Глава 7. Разве можно пить с теми, кто появляется после пития?


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
id179700034
1 г.
ковра на стене не хватило ))
erden92
2 г.
может все-таки будет еще что-нибудь на 1 апреля? )))
erden92
3 г.
а я вчера так ждал еще одно такое произведение :(
Semzorro
3 г.
скоро апрель ..........
это так намёк.
тишка гарны
3 г.
Шикарный прикол, хотелось бы продолжения.
Камидзу-сама
3 г.
Лол. Лооол. А енот то сволочь. Вариант поподанчества сложность найтмар. В Россию закинул. Это японца то. Изверг етить... Читаю 3 главу, но однозначно - читать всем.
Камидзу-сама
3 г.
Так. Реза фигню переводить не будет. Читаемс
Вечный
3 г.
Благодарю Эх, люди
neron mikoto
3 г.
Не было времени в апреле почитать, а потом забыл... на шутку опоздал, но всё знаю... От чего послесловие унесло меня в подстолье)

Даже представляю, как команда РуРы обсуждала "бога":
- А кто будет богом?
- Как кто? Естественно наш енотик!
- Рафу? (После Раф-тян у меня так все енотики заговорили...)
otaking
3 г.
Так это всё таки прикол? В целом очень даже не плохо, хотя и видно произведение, хоть и закончено чего то не хватает для целостности.
Кроме того отдельно порадовали гопники ))
Еще вопрос, случайно не Приморский район проживания героинь?
laylap
3 г.
На протяжении всего произведения меня не оставляли подозрения (скачал и забыл что это и от куда), что написано это русским. Правда к концу я всё-таки поверил в ваш обман, хе^2! Так-то было забавно.
Задним число, если смотреть, то вас могло выдасть тяга к социальному драматизму (сестру уволили с работы, хотя для сюжета могла взять отпуск). И разговоры у чертей (без знания песен юмор уменьшается на половину). Там ещё были и другие мелочи, но скорее технического (редакционного) зарактера: вроде отсутвие описания праздников, подробностей отопления, мало клюквы (без неё просто не могло быть). )))
Malfurik
3 г.
Однажды перенесем куда-нибудь. Но пока руки не доходят.
winrealist
4 г.
Да я и не заставляю, но такой прикол никак не в проектах должен лежать. Можно и на отдельную страницу поместить, и авторов подправить... К тому же я сомневаюсь, что это последний такой прикол, раз уж людям зашло
winrealist
4 г.
Вы уж либо признайте, что может быть "русское ранобэ" и дайте другим тоже что-то повыкладывать (пусть и с вашей модерацией, только достойное), либо и свое творчество удаляйте, ибо "сайт же для переводов, а не сочинений". К черту ваши противоречия.
бурда
4 г.
>>25224
Вы уж либо признайте, что может быть "русское ранобэ" и дайте другим тоже что-то повыкладывать (пусть и с вашей модерацией, только достойное), либо и свое творчество удаляйте, ибо "сайт же для переводов, а не сочинений". К черту ваши противоречия.

Неа, не признаем, ибо его нет. И раз уж решили сделать такой масштабный прикол, надо же его куда-то поместить, верно? И к слову, на сайте есть не только переводы (дневник Руйки, о да).
ТотНхат
4 г.
Widowan, ещё глянь Арифурету - по описанию скорее она.
ТотНхат
4 г.
Спасибо) Шикарное произведение!))
widowan
4 г.
...История была про парня , который попал в другой мир , подверrся предательству , а потом в компании девушек , которых встречал по пути . выкарабкивался с того дна , на которое yгодил..
Щит же, да?
Agion
4 г.
Это ШЕДЕВР! Огромное спасибо за это произведение!
Так же я на 99% уверен что она наш с вами соотечественник из СНГ.
Т.к. вряд ли японец знаком с песней КиШ "Ели мясо мужики" (см. главу где чертофаны на полянке)
И тут так же полно других мелких отсылок к песенкам и другим произведениям.
erden92
4 г.
да знаю я куда) ну лучше бы саму встречу тож запилили))) там ведь кстати не было указано на сколько времени он отмотался назад)))
бурда
4 г.
>>25218
да знаю я куда) ну лучше бы саму встречу тож запилили))) там ведь кстати не было указано на сколько времени он отмотался назад)))

Так неинтересно) Пусть останется неизведанная милота) И время намеренно скрыли, ибо так тоже интереснее. Хотя можно примерно прикинуть самому.
erden92
4 г.
обещайте плз что на след 1 апреля будет еще одна такая шутка! думаю многие этого хотят

Глава 7. Разве можно пить с теми, кто появляется после пития?

На следующий день Рита купила тортик, чтобы отпраздновать выполнение задания. Мы неторопливо попивали чай и обсуждали итоги.

— Ну как тебе задания, Рит?

— Ха-ха, это было весело. Правда, не считая медведя. Никогда бы не подумала, что буду играть в покер с лешим и водяным. Да что там играть — я и помыслить не могла, что они существуют.

— Мы тоже поначалу не очень-то в это все поверили, — сказал я. — Хотя доля подозрений была. Раз меня закинули сюда, и причем такое же мифологическое существо, как и ваши, значит, что-то такое может существовать в мире. И когда Жива продемонстрировала свои силы, мы в этом полностью удостоверились.

— Вообще, мне, как журналисту, это все крайне интересно. Передо мной открылись новые неизведанные горизонты. Жаль только, в это не поверят. Но, может, я еще смогу написать что-то знаменательное!

— Я верю в тебя, Рит! Кстати, — Вика поправила широкополую остроконечную шляпу, которую нацепила на голову, — вам тоже кажется, что она похожа на ведьминскую? Ну, на те, которые чаще всего изображают.

— Угу, похожа, — кивнул я. — И если вспомнить все разы, когда говорилось о божественности добытых нами вещей, с помощью этой шляпы, наверное, можно колдовать.

— Я тоже так думаю, — согласилась Вика. — И еще мне почему-то кажется, что талисман идет с ней в комплекте.

— Возможно даже, и шляпа, и талисман служат одной цели, — предположила Рита.

