Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
30.07.2019 00:43
Ух ты
id432980036
18.06.2019 03:38
https://ruranobe.ru/r/hthnh/v1
id432980036
18.06.2019 03:38
id432980036
18.06.2019 03:18



id432980036
18.06.2019 03:18
[IMG][/IMG]
id432980036
18.06.2019 03:17
t<br>g
id432980036
18.06.2019 03:17
orinbay
11.03.2018 15:33
Спасибо за усердный труд. Первая половина тома тяжеловата для прочтения, но, в целом, у меня хорошие впечатления. Тыкнул около 20ти опечаток и смысловых косяков, просмотрите как ни будь. Успехов!
Kos85mos
08.02.2018 17:17
Спасибо!!!
feralberry
10.12.2017 06:55
Большое спасибо за перевод!
saitamas
31.08.2017 01:15
Спасибо за проделанную работу)
Durar30
19.08.2017 19:12
Большое спасибо за ваш труд.
hard_d
06.07.2017 11:44
Аниме и Ранобэ немного отличается, но это даже к лучшему.
Так же присоединяюсь к благодарности за перевод и с нетерпением жду остальных томов (прочитал уже все 4).
Divolfram
11.06.2017 14:39
>>18689
Кто подскажет, сколько томов было адаптировано в аниме?

2 тома
saiai_no
02.06.2017 23:30
Кто подскажет, сколько томов было адаптировано в аниме?
Ответы: >>18690
Цепь
05.04.2017 01:52
Спасибо!
Kos85mos
05.03.2017 16:40
Спасибо!!!
Alex768
23.02.2017 20:31
Большое спасибо за перевод, чтение - одно удовольствие)
И это, я вам там очепяток штук 20 указал, чего так долго на редакте висит глава?)
dullahan4343
02.01.2017 01:10
Спасибо большое за перевод,вы просто космос
Eula
27.11.2016 15:50
>>18682
Прочитал первый том. Поздравляю перевод хороший видно, что старался переводил, но вот надо еще поработать над редактом встречаются ошибки и лично мое мнение все их особые навыки лучше по русски написать а то одно поянение а потом не всегда вспоминаешь какой навык он пременил

В данном произведении редактирование не осуществлялось совсем. Работаем над этим.

Отобразить дальше

Глава 11: Не уходи

— Ранта! Один у тебя на пути!

Предупреждение от Харухиро.

— Знаю! Не нужно говорить мне!

Немедленный ответ Ранты.

Могзо и Манато находились впереди, в то время как Юме и Шихору сражались издали. Один из трех гоблинов, с которым сражались Манато и Могзо, проскочил мимо них и направился к Юме и Шихору. Ранта был ближе всего к нему; он и Харухиро поддерживали переднюю линию, оставаясь позади и атакуя врагов со спины и по бокам. Они находились здесь для защиты двоих сзади. Ранта пошел на перехват.

Даже если Ранта иногда нарушал построение, убегал и действовал по-своему, их командная работа улучшилась по прошествии 13 дней, с тех пор, как они впервые пришли в Дамроу и начали охотиться на гоблинов. И сегодня он действовал в ногу с остальными.

Ранта испустил боевой клич «[Anger Thrust[✱]Выпад гнева]!» и атаковал.

Или нет. Ранта атаковал своим длинным мечом гоблина с помощью недавно изученного навыка, но гоблин был вне зоны атаки. Разумеется он промахнулся.

— Я промахнулся?! Это невозможно для обычного гоблина! — заявил Ранта.

— Конечно это обычный гоблин! — перебил его Харухиро, переглянувшись с Манато.

Манато и Могзо наверняка могли справиться с двумя врагами, поэтому Харухиро, маневрируя, рванул вперед и подкрался к гоблину, атакующего Ранту своим ржавым мечом.

— Черт! — выругался Ранта, наблюдая, как Харухиро отразил атаки гоблина.

Хватит смотреть на меня! подумал Харухиро, пытаясь сконцентрироваться на цели.

Не только Ранта изучил новые техники. Все вернулись в свои гильдии и пришли с новым навыком. Однако они были все на том же уровне, на котором они только теоретически понимали, как использовать навык; ни у кого из них пока не было уверенности на практике использовать новые техники в бою. Но если не пытаться активно использовать навыки в бою, то они никогда не достигнут практического уровня мастерства.

Так как он заплатил гильдии приличную сумму, чтобы научиться новой технике, Харухиро был полон решимости использовать ее.

Проще сказать, чем сделать. Гоблин как-то подозревал его и часто оборачивался назад, неуклюже размахивая мечом на Харухиро, в попытках предотвратить любые скрытые атаки. Ему трудно было найти любое окно для атаки. Если бы Ранта мог привлечь внимание гоблина… но не стоит слишком много ожидать от такого парня, как он. Ранта не был тем, кто бросался на врага с головой, и Харухиро тоже.

Они оба боялись столкнуться с врагом напрямую, предпочитая атаки со спины или хотя бы сбоку. И поэтому, что Харухиро, что Ранта, кружились вокруг гоблина, пытаясь зайти ему за спину. Гоблин, конечно же, не хотел врага за спиной, поэтому тоже кружился. Вскоре никто не имел ни малейшего представления, что происходит.

— Кто-нибудь, сделайте хоть что-то! — Юме достала кукри и прыгнула на гоблина.

Гоблин, которого застали врасплох, на секунду остановился. И Юме резко ударила его крест-накрест с помощью кукри.

— [Cross Cut[✱]Крестовой разрез]!

Гоблин вскрикнул и быстро отступил, держась за порез от плеча до груди. Теперь он повернулся спиной к Харухиро.

Сейчас! И пока он думал, его тело начало двигаться. В одно мгновение он сократил расстояние до гоблина и вонзил кинжал ему в спину; [Backstab[✱]Удар в спину]. На гоблине была только мягкая кожаная броня, поэтому кинжал Харухиро легко вошел в него на 4 дюйма. Кряхтя от усилия, он вытащил кинжал обратно и отступил, пока гоблин вертелся.

Гоблин кашлял кровью и выглядел так, будто готовится к чему то. Затем он внезапно упал, задергавшись. Он все еще был жив, но уже готов. Если нет, то он бы продолжил сражаться.

— А? — Харухиро взглянул на лежавшего гоблина. Тот взглянул на него. — Я… попал в нужную точку? Или нет?

— Должен убить его! — Ранта прыгнул к гоблину и рубанул ему мечом по горлу. — ДАААА! Я получил Вайс!

Юме свела брови.

— Юме каждый раз думает, что Рыцари Страха действительно дикари.

— Я не дикий! Я великодушно жестокий! Мы, Рыцари Страха, делаем подношения Богу Скалхейлу. ‘Бесчеловечные мы, бессердечные мы; мы рыцари бескровные, бесслезные, враги наши умрут от клинков’.

— Оом рел ект — зачитала заклинание Шихору, рисуя посохом символ элементаля. — Вел дас!

Маги использую силу магических существ, называемых элементалями. Шихору призвала прямо перед собой что-то похожее на вьющиеся черные нити водорослей — теневого элементаля. Это заклинание, [Shadow Echo[✱]Теневое эхо], полетело вперед со своеобразным звуком ‘вшух!’.

