Том 4    
Глава 9. Поворотная точка для Тайти Яэгаси


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Глава 9. Поворотная точка для Тайти Яэгаси

Тайти был без сознания, но его сознание чувствовало.

Такое вот противоречие.

Он был где-то в теплом, уютном пространстве.

Тело не двигалось… Нет, тело не ощущалось.

Были только эмоции.

Раздался голос.

Ощущение было, как при «передаче эмоций».

[А были ли мы влюблены?]

Этому голосу Тайти ответил:

[Были… я так думаю. Правда, это была незрелая любовь.]

[Вот как. Мне тоже так кажется. …Прости, что я оказалась незрелой.]

[Нет-нет, это я должен извиниться. Но — спасибо.]

[Нет-нет, это я должна благодарить.]

[Я тебя толком и не видел. Гнался лишь за идеальным образом…]

[Не, ну это… что, правда было?]

[Было…]

[Но я была очень счастлива, что ты в меня влюбился. Правда! Веришь?]

[Ага… спасибо.]

[И я тебя тоже любила.]

[Любила?]

[…Прежняя я тебя правда любила. Но тогдашняя я многого не понимала, много ошибалась, и я… изменилась.]

[Изменилась, это точно.]

[Правильнее, наверно, сказать «вернулась к истокам», но, в общем, изменилась. Для меня это было очень радикально. Не только в этот раз… но и вообще много всякого произошло.]

[Угу.]

[Поэтому я сделала полную перезагрузку. …Прости за такой эгоизм.]

[Да нет, если бы я так же сильно изменился, это тоже была бы полная перезагрузка. Но я думаю, то, что ты изменилась, это очень круто. А насчет эгоизма — тут мы с тобой на равных. Конечно, я тебя правда любил, но, если честно… я вроде как от любви опьянел.]

[О, это я понимаю.]

[Понимаешь, ага?! Потому что… любовь — это круто, правда?]

[Просто супер! Как-то… словами и не выразишь!]

[В смысле, я тут подумал, любовь же в принципе эгоистичная? Естественно, нужна искренность, но все равно, если у тебя сильное чувство долга и ты будешь думать только о партнере, а себя забросишь… а? Я наполовину пересказываю сейчас слова кое-кого другого.]

[Трудная штука эта любовь. …Я и дружбу-то плохо понимаю. Ну, это все-таки не та тема, на которую стоит много думать.]

[Я и это… все еще не понимаю!]

[Ага, ага? Когда ты кого-то любишь и кто-то любит тебя, ты это и чувствуешь, и думаешь об этом.]

[И продвигаешься шаг за шагом.]

[…Старикашка!]

[Не обзывайся старикашкой…]

[Тогда ты должен как можно быстрей начать с кем-нибудь встречаться.]

[А, ну да. И ты тоже.]

[Ага, но это должен быть уже… не кто-то из нас двоих, да?]

[Я… тоже так думаю. Но у нас с тобой… была классная любовь, ты согласна?]

[Ага, я тоже думаю, что классная. Незрелая, да, но настоящая. Поэтому пытаться начать ее заново… мне кажется, мы не должны.]

[Да.]

[Как-то неловко обо всем этом говорить… Лицом к лицу я бы точно застеснялась и не смогла бы. И по телефону тоже. Только здесь и сейчас могу.]

[Благодаря всей этой ситуации… этому феномену, да?]

[Ну уж нет, я его ненавижу! Ой, у меня такое ощущение, что у нас мало времени… И почему я это понимаю? И вообще, что происходит? Я в последнее время не могла спать, дошла до точки и вот прикорнула… и что потом?]

[…Думаю, этим лучше не забивать себе голову.]

[…Да уж. Ну и напоследок хочу сказать тебе кое-что!]

[И я хочу кое-что сказать.]

[Я рада, что любила тебя.]

[Я рад, что любил тебя.]

Ощущение собственного тела вернулось.

Сознание и тело слились воедино.

Под веками свет, в ушах шум, в носу специфический едко-сладкий запах.

Тайти потянулся рукой к свету.

Потянулся.

□■□■□

Шевельнул рукой.

Правую ладонь обволакивало мягкое, теплое ощущение.

Он, в свою очередь, сжал то, что обхватывало его ладонь.

Крепко, словно пытаясь не дать этому ощущению уйти.

Потом открыл глаза.

Тут же прищурился от слепящего света, и постепенно все пришло в фокус.

Прямо перед ним с полными слез глазами сидела — Химэко Инаба.

— Тайти! Тайти! — воскликнула Инаба, подавшись вперед так энергично, что чуть ли не нависла над ним.

Тайти лежал на кровати на спине.

— …Доброе утро, Инаба.

Поскольку она явно была готова расплакаться, он высвободил правую руку и вытер ей глаза.

— Слава богу… слава богу! Та труба была… тонкой и легкой… и я верила, что все будет в порядке, но… если бы с тобой что-то случилось… что-то случилось…

— Не плачь, не плачь, — приговаривал Тайти, гладя Инабу по волосам.