— А ты встречала какую-либо информацию о них?

— Нет, конечно же. Не только не встречала — не слышала ни слова, чтобы хоть кто-то что-либо вообще писал об этом. Сомневаюсь, что кто-то в здравом уме будет писать на такие темы.

— Хе-хе. Похоже, кое-кто только что сознался, что не совсем в порядке.

— О, я смотрю, некоторые личности выросли чересчур язвительными.

— Ай-ай-ай, мои щеки!

Я засмеялся, наблюдая за сестрами.

— И что теперь? — спросила Рита, прекратив терзать Вику. — Когда следующее задание?

— Не знаем. — Я пожал плечами. — Ждем богиню. А она появляется, когда сама того захочет. Но дня три мы точно отдыхаем.

— М-м, замечательно. Мне как раз надо кое-какими делами заняться.

— Надеюсь, нам не придумают в очередной раз нечто экстраординарное, — вздохнула Вика.

Но несмотря на эту радость, все же нашлось кое-что, что ее омрачило. Я долго от этого убегал, пытался все отрицать. Настал черед мне взглянуть прошлому в глаза.

С задания прошло два дня, в которые я практически и делал что читал. Мне настоятельно требовалась доза историй о попаданцах, так что я использовал подвернувшуюся возможность на полную, отчего сестры только диву давались. Похоже, при всей их любви к чтению они еще не встречали настолько на этом помешанного. Но меня мало волновало — в голове крутился лишь сюжет очередной книги. Впрочем, я все-таки надеялся обнаружить в них что-нибудь, что поможет мне в будущих заданиях. Как ни крути, мои нынешние приключения в некоторой мере напоминали приключения вымышленных героев. А значит, должна была найтись хоть какая-то полезная мелочь.

Но у каждого человека есть свой предел. По прошествии этих двух дней я наконец-то почувствовал усталость. Потому отпросился погулять в одиночку. Путь до ближайшего парка и обратно я знал, заблудиться вряд ли мог, вот Вика и не возражала.

Выходной день и хорошая погода способствовали многочисленному люду в парке — кто-то катался на лыжах, кто-то играл в снежки, кто-то катался с горки, а кто-то просто гулял. Я присоединился к числу последних и медленно бродил по расчищенным дорожкам. Периодически моя редкая для данных мест внешность привлекала чей-то взор, но не более того. Я давно заметил, что здешние люди удивительно быстро привыкают к новым вещам. Так что иностранец у них вызывал максимум любопытные взгляды из раздела «О, а что он тут делает?», чему я был несказанно рад. Трудновато ходить, когда на тебя обращено внимание всех окружающих. Благодаря таким адаптирующимся и спокойным жителям я мог в полной мере насладиться прогулкой.

С боковой дорожки вышла троица девушек моего возраста и пристроилась метрах в десяти впереди. Я неосознанно замедлил шаг. Сердцебиение участилось, дыхание потяжелело. Собрав волю в кулак, я предотвратил начинающийся приступ, но все равно пришлось остановиться и перевести дух.

Опять. Это произошло в очередной раз. Пусть теперь я мог бороться с приступами куда больше, сами они никуда не делись. Я взглянул на небо и вздохнул. Умом я понимал, что с этим надо что-то делать. В конце концов до окончания школы оставалось всего ничего. Я уже давно не маленький мальчик. Если я не смогу справиться с приступами, не факт, что получится жить нормальной жизнью. А я, как и любой человек, хотел создать семью. Но между ней и мной лежало прошлое, которое я должен был преодолеть.

Я снова вздохнул и двинулся дальше. Сделал круг по парку, потом еще один, но зигзагом, и лишь затем повернул к дому. Проведя на улице три часа, я уже подмерз и потому мечтал очутиться в тепле. Выйдя из парка, я натолкнулся на Риту, которая ушла по делам еще до меня. В руке она держала пакет с продуктами.

— О, Юта. Гуляешь, что ли?

— Ага. Точнее, уже заканчиваю.

— Тогда, может, проедешь со мной до банка? Это много времени не займет. Потом вместе домой вернемся.

— Почему бы и нет. Давай я понесу пакет.

Мы пошли на остановку и сели на автобус. Проехать надо было всего лишь пять остановок. Как и говорила Рита, надолго в банке она не задержалась — только закрыла карточку. А на обратном пути мне снова пришлось проявить выдержку. На одной из остановок в транспорт зашла большая группа студенток. Сразу стало тесно, и я в итоге почти со всех сторон оказался прижат девушками — только спину подпирала Рита.

Это было чересчур. Я почувствовал, как на меня накатывает приступ, зажмурил глаза и начал про себя заниматься самовнушением. От чрезмерного напряжения я сжал кулаки, даже кожа на них побелела. Рита мельком глянула на меня, но промолчала. Не знаю, заметила ли она мое состояние и что подумала. Кое-как я уменьшил ощущения от приступа как минимум вдвое, и тут мы подъехали к нашей остановке. Я чуть ли не упал на колени и не взмолился от радости. На улице я пришел в себя, хотя метров двести прошел медленно.

После обеда я думал опять пойти почитать, но меня удержала Рита.

— Юта, надо поговорить.

Я недоуменно склонил голову, Вика тоже смотрела с удивлением. Но серьезный взгляд девушки показывал, что разговор будет серьезным.

Мы прошли в большую комнату и сели на диван: я по центру, а сестры по бокам. Мне было интересно, о чем хочет поговорить Рита, но ее вопрос оказался неожиданным:

— Юта, что с тобой происходит?

— Э-э?

— Я же вижу, что с тобой что-то творится.

— В смысле?

— Не придуривайся, Юта! — чуть прикрикнула Рита, а затем вздохнула. — Мне сказать конкретнее? С самого нашего знакомства ты ведешь себя странно. И это происходит в присутствии девушек.

Я замолчал. К такой теме я был не готов. Я чувствовал, что рано или поздно кто-то из сестер заметит, но в душе не хотел этого. И уж тем более сейчас. Но, видимо, от судьбы не убежать.

— Ты ведь тоже это поняла, да, Вик?

