Том 3    
Часть 3. Честь бесценна. Экстренный перехват у острова Виктория


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 10''' "''Если они могут использовать только главные пушки, вполне возможно, стратегический ИИ не сможет разораться в этой ситуации''!" не "'''разораться'''", а как я понимаю "'''разоБраться'''"
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 8''' "''Как только вы выступим, мы не можем сдаться на полпути''" нужно заменить "'''вы'''" на "'''мы'''" либо вообще убрать из текста чтоб фраза сходилась
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 8''' "— ''Слышь, Квенсер''. ''Если они готовы сделать что угодно, мы могли бы получить всё, что можем''" в последнем случае "'''можем'''" лучше заменить на "'''хотим'''" - "'''мы могли бы получить всё, что хотим'''"
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 7''' "''Он будто выпустил всю рожь, что сдерживал до сего момента, и его экспрессия стала словно как у испуганного ребёнка''" не "'''рожь'''", а, судя по всему "'''дрожь'''"
sentence
5 л.
За перевод, спасибо!
B1ackDream
5 л.
'''Часть 2 Глава 13''' "''Похоже, кто-то из антивоенной группировки починил оборудование, оставшееся от одного из нашего мертвеца''" вместо "'''из нашего мертвеца'''" должно быть либо "'''из наших мертвецов'''" либо просто "'''нашего мертвеца'''" без "'''из'''"
B1ackDream
5 л.
'''Часть 2 Глава 5''' " ''Тут холодно, и тепло удастся лучше сохранять с бо''΄''льшим количеством людей''" что за апостроф в слове "'''большим'''"? или это типа ударение на '''О'''?
B1ackDream
5 л.
'''Пролог''' "''Всегда буду провалы''" не дописали '''Т '''в "'''будут'''"
Qwerty0707
5 л.
Вот уж не думал что Хейвиа так на Квенсера накинется
Дисору
5 л.
Не знаю, почему сагу назвали "Тяжелый объект". На каждый том, речь про объект занимает 20% текста. Что еще бесит (но что впринципе поубавилось со вторым томом) это постоянное упоминание "Объект - синоним войны". Когда читал первый том, на n-ом упоминании этого абсурда хотел дропнуть. Бесило просто невероятно. Еще "Солдаты из плоти и крови". Я не знаю это переводчик так исхищряется в разнообразии или оригинал такой. Но напрягает нереально.
Дисору
5 л.
О, мой родной край упоминается в ранобе. Ну хоть кому-то он нужен.
Kaa
5 л.
"девушка в чёрной униформе клацнула языком и отошла назад"

Язык всё-таки не затвор, чтобы им клацать. "Цокнула", скорее.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.248.101:
Старая леди выкрикнула какие-то имена, остановившись перед семейным ''домой''. я так думаю том должно быть "домом"
grayson
5 л.
вот я и дочитал 3 том. большое спасибо за перевод. конечно интересно наблюдать за развитием сюжета учитывая то что происходит эксперименты с ИИ, правда Квенсер так далеко и не продвинулся в изучении объектов, ну что ж посмотрим что будет в 4 томе
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.229.224.30:
Спасибо.
Среди тех иммигрантов могут быть люди из Корпораций капиталистов, но они сменили национальность по своей собственной воле.
Нельзя сменить национальность, а гражданство можно.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 92.100.81.218:
"— Если они используют какой-то особый газ, то цена на презервативы уже убила бы нас десять раз!"

Что это за "цена на презервативы"?
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 92.100.81.218:
— 1700 часов. Это где-то двадцать минут с этого момента.
Была причина, по которой они установили специфическое время для детонации. Если они установят время детонации через определённое количество минут, время, прошедшее между установкой каждой бомбы, приведёт к тому, что они не взорвутся одновременно.

1700 часов = 20 минут. Круто) Явно имелось в виду время 17:00, но даже к нему "часов" прибавлять будет излишне
dheryrjb
4 г.
>>1016
1700 часов = 20 минут. Круто) Явно имелось в виду время 17:00, но даже к нему "часов" прибавлять будет излишне
Явно имелось ввиду секунд. 1700 секунд = 28,(3) минуты.

Часть 3. Честь бесценна. Экстренный перехват у острова Виктория

Глава 1

Флорейция стояла в грузовом самолёте.

Таких всего было несколько десятков, и они были заполнены разнообразными автомобилями и оборудованием. Тот, в котором находилась она, вёз не более чем высококачественную мебель, которая была в личном имуществе определённого офицера. Собственно говоря, целый самолёт был добавлен специально для её вещей.

Флорейции показалось, что не было нужды разделять этот груз на части, но авиационная группа, снабжающая грузовые самолёты, похоже, получала удовольствие, проявляя подобное радушие. Поскольку молниеносные воздушные бои вышли из моды, они уяснили этикет доставки посылок.

— 24ый Мобильный батальон техобслуживания и Объект второго поколения Индиго Плазма, который находится под их контролем, похоже, пытается вернуться в Европу, пройдя через Аляску и переправившись через Атлантический океан. В данный момент они направляются на восток, прокладывая себе путь через толстый лёд в океане вблизи островов Королевы Елизаветы в Арктике. Вскоре они должны будут понять, что это неэффективно, и отправиться по суше. Остров Виктория неподалёку является наиболее вероятной точкой высадки.

Слушая женщину-оператора из отдела электронного симулирования, Флорейция молчаливо выдула немного табачного дыма.

— ...Не могу поверить, что нам потребовалось так много времени, чтобы атаковать. Если бы мы просто заблокировали Берингово море, мы могли бы отрезать путь Индиго Плазме и 24му. Тогда они бы несомненно убежали бы на сушу. Из-за нашей медленной реакции они смогли встретиться с подразделением, укрытым на Аляске, и пополнить припасы. Прямо в этот момент они могли закатить вечеринку по случаю победы. ...Мне интересно, а вдруг Верховный совет ведёт тайные переговоры с обеими сторонами.

— Это редкое событие даже в историческом плане. 24ый, должно быть, принял это во внимание, когда составлял этот план.

— К счастью, здесь у нас есть съёмочная группа CS для интервью. Это предоставит нам видео, доказывающее всё от начала до конца. Я сомневаюсь, что производственный персонал различных телепередач думал, что отснятый им материал когда-нибудь будет увиден хмурыми старшими офицерами, аристократами или членами королевских семей.

— Береговая охрана, которая может только и делать, что лениво сидеть и смотреть, как явный враг проходил мимо, будет видеть эту сцену в ночных кошмарах в течение нескольких месяцев.

— Солдаты, достаточно ретивые, чтобы сделать это, редкость в наши дни. И я не одна из них, — Флорейция издевательски улыбнулась. — Но 24ый наконец официально признан нашим врагом. Теперь мы можем безнаказанно разнести их на куски. Хоть они и представляют собой целый батальон с собственным Объектом, он у них лишь один.

— Да. По крайней мере я не думаю, что у них имеется достаточно сил, чтобы тягаться с целой армией Легитимного королевства.

— Что насчёт наших сил? Сколько Объектов мы можем задействовать?

— Три в данный момент развёрнуты на Аляске. Наш Малыш Магнум, Снежотряска и Активные сани. Похоже, через неделю ещё пять из Европы должны будут пересечь Атлантику и достигнуть нас.

— ...Я уверена, те пять находятся там в основном потому, что VIP из Совета ставят самосохранение превыше всего остального, и они решили организовать линию обороны вдоль Атлантики. Они не кооперируют с нами. Даже если наши Объекты будут уничтожены, им будет приказано не делать ни единого шага в нашем направлении.

К тому же Объектам, которые двигаются на скорости примерно 500 км\ч, не потребуется целая неделя, чтобы пересечь Атлантику. Они заявят, что транспортировка оборудования, необходимого для баз техобслуживания, заняла много времени, но было ясно как день, какова истинная причина. Они хотели оставить эту огромную силу в Атлантическом океане.

— Что важнее, Снежнотряска или Активные Сани не вздумают присоединиться к 24му? В такой ситуации мы запросто получим выстрел в спину. Просто потому, что они увидели эту неразбериху в наших рядах, не должно обязательно означать, что другие силы начнут действовать.

— Прошу прощения, но неужели вы в самом деле полагаете, что кто-то ещё разделит радикальные взгляды 24го? В другие подразделения были направлены Чёрные униформы, чтобы выполнять там заставную службу, но это больше похоже на пустую растрату налоговых сборов.

— Да, полагаю, это всего лишь безумные идеи аристократов.

— Так как нам провести перехват 24го?

— Что ж...

Флорейция окинула взглядом гигантскую карту, прицепленную к белой доске. Она взяла маркер, сидя на столе, и с силой ткнула кончик в точку на карте, словно она метала дротик.

— Если они продолжат в том же духе, в итоге они должны будут оказаться у острова Виктория. Вот где мы разнесём Индиго Плазму на куски.

Глава 2

Квенсер и Хейвиа вышли из открытой задней части грузового самолёта и очутились в снежной стране.

Они находились в на скорую руку сооружённом лётном поле на арктическом острове Виктория, в северной части района Амазонки.

— Не могу поверить, что они могут приземлиться в настолько замёрзшем месте. Это что ли взлётно-посадочная полоса? На ней можно играть в хоккей, — шокировано сказал Хейвиа, но потом он лихорадочно отпрянул в сторону, когда раздался гудок грузовика.

Несколько больших военных грузовиков съехало по опущенной двери грузового самолёта и отправились на взлётно-посадочную полосу.

Квенсер обхватил себя руками, пытаясь согреться, хотя на нём было тяжёлое пальто.

— Где принцесса?

— Она прибыла сюда уже давно. Мы прибыли позже для возведения базы техобслуживания. Нас не будут отправлять каждый раз на передовую, — сказал Хейвиа, после чего поднёс руку ко лбу и задрал голову вверх. — Я думал, что Индиго Плазма творит какие-то безумные вещи, но я никогда бы не подумал, что это окажется подразделением скандально известного Плайзвелла Ситисликера[✱]Ситисликер — (от англ. City slicker) — слово, обозначающее городского жителя, норовящего одурачить жилетей деревни.. Я мало что о нём слышала за последние два или три года. Интересно, когда это его обнаружили, и он начал свой путь элитника?

— Кто он?

