Глава 3. Разве могут боги быть такими добрыми?


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
id179700034
1 г.
ковра на стене не хватило ))
erden92
1 г.
может все-таки будет еще что-нибудь на 1 апреля? )))
erden92
2 г.
а я вчера так ждал еще одно такое произведение :(
Semzorro
2 г.
скоро апрель ..........
это так намёк.
тишка гарны
2 г.
Шикарный прикол, хотелось бы продолжения.
Камидзу-сама
2 г.
Лол. Лооол. А енот то сволочь. Вариант поподанчества сложность найтмар. В Россию закинул. Это японца то. Изверг етить... Читаю 3 главу, но однозначно - читать всем.
Камидзу-сама
2 г.
Так. Реза фигню переводить не будет. Читаемс
Вечный
2 г.
Благодарю Эх, люди
neron mikoto
3 г.
Не было времени в апреле почитать, а потом забыл... на шутку опоздал, но всё знаю... От чего послесловие унесло меня в подстолье)

Даже представляю, как команда РуРы обсуждала "бога":
- А кто будет богом?
- Как кто? Естественно наш енотик!
- Рафу? (После Раф-тян у меня так все енотики заговорили...)
otaking
3 г.
Так это всё таки прикол? В целом очень даже не плохо, хотя и видно произведение, хоть и закончено чего то не хватает для целостности.
Кроме того отдельно порадовали гопники ))
Еще вопрос, случайно не Приморский район проживания героинь?
laylap
3 г.
На протяжении всего произведения меня не оставляли подозрения (скачал и забыл что это и от куда), что написано это русским. Правда к концу я всё-таки поверил в ваш обман, хе^2! Так-то было забавно.
Задним число, если смотреть, то вас могло выдасть тяга к социальному драматизму (сестру уволили с работы, хотя для сюжета могла взять отпуск). И разговоры у чертей (без знания песен юмор уменьшается на половину). Там ещё были и другие мелочи, но скорее технического (редакционного) зарактера: вроде отсутвие описания праздников, подробностей отопления, мало клюквы (без неё просто не могло быть). )))
Malfurik
3 г.
Однажды перенесем куда-нибудь. Но пока руки не доходят.
winrealist
3 г.
Да я и не заставляю, но такой прикол никак не в проектах должен лежать. Можно и на отдельную страницу поместить, и авторов подправить... К тому же я сомневаюсь, что это последний такой прикол, раз уж людям зашло
winrealist
3 г.
Вы уж либо признайте, что может быть "русское ранобэ" и дайте другим тоже что-то повыкладывать (пусть и с вашей модерацией, только достойное), либо и свое творчество удаляйте, ибо "сайт же для переводов, а не сочинений". К черту ваши противоречия.
бурда
3 г.
>>25224
Вы уж либо признайте, что может быть "русское ранобэ" и дайте другим тоже что-то повыкладывать (пусть и с вашей модерацией, только достойное), либо и свое творчество удаляйте, ибо "сайт же для переводов, а не сочинений". К черту ваши противоречия.

Неа, не признаем, ибо его нет. И раз уж решили сделать такой масштабный прикол, надо же его куда-то поместить, верно? И к слову, на сайте есть не только переводы (дневник Руйки, о да).
ТотНхат
3 г.
Widowan, ещё глянь Арифурету - по описанию скорее она.
ТотНхат
3 г.
Спасибо) Шикарное произведение!))
widowan
3 г.
...История была про парня , который попал в другой мир , подверrся предательству , а потом в компании девушек , которых встречал по пути . выкарабкивался с того дна , на которое yгодил..
Щит же, да?
Agion
3 г.
Это ШЕДЕВР! Огромное спасибо за это произведение!
Так же я на 99% уверен что она наш с вами соотечественник из СНГ.
Т.к. вряд ли японец знаком с песней КиШ "Ели мясо мужики" (см. главу где чертофаны на полянке)
И тут так же полно других мелких отсылок к песенкам и другим произведениям.
erden92
3 г.
да знаю я куда) ну лучше бы саму встречу тож запилили))) там ведь кстати не было указано на сколько времени он отмотался назад)))
бурда
3 г.
>>25218
да знаю я куда) ну лучше бы саму встречу тож запилили))) там ведь кстати не было указано на сколько времени он отмотался назад)))

Так неинтересно) Пусть останется неизведанная милота) И время намеренно скрыли, ибо так тоже интереснее. Хотя можно примерно прикинуть самому.
erden92
3 г.
обещайте плз что на след 1 апреля будет еще одна такая шутка! думаю многие этого хотят

Глава 3. Разве могут боги быть такими добрыми?

После нашего с Викой разговора я долго не мог уснуть. Непривычно было лежать в чужой доме, в чужой кровати, да и вообще в чужом мире. Может, технически он тоже считался моим, но я не относился к числу его жителей. Здесь я еще не родился. Этот мир станет моим куда позже. В голове крутились и мысли об оставленных друзьях. Что с ними стало? Они обнаружили, что я пропал, и теперь ищут меня? Или мое существование там просто стерли?

