Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
68659
15.02.2019 16:31
Спасибо!
user788
31.12.2018 02:29
-_0?

Глава 3

Какого?..

Окутанная тьмой девушка пребывала в крайнем недоумении.

Она ощущала нечто смутное. Не сразу, но она поняла. Это была боль. И стоило осознать её, пришли и другие чувства, что подобно специям сдобряли основное блюдо боли. Цвета, звуки, запахи. Вместе с ними пробуждалось её «Я». Она ухватилась за воспоминания о той девушке, которой была когда-то. Ужас обуял её — что если она отпустит эти воспоминания и провалится обратно на дно тёмного моря?

Взгляд прояснялся. Обрывки информации складывались в единую картину. Девушка поняла, что это — внешний мир.

Плохо освещённая комната. Операционная? Вокруг валялись кучи медицинских приборов, однако они были покрыты пылью, словно ими давно не пользовались.

Девушка услышала голос.

— Микочка, ты можешь видеть?

Перед ней стоял человек. Нет… Девушка не была уверена, что ЭТО можно назвать человеком. Если говорить лишь о лице, то оно могло бы принадлежать женщине среднего возраста. Но вот остальные части тела распознать было сложнее. Из него выходило множество трубок — из груди, живота, спины. Дюжины трубок, каждая сантиметра три в диаметре, врезались в плоть. И кое-где стыки выглядели не лучшим образом: мерзкая багровая жидкость сочилась из щелей в них. Вместо ног у женщины были два протеза с колёсами на конце, которые бесцельно крутились с жутким жужжанием. Но самой страшной частью была голова. На ней, в районе правого виска, не хватало куска размером с теннисный мяч. Похоже, хирургическое вмешательство провели довольно небрежно — рубец покрывали струпья.

Но, несмотря на пугающий внешний вид этой женщины, Мика Фуруцуки, вглядываясь в её лицо, почувствовала нечто. Нечто теплое.

— Маорин?..

Она вспомнила. Вспомнила, кем была. Вспомнила, что сделала. Свою любимую Маори Низоно. Женщина перед ней — Маори Низоно. Пусть внешность её сильно изменилась, лицо всё ещё узнаваемо. Её саму зовут Мика Фуруцуки. Она — девушка, что умерла, проиграв несбыточным мечтам о становлении айдолом.

— Маори, где я? Что с тобой случилось? Почему я?..

Мика Фуруцуки засыпала было подругу вопросами, но осеклась, поняв, как сильно изменился её собственный голос. Ну и звуки. Будто кто-то пытается играть музыку на лягушке.

— Микочка, что последнее ты помнишь? — мягко спросила Маори Низоно.

— Я убила себя. Я так запуталась. Не успела я опомниться, как уже падала с балкона…

Тогда она потеряла смысл жизни. Её попытки хоть как-то сводить концы с концами, предложение Маори Низоно, шок от появления сестры… Мика не смогла выдержать этот груз и дошла до крайности.

— Микочка, в тот день ты умерла.

Мика Фуруцуки недоумевала. Умерла? И как она умерла? Ведь сейчас она здесь и мыслит. Сейчас Мика жива, из чего следует лишь один вывод: она и не умирала. Так она и сказала.

— Нет, ты умерла. Ты умерла, а потом вернулась к жизни. Микочка, посмотри в это зеркало.

Перед глазами Мики появилось зеркало. В отражении должна была появиться она: милая девушка, чьи волосы подвязаны лентами в два хвостика. Однако…

Мусорная куча у лавки мясника — самое близкое сравнение, что пришло ей на ум. Её глаза видели массу свисающих как ёлочные игрушки органов. Кишки свободно болтались вокруг почек и металлических струн, которые непрерывно подергивались, напоминая червей. В центре виднелась полупрозрачная сфера, из которой тянулись голые мускулы, что поддерживали остальные органы подобно изоленте. Удивительно, но хрустальный шар висел в воздухе, а потому внутренние органы не падали на землю. Над ним находилось вздутие, напоминающее воздушный шарик — видимо, именно оно удерживало конструкцию в воздухе. Воздушный шар из плоти, которая словно дышала. Артерии и вены опутывали его паутиной. Этот воздушный шар — желудок. Раздутый до предела желудок. Воздухом его накачивали лёгкие, которые паразитами цеплялись за него сзади.

