Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
30.07.2019 00:43
Ух ты
id432980036
18.06.2019 03:38
https://ruranobe.ru/r/hthnh/v1
id432980036
18.06.2019 03:38
id432980036
18.06.2019 03:18



id432980036
18.06.2019 03:18
[IMG][/IMG]
id432980036
18.06.2019 03:17
t<br>g
id432980036
18.06.2019 03:17
orinbay
11.03.2018 15:33
Спасибо за усердный труд. Первая половина тома тяжеловата для прочтения, но, в целом, у меня хорошие впечатления. Тыкнул около 20ти опечаток и смысловых косяков, просмотрите как ни будь. Успехов!
Kos85mos
08.02.2018 17:17
Спасибо!!!
feralberry
10.12.2017 06:55
Большое спасибо за перевод!
saitamas
31.08.2017 01:15
Спасибо за проделанную работу)
Durar30
19.08.2017 19:12
Большое спасибо за ваш труд.
hard_d
06.07.2017 11:44
Аниме и Ранобэ немного отличается, но это даже к лучшему.
Так же присоединяюсь к благодарности за перевод и с нетерпением жду остальных томов (прочитал уже все 4).
Divolfram
11.06.2017 14:39
>>18689
Кто подскажет, сколько томов было адаптировано в аниме?

2 тома
saiai_no
02.06.2017 23:30
Кто подскажет, сколько томов было адаптировано в аниме?
Ответы: >>18690
Цепь
05.04.2017 01:52
Спасибо!
Kos85mos
05.03.2017 16:40
Спасибо!!!
Alex768
23.02.2017 20:31
Большое спасибо за перевод, чтение - одно удовольствие)
И это, я вам там очепяток штук 20 указал, чего так долго на редакте висит глава?)
dullahan4343
02.01.2017 01:10
Спасибо большое за перевод,вы просто космос
Eula
27.11.2016 15:50
>>18682
Прочитал первый том. Поздравляю перевод хороший видно, что старался переводил, но вот надо еще поработать над редактом встречаются ошибки и лично мое мнение все их особые навыки лучше по русски написать а то одно поянение а потом не всегда вспоминаешь какой навык он пременил

В данном произведении редактирование не осуществлялось совсем. Работаем над этим.

Отобразить дальше

Глава 16: Целясь к вершине

Когда на следующий день они покидали жилье, Шихору внезапно пришла извиняться.

— Я-Я… прошу прощения! Юме все объяснила. Потому что я подумала, что это те отношения… Простите за поспешные выводы…

Хоть это извинение было хорошим для Харухиро, он хотел бы, чтобы этого не слышали Ранта и Могзо.

— Отношения? — ноздри Ранты раздулись, когда он приблизил свое лицо к Харухиро. — Что это за те отношения? Отношения между кем, хммммм?

Харухиро отклонился от него.

— Не твое дело.

— Это не правда. Скажи мне. Давай же! Поделись!

— Как и сказала Шихору, это просто недоразумение.

— Я хочу знать о каждой детали, и тем более о том, что это было за ‘недоразумение’.

Вклинилась Юме.

— Понимаешь…

Харухиро, боявшийся, что она собирается снова сказать больше, чем нужно, надеялся, что его страхи не оправдаются. Но все было так, как он думал.

— Вчера, — продолжила Юме, — Юме попросила Хару обнять ее посильнее, и Шихору наткнулась на нас. И…

Могзо издал странный звук удивления и раскрыл глаза.

— Что?! Что за черт, Харухиро! — Глаза Ранты, казалось, вот-вот вылезут из орбит. — Ты серьезно?! Ты, черт возьми, серьезно?! Когда ты добрался до второй базы?!

— Что ты подразумеваешь под ‘второй базой’… — сказал Харухиро, но остановил себя. — Нет, стоп, забудь. Я говорю тебе, это не то…

— Как это ‘не то’?! Ты собирался сделать это, но запаниковал и остановился, потому что Шихору наткнулась на вас! Тебе пришлось нажать на аварийный тормоз!

— Но Хару плакал… — сказала Юме, начав объяснять.

— Юме, — сказал Харухиро, — Тебе не нужно было это упоминать…

— Плакал?! — Ранта поочередно посмотрел на Харухиро и Юме несколько раз, затем запустил руки к себе в волосы. — …Теперь понял. Теперь понятно, что случилось. Другими словами… тебя отвергли. Юме отвергла тебя, затем она почувствовала вину перед этим идиооооотом и попыталась успокоить тебя. Понятно. Теперь все очевидно.

— Ты совершенно, абсолютно, полностью ошибаешься, но без разницы. Я больше не хочу это объяснять.

