Том 4    
Эпилог. Новая глава для Иори Нагасэ


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Эпилог. Новая глава для Иори Нагасэ

Халикакаб внезапно появился перед Иори Нагасэ.

Он предстал перед ней в облике Рюдзена Гото, когда Иори была одна. Так же, как было с Аоки и с Юи.

Когда она настороженно спросила, что ему надо, он ответил: «Думаю, пора заканчивать… Как-то… Вот думаю, правильно ли извещать о завершении через Нагасэ-сан…»

Она ощутила не столько страх, сколько отвращение. Ей захотелось ему врезать.

Однако то, что о завершении феномена он сообщил именно ей… Он как будто давал понять, что видел все с начала и до конца.

— Кстати, я только сейчас заметила. Всякий раз, когда у меня настроение было хуже некуда, я друзьям кидала жуткую «передачу эмоций»; ты что, нарочно выбирал момент, чтобы показать всем меня с самой кошмарной стороны?

Она чувствовала, что перебарщивает с жестокостью. Поэтому и считала себя бессердечным человеком. Впрочем, она действительно клонилась в худшую сторону.

— Нет… это были суждения самой Нагасэ-сан… не так ли?..

Ну да, конечно. Бе-бе-бе.

— Аа… Ну, на этом… мне кажется, мы достигли момента передышки… Разве не так?

Ей-то откуда знать.

— А потом… следующий этап…

— Следующий…

Зловещее слово. Более чем зловещее.

— Аа… Просто когда вы все так себя ведете… вы кажетесь мне интересными, но это сверх моих ожиданий… Какой же я эксцентричный… Ну конечно. Потому-то он тогда и вмешался…

Халикакаб сам себя находит эксцентричным… по-видимому. Это существо, при всей его паранормальности, обладает множеством человеческих черт. Быть можно, они проглядели что-то важное, что позволило бы им лучше понимать Халикакаба?

Точнее, до недавнего времени ей владело некое онемение, но сейчас… стало страшно. Одному человеку, даже привычному, такое выдержать тяжело.

— Ну… на этом я… — произнес Халикакаб и зашагал прочь.

Если подумать — Халикакаб ведь вселился в тело Гото, и сейчас он запросто мог бы просто вернуть его Гото. Тем не менее он так не поступил. Почему? Потому что даже Гото начал бы что-то подозревать, если бы слишком много раз терял память и приходил в себя в новом месте? Иори чувствовала, что дело не только в этом. Чисто интуитивно.

Возможно, только она чувствовала, что и Халикакаб тоже изменился по сравнению с тем, каким был в начале?

— Эй, когда ты от нас наконец отцепишься?

Иори была уверена, что ответа не получит, поэтому пробубнила эти слова себе под нос.

Однако — то ли из прихоти, то ли потому что он в самом деле изменился, — этот тип обернулся к ней.

— Этого я, естественно… не знаю сам…

На миг она понадеялась на нормальный ответ, но — была разочарована.

«Да уж», — мысленно пробурчала Иори. Ответ, как всегда, туманный, ничего определенного сказать нельзя.

Это-то осталось неизменным. Едва она так подумала…

…Все-таки кое-что изменилось?

— Аа… Но…

□■□■□

В понедельник Каору Сэтоти пришла в школу невероятно преобразившаяся: длинные каштановые волосы стали короткими и черными. Сперва некоторые одноклассники ее даже не узнали, спрашивали «А это кто такая?».

Поскольку ничто этого не предвещало, в классе поднялась немалая сумятица.

Подруги Сэтоти тоже были ошарашены и не могли произнести ни слова, зато Иори к ней обратилась:

— А серьги ты оставила, да?

— Ага, они мне нравится.

— Кстати, Каору-тян… С короткой стрижкой ты такая миленькая?!

— Иори, ты так говоришь, будто до сих пор я была совсем не миленькая?!

Иори и Сэто-… и Каору подружились.

Они еще немножко потрепались, и тут к ним подошла еще одна ее подруга, Марико Накаяма.

— Что-что-что происходит! Расскажи подробно, Иори!

Несмотря на то, что Иори и с ней обращалась сурово, сейчас она улыбалась.

