Том 4    
Часть 3. Сокровище моря, выкрашенного красным. Оборонительный бой в округе Соломоновы острова


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
B1ackDream
31.10.2015 04:35
'''Эпилог''' "— ''Нет по двум причинам'', — ''бесхитростно сказал Хейвиа''" после "'''нет'''" - запятую
B1ackDream
31.10.2015 02:56
'''Часть 3 Глава 10''' "''Этот старик вёл себя так, словно у него имелись все вопросы, пока говорил про жидкие призмы и лазерные детекторы вибрации''" что-то невнятное "'''словно у него имелись все вопросы'''" может быть тут имелось в виду нечто вроде "'''словно у него имелись все ответы'''" или "'''словно у него имелись ответы на все вопросы'''" и стоит поправить?
B1ackDream
30.10.2015 08:45
'''Глава 3 Часть 3''' "''Ворчливо проворчав, Квенсер поднялся на ноги''" масло масленое... Стоит найти синонимы или переработать на что-то вроде "'''Ворчливо пробурчав'''" или "'''Сварливо проворчав'''"
B1ackDream
30.10.2015 08:34
'''Часть 3 Глава 1''' "''Эти люди думаю, что данная перебранка — идеальная возможность напасть на какие-нибудь Объекты''" в "'''думают'''" не дописали букву "'''Т'''"
B1ackDream
30.10.2015 08:30
'''Часть 3''': '''Сокровище моря, выкрашенного красным'''. '''Оборонительный бой в округе Соломоновы острова ''' что-то не то с окончаниями... в округе Соломоновых островов? в округе Соломонового острова? или '''округ '''это '''О'''круг, а не окр'''У'''га? тогда возьмите в кавычки "'''Соломоновы острова'''"
B1ackDream
30.10.2015 07:51
'''Часть 2 Глава 7 ''' "''Хейвиа вытащил из кобуры на талии пистолет, но потом человек с кровотечением на лице заговорил''" стоит выделить причастный оборот с обоих сторон запятыми "'''с кровотечением на лице'''", т.к. можно опустить без потери смысла "'''Хейвиа вытащил из кобуры на талии пистолет, но потом человек заговорил'''"
B1ackDream
30.10.2015 07:47
'''Часть 2 Глава 6''' "''Флорейция с силой прижалась грудью к нему и поднесла лицо к его настолько близко, что он вполне мог бы её поцеловать, лишь наморщив губы, но она замолчала и не продвинулась дальше''" вероятно тут должно быть не "'''наморщил губы'''", а "'''вытянул губы'''"
grayson
07.06.2015 18:55
четвертый том прочитал пол тайтла позади. интересно было увидеть пьяную Флоренцию дальше надеюсь будет еще интересней,
Хотя че писать один фиг коменты никто не читает, но спасибо преводчикам за их работу)))
grayson
03.06.2015 14:25
наткнулся на ошибку в первой главе первой части: Не беспокоясь о возможности столкновния с врагами, здесь наверно подразумевается столкновение с врагами
Anon
23.04.2015 13:41
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.229.224.30:
Спасибо.
Создание искусственных алмазов из карбоната - графита.
Было с вольфрамом что-то связанное с редкоземельными элементами.
Anon
26.11.2014 00:00
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 188.162.64.32:
Это конечно не суть важно, но в 3 части 1 и 2 главы местами попутаны. Я сначала не понял что там к чему)
Anon
30.08.2014 08:41
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 213.87.135.120:
Спасибо
Anon
15.08.2014 04:03
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 85.26.235.95:
А когда ждать перевод 5-го тома? Примерные сроки хотя бы...
JekW22
11.08.2014 22:55
Шикарный том. Жаль 5 тома нет T___T

Часть 3. Сокровище моря, выкрашенного красным. Оборонительный бой в округе Соломоновы острова

Глава 1

Его звали кардинал Ройбелз Олдник из Организации веры.

— Так он оказался придурком, который делал эти проблемные заявления, — бормотала Флорейция, рассматривая фото на своём компьютере и отвлекаясь временами на головную боль из-за похмелья.

В офицерской комнате она находилась одна, но разговаривала при этом не сама с собой. На компьютере работала программа голосового чата.

Вместо какого-то военного она разговаривала с советником политика, который имеет дело с политическими вопросами в безопасной стране. В общем, ситуация усложнилась настолько, что пришлось вмешаться политику такого уровня.

Из голосового чата доносился взрослый голос.

— Организация веры начинала с того, что защищала каждую отдельную религию. Религиозная сила, понёсшая наибольшие потери при этом, это христианская церковь. Всё-таки, когда возрождаются религии старой эпохи, земли и население, которое они успешно контролировали, подверглись дальнейшему дроблению. Вполне естественно, что некоторые с ужасом говорили об ослаблении собственного присутствия.

В действительности они не лишились никакой власти. Напротив, баланс сил вернулся к своему изначальному состоянию. Однако спустя две тысячи лет они уже не рассматривали это в таком ключе.

Флорейция взяла длинную, узкую кисеру в рот и сказала.

— Так этот кардинал, испугавшийся потерять власть, установил контроль над армией и слетел с катушек? Он развязал гражданскую войну с Грецией и потерпел сокрушительное поражение в результате контратаки?

— Звучит довольно просто, если привести это к такому знаменателю, но в процессе погибло свыше пяти тысяч человек. Конфликт не остался в рамках чистой войны. Многие гражданские ринулись на поле боя, ведомые некоторыми неприемлемыми замечаниями, что он сделал.

— Да, и Олдник говорит, что всего лишь высказал несколько фраз, и он не несёт ответственности за то, как люди интерпретировали его. Экий шутник.

Слова наделённых властью людей имеют свойства распространяться, следовательно, этим людям стоит с большей ответственностью выбирать, что говорить.

Было ясно, что может произойти, если какой-нибудь болван начнёт бездумно нести ахинею в военное время.

Олдник являлся по истине опасным оратором. Он постоянно делал неподходящие, стихийные замечания, которые заставили армию и гражданских действовать. Многие в результате погибли, но Олдник лишь делал всё больше и больше несусветных заявлений, когда пытался объяснить суть предыдущих заявлений, а потом скрылся с позором. Началась эскалация конфликта, подобная снежному кому, скатывающемуся по склону.

Для кого-то, кто не наделён властью, подобные заявления окажутся не более чем жалобами старика на члена бейсбольной команды во время просмотра матча по ТВ, но вещи приобретают совсем другой оборот, когда речь идёт о том, кто этой властью наделён.

— Христианская ветвь внутри Организации веры настаивает, что весь инцидент вызван единоличными действиями кардинала Ройбелза Олдника, но они заявляют это лишь для того, чтобы избежать дополнительного расследования со стороны центральной власти Организации веры. Олдника уже отлучили от христианской церкви, и они согласились выслать за ним Валькирию, как предложила центральная власть.

— И теперь этот старикан принялся орать с ещё большим упорством, что находится в опасности.

— Он по крайней мере хочет избежать расправы от рук Валькирии. Его действия направлены на это со времени Луайоте.

— Неужели кто-то в самом деле верит его бреду о том, что Легитимное королевство в союзе с христианской ветвью внутри Организации веры, потому что церемония коронации и принятия в рыцари имеет христианские элементы?

— Если действительно есть дебилы, которые верят в это, их немедленно нужно доставить в больницу. Однако имеется множество людей, которые заявляют о правдивости этих слухов, чтобы получить в такой ситуации преимущество. Эти люди думаю, что данная перебранка — идеальная возможность напасть на какие-нибудь Объекты.

Даже в условиях чистой войны сражение между Объектами обходилось слишком дорого.

Военное дело ударяло по балансу между приходом средств и расходами. Если же его не установить, от идеи о чистой войне не останется камня на камне.

Взрослый голос сказал:

— Мы не желаем, чтобы люди шли на войну, ведомые бредовыми заявлениями этого кардинала. Даже если конфликт с Организацией веры не может быть полностью устранён, мы бы хотели, чтобы он основывался на чём-то более ценном для нас.

— Итак...

— Нам нужно, чтобы вы быстро заткнули этого проблемного демагога. У вас три дня. Не имеет значения, как вы его устраните, если его личность удастся подтвердить анализом ДНК.

Глава 2

— Выходит, даже наш рождественский отпуск прошёл именно так, как планировало руководство.

Квенсер и Хейвиа разговаривали в зоне техобслуживания Малыша Магнума.

Принцесса слушала с таким же безучастным лицом, как и всегда.

— Этот кардинал Олдник связался с Гиеной из округа Луайоте. Часть данных, что мы нашли у них в штабе после их устранения, ясно указали на это.

— Но почему? Я скорее подумал бы, что кардинал постарается не марать рук дальше. Он в самом деле связался с группой, которая воспользовалась моментом восстановления Океании для грабежа?

— Нам всё ещё неизвестно, какова его цель. Он привёл к суматохе, но мы всё ещё не поняли, чего он в итоге надеется добиться. Возможно, он лишь пытается убежать во имя собственного спасения, — небрежно указал Хейвиа. — Возможно, он хотел натравить их на Валькирию Организации веры. Эти старухи с косой что-то с чем-то, но они всё равно остаются солдатами из плоти и крови. Есть шанс, что с помощью Гиены он планировал разобраться с Валькирией.

Однако Квенсер и остальное Легитимное королевство уничтожили Гиену до того, как те смогли пересечься с Валькирией.

Поскольку сам Олдник не обратился прахом, должно быть, он заметил какое-то предвестие бомбардировки и сбежал.

— Мы знаем, что Валькирия рыскала по округу Луайоте, но, полагаю, он ускользнул от них.

— Должен был. Сбежав с острова, Олдник, скорее всего, попытался убежать в Океанию, где он мог затеряться в условиях неразберихи из-за восстановительных работ. Когда воду мутят коалиционные силы, одиночной организации будет сложнее проворачивать дела. Должно быть, он надеялся убежать куда-то ещё по его выбору, проиграв Валькирии в Океании, — сказал Квенсер, навалившись на здоровенную машину. — Но прежде чем он успел, наше подразделение отправилось на отдых на северном конце Океании... и это именно то место, где хотел причалить Олдник. Это значит, он не смог причалить и при этом не быть подорванным на воде, потому скрылся в сложившейся неразберихе. Раз мы сокрушили всю Гиену после того, как он связался с ними, Олдник отнёсся бы к нам с настороженностью. Как надеялось начальство, у него не осталось выбора, кроме как двинуться на север по морю.

Ройбелз Олдрик в данный момент использовал гражданское арендованное судно, чтобы направиться в округ Соломоновы острова, что лежали к северу и от Океании, и от Луайоте.

— Причина, по которой он не использует воздушный транспорт, может заключаться в том, что он боится быть сбитым противовоздушным лазером, но это не сильно меняет дело. Объекты могут путешествовать по морю на скорости свыше 500 км\ч. Даже если его арендованное судно — это скоростное гидрокрыло, он не сможет убежать.

Затем вмешалась принцесса.

— Кстати, Квенсер.

— Что?

Принцесса указала на одну из стен зоны техобслуживания и задала вопрос со всё ещё равнодушным лицом.

— Почему Хейвиа расписывает стену матами, пока говорит с тобой?

— Я честно не знаю, что ответить...

— Чёрта с два не знаешь! — закричал Хейвиа, метнув в Квенсера взгляд и схватившись в него потом. — Я слышал, что произошло! Я знаю, чем ты занимался, пока я маялся спасением Океании и нашего подразделения! Ты захапал всё лучшее себе! Почему я до сих пор слышу про сисястую Санту в миниюбке?!

— ...Это был тот ещё ад.

— Ты и твоё проклятое «если у них нет хлеба, пускай едят пирожные»! Ты монстр! Нарываешься на драку?!

Хейвиа вдруг понял, что все крики мира не избавят его от чувства внутреннего опустошения, потому его настрой упал на уровень в три раза ниже того, что был до этого.

Принцесса тоже показалась слегка взбешённой, но эти два придурка совершенно этого не заметили.

— Я честно считаю, что герой в этот раз я. Я сиял в свете фонарей. Крылатая ракета, нацеленная в солдат техобслуживания, смахивала на нашу идею уничтожить компьютер в округе Луайоте, чтобы вывести Объект из строя. Подразделение Глубокозрящего из Корпораций капиталистов должны быть как-то с этим связаны, и я почувствовал, словно открываю первую страницу некой эпичнейшей истории! Но когда я сейчас думаю об этом, что-то тут совсем не так! Почему в этой истории не оказалось ни одной красивой девушки? Всё, что мне досталось, это какой-то мужик по имени Ройс! Какое-то неправильное распределение ролей!

Внезапно из их раций донёсся электронный гудок.

Но не у Квенсера или Хейвиа.

Он пришёл из меньшего, более дорогого агрегата, используемого для извещения принцессы о том, что пора забираться в Объект.

— Что?

— Ситуация изменилась. Наш план заключался в перехвате этого докучающего старика, когда он направится на север по океану в округ Соломоновы острова, но Объект Корпораций капиталистов возник прямо у нас на пути.

Квенсер и Хейвиа переглянулись.

— Это Глубокозрящий, Объект Второго поколения компании Client Security. У меня было предчувствие, что мы столкнёмся с ним в ближайшем будущем, но момент выпал странный. Возможно, Ройбелз Олдник вышел с ними на связь.

— Какие именно изменения в плане? — спросила принцесса.

— Мы планировали просто отправить тебя за Олдником, но теперь нам придётся выставить тебя против Глубокозрящего. Отдельная группа отправится за Олдником, но я всё детально объясню на брифинге.

У Квенсера появился вопрос, потому он просто спросил.

— Флорейция, вы думаете, Глубокозрящий стоит у нас на пути не просто ради личной мести?

Затем он услышал странный стук на той стороне.

Звучало так, словно Флорейция попыталась отстраниться от рации, но у неё ничего не вышло, поскольку она сидела. Как результат, она свалилась с кресла.

— ...К-Квенсер... Ты там?

— Эээ, Флорейция? Какие-то проб...

— Нет! Ничего не говори!

По какой-то причине Флорейция наорала на него, прежде чем он закончил.

— Забудь всё, что вчера произошло! Я ничего не помню, так что я без понятия, что я могла сказать, но судя по реакции людей вокруг меня это было что-то ужасное! Так что не смей даже заикаться об этом!