Мика Фуруцуки отчаянно искала лицо. В прошлом, когда ей было совсем плохо, взгляд на собственное улыбающееся лицо всегда поднимал девушке настроение. Но лица не было. Всё, что ей удалось найти — красно-коричневый мозг внутри полупрозрачной сферы и рядом — одинокую пару глаз

— Что это? Мерзкий образчик современного искусства?

Голос Мики Фуруцуки звучал безэмоционально и доносился откуда-то из нагромождения органов.

— Это ты, Микочка! — счастливо ответила Маори Низоно. — Я сделала тебя! Ты — мой шедевр. Я вернула тебя к жизни!

Мика Фуруцуки ещё раз посмотрела в зеркало и увидела там выставку внутренностей. «И это я?»

— Ну разве ты не прелесть? Такая миленькая! Ты снова можешь стать айдолом…

Миленькая? Вот это — миленько? Ни лица, ни кожи — лишь куча разрозненных органов.

И всё же Мика Фуруцуки поняла. Может быть, она и выглядела как куча окровавленных частей — но девушка всё равно была собой и всё равно была миленькой.

А почему она так думала? У нормального человека такие мысли не возникли бы. Дело в том, что часть мозга Мики Фуруцуки на самом деле принадлежала Маори Низоно. Ткани замороженного органа были частично повреждены, и, чтобы заменить их, Маори пересадила подруге часть своего мозга. Из-за этого чрезмерная любовь Маори к подруге стала частью Мики Фуруцуки, которая в результате до одури любила саму себя — и неважно, в каком состоянии.

«Милая… Прелестная… Да как вообще кто-то может быть настолько милым?..» — раз за разом повторяла Мика Фуруцуки, глядя на себя в зеркало и чувствуя, как любовь переполняет её. Девушка вспомнила, как Маори Низоно подбадривала её. Благодаря подруге Мика смогла следовать за своей мечтой о становлении айдолом. Да, может её и обмануло агентство талантов, может быть она на время и сбилась с пути так сильно, что умерла — что с того? Всё наладилось. жизнь состоит из чёрных и белых полос. Ну умерла раз-другой, и что? От пролитых слёз становишься сильнее. Вслед за апрельскими дождями в мае распускаются цветы — во всём есть что-то хорошее. Так что причин отказываться от своей мечты нет! Мика станет айдолом. Лучшим айдолом во вселенной!

В разуме Мики Фуруцуки словно что-то вспыхнуло. Частичка мозга Маори Низоно нашла своё место, как фигура в тетрисе, вставшая на нужное место. Подруга дала Мике Фуруцуки смысл жизни. Наконец-то у неё появилась причина двигаться дальше — и эта причина стала неотъемлемой её частью.

— Маорин! — вскричала Мика Фуруцуки. — Расскажи мне! Как мне двигать это тело! Я хочу им танцевать! Я хочу им петь! Я хочу быть айдолом! Неважно, что меня ждёт, я хочу выступать!

— Микочка!… — Маори Низоно была готова расплакаться от счастья.

Десятилетиями она работала, чтобы вернуть Мику Фуруцуки после самоубийства, но при этом глубоко в душе задавалась вопросом: «А стоит ли». Каждую ночь Маори не могла заснуть от мысли, что подруга опять покончит с собой, как только вернётся к жизни. Маори убила, выпотрошила и пустила на органы кучу людей, чтобы сделать для Мики Фуруцуки действительно милое тело, однако всё равно волновалась. Понравится ли оно Микочке? Продолжит ли она карьеру айдола? Терзаемая сомнениями Маори добилась своего — и, к её радости, ей снова удалось встретиться с Микой, полной надежд и мечтаний о становлении айдолом.

Вопрос о том, что именно Мика Фуруцуки может делать в этом теле, крайне интересен, но давайте сначала определимся с терминологией. С этого момента её талант айдола расцветёт новыми красками. И, чтобы подчеркнуть её новый статус, мы будем называть Мику айдолом второго поколения. До самоубийства Мика Фуруцуки была айдолом первого поколения, а теперь, вернувшись к жизни, соответственно, стала второго.