Все-таки классные у нее подруги. Она счастливый человек.

Она понимала, что ей нужно будет перед многими людьми извиниться и многое объяснить, но ее это не смущало.

— Я предчувствовала, что так будет… И действительно, ребята из нашего класса хорошо постарались, — глядя на все это снисходительно, с улыбкой пробормотала староста класса Майко Фудзисима. …Может, Иори это показалось, но прекратившиеся было взгляды Фудзисимы вновь вернулись… Нет, наверно, показалось.

Из-за субботних событий работа почти не продвинулась, поэтому КрИКовцы с понедельника трудились над презентацией не покладая рук. Иори, до сих пор отлынивавшая, теперь старалась изо всех сил. Каору Сэтоти тоже помогала, причем по собственной инициативе.

Материалы, которые они успели подготовить ко дню выступления, нельзя было назвать выдающимися по сравнению с теми, что были до того.

Однако тема была сама по себе интересная, да еще подкрепленная тщательным исследованием, плюс выступление удалось благодаря множеству репетиций, плюс Иори устроила представление, которое предложила ей Инаба, сказав «Хоть так ты компенсируешь свою часть», — и все вместе привело к потрясающему успеху.

Кстати, предложенное Инабой представление было… «косплеем со скоростным переодеванием Иори Нагасэ» в тематике тех заведений, о которых шла речь в выступлении.

Ох… Она до сих пор смущалась, как вспоминала.

Форма горничной, китайское платье, костюм про-рестлера («суперское бикини!» по оценкам зрителей мужского пола).

В общем, шоу получилось безумным, да! То есть отчаянным, да!

В этом отношении их выступление стало легендарным (а возможно, и породило плохую традицию) и не только дало им высокие оценки, но и, похоже, стало темой разговоров в учительской. Естественно, узнал об этом и Гото. Он сказал вот что:

— Вы… в особенности Нагасэ… просто невероятно постарались. Однако ребята из джаз-банда тоже… О, это было лучшим их представлением из всех, что я когда-либо видел. Они очень усердно репетировали. Это не в моем характере, но я… глубоко тронут обоими кружками! И тем, что мои ученики соперничают между собой, желая непременно сохранить меня своим куратором, тоже глубоко тронут! И я стал думать, нельзя ли мне как-нибудь остаться куратором обоих кружков.

Очень трогательная речь.

…Была, до этого момента.

— Думал, думал, однако правила есть правила, куратором можно быть только в одном месте, но ведь мою деятельность они никак не ограничивают. А раз так, то я могу быть куратором КрИКа и в свободное время присматривать за репетициями джаз-банда; я вдруг понял, что так до сих пор и было. …Ну как вам? Я старался придумать, как мне остаться с обоими, сумел взглянуть под другим углом и нашел нестандартное решение — я гений, пра-… Ай, ай, больно же, за что, Инаба-сан?!

— Ты с самого начала мог так сделать, ты, кретин хренов!!!

Инаба взяла его в захват.

Иори уже давно интересовало: где Инаба выучила все эти приемы? Надо будет как-нибудь спросить.

Что касается схвативших Инабу парней, насчет них можно было не волноваться. Поскольку Инаба первая начала, а также поскольку ее друзья тоже применили силу, в полицию обращаться не стали, но Инаба с помощью сделанных на заброшенной фабрике фотографий нажала на кое-какие кнопки через отца Фудзисимы.

Так или иначе, эти типы, похоже, больше не будут творить зло.

…Судя по тому, как Инаба и Фудзисима перешептывались с мрачными выражениями на лицах, устрашающие подробности Иори вряд ли стоит знать.

Тайти и Инаба начали встречаться.

Юи и Аоки, хоть и были удивлены, благословили их, как и сама Иори.

«…Тебе это правда нормально?» — неуверенно спросила Инаба, на что Иори искренне ответила: «Наша с Тайти любовь закончилась, так что можешь не париться».

Очаровательная парочка, хоть и с явным доминированием Инабы… Так можно было бы подумать, но Инаба совершенно неожиданно даже не пыталась скрывать свою «дередере»[1] сторону.

Она стала настолько дередере, что была уже не Инабан, а «Деребан».