— В любом случае… — начала говорить Юме, полностью игнорируя Ранту. Этой способности Харухиро очень завидовал. — Юме решила, что она постарается поладить с Мэри. Шихору тоже.

Шихору, обняв свой посох, опустила взгляд.

— … Я не думаю, что это сработает, но я сделаю все, что в моих силах.

— Поладить? С Мэри? — Ранта нахмурился. — Этого не случится. Эта девчонка не намерена дружить с нами.

Могзо поднял голову.

— Но-но мы не можем продолжать так, как сейчас. Мы должны хотя бы попробовать убедить ее лечить нас в бою…

Все, как и говорил Могзо. Проблема была больше, чем просто нежелание подружиться с остальными. Она не лечит их во время боя. В особенности, она игнорирует их, когда они просят лечение, если рана легкая, даже не смотря на то, как сильно она болит. Ну, не совсем ‘игнорирует‘, а скорее ‘сходу отказывает’. Она вылечит их только тогда, когда рана мешает двигаться или угрожает жизни.

Ее отношение к товарищам по команде, которым было больно, которые страдали, было неприемлемым. Манато лечил их сразу же, не смотря на тяжесть раны. Даже если не было раны, требующей внимание, он был с ними, и возникало чувство безопасности в бою.

С Мэри не было такого спокойствия. Что если один из них сильно поранится, и она внезапно откажется лечить их? Все боялись, что она бросит их в тот момент, когда будет им нужна больше всего.

— Для начала… — начал Харухиро, посмотрев на каждого. За исключением Ранты. — Мы должны начать ей доверять. Мы не сможем прогрессировать без этого. Кто знает? У Мэри может быть свой взгляд на вещи. Может мы не понимаем ее, потому что не знаем, о чем она думает.

Ранта усмехнулся.

— Ты уверен, что это не потому, что она ужасный человек? Это какой-то беспорядок. Психологический беспорядок. Врожденный хронический синдром ужасной личности. Неизлечимый.

— Но нам нужен Жрец…

— В таком случае, Харухиро, стань жрецом! И тогда прощааааай навсегда, Мэри! Все просто! ЛУЧШАЯ ИДЕЯ! Черт, я хорош!

Харухиро уже раздумывал над этим, но смена класса останется как последний вариант. Разведывая в одиночку, всегда располагаясь за спиной врага… он привык быть Вором и хотел улучшить свои навыки.

К тому же, он кое-что вчера понял из разговора с Юме.

— Ранта, — сказал Харухиро.

— Что?

— Я, ты и Могзо решили пригласить Мэри в нашу группу, так?

— Да, и это была огромная ошибка, вот почему я говорю, что мы должны поскорее выкинуть ее.

— Но она стала одной из нас, товарищем по команде, когда мы приняли ее, так?

Похоже, Ранта собирался еще что-то сказать, но замолчал, опустив взгляд. Он выглядел почти виноватым.

Харухиро продолжил, обхватив правое запястье левой рукой.

— Мэри та, кто есть. Мы не можем внезапно дискриминировать ее за то, кто она. Если она ощущает то, что пятеро против нее, она никогда не почувствует себя комфортно рядом с нами, даже если захочет. Она ведь не машина для лечения.

— Правильно, — сказала Юме, кивнув и приложив палец к подбородку. — Мэри холодно ведет себя с нами, но может мы ведем себя также и с ней.

— Может- может быть… — нерешительно сказала Шихору, будто бы она была не уверена в том, что собирается сказать. — Мэри хороший человек… где-то внутри.

— НИ ЗА ЧТО! — Ранта немедленно повернулся к ним спиной. — НИ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ЗА ЧТО! Это просто невозможно. Она адская, вонючая гарпия до кончиков волос. Меня не волнует, что вы, ребята, говорите, я не изменю своего решения! Мы должны избавиться от нее и идиооооот Харухиро должен стать Жрецом.

— Если я стану жрецом, — сказал Харухиро, — тогда я ни за что не буду лечить тебя. Ты Рыцарь Страха. Темный Бог Скалхейл враг Бога Света Люминоса. Нехорошо лечить раны врагов.

— Не подходишь! Ты не подходишь на роль Жреца! Могзо! Могзо… а, стоп, мы не можем без Воина, так что… Юме! Ты станешь жрецом!

— Юме хочет волка, поэтому она не перестанет быть Охотником, — ответила Юме.

— Черт! Эгоистичная девица! Шихору! Что насчет тебя?