Под бдительным руководством Маори Низоно айдол второго поколения пустила все силы на тренировки. В основном она передвигалась, толкая своё парящее тело воздухом, который выпускала из лёгких. Не лучший способ, а потому Мика могла разогнаться до скорости не больше трех километров в час.

Коррозионноактивный газ раздувал её живот, позволяя взлетать выше. Получалось весьма неплохо, и в теории девушка смогла бы долететь до стратосферы. Еда поглощалась in vitro: желудочный сок выплёскивался на еду, а когда та расщеплялась, девушка всасывала её.Стаи кочующих в небе медуз дали айдолу второго поколения возможность к существованию. Даже у весьма слабой Мики было средство самозащиты — два острых, как жала ядовитых медуз, шнура. Так называемые «Нервные штекеры», сделанные из спинномозговых нервов первоначальной Мики Фуруцуки. Стоило ей проткнуть ими мозг другого живого существа, как она могла взять его разум под полный контроль. И что ещё лучше: девушка могла изменить иммунную систему жертвы и заставить любую часть её тела работать как свою собственную. Благодаря этой особенности Мика не могла умереть по естественным причинам — технически она была бессмертна. Воистину передовой орган. Ну и конечно же, в её клетках жили Новум Органум, наделяя девушку устойчивостью к ультрафиолетовому излучению и радиации.

Поскольку тело Маори Низоно было поражено раком из-за полученной в самолёте дозы радиации, ей пришлось улучшать и его. Эксперименты над ним проводились, пока Маори пыталась найти способ воскрешения подруги, и в результате оно безнадёжно устарело по сравнению с телом айдола второго поколения. Человеческая плоть Маори была лишь фасадом. Внутри оболочки функционировал только мозг. Рак поразил все остальные внутренности, а потому ей пришлось удалить их и выбросить. Взамен девушка стала заимствовать нужное у других. Нынче людей на волоске от смерти хватало — а потому, разбив им голову и тем самым даровав милосердную смерть, Маори могла без проблем препарировать и забирать себе их органы. Однако найти здоровые, не поражённые раком части было весьма проблематично, и если они всё-таки попадались, девушка откладывала их для Мики Фуруцуки, а свои собственные составляла из кусков чужих. Эти, будто сшитые из лоскутов, органы функционировали далеко не так хорошо, как нормальные.

Результат был предсказуем, ведь Маори прилатала друг к другу части разных тел. И, чтобы заставить эти органы-франкенштейны работать как положено, учёная пошла простым путём — увеличила их. Маори Низоно свалила все эти переростки в большой полуприцеп от фуры. Лёгкие, желудок, пищевод, кишечник, поджелудочная, печень и почки валялись там, как одежда в шкафу неряхи. Со временем трубки, соединённые с телом Маори, хранилищем мозга, заржавели и стали протекать, однако она была слишком сосредоточена на воскрешении подруги, чтобы отвлекаться на это. Учёная нарастила на прицеп тонкий слой кожи, содержащей Новум Органум, чтобы превращать ультрафиолет и радиацию в энергию. Этой энергии хватало на работу органов в полуприцепе и поддержание жизни в Маори, однако же насыщения она при этом не чувствовала — и потому порой выбиралась наружу, чтобы поесть трупы. Поэтому прицеп громоздился на гусеницах с присосками.

Когда айдол второго поколения научилась двигать своё тело, то начала гулять вместе с Маори Низоно для развития своих айдольских талантов. Подруги устроились в токийской префектуре Тиба. К этому времени большая часть Японии находилась под контролем Новум Органум, а местное и федеральное правительства давно распались. Паутина, ради лёгкости, длины и прочности укреплённая углеродными нанотрубками, опутала город. Множество гигантских медуз, прикреплённых к земле другими нитями паутины, парило в воздухе, осыпая город своими полипами, что подобно снежинкам танцевали в воздухе Немногочисленные выжившие люди скрывались в тенях медуз подобно канализационным крысам. Солнечная активность медленно и уверенно стирала остатки человечества с лица планеты.