Что-то из сказанного заставило Флорейцию вспыхнуть в очаровательном смущении. Когда Хейвиа услышал это, его самоконтроль наконец достиг предела, и он врезал Квенсеру.

Глава 3

Квенсер воспользовался коротким перерывом перед брифингом, чтобы полистать научный журнал.

Появилась раздражённая пожилая леди из техобслуживания.

— Если у тебя есть время на это, как насчёт того, чтобы поизучать настоящий Объект?

— В последнее время мне так и хочется изменить родине.

— ?

Пожилая леди взглянула удивлённо, но Квенсер показал ей страницу из научного журнала.

— Я про технологию жидкой призмы Корпораций капиталистов. Легитимное королевство до сих пор не обкатало эту технологию, чтобы изготавливать практичное оружие. Говорят, конечный продукт намного превосходит по огневой мощи лазерные пушки.

— Легитимное королевство проводит исследования в этой области. Они являются стандартными компонентами лазерного космического лифта. Их используют, чтобы посылать лазерные лучи множества излучателей в одном направлении.

— Э? Так у нас есть сама технология?

— Да, но только если речь не идёт о скоростных битвах между Объектами, — ответила она. — Жидкие призмы создаются с помощью заполнения прозрачного контейнера специальной жидкостью. Внутри контейнер покрыт электродами и электрохимическими элементами для искусственного изменения концентрации жидкости. Различие в концентрации используется для искажения света.

— Ясно. Но какое это имеет отношение к скоростным битвам?

— Резкие повороты приводят к большим перегрузкам, которые оказывают влияние на жидкость внутри жидкой призмы. Искусственные изменения концентрации жидкости внутри контейнера сойдут на нет, и её концентрация вновь станет равномерной. Вот почему так сложно поместить жидкую призму на Объект, который совершает быстрые движения и сотрясается от выстрелов. Другая проблема в том, что высокая температура, генерируемая во время прохождения лазера сквозь жидкость, также взбалтывает её, — объясняла пожилая леди. — Ключ к технологии Корпораций капиталистов — это не технология жидкой призмы сама по себе. Это технология борьбы со встрясками и противодействие температуре для устранения внешних влияний на жидкую призму. Например, они могли использовать лазерный детектор вибраций, быстродействующие хладагенты или картриджи. Но даже со всеми этими технологиями Объект с жидкой призмой на борту будет обладать ограниченным боевым потенциалом. Он не сможет совершать резкие движения, на которые способна наша принцесса. Это значит, у технологии жидких призм ограниченное применение в области Объектов. Или по крайней мере она не удовлетворяет требованиям нашего подразделения.

— Такая досада, что из этой технологии нельзя выжать больше пользы.

— Если не было бы риска, Объекты по всему миру использовали бы её. К тому же в научном журнале есть только та информация, которую они без опаски могут показать общественности. Я бы сказала, что лучше понаблюдать за техобслуживанием настоящего Объекта, чем читать подобное.

— У меня в порядке вещей искать короткий путь.

Ворчливо проворчав, Квенсер поднялся на ноги.

И опять, похоже, его единственным вариантом оставался стандартный путь.

Глава 4

Начался брифинг.

Проектор отображал карту океана в округе Соломоновы острова. Флорейция заговорила, и сверху появилось несколько стрелок.

— Наша главная цель — это Ройбелз Олдник, который движется на север через Соломоновы острова. Не забывайте, что каждое действие в рамках этой миссии должно быть направлено на выполнение главной задачи.

Однако между северной частью Океании и лодкой Олдника вклинилась гигантская фигура.

— Но реальная опасность заключается в том факте, что Глубокозрящему Корпораций капиталистов приказали отрезать нам путь. Пока мы с ним не разберёмся, нам не удастся покончить с Олдником и предотвратить его побег. Так что Малыш Магнум должен столкнуться с Глубокозрящим.

Хейвиа задал вопрос.

— Мы должны оставаться в режиме ожидания, пока наша принцесса не отправит Глубокозрящего покоиться на морское дно? Или мы отправимся в погоню за Олдником, обогнув Объект, пока принцесса привлекает его внимание?

— Это стало бы лучшим вариантом, но у нас нет времени. — Флорейция добавила стрелку, указывающую на запад от лодки Олдника. — Обнаружена неопознанная подлодка. Нам неизвестно, принадлежит ли она подразделению Глубокозрящего или остаткам военной силы Олдника, но всё станет намного сложнее, если лодка Олдника встретится с этой подлодкой.

— Так нам нужно потопить его до того, как это произошло. ...Но как?

Плечи Флорейции от голоса Квенсера немного задеревенели, но её самоконтроль взял верх.

— Как я сказала, принцесса столкнётся с Глубокозрящим. — Флорейция добавила другую стрелку, идущую вправо вдоль стрелки, указывающей кратчайший путь. — Но в океане есть не только поверхность. Другая группа направится прямиком туда, двигаясь под водой. В данный момент у нас нет других вариантов, чтобы перехватить Олдника.

Флорейция нарисовала большой круг на море ещё севернее позиции Олдника.

— Ещё одна вещь. Чуть севернее от места проведения операции находится океаническая станция по добыче драгоценных металлов, финансируемая Легитимным королевством. Если просто, небольшие фильтры собирают металлы, растворённые в морской воде, а затем металл концентрируется. Руководство опасается, что в результате этой битвы окажутся потеряны ценные запасы вольфрама. Постарайтесь не забыть.

Глава 5

После установки поплавков для морского сражения Малыш Магнум направился на север от Океании и через Коралловое море.

Глубокозрящий Корпораций капиталистов ожидал в точке, которая отрезала путь к Соломоновым островам, куда бежал Олдник.

Это была настоящая битва. Это был бой насмерть. И подобно битвам на многих войнах прошлого, девушка, пилотирующая Объект, не думала обмениваться репликами со своим противником. Она даже не знала, мужчина или женщина пилотирует вражеский аппарат.

В известной мере, это была чистая битва. В известной мере это была пустая битва.

Двое лицезрели друг друга на расстоянии где-то десять километров.

— Разведгруппа провела неофициальные разведывательные операции касаемо Глубокозрящего, но у нас всё ещё недостаточно информации. Особо не увлекайся атакой. Сосредоточься как никогда на уклонении.

— Поняла, — ответила принцесса.

В следующий миг Глубокозрящий пришёл в движение.

Их разделяли десять километров.

Объект выстрелил с такого расстояния ослепительно-белым лазерным лучём.

— ?!

Принцесса едва смогла уклониться, предсказав это действие по трудно уловимому движению наводящих линз и другого оборудования.

Луч света сопроводил взрывной грохот.

Лазерный луч зажарил пыль и влагу в воздухе, приведя к его резкому нагреву и взрывному расширению.

Глубокозрящий характеризовался довольно уникальной формой. Восемь ног расходились в стороны прямо под главным сферическим корпусом. Каждая из этих ног функционировала как нагнетатель воздуха, так что он мог точно поддерживать равновесие даже на волнах.

В качестве главной пушки у Глубокозрящего имелась гигантская лучевая пушка сверху на правой стороне. К тому же на главном сферическом корпусе было расположено восемь толстых цилиндров с основанием главной пушки в центре, словно они изображали циферблат. Энергия, генерируемая этими восемью цилиндрами, похоже, собиралась в главной пушке.

Согласно одной видеозаписи, которую принцесса посмотрела во время брифинга, на его задней части располагались две гигантские детали. Подумывали о том, они представляют собой устройства охлаждения.

Также имелись бесчисленные линзы, неестественным образом размещённые спереди главной сферы, напоминая круги на полях. В целом Объект производил весьма зловещее впечатление.

— Отставить сомнения. Главная пушка врага — лазерная! Её мощность ослабевает с расстоянием, но скорость остаётся неизменной. Сокращение расстояния лишь поставит тебя под удар!

— Я знаю это!

Каким-то образом увернувшись от первого выстрела, принцесса погнала Малыш Магнум вперёд.

В то же время она задвигала руками с главными пушками.

Малыш Магнум мог менять тип главной пушки, чтобы идеально соответствовать наличной ситуации. Задние части стволов вращались, как барабаны в револьвере, чтобы переключиться на лучевые пушки, подобные оружию Глубокозрящего.

Принцесса выстрелила без колебаний.

Глубокозрящий среагировал мгновенно.

Но его скорость уклонения была низкой. Он двигался лишь в половину скорости Малыша Магнума. Принцесса сомневалась, что ему удастся избежать лучевой пушки таким образом. Однако...

— Что?!.

— ...

Под всеобщими взглядами луч лазера, выпущенный принцессой, внезапно изменил траекторию. Вместо Глубокозрящего он направился в пустое небо.

— Жар, создаваемый лазером, изменил коэффициент преломления воздуха! — заключила принцесса.

— Дело плохо. Они производят расчёт с помощью суперкомпьютера?

Задняя часть семи стволов снова закрутилась, потому что она выбирала койлганы.

Если она выстрелит металлическим снарядом, тепло воздуха окажет на него минимальный эффект.

Все семь главных пушек выстрелили в унисон.

Как и до этого, скорость уклонения Глубокозрящего оставалась низкой. Он двинулся лишь настолько, чтобы обезопасить половину корпуса.

Однако...

Полетели яркие, белые лучи света.

— Снова?! Глубокозрящий изменил курс снарядов за миг до удара!

— Должно быть, он сфокусировал на них более мелкий лазер. Из-за образования дыр в боковой части снарядов их аэродинамика изменится, и они отклонятся от курса.

Проще говоря, это было лазерное отражение.

Этот трюк возможен лишь с применением десятков орудий, которые атакуют со скоростью света.

Принцесса ещё несколько раз выстрелила из койлганов, но лазерное отражение демонстрировало редкую точность. Даже на расстоянии один или два километра было невероятно трудно нанести урон с помощью металлических снарядов.

Тем временем ужасающие лазерные пушки врага открыли ответный огонь по принцессе.

Пока битва развивалась во взрывном темпе, принцесса спокойно продолжала анализировать ситуацию.

Внезапно один из гигантских снарядов койлгана, отражённый лазером, угодил в океан в непосредственной близости от Глубокозрящего.

(Они не могут с точностью регулировать угол отклонения снарядов?)

Когда взрывная волна стала угрожать перевернуть Глубокозрящего, произошло кое-что странное.

Объект восстановил равновесие неестественным движением. Словно его центр тяжести располагался в неправильном месте, как у неваляшки.

— Мы обнаружили мощные лазерные лучи, исходящие сбоку главной сферы, когда он восстанавливал равновесие. Должно быть, это система взрывного расширения воздуха и инерционного восстановления баланса. Похоже, он способен восстановиться, даже если опрокинется на 70-80 градусов вбок.

С учётом этого Глубокозрящий представлялся аппаратом, который спроектирован с упором на стабильность.

Он способен оставаться на месте и вести огонь из точных и мощных лазерных пушек. В жертву принесена скорость, чтобы избежать неполадок в главной пушке. Видимо, его спроектировали таким образом, чтобы выжимать все соки скорее из скорости оружия, а не скорости всего Объекта.

(Если бы Квенсер увидел это, он, наверно, пришёл бы в восторг.)

— Это должно означать, что Глубокозрящий не способен на быстрые, скоростные рывки.

— Его максимальная скорость может быть неплохой, но он способен развить её лишь при плавном ускорении. Лазерная технология — дело тонкое. Нужно сохранять осторожность, чтобы он не уничтожил сам себя из-за перегрузок, которые возникают при движении.

Это значит...

— Я могу победить его, приблизившись к нему и непрерывно обстреляв! — прокричала принцесса, пустившая Малыш Магнум вперёд с ускорением.

Она знала, что враг может создать помехи для её лазерной пушки и койлгана, но у Малыша Магнума ещё оставалась козырная карта.

Низкостабильная плазменная пушка.

Она могла уклоняться от главной пушки Глубокозрящего, наблюдая за еле уловимыми движениями, какие совершались перед выстрелом. Если она сможет вновь и вновь выстрелить из семи пушек и при этом не принять удар на себя, она сможет потопить Глубокозрящего.

Или так она думала.

(А?)

В её разум закралось сомнение.

Принцесса совершала манёвры уклонения, основанные на мелких движениях вражеских датчиков, линз и пушек. С противником типа Глубокозрящего невозможно будет уклониться, если принцесса обнаружит наводку уже после выстрела. Чтобы сделать это, ей пришлось бы переписать теорию относительности.

Но как раз поэтому принцесса заметила кое-что странное.

Она идеально уклонялась от главной пушки и прочих лазеров. Она отлично считывала мелкие движения линз и датчиков.

Но при этом...

Фронтальная группа линз, похожая на круги на полях, вовсе не двигалась.

Если только они не вышли из строя или не являлись обманкой, у врага всё ещё имелся козырь в рукаве.

Вышло так, что все эти линзы на передней части Глубокозрящего разом задвигались.

(Вот оно!)

Принцесса напрягла каждое своё нервное окончание.

Согласно её оценке, это была вражеская система значительного повышения точности. По этой причине она сконцентрировалась больше на манёврах уклонения, чем на атаке.

Однако её оценка оказалась ошибочной.

Не прозвучало никаких звуков.

Но при этом Глубокозрящий размножился.

(Что?..)

Их там был ровно десяток.

Когда принцесса увидала перед собой внезапно возникшую ораву Глубокозрящих, её мысли на мгновение остановились.

(Нет, Глубокозрящий не размножился.)

— Он использует 3D-изображения?!

Простое обманное изображение будет бессмысленным. Малыш Магнум обладал несколькими видами наводки, так что ей всего лишь нужно применить инфракрасные или ультрафиолетовые датчики, чтобы распознать настоящий.

Однако...

(Указатель реагирует на все десять? Ясно. Он также управляет ИК— и УФ-лучами, чтобы одурачить мой компьютер!)

В следующий миг изображение сильно помутнело.

Только один Глубокозрящий был настоящим.

Уловка получилась особенно вероломной, потому что они двигались так же, как настоящий, и виртуальный образ создан также для того, чтобы скрыть расположение настоящего Глубокозрящего.

В уловке использовались высококачественные 3D-изображения и оптические помехи, чтобы обмануть прочие датчики. Принцесса определяла ситуацию снаружи посредством монитора, так что этот трюк оказал на неё тот же эффект, как некая секретная техника ниндзя.