Девочка кивнула.

— Да, я видела, что иногда он вел себя чудно, но, честно говоря, не особо придавала этому значения.

— Видишь, Юта, Вика тоже это поняла. Расскажи нам, что происходит.

Я продолжал молчать. Не хочу это ворошить, совершенно не хочу. Тем более рассказывать девушкам. Ведь они, они…

— Юта.

Рита мягко взяла меня за руку и заглянула в глаза.

— Доверься нам.

Меня буквально терзало изнутри. Я хотел наконец выплеснуть эту боль из себя и одновременно не хотел. И… девушки…

Я взглянул на Риту, которая смотрела ласковым взглядом, на обеспокоенную Вику… и понял, что не в силах им противиться. Сердце подсказывало, что сестрам я могу рассказать все, что душе угодно, без утайки.

— Ладно…

Рита и Вика радостно улыбнулись и придвинулись поближе. Я глубоко вздохнул пару раз и начал:

— Знаете, по правде говоря, раньше я был полным засранцем. В средней школе я считался этаким крутым парнем-красавчиком. Соответственно мнил себя самым важным из всех и ставил номером один во всем. Разумеется, на людях я вел себя прилежно: красивая улыбка, благодушие, много юмора и в целом располагающее поведение. Поэтому девчонки были от меня без ума.

Я сделал паузу и снова глубоко вздохнул.

— Не перенапрягай себя, — тихо сказала Вика.

Я слабо улыбнулся, кивнул и продолжил:

— Но самое ужасное заключалось в том, что мне было наплевать. На всех. На своих якобы друзей — их я считал неудачниками, на девушек, что признавались мне в любви, — их я презирал. В особенности мое наплевательское отношение шло именно к девушкам, я их ни в грош не ставил. Просто пользовался некоторое время, а потом бросал, как надоевшую игрушку.

Сестры молча слушали, а я все выплескивал из себя то, что накопилось на душе.

— Не знаю, скольких я ранил своей мерзостью, я просто уже потерял им счет. Я думал, что буду жить так всегда… Каким же наивным я был. Пока я презирал всех и вся, возмездие подбиралось все ближе. И на третьем году средней школы произошел тот случай.

Я утих и минут пять сидел, упершись взглядом в колени. Сестры не торопили меня — они ждали. Наконец я пересилил себя и заговорил:

— Несколько девчонок — из тех, кого я бросил, — сговорились между собой, чтобы отомстить мне. Они подловили меня и оглушили. Сперва они просто связали меня, утащили в укромное место и издевались. Но этого им показалось мало. Они раздели меня, исписали тело всевозможными гадостями и провели по всей школе, изгаляясь как только можно. Каждый ученик видел мое унижение. Когда со мной вдоволь наигрались, бросили на складе как есть. Без понятия, сколько пролежал там, но мне как-то удалось высвободить руку и потом развязать себя. Как добрался домой — тоже не помню.

Я снова сделал паузу.

— В школе я не появлялся пару недель, и все равно это не помогло. Моя репутация, моя значимость, моя школьная жизнь — все было уничтожено. До конца учебного года надо мной насмехался каждый. Дотерпел я с трудом, а после окончания школы поспешил сменить место учебы на то, которое как можно дальше.

Я откинулся на спинку дивана.

— Сейчас я понимаю, что получил по заслугам. Мне противен прошлый я. Но в то время этот случай нанес по мне серьезный удар, от которого я так и не оправился. Так как исполнителями были девушки, с тех пор я не могу спокойно находиться рядом с ними. И чем они ближе к моему возрасту, тем мне хуже. Меня охватывает непреодолимый страх, хочется убежать. Так бывает с одной, а если их больше… Присутствие других парней смягчает приступ, но мне все равно не по себе. Так я могу общаться с девушками, но наедине — никогда. Поступив в старшую школу, я радикально изменился, даже, скорее, изменил себя, увлекся аниме и мангой. В общем-то, чуть ли не стал отаку. Но страхи все еще при мне.

По очереди посмотрев на сестер, я подытожил:

— Вот что со мной однажды случилось. Вот почему я веду себя иначе.

— Ю-юта, э-это же ужасно…

— Да. Но я сам виноват и теперь искупаю собственные грехи. Может, я когда-нибудь это преодолею, но пока я не в силах.

Я горько усмехнулся и вдруг почувствовал, как меня обняли с двух сторон. Меня окружало тепло.

— Юта, пусть мы знакомы недолго, я вижу, что ты хороший человек, — мягко проговорила Рита. — И скоро ты сам это поймешь и примешь нового себя, отринув старого. Пускай, однажды мы расстанемся, сейчас мы с тобой. Мы поможем тебе во всем. Ведь мы — твои друзья.

Я чуть не расплакался…

***

Моя благодарность сестрам не имела границ. Я думал, что после рассказа, после сообщения о том, каким я был подонком, они меня возненавидят. Но они приняли меня таким, какой я есть, со всем темным прошлым. Даже больше — они хотели помочь. И меня это сильно растрогало. Но, судя по всему, они с самого начала уже помогали мне, хоть того и не знали.

Я лежал на диване в полной темноте и думал о своих страхах. Думал о том, почему же Вика и Рита так сильно на меня влияют. Очевидно, что после знакомства с ними во мне что-то стало меняться. Мы целыми днями находились наедине, а приступы были только в начале. Я мог спокойно с ними разговаривать, стоять рядом, не беспокоясь, что прошлое возымеет верх.

Так в чем же причина этого? Я толком не знал. Но мне казалось, дело в их отношении ко мне. Они проявляли доброту, заботу, считали меня равным им человеком. Наверное, это и успокаивало мое сердце и залечивало шрамы, оставленные на душе. Я безоговорочно верил им, а они верили мне. Я не жалел о том, что рассказал им все. Единственное, что теперь меня тяготило — наше будущее расставание.

Уже засыпая, я услышал за стенкой странные подвывания и скулеж. «Соседская собака? И чего это ей не спится?» — подумалось напоследок.

Кто же знал, что это неспроста.