Может, к началу нового триместра она как-то возьмет себя в руки?

…В таком состоянии она малость раздражает.

Однако и в ее собственной жизни много чего происходило.

Даже слишком много.

Возможно, не ей это говорить, но происходящее было немного чересчур драматично?

Наполовину в шутку, наполовину всерьез она думала: не написать ли когда-нибудь про все это книгу?

Однако факт остается фактом: из всего произошедшего она вынесла немало уроков.

Нынешняя она стала замечать по-настоящему важные в жизни вещи.

Настолько важные, что, не зная этого, можно полжизни прожить зря.

Это настолько просто, что кто-то, возможно, даже удивится — как она этого раньше не осознавала?

Очень трудно, однако, не ограничиваться поверхностными словами про «по-настоящему важные вещи», а понимать истинный смысл этого.

Живи так, как хочешь, живи так, как тебе по душе.

Это очень важно. Но понять смысл этих слов тяжело.

Естественно, это не означало, что она могла делать все, что хочет, только потому, что она этого хочет.

Бывают времена, когда надо просто спокойно оглядеться по сторонам и подумать — к примеру, в случае Тайти и ее самой, когда нужно было спасать схваченную Инабу.

Нельзя доставлять проблемы другим — к примеру, как Сэтоти и она сама слетели с нарезки.

И то, и другое абсолютно необходимо, но если с этим перестараться, то можно потерять из виду главную цель.

Насколько рациональной нужно быть в ущерб эмоциям? Насколько рациональной нужно быть в отношении обстоятельств других людей?

Возможно, правильных ответов на эти вопросы она не найдет и за целую жизнь.

Она по природе такая, что может всю дорогу биться, пытаться, чтобы хоть чуть-чуть приблизиться к правильным ответам. Более того, такому неуклюжему человеку, как она, придется много раз по-уродски падать, но не сдаваться и идти вперед.

Возможно, сейчас она впервые с того времени, когда достигла сознательного возраста, поняла, что значит «быть честной с самой собой».

Людей, для которых это понимание естественно, она считала потрясающими и завидовала им.

Таким, как она, странномыслящим людям, нужно идти более окольными путями.

Но даже если им требуется окольный путь, это не значит, что достичь цели невозможно.

Абсолютно, абсолютно возможно.

Она это уже знает.

И какой следующий шаг должна предпринять такая Иори Нагасэ?

Все-таки влюбиться?

Любовь — замечательная штука.

Это ей показал дорогой для нее человек, ее первая любовь.

Тут никаких слов благодарности не хватит. Спасибо.

Что ж, первый год старшей школы, самая насыщенная часть ее жизни, закончился.

Не, ну считать это пиком всей жизни еще слишком рано.

Жизнь впереди еще долгая. Неизвестно, что там будет.

Может, будет такое, по сравнению с чем нынешние происшествия покажутся сущей мелочью.

Одно то, что она перешла из первого класса старшей школы во второй, откроет множество возможностей.

Классы будут перетасованы, появятся новые ученики.

Может, и в кружок изучения культуры вступят новые члены? …Поскольку на них тоже может положить глаз некое дурацкое существо, этот вопрос необходимо будет обсудить.

Но, если это возможно, было бы здорово заполучить в кружок хоть парочку кохаев и вместе веселиться.

Если получится вместе веселиться, то всё окей.

Она сама еще неопытная и на этот раз доставила неприятности куче народу. И куча народу ей помогла.

Хотелось бы ей когда-нибудь, когда у окружающих будут проблемы, помочь уже им и тем самым вернуть должок.

Помогать и принимать помощь. Давай так и продолжать жить.

Давай идти собственным путем и верить в него.

Именно путь, которым она идет, и формиует ее саму.

Найти истинную себя означает верить в себя.

Ничего страшного, если в пути она будет отчаиваться.

В такие времена наверняка ее спасут те, кто рядом.

Двигаться вперед изо всех сил.

Давай и сегодня наслаждаться жизнью по полной программе!

Да, кстати…

Не в этом ли смысл тех слов Халикакаба?

«Все нормально… потому что я… уже вижу путь к концу…»

Серьезно?