И...

(О, нет. Я не могу оставаться на месте!)

Хоть она и должна была что-то срочно предпринять, нехватка данных, на основе которых можно принимать решения, ставила её в невыгодное положение.

Принцесса неистово взяла вправо, игнорируя мощную перегрузку, атаковавшую её тело, но выстрел из главной пушки Глубокозрящего сорвал одну из её рук. Лазерный луч, генерируемый комбинацией из восьми больших лучевых пушек, снёс пушечную руку Малыша Магнума словно сахарную фигурку.

Глава 6

— Чёрт. Он использует дифракционные волны, чтобы создавать 3D-изображения?! Этот принцип обычно применяется в коммерческих 3D-проекторах, но они модифицировали 3D без очков, чтобы оно работало с линзами Объекта! Раз он создаёт изображение из дифракционных волн в соответствии с количеством линз, используемых Объектом, можно было бы привести к искажению изображения, вырубив часть своих линз, но они могут запросто определить работающие линзы по мелким движениям и немедленно воссоздать соответствующий образ!

Одного прослушивания военной радиочастоты было достаточно, чтобы оценить всю сложность и глубину возникшей проблемы.

— Моё УФ- и ИК-наведение тоже сбито с толку!

— Используй радионаведение! Не полагайся на оптические данные! Определи истину с помощью радара!

— Радар сейчас вообще не работает как надо! Количество сигналов увеличивается!

— Проклятье. В широком смысле и оптика, и радар зависят от электромагнитных волн, и они разобрались со всеми ними разом?! И твой директивный микрофон с сонаром врежутся в стену воздуха, который молниеносно расширялся при каждом выстреле их пушки!

Слушая передачи на маленькой лодке, остановившейся к югу от зоны операции, Хейвиа, само собой, следил за боем Малыша Магнума... а потом ему стало дурно.

Он поднёс руки к поручням и сказал:

— Буэ... чёрт. Для неё это в самом деле выглядит как реалистичное 3D-изображение? Отсюда это похоже на искажённую ауру пробудившегося Ктулху.

— Как и обычные 3D-изображения, созданные с помощью дифракционных волн отдельно для правого и левого глаза, различные картинки попросту превращаются в кашу, если смотреть не с позиции принцессы. К тому же это не годится для невооружённого глаза. Он создаёт изображения всеми линзами, так что для людей типа нас это становится похоже на хаос.

— Элитник-идол Информационного альянса, которого я видел в Океании, был намного милее этого, чёрт бы его побрал!

— Я типа хочу посмотреть стриптиз на проекторе такого размера.

Однако Квенсеру и Хейвиа предстояло разобраться с более важными вопросами.

Они вошли в состав отдельной группы, которая сменила обычную военную униформу на чёрные водолазные костюмы. Остальные члены группы прыгали с маленькой лодки в воду один за другим.

Они нырнут под зону сражения двух Объектов и последуют за Олдником.

— Проклятье. Я знаю, что большая подлодка в момент обнаружилась бы Глубокозрящим, но лодка Олдника более чем в двадцати километрах отсюда. Это не то расстояние, которое должны плыть люди из плоти и крови.

— Ага, и нет ничего милого в том, чтобы пачка грязных извращенцев плавала по океану.

У Квенсера и Хейвиа на спинах были кислородные баллоны, а на ногах ласты. Однако этого явно не хватало, чтобы догнать Олдника. Для движения у них имелись акваскутеры. Говоря проще, они представляли собой что-то похожее на доски для плавания с прикреплёнными гигантскими моторами.

Используя электричество, группа где-то из десяти человек, включая Квенсера и Хейвиа, двинулась через море.

В мирное время можно было бы сполна насладиться дивным видом чистого голубого океана с тропической рыбой, высовывающейся из промежутков в кораллах, но сейчас у них на такое не было времени.

Даже с электрическим движением длительное нахождение под водой оказывало сильное влияние на их чувство времени.

Они не могли видеть свою цель, и лишь компасы убеждали их, что они двигаются в верном направлении.

К тому же это вовсе не походило на отдых в колыбели. Явный риск смерти давил на их спины всё это время. Тишина, что они испытывали, словно грозилась свести их с ума, если это продлится ещё хоть сколько-нибудь.

Тем временем над ними время от времени проплывали гигантские тени, блокирующие солнечный свет.

Не нужно уточнять, что это были Объекты. Поскольку Глубокозрящий для пропульсии использовал нагнетатель воздуха и располагал стабилизирующими якорями, своим движением он тревожил лишь поверхность воды, но всё равно вокруг их корпусов концентрировалось резко волнение. Наводные бомбардировки также приводили к небольшим вибрациям, распространяющимся по всей толще океана.

И...

— Дерьмо! К принцессе присобачены те поплавки для морского боя и якоря?! Она баламутит воду как ненормальная!

— Продолжать! Если повернём назад, наша судьба будет ничем не лучше судьбы куклы, которую смыло в отстойник!

Квенсер с остальными продолжал свою отчаянную погоню за Олдником, хотя их союзник грозился убить скорее их, а не врага.

Глубокозрящий не мог достать до людей под водой, потому что он являлся Объектов Второго поколения, специализировавшимся на сражении с другими Объектами.

— Прошу тебя. Не выстреливай никаких шальных пуль в нашу сторону. Если вода вокруг нас внезапно закипит, нам будет некуда отступать.

— Эти колыхания воды ведь не уничтожат кислородные баллоны и двигатели акваскутеров?

Внезапно Глубокозрящий выстрелил из главной пушки, проходя над ними.

Вообще, лазерный свет нельзя было заметить невооружённым взглядом со стороны. Однако он зажарил пыль и влагу в воздухе, и это не было тем, на что можно смотреть непосредственно своими глазами.

По этой причине Квенсер и остальные опустили головы и уставились в океанские глубины, как во время заплыва на скорость.

Но в их глаза всё равно ударил ослепительный свет.

— Гяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяя?!

Квенсер выпустил бессмысленный крик, почувствовав острую боль, словно его глаза и даже череп оказались пронзёнными насквозь.

Он позабыл где верх, где и низ.

Не имело значения, смотрел он прямо на него или нет. Даже рассеянного света хватало для того, чтобы человек из плоти и крови лишился чувств.

— Квенсер... Не отпускай акваскутер! Сосредоточься на нём! — закричал Хейвиа.

Квенсер крепче вцепился в акваскутер, словно карабкался на него, и его онемевшая голова наконец начала восстанавливать чувство тяжести.

— Чёрт. Мы всего в ста метрах. Это слишком близко для монстра с такой мощной лазерной технологией.

— Если ты способен видеть, помоги мне с другими. Некоторые олени смотрели прямо на поверхность. Их кислородные баллоны при них, так что они не утонут так быстро, но нам всё равно нужно им помочь.

Призванный Хейвиа Квенсер схватил за руку девушку средних лет, которая начала опускаться на дно океана. Должно быть, она испытывала боль, поскольку кричала, но Квенсер уже вырубил личный канал на своей рации. Его прослушивание не приведёт ни к чему хорошему.

А сражение между Малышом Магнумом и Глубокозрящим на поверхности воды продолжалось.

— Я не хотел бы снова испытать на себе такой ядрёный побочный эффект от их боя. Если мы просто сможем уйти подальше, негативный эффект от их оптического оружия ослабнет. Нам нужно убраться из этого района как можно быстрее.

Квенсер и остальная группа каким-то образом смогли уйти из зоны напряжённого боя, трясясь при этом от страха.

Однако даже тогда они не поднялись на поверхность. Они не собирались недооценивать датчики Объекта. По крайней мере им нужно было уйти на достаточное расстояние, чтобы Объект не обратил на них внимание, сфокусировавшись на принцессе.

— Гляди, Хейвиа. Это ведь лодка Олдника!

— Зараза. Он уже довольно близко к подлодке!

Парочка посчитала, что уже ушла на приличное расстояние, и поднялась на поверхность океана.

Они сняли водолазные очки и убрали ото ртов кислородные шланги, но люк на подлодке уже открыли, и из него высунулась голова кого-то из экипажа. Старый, белый человек спрыгнул со своего дорогого на вид катера, но приземление у него вышло неудачным. Однако он смог забраться в подлодку за миг до того, как волны его смыли.

— Конечная цель наконец в пределах видимости!

— Давай покончим с этим, устроив холл-ин-ван[✱]Здесь идёт речь про «холл-ин-ван» — термин из гольфа, означающий забивание мяча в лунку с одного удара..

Но дистанция была слишком большой.

Подлодка находилась где-то в 1500 метрах.

— Чёрт, я не могу застрелить его из винтовки с такого расстояния!

— Хейвиа, как насчёт противотанковой ракетницы?!

— Я думал об этом. Холл-ин-ван может оказаться жёсткой затеей, но я могу попробовать альбатрос[✱]«Альбатрос» — тоже термин из гольфа, означает попадание в лунку за число ударов, меньшее максимально допустимого значения (па´ра) на три..

— А разве альбатрос не сложнее?

— Ага, но люди больше тащатся от одиночного удара.

Пока они говорили, Хейвиа вытащил большую трубу, что находилась в прозрачном пластиковом пакете, замотанном клейкой лентой. Он разорвал упаковку и отбросил её в сторону. Оружие этого типа не шибко пострадало от небольшого количества воды, но всё могло измениться, если вода попадёт в компьютер наведения или канал для воспламеняющегося материала. По крайней мере не будет лишним не давать воде попасть внутрь.

Хейвиа водрузил трубчатую ракетницу себе на плечо, бултыхаясь в воде.

— Вот дерьмо! С этими волнами я не могу как следует прицелиться! Квенсер, держи меня на месте!

— Нет! Я не хочу обнимать парня в этом голубом море!

— Я тоже не хочу такого! Но раз этот надоедливый кардинал добрался до люка подлодки, мы скорее сыграем ниже пара, чем в альбатрос[✱]И опять термин из гольфа. Сыграть ниже пара — превысить допустимое число ударов.! Наша сисястая командирша опять завалит нас нотациями! Если не хочешь этого, помоги мне!

Квенсер серьёзно задумался о том, что скорее уж ботинки этой красавицы вопьются в него, но эта ситуация требовала определённой жертвы. Поскольку за спиной Хейвиа его прихлопнет отдачей ракетницы, он стал придерживать Хейвиа сбоку.

— Поехали! Держи крепче, чтобы меня точно не снесло!

— Валяй уже! ...О, боже. Я должен как-то пригласить принцессу поплавать, чтобы стереть эти воспоминания.

С грохотом сжатого воздуха, ищущего выхода, взрывной снаряд полетел к субмарине.

Подлодку спроектировали так, чтобы выдерживать экстремальное водное давление, так что нечто подобное едва ли могло потопить её.

Однако они совершили ошибку, открыв люк для приёма Олдника.

Когда член экипажа увидел снаряд, он неистово попытался закрыть люк, но снаряд врезался в стенку прям под люком, прежде чем он успел. Вместе с грохотом разлетелась ударная волна, но металлический люк выдержал взрыв. Однако мощный толчок захлопнул люк, хотя член экипажа всё ещё высовывал туловище наружу.

Хейвиа слега вздрогнул, увидав в прицеле, как человеческое тело «раскусили». Тем не менее ему не хватало совести, чтобы сожалеть о своих действиях.

— Мне везёт! Я попал с первого удара! Хейвиа, гениальный, красивый и богатый аристократ, просто слишком потрясающий! Похоже, этого ублюдка Олдника отбросило. Он упал в океан.

— Подлодка уплывает.

— Должно быть, они решили, что оно того не стоит, околачиваться тут. ...Будь проклят тот старик! Удачливый засранец ещё двигается! Даже не думайте критиковать меня, гениального, красивого и богатого аристократа!

— Полагаю, надеяться на альбатрос было уже слишком. Надеюсь, мы сможем сыграть хотя бы в пар[✱]То число ударов, за которые игрок должен проходить лунку в гольфе..

Олдник махал подлодке в надежде, что та спасёт его, но чёрный корабль не показывал ни малейшей заинтересованности в этом.

Кардинал недолго продолжал махать, но наконец сдался. Затем он отчаянно задвигал руками и ногами, чтобы отправиться в противоположном направлении.

— Что теперь? Он решил просто поплавать от отчаяния?

— Нет, разве к северу отсюда не находится океаническая станция по добыче ценных металлов, финансируемая Легитимным королевством? На ней используются разнообразные фильтры, чтобы вытягивать и накапливать вольфрам, растворённый в морской воде.

— Дело плохо... дело плохо! Это место похоже на бункер! И если сражение затронет его, наша сисястая командирша совсем взорвётся!

— Хейвиа, можешь прицелиться ракетой прямо по старику?

— Я не могу перезарядиться в воде. — Хейвиа вновь нацепил очки и кислородный баллон, а потом схватился за акваскутер. — Жизнь — не настолько простая штука. Наш единственный выход — это подобраться к нему ближе и пристрелить обычными пулями.

— Полагаю, это всё же лучше, чем вражеский Объект, дышащий в затылок. Вытащить его из бункера будет не так-то просто, но мы ещё можем сыграть в игл[✱]Забивание мяча при количестве ударов на три меньше пара..

Глава 7

Флорейция трещала зубами в своей офицерской комнате.

Руководство надеялось разобраться с Ройбелзом Олдником точно так же, как разобрались с Гиеной, но в итоге вещи завертелись совершенно иначе. У неё не было идей, как старику удалось такое провернуть, но после вмешательства Глубокозрящего Корпораций капиталистов проблема переросла в войну.

В довершение всего Глубокозрящий обладал особым слепящим оружием, которое сочеталось со способностью к уклонению.

Он создал множество собственных копий.

Он создавал изображения с помощью дифракционных волн и использовал оптические помехи, чтобы обманывать разнообразные датчики наведения.

Флорейция и прочие на базе постоянно получали информацию по Объекту, так что они понимали, что видела принцесса.

Флорейция вышла на связь с отделом электронного симулирования, пытаясь обдумать контрмеры.

— Вам известно, как работает это ослепляющее оружие?!