Я боялся и за семью. Боялся, что застряну тут настолько, что дома меня посчитают погибшим. Боялся, что это сильно ударит по родителям. Но я ничего не мог поделать с этими страхами, и это заставляло страдать больше всего. Так я и провалялся полночи, терзаясь мыслями, пока не уснул.

Но, как ни странно, проснулся я все равно рано. Даже без будильника. Видимо, сказалась привычка рано вставать. Красивые массивные часы, висящие на стене, показывали семь часов. Я заинтересовался этими часами. Никогда подобных не видел. Они и правда были массивными — высота деревянного корпуса превышала полметра, а ширина достигала десятка сантиметров. Часы напоминали крупный ящик. Передняя стенка представляла собой дверь. Похоже, открыв ее, можно было добраться до внутренних частей. Через стекло в дверке виднелись сам циферблат и покачивающийся под ним маятник, который при каждом движении выдавал стук. Под это мерное, хотя и немного громковатое для часов, перестукивание человек легко мог заснуть. Но я этому не поддавался, а просто лежал и разглядывал часы.

Вика, похоже, еще не проснулась, потому я и сам не торопился вставать. Хотя немного понервничал от того факта, что за стенкой спит девочка. Пусть младше, но все же девочка, а дома никого больше нет. Пришлось поднапрячься, чтобы взять себя в руки, в том числе и касаемо ночных размышлений. Что толку волноваться, если все равно ничего не исправить? Лучше направить все силы на то, чтобы найти способ вернуться обратно. Хотелось верить, что в этом мне повезет.

Где-то через час я почувствовал голод, но шариться по кухне, брать что-то самому и готовить казалось постыдным и невежливым. В конце концов я тут просто гость. Чтобы не страдать в постели, я встал и начал думать, чем бы себя занять. В процессе взгляд пал на телевизор. И правда, почему бы не включить и не послушать, что там говорят. Интересно же, что показывают в прошлом. Я открыл рот и негромко произнес:

— Включить новости.

Но… экран остался темным.

Я недоуменно наклонил голову. Здесь, чтобы включить телевизор, надо сказать что-то другое?

— Эм-м… Показать новости.

И снова ничего.

Я задумался. А может, и не надо что-либо говорить? Может, тут нечто иное? В углу телевизора горела красная лампочка, а значит, он скорее всего находился в спящем режиме. Я стал бросать взгляды по сторонам в поисках чего-то подходящего, пока не наткнулся на черную продолговатую вещь с кнопками, лежащую под телевизором на тумбочке. Внутренний голос подсказывал мне, что это именно то, что мне нужно. Я взял этот предмет длиной в две ладони. Он был сплошь утыкан различными кнопками. Какие-то цифры, стрелочки и прочие непонятные кнопки с рисунками под ними. В самом верху в углу выделялась яркая красная кнопка. Ее явно неспроста туда поместили, потому я решил рискнуть и нажал ее. Свершилось чудо, и телевизор включился.

— Фух…

Я преодолел первый этап, но это заставило меня поволноваться. А впереди предстоял второй этап — переключить канал, ведь на экране сейчас показывали какой-то фильм. Я уставился на предмет в руках. Так, и на что мне надо нажать теперь? Может, на цифры? Все-таки каждый канал всегда значился под своей цифрой. Но тут их всего десять, а я никогда не поверю, что у них столько каналов. Я продолжил думать. Через минуту мой выбор пал на стрелочки. Они тоже выделены по-особому, что неспроста. Вот только какие выбрать: вертикальные или горизонтальные? Прикинув, что каналы идут один за другим, как предметы на полке, я выбрал горизонтальные. Нажал на правую, но вместо переключения прибавился звук. Причем сильно — видимо, я крепко зажал кнопку. Перепугавшись, я резко нажал на левую кнопку, и звук уменьшился. От волнения на лбу выступили капли пота. Я прислушался, но, похоже, Вику этим не разбудил.

— Ну и технологии тут…

Теперь-то сомнений не осталось, если горизонтальные стрелки меняли звук, то другие — каналы. Я нажал на верхнюю стрелку. Догадка оказалась верной, канал сменился. Я принялся перещелкивать их, пока не наткнулся на желанные новости.

Я сидел и смотрел. Прошлое отличалось от того, каким я его себе представлял, каким изучал на уроках. Несмотря на множество жестоких событий, я, видимо, в какой-то мере смотрел на все это через розовые очки. И сейчас, смотря на то, что происходит по миру, я понемногу осознавал, в насколько суровых реалиях жили прошлые поколения.

***

После того как новости закончились, я в задумчивости стал переключать каналы, периодически останавливаясь на каком-то одном. Так и продолжалось, пока в комнату не зашла заспанная Вика.