— Потомственный адвокат. В общем, это стереотипный пример такого аристократа, с каким ты не захотел бы иметь дело, — вмешалась Флорейция со своей длинной, тонкой кисеру во рту. Похоже, ей было нечем заняться до момента окончания возведения базы техобслуживания, потому что выглядела она скучающей. — В общем, он дурак, по ошибке решивший, что его конечной целью должно стать предоставление группе людей, скопившихся вокруг него, контроля за войной и правительством. Он поддерживал возвращение класса рабов, который был полностью упразднён несколько десятилетий назад. Он утверждает, что застой в экономике Легитимного королевства связан с нехваткой рабочей силы.

— Он пытается использовать язык, чтобы протолкнуть эту реформу общественных классов. Ситисликер — это ярый активист сохранения языка.

— Имеете в виду, он разделяет людей по тому признаку, могут ли они говорить на этом языке или нет?

— Да. Ситисликер боится упадка официального языка Легитимного королевства больше, чем чего-то ещё. Ходят слухи, что он стоит за несколькими террористическими атаками, включая убийство членов группировок, говорящих на иностранном языке, и бомбардировки иноязычных школ. Хотя никогда не было достаточных доказательств, — сказал Хейвиа.

Квенсер нахмурился и сказал:

— Это правда, что временами можно услышать об исчезновении языков, потому что им пользуется недостаточное количество людей, которое может передать его потомкам, но ведь Ситисликер говорит про официальный язык Легитимного королевства? Это официальный язык одной из главных мировых держав. Он не так-то просто исчезнет.

— Официальный язык Легитимного королевства преимущественно основан на французском с добавлением языков других европейских культур. Ты ведь знаешь это, Квенсер? — Флорейция с улыбкой хлопнула по плечу. Там был знак подразделения с несколькими символами. — Но какой язык используется на военных знаках отличия?

— ...Английский.

— Вещи типа военного жаргона, интернет-тэги и языки программирования часто основаны на английском даже сейчас. Это пережиток эпохи, предшествующей появлению Объектов, но я совру, если скажу, что не было бы проще продолжать использовать существующую терминологию. Но Ситисликер не позволит этого. Пока всё вплоть до пунктов меню в ресторанах Легитимного королевства не будет на официальном языке, он не будет удовлетворён.

— Больше похоже на то, что это как раз он разрушает языковую культуру. Так этот ублюдок Натли выстрелил нам в спины из-за этого?

— Если добавишь толковой приправы, активизм за сохранение языка может показаться довольно красивой вещью, — сказал Хейвиа, ухмыляясь. — Если аристократы и простолюдины говорят на одном языке, тогда они смогут спокойно сосуществовать. Мужчины смогут сосуществовать с женщинами, взрослые с детьми, а также люди разного цвета кожи. Если мы просто сможем говорить друг с другом на одном языке, все смогут вместе улыбаться. Разве это не замечательно?! ...Их коммерческие ходы нацелены на нечто подобное.

— Разумеется, они не поднимут вопрос об обратной стороне монеты. Картина мира такова, что ты не намерен улыбаться с теми, кто не говорит на твоём языке. Фактически, это лишь показывает, что ты не намерен относиться к ним как к товарищам.

— Натли был чёрным.

— Истина, но и Кукмен был чёрным. А Мёнри была азиаткой. Легитимное королевство может основываться на культуре ушедшей эры королей и рыцарей, но чернокожие аристократы в наши дни перестали быть редкостью. Не похоже, чтобы это служило основанием для того, чтобы его слова оказались актуальными, и в результате этого он сбился с верного пути.

— Не имеет значение, имеется ли основание или нет. Пока у таких, как Натли, имеются хоть малейшие сомнения касательно этих мыслей, Прайзвеллу Ситисликеру просто оставалось найти их и использовать в своих целях.

— Но ты также сказал, что Ситисликер — потомственный адвокат...

— Да. Прям как в рядах мафии, он окружил себя кровными родственниками. В сущности, он никогда бы не доверился незнакомцу. Он использует язык как предлог, когда выбирает себе «пешек».

От этого разговора во рту Квенсера осталось горькое послевкусие.

Для Ситисликера это может быть очередной привычной тактикой.

— Он не волнуется ни о ком, кроме себя, — пробубнила Флорейция, оценивая лидера 24го. Она медленно выдохнула немного дыма. — Вот почему он не подходит даже на роль аристократа. Из-за этого он мог почувствовать необходимость ускорить дело. Весь этот инцидент, похоже, был его попыткой получить больше прав голоса в Легитимном королевстве посредством его военного вклада. Потом он может продолжить заниматься активизмом по сохранению языка. ...Но вы видели, что произошло. Его расправа над гражданскими Организации веры была остановлена, и он не смог создать ту искру, какую хотел. Его манипуляция информацией, которая должна была принести ему преимущество за счёт создания недоразумения, также провалилась. Его политическое маневрирование было выставлено на свет, и его влияние резко ослабло. Вскоре его позиция аристократа, скорее всего, будет официально аннулирована, и к нему будут относиться как к жалкому «падшему аристократу».

— Но он предпринял действия, прежде чем это случилось, — бормотал Квенсер.

Флорейция пожала плечами и сказала:

— Должно быть, он надеется пересечь Атлантический океан, пригрозить Верховному Парламенту и скорректировать свою политическую траекторию, или же он надеется атаковать город Информационного альянса на востоке Америки, чтобы восстановить своё влияние. Что бы он ни планировал, это лишь усугубит дело, и руководство армии не хочет, чтобы произошло что-либо из этого. Теперь, когда он зашёл так далеко, мне почти жаль его. Не то чтобы я намерена сдерживаться, — небрежно сказала она. — Цель Прайзвелла Ситисликера не в том, чтобы ниспровергнуть Легитимное королевство. Он просто хочет восстановить свою позицию в сложившейся системе. А потом он хочет заполучить позицию, которая предоставит ему запредельную военную силу, с помощью которой он может направить политику Верховного Парламента в том направлении, что соответствует его собственным взглядам.

— У них ведь только Индиго Плазма?

— Да, но эта местность словно усадьба Прайзвелла Ситисликера. Ходят слухи, что он в секрете владеет неофициальной фабрикой по производству оружия, расположенной где-то здесь. Возможно, по пути они пополнили запасы, и теперь их Объект снабжён оружием, которого нет в имеющихся у нас диаграммах. Если мы расслабимся, можем налететь на не самый приятный сюрприз.

— Но у нас три Объекта, а у них только один, — шутливым тоном сказал Хейвиа Квенсеру. — Какое бы оборудование они ни достали, числа слишком различаются. — Наша победа гарантирована. Единственная проблема тут в том, что у нас останется дурной привкус после расстрела наших товарищей из Легитимного королевства.

— Да, в конце мы почти наверняка одержим победу, — согласилась Флорейция. — Но не забывайте, что в процессе мы можем получить определённые повреждения. Ведь сын из семьи Винчелл не собирается помереть от шальной пули, когда победа уже у него в руках?

Весёлое лицо Хейвиа застыло от холодного тона Флорейции.

Глава 3

Спустя несколько часов из конвоя больших тяжеловозов была сконструирована база техобслуживания. Флорейция собрала членов подразделения и начала предмиссионный брифинг.

— Враг скоро будет здесь, — она воспользовалась проектором, чтобы отобразить карту за своей спиной. — Мы выступаем против 24го Мобильного батальона техобслуживания и Индиго Плазмы. Нет нужды относиться к ним как к товарищам из Легитимного королевства. Они достаточно запятнали имя Легитимного королевства, что Верховный парламент официально провозгласил их вражеской силой. Чтобы предотвратить любой ненужный вред, в том числе гражданским, мы должны устранить подразделение и его лидера, Прайзвелла Ситисликера.

Это не вызвало никакого волнения в толпе.

Они все видели истинную природу Индиго Плазмы, когда она пыталась уничтожить гражданских на Камчатке, хоть те гражданские и были из вражеской державы. Современная война привнесла чёткое отличие между безопасными странами и полем боя. Также стала ясна истинная природа Флорейции и 37го, которым она командовала, когда они позволила гражданским уйти на подлодках, хоть это и не сулило их подразделению никакого поощрения. Сила, пересёкшая эту черту, должна быть уничтожена, пока не стала ещё сильнее.

— Как можно предположить из названия, Индиго Плазма — это Объект второго поколения, специализирующийся на использовании низкостабильных плазменных пушек. Похоже, она мощная сама по себе, но похоже, что они разработали тактику, в которую включено и подразделение пехоты. ...Это потому, что они были частью армии Легитимного королевства. Они анализировали наши победы и попытались с помощью этой информации увеличить свои боевые возможности.

Несколько людей из толпы саркастично захлопали в ладоши, но Квенсер был ошарашен. Он сражался с Объектами не с целью сделать убийц ещё сильнее.

Чтобы унять тяжёлую атмосферу, Квенсер задал вопрос:

— Что именно мы будем делать?

— В общем, мы расправимся с ними здесь, на берегу острова Виктория. Малыш Магнум и Снежнотряска заблокируют им путь на сушу, а Активные Сани не позволят им отступить в море. 24ый не будет пытаться устранить нас в прямом столкновении. Их подразделение пехоты, скорее всего, попытается сделать что-то иное. У них нет шансов, пока это три против одного, так что они предпримут стратегию, направленную на разрушение нашего единства.

— Есть ли какая-нибудь информация, требующая особенного внимания?

— 24ый предпринимает эти действия, потому что они верят, что у них будут лучшие шансы, чем даже в случае один на один, если мы саботируем друг друга. Я сомневаюсь, что битва пойдёт именно так, как хотят они, но есть реальная опасность возникновения ненужного замешательства, которое приведёт к большему урону, чем нужно. Если вы не хотите напрасно погибнуть, когда победа у нас в кармане, постарайтесь оставаться начеку.

После этого она объяснила, что именно будут делать различные подразделения. Было развёрнуто больше пехотинцев, чем обычно. Факт, что Флорейция отправляла более ста пехотинцев, показывал, насколько она опасалась подразделения пехоты 24го Мобильного батальона техобслуживания.

Когда предмиссионный брифинг окончился, Хейвиа нырнул в толпу солдат, направляющихся к выходу, и проложил себе путь по направлению к Квенсеру.

— Слышь, герой. В какую зону ты направляешься?

— Зона Ф.

— Тогда мы будем вместе.

— Мы устанавливаем бомбы по пути следования 24го, чтобы остановить их пехоту и транспорт, правильно?

— Да ладно, хватит. Говоря об этом, когда мы только-только вышли, ты лишь больше расшатываешь нервы. Когда это ты стал таким смышлёным?