— Он свободно может излучать семьдесят типов световых волн разом и менять по собственной нужде их длину! При одновременной отправке волн разной длины в одну точку обычные и дифракционные волны сходятся вместе и образуют изображение, которые выглядит трёхмерным. В то же время он создаёт помехи для УФ-, ИК- и прочих датчиков, чтобы сбить наводку с помощью радара и всего подобного! — объяснял оператор из отдела электронного симулирования. — Угол излучения и дистанция неизвестны! Но с достаточной дистанцией диффузия световых волн приведёт к взаимным помехам, так что она должна составлять не более нескольких километров! — Оператор практически кричал. — К тому же обычное 3D-изображение совмещает запись для правого и левого глаза, но этот использует достаточно изображений для целой кучи линз, установленных на Малыше Магнуме, и регулируется дифракционными лучами. Умышленное отключение части линз должно привести к неполадкам в изображении. Это можно было бы использовать для определения настоящего, но...

— Они способны моментально определить, какие линзы активные, по их мелким движениям и воссоздать новый образ, так?

— Время, за которое это происходит, уменьшается! Если параметры 3D-изображения продолжат изменяться таким же образом, даже эта зацепка может исчезнуть!

Пока что принцессу не удалось полностью одурачить. Частично это было связано с тем фактом, что она никогда бы не поверила, что единственный Объект внезапно превращается в добрый десяток Объектов. Принцесса всматривалась в поддельные данные и продолжала бой.

Но...

— С одним процентом сомнения перестаёшь верить в оставшиеся девяносто девять, — прокомментировала Флорейция.

— Фальшивые образы являются очевидно фальшивыми на какой-то момент, но если фальшивый образ, что всё сложнее отличить от настоящего, смешивается с остальными и она привыкает к ним, повышается риск того, что принцесса потеряет бдительность!

И время, проведённое среди фальшивых образов, длится дальше.

Способность различать фальшивку очень важна, но если слишком долго всматриваться в эту фальшивку, это само по себе станет проблемой.

— В данный момент она едва способна заранее предпринимать действия, потому что она знает про вмешательство в работу её датчиков, но если она не поспеет вовремя, она получит прямой удар...

Ослепляющее оружие проявляет мощнейший эффект в пределах нескольких километров. В таком случае принцесса могла бы избежать опасности, отойдя чуть дальше такого расстояния и начав оттуда обстрел.

Но...

(Нет. Первые выстрелы с расстояния десять километров были с лёгкостью отклонены в сторону. Пять километров — лучшее расстояние для принцессы, чтобы победить Глубокозрящего. К тому же я сомневаюсь, что Глубокозрящий даст ей уйти. Если она попытается, он предпримет всё возможное, чтобы остановить её.)

— Что если мы соединим камеры пехоты и спутников, чтобы дать Объекту различные точки обзора?! — предложил оператор.

— У них будет небольшая задержка и определённый уровень шума. Она не сможет вести скоростной бой, полагаясь на это!

У них не осталось вариантов.

Дело было не в агрессивной пушке или непробиваемой броне. Неприятное положение 37-го Мобильного батальона техобслуживания вызвано совсем другим.

Но потом...

— ?..

Флорейция нахмурилась.

Глубокозрящему следовало сокращать расстояние и вести непрекращающийся огонь, но он всего лишь торчал на месте и изредка стрелял. Он явно упускал возможность. И вообще, он двигался назад от принцессы каждый раз, когда выпадал шанс.

Его действия выглядели совершенно бессмысленными.

(Что? Почему он не пользуется преимуществом и начинает отступать?..)

Что скрывалось за Глубокозрящим?

Что находилось на севере?

Что находится за полем боя?

Глава 8

Хоть он и финансировался Легитимным королевством, округ Соломоновы острова долгое время считался бесцветной зоной в связи с неразберихой из-за тирании военной державы Океании. Другими словами, он не охранялся специально выделенным Объектом. Объект был отправлен на станцию по добыче ценных металлов в период политического неспокойствия, но у него не имелось здесь подразделения для его защиты.

Вот куда добрался Ройбелз Олдник в конце своего заплыва.

Станция сама по себе походила на культивационный объект. Вся фабрика плавала в океане. Более чем на 80% она была собрана из десятиметровых квадратных блоков. Блоки были сделаны из армированного пластика, и они плавали на многочисленных цилиндрах, прикреплённых к ним. Внутри блоков имелись сотни фильтров, свисающих в океан. Эти фильтры собирают вольфрам, растворённый в морской воде.

— Кхе... кхе!!! Кхе кхе!

Олдник нарисовался на одном из блоков на внешней стороне станции.

Человек, работающий на объекте, колебался между тем, чтобы помочь ему или доложить про него, но он не смог выпустить даже крика, когда Олдник навёл на него пистолет.

— У вас тут есть вертолёт? — спросил старик с налитыми кровью глазами. — Или моторная лодка. Подойдёт что угодно. У вас есть хоть какой-нибудь транспорт?! Мне надобно отчалить отсюда как можно скорее. Это бесцветная зона. Если я уйду от них здесь...

Внезапный оглушительный выстрел прервал мысли Олдника.

В одном из цилиндров, поддерживающем ближайший блок на плаву, появилось пулевое отверстие.

В пятистах метрах в океане закричал Квенсер:

— Ну ты и лошара, Хейвиа!

— Я не могу закрепиться или нормально прицелиться, барахтаясь в воде, проклятье!

Их цель, похоже, решила выстрелить в рабочего, оказавшегося на пути.

Квенсер вытащил немного Топора из сумки на спине и закричал во всё горло.

— Прыгай!

Рабочий сразу нырнул головой вперёд в середину одного из блоков, но Олдник всё равно собирался выстрелить по воде, куда он прыгнул.

Воткнув электрический взрыватель, Квенсер метнул Топор в сторону старика.

Как сказал Хейвиа, он не мог закрепиться на воде. Он попытался бросить его по длинной дуге, но взрывчатка не преодолела даже пятьдесят метров.

Но он всё равно нажал кнопку на рации.

Прогремел звучный взрыв, и Олдник припал к земле, хотя и находился на приличном расстоянии от эпицентра.

Однако это с самого начала должно было послужить психологической атакой.

Олдник не казался тем человеком, который привык нарезать круги на поле боя. У него не было понятия, какая зона поражения у взрывчатки, и с виду он решил в панике убежать, испытав малейшую боль на коже или ушах от ударной волны.

Он бросил взгляд на двух парней и несколько раз выстрелил по ним из пистолета (понимая, что не попадёт с такого расстояния), а потом запрыгал с одного блока на другой. Поскольку в этом месте не найти укрытия, он почувствовал необходимость сделать некоторые приготовления, прежде чем начнётся настоящая перестрелка.

На 80% станция состояла из блоков, но остальные 20% отличались.

— Когда заберёмся на сушу, это будет самой опасной частью. Даже если у него всего лишь пистолет, мы покойники, если он прицелится по нам, когда мы совсем беззащитные.

— У нас есть кислородные баллоны и акваскутеры. Давай нырнём и прикроемся океаном, как щитом.

Квенсер и Хейвиа бесшумно передвигались сквозь воду. Внешняя часть блоков была сделана из тонких кусков сетки шириной метр и длиной несколько десятков. Все блоки были выстроены в виде батареи, и эти сетки, тянувшиеся вниз, выглядели как прямоугольные столбы. Они шли вниз по прямой несмотря на волны, так что снизу на них должен иметься некий груз.

(Поразительно. Вся эта блестящая масса, похожая на алюминиевую фольгу, это вольфрам? Похоже, хватило бы одного такого фильтра, чтобы наделать производственного оборудования для небольшого автомобильного завода.)

(Хе. Слепит почти так же, как моё сексуальное лицо.)

(Блин, я хочу прихватить домой сувенирчик.)

Тем временем Олдник промчался по внешнему проходу и зашёл в стальную фабрику. Даже эта фабрика была построена на большом поплавке, который часто используется в наводных аэропортах.

(Мои шансы в прямом столкновении не очень хороши.)

Бывший кардинал пришёл к такому выводу.

В конце концов, он противостоял профессиональному военному подразделению, за которым стояла мировая держава. У них имелось лучшее оснащение и достаточно боеприпасов. Промокший до нитки старик с единственным пистолетом едва ли мог бросить им вызов.

И его бросила подлодка.

Как кардинал, он по идее должен быть символом святости и справедливости, следовательно что-то пошло не так с того момента, когда он расставил руки в отчаянной попытке ухватиться за любую возможность бежать.

(Я завсе был прав. Я завсе был на правой стороне.)

Но при этом он обменялся рукопожатием с Гиеной, группировкой, которая не брезговала атаками по гражданскому конвою и объектам, перераспределяющим груз.

(Если бы ни грана не предприняли с экспансией Греческой державы, Христианская церковь потеряла бы эти земли, ресурсы, людей и культуру, одно за другим. Я восстал, дабы защитить эти блага.)

Чтобы сбежать от Валькирии, он наплёл Корпорациям капиталистов, что Легитимное королевство сговорилось с Валькирией и готово развязать настоящую войну в южных водах.

(Мои деяния засверкают бриллиантом в истории Организации веры! Каждый будет воздавать мне хвалу и боготворить моё имя! Вот как должно получиться. Всё прочее — вздор! Да, полный вздор! Несправедливость! Никто не зрит на это должно!)

Однако Олдника бросила подлодка союзников, он целился из пистолета в гражданского работника этой станции и бежал по морю во имя спасения собственной шкуры.

Но старик делал что угодно, лишь бы отвести взор от душераздирающей реальности.

Его надежды ещё не разбились полностью.

У него до сих пор имелся козырь. Пока он обладал им, Объект капиталистов был на его стороне.

Олдник добрался до оборудования, судя по всему отвечающего за регулировку вертолётного трафика. Он установил на большой рации частоту, чтобы связаться с армией Корпораций капиталистов.

Разумеется, он использовал гражданскую технику, которая не могла зашифровать сигнал, потому Квенсер и Хейвиа могли с лёгкостью перехватить сообщение.

Двое парней узнали голос, пришедший в ответ.

В нём слышался налёт годов, но также и твёрдая дисциплина.

Он принадлежал командиру, с которым они столкнулись в округе Луайоте.

— Кардинал Олдник. Не используйте это устройство. Наши переговоры должны быть правильно зашифрованы. Мы выдали вам рацию, чтобы выходить с нами на связь.

— Если бы я мог её использовать, разве пошёл бы я этим окольным путём?!

Квенсер и Хейвиа уже появились внизу станции. Теперь они искали место, где можно безопасно выбраться из воды.

— Вышлите сюда как можно быстрее Объект! Я думал, вы намеревались предотвратить любое преследование со стороны Легитимного королевства! Как они смогли прорваться? И ещё...

— Вы желаете узнать, почему та станция, где вы сейчас, до сих пор не уничтожена, кардинал? Не все операции идут в точном соответствии с планом. В данный момент мы работаем, чтобы выполнить свою часть договора.

Квенсер и Хейвиа обменялись подводными взглядами.

Это заявление звучало так, словно уничтожение этой станции изначально входило в его план.

— Послушайте. — Будучи слишком взволнованным, чтобы даже помыслить о том, что его промокшее тело ставило его в опасное положение умереть от разряда тока, Ройбелз Олдник закричал в микрофон рации почти истеричным голосом. — Если я здесь умру, вы не получите то, за чем пришли. Не забывайте об этом!

— А вы не забывайте, что одного только знания метода вам не хватит для производства. Имейте в виду, что никто не предоставит вам лучших условий, чем мы.

Определив точку для высадки, Хейвиа отцепил прицел от винтовки и высунул его из воды на манер перископа, чтобы проверить наличие стражников.

Слушая радио, Квенсер пробормотал: «Платина».

— Ты о чём?

— Олдник сперва связался с Гиеной. Они воровали платину, произведённую в Океании. А теперь он метит по станции по добыче вольфрама. Мне на ум приходит только одна причина. — Квенсер вроде заколебался, прежде чем продолжить. — Я слышал о проекте, в рамках которого пытаются создать атомы платины искусственным соединением атомов углерода и вольфрама. Он называется Сокровищем электронной[✱]В данном случае электрон — это сплав. математики. Это техника, при которой атом с нестабильным числом электронов стабилизируется с помощью комбинирования с другим атомом. Пожилая леди говорила, что исследования движутся в сторону промышленного производства платины, и я изучил информацию в армейской базе данных.

В общем, это была технология для создания чрезвычайно ценной платины из двух совершенно разных атомов.

— Вольфрам классифицирован как редкий земельный металл, но при этом он не так ценен, как платина.

— Пока они создают как можно больше искусственной платины, они также хотят накрутить на неё цены, уничтожив все прочие способы её производства. Уничтожение вольфрамовой станции, судя по всему, служит тому, чтобы не дать другим воспользоваться тем же методом.

Отправляя сигнал с контрольного оборудования, Олдник начал звучно трещать зубами. Затем он пересёк последнюю, тонкую красную линию, очерчивающую его жизнь.

Это была связь, основанная исключительно на деньгах.

Старик знал, насколько это рискованно.

Однако никакая другая карта не сгодится, когда имеешь дело с армией Корпораций капиталистов.

— Как только система производства платины заработает, я сызнова ступлю на главную сцену. Единственный Объект стоит более пяти миллиардов долларов, но это означает, что собравший столько денег может развязать войну. Я вырву свои земли из лап Греческой державы.

— Вы настолько сильно хотите реванша? Я думал, церковный совет ещё не пришёл к определённому решению, нарушает ли этот метод производства божий промысел или нет. Я думал, это создаст угрозу загрязнить этот мир, созданный богом.

В большинстве религий верят, что бог или создал мир, или значительно повлиял на его развитие, и потому любые материалы могут существовать лишь по велению бога.

В таком случае приемлемо ли для людей создавать материалы, не существующие в естественной среде?

Не выльется ли это в то, что в созданный богом мир попадёт нечто нечестивое?

Многие шептались об этой проблеме, но центральная власть Организации веры не выступала против таких вещей, как пластмасса.

Создание воды из кислорода и водорода — это не более чем перераспределение ресурсов мира, что создал бог. Центральная власть посчитала это ничем иным, как продолжением мира, созданного богом, следовательно, это не нарушало его промысел.

— Но эта логика не применима к Сокровищу электронной математики. Вместо комбинирования атомов для создания молекулы, проводится манипуляция над числом электронов между атомами, чтобы создать другой атом при их комбинировании. Это отличается от простого применения атомов как строительных блоков.

И это была не единственная проблема.