— Доброе утро, Юта, — пробормотала она, потирая глаз.

— Доброе… — начал говорить я, но замолк, едва увидел, во что она одета.

На девочки была бежевая футболка с полудлинными рукавами в цветочек и короткие шортики того же цвета. Я оцепенело замер, уставившись на нее. Взгляд приковали стройные ножки, обутые в тапочки в виде кошек. На лицо нахлынул румянец. Я диким усилием воли поднял глаза — Вику, похоже, нисколько не волновало, в каком виде она стоит передо мной.

— Ты давно встал? — спросила девочка.

— А? Д-да… — кое-как ответил я. — В семь часов.

— Ого, как рано. Я так только в школу встаю. Я и сегодня-то что-то рановато проснулась. Наверное, это от осознавания того, что дома гости.

Я посмотрел на часы — те показывали девять часов утра. Стараясь избавиться от неприличных мыслей, я продолжил говорить:

— Рано? Время-то уже сколько!

— Ну да. Так-то я могу и в двенадцать встать. Выходной все-таки.

— Ничего себе. Это у вас везде так?

— В общем-то, да. Это на работу поднимутся в любую рань, хотя и с ворчанием. А если никуда идти не надо, запросто могут спать до опупения?

— Опупения?

— Ну, долго. Очень долго.

— Ничего себе. У нас даже в выходные встают рано. Нельзя спать помногу, это для здоровья вредно.

— У нас людям как-то все равно. Но вы и ложитесь куда раньше. Часов в десять-одиннадцать, верно?

— Где-то так, да.

— Ну а у нас люди могут спокойно и в два ночи лечь. А то и позже. Просто привычки разные, вот и все. — Вика пожала плечами. — Ладно, можешь сходить умыться, если хочешь сейчас, а потом иди на кухню. Сейчас я приду и приготовлю завтрак.

Девочка вернулась в свою комнату, я же последовал дельному совету и пошел в ванную умыться. Странно, что я не сделал этого раньше. Из головы вылетело напрочь. Вот и ночую в незнакомом месте, называется.

Пока Вика готовила, я старался не смотреть в ее сторону. Ощущение было, словно надо мной издеваются. Или это просто у местных девушек совсем нет стыда? Дело в том, что домашняя одежда Вики не особо отличалась от того, в чем она спала. Короткая джинсовая юбка с кармашками в передней части и белая футболка навыпуск. Фигурка девочки, которая становилась все женственнее, выставлялась напоказ. Я не знал, куда глядеть. Но опять-таки Вику, похоже, это ни капли не волновало. Но что делать мне?

— Кстати, я тут спросить хотел.

— М? Что такое?

— Ты говорила, что живешь с сестрой, так? А где же ваши родители?

— Тут все просто, Юта. Наши родители руководят одной большой компанией и потому часто разъезжают по делам. Вот мы и живем преимущественно вместе с сестрой.

— Вот как. А не скучаете?

— Конечно, скучаем. Но мы прекрасно понимаем, почему они так делают, и не грустим. К тому же мы часто созваниваемся.

В голове промелькнули образы родителей. Я вздохнул. Надеюсь, с ними все хорошо.

Завтрак радикально отличался от того, к какому я привык. Как ни крути, в каждой стране свои привычки, поэтому я не жаловался. Да и зачем это делать, если все вкусно?

За едой я думал, что же делать дальше. Куда податься, чтобы разузнать, как мне вернуться домой. Но как оказалось, за меня уже давно все решили. Вика заявила мне, что нужно отправиться по магазинам, ведь мне совсем нечего надеть. С этими словами я поспорить не мог. В моем времени стояла осень, здесь же был разгар зимы. А я слишком люблю тепло, чтобы выходить на улицу в такой легкой одежде. Так что довод девочки вышел крайне убедительным.

Я взглянул на свой двухцветный свитер: черный верх, белый низ. Мне он нравился, но я понимал, что он не по сезону. Я снова вздохнул. Но тут внезапно осознал, что мне в нем немного жарковато. И почему я раньше это не замечал? Неужели настолько ушел в размышления, что не замечал простые вещи? Я задумался над тем, почему в квартире тепло, несмотря на зиму. Обогревателей я нигде не заметил. Подумав и не найдя ответа, я обратился за разъяснениями к Вике. Она недоуменно посмотрела на меня и, словно само собой разумеющееся, ответила:

— Так батареи же.

— Батареи?

— Вон. — Она указала на что-то под окном.

Я подошел и увидел невысокую металлическую конструкцию, состоящую из нескольких секций, соединенных между собой. От нее отходили трубы. Я дотронулся до нее.

— Горячая!

— Еще бы. Там же горячая вода. Самая обычная система отопления квартир.

— Система отопления?! То есть это для всего дома?!

— Ну да. Так везде.