— Я… Я не думаю, что подхожу на эту роль. Если кто-то пострадает, я начну паниковать…

— Бесполезно! Серьезно, вы все бесполезны! Вы ни на что не годны, все вы! Поэтому… — Ранта кашлянул. — Поэтому... лучше уж будет эта девчонка, чем никого. Молитесь, чтобы это ледяная стерва была… Но что если она действительно ледяная стерва и внезапно, она влюбится в меня и станет моей и…

— Эмм… Я-я сомневаюсь, что это произойдет…

— Заткнись Могзо! Могзо?! Меня только что отчитал Могзо?! Не может быыыть…

В любом случае, их курс действий был решен. Они будут относиться к Мэри как одной из них, надеясь, что она тоже начнет чувствовать себя частью команды. Нужно с чего-то начинать, поэтому все согласились, что это подойдет для первого шага. Без преодоления этого первого препятствия, они не смогут продвинуться дальше.

Однако, в любом случае, это будет не так уж прост.

Мэри как обычно ждала их у северных ворот Алтаны. Харухиро подумал, что лучше начать с приветствия, поэтому он бодро произнес:

— Доброе утро!

Это обычное приветствие, так почему она посмотрела на него этим ужасно холодным взглядом? Неужели она смотрела на него свысока? Пыталась высмеять его? Будто бы ее взгляд говорил, Сгори, мусор. И развейся пеплом.

Только после того, как она закончила пронзать его своими абсолютно холодными глазами, она наконец ответила.

— Доброе утро, — сказала она отрывисто. — Поторопитесь. Я пойду следом.

Значит, вот какая она, да, подумал Харухиро.

Тем не менее, Юме и Шихору пытались наладить разговор с Мэри, пока они шли до Старого Города Дамроу. Где она жила в Алтане? Что она обычно ела на завтрак и обед? Долго ли она уже является членом Кримсон Мун? Вопросы были безобидные, но Мэри отказывалась давать какой-либо ответ.

Они получали короткие ответы, такие как «Кто знает» или «Без разницы», но когда Мэри разгорячилась и ответила «Почему это имеет какое-то значение?», Юме и Шихору замолчали.

Грозный враг. Ну, не совсем враг, потому что на самом деле она была их товарищем по команде. Но даже нормальный разговор с ней было невозможно поддерживать. В конце концов, Харухиро хотел улучшить их командную работу.

Этим утром удача была на их стороне, когда они наткнулись на группу из трех гоблинов. Харухиро приготовился к тяжелому бою и решил напасть. Если они будут работать вместе, как одна команда, и выиграют бой, все изменится к лучшему.

— Могзо, Ранта. Вы двое возьмете на себя по одному. Я и Юме возьмем третьего. Шихору и Мэри — поддерживайте Могзо и Ранту с расстояния! — скомандовал Харухиро.

Несмотря на то, что он нормально попросил Мэри поддерживать их, все закончилось тем, что она просто стояла и презрительно смотрела на Шихору, которая атаковала гоблинов с помощью [Shadow Echo] и [Magic Missle]. Она сделала вид, что не замечает Ранту, дико орущего от боли, когда его левую руку слегка порезали.

Когда Могзо растерялся после того, как ему поцарапали висок, она отругала его.

— Ты же Воин, разве нет?! Почему ты отступаешь только из-за этого?!

— Черт! Кем ты себя возомнила?! Ты просто стоишь там и ничего не делаешь! — Ранта пнул гоблина со всей силы.

Он отлетел назад, но Ранта быстро приблизился к нему и проткнул его длинным мечом.

— [Anger Thrust]!

Гоблин издал нечленораздельный звук, когда меч Ранты четко прошел ему через горло. Он бился в конвульсиях некоторое время, затем перестал двигаться.

По-видимому, техники мечей Рыцарей Страха и их боевой стиль основываются на избегании приближения к врагу. Они предпочитали бой на средней дистанции, где Рыцари Страха смогут спокойно атаковать, постоянно оставаясь вне радиуса атаки врага. Харухиро чувствовал, что Ранта был не идеальным Рыцарем Страха, но, в конце концов, это хорошо работало.

Считая того, что убил Ранта, теперь осталось два гоблина.

С ворчанием от напряжения, Могзо заблокировал своим клинком меч противника, затем использовал [Spiral Slash], заставив гоблина отшатнуться назад. Без колебаний, крикнув, он направил полуторный меч на гоблина. Удар расколол открытую голову гоблина и тот рухнул на землю.

Остался последний.

— Марк эм парк! — произнесла Шихору, нарисовав символ элементаля своим посохом.

Луч света, шириной в кулак, ударил в голову последнего гоблина, заставив его взвыть. Быть пораженным [MagicMissle] примерно так же, как получить удар по голове от взрослого человека. Гоблин был ошеломлен на миг, но в это маленькое окно вмешалась Юме.

— [Sweeping Slash]!