Созданный атом не являлся неким совершенно новым материалом. Ключевым фактом было то, что создавалась и так существующая платина.

— Хоть этот материал и создаётся комбинированием атомов вольфрама и углерода, он совершенно такой же, как атом природной платины. Этот чуждый атом вовсе не отличим от настоящего. Дело не только в том, что в созданный богом мир привносится искусственный материал, сколько в том, что это искусственное вещество точно соответствует натуральному. Это могло настроить церковь на ещё большую неприязнь к этому, чем к созданию какой-нибудь новой пагубной субстанции.

Это отличалось от искусственного воссоздания естественных условий для создания искусственных алмазов из карбоната.

В этом случае дело касалось двух атомов, отличных от платины, из которых создаётся один атом платины.

Это было не просто создание иной формы платины, что само по себе считается богохульным.

Богохульным считалось выставление на показ уязвимости универсальной системы атомов и молекул.

Однако Олдник ответил без промедления.

Мгновенный ответ выглядел так, словно он заботился больше о собственной выгоде, нежели исходил из глубокой убеждённости.

— Я истребую землю, авуары и людей, что дерзко отобрали у меня. Нет должной причины поносить меня за это.

— Даже если у вас есть деньги, существует множество других препятствий для производства Объекта.

— Невелика беда, если в итоге я не достигну своей цели в виде Объекта. Вам известно, что в Организации веры котировки фиксированы? С целью разобраться с котировками на мировом рынке в обиход стали входить транзакции с использованием алмазов и платины вместо нашей собственной валюты.

— Да, но экономические аналитики назвали это окольным методом решения проблемы.

— Первичные котировки Греции завязаны на платине. Если её стоимость обвалится, их культура низвергнется в хаос. Моё истинное желание состоит в том, чтобы лично отправить туда Объект, но это необязательно должен быть я, кто выполнит эту роль. — Ройбелз Олдник показал хитроумную улыбку. — Они расширяют своё влияние силовыми методами. Этим они заслужили всеобщее презрение. Как только их рост замедлится по причине хаоса из-за цен на платину, другие разорвут их на части.

Квенсер и Хейвиа приближались к станции по морю, оставаясь в слепой зоне того старика.

Они повторно проверили место и ухватились за край гигантского поплавка, но потом прогремел оглушительный выстрел.

Край поплавка немного надломился.

Двое парней неистово отпрянули и вновь спрятались в океане.

— Что за чёрт?! Это не Олдник! Выстрел пришёл с другого направления!

Они не могли видеть далеко сквозь качающуюся поверхность океана. Однако стоит высунуть головы наружу, как повысится риск схлопотать пулю.

Пуля разорвала на части поверхность океана и прошла мимо Квенсера и Хейвиа, протащив за собой что-то похожее на копьё, состоящее из воздушных пузырей.

— Похоже, они не знают точно, где мы. — Квенсер и Хейвиа отплыли от того места, обдумывая дальнейшие действия. — Появились какие-то камрады Олдника?

— Или капиталисты выслали своих наседок?

Хейвиа подплыл к самой поверхности и высунул из воды один только прицел винтовки.

Используя его как перископ, он проверил обстановку.

— Дела плохи. Я не думаю, что это солдаты Корпораций капиталистов.

— Ты о чём?

— Это Валькирия. Один из элитных бойцов Организации веры прицепился к блоку!

Квенсер подплыл к Хейвиа и взял у него прицел.

Он посмотрел сам.

Яснее ясного, какие-то женщины в знакомой униформе были там. Валькирии не бегали по блокам. Они целились из своих винтовок малой дальности, разместив локти на блоках для стабильности.

— Похоже, они, как и мы, поняли, что тут в самом деле негде прятаться.

Недалеко от них из воды торчала небольшая подлодка.

Квенсер вернул прицел Хейвиа.

— Но почему здесь Валькирия? Раз они тоже из Организации веры, это связано с Олдником?

— Если так, то это ещё хуже, чем столкнуться с какими-нибудь солдатами Корпораций. Но если подумать...

Хейвиа заткнулся от новых выстрелов.

Два парня нырнули глубже, но пули направлялись не к ним.

— Что? Они целятся в других наших товарищей?

— Нет, вовсе нет... Они стреляют по гигантскому поплавку, по которому бежал Олдник!

— Зачем?!

— Это их обычная работа. Валькирия — это глобальная карательная группа, которая ликвидирует любого «врага господа», нарушившего религиозные правила. Они целятся в Олдника от имени Организации веры! — Хейвиа вернул прицел на винтовку и проверил его исправность. — Но мы не можем признать врага нашего врага нашим другом. Валькирия преследует ту же цель, что и мы. Такими темпами нам не избежать распри!

Они нацелены на одного человека, но любой спор между ними может предоставить Олднику шанс для побега. И всякое потерянное время предоставит больше времени солдатам Корпораций капиталистов.

— … — Квенсер немного призадумался. — Хейвиа, дай мне винтовку.

— Что? Ты никогда не проходил стрелковую тренировку. И что, чёрт побери, ты собираешься с ней делать?! Ты думаешь, они не могут попасть по нам с такого расстояния, потому что у них винтовки малой дальности? С их-то навыками они могут запросто подстрелить нас!

— Нет, не это. — Квенсер тряхнул головой. — Я знаю способ более действенный, чем пули.

Когда он рассказал Хейвиа, в чём заключался этот способ, Хейвиа выразил протест, как и ожидал от него Квенсер.

— Это безумие. Я уже говорил тебе, враг нашего врага нам не друг! Мы преследуем одну цель, так что...

— Просто оставь это мне. — Квенсер понимал, что это приведёт содержимое в негодность, но он открыл комплект для выживания под водой. — Как и со всем прочим, это зависит от того, как ты это делаешь. Так что просто отдай мне винтовку, Хейвиа.

Глава 9

Член Валькирии Сараса Глимшифтер цокнула языком, цепляясь за вольфрамовую станцию и отдавая приказы небольшому числу подчинённых.

(Я никак не ожидала пересечься с Легитимном королевством в таком месте.)

Бездумные заявления Ройбелза Олдника были такими же, как и всегда, но в неё закралось подозрение, что он умышленно втянул в это дело Легитимное королевство ради собственного побега от Валькирии.

Он не дал им поставить себе шах и мат, заведомо развязав конфликт между Легитимным королевством и Организацией веры таким образом, чтобы обеспечить себе побег куда-нибудь в безопасное место.

Обычно, получить врага в виде Объекта означало самоубийство, но он ещё мог чудом избежать этого, если Корпорации капиталистов устранят его.

(Нас вызвали, потому что его нахальные идеи достигли того уровня, когда стали нарушать наши религиозные правила. Но наша аргументация ничего не значит для Легитимного королевства. Мы не сможем избежать конфликта.)

— Мария, Рэйчел. — Сараса давала инструкции своим подчинённым по рации. — Мы должны быстро с ними покончить. Приготовьте 50-миллиметровый миномёт. Я специально буду стрелять мимо. Раз им известно, что мы используем винтовки малой дальности, они посчитают, что мы не сможем попасть по ним с такого расстояния, и потеряют бдительность. Выстрелите по ним, как только они высунут головы из воды.

— Поняла. Мы можем держать миномёт в одной руке, так что установка не займёт много времени.

— Если мы быстро с этим не уладим и не уберёмся отсюда, может кончиться тем, что нам на хвост сядет Объект.

Увидев, как Мария и Рэйчел нырнули под воду, Сараса снова заглянула в оптический прицел.

Тогда она увидела нечто странное, торчащее из воды.

Это была стандартная штурмовая винтовка Легитимного королевства.

Она бы поняла, если бы торчал один ствол, но отчего-то виднелся и приклад, приставленный к плечу. При этом на приклад намотали какую-то белую ткань. Она никак не могла этого знать, но ткань вытащили из комплекта для выживания. Ткань сгодилась бы в качестве повязки на рану, перевязи для сломанной руки или для фиксации растянутой лодыжки.

(Это якобы белый флаг?)

Сараса нахмурилась, поскольку не могла определить смысл их действий.

Когда она вновь посмотрела на торчащую из воды винтовку, она заметила на белой ткани надпись, сделанную перманентным маркером.

Там было нескольких цифр.

Она задумалась на секунду и вытащила рацию.

— Что всё это значит? Вы пытаетесь определить моё местоположение по сигналу?

— Слава богу, что вы такие любопытные.

Когда она настроила частоту, она услышала голос, который явно не принадлежал никому из её отряда. Начать с того, что это был мужчина.

Похоже, голос принадлежал солдату Легитимного королевства.

— Мы тоже преследуем Ройбелза Олдника. Однако только один из нас может убить его. Эта проблема может перерасти в ненужную перестрелку, что даст Олднику шанс убежать. ...Я правильно считаю, что вы видите это так же?

— Похоже, ты не дурак. — Сараса натянуто улыбнулась. — Полагаю, ты не думаешь, что враг твоего врага — твой друг. Валькирия устранит любых врагов господа, неважно кого. У нас нет никакого намерения отдавать вам его голову. Мне не по душе, что он всё это заварил, но нам не избежать конфликта.

— Можете забирать его голову, — немедленно ответил солдат Легитимного королевства. — Нам лишь нужен образец ДНК. Как только Олдник умрёт, мы дадим вам немного времени. Можете отрезать ему голову, но оставьте остальное нам. Мы его заберём.

— ...

Сараса немного задумалась.

— Я классифицирую это как официальное заявление. Если вы предпримите что-то против наших интересов, мы официально зарегистрируем вас и ваше подразделение как врагов господа. Если хоть одна шальная пуля попадёт по мне или моим подчинённым, Организация веры будет преследовать вас вечно.

— Лады. — Понимал ли он, что означало обещание Валькирии, или нет, но солдат Легитимного королевства не колебался. — Наш приказ состоит лишь в том, чтобы подтвердить смерть Олдника. В отличие от вас, нам не обязательно самим убивать его. К тому же я не собираюсь попадать в ловушку нашего врага и ввязываться в бессмысленную перестрелку в эту эпоху чистого поля боя. Чем меньше в итоге трупов, тем лучше.

Глава 10

Валькирия Организации веры целилась в гигантский поплавок и непрерывно вела огонь из снайперских винтовок малой дальности. Они не использовали полностью автоматический режим, но не с целью повысить точность. Они хотели вести постоянный огонь и при этом снизить расход боеприпасов.

Как было видно из того факта, что они не сильно заботились о точности, Валькирия не пыталась попасть по удалённой цели.

Они прикрывали Квенсера и Хейвиа, которые выбрались из воды и залезли на гигантский поплавок.

Они не давали Олднику выглянуть из укрытия, чтобы обезопасить двух парней в этот опасный момент.

— Дерьмо! Они стреляют довольно напористо! Ты уверен, что это огонь для прикрытия? Они ведь не воспользуются этим шансом, чтобы убить нас?!

— Они не могут прицелиться достаточно точно с такого расстояния с их винтовками малой дальности. Конечно, это мало обнадёживает, даже когда они не целятся специально по нам.

Квенсер и Хейвиа забрались на гигантскую плавучую станцию и направились к контрольному оборудованию, держась ближе к земле. Квенсер вытащил глиноподобную бомбу, закрепил её в центре металлической двери, ведущей внутрь станции, и воткнул электрический взрыватель.

Вот тогда Олдник заметил их.

Он навёл пистолет на дверь и выстрелил несколько раз.

Квенсер и Хейвиа неистово отпрыгнули в сторону.

— Дерьмо! Уходим от двери, Квенсер! Ты можешь отбросить её взрывом в другую сторону!

— Надеюсь, это убьёт его!

Оставаясь на земле, Квенсер нажал кнопку на рации.

Со взрывом стальная дверь слетела с петель и улетела внутрь. Она не попала прямо по Олднику, но ударная волна, похоже, зацепила его. Они увидели, как его сильно отбросило к коммуникационному оборудованию.

Хейвиа выстрелил из винтовки в дверной проём без двери, и от нескольких устройств внутри полетели искры. Но Олдник задвигал шатающимися ногами и побежал к лестничному пролёту, ведущему глубже на станцию.

— Живучий засранец! — прокричал Хейвиа, побежав к лестнице за Олдником.

Прозвучала серия выстрелов.

Они шли не от винтовки Хейвиа; они шли от пистолета Олдника.

Когда Хейвиа пришёл на второй этаж, он прижался к углу прохода. Олдник периодически стрелял и пистолета, потому Хейвиа не мог беззаботно высунуть голову. Когда он осмотрелся из-за угла несмотря на опасность, он увидел, что старик повалил всю мебель вдоль стены прохода, устроив простую баррикаду.

— Ну что за головняк. — Хейвиа поднёс микрофон рации ко рту. — Квенсер. Слышь, Квенсер! Дай мне один взрыватель! Бросай его сюда!

— Зачем? И как насчёт взрывчатки?

— Просто брось его на лестницу! — прокричал Хейвиа.

Квенсер сделал, как ему сказали, и бросил снизу на лестницу взрыватель, похожий на ручку. Хейвиа присел, чтобы подобрать с пола взрыватель, и вытащил запасной снаряд для портативной противотанковой ракетницы. Затем он воткнул конец взрывателя в боковой коннектор.

Теперь он мог взорвать его удалённо.

— Сдохни наконец, сука!

Избегая выстрелов Олдника, Хейвиа высунул из-за угла одну только руку и метнул взрывчатку.

Хейвиа сразу навалился спиной на стену и большим пальцем отодвинул панель с кнопки на своей рации.

Он мог взорвать её в любой момент.

Даже если Олдник выживет, баррикада между ними разлетится на части. Хейвиа смог бы запросто покочить с врагом, пока движения того будут замедлены в следствие шока.

Когда Хейвиа уже собрался нажать на кнопку...

— Стой! Стой!

С дальней части прохода внезапно послышался голос старика.

Хейвиа не мог выглянуть из-за угла. Он не хотел бы схлопотать пулю меж глаз.

— Я могу предоставить вам информацию по Объекту Корпораций капиталистов! — сказал Олдник. — Вы ведь не из Валькирии?! Тогда вы должны быть из Легитимного королевства. Ведь вы желаете информации по Объекту Корпораций, с которым ратоборствуете?!

— Опять толкаете свой бред? Простите, но наша первоочередная цель — это вы, не Глубокозрящий. Вам в самом деле стоит поучиться держать язык за зубами. И ещё, без вас у Легитимного королевства и Корпораций капиталистов нет причин драться дальше.