На следующий день сестры ушли из дома, оставив меня одного. Развлекал я себя привычными способами — смотрел телевизор и читал. За окном ярко светило солнце, даже немного грея, потому я валялся на освещенных местах. После вчерашнего хотелось побыть в одиночестве — подозреваю, Рита и Вика это поняли, вот и ушли.

Я читал, когда за стеной раздалось довольно громкое поскуливание, как и вчера ночью. Я его проигнорировал — мало ли причин для скулежа собаки. Но поскуливания повторились, потом еще, и еще, и еще. К тому к ним добавился странный вой, грохот и крики «нет». Тут уж я не мог просто сидеть на месте. Я осторожно подошел к стене, приложил к ней ухо и прислушался. Судя по доносившимся звукам, кто-то активно бился обо что-то головой. Я хмыкнул. Видимо, у кого-то проблемы. Но потом снова раздался вопль, грохот ударившейся обо что-то двери и крики, полные страдания.

Это уже настораживало. К большой комнате примыкал балкон, совмещенный с соседским, так что я решил выйти на него и посмотреть, что же там происходит. Открыв дверь и поежившись от холода, я вышел на улицу и посмотрел в сторону соседского балкона. Дверь на него была открыта. Внезапно прозвучал крик громче предыдущих вперемешку со скулежом. На балкон вылетела какая-то бумажка и не унеслась прочь только потому, что плашмя прицепилась к решетке балкона. Следом из квартиры выскочил молодой парень и спешно схватил бумажку. Крепко сжал и облегченно выдохнул. А потом вздрогнул и повернул голову ко мне.

Воцарилось молчание.

Я уставился на парня, парень уставился на меня.

Наверное, в тот момент у меня было глупое удивленное лицо с отвисшей челюстью. И тому была причина. Парень светился. Его кожа на солнечном свету испускала золотистое свечение.

Глаза парня наполнились ужасом, он резко нырнул в квартиру и захлопнул дверь. Я опомнился, перебрался через заградительный заборчик на его балкон и замолотил кулаками по двери.

— Открой!

Разумеется, мне никто не ответил.

— Открой, пожалуйста!

Полное игнорирование.

— Пожалуйста, давай поговорим!

Это выдало хоть какую-то реакцию, и в ответ прозвучало:

— Проваливай!

— Ну не противься! Я такой же, как и ты, я особенный.

— Так я тебе и поверил.

— Я говорю правду. Я знаком с богиней, и я не из этого времени.

Голос замолчал.

— Прошу, поверь. Я могу доказать. Я не желаю ничего плохого, только хочу поговорить.

Этот парень точно не от мира сего, и я хотел узнать, кто он и откуда. После заданий у меня появился повышенный интерес ко всему неестественному. Я чувствовал, что парень не злой, и, ко всему прочему, ощущал некое родство наших душ, потому и продолжал упорно стучать, несмотря на холод.

Не знаю, что случилось, но парень по какой-то причине открыл дверь. Неужели он поверил моим словам, хотя, если честно, даже я сомневался в собственной убедительности.

Когда дверь распахнулась, в меня уперся взглядом парень, одетый в толстовку и спортивные штаны. Прежде он выбежал на балкон с непокрытой головой, сейчас же натянул капюшон толстовки. Лицо его хмурилось, а темные глаза внимательно осмотрели меня с ног до головы. Мне даже показалось, что в них мелькнул красноватый огонек. Парень шмыгнул носом, о чем-то подумал и коротко сказал:

— Заходи.

Комната была типично пацанской — разве что царил немногим больший бардак, чем обычно бывает в таких. Помещение наполняла темнота из-за занавешенных занавесок. Оглянувшись, я увидел, что даже стекло на балконной двери закрыто тряпкой. Видимо, во всем этом виновато то свечение, что испускал парень. Чтобы свет не попадал на него, он попросту закрылся от него.

Парень скрестил руки и уставился на меня из-под капюшона. Я немного помялся и решил для начала кое-что узнать:

— Эм… А можно спросить, почему ты вдруг передумал?

Парень помолчал, а потом ответил:

— От тебя исходит нечеловеческий запах.

— А?

Я опешил. Это как — нечеловеческий? Я что, не человек? А потом я кое-что осознал. Парень сказал, что от меня исходит запах, и явно не тот, который почует нормальный человек. Получается, обоняние у него в разы лучше, чем у того же меня? И если вспомнить поскуливания — собаки в квартире я не наблюдал, а ведь они всегда выбегали, если показывался кто-то чужой. Я продолжил логическую цепочку. Мозг лихорадочно работал.

Похоже, по моему лицу парень понял, о чем я думаю, потому заговорил:

— Судя по всему, ты уже почти догадался, так что облегчу тебе задачу. Да, я оборотень.

Все встало на места.

— Ты говорил про нечеловеческий запах. Получается…

— Да. Ты упомянул богиню, и от тебя пахнет ею. И еще другими запахами, которые не принадлежат обычному миру. Вот почему я впустил тебя.

Я робко предложил:

— Так… поговорим?

Через час мы уже сидели в обнимку прямо на полу и дружно порицали этот ужасный мир.

— Как я тебя понимаю, Юра! Эти тупые взрослые, которые отказывают только потому, что им что-то не нравится в тебе!

— А-а, Юта! Ты знаешь, как себя чувствует человек, которого никто не любит!

Как оказалось, этот парень, Юра Громов, принадлежал к древнему роду оборотней. Конечно, жили они вдали от людских поселений в собственной деревне, затерянной в глуши, но Юра не смирился с тем, кем он родился. Он не хотел быть оборотнем, потому сбежал в этот город. Но впоследствии выяснилось, что его род выше обычных родов оборотней, особенный. Они сильнее, быстрее, умнее, могут оборачиваться в любое время и не теряют сознание в полнолуние. Но за это есть своя цена — их кожа светится на дневном свету. Таким образом, их можно легко опознать. Вот почему они жили в глуши. И когда по достижении определенного возраста Юра тоже стал светиться, ему пришлось стать затворником. После ссоры со своим родом вернуться к ним обратно он не мог, вот и жил теперь безвылазно в этой квартире.