— Я не хочу, чтобы в итоге вышло так, словно я зубрил всю ночь перед вступительным экзаменом. Ненависть к таким вещам как раз и сделала меня полевым студентом. Но я могу умереть, если не сделаю это. Слухи говорят, что Индиго Плазма разжилась дополнениями, задействовав личные ресурсы. Если это правда, чертежи Легитимного королевства окажутся ненадёжными. Как и в те дни с Крыльчатым балансёром, мы видели, насколько опасным может быть неверное толкование способностей Объекта.

— ...Ага, никто не мог ожидать, что найдётся Объект, способный прыгать, — сказал Хейвиа с отвращением.

Покинув комнату для собраний, они заметили нескольких знакомых мужчин, сидящих с прислонёнными к стене спинами. По их одежде было ясно, что они не военные. Их можно было описать лишь как грязных мужчин средних лет.

Пройдя мимо них, Квенсер спросил у Хейвиа.

— Кто они?

— Полагаю, съёмочная бригада CS. Одно из тех армейских шоу. Мы прибыли сюда напрямую с Камчатки. Чёрные униформы убыли, чтобы помочь с миссией, но не было времени, чтобы разбираться с теле-бригадой. Им придётся торчать тут, пока грузовые самолёты не отправятся обратно в безопасную страну.

— Я удивлён, что репортёрам не запретили выходить наружу, пока тут бушует подобный скандал.

— В обычной ситуации их бы бросили в камеры заключения во имя сохранения информации. Наша суперсисястая командирша может нагнать страху, но одна из её хороших черт заключается в её способности позволять такие странные вещи.

— ...Но ведь битва вот-вот начнётся? Это в самом деле нормально?

— Откуда я могу знать? Но они заявились на базу техобслуживания на передовой линии, так что они должны были подготовиться к возможным неприятностям. По крайней мере это будет указано мелким шрифтом снизу некоего документа, который они подписали. В противном случае эта пышногрудая командирша никогда бы не позволила этого.

(Так она хорошая или нет?..)

Квенсер развернулся и посмотрел на оператора, который выглядел полностью измотанным. Они ожидали чистую битву между Объектами, похожую на официальные спортивные состязания?

Однако не было никакого смысла говорить с ними.

Квенсер не обладал властью отправить их обратно в безопасную страну, и он не мог пилотировать грузовой самолёт.

— ...Это значит, их звезда по-прежнему здесь? — заинтересовался Квенсер.

— О, она была поразительной. Она напомнила мне идола, навевающего воспоминания о старых днях. Она была в белом и розовом камуфляже. Должно быть, она готовилась к перестрелке в зарослях клубники со сливками.

— Интересно, будет ли это опрометчиво, просить её об автографе в такой ситуации.

— Вероятно, ты можешь это провернуть во время неразберихи, когда мы закатим победную вечеринку.

Внезапно из-за угла вышла принцесса, держа в руках несколько упаковок с пайками. Она заметила Квенсера с Хейвиа и приблизилась к ним.

— О, вы направляетесь на борт Малыша Магнума?

— Угх, эти пайки выглядят омерзительными, как и всегда. Слышь, как насчёт устроить забастовку, когда дела примут немного мирный вид?

Принцесса проигнорировала предложение Хейвиа, которое могло быть интерпретировано как государственная измена, и взглянула на Квенсера.

— ...Пожилая леди странно себя ведёт.

— А?

— Полагаю, ты тоже не знаешь, что происходит.

Принцесса глубоко вздохнула. Должно быть, она беспокоилась.

Похоже, Хейвиа упустил из виду, насколько серьёзно она говорила, поскольку он выдал:

— Любой будет на нервах прям перед миссией. В этот раз в дополнение к Объекту на передовой будет задействовано много пехотинцев. Может, она беспокоится за нас, словно мы её семья.

— Разве может быть такое? — сказала принцесса с озадаченным взглядом, направившись к зоне техобслуживания Объекта.

— ...

Квенсер уставился ей в спину, пока она удалялась, но потом...

— Ахн? Слышь, Квенсер, куда ты? Мы скоро отправляемся.

— Я пойду в обход.

— Ясно. Валяй и выслушай, о чём волнуется старая леди, если хочешь, но поторопись с этим.

— Я не настолько мягкосердечный. Просто все эти битвы оставили мне совсем мало времени на изучение конструкции Объекта. У меня достаточно времени, чтобы сделать быстрый визит в зону техобслуживания. Я должен забить голову столькими знаниями, сколькими смогу.

— Хватит извинений, сердцеед. Иди и заставь трепетать сердце этой старой леди.

Проигнорировав односторонний вывод Хейвиа, Квенсер направился в зону техобслуживания. Принцесса, должно быть, отправилась к Объекту на всех парусах, потому что он не нагнал её по пути.

Течение времени внутри было иным.

Всё было гораздо, гораздо быстрее.

Скорость, на которой двигались вещи и люди, была гораздо больше, чем обычно.

Изрядное количество урона было получено во время битвы с Крыльчатым балансёром на Камчатке. А сейчас их ждала другая битва. Они хотели устранить столько повреждений, сколько это было возможно. В конце концов...

(Мы выступаем против предателя, который покинул Легитимное королевство. Обычные правила войны тут не применимы. Мы не можем использовать белый флаг, так что поражение означает расправу.)

Словно в шаге за их спинами был обрыв. Желание сделать по возможности как можно больше было понятно.

— Парень, — сказал голос позади него.

Он развернулся и обнаружил пожилую леди из бригады техобслуживания, приближающуюся с ящиком для инструментов.

— Это экстренная подготовка к битве. У меня нет времени читать лекции новичку.

— Вы всегда говорите мне воровать столько информации, сколько я смогу, используя глаза. Я пришёл, чтобы проверить, сколько я смогу усвоить во время настоящей суматохи.

— Хмф, — сказала пожилая леди, после чего показала Квенсеру жестом следовать за ней, а потом продолжила путь.

Как и сказала принцесса, она была не очень разговорчивой. К тому же было не похоже, что это было простое нервное напряжение перед битвой. Прочие солдаты техобслуживания были странным образом воодушевлены, подбадривая себя на взрывную активность. Их отношение к делу более менее соответствовало их статусу солдат техобслуживания.

Пожилая леди не затопала по направлению к каркасу подмостков вокруг главного корпуса Объекта. Напротив, она направилась к крану немного в стороне от Объекта. Это был тип, какой используется в портах и судостроительных заводах, и у которого сиденье оператора расположено на нескольких десятках метров над землёй.

Вместо того, чтобы опустить сиденье оператора крана к земле, они вдвоём спрыгнули с подмостков, выдающихся в пустой воздух, и оказались на просторной площадке, закреплённой вокруг сидушки крановщика. Этот способ пришёлся Квенсеру не совсем по нутру.

— Э-это не тот кран, что мы обычно используем.

— Это формат армии Легитимного королевства, но конкретно этот мы позаимствовали у подразделения, что уже было на острове Виктория. Мы вряд ли можем впихнуть в грузовые самолёты всё необходимое.

Это значит, несколько хороших грузовиков 37го Мобильного батальона техобслуживания было оставлено на Камчатке.

Когда Квенсер подумал об этом, пожилая леди бросила ему бинокль.

— Ты ведь сможешь лучше воровать знания глазами, если заберёшься выше? К тому же мы не можем нянчиться с тем, кто не понимает ритм вещей, творящихся внизу.

— Вы точно суровая...

Квенсер вошёл в замкнутое пространство, которое содержало сиденье крановщика.

Это было большое пространство. Ему показалось, что сюда может поместиться целый десятиместный фургон. В центре было установлено единственное кресло, а вокруг него — различные кнопки и рычаги. А также...

— Ух ты, пол прозрачный. Если вы затащите сюда кого-нибудь с боязнью высоты, они, вероятно, скажут вам что угодно, чтобы их выпустили.

— Для подобных кранов необходим какой-либо способ видеть, что происходит снизу.

— Но этот кран точно используется? Я вижу электрический автомат с горячей водой, журналы, спальные мешки и кучу других мелких вещей. Похоже, что тут живут люди.

— Как я сказала, мы позаимствовали его. Не всё оборудование, что они здесь используют, полезно. Мы думали, он может служить, по крайней мере, комнатой отдыха.

— Хмм, — сказал Квенсер, осматриваясь.

Там было разбросано множество вещей, с помощью которых можно коротать время. На полу было разложено несколько настольных игр. Он увидел несколько незнакомых журналов с механическим уклоном, наваленных тут и там. Он также увидел журнал, посвящённый лошадиным скачкам, который позволял делать ставки онлайн. Была ещё куча вещей, привлекающих внимание. Посреди них оказалась рамка с цифровой фотографией. На ней была изображена эфемерно выглядящая девушка с чёрными волосами.

Квенсер подобрал её и спросил у пожилой леди, кто это.

— Это моё.

— Хехх. Так это ваша дочь? Или внучка?

— Это я.

— ???!!!

Квенсер быстро поднял глаза над цифровой фотографией, а потом опустил их обратно на изображение.

— ...У-у вас есть особая способность снова становиться молодой в ночь полнолуния?

— Придурок. Она была сделана давным давно. Ты мог определить это по городскому пейзажу на заднем плане. Подобного вида больше не существует на японских островах.

— Э?.. — Квенсер застыл на месте. — Японские острова?

Пожилая леди цокнула языком на этот вопрос. Похоже, она жалела, что ляпнула это.

Наконец, она вздохнула и сказала:

— Я — иммигрант из Корпораций капиталистов. Даже можешь сказать, что я беженка.

Да, японские острова были территорией Корпораций капиталистов.

На самом деле они были разделены на восток и запад. Западная часть островов была под контролем силы, которая желала восстановить императорский двор, и они попытались устроить крупный выход из союза Организации веры. Организация веры и Легитимное королевство вступили в конфликт с той силой, которая пыталась восстановить систему Императорского двора. Также со стороны Корпораций капиталистов произошла смена ценностей, что прошло вне зависимости от того, насколько налаженная была система поддержки их информационной инфраструктуры, и их осмеяли за начало перехода к системе, больше напоминающей Информационный альянс. В общем и целом, это была очень невнятная и потенциально взрывоопасная ситуация. Однако японские острова стали официально считаться собственностью Корпораций капиталистов.

— Но как ты можешь отчётливо видеть, я не чистая азиатка.

— Ну, они разрешили впускать множество иммигрантов, чтобы побороть эффект низкого коэффициента рождаемости и большого возраста населения.