— В этот раз, быть может. Но однажды вы вновь сойдётесь на поле брани. Не лучше ли тотчас узнать о работе этого Объекта Второго поколения?

(Чёрт. Он знает о нашем положении. Он где-то нарыл информацию о нас?)

— К тому же эта информация сгодится для производства ваших собственных Объектов. Она касается применения жидких призм для безопасного смешения множества лазерных лучей, а также лазерных детекторов вибрации для поглощения любой тряски. Информация по этим технологиям обеспечит их эксклюзивность для Легитимного королевства.

Это правда, что информация по технологиям Объектов может принести огромное количество денег. Питающий надежды проектировщик типа Квенсера мог бы пустить слюну от одной мысли об этом.

Олдник продолжал говорить, пока Хейвиа сохранял молчание.

— Воздержись от всяких действий. Я останусь здесь, пока дела не улягутся. Я не желаю делать из Легитимного королевства врага. Меня заботит лишь уничтожение Греции. И если это означает, что я должен бросить вызов всей Организации веры, это лишь сыграет вам на руку.

— ...Ясно.

Он не просто передаст информацию по какой-то технологии Объектов, он ещё уничтожит крупную силу внутри Организации веры.

Задумавшись об этом, Хейвиа пришёл к заключению.

— Тогда я думаю, что вам надо умереть.

— Окаянный!

Прямо перед тем, как Хейвиа без колебаний зажал кнопку на рации, Олдник прыгнул в сторону в попытке уйти как можно дальше от взрыва. Когда он приземлился, он проскользнул на полу как игрок в бейсбол, скользящий головой вперёд к базе.

Взрывной грохот поднял в воздух пыль.

— Гааааа?!

— Чёрт. Он ещё может кричать!

Тип взрывчатки и расстояние от взрыва тоже были важными факторами, но Хейвиа читал доклад, в котором говорилось, что летальность взрыва разнится более чем на семьдесят процентов, в зависимости от того, стоит ли цель или лежит.

Олдник пытался поднять своё ноющее тело, но оно не задвигалось бы так, как ему хотелось. Старик мог лишь тяжело дышать, припав к земле.

— Ты... глупец. Ты не видишь хорошей сделки пред самым носом?! — сказал старик.

— Это правда, что для нас нет ничего лучше, чем ослабление Организации веры за счёт внутреннего конфликта. — Хейвиа с осторожностью вышел из-за угла и направил винтовку на старика. — Но вы не делаете различий между полем боя и безопасной страной, когда говорите о своём намерении уничтожить Греческую державу. Я не собираюсь помогать такому человеку.

— ?!.

Тем временем Квенсер оставался в комнате, заполненной большим коммуникационным оборудованием на первом этаже станции.

(Проклятье, Олдник. Я знаю, ты не хочешь умирать, но какую вообще цель ты преследуешь?)

Квенсер искал карту станции, чтобы проверить наличие вертолёта на крыше.

На контрольной панели лежало портативное устройство. Пластиковый корпус треснул, но экран ещё светился.

(Это Олдника?)

Квенсер подобрал его.

(Тут может найтись какая-нибудь информация по нему. Если бы мы узнали пределы его возможностей и что конкретно он преследует, мы поняли бы, что делать дальше!)

Он нашёл внешние соединения и наборы шифровальных кодов, но беспроводной функционал устройства вышел из строя, потому он не мог получить доступ к информации на внешних серверах. Однако он отыскал на устройстве несколько временных файлов. Квенсер немного покопался и наконец нашёл способ прочесть их.

Изменения в стоимости платины

Как использовать вольфрам

Сокровище электронной математики

Он нашёл несколько фрагментированных заголовков, но он не мог получить доступ к полным документам, на которые они ссылались. Квенсер цокнул языком и вызвал больше файлов.

Океания

Купольные скотоводческие фабрики =

Построены Информационным альянсом

Состояние пищевых ресурсов

Самодостаточность и импорт

— Что?..

Квенсер нахмурился.

Он нашёл какие-то данные по сельскому хозяйству Океании. До сих пор он думал, что связь между Корпорациями капиталистов и Олдником была основана на Сокровище электронной математики, которое создаёт искусственную платину с помощью вольфрама. Он не видел никакой связи с сельским хозяйством или пищевыми ресурсами.

(Нет, погодите...)

Нестабильный баланс природной среды Океании

Невозможность молочного животноводства на пастбищах в будущем

70% мяса импортировано из Корпораций капиталистов

Эффект от фабрик по искусственному разведению скота, снабжаемых Информационным альянсом

Квенсер звучно глотнул.

— В связи с нестабильным равновесием между растительностью и пустыней в Океании пастбища оказались под запретом. Это значит, они были вынуждены положиться на импортированное мясо, поступающее в основном из Корпораций капиталистов. Но Океания планирует на средства от добычи платины покупать купольные скотоводческие фабрики у Информационного альянса. А это значит...

Некая мировая держава не хотела, чтобы Океания использовала фабрики для искусственного разведения скота.

Они хотели обрушить стоимость ресурсов для финансирования этих крупных фабрик молочного животноводства.

Чтобы сделать это, им нужно было уничтожить рынок платины.

В интересах Корпораций капиталистов было привести к краху цен на платину, воспользовавшись Сокровищем электронной математики.

Однако...

Построенные Информационным альянсом скотоводческие фабрики необходимы для разрешения ситуации с продовольствием.

Украв у них такую возможность, они...

Отрицательные эффекты циклонов

Тревоги касаемо возможности блокирования путей импорта

Значительное сокращение запасов продовольствия

Расчётный уровень голода превышает пол миллиона человек

До 750000 погибнет, прежде чем будет найдено решение

— Эти чудовища!

Когда Квенсер уже собрался раздавить хендхелд в руке, из коммуникационного оборудования, частично повреждённого в ходе перестрелки, донёсся зашумлённый голос.

— Ах да. — Должно быть, говорящий думал, что говорит с Олдником. — Кардинал, есть ещё одна вещь, которую я бы хотел прояснить. Это касается метода создания искусственной платины, который вы называете Сокровищем электронной математики. По правде говоря, он нам не нужен.

— ...

— В общем, нам лишь нужно обесценить платину в Океании. Положение вещей на рынке таково, что ожидаемого краха цен достаточно, чтобы началась паника, хотя никакой явной угрозы нет.

Квенсер знал, что пытался сказать мужчина.

Его лицо побледнело, когда тот продолжил.

— Так что нам нет нужны узнавать у вас детали этого метода, кардинал. Нам лишь нужно убедить других, что мы в той или иной степени работаем с вами. Фактически, если Легитимное королевство или Организация веры вас здесь схватят или убьют, некоторые могут возомнить, что вы так и не смогли передать нам информацию по Сокровищу электронной математики. Это станет проблемой.

— Хейвиа! — Квенсер поднёс свою собственную маленькую рацию ко рту. — Убирайся оттуда! Теперь, когда Олдник загнан в угол, Корпорации капиталистов собираются...

— В таком случае, не будет ли лучшим способом похоронить эти сомнения обратить вас в прах? — продолжил мужчина.

У Квенсера не было времени, чтобы дожидаться ответа Хейвиа.

Он стремглав выбежал из станции и прыгнул в воду. Морская вода попала в рот, но его это не заботило. Он прикрыл глаза правой рукой.

В следующий миг разразилась мощная вспышка света. Словно свет от сварки усилился в несколько десятков раз.

Хоть он и прикрывал глаза руками, свет ощутимо ударил по ним. Он даже не смог спокойно подумать, что этот свет пришёл от мощного лазера, выжигающего строение.

Квенсер на полном серьёзе на мгновение ослеп.

Этот до одури яркий свет послужил доказательством того, что это атаковало жутко большое орудие.

Это был Объект Второго поколения.

Это был Глубокозрящий.

(Ууу?!.)

— Кхе! Кхе кхе!

Зрение начало возвращаться к нему, но перед глазами маячило остаточное изображение, словно на них навесили фотоплёнку.

Квенсер запаниковал. Он совершенно забыл про трубку рядом со ртом, ведущую к кислородному баллону на спине, и рванул к поверхности воды за воздухом.

Когда его лицо протаранило поверхность воды, изменения в окружающей обстановке стали отчётливыми.

Гигантский, светлоокрашенный поплавок отполировали как зеркало.

Разве что дело было совсем в другом.

(Часть стальной станции испарилась?!)

Металл превратился в пары, распылился по всему поплавку, а затем остыл и затвердел на нём. От этого поверхность поплавка засияла, словно её обделали серебром.

(Будь он проклят...)

Как и всегда, пушкам Объекта не имелось аналога.

Квенсер понимал, что ушёл от взрыва, но от увиденного эффекта страх заполнил его от кончиков пальцев до самых внутренностей. Он не чувствовал никакого облегчения, избежав жара. Он должен был задействовать свой интеллект на максимум, чтобы родить план спасения, но он чувствовал, как под напором эмоций его мысли разлетаются на осколки.

Вот тогда верхние этажи станции упали в океан, потому что средние оказались разрушены.

Внезапная волна атаковала Квенсера, но он не захлебнулся благодаря кислородному баллону.

Когда он снова всплыл, он заметил голову Хейвиа, торчащую из воды неподалёку.

Похоже, он выпрыгнул из окна за миг до выстрела лазера.

— Я чуть не умер! Проклятье, я чуть не умер! У меня путаются мысли, и я даже боль плохо ощущаю! Ноги и руки ведь при мне?!

Похоже, Хейвиа начал паниковать.

Затем Квенсер услышал женский голос, идущий из его рации.

Валькирия.

— Эй, мы видели, что только что произошло! Что случилось с Ройбелзом Олдником?!

Ответ пришёл от Хейвиа, который преследовал того человека до самого последнего.

— С какого это хрена мы должны знать?! Этот старик вёл себя так, словно у него имелись все вопросы, пока говорил про жидкие призмы и лазерные детекторы вибрации, но его точно снесло вместе со всем вторым этажом! Сомневаюсь, что рыбам достанется от него хотя бы кусочек!

— Чёрт!

Квенсер услышал чьё-то цоканье языком, и передача прекратилась.

Квенсер попробовал связаться с ними несколько раз, но не получил ответа.

— Думаю, они убежали...

— Я хочу к ним присоединиться! Наша сисястая командирша велела уберечь станцию, а смотри, что получилось! Сколько за это полагается жёлтых карточек?! А красные карточки вообще можно накапливать?!

Квенсер игнорировал Хейвиа и бормотал себе под нос, собираясь с мыслями.

— Валькирия с самого начала интересовалась лишь Олдником. У них нет причин торчать здесь и помогать с Корпорациями капиталистов или Глубокозрящим.

Но Квенсер и Хейвиа не были настолько удачливыми.

Глубокозящий сражался с Малышом Магнумом. Если принцесса проиграет, по крайней мере Квенсера и Хейвиа, если не весь мобильный батальон техобслуживания, загоняют до смерти.

В конце концов, у Глубокозрящего были достаточные основания сконцентрировать огонь на них, после их похождений в округе Луайоте.

У них не было идей, когда главная пушка Объекта выстрелит по ним ради уничтожения станции для накрутки цен на вольфрам.

— Как всегда, нам придётся продраться через ад, чтобы выжить.

— Ох, что за чёрт! Почему под конец всегда вылазит Объект?! Сейчас у нас наилучшие шансы отправиться сразу на небеса.

Проклиная свою удачу, двое парней обратно нацепили очки и маски от кислородных баллонов, а потом вновь занырнули поглубже.

Их понесло на Объект Корпораций капиталистов Второго поколения.

Им не уйти живыми, пока Глубокозрящий не будет уничтожен.

Глава 11

Пока Квенсер и Хейвиа двигались через океан на акваскутерах, продолжалась бомбардировка Глубокозрящего. Само собой, концентрировалась она на вольфрамовой станции.

— Дерьмо! Наша сисястая командирша вовсе не заткнётся! Мы не смогли забрать тело Олдника, а теперь ещё и станцию разносят на куски. Становится всё хуже и хуже.

— Если мне придётся выбирать, отправиться на корм рыбам или испытать на себе вес роскошной женщины, я всегда выберу последнее! Так что давай сосредоточимся на выживании, Хейвиа!

Глубокозрящий не подходил для скоростных движений, потому его стратегия основывалась на быстром решении проблем с помощью гигантского лазера. Однако теперь он атаковал станцию, чуть ли не мимоходом держа Малыш Магнум принцессы на расстоянии.

Было ясно как день, какой Объект являлся хозяином положения.

Малыш Магнум избежал прямого попадания из вражеской главной пушки, но удавалось это ему с трудом. Побочный эффект лазера понемногу наносил ему урон. Похоже, Глубокозрящему не о чем было волноваться.

Но...

— Как странно. Они метят только в гигантский поплавок той станции, полностью игнорируя блоки, которые составляют основную её часть.

— Они просто хотят привести всю станцию в нерабочее состояние. После этого они могут изъять фильтры и забрать вольфрам себе. Это вот так думают капиталисты.

Удача тут заключалась в том, что эта стратегия оставляла в покое остальную группу, преследовавшую Олдника, пока они помогали гражданским рабочим эвакуироваться на корабль.

Тем не менее они едва ли могли расслабиться.

— Как ни глянь, нас ждёт только одно, если принцесса проиграет. Остальное подразделение может выжить, но вот мы сделали достаточно, чтобы они нас преследовали.

Разумеется, Квенсер ссылался на инцидент в округе Луайоте.

Хейвиа сказал с нотками раздражения.

— Знаю, мы должны сделать это, но как нам противостоять этому монстру?

— Он специализируется на морских сражениях, следовательно в качестве механизма пропульсии с нём используется нагнетатель воздуха. Его вооружение сосредоточено вокруг лазерных пушек. Это даёт нам начальную пищу для размышления. — Квенсер дал своему телу держаться на одной глубине благодаря плавучести, которую обеспечивала программная регуляция концентрации кислорода внутри его акваланга. — Нагнетатель держит аппарат на весу с помощью энергии воздуха, так что ситуация между поплавками и океаном может значительно повлиять на его равновесие.

— Ага, он остаётся стабильным, нагнетая воздух между двумя плоскими поверхностями.