— Обалдеть.

— Постой, Юта, у вас что, такого нет?

— Нет. Даже в Японии будущего до сих пор не создали систему отопления жилых и производственных зданий. Потому мы зимой все еще обогреваемся, как кто может.

— Грустно вам. Нам же, как видишь, беспокоиться ни о чем не надо. Конечно, за отопление идет плата, но зато с наступлением холодов дома всегда тепло.

Я подумал, что для меня подобная система просто рай. Дома во время зимы я постоянно либо сидел за котацу, либо кутался во что-нибудь, либо включал обогреватель. Страшно подумать, сколько я из-за этого нажег электроэнергии.

Тем временем Вика потащила меня в другую комнату. Там открыла шкаф, порылась в нем и достала куртку.

— Надень ее.

Я примерил. В общем-то, куртка пришлась впору, но все же не казалась мне удобной. Что-то в ней было не так. Вика скептически оглядела меня.

— Что ж, на первое время сойдет. Хорошо, что у папы примерно такая же комплекция, как и у тебя.

— Это твоего отца? — спросил я.

— Ага. Надо же тебе что-то надеть, иначе замерзнешь.

— Там так холодно?

— Да нет, не очень. Минус десять всего. Потеплело.

— С-сколько?

— Минус десять.

— И это не холодно?!

— Ну, нет. Если ветер слабый, то вообще хорошо. Нам еще повезло, три дня назад за минус двадцать было.

— Д-двадцать?!

От шока я даже вскричал.

— Чего ты так удивляешься? Это тебе не Япония, и климатические условия другие.

— Да знаю я! Но у нас никогда не было таких температур. А еще я люблю тепло!

— Ну, придется привыкнуть, Юта. Тебе здесь еще неизвестно сколько жить.

— А-а-а-а…

Радости мне это отнюдь не прибавило. Лишь представив, как я иду при такой погоде, я задрожал. Словно я уже стоял на морозе, причем неодетый.

Впрочем, Вику это совсем не волновало. Она нашла мне еще и зимнюю обувь, тоже отцовскую, которая на удивление подошла. С шапкой проблем не возникло, а до кучи меня еще обмотали шарфом. Таким образом, меня приодели для выхода на улицу, после чего мы отправились за покупками.

***

На этот раз я смог подробно рассмотреть город, в который попал. Как я успел заметить в темноте, а теперь увидеть все ясно, дома отстояли довольно далеко друг от друга. Свободного пространства между ними хватало и для растений, и для автомобилей, и для детских площадок. Это меня сильно поразило. Такое ощущение, что всем было просто плевать на землю. Я к такому не привык. В мое время ценность земли дошла до предела — насыпали даже новые острова, чтобы и их полностью застроить. По сути, свободное пространство осталось только в парках да на территориях культурных ценностей, храмов например. Здесь же местами могли построить между домами еще парочку. Сами дома разнились: как по высоте, так и по внешнему виду. Кирпичные, блочные, покрытые какой-то плиткой. Пятиэтажки чередовались с девятиэтажками, а среди них попадались и более высокие дома. Где-то одиночные, а где-то, как я понял, жилые комплексы. Множество домов были идентичны друг другу — возможно, когда-то тут проходила общая застройка, вот так и вышло.

После того как мы вышли со дворов, я то и дело крутил головой по сторонам. Видимо, улица была одной из центральных, потому что просто кишела людьми. По дороге мчались машины и транспорт. Их я тоже наконец-то разглядел в полной мере. Совсем иной вид, нежели тот, к какому я привык. И опять-таки, как я и думал, все они работали на бензине. Разве что кроме одного транспорта, внешне похожего на автобус, только с двумя палками на крыше, которые соединялись с проводами. Этот, похоже, работал от электричества. Непонятно, как люди еще не осознали вред выхлопных газов и не отказались от двигателей внутреннего сгорания. Как я мог судить, никого это не волновало, люди не обращали на машины никакого внимания.

Со стороны улицы первые этажи домов сплошь занимали различные магазины — начиная от продуктовых и заканчивая строительными. Попадались и кафешки. В общем, тут ничего не отличалось от моего времени. Тут и там пестрели вывески и реклама. Интересно то, что какие-никакие краски в городе можно было встретить лишь здесь, на улицах. В цветах самих домов преобладали серые тона, потому со стороны дворов все казалось блеклым. С другой же стороны все сияло и переливалось. Представляю, как ярко это будет выглядеть, когда стемнеет.

Вика тащила меня сквозь толпу людей, практически не замедляя шага. Наверное, со стороны это смотрелось забавно — девочка тянет почти взрослого парня, словно какую-то игрушку. Но я пытался об этом не думать, и так чувствовался стыд. Мы прошли, наверное, с километр по этой улице и еще одной, пока не добрались до торгового центра. Большое здание располагалось на пустом пространстве между домами. Поток людей, входящий и выходящий из него, не уменьшался. Этот центр и служил нашей конечной целью.