Шихору могла выбрать для изучения Алев, магию огня, Канон, магию льда, и даже Пфатлз, магию света. Но вместо этого, она выбрала Дас, магию тени. У Харухиро было ощущение, что возможно, так проявлялась личность Шихору.

Теневой элементаль ударил в затылок гоблина, с которым сражался Манато. Однако, удар оказал эффект не только на голову; все тело гоблина начало дрожать.

— Гах! Гах! — закричал гоблин странным голосом.

[Shadow Echo] не было магией, которая сжигает, замораживает или бьет током. Она повреждала за счет высокочастотных волн. Как и ожидалось от Манато, он выполнил удар своим коротким посохом, затем пинком свалил гоблина на землю.

— [Hatred’s Cut]!

Ранта злобно напал на упавшего гоблина.

Атака кого-то, кто уже упал, была «особой» способностью Ранты. Здравый смысл подсказывал, что не обязательно использовать их атакующие техники на уже ослабленных или почти приконченных врагах, но этот факт ускользал от него. Длинный меч Ранты рассек воздух и… не прикончил гоблина. Удар отразился, попав по твердой части головы гоблина. Ранта немедленно разозлился.

— УБЛЮДОК!! Кем ты себя возомнил! Получи! Получи! Получи! — кричал Ранта, ударяя снова и снова.

Пока Ранта донимал умирающего гоблина, Могзо все еще сражался с последним оставшимся. Они должны были прикончить его. Но не похоже, что требовалась помощь Харухиро. Гоблин атаковал с диким ревом, замахнувшись на Могзо ржавым мечом. Могзо идеально перехватил эту атаку своим полуторным мечом, заблокировав лезвием, и остановив движение гоблина.

Тут у Могзо преимущество. У него хороший запас сил, и он использовал изученную технику. С ворчанием, Могзо выбил меч гоблина с помощью кругового движения, затем порезал кончиком своего меча лицо гоблина; [Spiral Slash[✱]Взмах по спирали]. У Могзо не было скорости, но он был очень ловким. Гоблин поморщился и отступил назад.

Харухиро ободряюще крикнул:

— Вперед, Могзо!

И Могзо пошел.

Он шагнул вперед, затем махнул по диагонали со всей силой, крича «СПАСИБО!!».

Техника Могзо [Rage Cleave][✱]Раскол ярости — основа основ обучения Воинов сразу после их вступления в гильдию Воинов. Она казалась легкой для освоения, если просто наблюдать и повторять движения, но этим навыком не так-то просто попасть. Причина, по которой Могзо кричал ‘спасибо’, используя [Rage Cleave] заключалась в том, что оно было сокращением от фразы “спасибо, что позволил тебя убить” используемой среди Воинов.

Но за таким, казалось бы, безобидным словом таилась грозная сила. Полуторный меч Могзо разрезал гоблина от плеча до центра груди. Он крутанулся и поднял гоблина в воздух с помощью огромного меча, все еще находившегося в груди гоблина. Затем, с огромными усилиями, Могзо достал меч, откинув гоблина.

Ранта побежал за гоблином, громко крича от триумфа, затем начал резать гоблина своим длинным мечом. Юме не показалось: Ранта действительно был диким. То, что он делал, было абсолютно варварским. И когда он закончил рубить тело гоблина, он использовал нож, чтобы отрезать одно из заостренных ушей.

— Три Вайса за раз! — он засмеялся от ликования. — В целом выходит 11, плюс усиление моих демонических сил! Если он почувствует это, то он будет шептать что-нибудь на ухо врагам, чтобы отвлечь их! Круто!

— Что ты подразумеваешь под ‘Если он почувствует это’? — вздохнул Харухиро. — Значит демон Рыцаря Страха в самом деле бесполезен.

— Эй! Я слышал, Харухиро! — быстро ответил Ранта. — Открыто не оскорбляй моего Зодиака! Иначе я прикажу ему наложить на тебя проклятие!

По-видимому, Ранта дал своему демону имя ‘Зодиак’. Было ли это настоящим именем? Может кличкой животного? Харухиро этого не знал, но это не имело значения. Это не меняло того факта, что демон был бесполезным.

— Я все же прав. Ты даже не можешь призвать его днем, — сказал Харухиро.

— Идиот! После того, как я собрал 11 Вайсов, он поднимет уровень! Теперь я смогу призвать его на рассвете или закате!

— Мы возвращаемся в Алтану на закате и никто не просыпается на рассвете.

— Именно. Но, — присоединилась Юме; ее щеки надулись от раздражения, но ее глаза сверкали. Сложно понять это выражение лица. — Даже если хозяин полностью безмозглый, питомец может оказаться милым.

— Я не его хозяин! Демоны не питомцы! Скорее Зодиак владеет мной. В конце концов, он демон!

— Так это значит, что… — сказала Шихору, тихо посмеиваясь и избегая взгляд Ранты, — Перед тем как ты сможешь использовать проклятие на Харухиро, ты проклянешь себя.

— Да, думаю это так. Стой, ЧТО?! Серьезно?! Зодиак, это правда? Ответь мне, Зодиак! О, сейчас все еще день, так что он не слышит меня…

— Хорошая работа, ребята, — сказал Манато, глядя на всех с улыбкой. — Никто не ранен? Вроде бы нет, но я вылечу любого. Если все в порядке, то поглядим в мешочки гоблинов.

— Я! Я я я! Я сделаю это! Позвольте мне! — мгновенно вызвался Ранта.

Внутри 3 гоблинских мешочков оказалось 7 серебряников, 2 камня, похоже, драгоценных, 3 клыка и кости (о которых никто не мог сказать, ценные они или нет), несколько кусков мусора, которые определенно ничего не стоили. В зависимости от того, за сколько будут проданы камни, они заработали примерно 10 серебряников, или, в худшем случае, 8 серебряников.

Они покинули Алтану в 7 утра, прибыли в Дамроу около 8, а сейчас был уже полдень. Они закопали трупы гоблинов в неглубокие могилы, затем сели перекусить в районе неподалеку. У каждого был упакованный обед, состоящий из хлеба, сушеного мяса и т. п., который они принесли собой в сумках и рюкзаках. Это было приятное время для всех.

— Надо сказать спасибо, — Юме отрезала несколько тонких полосок сушеного мяса и положила их на землю. Закрыв глаза и сложив руки вместе, она начала молиться. — Спасибо, Элдритч. Вот подношение за то, что продолжаешь защищать нас.

— Молитва и подношение, — спросил Харухиро, кусая хлеб, — перед каждым приемом пищи — это какое-то требование в гильдии Охотников?

Он купил хлеб в Булочной Таттана, снаружи Нишимачи. Хлеб был тверд как камень, но дешевый и вкусный.

— Да, — Юме открыла глаза и посмотрела в сторону Харухиро. — Белая Богиня Элдритч — гигантский волк. Она враждует с Черным Богом Ригелом, тоже гигантским волком. Только благодаря защите Эдритч мы можем ежедневно охотиться и возвращаться целыми.

— Другими словами, Охотники поклоняются ей, так? — Сказал Харухиро. — Богине Элдритч. Все ли хорошо, если молиться так неформально и подносить так мало?