Гоблин вскрикнул и отпрыгнул по диагонали, чтобы избежать атаки. Теперь он стоял спиной к Харухиро. Сейчас! Подумал Харухиро и его тело само начало двигаться. Он вдохнул и задержал дыхание, когда использовал [Backstab]. Кинжал проткнул гоблина в нужном месте, и лезвие легко проскользило через спину гоблина и вышло через живот.

Харухиро точно знал, что это результат того, что его техника улучшается. Гоблин пошатнулся, будто вся его сила ушла. Харухиро воткнул лезвие кинжала глубже в гоблина, затем вытащил обратно. Гоблин упал и больше не двигался.

— Мухахахах! — Ранта отрезал коготь у мертвого гоблина, громко смеясь все время. — Командная работа была отстойной, но из-за моей крутости, мы победили! Я лучший! Я полагаю, дальше будет неинтересно, если все так пошло с самого начала. Моя рука болит! Мэри! Вылечи меня сейчас же!

Мэри тщательно игнорировала его и направилась к Могзо.

— Сядь, — сказала она.

— Да, мэм. — Могзо послушно сел на землю, прямо как ручной пес.

Мэри осмотрела его лоб, затылок, а затем, когда она прикоснулась к порезу на его виске, Могзо поморщился, и Мэри ответила слишком тихим голосом, который не мог услышать Харухиро.

Затем Мэри сформировала руками гексаграмму и произнесла:

— O свет, под божественной благодатью Бога Люминоса… [Cure].

— Она с удовольствием лечит после окончания боя… — пробормотал про себя Харухиро, подбирая мешочки гоблинов.

В них были 2 серебряника, 2 блестящих камня и несколько клыков зверей. В зависимости от стоимости камней, Харухиро предположил, что это в сумме 4 серебряника.

— Эй, леди! Хватит с Могзо, иди сюда и вылечи меня! — Потребовал Ранта.

— Твоя рана просто царапина.

— Это не так! Смотри! Она все еще кровоточит! Она… похоже прекратила…

— Как насчет того, чтобы поплевать на нее? И не зови меня ‘леди’. Это действительно действует мне на нервы.

Ранта отпрянул. И он так и остался не вылеченным. Харухиро вынужден был признать, что Ранта будет кричать как младенец, даже от легких порезов, разохается от легких ссадин.

Проще говоря, Манато был очень чувствителен ко всем в команде и он никогда не мог почувствовать себя в своей тарелке, если все были не в идеальном состоянии. Теперь, когда Харухиро подумал об этом… действительно ли необходимо использовать лечащую магию на каждую маленькую царапину или порез? Похоже, это было слишком. Особенно, когда Ранта вел себя как испорченный ребенок.

После того, как они закопали трупы гоблинов, Харухиро подошел к Мэри.

— Мы делаем что-то неправильно? — тупо спросил он. — Как у целителя, кажется, у тебя есть свой взгляд на вещи. Может… Это обычно для других групп?

— Что?

Харухиро вздрогнул. Этого ‘что’ было достаточно, чтобы он начал нервничать. Он хотел бы, чтобы она прекратила так делать.

Каким-то образом он восстановился и продолжил.

— Ничего, правда. Но… существуют разные типы Жрецов или что-то подобное? Просто… Я ничего не знаю о вас, ребята. Называйте это отсутствием опыта или чем-то еще.

Мэри выглядела так, будто собиралась ответить, затем глубоко вздохнула, будто бы отвечать было невероятно скучно.

— Зачем спрашивать меня, — она скрестила руки на груди и намеренно отвернулась.

Вот так. Монстр ‘зачем спрашивать меня’ снова поднял свою уродливую голову. Харухиро начал раздражаться.

— Ты не можешь… просто сказать мне? Я Вор, поэтому я не знаю о Жрецах. В любом случае, я никогда не узнаю, и не думаю, что это хорошая идея, не знать ничего…

— Это твоя точка зрения. С моей точки зрения все в порядке.

— Это не в порядке… — Харухиро оборвал себя и сделал глубокий вдох, пытаясь унять поднимающийся гнев. Он почти дал вырваться ему наружу.

Ему нужно успокоиться. Но что с ней и ее отношением? Это бесило его.

— Это не личный вопрос или что-то еще, — упорствовал Харухиро. — Но в сражении есть общая последовательность действий, и у всех своя роль. Я думаю, что мы должны больше обсудить как команда…

— Как насчет того, чтобы прямо сказать, что тебя не устраивает, как я работаю? — ответила Мэри. — Я сразу же уйду.

— Нет, это не так, просто…

— Тогда нет проблем, верно?

— Э…нет… нет проблем.

Харухиро хотел, чтобы ему кто-нибудь сказал, есть ли способ с ней что-либо обсудить? Похоже, что не было.