— В историческом плане, как раз это помогло широкому распространению технической информации по Объектам.

— Так что такого с тем, что вы беженка?

— Это было связано с моей дочерью и зятем, — Квенсер ожидал, что она откажется говорить, но ответила она с охотой. — Они занимались кое-какой благочестивой работой. Если точнее, они хотели привнести надёжную агрокультурную технологию в места нехватки еды. Они подчёркивали свою работу фразой: «Мы можем спасти людей, страдающих из-за нехватки урожая, если просто будем есть меньше магазинных бэнто во время обеда». Вот из-за чего мы стали беженцами.

— Почему? В этом нет ничего плохого.

— Ох, ещё как есть. Корпорации капиталистов — это мировая держава, где экономика и корпорации контролируют правительство и войны. Большая группа, владеющая сетью магазинов, вышла из себя. Они расценили это как информационный терроризм, который наносит огромный урон экономике с помощью слов. Моя дочь и зять почти что были расстреляны антитеррористическим отделением полиции.

— ...Ого.

— У нас не осталось других вариантов, кроме как отправиться туда, где Корпорации капиталистов не доберутся до нас. Даже так, Легитимное королевство едва ли можно назвать раем, с его-то помешательством на родословной. Иммигранты с неустановленным происхождением ущемлены во всём. Чтобы жить нормальной жизнью, нужно обладать необходимыми навыками, которых хватит, чтобы побороть это ущемление в правах.

Если бы она сказала, что не сожалеет о том, что покинула Корпорации капиталистов или японские острова, вероятно, она бы соврала. Это было отчётливо видно по её взгляду. Однако она бросила всё это с целью защитить свою семью. Возможно, её жизнь являла собой путь, наполненный битвами куда опаснее, чем предстоящая сейчас.

— Так где сейчас ваша дочь и её муж? В районе Южной Великобритании?

— ...В городе для постоянного проживания иммигрантов на восточном конце острова Виктория.

Поскольку это было прямо в центре нынешнего поля боя, Квенсер пожалел, что задал этот вопрос.

Должно быть, потому пожилая леди и вела себя так странно.

— Во время битвы с Водомеркой и Рашем город был временно эвакуирован в Европу. Они только что вернулись после того, как положение дел утряслось.

— Боюсь спрашивать, но как проходит эвакуация?

— Прямо сейчас даже у персонала CS нет достаточного времени, чтобы уйти. По-твоему, оно есть, чтобы эвакуировать целый город?

Глава 4

Квенсер возбуждённо следил за тем, как специальный газ, используемый в низкостабильных плазменных пушках, загружался в главные пушки, но он слегка перегрелся, и никакая важная информация не улеглась в его голове. Удивляясь, почему обучение идёт из рук вон плохо, Квенсер покинул зону техобслуживания и встретился с Хейвиа, который только что закончил чистить внутреннюю часть ствола винтовки.

— Слышь, Квенсер, ты влюбил в себя старую леди?

— Похоже, жизнь старой леди на редкость тяжёлая. Но учитывая, насколько Флорейция помешана на Японии, её глаза наверняка загорятся азартом, услышь она эту историю.

— Ахн?

Хейвиа выглядел озадаченным, но не было времени объяснять подробнее. Он и Квенсер больше не могли прохлаждаться и дальше.

Они воспользовались грузовыми самолётами, чтобы заранее облететь предположительный путь Индиго Плазмы, и были уверены, враг придёт. Если они будут бить баклуши, то окажутся в крайне невыгодном положении.

Когда они покинули бараки, сконструированные из тех больших тяжеловозов, лейтенант средних лет стал распределять войска. Их разделили на команды, которые затем погрузились на различные грузовики.

— Команды с А по D задействуют вертолёты, а команды с Е по H автомобили! Команда I, у вас будет скрытная миссия, так что вы задействуете электрические снегоходы! Перед тем, как уйдёте, обязательно проверьте цепи зажигания, а также уровень шума, который они производят во время езды!

— О, боже. Мы встряли с автомобилями. Это самый грубый вариант. Они относятся к нам как к картошке.

— Мы сражаемся с Объектом, который снабжён тонной противовоздушных лазеров, так что я бы сказал, что автомобили куда лучше транспортных вертолётов.

— Базара нет. И они летят настолько низко, что от парашютов становится мало толку.

— Я слышал, они разрабатывали устройство, которое снижает скорость падения с помощью выпуска воды и сжатого воздуха. Как думаешь, это правда?

Лейтенант средних лет наорал на них за разговорчики, и Квенсер с Хейвиа лихорадочно помчались забираться в заднюю часть военных грузовиков, направляющихся в зону F. Более двадцати солдат забралось в закрытую секцию грузовика.

— Квенсер, у вон того парня есть колода карт. Давай сыгранём в покер, чтобы убить время.

— Мне неинтересно играть, когда нечего поставить.

— Да ты сосёшь в покере, — выдал Хейвиа, прежде чем присоединиться к игре.

Квенсер безучастно задумался, глядя на замёрзший ландшафт через просвет в материи, закрывающей заднюю часть грузовика.

(Если я попытаюсь считать в уме, пока этот грузовик так сильно трясётся, я в один миг заработаю дорожную болезнь.)

Глава 5

— Молчать. Меня не волнует ваша ситуация. Продолжайте выполнение миссии!

Спустя двадцать минут из-за дорожной болезни все солдаты были готовы извергать рвотные массы. Ответ, который они получили от Флорейции, был более менее таким, какой ожидал Квенсер.

— ...Проклятье. И зачем мне ещё одно напоминание о том, что наша сисястая командирша настоящая садистка, — сказал Хейвиа.

— Это была твоя вина.

— Не строй из себя невиновного. Если ты знал, что такое случится, мог предупредить меня.

— Я не тот, кто в праве говорить другим, как проводить личное время.

Почти половину из тех, кто вылез из остановившегося военного грузовика, мутило от дорожной болезни. Те, кто не стал участвовать в карточной игре и кто отличался повышенной выносливостью, были в порядке.

Квенсер вытащил из сумки пластиковый заряд Топора и сказал:

— Я установлю взрывчатку вдоль дороги. А вы глубоко подышите, пока будете смотреть.

Похоже, руководство получило урок на Камчатке, потому что в этот раз выданные им рации были намного мощнее. Та, что была у Квенсера, покрывала большую площадь.

Квенсер устанавливал взрывчатку вдоль единственной маленькой дороги, разрезающую необъятную снежную равнину. Дорога не была вымощена. Это была не более чем притоптанная грязь.

В таких пустошах люди весьма склонны путешествовать по дорогам или другим путям. Упавшие деревья или острые камни могут разорвать покрышки, и колёса могут увязнуть в грязи.

В замёрзшей Арктике, где нет ничего, куда достаёт взгляд, подобный риск было сложно представить.

— Раз ты такой башковитый, что ты планируешь делать, если они заглушат сигнал, сделав бомбы бесполезными?

— Смысл бомб не в том, чтобы взорвать все цели, — ответил Квенсер. — Уловка в том, чтобы посеять в них сомнение касательно того, где именно может быть установлена взрывчатка. Чем больше они будут бояться бомб, тем меньше будет свободы в их действиях. Пока будет так, мы оставим за собой возможность совершить первую атаку. Бомбы нужны просто чтобы заблокировать их перемещение. Само собой, итог битвы будет подведён принцессой.

— Ясно. Угх... Чёрт. Может, я почувствую себя лучше, если разок проблююсь.

Хейвиа присел, издавая стоны, но Квенсер проигнорировал его и вернулся к своей работе. Он втыкал электронные взрыватели в Топоры и закапывал их в грунтовую дорогу. Поскольку целью было запугать пехотинцев 24го, а потом забрать их, чтобы обезопасить бывшее поле боя, было наиболее эффективно умышленно прикрыть их землёй и снегом.

— Безопасное поле боя? Хм. Это точно фраза тех, кто удерживает власть. Совсем недавно мы сражались с Объектом.

— У тебя настолько плохое настроение, потому что охота порыгать? Времена меняются от момента к моменту. Я слышал, эвакуированные жители уже вернулись в панельный город на востоке.

— Это в самом деле нормально? Ходят слухи, что солдаты, брошенные в ходе эвакуации армий Корпораций капиталистов и Информационного альянса из района Аляски, настроили иглу[✱]Иглу — эскимосская хижина из затвердевшего снега. по всей снежной равнине... Угх.

Приготовленное ими средство не было предназначено для того, чтобы расправиться с солдатами, высланными на передовую. Если они заметят любые признаки того, что пехотное поразделение противника приближается с целью атаковать базу техобслуживания, вражеские грузовики будут взорваны или остановлены на дороге. Выигранного времени им хватит, чтобы укрепить свою оборону.

— Пошли. Нужно запечатать ещё один путь.

— Что если 24ый испугается и решит избегать дороги?

— Там упавшие деревья, острые камни, скрытые под снегом ямы и грязевые участки. Нам остаётся надеяться, что они попадут в эти естественные ловушки. К тому же они не имеют понятия, по каким принципам мы устанавливали бомбы. Они будут опасаться независимо от выбранного пути, и это их замедлит.

Группа страдающих дорожной болезнью совсем не хотела возвращаться к военному грузовику, но их заставили. Тогда Квенсер с остальными снова затопали по грунтовой дороге. Каждый раз, когда они останавливались на пересечении с другими путями, им нужно было устанавливать заряды.

— Это принцесса.

Хейвиа уставился вдаль. Квенсер взглянул и увидел массу металла длиной более пятидесяти метров, направляющуюся в их сторону. Он был втянут в жесткую схватку против Крыльчатого балансёра на полуострове Камчатка, но похоже, что его техобслуживание было завершено во время транспортировки. Он выглядел как новенький.

Квенсер и остальные помахали руками, и принцесса должна была заметить это с помощью камер, поскольку помахала главной пушкой им в ответ. Она направилась к берегу с целью дождаться Индиго Плазму.

Квенсер опустил поднятую руку и сказал:

— Где остальные Объекты? Если не путаю, Снежнотряска собиралась атаковать предателя с суши.

— Вон там.

Квенсер поглядел в направлении, куда указывал Хейвиа, и заметил гигантскую фигуру, проходящую по возвышенности в нескольких километрах от них. Вряд ли нечто настолько большое могло сделать что-то такое, но похоже, что этот Объект даже не думал скрываться от вражеских глаз во время движения. Как пехотинец, который может быть убит единственной пулей, Квенсер завидовал.