Эти прогулки были больше, чем просто свиданиями. Для продолжения карьеры айдолов подругам было необходимо собирать и пожирать трупы. Люди в основном обитали в глубинах канализации или оплетённых паутиной зданий. Когда Маори Низоно разрушала их, люди разбегались как жучки из-под поднятого камня. Некоторые пытались дать отпор, но участь их ждала незавидная: пулемёты на прицепе дырявили храбрецов, только чтобы потом их пожрала пара подружек.

Какие-либо организованные действия предпринимала только одна группа людей. Женщины, называющие себя Мстительницами. Ультраконсервативные противницы технологий, они поклялись вернуть Акихабаре былое величие и носили футболки с изображениями моэ-персонажей прошедшей эпохи. Эти персонажи стали для них своеобразными иконами. Мстительницы, отринувшие развитые технологии, выживали в новом жестоком мире с помощью низкотехнологичных приспособлений: они сверлили дырки в руках, бёдрах и боках и крепили там пружины. Используя натяжение этих пружин, Мстители выпускали стрелы с прикреплёнными к ним тросами. Стрелы попадали в паутину, и женщины могли прыгать на них, как на тарзанках. Повторяя этот процесс, Мстительницы стремительно передвигались по округам и уничтожали Новум Органум одного за другим, в основном с помощью коктейлей Молотова, мачете и автоматов Калашникова.

Естественно, Мстительницы мешали Маори Низоно пожирать других людей. Пусть учёная когда-то и была человеком, но из-за того, что в её теле теперь обитали Новум Органум, борцы за Акихабару считали её предательницей человечества и своим злейшим врагом. Мстительницы, устроившие себе базу на одной из летающих медуз, постоянно спускались на высотку, где находилась база Маори Низоно, и атаковали её. Чтобы защищать себя, учёная собрала множество пулемётов и лазерных пушек и снабдила их приборами ночного видения и другими примочками. У Мстительниц не было ни единого шанса против этих высоких технологий, а потому война давно перешла в стадию холодной.

Но прибытие айдола второго поколения пошатнуло равновесие. Пустив все свои силы на воскрешение подруги — свою заветную мечту, Маори Низоно ослабила бдительность. Пусть раньше она была непобедима, но теперь её слабость оказалась на виду. И Мстители не оставили её без внимания.

Не подозревая об этом, две подруги продолжали радостно играть в айдолов. Сегодня они нашли на удивление большое убежище людей и с нетерпением ждали свежего мяса.

— Маорин, один убегает!

Пока Маори Низоно запихивала кучу людей в полуприцеп, перемалывая их там в фарш, один из них сбежал. Ребёнок.

— Она — наше будущее! Моя дочь! Прошу, оставь ей жизнь! — взмолилась одна женщина, бросившись вперёд с воздетыми к небу руками. Скорее всего, мать. Женщина была так напугана, что слёзы и сопли водопадом лились по её лицу.

— О… Ну, раз ребёнок, то наверное можно и пощадить.

— Что? Правда?

— Нет.

Пули пронзили мать и дочь

— Вау, Маорин, ты такая безжалостная.

— О? Ну, может я просто волнуюсь из-за того, что ты рядом, Микочка!

Маори Низоно сгребала людей своими механическими руками и протыкала их плоть трубками, чтобы поглотить питательные вещества. Айдол второго поколения в это время разбрызгивала желудочный сок с горы трупов и пила разложившуюся плоть. Может показаться суровым, но таков уж мир айдолов — выживает сильнейший.

За этими жестокими тренировками айдолов время пролетело незаметно. Стемнело. Обычно бы Маори Низоно не допустила такой ошибки. Ночью пропадает ультрафиолет от солнца — настаёт время старых форм жизни. Естественно, человечество тоже перешло на ночной образ жизни и было куда опаснее в темноте. Маори слишком увлеклась тренировками и допустила грубейшую ошибку.

Властный голос разнёсся по окрестностям:

— Сейчас твоей бессердечной жестокости придёт конец!