После, Юме и Шихору продолжили пытаться начать разговор с Мэри, но были отвергнуты при каждой попытке.

К вечеру, они убили 7 гоблинов, заработав тем самым по 2 серебряник и 5 медяков на каждого. Для их группы это было не так плохо, но сравнивая с тем, как Ренджи бросил золотой, будто бы его карманы были полностью забиты ими, Харухиро стиснул зубы от того, какими жалкими они были.

Мэри вскоре ушла, когда получила свою долю, оставив пятерку ужинать. Затем они пошли в таверну Шерри.

— Здесь людно, — сказала Юме. — Юме не хочет выпивать, поэтому Юме будет сок.

— И шумно, — согласилась Шихору. — Я не хочу алкоголь…

Это было их первое посещение таверны, поэтому Юме и Шихору осматривались широко раскрытыми глазами и немного нервничали.

— Вы двое, хватит глазеть на все! — наставлял Ранта, прозвучав для всего мира как обычно. — Здесь нет ничего необычного! Это обыкновенная таверна, серьезно, хватит!

Однако, Юме и Шихороу, скорее всего, не слышали его слов. Когда официантка подошла, все заказали и заплатили за напитки. Харухиро отказался от алкоголя и вместо этого заказал лимонад. Он был вкусным: натурально очищенная вода с гор Тенрю, смешанная с лимоном и медом.

— Значит Мэри, в конце концов, источник проблем, — начал Харухиро.

— Да, — кивнула Юме. — Юме и Шихору пытались с ней заговорить весь день, и это все в пустоту.

— Впустую, — немедленно поправила Шихору. — Говорится ‘все впустую’.

— О? — Юме моргнула. — Юме думала, что это одно и то же.

— …Не одно и то же, Юме. Правильно будет в-п-у-с-т-у-ю.

— Да? Юме снова перепутала? — сказала Юме. — Похоже, Юме всегда так.

— Ничего нельзя сделать, кроме ЭТОГО, — сказал Ранта, проведя рукой по горлу, будто обезглавливая себя. — ЭТО. Просто сделаем ЭТО, и покончим со всем. Если мы сделаем ЭТО с той девчонкой, тогда все станет гораздо лучше. ЭТО, уверяю вас, ребята, ЭТО.

Ранта сделал этот жест, наверно потому, что считает это чем-то крутым. Если так, то он оплошал куда больше, чем Юме.

— Эр… — вклинился Могзо, глядя в сторону входа в таверну.

Помяни черта, и он появится, подумал Харухиро. Там была она. Мэри. Она вошла, быстро взглянув в их сторону. Она сделала вид, что не заметила их, но Харухиро был на 90% уверен, что она их заметила. В конце барной стойки были свободные места, и Мэри села туда.

— Что за черт! — Ранта ударил кулаком по столу. — Что не так с ее отношением! Даже сейчас, мы все еще в одной группе! Было бы нормально просто кивнуть в нашу сторону!

— Юме чувствует, — сказала Юме надувшись. Ее брови почти сомкнулись. — Это нормально для нормальных людей, но не для Мэри. Но даже Юме сейчас немного разозлилась…

Однако Шихору постучала пальцем по губам.

— Но мы даже не поприветствовали ее, — сказала она. — Это как горшок над котлом смеется, оба черны[✱]Русский аналог: чья бы корова мычала, а твоя промолчала

— Хммм… — Харухиро почесал шею. — Полагаю, ты права. Мы будто бы ожидали, что нас проигнорируют, поэтому даже не попытались. Да, это не хорошо.

— К черту! — воскликнул Ранта. — Какого черта мы должны к ней хорошо относиться?

— Тебя будут ненавидеть все девушки с таким отношением, — отметила Юме.

— Заткнись! Плоские девчонки не могут говорить за всех!

— Не называй Юме плоской!

— Плоская, плоская, плоская, плоская, плоская-плоская-плоская!

Юме гневно посмотрела на Ранту.

— Ранта, — тяжело вздохнул Харухиро, — тебя будут считать низшей формой жизни независимо от того, кто говорит.

— Даже если тебе нужно говорить так высокопарно и сильно, Харухиро! — ответил Ранта. — Меня не волнуют чувства девушек! Все что меня волнует: грудь, ноги, задница и руки!

Шихору взглянула на Ранту как на какое-то отвратительное создание.

— Меня тошнит от мысли, что кто-то вроде тебя — человек.

— Т-тебе не нужно было заходить так далеко! — очевидно, Ранта понял, что он сейчас в плохом положении. — Не только грудь, ноги и руки — меня волнуют их лица! И без разницы, как хороши их тела, если у них звериное лицо! Стоп. Почему у меня такое чувство, что ты стала злее? Почему?