Он попытался вспомнить, что же произошло. Кажется… На них внезапно накинулся тот тип, Тайти вклинился между ним и Инабой, чтобы ее защитить, получил по голове и… потерял сознание?

Оглядевшись, он понял, что находится в школьном медпункте.

То есть в больницу его не отправили. И раз здесь только Инаба, значит, скорее всего, с ним ничего серьезного.

Поняв, видимо, о чем он думает, Инаба стала объяснять:

— А… все остальные сейчас дежурят снаружи, чтобы те типы опять не явились, и связываются с кем надо…

— Ясно.

Нагасэ, по идее, должна была сейчас спать, однако соседняя койка пустовала. …Мм, а откуда он знает, что Нагасэ сейчас спит?.. Вспомнил, ему приснился странный сон. Сон ли?.. Нет, хоть это и сон, но Тайти был в сознании, значит, это наверняка реальность…

Тайти сел на койке. «Лежи пока!» — поспешно сказала Инаба, но он встал, и ничего с ним не случилось. Притронувшись к голове, он нащупал повязку. Надавил сильнее, и стало немного больно.

— Не перенапрягайся… По правде… если бы с тобой что-нибудь случилось, я… Это ведь из-за меня…

Лицо Инабы снова исказилось от подступившего плача. Она выглядела хрупкой, готовой вот-вот рассыпаться. Тайти чувствовал, что должен ее защищать, а главное — что хочет ее защищать.

— Ты… мне… ты мне…

[Нужен. Абсолютно. Без тебя мне никак. Люблю. Люблю. Люблю. Люблю. Люблю. Люблю. Очень люблю. Очень лю-блю. Лю-блю.]

«Передача эмоций» от Инабы. Ему передались ее искренние мысли. Они хлынули потоком. Захлестнули его, все его тело.

— Погоди… не так… Не… не «не так», но… не слушай…

Инаба замотала головой, закрыв лицо руками. Виднеющиеся между пальцев щеки вмиг запунцовели.

[Очень люблю. Лю-блю-лю-блю. Люблю. Люб-лю. Влюбилась. Влюбляюсь. Люблю.]

Тайти был весь окутан этим «люблю» Инабы. Тепло. Уютно. Счастье. Тяга. Стремление. Облегчение.

Был ли он когда-либо кому-либо нужен настолько сильно?

Он даже начал сомневаться, что так сильно нужен.

Желание вознаградить эти чувства. Такое тоже было. Нельзя отрицать. Но не только это. Ему тоже нужна была Инаба.

Инаба, которая его многому научила. Инаба, которая заставила его замечать то, что важно. Инаба, которая обзывала его самопожертвовательным олухом. Инаба, которая о нем беспокоилась больше, чем о ком бы то ни было, и следила, чтобы он не перестарался. Инаба, которая во многих ситуациях подтолкнула его сделать первый шаг. Инаба, с которой он вместе ломал голову над множеством проблем. Инаба, которая старательнее всех убеждала его в его достоинствах.

Благодаря Инабе он смог стать тем, кем был здесь и сейчас.

Она дополняла его слабые стороны.

Если они объединят силы, то станут способны на многое.

Неужели все так просто, подумал он.

Хоть сейчас это и закончилось, но долгое время он любил другого человека.

Но если всерьез прислушаться к голосу собственного сердца…

И если партнер тоже этого хочет…

Она все это время ждала. Хоть и видела, что та любовь подходит к концу, он не хотел заставлять ее ждать и дальше, пока всё полностью не успокоится.

На этот раз он хотел более практичной любви.

Надо попытаться, подумал Тайти.

И сказал:

— Инаба… давай встречаться?

У него получилось на удивление гладко.

Лицо Инабы застыло, утратило всякое выражение.

…Так она сидела чуть ли не минуту.

— Аа… ЧТОООООООООО?!

Не успел Тайти подумать, что к ней наконец вернулся голос и нормальный цвет лица, как щеки Инабы стали совершенно красными.

Она дергала руками и ногами, бессмысленно колотя по койке, а потом начала расчесывать пальцами свои и так красивые черные волосы.

— Я, я красивая? — почему-то спросила она. Похоже, в голове у нее царил полный хаос.

— Угу, красивая, — без колебаний ответил Тайти. Возможно, все дело было в том, что он только что очнулся, но ни намека на стеснительность он не ощущал.

— П-понятно… Так, стоп?! Что за фигню я спрашиваю?!

Помотав головой, Инаба сдвинула ноги, положила руки на колени и приняла чинную сидячую позу.

— Ээ… аа… ну… не может… а… это… но…

Все еще с красным лицом, не поднимая головы, она отчаянно и безуспешно пыталась связать слова. Время шло и шло, но Тайти терпеливо глядел на нее в молчании. Наконец Инаба подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза.

И ответила на предложение Тайти одним словом.

— …Давай.