Я не буду описывать, как проходили покупки. Мы ходили из одного магазина в другой, на меня то и дело что-то одевали. Я даже не успевал выразить свое мнение. Создавалось впечатление, что Вику просто-напросто это все забавляет. Но на то, чтобы остановить это, сил у меня не хватало.

В конце концов меня приодели, и мы пошли передохнуть на один из этажей торгового центра, где размещалось несколько кафе быстрого питания. Обширная зона между ними была заставлена столиками, где сидели такие же уставшие посетители центра. Попивая лимонад, я решил спросить кое-что у девочки.

— Сколько я тебе должен за это все?

— А? — Она недоуменно взглянула на меня.

— Ну, ты приютила меня, кормила, а теперь еще и купила одежду. Как мне теперь тебя отблагодарить? Что мне сделать для этого?

— Вот ты о чем. Расслабься, Юта. Ты мне ничего не должен.

— Но…

— Послушай, я сама решила пригласить тебя домой, сама решила приютить и сама решила обеспечить тебя необходимым. Ты мой гость, а значит, мне надо позаботиться о тебе. И не возражай, — пресекла Вика мои попытки что-либо сказать. — Говорю же, тебе не стоит беспокоиться. Лишние траты не скажутся на нашем с сестрой благосостоянии. К тому же ты все равно бессилен в этом времени. Так что успокойся и наслаждайся тем, как за тобой ухаживают.

Я хотел бы что-нибудь сказать в ответ, но не нашел слов. Вика была права. Что я мог тут сделать? Я просто не существую для этого времени и потому мне нечем отплатить за доброту. Но я хотел это сделать, хотя мне и говорили обратное. Возникали противоречия между моим воспитанием и таким поведением.

— Эх… — вздохнул я.

— Ты чего вздыхаешь, Юта?

Я чуть помедлил, прежде чем ответить.

— Я до сих пор не могу осознать и принять тот факт, что ты взялась мне помогать. Я не отсюда, я другой национальности, я ничего не знаю об этом месте, я чужой. Технически, я даже еще не родился. Да, нас учат тому, чтобы помогать другим. Но… не так, как поступила ты.

— Ох, боже мой… Ты все никак не успокоишься. — Вика покачала головой, а затем скрестила на груди руки и уставилась на меня. — Юта, я такой же мечтатель, как и ты. Сам же говорил, что не раз представлял себя на месте любимых персонажей. Я тоже. Я всегда много читала, пыталась узнать что-то новое. Меня интересовало, да и сейчас интересует, множество самых различных вещей. И конечно же, я не могла не думать о том, что считается выдумками и фантастикой. В мире существует много мистики: как реальной, так и вымышленной. И я изучала все. И в итоге стала мечтать, что сама однажды наткнусь на нечто подобное, буду частью чего-то необъяснимого. И вот так получилось, что я встретила тебя. Моя мечта сбылась. Можно сказать, твоя тоже, хотя ты и не надеялся на это. Я хочу следовать своей мечте. И на этом пути помочь с твоей. Я не боюсь того, что может произойти, я не требую что-то взамен. Я ввязалась во все это потому, что хочу. И я отнюдь не желаю бросать в беде человека, который погибнет без помощи. Так что, Юта, я буду рассчитывать на тебя, а ты рассчитывай на меня.

После такой тирады Вика потянулась за лимонадом, чтобы промочить горло. У меня же в голове раз за разом повторялись ее слова. Я видел, Вика говорила от всего сердца, она ничуть не лукавила. Мне хотелось принять ее заботу, не думать больше о причинах, побудивших к этому. Я искренне симпатизировал девочке.

«Такая же, как я… — усмехнулся я про себя. — И прошлое не вспоминается…»

Возможно, это тоже заставило меня откинуть лишние мысли и принять те слова, которые Вика произнесла. Но кое-что меня еще немного беспокоило.

— Слушай, Вика, а… твоя сестра не будет против меня?

Та чуть призадумалась.

— Честно говоря, не знаю.

— А?!

— Не волнуйся ты раньше времени. Мы же сестры, а значит, я смогу все с ней уладить. Главное, чтобы она тебя жертвой своих репортажей не сделала. А то с нее станется.

— К-каких репортажей?

— Ну, она журналист.

— Ух-х…

— Все будет хорошо.

— А родители?

— Не думаю, что они появятся в ближайшее время, а потому я им просто ничего не скажу, так что не беспокойся.

— Ладно…

Мы посидели еще немного, после чего покинули торговый центр. Я думал, мы пойдем обратно домой, но Вика повела меня в другую сторону. По дороге она рассказала, что хочет зайти в одно из отделений центральной библиотеки города, которое располагалось в паре улиц от торгового центра. По словам девочки, в библиотеке был один специфический отдел, где они могли найти какие-нибудь сведения им в помощь. Там имелось несколько книг, которые существовали только в печатном виде. Это уже потом, дома, они могли порыскать в интернете.