— Кто это?! — спросила Маори Низоно, от изумления уронив мясо.

— Мы — Мстительницы! мы защищаем мир на Акихабаре!

Не успели подруги опомниться, как их окружили дюжины Мстителей: все в солнцезащитных очках, лица скрыты повязками, у каждой женщины в правой руке мачете, в левой — автомат Калашникова. Завершали образ футболки с милыми персонажами. Тела нападающих были испещрены дырами, в которых виднелись стрелы с крюками.

— Микочка, встань подальше, — сказала Маори Низоно, прячая своё слабое место — мозг — в прицеп.

— Мы очистим эту святую землю от твоей нечистой… У-у-ух!

Прежде чем командир штурмовой группы Мстителей договорила, её расплющило полуприцепом, так, что внутренности полезли изо рта.

— Огонь, огонь! Стреляйте!

Когда Мстители вскинули автоматы, Маори Низоно уже неслась к их строю. Жизни гасли одна за другой. Трейлер врезался в строй и с силой закрутился, расшвыривая тела по воздуху. При этом Маори стреляла из пулемётов и лазерных пушек — лопалась кожа, рвались мышцы лилась кровь. Разница в силе была очевидна. И если бы всё так и продолжалось, Маори Низоно наверняка выиграла бы. Однако…

— Стоять! Одно неверное движение — и твоя подруга умрёт!

Да, Мстители прокрались сзади и захватили айдола второго поколения. Руки Мики были связаны мачете, приставленным к её внутренностям. Не в прямом смысле, конечно — рук у айдола не было.

— Микочка!

Маори Низоно прекратила крутиться — и Мстители навалились на неё со всех сторон как муравьи.

— Ха-ха-ха! Теперь злые монстры по… Ау!

Айдол второго поколения прыснула на свою пленительницу едкий желудочный сок и сбежала, воспользовавшись её заминкой.

— Сучка! Я тебя прикончу за это!

— Микочка! Беги!

Увидев, как Мстители замахиваются на её подругу, Маори Низоно влетела в них на всех парах. Айдол второго поколения раздула живот и ускользнула с поля боя, но вот учёной повезло меньше: Мстители закидали гусеницы под ней собственными телами и лишили её возможности двигаться. Пользуясь шансом, они небольшим зарядом взрывчатки проделали дыру в теле Маори Низоно и закинули туда коктейль Молотова, поджаривая гигантские органы. Маори Низоно отчаянно пыталась сбежать, но Мстительницы забрались в открытую рану и начали рвать внутренности руками. Радуясь такому количеству животных протеинов, женщины сорвали с лиц повязки и набросились на органы Маори Низоно. Учёную жрали заживо. Сначала поджарили, потом разорвали на куски и стали пожирать. Невозможно представить испытанную ею боль.

Пока её ели, Маори Низоно стреляла из своих пулемётов во все стороны. Выпущенные в упор пули крошили лица. Но Мстительницам было абсолютно плевать, что их товарищи превращались в груды фарша и дерьма, они лишь с новым рвением набросились на органы Маори Низоно.

Айдол второго поколения наблюдала за этой сценой с высоты, не в силах спасти свою любимую от смерти и участи быть пожранной. И в этот момент она узнала лицо одной из Мстительниц. Мия Фуруцуки, женщина, что когда-то звалась её сестрой. Рак кожи изуродовал её лицо опухолями, но её еще можно было узнать. Мия была в первых рядах, она одной из первых бросилась жрать внутренности Маори Низоно. Размахивая мачете как светящейся палочкой на концерте, сестра Мики кромсала органы. В предсмертной агонии Маори Низоно смогла выпустить в неё пулю. На месте глаза Мии Фуруцуки теперь красовалась дыра размером с кулак. Мозги её разлетелись во все стороны.

Айдол второго поколения ни капли не расстроилась, увидев смерть сестры, наоборот — она неистово злилась. Злилась от того, что её возлюбленную убили у неё на глазах.

— Я уничтожу вас! В порошок сотру!

Мика знала, как именно она продолжит свою карьеру айдола. Возмездие. Она подарит Мстительницам ужасную, мучительную смерть.