— Все в порядке, — засмеялась Юме. — Элдритч очень великодушна. Не думаю, что она разозлится на что-то подобное… Не то чтобы тут было что-то, за что можно разозлиться.

— Я думаю… — Шихору держала в руках бублик или другой пончикоподобный деликатес. — Богиня Элдритч понимает чувства Юме. Или, хотя бы, я надеюсь на это…

Манато сделал глоток из кожаной фляжки и кивнул в согласии.

— Уверен, слова очень важны, но гораздо важнее чувства за этими словами. Когда мы, Жрецы, используем магию света, заклинание не сработает, если произнесено неправильно, но это совсем не тоже самое, что молитва Юме к Элдритч.

— Юме вкладывает все свои чувства, — произнесла Юме, широко раскинув руки. — Когда Юме спит по ночам, Элдритч приходит к ней во сне. Юме просит покататься на Элдритч, и та соглашается. Юме забирается ей на спину, и Элдритч начинает быстро бежать! Это невероятно!

— Итак, — нахмурившись сказал Ранта, шумно жуя полоску вяленого мяса. — В чем тут изюминка? Я полностью послушал эту глупую историю, ожидая услышать изюминку. Так где она? Если ты не приготовила хорошую изюминку, то обещаю, что ударю тебя!

— Изюминка? — моргнула Юме, наклонив набок голову. — Тут нет изюминки.

— Что?! — Ранта драматично свалился. — Дура! Какой толк в такой длинной истории без изюминки?! Что ты будешь делать, когда я утону в водовороте разбитых ожиданий?

— Разве это плохо? — очень тихо произнесла Шихору. — Если ты просто утонешь и умрешь.

— Эй! — Ранта указал на нее пальцем. — Эй! Эй! Я тебя слышал! Я слышал, что ты сказала, Шихору! Ты хочешь, чтобы я умер!

— Я говорила в целом. Что плохого в том, если ты умрешь утонув?

— Если ты согласна с такой смертью, это не значит, что ты сказала это вежливо! Ты ужасна! Ужаснейший человек! Ужасно гнилая злодейка в истории!

— Просто игнорируй его, Шихору, — сказала Юме, обняв Шихору и ласково погладив ее по голове. — Не стоит слушать что-либо от самой низшей формы жизни. Шихору не сделала чего-то неправильного. Плохой тут только это низшее существо. Он настолько низок, что даже не может называться человеком.

— Я человек!

— Кудрявый человек? — сказал Харухиро, и Ранта согласился с ним.

— Да, кудрявый…

Затем уставился на Харухиро, когда до него дошло.

— Кудрявые волосы тут не причем! — сказал Ранта, запустив руки в волосы. — На самом деле, кудрявые люди — хорошие люди! Люди без кудрей — вообще не люди, так что вот!

— В таком случае, — Могзо проглотил кусок хлеба, размером с кулак. — Хорошо, что я не человек.

— Юме тоже, — сказала Юме.

— …Я тоже, — добавила Шихору.

— Тоже, — согласился Харухиро.

— Подождите, — сказал Манато. Его выражения лица было почти торжественным. — Давайте подумаем об этом логически. Разве проблема в кудрявых волосах? Я так не думаю. Нет абсолютно ничего плохого в самих кудрявых волосах. На самом деле, кудрявые волосы тут могут быть даже жертвой…

— Да? — Ранта потянул волосы. — Жертвой? Мои волосы? Это значит, что я преступник?! И это из-за меня кудрявые волосы становятся плохими!?

— Ранта, я просто шучу.

— Черт возьми, Манато! Ты всегда улыбаешься, поэтому я не знаю, когда ты шутишь, а когда серьезен! Ты замаскированный чернобрюхий предатель!

— О-о-он не такой! — Внезапно поднялась Шихору. Ее лицо было ярко-красным. Она выглядела настолько смущенной, что казалось, сейчас из ее головы пойдет пар. — Манато не чернобрюхий и не предатель! Немедленно возьми свои слова назад!

Ранта вздрогнул.

— Э-эй, у меня своя точка зрения, не так ли? Если ты думаешь, что я должен забрать слова, то у меня есть право высказывать свое мнение.

— Возьми свои слова назад! — потребовала Шихору.

— Хорошо, хорошо! Я понял. Я беру свои слова назад. Манато не чернобрюхий. Его живот белый. Я вижу его в бане каждый день, поэтому я точно знаю, что он белый. Серьезно. Белый. Для парня. Даже для девушки, он очень белый.

— Белый… — Шихору немного качнулась взад и вперед. — Живот…Манато… баня…

— Белее чем у девушки, да? — Манато поднял мантию жреца и затем рубашку под ней. — Мне так не кажется. Харухиро, мой живот действительно белый?

— Эмм, ну… — Харухиро перевел взгляд с Шихору на Манато, затем на Шихору, затем снова на Манато.

В самом деле, его живот был белым, но кожа Шихору была светлее. Но не в этом суть. Харухиро уже что-то подозревал, но теперь он знал наверняка. Шихору влюблена в Манато. Манато делает вид, что не замечает? Если так, тогда Харухиро жаль ее; однако, у него было ощущения, что это не его дело.

— Раз ты это упомянул, полагаю, что он очень белый. Да, белый. И твоя кожа тоже очень гладкая. — Сказал Харухиро.

— Гладкая…кожа… — казалось, она в любой момент может упасть. — Кожа…гладкая…

— Шихору… ты в порядке? — Юме двинулась поддержать неустойчивую Шихору. — Очень плохо фантазировать слишком много за раз. Лучше фантазировать понемножку. Шихору? Шихору?

Шихору тяжело вздохнула и облокотилась на Юме в полном оцепенении.

Упс, подумал Харухиро. Похоже я перестарался… Но в этот момент, он внезапно заметил, как интересна, точнее сказать, мила, была Шихору.

Ранта с отвращением усмехнулся и отвернулся. Он начал есть свой обед, создавая атмосферу незаинтересованности. Возможно ли, что Ранте нравится Шихору? И кажется, Ранту расстраивает то, что ей нравится Манато?

Если так, то Ранте нужно много чего переосмыслить. Он до сих пор не сделал ничего, что помогло бы понравиться девушке. На самом деле, все, что он делал, скорее, заставляло девушек его ненавидеть.

— Мы действительно стали хорошей командой, — прошептал Манато.

— О? — ответил Харухиро.

— Мы можем одолеть без проблем трех гоблинов одновременно, при этом никто из нас не пострадает. Это означает, что мы можем с легкостью победить их. Юме лучше владеет кукри, чем луком; на самом деле, она довольно неплоха в этом. Если мы будем тщательнее планировать, то, вероятно, сможем одолеть четырех гоблинов одновременно».

— Понятно… — Харухиро подумал над этим на мгновение.

Могзо и Манато могут взять на себя по одному, в то время как он, Ранта и Юме будут сдерживать двух других. Шихору может мгновенно вырубить одного своим навыком [Shadow Echo], и если они смогут быстро закончить, то он чувствовал, что точно смогут одолеть четверых.

— Да, мы, наверно, сможем одолеть четверых, — согласился Харухиро.