— Активные Сани, скорее всего, приближаются по морскому пути, которым должна будет воспользоваться Индиго Плазма. Я не представляю, чтобы что-то с этим пошло не так.

— Мы установили все бомбы, что нам делать теперь?

— Мы присоединимся к командам с А по D. Это для того, чтобы уничтожить подразделение пехоты 24го, которое укрылось около Индиго Плазмы в надежде каким-нибудь образом устроить саботаж. Это будет оживлённая перестрелка, наполненная грязью и сажей.

— В таком случае я бы хотел, чтобы кто-нибудь дал мне пистолет. Я — студент; у меня нет ничего, с помощью чего можно защищаться.

— Ага, ну а я — радарный аналитик. Радарный! Ты видишь где-нибудь поблизости радары?! Более того, нашей сисястой командирше наверняка сейчас доставили пиццу!

Квенсер и Хейвиа продолжали жаловаться, начав двигаться. Они были всего в нескольких километрах от фронтовой линии на берегу. Как только всё начнётся, будет куда опаснее оставаться в грузовиках, которые будут отображаться на радаре Объекта как большие металлические объекты. Более двадцати солдат из Команды F разделились на группы из двух-четырёх человек и направились к берегу поочерёдно, дожидаясь, пока не отправится следующая группа.

— Стой, почему наша группа выдвинулась первой?

— Давай просто признаем тот факт, что они думают о нас как о самых надёжных типах. Те, кто идёт сзади, это утята, плетущиеся за мамой-уткой.

— Это лишь напоминает мне о желании разжиться пистолетом. Если бы у меня было хотя бы два ствола, бьюсь об заклад, я мог бы начать стрелять во врагов на триста шестьдесят градусов вокруг себя.

— Квенсер, Хейвиа, — сказала Флорейция по рации. — Отставить лишние разговоры и идти вперёд. Команда В столкнулась с вражескими солдатами.

(Почему у наших раций включен двунаправленный режим?!)

С такой мыслью Квенсер и Хейвиа сгримасничали. Это значит, она слышала все их жалобы. Тон Флорейции казался холоднее, чем обычно.

— Команда В в небольших неприятностях, так что идите и помогите им, чтобы завести военных друзей.

— Ну и отстой.

— Прикажите тем второстепенным персонажам не умереть до появления главных героев.

Слабая тряска разлетелась по снежной равнине острова Виктория. Судя по всему, Малыш Магнум начал на берегу бой с Индиго Плазмой.

— Слышь, Квенсер. Эта битва будет скоро закончена, а раз так, не думаешь ли ты, что будет мудро выкопать где-нибудь в случайном месте яму и спрятаться там до её завершения?

— После этого Флорейция, вероятно, будет выбивать из тебя всё дерьмо, так что я едва ли могу назвать этот план безопасным.

Когда они собирались пройти по низкому холму, Квенсер и Хейвиа медленно припали к земле. Прямо впереди простирался берег. За слегка наклонённой землёй длиной где-то триста метров было белое, замёрзшее море.

И на берегу они увидели...

— Вон они. Похоже, двадцать наших против двадцати врагов.

Звуки выстрелов Объектов почти перекрывали их, но Хейвиа следил за перестрелкой. У Команды В, похоже, сбили вертолёт за миг до посадки, потому что они держали винтовки, укрываясь за несколькими вертолётами, лежащими на боку. Солдаты из 24го использовали четырёхколёсные грузовики и броневики в качестве укрытия.

Униформа пехотинцев из 24го не была стандартной униформой Легитимного королевства. Они носили защитные маски, похожие на осьминогов, и короткие, но широкие костюмы, которые делали контуры их тел нечёткими.

Глядя на перестрелку сбоку, словно судья в теннисе, Квенсер сказал:

— Что это? Силовые костюмы?

— Если так, они бы не пользовались укрытием. Они бы понеслись прямо на Команду В. Вероятно, это какая-то разновидность защитного костюма.

— ...Они же не собираются использовать бактерии или ядовитый газ?

— Эти костюмы не выглядят достаточно герметичными для этого. Возможно, они сделаны для какого-то огнемёта. И выглядят они как пожарники.

Затем Квенсер заметил большие газовые цилиндры на их спинах. К задним частям их больших винтовок крепился шланг. Если это был не кислород, это было что-то типа керосина для огнемёта. Квенсер не хотел думать о такой вероятности, но было возможно, что ствол их огнестрельного оружия служил и как ствол огнемёта.

— Но...

Хейвиа поправил рукоять своей винтовки, лёжа на земле, переключил различные датчики, необходимые ему для снайпинга на средних дистанциях, и прицепил супрессор, который по размерам был как полулитровая бутылка.

— Пора заняться делом. Давай поработаем на славу, чтобы потом заставить нашу пышногрудую командиршу как следует позаботиться о нас.

— Тут мне нечего делать.

— Используй свой бинокль, чтобы проверять, куда попадают мои пули.

— Похоже, тебя не беспокоит тот факт, что это бой с Легитимным королевством по обе стороны.

— Это бой между нашими врагами и нашими союзниками. Не могу говорить за всех, но я точно не испытываю к ним симпатию. Это то же самое, как драться с Флайдом.

— Мы точно стали сильнее. Я скучаю по тому времени, когда ты дрожал, глядя сквозь прицел на Аляске.

Хейвиа игнорировал его и дёргал за спусковой крючок.

Укрытием 24му служила линия грузовиков, выстроенная параллельно берегу, так что они функционировали лишь как щит против солдат за ними. Они никак не влияли на снайперскую стрельбу Хейвиа сбоку.

С приглушённым звуком выстрела один из солдат в защитных костюмах оказался повален набок, пока прятался за бронированным грузовиком.

— Что за чёрт? — Хейвиа нахмурился и посмотрел на ствол своей винтовки. — Ну и хлам. Он издаёт слишком много шума.

Незамедлительно после этого последовала контратака.

Разразился мощный гул огнестрельных выстрелов. Квенсер и Хейвиа неистово отползли назад, чтобы использовать холм как укрытие. 24ый знал, где именно они находились. Однако если они попытаются убежать от меткой стрельбы Хейвиа, зайдя за другую сторону грузовиков, что они использовали как укрытие, они подставят себя под огонь Команды В.

Это был стереотипный пример перекрёстного огня.

Поскольку было некуда бежать, солдаты 24го утопали в покрытой снегом земле в мгновение ока. Пока Хейвиа продолжал свою точную стрельбу, потребовалось менее пяти минут, чтобы подавить их.

Хейвиа убрал глушитель со ствола своей винтовки и сказал:

— Подавление завершено. Я выражу им признательность за то, что ни один из них не поднял руки, чтобы сдаться.

— Пойдём проверим их рации. Они используют тот же тип, что мы, так что мы можем перехватить их передачи, если узнаем частоту и метод шифрования, которые они используют.

— Копаться в трупах сразу после перестрелки? Ты тоже прошёл длинный путь.

Всё ещё оставаясь настороже в поисках оставшихся снайперов, Квенсер и Хейвиа отправились к Команде В. Затем они проверили поверженных пехотинцев 24го и грузовики, которые те использовали в качестве укрытия. Однако они не получили то, что хотели, чтобы перехватывать вражеские передачи. Рации были заблокированы паролем.

— Эти газовые цилиндры всё ещё беспокоят меня.

Квенсер осмотрел газовые цилиндры на спинах пехотинцев 24го. Шланг, прицепленный к их винтовкам, и дуло были сцеплены вместе, словно это был брандспойл. Это в самом деле походило на некий огнемёт.

— В грузовиках были похожие цистерны. И они были не просто для пополнения тех, что были у солдат. На крыше есть турель, похожая на ту, что используют в водовозках для пресечения беспорядков. Грузовики точно были сделаны, чтобы распылять своё содержимое, что бы в них ни было.

— Но зачем? — нахмурился Квенсер. — Это не окажет никакого эффекта на Объект, который может выдержать ядерный взрыв. Или они пытались напрямую атаковать нашу базу техобслуживания?

— Откуда я знаю? Технически, мы даже не знаем, действительно ли это огнемёт.

Послышалось мощное грохотание.

Продолжая бой, Малыш Магнум, Снежнотряска и Индиго Плазма медленно сближались.

Индиго Плазма.

Как предполагает имя, этот Объект второго поколения был разработан с тем учётом, чтобы выдавать максимальную мощность низкостабильных плазменных пушек. Все из более сотни его пушек были угрозой, но две главные пушки, торчащие параллельно друг другу спереди Объекта, были наиболее характерным аспектом этой машины. Похоже, эти запасные цистерны, выстроенные в ряд, предназначались для снабжения специальным газом.

Его механизм пропульсии использует статическое электричество, прямо как принцесса. Он использовал две лыжеподобные детали спереди и пять сзади, двигаясь по земле словно вскользь.

Однако была запредельная разница в скорости. Даже будучи в ловушке между Малышом Магнумом и Снежнотряской, Индиго Плазма словно танцевала вокруг двух Объектов.

— Что за чертовщина? Его мощность должна быть безумно высокой.

— Он использует статическое электричество, чтобы парить, как принцесса, но он задействует другой метод подрыва воздуха и движения вперёд. Он использует для этого механизм низкостабильной плазменной пушки, — сказал Квенсер, проверяя свой хендхелд.

Индиго Плазма был Объектом Легитимного королевства. Основы её дизайна хранились в базе данных.

Хейвиа нахмурился и сказал:

— Если это настолько эффективно, я бы хотел, чтобы они позволили нашей принцессе использовать это.

— Это предоставляет превосходную скорость, но привносит проблемы жароустойчивости. В общем, он производит слишком много тепла. Похоже, Индиго Плазма разбирается с этим с помощью какого-то электронного контроля, но в обычных условиях это привело бы к расплавлению днища Объекта.

— ...Погоди, я думал, он специализируется на совместной работе с пехотой. Он вроде как посылает вокруг устрашающие порывы ветра. Пехотинцев просто сдует.

Они могли настолько спокойно говорить об этом лишь потому, что на их стороне было два Объекта. Индиго Плазма несомненно была мощной. Принцесса не могла с ним сладить, когда дело касалось скорости. Однако Индиго Плазма не могла продолжать этот бой, не поддерживая высокую скорость постоянно.

Поддержание такой экстремально высокой скорости приведёт к тому, что элитник, пилотирующий Объект, будет испытывать напряжение. За редким исключением, таким как Раш Информационного альянса, эти монструозные орудия пилотируются людьми. Если пилот будет физически изнурён, движения Объекта будут притуплены. Как только движения Индиго Плазмы упадут за допустимый уровень, принцесса и Снежнотряска не станут колебаться, чтобы уничтожить предателя из своих главных пушек.