Так как я после того случая в прошлом на некоторое время тоже стал хикикомори, мы легко нашли общий язык. Даже интересы у нас оказались похожие. Чтение, просмотр всего подряд и все в таком духе, ведь, когда ты сидишь только дома, особо заняться нечем.

Еду Юра заказывал и деньги зарабатывал фрилансерством. Правда, в последнее время ему все же захотелось найти нормальную работу на дому, чем он и занимался, но ему повсеместно отказывали, приводя кучу бесполезных причин. Впрочем, нашелся лучик надежды, но требовалось отправить правильно заполненную форму до определенного срока. Проблема заключалась в том, что форма заполнялась от руки, а у Юры как назло закончилась бумага для печати. Остатки он использовал на многократное переписывание формы, и в итоге обнаружил это, лишь когда остался последний листок. И этот самый листок чуть не улетел наружу, когда слабо прикрытая дверь балкона внезапно распахнулась. Отсюда и стенания с прошлой ночи. Вот что я слышал и видел до нашей встречи.

Раньше я сталкивался с подобным отношением работодателей, когда искал подработку, но получал странные причины отказа. В общем, по соседству с сестрами жил мой собрат по несчастьям. Мы много о чем поговорили: о жизни Юры в деревне и в городе, о моей жизни до перемещения, о его проблемах из-за волчьей сущности, о моих проблемах с девушками, о его одиночестве. В общем, перерыли все свои жизни. Я рассказал, как меня закинуло в это время и что я делаю, чтобы вернуться. Как мне помогают. Юра заметил, что мне очень повезло в этом плане.

Болтали мы, наверное, часа три, пока я наконец не сообразил, что Рита с Викой могут вернуться в любой момент, а квартира-то пустая. Не представляю, что они могут при этом подумать. Напоследок я помог Юре правильно заполнить форму для работы и отправить. Попрощавшись, я перелез на свой балкон.

Не думал, что день без заданий тоже может быть столь удивительным.

В следующие дни я не раз посещал Юру. Если кто-то из сестер был дома, делал вид, что ухожу гулять, а если отсутствовали обе — перелезал по балкону. Мы вместе веселились, болтали о жизни, расслаблялись — в общем, творили что хотели. Мне казалось, что мое появление дало Юре новый стимул для жизни. К тому же теперь ему было с кем поделиться своими проблемами. Тяжело жить одному, выходя на улицу только в темноте, не имея друзей и семьи рядом. Не представляю, как Юра справлялся все эти годы. Будь я на его месте, давно бы двинулся умом. Все-таки у хикикомори есть семья, которая так или иначе помогает им, но Юра пытался преодолеть все трудности сам. И еще давила тяжесть, что ты не такой, как все. Удивительное дело, но он ни разу за свои вылазки не встречал кого-то из его мира. И это с его-то чутким носом, которым он мог вынюхать кого угодно. Даже мы, далекие от этого мира натыкались на мифологических существ. Банальная причина — он просто боялся, что о нем узнают, потому не отходил очень далеко от дома.

Часто Юра расспрашивал меня о моем времени — как там все изменилось, в лучшую сторону или нет. Интересовало его и отношение люда к отличающимся жителям. Я понял, о чем он, и спросил:

— Это ты сейчас себя имел в виду? Хочешь знать, что тебе потом ожидать?

— Ну… да.

— Я не знаю, как там с подобными тебе. Даже в мое время я не подозревал, что вы существуете, пока тануки не забросил меня сюда. Может, что и улучшилось. Инопланетяне тоже не прилетали. Но радикально изменился уровень робототехники. Создали роботов, которые мало чем отличны от человека. Они работают повсеместно, например продавцами, и активно помогают людям. И отношение к ним, в общем-то, хорошее. Конечно, всяких ублюдков хватает, но они везде есть. Так что, считай, с иными все не так плохо.

— Даже такое вселяет надежду.

— Юра, а почему ты не вернешься домой?

Он помолчал, а потом ответил:

— Технически, меня изгнали, так что я не имею права возвращаться. Но если честно, я слишком долго не виделся с родными. Я не знаю, как они себя поведут при встрече. Мне страшно даже думать об этом. И несмотря на все трудности, мне нравится этот город. Я был бы рад помириться с семьей, но не знаю как.

— Ты что-нибудь придумаешь. Побольше верь в себя.

— Кстати, Юта, а что там у вас с новым заданием?

— Ничего. Жива пока не появлялась.

— Думаешь, сложное будет?

— Не хотелось бы. Я хочу вернуться домой, но вернуться все-таки целым. А с этих богов станется придумать такое, что мое желание не исполнится.

— Хм-м-м…

Юра о чем-то задумался. Затем встал, подошел к тумбочке и покопался в ящике.

— Во! Держи!

Он протянул мне вещь, которую достал оттуда. Я взглянул на ладонь и увидел волчий клык, подвешенный на цепочку.

— У нас принято дарить детям свои клыки, — сказал Юра. — Говорят, они приносят удачу и дают поддержку, пока ребенок не вырастет. Возьми его себе. Пусть вам в дальнейших заданиях сопутствует удача.

Я посмотрел на парня.

— Но он же твой…

Юра усмехнулся:

— Ничего. Все равно я давно покинул семью. Да и не такой маленький я, двадцать три года как-никак. Если поверья правдивы, пусть этот клык поможет вам.

Как я и думал с самого начала, Юра — хороший парень!

***

Последнее задание не было таким уж сложным, но Жива почему-то не показывалась больше недели. Мы недоумевали о причинах, но не могли ничего поделать, кроме как ждать ее. Но терпение все же понемногу заканчивалось.

Богиня, словно издеваясь, появилась как всегда неожиданно. Девушки захотели пройтись по магазинам и утащили меня с собой, а вернувшись, мы застали на кухне Живу, которая сидела за столом как ни в чем не бывало. Это вызвало у меня чувство дежавю. Ей что, так нравятся внезапности?