— Могзо стал незаменимым для нас. Он настолько большой, что его присутствие в бою запугивает врагов. Кроме того, он бьет мечом довольно точно, поэтому, когда он взмахивает мечом, то, как правило, попадает».

— Я тоже так думаю, — сказал Харухиро. — У Могзо очень искусные навыки владения меча.

Могзо проглотил еще один кусок хлеба.

— П-правда? Я не знал об этом, но мне действительно нравится работа, в которой требуется точность.

— Это тебе не подходит! — без всякой причины, сердито крикнул Ранта, заставив Могзо вздрогнуть. — По крайней мере, я так думаю.

Харухиро мягко взглянул на Ранте.

— Это хорошо. Могзо полезен, в отличие от кое-кого.

— О? — быстро ответил Ранта. — Ты говоришь обо мне? Ты ведь знаешь мое прозвище ‘Меткая вихрь-машина’, не так ли?

Юме, которая ободряюще похлопывала Шихору по спине, холодно взглянула на Ранту.

— Юме уверена, что Ранту так никто не называл, даже ни разу.

— Ранта удивителен, — торжественное выражение лица Манато указывало на то, что он не шутит. — Он всегда в наступлении, атакует всех. Он не боится неудачи, поэтому он, наверно, быстрее чем кто-либо осваивает навыки. Все мы, в том числе я, избегаем риска. Если бы не Ранта, мы бы никогда не продвинулись так.

— Это так? — лицо Ранты выглядело неопределенным. — В таком случае, мое прозвище ‘Циклон-машина продвижения’?

— Что случилось с ‘Меткой вихрь-машиной’? — отметил Харухиро, сыграв в цуккоми.

— И Шихору… — Манато сделал паузу. Харухиро предположил, что он тщательно подбирает слова о Шихору. — Шихору хорошо понимает картину в целом. Большинство заклинаний Даса запутывают или останавливают врагов, поддерживают команду в бою. Она выбрала для изучения теневую магию, поэтому она может помочь нам в решающий момент. Так, Шихору?

Шихору выглядела завороженной на мгновение, затем тихо, но решительно кивнула. Харухиро думал, что это был подходящий выбор для Шихору, а специализацию Дас гораздо легче понять, чем огненную, ледяную или электрическую магию. Может быть, это не совсем устраивало ее, но Шихору не просто так взяла и выбрала что хотела. На самом деле перед выбором она действительно очень много думала о пользе для команды.

Какой же я идиот, подумал Харухиро. Я совсем не знаю ее.

Манато переместил свой взгляд на Юме.

— Юме храбрая. Она, наверно, мужественнее, чем кто-либо из нас. Как целитель, иногда я думаю, что ей нужно быть осторожнее, но если что-то случится, Юме не раздумывая придет на помощь.

— Юме, не раздумывая? — Юме указала на себя. Ее выражение лица смягчилось. — Юме действительно не чувствует страх в боях, но Юме никогда раньше не называли храброй. Может ты прав. Простите, что плоха в обращении с луком, несмотря на то, что Юме Охотник.

— У каждого есть то, в чем они слабы и что у них плохо получается, — сказал Манато скорее самому себе, чем кому-то другому. — Настанет время, когда одна из таких вещей станет фатальной ошибкой для такого человека, но мы команда. Мы прикрываем слабости друг друга.

— Правда, — Юме кивнула несколько раз. — Совершенно верно. С этого момента Юме постарается изо всех си-сил, чтобы не тянуть команду вниз.

Ранта усмехнулся:

— Ты имела в виду ‘сил’. Не ‘сисил’, так ведь? ‘Сисилы’, звучит как особый тип груди.

Юме скрестила руки на груди:

— Юме задается вопросом, что такое сисилы. Наверно, они совершенно отличаются от маленькой груди Юме.

Это была слишком хорошая возможность, чтобы не вмешиваться, поэтому Харухиро сказал:

— Может быть это подтип.

Юме посмотрела на Харухиро. Ее лицо выглядело совершенно серьезным.

— Хару, ты действительно так думаешь?

— Эмм…наверно. Кто знает?

— Что за подтип? Сисилы. Звучит мило.

— С-си… — начал говорить Могзо. Внимание всех внезапно переключилось на него. Внезапно пот появился у него на лбу, и он вытер его рукой. — Ох… Не берите в голову. Правда, забудьте.

— Теперь мне любопытно, — сказала Шихору. Ее глаза не отрывались Могзо.

Могзо перевел взгляд на землю и спустя некоторое время произнес:

— П-простите.

С его извинениями больше никто не преследовал эту тему, но… что, черт возьми, он хотел сказать? Не только Шихору было любопытно…

Болтовня продлилась еще немного, пока они не закончили обедать. Затем началась дневная порция поисков гоблинов. Только после того, как они начали, Харухиро кое-что понял. Манато похвалил всех остальных, но не сказал ни слова о Харухиро. Может быть, Манато просто забыл о нем. Или может быть, его не за что было хвалить.

Манато был невысокого мнения о нем? Несмотря на то, что они часто разговаривали, Манато не видел в этом ничего больше, кроме как простое общение? Это его очень расстроило. Но он не мог просто подойти сейчас к Манато и сказать ‘Эй, что насчет меня?’. Охота за комплиментами была просто очень жалкой.

Забудь об этом, сказал он про себя.

Манато либо просто забыл, либо направление разговора изменилось, прежде чем Манато дошел до него. Это могла быть одна из двух причин, решил Харухиро. Он почувствовал себя немного, совсем чуть-чуть, лучше.

Сконцентрироваться. Ему нужно сконцентрироваться на текущей задаче.

Харухиро поднял руку, просигналив команду.

— Что-то есть…

Сначала нужно было провести разведку, поэтому все быстро спрятались в укрытие, в то время как Харухиро, как обычно, пошел в одиночку. В редких случаях Ранта шел с ним, но, если честно, проще было идти одному, так как единственный, о ком ему следует беспокоиться, это он сам.

Конечно, он изо всех сил старался не шуметь при ходьбе, но когда у него будет достаточно денег, то он хотел бы изучить навык Воров [Stealth Walk]. Наверняка есть несколько трюков, чтобы тихо передвигаться, и он хотел их изучить. Он хотел, что учитель Барбара обучила его.

Гоблины были внутри разрушенного двухэтажного каменного здания. Балкона на втором этаже уже почти не существовало, а часть стен на первом этаже была разрушена. На втором этаже находился гоблин в пластинчатом доспехе с мечом, привязанным к спине. Второй гоблин сидел на полу первого этажа. Он был очень большим для гоблина.

Обычные гоблины были ростом с человеческого ребенка и, чаще всего, достигают примерно 125 см. Любой гоблин который достиг 140 см считался гигантом для данного вида. Гоблин, сидевший на первом этаже, был, каким-то другим. Сложно сказать с такого расстояния, но, похоже, он был раза в два больше гоблина на втором этаже.

Впервые Харухиро увидел такого гоблина. И он не мог увидеть, какое у него оружие, хотя он был одет в кольчужный доспех. Харухиро продолжил разведывать район вокруг здания, но больше не обнаружил гоблинов. Таким образом, были только гоблин в пластинчатом доспехе и великан. Харухиро вернулся к остальным.