— И он теряет равновесие, если это нарушить, — сказал Квенсер. — К счастью, это океан, а не твёрдая суша. Это даёт нам шанс. Нам нужно выбить из-под Глубокозрящего солидную массу воды. Если сделаем это, он опрокинется и затонет. ...Несколько лет назад Объект Второго поколения, специализированный на морских сражениях, утонул из-за белой волны.

— Но мы не можем просто так взять и вызвать белую волну, — неодобрительно сказал Хейвиа. — Белые волны достаточно большие, чтобы потопить танкер, и они возникают неожиданно. Это правда, что они словно жнецы кораблей в море, но как мы вызовем её, если никто не знает причин их возникновения?

— Это просто пример. К тому же Глубокозрящий оснащён боковыми лазерными излучателями, с помощью которых он может нагревать воздух и восстанавливаться, как неваляшка.

— А какая ещё у тебя есть «пища для размышления»?

— Мощная лазерная пушка. Его главная пушка косвенно помогла нам в округе Луайоте. Она собирает энергию восьми лазеров и стреляет ей за раз. Если с системой управления этой энергией что-то пойдёт не так, она может взорвать саму себя.

— Что, ты собираешься карабкаться на главную пушку? — Хейвиа пожал плечами в морской воде. — Хоть это относительно медленный Объект, он всё равно двигается на скорости выше двухсот км\ч. Если мы попытаемся ухватиться за него, нам оторвёт руки.

— Мы можем вмешаться в его работу на расстоянии?

— Мы никак не сможем забить хол-ин-ван противотанковой ракетой в ствол главной пушки.

— Как насчёт вмешательства в программную часть?

— Если бы это было возможно, отдел электронного симулирования получил целую тонну медалей.

Квенсер замолчал.

Хейвиа полнился негативом, но он был хорош в рациональной оценке ситуации (когда это требовалось для спасения его собственной шкуры). Квенсер полнился позитивом, но он был плох в оценке риска, когда ему казалось, что он нашёл путь к победе.

Квенсер был благодарен за эти характеристики своего товарища по оружию. Личность — это не то, что можно изменить, даже если знать про её отрицательные аспекты.

Квенсер неожиданно прервал ход мыслей и вновь заговорил.

— Тогда есть последняя вещь, на которую мы можем положиться.

— А?

— Уточним, Олдник ведь упомянул жидкую призму и лазерные детекторы вибрации перед тем, как умер?

— Ага, по его словам жидкую призму используют для комбинирования восьми лазеров, а для безопасности используют лазерные детекторы вибраций.

— ...Ясно. — Квенсер немного подумал. — В таком случае, у нас может оказаться шанс. Нам нужно придумать, как воспользоваться этим.

— Да что ты вообще можешь с этим сделать?! — Хейвиа выпучил глаза. — Даже если заберёшься на сферический главный корпус Объекта, элитный пилот вряд ли откроет тебе крышку люка в кокпит. И хилые стволы со взрывчаткой, что у нас есть, не повредят его главную пушку! Эти монстры сконструированы специально таким образом, чтобы этого не допустить!

— Сконцентрировавшись на лазерах, Глубокозрящий, скорее всего, не может поддерживать защиту на необходимом уровне для реального сражения с одной только толстой бронёй. Лазерные пушки довольно уязвимые сами по себе, но они комбинируют аж восемь таких. Главная пушка заполнена уязвимыми деталями. Это как строить всё выше и выше пирамиду из карт.

— И что?!

— Можем этим воспользоваться. — Оставаясь под водой, Квенсер вытащил хендхелд. — Мы подслушали массу информации касаемо Глубокозрящего, прежде чем отправились на базу техобслуживания в округе Луайоте. Мы можем использовать здесь ту информацию. Но чтобы это сделать, нам сперва надо забраться на Глубокозрящего.

Говоря это, Квенсер протянул руку Хейвиа.

— Дай мне свой нож, Хейвиа. Мелкий кулинарный нож из моего комплекта не прорежет это. Мне нужен твой бессмысленно здоровый боевой нож.

— Что ты собрался делать с ножом?!

— Достать что-нибудь, что послужит нам верёвкой. Вольфрамовые фильтры должны сгодиться. Они в длину несколько десятков метров, и они более чем крепкие, чтобы выдержать наш вес.

— Ты серьёзно? Ты серьёзно думаешь с помощью верёвки забраться на Объект, двигающийся по морю на скорости свыше 200 км\ч? Ты будешь выглядеть ещё глупее, чем тот, кто решил обтереться полотенцем во время катания на водных лыжах! И даже если ты вскарабкаешься на него, Глубокозрящий скинет тебя при первом же резком повороте! Это тебе не удобное местечко для скалолазания!

— Я никогда не говорил, что я собираюсь это делать. — Проверив интересующую его информацию, Квенсер убрал хендхелд и вытащил заместо него рацию. — Можем просто воспользоваться подъёмником.

Глава 12

Пока Малыш Магнум перемещался на большой скорости, Глубокозрящий двигался куда медленнее, защищаясь различными пушками, а слепящим оружием выигрывал время. Между тем, продолжался ужасающий обмен выстрелами.

Но затем в действиях Малыша Магнума наметились перемены.

Все его семь главных пушек использовали функцию низкостабильной плазмы, но одна из них провернулась как револьвер и переключилась на койлган.

Вместе со множеством выстрелов низкостабильной плазмы полетел единственный гигантский снаряд койлгана.

Им не целились непосредственно в Глубокозрящего. В противном случае его просто бы отклонили с помощью защитного лазера.

Принцесса целилась в поверхность океана под Глубокозрящим. Образовалась воронка несколько десятков метров в диаметре, и распылённая вода, разлетевшаяся от взрыва, заволокла воздух белой пеленой.

Глубокозрящий парил с помощью нагнетателей воздуха, но на него могло сильно повлиять состояние морской поверхности.

Чем больше летело металлических снарядов, тем ближе Глубокозрящий был к опрокидыванию.

Но он смог восстановить равновесие.

Он выстрелил из большого числа боковых лазеров, чтобы вызвать взрывное расширение воздуха со стороны падения. С помощью этого он вытолкнул себя обратно. Этого импульса хватило, чтобы восстановить аппарат почти что с 80-градусного наклона.

Как Глубокозрящий интерпретировал эту атаку?

Старался ли Малыш Магнум замедлить скорость его уклонения, уничтожив опору?

Пытался ли Малыш Магнум повредить уязвимое оборудование внутри Глубокозрящего, раскачав весь Объект?

Многие идеи должны были промчаться в голове пилота.

Но все они не соответствовали действительности.

То, о чём принцессу проинструктировали по рации, было...

Глава 13

Квенсер и Хейвиа стояли близко от самой вершины сферического главного корпуса Глубокозрящего. Сетка фильтра намоталась в форме буквы У вокруг относительно небольшой пушки. Они держались за неё как за верёвку.

— Дерьмо! Поверхность влажная, я соскальзываю! Если упадём с такой высоты, даже океан окажется смертельным.

— Лучше радуйся, что скользишь из-за воды! Если бы тут остался жар после выстрелов лазера, мы бы запросто превратились в живые факелы!

Парочке нужно было не просто забраться на сферический главный корпус.

У них не имелось на это времени, и даже если бы они попытались, магнитные и прочие датчики засекли бы их, и их сразу бы стряхнули.

Они попросту срезали путь.

— В жизнь бы не поверил, что ты додумаешься обмотать фильтр вокруг пушки на верхушке в тот миг, когда Глубокозрящий потеряет равновесие. Как всегда, для своих идей ты закладываешь собственную жизнь!

— Но благодаря этому мы смогли использовать его регулировку равновесия, чтобы он притянул нас наверх.

Атака принцессы накренила Глубокозрящего на восемьдесят процентов. Другими словами, он чуть ли не упал горизонтально в океан. Оставалось всего двадцать метров между поверхностью океана и вершиной главного корпуса. Повиснув на конце фильтра, они смогли махом преодолеть это расстояние.

— Как бы то ни было, нам нужно поспешить к главной пушке! Когда Глубокозрящий восстанавливает положение и концентрируется на тактике уклонения и создании помех, он не использует главную пушку несколько минут. Но как только автоматическое сканирование завершится, он начнёт стрелять по новой. Если это случится с нами на борту, тепловое излучение поджарит нас!

— Что именно будем делать?! Главная пушка покрыта толстой бронёй. Наши винтовки и взрывчатка не повредят её! — кричал Хейвиа, следуя за Квенсером.

Квенсер дошёл до основания главной пушки на правой стороне Объекта. Он вытащил из сумки за спиной немного пластикового заряда Топора, оторвал кусочек и прилепил сбоку от основания. Как только он закончил, он воткнул в него электрический взрыватель.

Хейвиа положил руку на лоб.

— Этого даже близко недостаточно, чтобы пробиться через броню Объекта!

— Ты тоже помогай, Хейвиа! — прокричал в ответ Квенсер, бросив тому упаковку взрывчатки. — У нас нет времени! Нам надо установить ещё двадцать таких!

— Будь оно неладно. Это ничего не даст! — заругался Хейвиа, направившись к Квенсеру.

Продолжая работать, Квенсер сказал:

— Делай заряды маленькими. Не делай их слишком большими. В этом нет смысла.

— Что? Разве нам не нужно сделать их как можно больше, чтобы получился хотя бы минимальный шанс нанести броне какой-то урон.

— Я не пытаюсь пробиться через поверхность.

Они услышали металлический скрип.

Главная пушка Глубокозрящего начала производить точное наведение на цель.

— Время вышло, Квенсер! Если не уберёмся отсюда, жар нас убьёт!

— Ещё семь!

— Мы поджаримся!

— Три... две... Лады, готово!

Квенсер поднялся на ноги и сразу побежал к краю главного корпуса. Другими словами, он побежал по скосу, ведущему к морю.

Хейвиа растерял своё хладнокровие.

— Да ты издеваешься надо мной! Не мог придумать план побега элегантнее?!

— Быстрее! Если главная пушка выстрелит, мы сгорим быстрее, чем стряпня новоиспечённой жены!

Увидев, как Квенсер делает ноги, чуть ли не плачущий Хейвиа последовал его примеру.

Скос сферического главного корпуса постепенно становился круче, и ноги Хейвиа в конце концов начали запутываться. Он едва попал на последнюю точку опоры и с завершающим отталкиванием прыгнул в море.

Он прыгнул с высоты более тридцати метров.

Он потерял чувство веса на несколько секунд, но вскоре его живот заполнило неприятное давление.

В следующий миг он врезался в водную поверхность. Хейвиа испытал шок более сильный, чем если бы на полном ходу влетел в лист фанеры.

В воде он почти вырубился, но белоснежная вспышка, которая словно взорвала его глаза, привела его в чувства.

Глубокозрящий выстрелил из главной пушки.

— Кхе! Кхе кхе!

— Хейвиа, у тебя ведь есть твой кислородный баллон?! Не паникуй и используй его!

Хейвиа услышал совет Квенсера по рации, но не смог ответить. Затем Квенсер достал до него рукой и поднёс дыхательную маску ко рту Хейвиа.

Как только Хейвиа восстановил дыхание и успокоился, он обвил руками шею Квенсера.

— Умри! Вот почему я не хочу участвовать в твоих ужасных планах!

— Хватит, Хейвиа! Ты настолько паникуешь, что готов забраться на парня?! Наша работа ещё не закончена! Если ничего не сделаем, Глубокозрящий победит принцессу!

— Но что мы можем сделать с теми мелкими бомбами? — спросил Хейвиа, наконец убрав руки от шеи Квенсера.

Квенсер вытащил рацию и сказал.

— Помнишь всю ту информацию, что мы собрали по Объекту в округе Луайоте. Глубокозрящий — это куча лазерных технологий невероятной мощности, но это также означает, что внутри у него куча уязвимого оборудования. Им приходится волноваться о тряске снаружи и даже о перегрузке, возникающей при быстром движении.

— И?

— Одной только толстой брони недостаточно, чтобы защитить уязвимое оборудование.

Квенсер несколько раз двинул большим пальцем, и каждый раз сквозь воду разносился грохот.

Принцесса на борту Малыша Магнума слышала все переговоры двух парней по рации и видела взрывы.

Вероятно, она даже лучше знала точное число взрывов, чем два придурка, установившие заряды.

Мощность взрыва была такой, что могла максимум поцарапать броню Объекта.

Фактически, этого бы не хватило, чтобы взорвать среднестатистический танк.

(Чего они добиваются? Надеюсь, это не всё, что они задумали. Если так, я зря потратила время им на помощь!!!)

Затем она услышала по рации Квенсера, продолжающего объяснять.

— Вот почему на нём установлены устройства, электронно поглощающие тряску. В броне оставлены большие промежутки, и любое сотрясение внешнего слоя фиксируется лазерными детекторами вибрации. Потом они могут заглушить ударную волну, распространяющуюся по броне, и амортизировать её с помощью внутреннего слоя. Удар передастся на многочисленные подпорки, но лазеры быстрее. Заглушая любые удары, превышающие допустимый лимит, они могут обезопасить уязвимое оборудование.

— Это лишь означает, что их броня — это ещё большая проблема, чем просто толстая стена? Это значит, взрывы нанесут ещё меньше урона!

— Необязательно, — без промедления ответил Квенсер, продолжая с виду бессмысленные взрывы.

Принцесса насупилась, двигаясь зигзагами.

Она до сих пор не понимала, чего он добивается.

— Лазерные детекторы движения предназначены для обнаружения вибраций, идущих извне, но лучше двигаться поменьше, если хочешь сохранить точность. Другими словами, если хочешь, чтобы они реагировали на малейшую вибрацию, появляется опасность запоздалой реакции на большую встряску, с которой нужно уладить прежде всего. Чтобы оставить точность высокой, слишком слабую тряску, неспособную нанести урон оборудованию, просто игнорируют.

Поскольку во время прохождения сквозь жидкость лазера вырабатывается много тепла, которое может потревожить субстрат, скорее всего, или там использовалась система быстрого охлаждения, или сама жидкая призма была разделена на картриджи. Но что если вибрации придут оттуда, откуда не предусмотрели проектировщики?

— Взрывчатка посылает лишь слабый толчок в броню. Посылая серию таких толчков, мы можем понемногу изменить положение уязвимого оборудования. Может, всего на сотую долю миллиметра.