А потом я увидел, во что богиня одета, и застыл на месте. На ней красовалось длинное зеленое платье наподобие вечернего с громадным разрезом. Но это не самое главное. Она сидела к нам лицом, закинув ногу на ногу, отчего разрез на платье распахнулся во всю ширь, сделав из нижней части платья нечто вроде шлейфа. Моему взору предстали божественные ножки в прямом смысле этого слова. Эта стройность без единого изъяна… Я почувствовал жар на моем лице. И одновременно ощутил на себе двойной пристальный взгляд, отчего помотал головой, чтобы очистить мысли от постороннего. Хотя с каких пор красивые ножки девушек — постороннее?!

Жива помахала нам ручкой.

— Привет! Не ждали?

Вика ткнула в нее пальцем и выдала:

— Почему так долго?

— Разве? — чуть наклонила голову богиня. — Ах, ну да, кое-что же произошло.

— Это что же?

— Ты никогда не изменишься, девочка. Хотя, пожалуй, у нас в крови такое отношение к другим дамам.

— Чег… Ай!

Рита невозмутимо отвесила сестре подзатыльник.

— Рита, ты чего?

— Нечего с ходу наезжать на гостей. Никакой культуры.

— Но я…

— Цыц. Надо будет поучить тебя спокойствию. — Девушка повернулась к богине. — Ты, как я понимаю, Жива, верно?

— Да. Я богиня плодородия. А ты — старшая сестра этой маленькой язвительной особы.

— Да. Меня зовут Рита.

— Рада увидеть тебя. С тех пор как я узнала, что ты присоединилась к этой парочке, мне стало интересно, какая ты.

— Самая обычная, как ни странно.

— Леший с водяным, наверное, поспорят. Но что вы стоите! — воскликнула Жива. — Здесь же я гостья, а не вы!

Мы опомнились, разделись и прошли на кухню.

— У нас новое задание? — спросил я, садясь за противоположный конец стола, чтобы не поддаваться искушению.

— Верно. Но есть нюанс.

— Нюанс? Какой?

Жива перекинула ногу на ногу и проговорила:

— По идее, я должна была прийти к вам еще пять дней назад. Но следующее задание, которое шло по плану, уже выполнено. Поэтому я здесь, чтобы рассказать о пятом задании.

— Погодите-ка, — нахмурилась Рита. — Выполнено? Когда это? И кем?

— Ну, — хитро улыбнулась Жива, — некий юноша постарался. Правда, сам того не ведая.

Вика тут же повернулась ко мне.

— Юта, когда ты успел? И почему нам не сказал?

— Э-э?

Я пребывал в полнейшем замешательстве. О чем она говорит? Я выполнил задание? Но в какой момент?

— Юта, а ну рассказывай!

— Спокойнее, Вик. Наверное, сейчас он и сам поймет, тогда и скажет.

— Вот, тебе стоит брать пример с сестры, девочка. Далековато тебе еще до нее.

— Эй!

Я задумался, а потом до меня дошло.

— Это как-то связано с Юрой?

— Верно, — кивнула богиня. — Нужно было добыть у него предмет, и ты это сделал.

— А. — Я достал из кармана клык. — Его?

Жива кивнула.

— Юта, что еще за Юра?

— Мне тоже интересно.

— Эм-м-м… — Немного помявшись, я сказал: — Это прозвучит неожиданно, но ваш сосед — оборотень.

— Чего?!

— О как.

— Так получилось, что, пока вас не было дома, я узнал это. Ну и в итоге мы сдружились. Я не раз ходил к нему. А недавно он подарил мне этот клык.

— Вот оно что… — понятливо покивала Рита. — Вик, а Юта, оказывается, тот еще обманщик. Говорил нам, что идет гулять, а сам наведывался к другому парню.

— Не обманщик я!

— Ты права, Рит. И как мне ему теперь верить? Я уже даже сомневаюсь в его ориентации.

— Эй, вы о чем, а? И что еще за клевета! Нормальный я! Просто не хотел о нем пока рассказывать. У него и так жизнь не сахар.

Сестры синхронно покачали головами, словно говоря «ужасно». Я вздохнул.

— В общем, — подала голос Жива, — нежданно даже для меня, но задание выполнено. Поэтому перейдем к следующему. Вам снова предстоит отправиться за город. И на этот раз ночью. Там вы встретите некую группу тех, о ком часто говорят. И вашей целью будет это.

Богиня протянула нам листок. На нем изображалось нечто, напоминающее оружие. Вторым листком, как и в прошлый раз, являлась карта.

— Осталось немного, — добавила Жива. — Вы уж постарайтесь.

Попрощавшись, она исчезла.

— И почему у меня нехорошее предчувствие?.. — пробормотал я.

***

На этот раз далеко ехать не требовалось. Место назначения значилось всего в десяти километрах от города и не столь глубоко в лесу. Но подготовились мы все равно тщательно. Как-никак поедем в ночь, а на улице зима. Этой ночью легли поздно, чтобы выдержать без сна следующую.

Начало нашей поездки мало чем отличалось от прошлой, за исключением того, что мы поехали на пригородном автобусе. Нужный нам лес не был большим — он вытягивался на десять километров в длину и шесть в ширину. К тому же его со всех сторон окружали деревни. Поэтому мы ломали головы над тем, кого может там встретить. К тому же, судя по словам Живы, это должен был быть кто-то знакомый многим. Вариантов набралось предостаточно, и выбрать из них один никто не решался.

Мы вошли в лес между двумя деревеньками, когда солнцу уже давно опустилось за горизонт. Пройти требовалось два километра. Как и в прошлый раз, Рита шла впереди, а мы с Викой сзади. Но двигались теперь мы куда медленнее. Рита подсвечивала фонариком дорогу и постоянно сверялась с компасом и картой. И правильно делала. Пусть лес не отличался громадными размерами, заблудиться мы могли легко и в итоге не попасть туда, куда хотели.

Если бы я сказал, что идти по темному лесу не страшно, я бы соврал. Вика, например, несмотря на всю свою храбрость, затесалась между мной и Ритой, и я ее прекрасно понимал. Моя буйная фантазия, взращенная множеством прочитанных и просмотренных историй, вообще придумывало непонятные вещи из ничего. Любой треск, раздававшийся в лесу, мог восприняться, как присутствие чего-то ужасного. Но, как ни странно, это лишь подогревало интерес к происходящему. Новые впечатления, которые раньше не испытывал, — как я мог пройти мимо них.