— Кто-то разговаривает с ней, — сказал Могзо, указывая в сторону Мэри.

— Воу, — Харухиро моргнул несколько раз. — Не может быть.

Вообще, это не слишком неожиданно, скорее Харухиро не ожидал кое-что другое. Харухиро знал улыбающегося человека, который разговаривал с Мэри. Они виделись однажды и разговаривали. Это дружелюбное лицо. Белая одежда, покрывающая его от головы до ног; доспех под туникой и этот меч.

— Это Шинохара, из Ориона, — сказал Харухиро.

— Орион? — Ранта вытянул шею, чтобы лучше разглядеть. — Серьезно? Орион — это очень известный клан, так ведь? И Шинохара — лидер Ориона, наверно. Не это меня сейчас волнует. Почему он разговаривает с ней? Эй, наши напитки тут. Эй! Тост, ребята. Ура!

— У-ура… — только Могзо громко ответил.

Харухиро ударил свою деревянную кружку о кружки Могзо, Юме и Шихору, и глотнул лимонада. Сладкий и резкий, вкуснотище.

— Эй, Хару, — Юме подергала Харухиро за рукав рубахи. — Что такое ‘клан’?

Харухиро начал объяснять.

— Кланом называют то, когда…

Не то, чтобы Харухиро хорошо знал об этом, но, как он понимал, кланами называли группы, сформированные на основе общих идей и целей. Обычно, группы состоят из 5-6 человек, всегда включающих в себя Жреца, чья защита магией света была незаменима. Однако, были случай, когда всего 6 человек не достаточно, чтобы иметь дело с большими группами или необычайно сильными врагами. Также были места, где было слишком опасно заходить одной группе. Именно в этих случаях несколько групп объединялись и сформировывали клан.

— … Есть несколько очень известных кланов, — продолжил Харухиро. — Дарк Берсеркс[✱]Темные Берсерки, Айрон Наклз[✱]Железные Кулаки, женский клан Вайлд Энджелс[✱]Дикие Ангелы. О, Орион тоже очень известный.

— Смотри, — сказал Ранта, указывая на Шинохару. — На его плаще изображены 7 звезд, образующих справа ‘X’? Это эмблема Ориона. В помещение есть еще несколько человек, тоже носящих подобную эмблему.

Ранта был прав. В разных частях таверны виднелись аналогичные плащи. Шинохара однажды сказал, что он и многие другие члены Кримсон Мун посещают таверну Шерри. Харухиро предполагал, что должен поприветствовать Шинохару, но… он не думал, что это стоит делать сейчас. Он не хотел прерывать разговор Шинохары и Мэри.

Какие отношения у Шинохары с Мэри? Из своего наблюдения, Харухиро мог сказать, что в основном говорит Шинохара, в то время как Мэри время от времени дает обязательные ответы. Однако, не похоже, что ей хоть чуть-чуть надоедал Шинохара; во всяком случае, она выглядела извиняющейся. Наконец, Шинохара ушел, и, посмотрев на него немного, Мэри вернулась к своему напитку.

Ранта тихо хихикнул.

— Эти двое занимаются этим. ЭТИМИ ШТУЧКАМИ.

— Мне так не показалось, — ответил Харухиро.

— Хааааарухирооооо… Серьезно, ты слепее, чем летучая мышь. РОМАНТИКА парила в воздухе! Они занимаются этими ШТУЧКАМИ. 100%, этими ШТУЧКАМИ.

— Я собираюсь поприветствовать Шинохару.

— Эй! Не игнорируй меня! Ты расстраиваешь меня!

Свобода, подумал Харухиро, и как только он встал со своего места, приглушенные голоса стали громче. Вскоре, причина стала понятной.

— Эй, это же Сома… — сказал один.

— Это Сома? — сказал другой.

— Это Сома! — и еще один.

— Сома.

— Сома..!

Сома. Это единственное имя, которое все члены Кримсон Мун начали говорить в таверне. Кто он? Без сомнения, это мужское имя, но…

Вошла группа из 6 человек, состоящая из мужчин и женщин. Должно быть, лидера группы зовут Сома. Он выглядит молодым и… другим. Совсем другим. Особенно из-за доспеха. Весь его доспех был черным, идеально сидел на нем, что не видно было углов и выступов. Материал выглядел невероятно легким.

Наверно, это такой размер брони, скованный из бесчисленных мелких металлических пластин. Тут и там оранжевый свет, казалось, тек изнутри, колеблясь и закипая, будто изображая дыхание. Его нижняя часть тела была покрыта необычно длинными набедренными щитками, вероятно, из того же сета, что и верхняя часть доспеха. Она была асимметричной, но, тем не менее, выглядела невероятно удивительной.