— Плохие новости, — сообщил он. — Там только два гоблина, но один из них огромный. Ростом почти с нас.

Манато слегка выпучил глаза.

— Хобгоблин. Разновидность гоблинов, но больше и сильнее, чем обычный гоблин. Они дикие, но не очень умные. Гоблины иногда используют их как слуг.

Ранта облизнул губы.

— Если у него есть слуга, то он должно быть богат. Он, безусловно, должен носить кучу ценностей.

Харухиро почесал подбородок кончиком пальца.

— Может ты прав. У него пластинчатый доспех и хобгоблин в кольчужном доспехе со шлемом. Шлем для нас слишком большой.

Могзо громко вздохнул. Для Воинов, которые сражаются лицом к лицу с врагами, защитная экипировка очень важна. Однако, доспехи дорого стоят. О покупке новой экипировки даже не может быть и речи, поэтому был только вариант купить подержанный доспех нужного размера, который был очень редким, либо пойти к кузнецу, чтобы подогнать размер брони. Поэтому все, включая Могзо, использовали подержанную экипировку своих гильдий.

— Два гоблина, — Манато опустил взгляд вниз, глубоко задумавшись.

Глаза Юме смотрели немног оввысь, и она сказала:

— Если только двое, то Юме думает, что мы можем справиться с ними.

— Если я смогу попасть в одного моей магией, — сказала Шихору, сменив хватку на посохе. — Это будет проще простого.

— Юме тоже попробует атаковать их из своего лука. Если Юме промахнется, это все равно привлечет внимание гоблинов, поэтому Юме думает, что мы справимся.

Манато взглянул на товарищей по команде. Может это потому, что они ранее получили от него похвалу, но у боевой дух у всех был на высоте, и они рвались в бой. Напряжение в воздухе была плотнее чем обычно. Сам Харухиро особо не разделял это чувство, но он не хотел вводить кого-либо в уныние.

— Мы собираемся пойти на это? — спросил он у Манато, и тот кивнул.

— Сделаем это.

План боя быстро придумали. Харухиро, Юме и Шихору пойдут первыми, атакуют с дистанции. После того, как враг поймет, что его атакуют, Могзо и Манато займут позиции впереди. Пока Могзо будет разбираться с хобгоблином, Манато нападет на гоблина в пластинчатом доспехе. Харухиро, Ранта и Юме будут атаковать по бокам, в то время как Шихору поддержит их магией издалека.

Вся команда встала в круг, повернувшись лицом к лицу, и выставила руки в центр.

— В бой! — тихо сказал Манато, которому остальные хором ответили: «Все или ничего!» такими же тихими голосами.

Они начали этот небольшой предбоевой ритуал совсем недавно, но внутренне, Харухиро всегда находил его немного странным.

— Почему слова ’В бой! Все или ничего!’ ? — вслух подумал он.

Шихору наклонила голову набок.

— Не знаю… Но по каким-то причинам это звучит знакомо.

— У Юме такие же ощущения, — произнесла Юме. — Но Юме не знает почему. Странно.

Харухиро повел Юме и Шихору к двухэтажному зданию. Манато, Могзо и Ранта шли за ними на расстоянии примерно в 7-8 метров. Лук Юме имел высокую дальность атаки, но магия Шихору — примерно 10 метров. Смогут ли они подойти к гоблинам на 10 метров и остаться незамеченными?

Будет непросто, и может даже невозможно, учитывая, что у здания нет стены. Между стеной и самим зданием было примерно 15 метров открытого пространства. Как только они пересекут стену, гоблины наверняка заметят их.

Харухиро приблизился к Шихору. Слабый запах чего-то сладкого попал в нос. Он прошептал ей на ухо:

— Шихору, ты пользуешься духами?

— …Ах? Ты о чем? — сказала Шихору.

— Эмм, ни о чем. Прости. Немного далековато, но ты сможешь попасть в гоблина отсюда?

— Не уверена…. но попробую

Шихору прижала руку к груди и сделала глубокий вдох. Юме подняла свой лук, натянув стрелу. Гоблины не смотрели в их направлении. Юме и Шихору одновременно вышли из укрытия, и Шихору начертила символ стихии своим посохом.

— Оом рел ект вел дас!

Вьющийся, черный, шарообразный элементаль вылетел из кончика посоха со звуком вшух! В то же время Юме выпустила стрелу. Стрела пролетела над головой гоблина в пластинчатом доспехе, удивив его, в то время как теневой элементаль ударил хобгоблина в левую руку. Хобгоблин заворчал и все его тело задрожало.

Гоблин в латном доспехе повернулся и взглянул в их сторону.

— Они нас заметили! — прокричал Харухиро.

— Вперед! — скомандовал Манато.

Хобгоблин поднял из под ног огромную шипастую палицу, которую он ранее положил туда, и неуклюже встал. [Shadow Echo] сделало свое дело. Гоблин в пластинчатом доспехе держал что-то в руках. Что это? Какое-то оружие? Оно выглядело крепким, с чем-то вроде миниатюрного лука, закрепленного на конце. Гоблин в латном доспехе направил эту штуку прямо на Харухиро и остальных.

Харухиро быстро схватил Юме и Шихору за плечи и открыл рот, чтобы предупредить их и спрятаться в укрытие. Но прежде чем он успел произнести хоть слово, стрела уже летела в них. Юме и Шихору упали назад, так как их потянул Харухиро. Он проворчал и быстро поднялся.

Затем боль пронзила его. Его правая рука. Стрела. Стрела застряла в правой руке. Больно. Больно, больно. БОЛЬНО. Он нагнулся вниз, присев на корточки. Было больно, когда он двигался, больно, когда неподвижно стоял. Ему было так больно, что он едва мог дышать.

Шихору испустила вздох от шока, когда увидела это.

— Хару! — Юме мягко положила руку ему на спину.

Харухиро застонал от боли. Не трогай меня. Пожалуйста, не трогай меня. Потому что это больно. Плохо. Он умрет? Он умрет, не так ли? Смерть. Не может быть. Он не хотел умирать. Но боль. БОЛЬ. Помогите… Кто-нибудь… Плохо. Он не хочет закончить все так.

— Харухиро!

Это был Манато. Манато пришел к нему. И без предупреждения, он достал стрелу и руки Харухиро. Когда стрела вышла, Харухиро почувствовал, будто огромный кусок чего-то еще выдернули из него. Кровь быстро вытекала из раны. Манато, я умираю. Ты собираешься убить меня, делая подобное…

Но Манато не обратил внимание, так как быстро сформировал гексаграмму своей рукой и произнес:

— O свет, под божественной благодатью Бога Люминоса… [Cure].

Свет от руки Манато начал исцелять рану Харухиро. Хоть она и залечилась, но боль полностью не исчезла. Харухиро охнул снова и снова. Она так сильно болела, что он не мог выдохнуть.

Наконец, боль начала отступать. Он наконец-то смог нормально дышать. Он неуверенно притронулся к правой руке: она все еще была в крови, но уже не болела.

— Манато! — это был зов Ранты. — Поспеши! Я не могу сдерживать его вечно!