В библиотеке парочка проторчала часа два. Добытые сведения с одной стороны казались полезными, но с другой — слишком отдавали вымышленным. На заметку их, конечно, взяли, но сильной веры не придавали.

***

По пути домой мы не особо радовались, но приподнятое расположение духа все же ощущали. Если так дело пойдет и дальше, мы сможем все разгадать и вернуть меня в свое время. Начинало потихоньку темнеть. Здесь зима на светлые часы дня сказывалась сильнее. Вроде рассвело не так давно, а уже темнеет. Людей на улицах прибавилось. Мы неторопливо шли сквозь людской поток, пока позади не послышался чей-то голос:

— Эй, попаданец!

Простые слова, но они заставили меня и Вику оцепенело замереть на месте.

«Попаданец».

Это явно произнесли не просто так. Словно знали, к кому обращаются. Но кто, кроме Вики, мог знать? Неужели кто-то еще все-таки заметил мое перемещение?

Теряясь в догадках, мы с некоторой опаской обернулись. Метрах в десяти от нас стояла женщина. Безумно красивая женщина, словно кем-то выдуманная. Казалось, такая красота не может существовать в мире. Светлые волосы рассыпались по плечам. Их цвет не был определенным — блондинистые волоски чередовались с русыми и пепельными. Но дисгармонию это не создавало — наоборот, все смотрелось очень гармонично. На прекрасном личике не виднелось ни одного изъяна. Ярко-зеленые глаза уставились прямо на нас.

От столь завораживающей красоты меня оторвал голос Вики:

— Кто ты?

Пухлые чувственные губки женщины изогнулись в чарующей улыбке. Вроде я покраснел, так как Вика бросила на меня неодобрительный взгляд.

— Может, отойдем и поговорим? — спросила женщина.

— И с чего бы нам это делать? — парировала Вика.

— Потому что я знаю, кто он.

Негромкий мягкий голос женщины громом прогремел в моей голове. По телу прокатилась дрожь.

«Откуда? — пронеслось в мыслях. — Откуда она знает?»

Я чувствовал, что женщина говорит именно то, о чем я думаю, и нисколько не лжет. Она действительно знает. Но откуда она взяла эти знания?

— Ну так как, поговорим? — еще раз спросила она.

Мы с Викой переглянулись. Похоже, другого выбора у нас не оставалось.

— Хорошо, поговорим, — кивнули мы.

— Тогда отойдем во двор. Улица и кафе не очень подойдут для этого.

Женщина прошла мимо нас и махнула рукой, приглашая следовать за собой. Мы прошли до конца дома, после чего свернули во двор. Немного поплутали, пока не набрели на пустую детскую площадку. Женщина уселась на скамейку и взглянула на нас.

— Садитесь, чего стоите?

— Нам и так хорошо, — грубовато ответила Вика.

Она специально так делает, что ли? Зачем грубить? Я не мог понять.

Я посмотрел на женщину и внезапно вспомнил тот случай. Красота тогда раздавила меня. Я было задрожал, но наткнулся на взгляд зеленых глаз и, к удивлению, успокоился. Будто ничего и не было, будто я всегда жил нормальной жизнью. Что же сейчас случилось?

— Так о чем ты хотела поговорить? — Вика скрестила руки и уставилась на женщину.

— Как грубо. Выглядишь миленько, но манер никаких. А я ведь твоя покровительница.

— А? О чем это ты?

— Пожалуй, мне следует представиться? Эх, в это время о нас совсем никто не помнит.

Женщина состроила грустную мину, которая выглядела чертовски соблазнительно. Я снова покраснел, и похоже, сильней, чем в прошлый раз. Вика опять метнула в меня неодобрительный взгляд.

— Так кто ты?

Зеленые глаза сверкнули в лучах заходящего солнца.

— Я Жива.

Разумеется, мне это имя ни о чем не говорило, но я заметил, как Вика попятилась. На ее лице проступило изумление.

— Постой-ка, Жива? Разве это не имя одной богини?

— О-о? — Женщина наклонила голову набок. — Так ты это знаешь? Надо же, мир еще не скатился окончательно.

— Т-ты…

— Верно. Я — богиня жизни и плодородия.

Стоп, что? Богиня? Я не ослышался?

— Н-не верю!

— Ты противоречишь сама себе, девочка. Хоть ты так и говоришь, сердце подсказывает тебе, что ты веришь.

— Н-нет…

— А чтобы окончательно вас убедить, я покажу вам это.

Жива распорошила снег, чтобы показалась трава, а затем прикоснулась к ней пальцем. И вдруг на наших глазах пожухлые растения налились силой, позеленели и подняли свои стебли и листья, словно сейчас было лето.