Как раз когда Квенсер и Хейвиа думали об этом, они услышали электронный гудок.

Прежде чем они смогли проверить, откуда он идёт, они услыхали шум, похожий на отвинчивание газопровода. Шум будто шёл со всех направлений вокруг них, и странный запах ударил им в нос. Это было зловоние, похожее на расплавленный пластик.

— Кгхе кгхе?! Слышь, Квенсер, что это?!

— Дерьмо, это трупы пехотинцев из 24го! Что-то выходит из винтовочных дул, что служат стволами для газовых цилиндров! И то же самое с грузовиками!

— Как?! Трупы не могут управлять вентилями!

— Откуда я могу знать?! Может, кто-то открыл их удалённо!!!

Воздух у ног Квенсера дрогнул, словно сахар, смешанный с водой. Будто это был некий бесцветный, прозрачный газ.

— Вашу мать, это какое-то химическое оружие?!

— Если они использовали какой-то особый газ, то убить нас им было бы как два пальца обоссать! Это что-то другое! Похоже, оно тяжелее воздуха, так что давай забежим вон на тот холм!

Услышав слова Квенсера, Хейвиа показал жестом другим солдатам забираться на холм. Потом два парня побежали. Более сорока солдат из Команд с А по F последовали за ними. Они находились где-то в трёхстах метрах от вершины холма.

Квенсер скривил лицо, пытаясь стряхнуть ужасный запах, который взбирался по его униформе.

(Не может быть...)

Те газовые цилиндры содержали не ядовитый или воспламеняющийся газ.

Индиго Плазма использовала низкостабильные плазменные пушки в качестве главных.

Это оружие использует огромное количество электричества, производимое реактором, чтобы искусственно создавать высокотемпературную плазму из специального газа.

(Да вы издеваетесь надо мной!)

Из-за разницы в мышечной силе Хейвиа достиг вершины холма первым. Переводя дыхание, он развернулся и посмотрел на Квенсера с облегчённым выражением лица.

Квенсер изо всех сил велел другом парню лечь.

Затем Квенсер перевалился на другую сторону холма.

— Гвех?! Чёрт подери, какого хе...?!

— Ложитесь! — прокричал Квенсер остальным солдатам, игнорируя жалобы Хейвиа. — Пехота 24го распространяла специальный газ для низкостабильной плазменной пушки! Он детонирует в ответ на выстрел пушек Объекта!

Одна из пушек Индиго Плазмы слегка сдвинулась, пока та продолжала вести бой.

Это была одна из самых мелких имеющихся у неё пушек.

Она была использована чуть ли не сразу, когда главный бой на миг прервался.

Как бы то ни было...

Взрывной луч света выстрелил прямо в берег.

Когда низкостабильная плазменная пушка произвела выстрел, вся местность, где был распределён газ, разом взлетела на воздух.

Это было на сто метров? Двести? Триста?

Квенсер не был уверен, насколько далеко распространился взрыв. У него были более насущные проблемы. Болезненное сотрясение ударило по его глазным яблокам и барабанным перепонкам одновременно. Его руки и ноги дёрнулись в конвульсии, не дав ему даже обхватить себя. Его спина изогнулась со своим собственным аккордом, и потребовалось немного времени, прежде чем он вспомнил, как её распрямить. Он даже забыл, в каком направлении это делать.

Но всё могло быть и хуже. Движимый ветром, специальный газ должен был покрыть бо´льшую площадь. Должно быть, там получилась идеальная концентрация для взрыва.

— Кх... хах...

Он не мог нормально говорить. Его горло пересохло.

Квенсер заставил своё горло двигаться и едва смог втянуть в себя немного воздуха. Он осмотрелся вокруг. Снег на вершине холма был сдут, а земля, скрытая прежде под ним, слегка подтаяла. Он не мог себе вообразить, что могло произойти по ту сторону холма. Там определённо высвободилось достаточно энергии, чтобы превратить грязь и песок в другие материалы.

— Хейвиа. Слышь, Хейвиа. Ты жив?

— ...Будь оно всё проклято. Я думаю, этот элитник относится к тем, кто зажаривает мясо дочерна, когда жарит его на гриле.

— Пожалуйста, хватит говорить о еде, когда у нас есть только те безвкусные пайки.

С таким раздражённым комментарием Квенсер схватил руку Хейвиа и помог ему подняться. Больше никто из Команды В и F не стал подниматься.

— Только не говори мне, что они все подохли... — беспомощно пробормотал Квенсер, но Хейвиа приблизился к одному из упавших солдат и проверил его состояние.

— Он не умер от жара. Он просто потерял сознание от ударной волны. На вид он немного обгорел, но этого не достаточно даже для шрама.

— Хейвиа, ты может оказать первую помощь? Я свяжусь с принцессой. Если я не скажу ей, как была задействована пехота 24го, она может попасть под выстрел низкостабильной плазмы из слепой точки!

— Погоди, оно целилось в принцессу?!

— Я уверен, то оборудование именно для этого. Индиго Плазма концентрирует внимание врага на себе, пока пехотинцы распространяют специальный газ. Как только на местности будет достигнута нужная концентрация, он может быть взорван как невидимая бомба, и их Объект может обнажить свои когти с неожиданного направления. Вот как 24ый использует своих пехотинцев!!!

В то же время за холмом прогремел ещё один взрыв. Вырвалась вспышка света и взрывной шум, и Квенсера с Хейвиа отбросило вниз ударной волной, разлетевшейся по земле. Холм послужил им стеной, а до Объектов оставалось приличное расстояние. Как бы там ни было, эти ударные волны, которые были не более чем побочными эффектами, до боли сжали тела Квенсера и Хейвиа.

— Дерьмо... Мы опоздали?!

Квенсер поднялся на неустойчивые ноги и направился к вершине холма.

Большая область длиной сотни метров по ту сторону холма была перепахана. Земля светилась оранжевым. Когда она остынет, поверхность вполне может превратиться в стекло. Стоит зайти в это место, и точно будешь сожжён заживо.

И...

Квенсер неподвижно стоял и смотрел в бинокль. В нескольких километрах впереди вели бой три Объекта. Под Снежнотряской виднелся такой же оранжевый кратер. Должно быть, механизм пропульсии Снежнотряски получил серьёзный урон, поскольку её движения стали заторможенными. Две главные пушки Индиго Плазмы целились аккурат в неё.

Малыш Магнум влетел в бок Снежнотряски.

Устройство статического электричества Снежнотряски, вероятно, до сих пор функционировало, потому что двухсоткилотонная масса соскользнула в сторону без сопротивления. В динамике эта сцена выглядела почти комично, смахивая на игру в бильярд гигантскими шарами.

Главные пушки Индиго Плазмы слегка сдвинулись в следующий момент.

(Дело дрянь!..)

В следующий миг, когда Квенсер отвёл глаза от бинокля, вспышка света ударила по его сетчатке. Немедленно предприняв манёвр уклонения, Малыш Магнум всего лишь оцарапался. Некоторые части его брони были снесены, а одна из его главных пушек расплавилась, словно сахарная фигурка.

— Проклятье! Почему она настолько мягкотелая?!

Квенсер закрылся двумя руками, чтобы защититься от ударной волны, запоздало настигшей его.

По сравнению с недавними взрывами это были пустяки. Его не свалило с ног. Было различие в силе ударных волн и жаре между взрывом, который распространяется равномерно во всех направлениях, и взрывом, который направлен в ином направлении с помощью пушки.

Специальное комбо Индиго Плазмы было провалено.

И Малыш Магнум со Снежнотряской не намеревались сидеть на месте.

Индиго Плазма неистово вернулась к скоростному движению, но она принимала огонь из главных пушек других двух Объектов. Она едва избежала попадания по главному реактору, но сбоку сферического главного корпуса был выдавлен большой кусок брони.

(Они собираются растащить его по частям?..)

Серьёзное повреждение механизма пропульсии Снежнотряски было проблемой, но с моря на помощь приближались Активные Сани. Два Объекта задействовали все установленные на них пушки, и принцесса получила значительное превосходство в этой битве. Вскоре Индиго Плазма будет уничтожена.

Или так думал Квенсер.

Затем он услышал по рации некие невероятные слова, идущие с поста наблюдения на базе.

— Активные Сани уничтожены!

— ...Чего?

— Повторяю, Активные Сани получили значительный урон и затонули! Подтверждено, что элитный пилот смог спастись. Объект не может продолжать бой.

— Как?! — заорал Квенсер, хватаясь за рацию. — Индиго Плазма должен быть единственным Объектом 24го!!! Тогда как Активные Сани могли затонуть?!

— Я не знаю. Он был внезапно взорван. Мы проверяем изображение со спутников, пока говорим!

— Дерьмо, — ругнулся Квенсер, вытаскивая свой хендхелд.

Он тоже мог осмотреть GPS-карту. Он вызвал информацию по морской зоне, где проходили Активные Сани. Без сомнения, союзный Объект исчез. Он утонул на дно океана.

То, что Квенсер мог видеть, было что-то такое, что он попросту не мог понять.

Он видел шесть гигантских объектов.

Словно пришедшие на замену Активным Саням, были видны шесть фигур размером с эти Активные Сани.

Вот что взорвало союзный Объект.

Квенсер не мог в это поверить, но они могли быть лишь...

— Все эти шесть штук... Объекты?.. — с трудом выдыхал Квенсер.

Потом он услышал голос с пункта наблюдения по рации.

— Мы просмотрели записи и провели оценку. Они пришли с моря. Они поднялись из морских глубин! Сигналы радара в море ослабляется толстым льдом, так что они с трудом достигают воды под ним. Спутники и радары с трудом могут быть сфокусированы, пытаясь взять на прицел Объект в море. Нам нужно оставаться настороже, опасаясь подлодок!

— Из моря? — Хейвиа выглядел так, словно только что услышал неудачную шутку. — В каком смысле из моря?! Репликации этих Объектов что ли сделали, вдохновляясь косатками или дельфинами?!

— Проклятье...

Стоя на вершине холма, Квенсер тупо смотрел вдаль.

Он видел, как из-за горизонта приближается нечто гигантское.

— Я ведь их вижу?! Это в самом деле Объекты. 24ый реально владеет ещё шестью Объектами в дополнение к Индиго Плазме!