— С тобой все будет в порядке?! — Манато крикнул Харухиро. Харухиро кивнул, но Манато уже ушел.

О, точно. Пока Манато лечил Харухиро, другие все еще сражались. Харухиро взглянул на здание и увидел Могзо, сражающегося с хобгоблином. Ранта и Юме яростно сражались с гоблином в пластинчатом доспехе. Манато собирается присоединиться к Ранте и Юме? Шихору ударила хобгоблина [Magic Missle], но она не оказала никакого эффекта.

Харухиро в панике поднялся на ноги. Если Манато собирается присоединиться к Ранте и Юме, они смогут победить гоблина в пластинчатом доспехе. Но что-то нужно делать с хобгоблином.

— Держись, Могзо! — ободряюще крикнул Харухиро, пока вставал хобгоблину за спину.

Хобгоблин должно быть сосредоточен на Могзо, потому что не обратил ни малейшего внимания на Харухиро. Если так, то будет очень просто сделать [Backstab], но по какой-то причине он не мог подобраться ближе, чтобы использовать навык. Хобгоблин был немного выше, чем Харухиро, но не таким высоким как Могзо, хоть и гораздо шире.

Шипастая палица, которой он орудовал, была деревянной, но очень тяжелой и толстой. Если она попадет в цель, то даже кольчуга Могзо не выдержит. К тому же, кольчужный доспех хобгоблина тоже был проблемой. Она покрывала не только верхнюю часть тела, но также была соединена с поножнями. А голова была защищена шлемом. Не было целей для Харухиро; все тело было покрыто броней.

— СПАСИБО!! — выкрикнул Могзо [Rage Cleave], боевой клич Воинов.

Внезапно возглас облегчения почти вырвался из уст Харухиро, но мгновенно исчез. Полуторный меч Могзо попал в левое плечо гоблина, но удар едва заставил его вздрогнуть, и его контратака оказалась мгновенной. Могзо едва ли смог бы отразить удар вовремя. Нет, на самом деле, Могзо не отразил атаку; удар заставил его отступить назад. Его боевая стойка была сокрушена. Плохо. Могзо так упадет.

Харухиро всем телом набросился на спину хобгоблина, вонзая ему в спину кинжал. Нож издал ужасный звук, скрипя по металлу. Это не помогало. Его оружие не могло проникнуть в броню. Однако Харухиро отвлек внимание хобгоблина от Могзо, и сейчас он размахивал на него своей палицей. Он далеко отпрыгнул, уклоняясь от приближающейся атаки.

Тем не менее, это все еще было плохо. Он был напуган. У него было ощущение, будто бы его внутренние органы рушатся внутри. Он чувствовал себя будто на полпути к смерти. Не в состоянии себе помочь, он попятился.

— Я…не могу сделать… — прошептал он себе.

— Оом рел ект вел дас! — прочитала заклинание Шихору. Теневой элементаль ударил гоблина в бок, и тот начал яростно трястись.

Могзо достал свой полуторный меч и мгновенно ударил им по голове обездвиженного и трясущегося хобгоблина. Посыпались искры, когда меч соприкоснулся со шлемом и оставил на нем большую вмятину. Он пошатнулся.

— Сейчас! — крикнул Харухиро, бросившись прямо на хобгоблина с ударом ногой в полете.

Хобгоблин был страшным, но если они смогут повалить его на землю… Перед тем, как Харухиро смог подняться на ноги, Манато прокричал его имя.

— Харухиро, сюда! Ранта…!

— Что?! — Харухиро увидел, что Ранта лежал на земле. Из его шеи текла кровь. — Ему порезали шею!?

Пока Манато залечивал ранение Ранты, Юме в одиночку дралась лицом к лицу с гоблином в пластинчатом доспехе. Гоблин размахивал мечом, заставляя Юме отступать. Плохо. Харухиро столкнулся с гоблином, встав между ним и Юме.

— Эй, гобби! Сюда!

Как Харухиро и предполагал, внимание гоблина полностью переключилось на него. Но это также означало, что он один теперь будет получать удары. Нет, тут он ничего не мог сделать. Меч, которым размахивал гоблин, был той же длины, что и длинный меч Ранты. Харухиро уклонялся от атак. Блокировал, парировал и уклонялся — это все, что он мог сделать.

Этот гоблин отличался от любых других гоблинов, с которыми они сталкивались ранее. Он был быстрее, проворнее. У Харухиро было ощущение, что тот тренировался с оружием, так как он орудовал мечом довольно ловко. Защищаясь от него только кинжалом, если он сделает одно неосторожное движение…. он не знает, что произойдет.

С Могзо все в порядке? Харухиро беспокоился, но не сводил глаз с гоблина в пластинчатом доспехе.

— [Sweeping Slash][✱]Широкий разрез! — Юме атаковала гоблина сзади.

Это была мощная резкая атака вбок с помощью кукри, но гоблин прочитал ее движения. Он развернулся и встретил ее атаку, затем контратаковал, выбив кукри из руки Юме. Гоблин в пластинчатом доспехе готовился прикончить ее последним ударом.

— Я не позволю! — Харухиро бросился на гоблина, но тот тоже предугадал эти движения.

Он повернулся к Харухиро и поднял меч. Не может быть! подумал Харухиро. Он подставил кинжал под атаку, но не смог остановить клинок. Меч гоблина проскользил по краю кинжала со скрежетом металла о металл. Даже перекрестная защита не смогла бы его остановить.

Меч гоблина немного зашел в правую руку Харухиро, заставили его закричать. Кинжал выпал из рук Харухиро. Гоблин двинулся, готовясь к атаке. Меня сейчас зарежут, подумал Харухиро.

— [Anger Thrust]!

Это был Ранта. Атака гоблина прошла на волосок от Харухиро.

Ранта прыгнул на него со стороны, направляя кончик меча на гоблина. Он пригнулся, избежал атаки Ранты, и без передышки контратаковал. Ранта отступил в сторону.

— Дерьмо! Хватит выпендриваться, ты, богатый ублюдок! — выругался Ранта.

Лицо Ранты было бледным, и он вспотел. Его рану исцелили, но это не значит, что потерянная кровь вернулась назад. Однако он спас Харухиро. Хотя Харухиро едва был живым. Его рука ужасно болела. Меч гоблина порезал глубоко. Из-за боли невозможно было двигать правой рукой, поэтому он поднял кинжал левой.

— Харухиро! — Манато быстро подбежал и немедленно приготовил магию света. — O свет, под божественной благодатью Бога Люминоса… [Cure].

Харухиро стиснул зубы от боли. Пока рана залечивалась, он осмотрел район. Могзо как-то справлялся, сдерживая атаки хобгоблина, но не без трудностей. Он начал неустойчиво стоять на ногах. Шихору присела, наверно, от перерасхода магии. Невозможно ожидать от нее большей помощи.

У него было ощущение, что хоть и неумело, но Ранта мог еще немного уклоняться от атак гоблина в пластинчатом доспехе. Рука Юме была где-то порезана и теперь истекала кровью.

— Готово, — сказал Манато. Харухиро притронулся к руке и подтвердил, что рана залечена. Затем он взглянул на Юме.