— Невозможно… — произнес я.

— Ну почему же. Я богиня, которая дает всему жизненные силы. Природа расцветает благодаря мне. Также я покровительница молодых девушек, им же однажды тоже придется даровать жизнь другому. — Жива чуть ехидно улыбнулась и стрельнула глазами в Вику.

Я был потрясен. Хоть в моей стране люди издревле верили, что боги существуют, я не особо считал это реальным. Появление тануки и мой перенос стал отправной точкой к переосмыслению верований. И вот передо мной появилось еще одно доказательство, что в мире существуют высшие силы. Судя по всему, Вика тоже до конца не считала это возможным. Хотим мы того или нет, но нам придется поверить в существование богов.

— Ну как, я вас убедила?

Красноречивое молчание послужило лучшим ответом.

— Ха-ха, так интересно наблюдать за людьми, когда они видят что-то, что за гранью их понимания.

Вика наконец пришла в себя и заговорила:

— Чего ты хочешь?

— Сразу к делу, да? А ты не ходишь вокруг да около, девочка. Что ж, тогда и я не буду увиливать.

Жива повернулась ко мне.

— Ты не принадлежишь этому времени, ты не должен здесь находиться. Как ты попал сюда?

— Откуда вы это узнали? — спросил я.

— Я это вижу и ощущаю. Ты не из этого мира.

— Штуки богов? — встряла Вика.

— Можно и так сказать. Ну так что?

— Это сделал тануки… ну, один из духов моей страны. Он переместил меня сюда.

— Вот как. Я слышала о тануки, но никогда не встречалась с ними, разные сферы деятельности все-таки.

— А зачем вам спрашивать о моем перемещении? — Меня очень это интересовало.

Жива ответила вопросом на вопрос:

— Ты хочешь вернуться домой?

Я на секунду опешил, но потом с жаром произнес:

— Конечно! Кто такого не захочет!

— И как же ты собираешься это сделать? — вкрадчиво поинтересовалась Жива.

— …

Мои плечи поникли. Я попросту не знал, что ей ответить. Вместо меня сказала Вика:

— Мы что-нибудь придумаем. Ни за что не поверю, что не существует какого-нибудь способа.

— Похвально. Вы не думаете отступать. Но у меня есть предложение.

— Какое?

— Я могу предложить вам свою помощь. Я могу вернуть его в свое время.

Мы с Викой опешили.

— Разумеется, не просто так. Вы выполните несколько моих заданий, и тогда я исполню ваше желание.

— Задания? — Вика с подозрением глянула на Живу.

— О, ничего такого. Никаких сложностей. И много заданий не будет. Совместными усилиями вы справитесь.

Мы с Викой переглянулись. Сразу на такое ответить сложно. Но кто знает, сможем ли мы что-то сделать, если откажемся от предложения.

— Я могу дать вам время подумать. Скажем, до завтра. А там уже и решите, согласны вы на мое предложение или нет.

Вика тряхнула головой и решительно ответила:

— Хорошо. Мы подумаем.

— Э? — удивился я?

— Потом поговорим.

— Хорошо. Тогда завтра я приду к вам за ответом. И кстати, я представилась, а вы так этого и не сделали.

И правда. Впрочем, неудивительно, когда ты видишь невероятные вещи.

— Меня зовут Шушова Вика.

— А меня — Арараги Юта.

— Я запомню ваши имена. А пока — до встречи.

Жива встала и, чарующе улыбнувшись, направилась обратно в сторону улицы. Мы посмотрели ей вслед, после чего двинулись в другую сторону. И поэтому не увидели, как Жива обернулась и посмотрела в нашу сторону.

— Но, пожалуй, проверить их все же не помешает.

Она снова улыбнулась своим мыслям.

***

Стемнело уже окончательно. Мы продолжали идти дворами, так как не было смысла возвращаться на улицу — иначе мы просто бы ходили кругами. По дороге мы молчали — что я, что Вика погрузились в раздумья над словами Живы. Да и вообще о случившемся в целом. Кто бы мог подумать, что на нас обратит внимание богиня. Да и не просто обратит, еще и предложит помощь. Конечно, выглядело это немного подозрительно, но хоть появилась какая-то надежда, что я увижу свой дом. Без этого было много сомнений, а сможем ли мы найти способ вернуть меня. Хотелось верить, что богиня сделает то, что сказала.

За своим полетом мыслей, мы не заметили, как за очередным поворотом наткнулись на группу из трех парней лет двадцати пяти не слишком приятной наружности. Один сидел на невысоком заборчике у края дороги и грыз семечки, двое других курили, держа по бутылке пива. Мы попытались быстренько пройти мимо, но не получилось. Нас тормознул один из стоящих парней, а сидящий проговорил:

— Эй, не найдется десятка рубликов страждущим?

Вика чуть напряглась, но все равно выдала спокойным голосом:

— Нет у нас.