Огромный меч за его спиной был изогнут, как катана, сделанный мастерски красиво и в то же время зловещим. Этот меч захватит внимание людей, даже самых далеких от сражений. Клинок на его поясе был похож на тот, что за спиной, такой же великолепный, но покороче. Честно говоря, Харухиро бы хотел взять тот большой.

Черты лица человека со столь уникальным снаряжением едва ли были обычными. Его нельзя было назвать красавцем, но он был чисто побритым и элегантным. Его миндальные глаза выглядели глубоко безмятежными и в то же время угрожающими; они были наполнены бесконечным спокойствием и глубокой печалью. Невозможно тщательно изучить его глаза и не нервничать.

Очевидно, мужчины и женщины, вошедшие за ним, не были обыкновенными членами Кримсон Мун. Огромный темнокожий мужчина в сверкающей зеленой броне, с приподнятыми глазами, был выше Могзо. Он выглядел довольно прочным. Однако маленькая голова заставляла выглядеть его более долговязым, чем мускулистым.

За темнокожим был совсем другой человек. Небольшой мужчина с детским лицом, за исключением глаз, которые не казались невинными. Один его взгляд, безусловно, мог легко проклясть тебя. У человека рядом с ним были длинные руки, поэтому Харухиро задавался вопросом, был ли он вообще человеком. Его лицо сокрыто за жуткой маской. Сложно сказать, но у Харухиро было ощущение, что он — создание другого рода. Доспех, который мог быть как из кожи, так и из металла, покрывала его с головы до ног, а за спиной висел огромный пилообразный клинок, которое, скорее всего, очень опасный.

Две женщины позади него, были… Один взгляд на них, и сердце Харухиро начало таять. Он чувствовал, что он может смотреть на них вечно. Группа Сомы состояла из 4 мужчин и 2 женщин. И обе женщины были великолепны. Одна чуть старше, стильно одета, со смуглой кожей. Она была одета во что-то похожее на платье, но ее ноги и грудь были сильно открыты. Она носила ожерелье, кольца и браслеты. Также, у нее в руках был дорогой на вид посох и короткий меч. Но даже если убрать все аксуссуары, она не становилась менее эффектной, — наверно потому, что ее красота была на одном уровне с теми украшениями.

Другая женщина немного напомнила Харухиро Мэри. Не то, чтобы их лица были похожими или еще что; просто ее неземная красота заставляла усомниться, что она человек. Она выглядела моложе него, и в то же время старше. Он не мог сказать, должна ли она называться красивой женщиной или красивой девушкой.

Она носила нагрудник с искусной гравировкой, но все равно была легко экипирована. Меч, висевший у нее на поясе… делал ее Воином? Определенно, женщины-Воины — большая редкость. Ее прекрасные серебряные волосы совсем отличались от волос Ренджи. Будто бы каждый волосок был сделан из плавленого серебра. У нее были сапфировые глаза. И если бы у нее была очень белая, как снег, кожа, то Харухиро назвал бы ее феей. Конечно, она не была сделана из снега; ее кожа была розоватой. Холодность Мэри была не такой яркой как она.

Но она была не человеком. Ее уши. Они заострены.

— Она эльф? — прошептал Ранта.

— Эльф… — рефлекторно повторил Харухиро, так благоговейно, что забыл моргать, пока смотрел.

Эльф. Что это? Он понятия не имел, что это значит, но в то же время знал. Эльф. Точно. Та женщина, вероятно, эльф.

— Эй эй эй!

Послышался чей-то голос. Этот голос. Этот слишком активный, слишком счастливый голос мог принадлежать только Киккаве.

— Это ли не Харуччи, Рантан, Могчи, Юмеппи и Шихон! — крикнул он. — Как вы, ребята?! Я –ПРЕКРАСНО, спасибо! Эй, эй! Ребята, вы заметили? Какой Сома КРУТОЙ?! Никогда не думал, что увижу его во плоти! Я счастливчик! ВСЕ ТАКИИИЕ СЧАСТЛИВЧИКИ!!!

Сегодня Киккава был гиперактивнее, чем в прошлый раз. Наверно, именно из-за Сомы.

— Киккава… кто он? — спросил Харухиро.

— Чтоооооо?! — сказал Киккава, не веря своим ушам. — Харуччи, ты никогда не слышал о Соме?! Не мооожет быыыыть! Ты должно быть шутишь? Не может быть! Сома — ты знаешь! Сома — лучший воин Кримсон Мун! Лучший из лучших!

Киккава болтал без остановки.

— Что же, есть некоторые споры о его настоящих боевых способностях, но никто не сомневается, что он — лучший! Я тоже впервые вижу его, но он — что-то, не так ли? Совсем другой! Гораздо круче! Если бы я был девушкой, то хотел бы его!