— Какой прок беспокоиться о том, о чём обычно печётся мастеровой?

— Большой. Жидкая призма собирает световую энергию для главной пушки. Свет искажается преднамеренным изменением плотности жидкости внутри контейнера электрохимическим способом. Многократно послав туда вибрацию, умышленно изменённая плотность станет равномерной. И это значит...

Каждый отдельный толчок влиял на призму.

И результаты получались следующими:

В следующий миг главную пушку Глубокозрящего обволок яркий свет, и она исчезла из виду.

В тот момент в основании главной пушки Объекта собиралась энергия от восьми диоксид-углеродных лазеров.

Лазер испускался за счёт воздействия внешнего света на возбуждённые электроны. Чем сильнее этот свет, тем мощнее лазерный луч.

В некотором отношении, главная пушка Глубокозрящего была лазерным оружием, которое производило массивное стимулированное излучение с помощью комбинирования оптической энергии восьми стандартных лазерных пушек.

Какого-то зеркала не хватило бы, чтобы собрать энергию от всех восьми.

Требуется устройство, названное жидкой призмой. Специальная жидкость внутри прозрачного контейнера, у которой электрохимически изменена плотность для того, чтобы искажать свет подобно сахарной фигурке.

Жидкая призма могла свободно изгибать свет с помощью изменений в плотности жидкости, но без разности в плотности в пределах прозрачного контейнера она не сможет корректно функционировать.

Что произойдёт, если на этот прозрачный контейнер, содержащий жидкость изменённой плотности, продолжительное время будет действовать тряска?

Ответ был прост.

Тряска содержимого контейнера приведёт к выравниванию плотности жидкости, которая должна быть неравномерной.

А без неравномерной плотности уже не получится искривлять свет.

Свет, который должен быть искривлён, пройдёт по прямой.

И это разорвёт главную пушку Глубокозрящего на части.

Свет от взрыва ударил по глазам Квенсера и Хейвиа, хотя их веки были опущены.

— Гуааааааааааааааааааааааааааа?!

Квенсер издал мучительный крик, но в то же самое время с облегчение выдохнул. Его план сработал. Главная пушка Глубокозрящего взорвалась, и энергии взрыва должно было хватить, чтобы нанести повреждение всему Объекту. Даже если он не разрушится весь, он уже ничего не мог противопоставить принцессе.

Но...

— Что?.. — озадаченно пробурчал Хейвиа.

Глубокозрящий наклонился набок. Энергия взрыва оттолкнула его вбок, и он начал опрокидываться. Главная пушка не просто разорвалась изнутри, она полностью расплавилась, и броня на главном корпусе искорёжилась в месте её бывшего крепления.

Не может такого быть, чтобы он смог продолжить бой.

Собственно, вполне возможно и такое, что с такими повреждениями он не смог бы применить лазеры и восстановить равновесие.

И Глубокозрящий даже не пытался восстановиться из опрокинутого состояния.

Он попросту провернулся.

...Словно переключился в другой режим.

— Что?!.

Его очертания изменились. Две крупные структуры сзади сферического главного корпуса раскрылись и расправились, словно изогнутые крылья. Он всё ещё парил над водной поверхностью, но уже не использовал нагнетатели воздуха; использовал он нечто иное, как силу лазеров. Лазеры отражались от поверхности океана и днища аппарата, со взрывом расширяя воздух. Окончания деталей, которые до этого момента служили «ногами», раскрылись, показывая внутри линзы лазерных орудий.

Выпучив ошалелые глаза, Хейвиа закричал.

— Он трансформировался! Что за чёрт?! Реактор и кокпит что ли установлены как гироскопы?!

— Проклятье.

Они думали, что всё уже кончено.

Они думали, что могут вернуться на базу техобслуживания и продолжить отпуск.

Но...

— Мы что ли просто раззадорили его?!

Они наконец достигли поворотного момента.

Объект Корпораций капиталистов Второго поколения начал контратаку.

Глава 14

Когда Квенсер и Хейвиа сражались с Объектами, обычно их не рассматривали как явную угрозу.

Если бы Объект с самого начала предпринял действия по их убийству и держал бы их в прицеле как первоочередную цель, то солдаты из плоти и крови не могли бы и мечтать о победе.

Они не смогли бы убежать или увернуться, даже если бы попытались. Никакое укрытие тут не поможет.

Но...

Даже если Глубокозрящий вышел из неприятной ситуации с помощью трансформации, вряд ли он станет игнорировать людей, которые разрушили его изначальную главную пушку.

— Дерьмо. Он близко. Этот монстр движется сюда, Квенсер! — кричал Хейвиа, хотя они всё равно ничего не могли сделать.

Одна из новых главных лучевых пушек повернулась на них. Без промедления прямо на Квенсера и Хейвиа понёсся оранжевый луч света.

За миг до этого Малыш Магнум принцессы встал между ними и лучом.

— Квенсер! — закричала принцесса.

— А ты можешь побеспокоиться и обо мне?! — пожаловался Хейвиа, но едва ли сейчас было подходящее для этого время.

Впечатление, которое Глубокозрящий производил в целом, переменилось.

Разнося чудовищный гул, он скользил взад и вперёд, вновь и вновь стреляя из лазеров по Малышу Магнуму. Его скорость претерпела значительные изменения. До этого Глубокозрящий не мог двигаться быстрее двухсот километров в час, но теперь он гарцевал вокруг Малыша Магнума в четыре или пять раз быстрее. Он с лёгкостью справлялся с Малышом Магнумом, который в прошлом доказал свою пригодность против среднестатистического Второго поколения.

— Дерьмо! Что происходит?!

— Те С-подобные крылья сзади Глубокозрящего служат рефлекторами лазеров. Они нужны для целенаправленного взрыва воздуха, что даёт ему возможность совершать быстрые рывки. Это даёт ему такое ускорение, о котором можешь и не мечтать с ракетными двигателями!

— Я думал, он избегает резких движений из-за уязвимого оборудования лазеров!

— Он поди хочет разобраться в этой ситуации, даже если это приведёт к разрушению его главной системы! Скорее всего, эти главные пушки — это твёрдотельные лазеры, использующие АИГ[✱]Лазер на алюмоиттриевом гранате.. Это самое первое разработанное оптическое оружие и потому самое простое.

— Твёрдотельные лазеры обладают высокой мощностью, но не могут стрелять долго?

— Да, и как видишь, они не могут выдавать много тепла, так что броня принцессы может выдержать несколько ударов. Когда предыдущие лазеры нагревали пыль и влагу в воздухе, они создавали белоснежный луч, но этот упал до оранжевого. — Квенсер спокойно анализировал ситуацию. — Скорее всего, он стреляет многократно на манер пулемёта, чтобы выжать максимум из короткой продолжительности выстрела. Если он постоянно стреляет в одну точку, он может проделать брешь в броне. Однако броня выстоит какое-то время, если принцесса будет принимать удар на точки перекоса.

— Но в конечном счёте принцесса всё равно проиграет! И как только наш щит исчезнет, мы покойники!

— ...

Недолго думая, Квенсер вытащил пластиковый заряд.

— Принцесса, сколько ты выиграешь для нас времени против Глубокозрящего?

— Не настолько много, чтобы кидаться крутыми фразами типа «выиграть для вас время».

— Просто дай нам десять минут, — сказал Квенсер, облегчённо вздохнув от мысли, что она ещё не растеряла хладнокровие для таких шуток. — Этого должно хватить.

Глава 15

Первой странность заметила Флорейция Капистрано, которая следила за Малышом Магнумом и всем полем боя.

— Что?

Вряд ли её можно было винить за растерянность.

Посреди блоков, составляющих большую часть станции, прогремел взрыв. И он не распространялся равномерно. Он шёл вертикально. Несколько блоков разлетелось на куски, и в воздух устремился водный столб высотой несколько десятков метров.

— Там есть что-то взрывоопасное?

— Н-нет! Большая часть станции заполнена фильтрами для сбора вольфрама из морской воды. Обычно для извлечения фильтров используются газовые турбины, но здесь действует совершенно другая машина. Она подсоединена к ним нестандартным способом. Там не должно быть никаких взрывоопасных материалов.

Когда Флорейция получила этот доклад из отдела электронного симулирования, прогремел второй и третий взрыв.

— Взрывы идут из глубины...

— Даже если Легитимное королевство спонсирует её, это по сути гражданская станция в бесцветной области. Я никогда не слышала, чтобы в таких местах устанавливали подводные мины. Мы проводим спутниковое исследование, чтобы определить, не АНПА[✱]Автономный необитаемый подводный аппарат. ли это или ихтиодрон.

У Флорейции появилось дурное предчувствие касаемо всего этого, и она открыла на компьютере несколько новых окон.

(Мне нужны доклады по тестовой стрельбе официального вооружения Легитимного королевства...)

Она вызвала диаграмму, отображающую тестовые результаты различных взрывов.

Там содержалась информация по распространению взрыва, фрагментации, теплу и другим эффектам при различных условиях, в различных формах и различных средах.

(Как распространяется взрыв, если пластид Топор взрывается под водой?)

Когда она ввела эти условия поиска, на экране появилась детализированная информация и простая диаграмма распространения взрыва. Похоже, диаграмма менялась в реальном времени, если она меняла количество взрывчатки и глубину.

Когда Флорейция увидела это, она почувствовала лёгкое головокружение.

Картина была почти такой же, как и столбы воды, виденные ею только что.

— Эти засранцы... Зачем они взрывают станцию, которую должны защищать?!

Глава 16

Взорвав пластид с безопасного расстояния, Квенсер обратился к Хейвиа, который глядел в оптический прицел.

— Насколько высокие получились?!

— Первый 27,1. Второй 30,5! Уже почти, да?! А как там у тебя?!

— Неплохо. Теперь всё зависит от принцессы.

— Слышь, Квенсер. Теперь наша пышногрудая командирша орёт на нас по рации. Что нам ей сказать?

— Ты ещё на связи? Я недавно вырубил её.

— Иногда я по-настоящему страшусь твоей выдержке...

Про между делом болтая, двое парней двигались к следующему пункту.

Даже тогда Глубокозрящий пытался атаковать Квенсера и Хейвиа, а Малыш Магнум принимал удары на себя, действуя как щит.

Принцесса задействовала свои восхитительные таланты (полученные ею искусственно), чтобы не давать лазерам ударять по одним и тем же местам, но весь сферический корпус уже начал светиться оранжевым.

У них не было времени.

— Хейвиа, ныряй и отсоединяй грузила от фильтров! Я разрежу их ножом!

— Чёрт. А я не заработаю кессонную болезнь?!

Когда фильтры отделили, их материал подплыл близко к поверхности воды. Квенсер отделил несколько десятков, потому они быстро расплылись по воде вокруг.

Квенсер связался с принцессой по рации.

— Я разогнал фильтры, набитые вольфрамом. Не проходи по ним!

— Как ты собираешься уничтожить Глубокозрящего этими фильтрами?

— Разве не очевидно? Сверкающая поверхность фильтров отразит лазеры.

Однако Глубокозрящий был покрыт различными датчиками.

Он несомненно заметит большое число фильтров, плавающих близко к поверхности океана.

Он делал быстрые движения взад и вперёд, чтобы избегать фильтры. И он делал это с помощью механизма пропульсии, который подрывал воздух с помощью лазеров.

Принцесса ахнула и сказала:

— Это плохо. Они заметили их! Ты не сможешь помешать работе лазеров, что держат Глубокозрящего на ходу!

— Я не ими интересуюсь, — сказал Квенсер, дотянувшись до кнопки на рации.

Да.

Кнопки, что посылала сигнал детонации электрическим взрывателям зарядов Топора, прикреплённым к фильтрам.

— Я нацелен на гигантские крылья, которые он использует для быстрых поворотов!

Когда он кричал, одновременно взорвалось несколько пластиковых зарядов. Вместо того, чтобы распространяться во всех направлениях, подводные взрывы запустили водные столбы прямо вверх.

И они подхватили вместе с собой разбросанные фрагменты фильтров.

Некоторые из них угодили в С-образные крылья на задней стороне главной сферы Глубокозрящего. В то же время лазеры внутри этих крыльев оказались отражены, что привело к взрывному расширению воздуха.

Вольфрам, что попал в них, исказил направление лазеров, что привело к значительному нарушению угла поворота Объекта. И это произошло в тот самый момент, когда Глубокозрящий проделывал повторяющиеся мелкие повороты, чтобы избежать фильтры, по ошибке принятые им за морские мины.

Во время одного из этих быстрых поворотов он растерял равновесие.

Весь Объект сильно накренился вбок.

Ранее он использовал отражённые лазеры, чтобы подрывать воздух и восстанавливаться, но он больше не был в состоянии использовать их после трансформации.

Для гигантского орудия осталась лишь одна участь.

Затонуть.

Он не мог восстановиться и не мог вращаться на сто восемьдесят градусов, не мог и трансформироваться.

Посылая в стороны огромные брызги, словно кто-то катался на водных лыжах, Глубокозрящий попытался восстановить баланс.

Но его прикончил завершающий выстрел.

Этот выстрел пришёл из низкостабильной плазменной пушки, установленной на Объекте Легитимного королевства Первого поколения.

И он взорвался.

С ослепительной вспышкой по поверхности океана пронеслась мощная встряска.

Было неясно, произошло это из-за скольжения Глубокозрящего по поверхности воды или последующего мощного взрыва, но по всей близлежащей зоне распространилась устрашающая волна. И она затрагивала не одну лишь поверхность. Квенсер и Хейвиа нырнули под воду, но их заболтало так, как трясёт кусок льда в стакане воды.

— Кхе! Кхе кхе!!!

У Квенсера имелся стабильный источник кислорода в виде кислородного баллона, но внезапная потеря чувства равновесия настолько сбила его с толку, что он словно позабыл как дышать.

— Всё кончено?

— Мы ещё не получили от Корпораций капиталистов сигнал белого флага. Похоже, они ещё намерены сражаться, — ответила принцесса.

— Потопи их спасательную шлюпку или что ещё. Они поменяют свои взгляды, когда из первых рук убедятся, что их ждёт лишь водная могила в случае упорства.

После такого комментария Квенсер двинулся к яркой поверхности океана.

Для него не могло быть ни единой причины оставаться и дальше в этих тёмных глубинах.