— Юме! Сюда! Манато тебя вылечит! — Крикнул Харухиро.

— Юме в порядке! — ответила Юме. — Юме все еще может продолжать!

— Харухиро, смени ее! Юме, сюда! — приказал Манато.

Но хоть он собирался послушаться, Харухиро почувствовал нечто необычное. Он заметил, что дыхание Манато стало немного неровным. Он использовал слишком много магии? Харухиро был Вором, поэтому он не имел ни малейшего представления насчет правил магии. Имело значение, чьим суждениям он доверяет больше, своим или Манато. Конечно, он доверял Манато больше. Так что все в порядке. С ним все будет хорошо. Даже не должно быть каких-либо вопросов по этому поводу.

Харухиро сменил Юме. Он хотел надавить на гоблина в пластинчатом доспехе, но его одолела нерешительность. Если напасть, то он боялся контратаки. Думал ли Ранта о том же? Гоблин был слишком опытным бойцом. Не было дыр в его защите.

В какой-то момент, гоблин надел шлем. Сейчас он был в шлеме и пластинчатом доспехе. Не может быть. Даже если Харухиро попадет кинжалом по нему, тот просто отскочит от брони. Тоже самое относится и к длинному мечу Ранты. Что насчет полуторного меча Могзо? Но Могзо сейчас полностью занят хобгоблином, он не может быть в двух местах одновременно.

Шах и мат, внезапно подумал Харухиро. Они были в тупике. Они не могли выиграть этот бой. Не было никакого способа победить в этом аду. Но он уже это знал. Он уже недавно понял, что они проиграли. Что будет, если они проиграют? Они умрут? Они все умрут?

Харухиро взглянул на Манато, который заканчивал лечить рану Юме. Они оба подошли на сторону Харухиро.

— Харухиро, помоги Могзо! — сказал Манато и Харухиро рефлекторно кивнул.

Он не был уверен, что покидать их — хорошая идея. Но Могзо нужна была помощь. Харухиро занял позицию за спиной у хобгоблина.

И затем это произошло. Хобгоблин издал чудовищный боевой клич и замахнулся на Могзо своей палицей. Он поднял полуторный меч для блока, но не смог остановить атаку.

Хобгоблин обрушивался снова и снова на меч Могзо. Булава была сделана из дерева, но не выказывала никаких признаков поломки. Могзо, на своем пределе, схватил свой меч двумя руками, чтобы парировать удары хобгоблина: одну положил на рукоять, другую — рядом с концом меча. Атаки были ошеломляющие, и вскоре он был вынужден опуститься на колено. Кровь выступила у него на голове, там, где один из шипов булавы задел его.

Хобгоблин пнул Могзо на землю и приготовился наброситься на него. Если Харухиро позволит этому произойти, то… плохо. Очень плохо. Без каких-либо размышлений, Харухиро прицепился к спине хобгоблина. Он бы хотел иметь возможность сковать руки хобгоблина, но это просто невозможно.

Хобгоблин изо всех сил пытался стряхнуть Харухиро; Харухиро отчаянно цеплялся. Гоблин издал долгий яростный рев.

— Отлично, Харухиро! Продолжай отвлекать его! — Крикнул Манато, залечивая Могзо.

Ни за что. Харухиро не мог больше держаться. Хобгоблин ткнул его локтем по ребрам так сильно, что было не просто больно — это заставило Харухиро потерять сознание. Плохо. Если он отключится, то для него все будет кончено. Если его скинут, то он умрет. Он, несомненно, умрет.

И затем случилось нечто действительно пугающее. Он понятия не имел, что на самом деле произошло, но его сбросили, и он ударился спиной о землю. Хобгоблин пнул его, до того, как Харухиро успел подняться, отбросив его. Он не мог дышать.

— П-помо… — Прохрипел он. Помогите… Он не знал, кто собирался ему помочь, но помощь пришла.

Манато попал [Smash[✱]Сокрушительный удар] своим коротким посохом по голове хобгоблина. Шлем хобголина защищал от ударов, но, похоже, даже техники Манато оказалось достаточно, чтобы нанести незначительное сотрясение.

— Быстрее! — Крикнул Манато. — Харухиро, поднимайся! Бежим! Все бежим!

Да, подумал Харухиро и вскочил на ноги. Бежим, да. У них не было выбора, кроме как сбежать. Он повернулся, затем внезапно остановился.

— Что насчет тебя?!

Манато пытался дать сбежать остальным, продолжая атаковать хобгоблина.

— Конечно, я иду! Быстрее, бежим!

Могзо, чью рану на голове вылечили, сосредоточил свой взгляд на гоблине в пластинчатом доспехе и крикнул, «СПАСИБО!», затем атаковал [Rage Cleave]. Он промахнулся, но это заставило гоблина отшатнуться.

Ранта и Юме повернулись, чтобы сбежать. Шихору тоже убегала. Гоблин в пластинчатом доспехе вскрикнул и рубанул Могзо по спине своим мечом, но благодаря кольчуге, тот не пострадал. Харухиро был прямо позади них, оглядываясь во время бега.

— Манато, все ушли! — крикнул он. — Уходи!

— Знаю! — ответил Манато, отпрыгивая назад и нанося два удара в грудь хобгоблину, преследующему их.

Хобгоблин запнулся, Манато быстро развернулся и побежал. Гоблин в пластинчатом доспехе вложил в ножны меч, которым пользовался, вытащил другой, и быстро отправился в погоню. Они пока не представляли опасности. Харухиро сосредоточился на том, чтобы бежать вперед. В этот момент, гоблин в пластинчатом доспехе кинул что-то в них. Оно кружилось и кружилось в воздухе и, кажется, ударило Манато в спину.

Стон сорвался с уст Манато и, кажется, он пошатнулся вперед.

— Манато! — закричал Харухиро.

Манато мгновенно ответил, пока восстанавливал равновесие.

— Я в порядке!

Он твердо стоял на ногах, поэтому травма, вероятно, была незначительной. Хобгоблин и гоблин в пластинчатом доспехе теперь были прямо у них на хвосте. Им надо бежать. Просто сбежать. Хорошо, что они сделали карты, потому что знание ландшафта Дамроу теперь пригодилось. Они не заблудятся, пока бегут, и могут избегать районов, часто посещаемых другими гоблинами.

Харухиро и остальные продолжали бежать. Они бежали даже когда дыхание учащалось, даже когда они были истощены, и даже когда они чувствовали, что упадут замертво. Они бежали даже тогда, когда за ними уже не было видно погони. Первым остановился Манато.

Нет. Нет, им нельзя останавливаться. Он внезапно упал на землю.

— М-ма… — Харухиро попробовал позвать Манато по имени, но слова так и не были произнесены.

Его спина. Спина Манато. Что-то торчало оттуда. Какой-то клинок. Лезвие было изогнутым. Оно выглядело как метательный нож. Все смотрели на него, но никто не сказал ни слова. Ни у кого не было слов. Что тут можно сказать?

Манато тяжело дышал, пытаясь подняться на ноги. Он не смог. Единственное, что он смог сделать — перевернуться набок.