В целом силуэт походил на Индиго Плазму. Две главные пушки были урезаны до одной, а пять лыжеподобные детали сзади до двух, но в основном дизайн оставался таким же.

И Объект был Объектом.

Никто не мог остановить их продвижение.

Шесть Объектов проламывали лёд, скрывающий поверхность океана, и держали путь прямо к острову Виктория. У них были равносторонние треугольные поплавки для перемещения по морю, но они автоматически отсоединялись, когда они приближались к пляжу. С низким металлическим гулом шесть Объектов отделились от поплавков, плавно задвигались по суше и направились на фронтовую линию поля боя.

Квенсер с остальными ничего не могли сделать.

Не было даже ничего, на что они могли хотя бы надеяться.

С приближением Объектов Квенсер прыгнул в сторону. Он сровнялся с землёй и положил руки на затылок. Машина длиной более пятидесяти метров прошла относительно близко от него. Она не удостоила его никакого внимания.

— Хейвиа? Слышь, что это? Соберись! — крикнул Квенсер.

Хейвиа оставался на земле, отказываясь подниматься. Его руки и ноги дрожали от страха. К битве присоединилось шесть новых Объектов. Хейвиа был в состоянии шока от такого развития событий.

Хоть он и тряс Хейвиа за плечи, душевное состояние Квенсера было на пределе.

У него не было идей касательно того, что же произошло.

Он не мог понять, что они сделали не так, чтобы оказаться в такой ситуации.

Он стал с трудом дышать, появилось такое ощущение, словно связи между мыслями в его разуме начали трещать.

Но...

До того, как кто-нибудь нашёл время на раздумья, семь Объектов 24го Мобильного батальона техобслуживания предприняли действия, чтобы окончить битву.

Сперва они прострелили Снежнотряску, движения которой стали нерасторопными из-за повреждённого механизма пропульсии.

А теперь, будучи изолированным после потери двух дружественных Объектов, атакован был Малыш Магнум.

Даже обладая мощью Объекта, без помощи других он остался в безнадёжной ситуации.

Низкостабильные плазменные пушки поочерёдно стреляли с множества направлений, отрывая от брони принцессы кусок за куском. Он растерял всю функциональность менее чем через шестьдесят секунд.

(Это безумие...)

Квенсер даже не мог заставить себя сказать это вслух.

Объекты были уничтожены до того, как он смог хотя бы подумать о помощи.

Разрушение, представшее перед ним, не производило впечатление запредельного и дикого неистовства, какое демонстрировали Объекты до сих пор. Это было в сущности разделение труда. Это даже походило на то чувство пустоты, когда гигантский торт равномерно разрезают на куски, чтобы на твой стол принесли один из них.

(Так вот как сражается 24ый. Это просто напросто слишком быстро. Это настолько оптимизировано, что по ним невозможно считывать человеческие эмоции.)

Превратив два Объекта в куски металлолома, разбросанные по снежной равнине, семь Объектов 24го Мобильного батальона техобслуживания спокойно покинули поле боя.

— Что?.. — беспомощно пробубнил Квенсер. — Почему они не добили принцессу?

Семь Объектов 24го полностью снесли внешнюю часть Малыша Магнума, но они не уничтожили реактор или кокпит в центре. Они бы с лёгкостью уничтожили их, если бы захотели, но они пощадили её.

Квенсер не видел никакой логической причины делать это.

Однако ответ пришёл к нему из неожиданного источника.

Он пришёл из рации Квенсера.

Глава 6

По радио послышался зашумлённый голос.

Однако даже сквозь помехи в низком, мужском голосе можно было почувствовать веселье.

— Всем моим уважаемым союзникам из Легитимного королевства. Это Прайзвелл Ситисликер, элитный пилот 24го Мобильного батальона техобслуживания армии Легитимного королевства.

Флорейция, будучи в своём офисе на базе техобслуживания, скривила лицо.

— Похоже, возникли некоторого рода недопонимания, потому позвольте мне сделать заявление, которое всё прояснит. Мы не враги Легитимного королевства. Мы предпринимаем действия, которые гарантируют победу Легитимного королевства в этой мировой войне.

Уминая консервированную лазанью в коридоре, девушка-репортёр CS смотрела на рации солдат, патрулирующие зону.

— Ни к чему говорить, что движущая сила, стоящая за войной, это экономика. А экономика Легитимного королевства пришла в упадок. Почему же? Это из-за низкой скорости, с которой информация распространяется по Легитимному королевству.

Пожилая леди прекратила свои приготовления на пит-стопе в зоне техобслуживания Объекта.

— Легитимное королевство обладает официальным языком, но мы всё равно используем великое множество языков. Это снижает скорость, с которой распространяется информация. Мировая экономика меняется от минуты к минуте и от секунды к секунде, так что эта мизерная задержка приводит к фатальным потерям. Если Легитимное королевство собирается продолжить сражение и в конце концов достигнуть победы, мы должны что-то сделать с этой проблемой.

24ый обладал семью Объектами и уничтожил Малыша Магнума, Снежнотряску и Активные Сани.

Прайзвелл выражал в голосе огромную мощь, словно заостряя внимание на своём превосходстве.

— Другими словами, мы должны искоренить прочие языки.

Его тон был такой, словно не было никого, кто мог бы с ним поспорить.

Он с гордостью заявлял, что его семь Объектов могли пробиться через пять Объектов, охраняющих Атлантический океан в составе второй линии обороны.

— Надлежащий язык привнесёт надлежащую экономику. Скорость, с которой распространяется информация, возрастёт, и мы сможем поспевать за вечно меняющейся мировой экономикой. ...Это также значит, что те, кто не говорит на надлежащем языке, не имеет права принимать участие в экономических отношениях.

Это были слова правящего класса.

Что бы ни произошло, его позиция не может пошатнуться. Не имело никакого значения, какие проблемы это может принести его окружению. Это был тон человека, который ступил на этот тернистый путь.

— Вот почему я должен действовать. Я должен перераспределить надлежащих граждан Легитимного королевства по их надлежащим местам, а также отправить в надлежащие места остальных.

Однако его нельзя было остановить.

Запредельная военная мощь, какую предоставляли ему семь Объектов, позволяла ему действовать с таким зверством, каким он только мог пожелать.

— Это перераспределение будет произведено на основе того минимума, который необходим Легитимному королевству: надлежащий язык.

Флорейция услышала, как офицер поста наблюдения сказал что-то о приближении Объектов.

— Всем подразделениям эвакуироваться! Враг заинтересован в техобслуживании Объекта. Они с самого начала не беспокоились о солдатах из плоти и крови! Все должны немедленно покинуть здания и зону базы!!!

— Те, кто говорит на надлежащем языке, будут приняты за граждан. Те, кто не способен говорить на нём, но готов приложить усилия для его изучения, получат право заниматься рабским трудом. ...Однако те, кто не владеет языком и не пытается выучить его, не стоят того, чтобы на них тратились ресурсы Легитимного королевства. У меня нет намерений позволять этим паразитам существовать.

Множество низкостабильных плазменных пушек выстрелило по базе техобслуживания.

Бомбардировка была произведена спустя значительную задержку по времени.

Он не собирался убивать оставшихся внутри.

Всё-таки они все были из армии Легитимного королевства.

(Он дал нам время на побег с целью доказать свою правоту?!)

Флорейция сжала зубы, глядя на базу, терзаемую морем огней.

— Я уже отправил необходимый доклад в высший орган Легитимного королевства, Верховный Парламент. Суверены, правящие людьми, всего лишь должны сделать, как велит доклад, и провести языковые тесты в школах по всему Легитимному королевству. Если они сделают это, нам не потребуется пересекать Атлантический океан, чтобы напрямую переговорить с европейской родиной.

Гигантские фигуры семи Объектов прошли через останки базы. После этого грузовики, перевозящие пехоту 24го, и жалкий минимум тяжеловозов техобслуживания встретились с ними. Это походило на победный парад.

Они все улыбались.

Некоторые из них нацелили свои пистолеты на Флорейцию и прочих беззащитных людей из 37го и в шутку сделали вид, что нажимают на спусковой крючок.

Они больше не являлись 24ым Мобильным батальоном техобслуживания из базы данных армии Легитимного королевства.

Масштаб силы и мораль солдат попросту были не тем.

Это было попросту ненормально, единственному батальону обладать семью Объектами.

— Однако у нас есть план на случай вашего отказа, — продолжал враг по мере их продвижения. — Мы проведём небольшой военный манёвр с целью показать вам, насколько мы серьёзны и насколько мы сильны.

Военный манёвр.

Это понятие воистину отдавало каким-то зловещим оттенком.

Предатели ясно дали понять, кого они выберут целью для своих семи Объектов.

— В районе Аляски, на восточном побережье острова Виктория расположен город для постоянного проживания иммигрантов. Поскольку живущие там прибыли из стран, находящихся под контролем других мировых держав, они не более чем обуза, которая не собирается становиться частью нашей культуры. Мы начнём с манёвра с их участием, чтобы вы поняли цель, к которой мы стремимся. В зависимости от вашего ответа подобное может случиться и в Европе. Мы надеемся, что Верховный Парламент примет во внимание результаты этих действий, когда будет решать, что ответить нам.

Прайзвелл Ситисликер озвучил свою цель.

Это была не война.

Другая сторона не владела военной мощью, чтобы противостоять ему.

И он прекрасно понимал этот факт.

— Теперь мы осуществим манёвр, используя наши семь Объектов, чтобы продемонстрировать мощь совместной атаки множества Объектов. К тому же эти семь не единственная наша сила. Вторая группа близится к завершению на производственных станциях.

Они обладали запредельной военной силой.

Они показали мощи больше той, какой должен был обладать индивидуум.

— Мы также разработали систему эффективного массового производства Элитных пилотов. Надлежащий язык предоставляет надлежащее знание. Эти результаты являются отчётливой демонстрацией наших идеалов.

Это было лишь демонстрацией.

И Прайзвелл Ситисликер суммировал это всё в своём следующем заявлении.

— Те, кто использует надлежащий язык, будут гражданами, те, кто не может говорить на нём, но будет стремиться выучить его, будут рабами, а те, кто не может использовать его и не намерен учиться, получат лишь смерть. Это единственный способ поднять экономику Легитимного королевства и привести нас к победе.

Передача на этом месте подошла к концу.

И тем, что предстояло далее, было массовой резнёй.

