано, но я не понял что именно.

— Что это?

— Наш адрес. Если захочешь, можешь попробовать приехать к нам там, у себя. Может, мы еще будем живы и все еще будем жить тут.

— О-о. Спасибо.

Тут из коридора показалась Вика. Весь ее вид показывал, что она вот-вот расплачется. Девочка бросилась мне в объятия.

— Я не хочу, чтобы ты уходил, — всхлипнула она.

— Да, мне тоже сложно вас покидать. Но я не могу остаться.

— Я буду скучать. Очень сильно.

— И я тоже. В конце концов, без тебя я бы тут пропал. Ты многое сделала для меня, и я это не забуду.

Я крепко обнял Вику, простоял так с минуту, после чего она нехотя выпустила меня. Рита чмокнула меня в щеку.

— Удачи, Юта. Стань лучшим человеком.

— Я постараюсь.

Я повернулся к Живе, та улыбнулась.

— Пусть ты попал сюда по прихоти других, помни, что ты сделал, — сказала она.

Жива махнула рукой, и подо мной появился мерцающий круг, испещренный непонятными символами. Я взглянул на улыбающуюся Риту и плачущую Вику, улыбнулся им в ответ и махнул на прощание рукой.

Зрение заполнило сияние, а потом все померкло.