— Я думаю…все…в порядке…идем…

— Манато! — Харухиро упал на колени рядом с Манато. Можно ли его трогать? Или нет? Он не знал. — Манато… твоя рана… магия! Используй магию, чтобы исцелить себя…

— Т-точно. — Его правая рука дернулась, чтобы прикоснуться ко лбу, затем упала обратно на землю, как будто из него выкачали все силы. — Моя магия… я не могу… использовать ее…

— Не разговаривай! — крикнул Ранта.

— Успокойся, не пытайся разговаривать! Что мы должны делать!? — спросил он остальных.

Шихору встала рядом с Манато и упала на землю напротив Харухиро. Она протянула руку и дрожащими пальцами коснулась метательного ножа, торчащего из спины Манато. Она резко отдернула их назад. Ее лицо было совершенно бесцветным

Лицо Манато тоже. Но оно было не просто белым, оно было смертельно бледным. Все тело Могзо было неподвижным и напряженным, словно камень. Прямо как огромная статуя.

— Ч-чт.. — Юме взъерошила свои волосы, создав на голове беспорядок. — Что нам делать?

— Что… что ты имеешь в виду… — Харухиро почувствовал, как что-то вырвали у него из груди.

Что им делать? Думай! Что они могут сделать? Должно быть что-то! Они не могут просто так сидеть! Манато, скажи нам…пожалуйста… скажи нам, что делать…Манато… Но дыхание человека, которого он умолял, было неглубоким и хриплым.

— С-с тобой все будет хорошо, — сказал Харухиро. — С тобой все будет хорошо, держись… Держись, ладно?

Манато взглянул на Харухиро.

— …Хару…хиро…

— Что? Что такое, Манато?

— П…Прости…

— Что? Почему? За что?

— Я… не могу… все… Хару…хиро.. пожалуйста…

— Пожалуйста? ‘Пожалуйста’ что? Что ты хочешь, чтобы я сделал? Нет… нет, только не говори такие вещи…

— Я… не могу видеть… все… тут?

— Мы тут! Мы все тут! Манато, все тут, не уходи!

Казалось, Манато глубоко выдохнул, будто бы вздыхая.

— Нет! Не уходи! Манато! Ты не можешь уйти! Не уходи, Манато! Пожалуйста… не уходи…

Он вдохнул, затем выдохнул еще раз. В этот момент его глаза, казалось, потускнели, превращаясь в стекло.

Шихору положила руку ему на грудь.

— Его сердце остановилось…

— С-СЛР! Сделайте ему СЛР[✱]Сердечно-лёгочная реанимация (СЛР) — неотложная медицинская процедура, направленная на восстановление жизнедеятельности организма и выведение его из состояния клинической смерти. Включает искусственную вентиляцию лёгких (искусственное дыхание) и компрессии грудной клетки (непрямой массаж сердца).! — Закричал Ранта, и Харухиро признал, что это хороший момент для прозрения.

Они начали делать СЛР, будто бы это решение для всего. Все одновременно говорили, что делать. Они достали нож и перевернули его на спину, сделав искусственное дыхание. Прошла минута, 10 минут, может уже больше часа как они пытались вернуть его к жизни.

— Может…может мы остановимся? — Могзо выглядел так, будто вот-вот заплачет. — Бедный Манато… Мы не должны больше делать это с ним…

— Тогда что ты хочешь, чтобы мы сделали?! — гневно огрызнулся Харухиро, прежде чем взять себя в руки. Он продолжил голосом потише. — …Что мы должны делать? Мы не можем просто оставить его здесь. Мы не можем оставить Манато здесь.

— Магия. — Подняла взгляд Шихору. Ее глаза опухли и покраснели. — Может, есть способ спасти его с помощью магии. Магия Света может лечить.

— Верно, — сказала Юме, энергично кивая. — Шихору права. Магия сработает. Она должна сработать. Мы отнесем его в гильдию Жрецов к их храму.

— Храм бога Люминоса? — Ранты вытер слезы с глаз тыльной стороной ладони. — Мне тоже идти? Ты говоришь слуге Темного Бога Скалхейла идти на вражескую территорию?

Могзо поднял Манато на руки.

— Я возьму его.

— Идем, — кивнув, сказал Харухиро.

Ранта и Харухиро предложили поочередно нести Манато, но Могзо отказался. Весь путь назад, до северной части Алтаны, Могзо в одиночку нес Манато, пока они не пришли в храм Бога Люминоса. В тот момент, когда они вступили в храм, их остановила группа людей, одетых в робы того же цвета, белая с голубыми линиями по краям, как у Манато.

Кто-то среди них узнал Манато. Кажется, его звали Мастер Хоннен, исходя из того, как его называли другие. Он подошел к ним. Он выглядел как монолит. Походил он больше на Воина, чем на Жреца.

Первое, что он сказал, было:

— Что случилось?

Его голос был довольно примечательным, и это напомнило Харухиро то, что однажды говорил Манато о голосе своего наставника, что его голос был таким громким, что болели уши. Как только вернулись эти воспоминания, Харухиро не смог больше сдерживать себя. Он упал на колени перед Мастером Хонненом.

— Пожалуйста! Пожалуйста, помогите Манато! Я сделаю все, что вы хотите! Пожалуйста, спасите его! — умолял Харухиро.

— Глупый мальчик! — прогремел Мастер Хоннен. — Даже ярко-сияющий Бог Света, Люминос, не сможет вернуть к жизни мертвеца! Манато, ты — глупец! Такой молодой, с таким многообещающим будущим — таких редко увидишь. Мы возлагали на тебя большие надежды, бережно обучали тебя, пока ты не выбросил свою жизнь!

— Ты ублюдок! — Ранта попытался схватить Мастера Хоннена. Юме остановила его.

— Нет, не надо!

Ранта не стал с ней драться, наверно потому, что он увидел слезы, текущие из глаз Мастера Хоннена. Шихору осела на холодный пол храма; Могзо замер на месте, все еще держа Манато на руках.

— Единственное, что вы можете сделать для него, — раздался голос Мастера Хоннена, твердый как камень, хотя его слезы не прекращались. — Достойно похоронить его. Здесь, на границе, те, кто не был надлежаще захоронен, попадают под Проклятие Бессмертного Короля и становятся его слугами. В лучшем случае, превращение в зомби занимает 5 дней. Некоторые превращаются меньше чем за 3.

Внезапно, по какой-то причине, Харухиро захотел засмеяться, даже не смотря на то, что сейчас было не время.

— Значит, вы хотите кремировать его? — спросил Харухиро.

— Да. Крематорий, где мы сжигаем тела, находится недалеко от Алтаны. После того, как тело придается пламени, оно освобождается от проклятия. Останки хоронят на вершине холма.

— Еще одна вещь, — сказал Харухиро. — Если можно.

— Что такое?

— Это стоит денег?

— Я заплачу за это, если вы не можете себе это позволить.- Нет, — вздохнул Харухиро. Это был очень глубокий вздох, наполненный гневом, несмотря на то, что злиться само по себе было бесполезно и глупо. — Мы заплатим. Это не значит, что у нас нет денег. Даже если у нас не хватает, мы что-нибудь придумаем. Манато был больше, чем просто наш друг; он был членом нашей команды, ценным товарищем. Мы очень обязаны ему.