Мы топали по снегу уже минут сорок, когда впереди в зарослях послышался странный шум. Рита остановилась и стала водить фонариком из стороны в сторону, пытаясь найти источник шума. Это все казалось подозрительным. Ладно обычный звук для леса. Но этот как-то отличался. В конце концов Рита обнаружила в кустах какую-то фигуру, которая, судя по всему, застряла ногой в дыре или еще чем-то подобном. Вика задрожала, я же, присмотревшись, чуть не осел на землю. Я вышел чуть вперед и дрожащим голосом произнес:

— Ю-юра? Ты ч-что тут делаешь?

Фигура замерла, поняла, что обнаружена, замерла и вгляделась через свет на нас.

— Ну… это…

— Стоп, Юта, ты что, его знаешь? — спросила Рита.

Я вздохнул.

— Ага. Знакомьтесь, Юра Громов. Тот самый оборотень.

Сестры удивленно воззрились на парня.

— Иди сюда, чего ты там стоишь, — сказал я.

— Не могу. Нога между веток застряла.

Я прошел вперед и помог парню выбраться. Видок у него мало отличался от обычного, только куртку еще накинул.

— П-привет, — произнес он, когда мы подошли к сестрам.

— Вот ты какой… — протянула Рита.

— Какой? — насторожился Юра.

— Расслабься. — Я похлопал его по плечу. — Тут такое дело… Как оказалось, нашим следующим заданием был ты.

— Ч-чего?!

— Ну, мы сами обалдели. Тут клык, что ты мне дал, — он и являлся нашей целью. Пока Жива нам не рассказала, мы и не подозревали!

— Что-то это выглядит до жути странно.

— Есть такое. М-м, Юра, так что ты тут делаешь?

Парень смущенно склонил голову и помялся.

— Понимаете, после всех твоих разговорах о заданиях мне стало интересно, что это такое. Вот я тайком и последовал за вами, когда увидел, что вы идете в ночь.

— Самое лучшее для тебя время, да? Никто не увидит, как ты светишься.

— Угу. Редкая возможность. Я все-таки редко выбираюсь, а тут меня сильно заинтересовало.

— Что ж, — заговорила Рита, — раз ты тут, может, поможешь нам? От Юты мы уже достаточно о тебе услышали, поэтому лишние разговоры не требуются. Но помощь оборотня будет очень кстати.

— Ну, я, в общем-то, не против.

— Тогда выведи нас к этой точке.

Рита показала Юре карту. Тот внимательно посмотрел на нее, кивнул и махнул рукой.

— Идемте.

Под руководством оборотня продвижение стало куда лучше. Юра уверенно вел нас вперед, ведомый своим чутьем. Мы не опасались заблудиться. И вскоре достигли холмистой местности. Точка назначения была на поляне среди этих холмов, и наша маленькая группа, то взбираясь, то спускаясь, добралась до нее и засела за пригорков ближайшего холма. Поляна пока пустовала.

— И что теперь будем делать? — спросила Вика.

— Предлагаю подождать, — мотнул головой Юра. — От поляны исходит какой-то странный запах, так что лучше туда пока не соваться.

— Так и быть, последуем совету, — согласилась Рита. — Отдыхаем.

По счастью, нашлось бревнышко, на которое мы и уселись. Провели мы так часа полтора, и если бы не еда и горячий чай, который взяли с собой, точно бы окочурились от холода. Проще было Юре, которому помогала его волчья сущность.

Едва наступила полночь, на поляне послышались какие-то звуки. Мы встрепенулись и полезли поглядеть, что там происходит. На поляне же царилось столпотворение. Штук пятнадцать самых натуральных чертей — рога на голове, пятачок вместо носа, копыта на задних ногах и длинный хвост — вытаскивали из горящего марева столы, скамейки, закуску, кувшины, тащили охапки дров. Видимо, они собирались устроить тут знатную пирушку.

— И что за чертовщина тут творится?.. — выдала Рита.

— Рит, мне сказать, или сама догадаешься? — саркастично проговорила Вика. — Вон, смотрите, наша цель!

Мы проследили за направлением, куда она указывала, и увидели черта, который держал подобие оружия почти метровой длины. По виду оно напоминало обломок алебарды или чего-то подобного.

Пока мы разглядывали гостей, черти начали свое веселье. Большой костер ярко полыхал, еда уплеталась за обе щеки, а выпивка лилась рекой. Чертей совсем не волновало, что тут может кто-то оказаться. Похоже, они собирались здесь не впервой, потому уже знали, что ожидать.

— И что будем делать? — спросил я.

— Надо подумать, — ответила Рита.

В итоге мы просидели с полчаса, усиленно пытаясь что-нибудь придумать. Как назло, в голову не лезло ни единого адекватного плана по добыче предмета. В конце концов Рите это надоело, она встала и направилась на поляну.

— К черту все! Будем импровизировать!

Она сделала это так быстро, что мы не успели среагировать и пришлось лишь последовать за ней. Наше появление стало для чертей неожиданным. Они удивленно уставились на нас, не прекращая, впрочем, свою трапезу.

— О, а мы как раз думали, что это за веселье без жертв. А жертвы сами пожаловали, — проговорил один из чертей.

— Кого это ты жертвой назвал? — вызывающе ответила Вика. — Судя по твоим рогам, жертва тут ты.

Черти дружно заржали.

— А малышка-то хороша.

— Ага, может весело выйти.

— И что такое вы собираетесь делать с моей сестрой? — Рита прищурила глаза.

— О, еще и сестры!

— Везет нам.

— А парней нафиг.

— Развлечемся.

Тут вперед выступил Юра.

— Я бы на вашем месте не дергался. — Он снял капюшон и показал клыки. — Иначе вам может не поздоровиться.

Черти оторопели.

— Оборотень?

— Что он делать вместе с людишками?

— Непонятно все это.