— СОМА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!! — изобразил он и улыбнулся. — Просто шучу. Не могу сказать, что зашел бы так далеко, но разве он не крут? Его все уважают. Надеюсь, я когда-нибудь стану кем-то вроде него…

— О да! — согласился Ранта, в его глазах будто были звезды. — Черт возьми! Как ему достался такой доспех? Я хочу такой же!

— … Я-я хочу… — взгляд Могзо упал на пол. — …Я хочу шлем. И, если возможно, пластинчатый доспех. Если бы он у меня был, то я был бы чуточку…

Шихору прикусила нижнюю губу, когда к ней пришла мысль.

— Я хочу изучить побольше заклинаний. Я хочу больше помогать всем в бою с помощью своей магии. Все, что я могу сейчас делать…

— Юме… Юме тоже хочет доспех, — сказала Юме. — Юме плохо обращается с луком, поэтому она все время сражается впереди. Юме думает, что с броней может помочь…

— Я хочу… — Харухиро остановился, его глаза все еще были прикованы к Соме и компании. Что же он хотел для себя?

Честно говоря, в отличие от Ранты и Киккавы, Харухиро не хотел становиться как Сома. На самом деле, он даже не верил, что они смогу преодолеть пропасть между ними и Ренджи. Добиться такого же уважения и стать такими как Сома — все это пустые мечты. У них не было надежды достичь уровня Сомы, так зачем пытаться? Они будут выглядеть как идиоты, если попытаются.

Значит, оставаться лежачим камнем — это нормально? Спросил его тихий голос внутри. Нет, не так. Харухиро хотел двигаться вперед. Даже если они не могут подниматься по лестнице, пропуская ступеньки как Ренджи, он хотел двигаться вверх, даже со скоростью одна ступенька за раз. Даже если это только шаг за раз, это не значит, что они не смогут продвинуться выше.

Определенно, Манато подумал бы также. Он хотел двигаться вперед в своем собственном темпе, надеясь подняться сегодня выше, чем вчера, завтра — выше, чем сегодня. Но было бесполезно просто хотеть этого; им нужно действовать, чтобы это произошло.

Что нужно делать? Сохранить деньги и использовать их для изучения новых навыков? Покупать лучшее снаряжение? Деньги, конечно, важны, но это не все.

Манато просил его позаботиться об остальных. Означало ли это, что Харухиро должен делать то же, что и Манато? Другими словами, стать лидером? Способен ли он быть лидером? Было необходимо, чтобы кто-то занял это место. Но подходила ли ему эта роль? Он не хотел этого. Он не хотел брать на себя бремя прожектора, ответственность за руководство. Это было слишком хлопотно.

Что насчет Манато? Взял ли он роль лидера, потому что хотел? Потому что ему нравилось управлять? Занимался ли он этим с удовольствием — или делал это неохотно? Может он ненавидел это, и действительно хотел выкинуть всю эту ответственность в окно, но стиснув зубы, тащил всех за собой? Харухиро так не думал, но не мог сказать наверняка.

— … Нет! Но но но! — почему-то Киккава обнял плечо Ранты, и они оба смеялись над чем-то. Харухиро никогда не думал, что увидит день, когда Ранта найдет кого-то, с кем он поладит. — Я никогда не думал, что встречу Сому! Я слышал, его район там, где раньше был Ишмаель, поэтому он не часто приходит в Алтану. Я ТАКОЙ ВЕЗУЧИЙ, что это пугает! Ну, не совсем пугает, но…

— Киккава! Давай подружимся с Сомой! Вместе, я и ты, СМОЖЕМ ЭТО СДЕЛАТЬ! — провозгласил Ранта.

— Подружимся? СДЕЛАЕМ ЭТО! Рантан! Вперед!!!

Киккава и Ранта одновременно встали со своих мест. Похоже, у них были серьезные намерения подойти и представиться Соме. Харухиро приподнявшийся со своего места, осмотрел таверну. Группа Сомы сидела за столом рядом с прилавком, и уже была окружена ордой людей.

Мэри оставалась там, где была, и пила из своей собственной кружки. Шинохару нигде не было видно. Куда он ушел? Харухиро сел обратно и глотнул лимонад. Когда он поднял взгляд, то поймал взгляд Юме. Она наклонила голову набок, молча спрашивая Харухиро, что тот собирается делать.

Харухиро покачал головой, безмолвно показывая ей, что ничего не собирается делать, и поднес кружку к своим губам, чтобы еще выпить. Но ничего не делать — совсем не мудро.

Лидер, да? Способен ли Харухиро стать им?