— Э, ну че ты мне заливаешь. Вон с пакетами стоите, значит, че-то покупали. Так что заделись. Тебе это ничего не стоит.

— Сказала же, нет у нас.

— Слышь, мелкая, ты че такая дерзкая, а? Добрым людям не помочь?

— Если вы добрые, то я монашка.

— Кажется, малявка совсем оборзела, — сказал один из стоящих. — А не проучить ли ее?

— О, а это вообще ускоглазый! Эй, желтая макака, ты че у нас в городе забыла?

Я почувствовал, как Вика напряглась еще сильнее. Да я и сам ощущал, как изменился настрой этих парней. Они в самом деле могли что-то нам сделать.

— Че молчишь, ускоглазый? Не понимаешь нас, а? Эй, парни, нас, кажется, игнорируют. Это же неуважение, верно?

— Дело говоришь. Заявляются тут всякие и морды свои задирают. Иностранишки чертовы.

— Да и мелочь без уважения на старших смотрит. Ничему их не учат.

— Надо это исправить. Показать, как себя следует вести.

— О, ты прав.

Пока эта троица переговаривалась, Вика чуть повернулась ко мне и едва слышно прошептала:

— Приготовься.

Едва я успел подумать, к чему надо приготовиться, как парни завершили разговор. И тут Вика неожиданно врезала одному между ног, а второго толкнула. Первый скрючился от боли, второй же налетел на того, что сидел, и оба рухнули по ту сторону заборчика.

— Бежим! — крикнула девочка.

Мы резко рванули в сторону шумящей улицы. Пару десятков секунд спустя троица очухалась и воплями кинулась вслед за нами. Но мы получили фору, потому пока что опережали их. Впрочем, несмотря на их состояние, троица бежала быстрее нас и понемногу нагоняла. Но до улицы оставалось немного. По пути Вика заметила приближающийся к ближайшей остановке автобус и свернула туда. Троица уже была близко, но мы на полном ходу влетели в автобус. Двери закрылись, и он отъехал. Глянув в окно, мы увидели, как бесновалась подбежавшая к остановке троица.

Пытаясь отдышаться и унять бешеное сердцебиение, мы чуть не облокотились на других пассажиров, но вовремя спохватились. Переглянулись, и на наших лицах появилась улыбка.

— Вот уж не ожидал, что ты так сделаешь. Я впечатлен.

— У нас кого только не встретишь. Такие вот гопники еще не самое страшное. Надо уметь выкручиваться из подобных ситуаций.

— Но в твоем…

— Что, хочешь сказать, что я еще маленькая, потому от меня невозможно такого ожидать?

— Нет, я…

— Юта, у нас люди помладше и покруче умеют.

— Ты поразительна.

— Лесть уже не поможет.

— Я серьезен!

— Сразу надо было.

Я вздохнул. Как же тяжело с девчонками.

Тут Вика неожиданно развернула меня в другую сторону, встала поближе и проговорила:

— Кондуктор идет. Стоим тихо и делаем вид, что едем давно.

— Кондуктор?

— Ну, тот, кому надо оплачивать проезд.

— Так в чем проблема? Оплатим, и все.

— Тс-с-с… Зачем это делать, если можно попробовать проехать бесплатно?

— А? Как это, бесплатно?

— Так, тихо. Потом все скажу. Делай, как я велела, и не вздумай что-нибудь ляпнуть.

Как Вика и сказала, через толпу людей в автобусе протиснулась женщина в оранжевой накидке. По ней, небольшой сумке на поясе и странному приборчику в руках я понял, что женщина и есть пресловутый кондуктор. К тому же она на ходу говорила про оплату проезда. Вика дернула меня за рукав, чтобы я отвернулся. Решив не перечить, я принял самый спокойный вид. Вика смотрела в окно. В этот момент автобус остановился на остановке, и ввалилось еще людей, так что кондуктор повернулась к ним, а потом снова пошла к другим дверям.

Мы вышли еще через пару остановок. Проезд так и не оплатили, отчего я недоумевал.

— И как так можно?

— Как «так»? Ездить бесплатно?

— Да.

— Да запросто. Ты не представляешь, как любят у нас экономить.

— Но это же насмешка над трудом той женщины!

— Может быть. Но мне все равно. Если есть возможность, я это сделаю.

— Но…

— Просто прими это как данность, Юта. Я знаю, что вы, японцы, любите соблюдать правила, но в нашей стране все иначе. Ты еще не раз встретишь что-то, что может показаться тебе возмутительным.

Моя голова поникла. Не понимаю я такие поступки. Не понимаю, и все. Почему люди тут настолько странные?

С такими мыслями я и дошел до дома. Едва мы вернулись, я рухнул от усталости на диван. Безумный денек. Но, чувствую, это только начало.

— Похоже, я все-таки стану как те герои из книг…