— Добавлю еще, — продолжил Юра, — что они знакомые Живы. Думаю, вы знаете ее и не жаждете стать ее врагами.

Черти переглянулись. Всем свои видом они показывали, что не понимают, что тут происходит. Они сидели, пировали, а потом вдруг заявились люди, да еще и с нелюдем, да еще и якобы знакомые с высшей сущностью. И как себя при этом вести, они тоже не знали.

Решив немного выправить ситуацию, я заговорил:

— Понимаете, мы здесь не просто так, а по поручению богини. Нам необходима вон та вещь. — Я указал на обломок оружия. — В другом мы вас тревожить не собираемся.

— И зачем же она вам? — спросил черт, который держал обломок.

В ответ зашептались его собутыльники.

— Думаете, это из-за того самого?

— Наверное…

— У меня других вариантов нет.

— Действительно. Это часть той самой вещи.

— А еще они люди.

— Слишком много совпадений.

— Но если так, значит…

— Надо что-то делать.

Из-за стола поднялся пузатый черт и вразвалочку подошел к нам.

— Мы тут кое-что решили, — произнес он. — Как видите, у нас тут отменное веселье. И мы собрались кутить до шести часов. Так почему бы вам не присоединиться к нам? Если сумеете остаться в сознании до конца и пережить всех нас, мы отдадим вам эту вещь. Не стоит беспокоиться, на таких посиделках мы развлекаемся вовсю, не жалея сил. Но и вам надо оставаться наравне с нами, иначе будет нечестно. Ну что, согласны?

Мы переглянулись. Похоже, другого выбора у нас не оставалось, раз мы сами ничего не придумали. Дело, конечно, до жути сложное, но вдруг получится?

— Хорошо. Начнем гулянку!

— Вот это я понимаю настрой!

Черти потеснились, чтобы дать нам место за столами, и началось. Поначалу все шло даже прилично. Еда у чертей на удивление оказалась нормальной, а не чем-то страшным, как могли подумать при упоминании этих существ, и разнообразной. Каждый из нас мог найти на столах что душе угодно. Наедайся до отвала и ни в чем себе не отказывай. Жалели только, что в животе маловато места, чтобы вместить все. С выпивкой черти тоже не жалели. Всевозможные сорта пива и вина некуда было ставить. Наливали полные бокалы и выпивали чуть ли не залпом. И много, много разговоров обо всем подряд. А после энных возлияний все стало еще веселее и скатилось в полную непотребщину.

— Пили пиво мужики!

— Ты к-куда мое мясо п-п-поволок, э!

— Юта…

— За что, за что они так!

— Понимаешь, когда-нибудь уголь кончится, и что вы будете делать тогда?

— Это какая сволочь мне рога наставила?!

— Я танцую пьяным на столе!

— Юта… ну Юта…

— Мой хвост!

— Девушки, они повсюду…

— А я тебе за…аявляю, ч-что это не так.

— Где ты это видел, а? Говори!

— Не-е-ет! Эт-то моя кружка!

— Да сучка она! С-У-Ч-К-А. Явно м-мне завидует.

— Я скучаю по ним…. А-а-а-а-а…

— Ют-та… почему ты не обращаешь на меня внимание?

— Не вижу… Я ничего не вижу…

— Д-да я тебя сейчас!..

— И че мне делать? Че?

— Это п… признание… А он-на мне не т-так и нравится!

— Смотри! Он ща как… гы-гы-гы-гы.

— А что, уже все кончилось? Добавки мне!

— Я что, такая н-некрасивая?

— И-е-ха-а-а!

— Остановите его!!!

— Ну, не т-то чтобы я была не прочь…

— Я лично буду поддерживать огонь под твоим котлом!

— Ой, мороз, моро-о-оз…

— Юта… обними меня…

— Не веришь?! Ну я докажу!

— О, сдулся.

— Огня, огня мне! Помираю!

— А если они м-меня снова прогонят?

— Если бы ему не надо было возвращаться домой, я бы…

— Не трогайте меня!

— Юта… я обиделась.

— Что за черт?!

— Молчи, молчи! А-а-а!

— Ужасно.

— Я буду героем! Где мой щит?

— Не лей мимо, криворукая свинья!

— Ч-что с моими ногами?! Почему на них копыта?!

— И тогда я подошел…

— Юта… ты дурак.

— Ай!

— Этот мир полон страданий…

— Пиво или вино, вино или пиво…

— Не показывай это!

— Хр-р-р…

***

Рита подняла голову и обвела мутным взглядом поляну. Все было завалено объедками, вповалку валялись черти. Вика спала, положив голову на стол. С краю прямо на снегу, свернувшись калачиком, дрых Юра. Юту же Рита обнаружила у себя на коленках. Когда он там оказался, она не знала, но ее это не волновало. Рита покачнулась, пытаясь удержать в голове остатки сознания.

— С-слабаки, — выдала она.

Рядом валялась нужна им вещь. Не обращая внимания на ее хозяина, свалившегося под стол, она кое-как, едва не упав, взяла ее и прижала к себе.

— Мы выиграли.

После чего ее сознание наконец-то отключилось.

***

Мы вчетвером понуро ехали в автобусе, стараясь не глядеть друг на друга. У Юры получалось лучше всего, так как он закрыл лицо по максимуму, чтобы не выдать себя на людях. Любое движение отзывалось болью в голове, а еще сильно укачивало, но идти пешком в такую даль мы не могли. Из леса нас с трудом вывел Юра, но на большее сил у нас не осталось.

Когда мы проснулись, поляна уже была пуста. Нас закутали в одеяла, чтобы мы не замерзли. К удивлению, Рита держала при себе добытый предмет, но никто толком не помнил, как это вышло. Да и сами ночные события смутно витали где-то на задворках памяти. Единственное, на что надеялся каждый, — что мы не наговорили чего лишнего. Но опять-таки, навряд ли мы бы это вспомнили.

Добравшись спустя кучу времени домой, мы разбрелись по комнатам, чтобы отлежаться. Я не раз слышал о студенческих вечеринках, и теперь, кажется, понимал, что меня может ждать в будущем.