Большинство тех, кто прибыл из других культур, не смогут говорить на официальном языке Легитимного королевства. Этого следовало ожидать, и никто не видел в этом реальной проблемы. Однако активисты типа Прайзвелла, выступающие за сохранение языка, не позволят этого. Из-за своей любви к «надлежащему языку» он безжалостно расстреляет из пушек Объектов любого, кто допустит малейшую ошибку в произношении.

И он к тому же был потомственным адвокатом. Он никогда не признает иммигрантов, которые прибыли откуда-то ещё. По его мнению эти люди должны выбирать кем быть, подчинёнными, рабами или мертвецами.

(Мы можем получить подкрепление с родины?..)

Флорейция задумалась на долю секунды, но потом тряхнула головой. По всей вероятности не появится ни одного дополнительного Объекта. Теперь, когда все Объекты в районе Аляски были устранены, руководство родной страны поставит свою безопасность превыше всего остального. Сложившаяся ситуация поставила эффективность оборонной линии в Атлантическом океане под сомнение. Сколько бы Объектов ни было у родной страны, они все будут высланы на защиту Атлантики. Их ни за что не отошлют в район Аляски.

(Но мы не можем позволить 24му совершить такое зверство.)

Ситуация казалась зловещей, но Флорейция схватила рацию. Она настроила частоту и связалась со своими подчинёнными, которые были разбросаны по округе.

— Квенсер, Хейвиа! Вы можете сказать, сколько урона было нанесено Объектам?!

— Похоже, элитник катапультировался из Снежнотряски. Принцесса смогла остаться внутри. Её броня разорвана в клочья, но она вроде ещё может двигаться.

— Поняла. Если наше контрольное оборудование ещё функционирует, мы можем просмотреть данные. Солдаты техобслуживания!!! Откопайте столько полезного оборудования, сколько найдёте посреди этих обломков!

Нервированные солдаты техобслуживания отреагировали на команду Флорейции.

— Э? Погодите. Эээ?

— Загрузите столько тяжеловозов, сколько сможете, и передвиньте пит-стоп прямо на передовую линию! Неважно какое у них преимущество, только у Малыша Магнума есть шанс остановить Объекты 24го! Нам нужно привести Малыш Магнум в наилучшее состояние, прежде чем эти дегенераты атакуют город!

— Нет, нет! Пожалуйста, подождите. ...Эй, что происходит?! Куда направился шеф?!

Похоже, последняя фраза была адресована кому-то другому.

Флорейция нахмурилась и спросила:

— Что случилось?

— Прошу прощения, но мы не можем отыскать шефа!

Флорейция осмотрела окружающее их огненное море с горестным выражением лица.

— ...Она не успела уйти вовремя?

— Н-нет, она успела! Она была здесь секунду назад! Мы все вместе слушали передачу Ситисликера... или сказать точнее, объявление войны! Но мы на мгновение посмотрели в сторону и...

(...Постойте.)

Флорейция слегка прищурила глаза, когда услышала это.

— Та старая леди ведь изначально не из Легитимного королевства? Я припоминаю, как слышала о том, что она — иммигрант с японских островов Корпораций капиталистов.

— Д-да. И что с того?

— Что насчёт её дочери и зятя?

Солдат техобслуживания не ответил на вопрос Флорейции.

Она спросила снова.

— Она была не одна, так? С ней была дочь, зять и внучка. Где они жили? В каком месте во всём Легитимном королевстве?

Солдат техобслуживания всё ещё не ответил.

Однако опасения Флорейции будто передались ему.

— Не может быть... — сказал он.

— Город для проживания иммигрантов. Это неприятное совпадение, — Флорейция сделала глубокий вдох и почесала голову рукой. — И что та старая дамочка надеется сделать с семью Объектами?!

Глава 7

Лицо Квенсера побледнело, когда он услышал передачу Флорейции.

— Так старая леди убежала, чтобы спасти свою семью в городе для иммигрантов?!

— Да. Честно говоря, ей повезло, что Чёрные униформы сейчас в другом месте. Если бы они поймали её, то расстреляли бы на месте.

Судя по её тону, Флорейция пребывала в глубоком шоке. Похоже, она считала, что в её подчинении есть лишь двое людей, которые достаточно тупы, чтобы сделать что-то подобное.

— Я вышлю к вам тяжеловозы техобслуживания. Помогите раненым и сделайте необходимые приготовления. Проверьте местность на наличие оставшихся вражеских солдат и используйте взрывчатку, чтобы взорвать любые препятствия, которые могут оказаться на пути тяжеловозов. Поняли?

— Мы сможем успеть вовремя?

— Это будет непросто, но к счастью Объекты 24го передвигаются вместе с пехотой. Они должны соответствовать скорости военных грузовиков и бронированных тяжеловозов. Если мы сможем отремонтировать механизм пропульсии принцессы, она сможет нагнать их. Вот почему мы должны свести потерю времени к абсолютному минимуму. Не вздумайте халтурить с необходимыми приготовлениями.

Передача на этом месте подошла к концу.

Однако Квенсеру и остальным больше ничего не оставалось делать. Раненые уже получили помощь, и они не видели никаких препятствий по всей снежной равнине. Всё, что они могли сделать, это замереть на месте.

— Слышь, Квенсер! Я слышал эту передачу. Что ты думаешь насчёт того, что сказала наша сисястая командирша?!

— Это важно?! Мы единственные, кто может сейчас двигаться. Если мы собираемся спасти ту старую леди или защитить город иммигрантов, мы должны действовать сейчас!

— Стой. Прости, но я типа надеялся, что ты будешь мыслить в направлении «Флорейция приказала нам ждать здесь, так что мы вынуждены в этот раз сдаться»! А, чё?! Слышь, стоять! Что ты вытворяешь?!

— Просто послушай, Хейвиа, — сказал Квенсер, схватив за воротник придурка, который при первой возможности поджимал хвост. — Пока мы говорим, 24ый приближается к городу для проживания иммигрантов. Нет гарантии того, что Объекты останутся с пехотой. Если они двинутся к ним на полной скорости, они будут на месте в мгновение ока. ...По-твоему, у нас есть время, чтобы думать об этом? Мы должны действовать сейчас. И ты единственный, кто может водить.

— Харе тупить! Не прыгай в омут! Похоже, ты не совсем допёр до ситуации, так что давай объясню на пальцах. Семь Объектов. Враг обладает семью Объектами! Как мы будем вдвоём противостоять такому?! Мы бы ничего не смогли сделать, будь там хотя бы один из них!

Хейвиа стряхнул руку Квенсера со своего воротника и затряс головой. Он будто выпустил всю рожь, что сдерживал до сего момента, и его экспрессия стала словно как у испуганного ребёнка.

— Какая наша цель в этой войне?! Я работаю за честь, необходимую для наследования своей знатной семьи, а ты работаешь, чтобы как можно быстрее стать проектировщиком Объектов, я ведь прав?! Мы не носимся по округе с винтовками, чтобы нас убили! Нам не нужно это делать! Мы сделали уже достаточно! Почему именно мы должны соваться в самое пекло при каждом грёбаном случае?!

Это был всепоглощающий страх, какой испытывали люди перед Объектами.

Эта безрассудная ситуация давала основополагающее допущение, что подобное невозможно пересилить.

То, что говорил Хейвиа, было вполне естественным для любого человека этих дней и этой эпохи. Это были люди, которые ощущали пустоту в душе при мысли о том, что они стоят перед ликом монструозного орудия, у которого есть к ним дело.

Квенсер понимал это.

Однако...

— Успокойся и подумай, Хейвиа.

— Да как, чёрт бы тебя побрал, я могу успокоиться?! Ты вообще догоняешь, что несёшь?!

— Хейвиа, ты в самом деле думаешь, что у них есть семь Объектов?! — прокричал Квенсер.

Услышав это, Хейвиа внезапно замолчал. Дело было не в том, что его эмоции ослабли. Он попросту был настолько сбит с толку, что не мог подобрать слова.

— Сколько понадобилось людей, чтобы поддерживать Малыш Магнум на ходу? Для этого требуется целый батальон. Это восемьсот человек. Тебе нужно восемьсот человек на единственный Объект. Если они используют семь, сколько людей, оборудования и денег им понадобится? И сколько, по-твоему, нужно времени, чтобы вырастить единственного элитника? Не может такого быть, чтобы за всё это время они потратили настолько много денег!

— Тогда что ты предлагаешь?!

— Военная держава Океании!!!

Квенсер неожиданно произнёс слово, не относящееся к делу.

Но на самом деле оно как раз-таки относилось.

Он продолжил:

— Они использовали топливные цистерны, чтобы имитировать несуществующие Объекты! Операции, цель которых внести неразбериху в стан врага с помощью сбивающего с толку внешнего вида, крайне редкие!

— Не может быть... Они прострелили броню принцессы.

— Я не говорил, что в этот раз это топливные цистерны, — тряхнул головой Квенсер. — Но я сомневаюсь, что это передовые Объекты, которые постоянно требуют непомерно больших расходов. Вероятно, это бюджетные модели. Что-то меньшее, чем Поколение 0,5. Броне не хватает уровня исполнения, и она намного более тонкая и хрупкая по сравнению с нормальным Объектом. Они подготовили партию дешёвых пустышек, чтобы сбить с толку принцессу!

— Мы не можем это знать наверняка! Твои слова имеют смысл. Это не совсем нормально, когда откуда ни возьмись появляются семь Объектов. Но у нас нет доказательств! Это лишь предположение! Если они на деле окажутся передовыми Объектами, наши шансы на выживание равны нулю! Это слишком большой риск полагаться на домыслы и предположения!!!

— Тогда я докажу это.

— Слышь, стой. Куда ты идёшь?! Эй!!!

Квенсер направился к побережью, избегая участков, разогретых низкостабильными плазменными пушками. На берегу были брошенные поплавки, использованные шестью Объектами, которые пришли с моря. Как проектировщик, он был немного заинтересован в механизме, позволяющем с лёгкостью присоединять и отделять их, но сейчас было неподходящее время погружаться в это с головой.

— ...Форма их основания представляет собой равнобедренный треугольник. Стороны по пятьдесят и двадцать метров. Толщина вероятно... и использованный материал...

— Что это? Что ты проверяешь, Квенсер?

— Я думаю, пространство внутри брони заполнено газом, который легче воздуха. Используя что-то типа AB-22 в жидкой форме, оно может приобрести необходимую плавучесть, испаряя необходимое количество газа. Но в этом нет смысла.

— ?

— Тут проблема объёма. Поплавки такого размера не позволят двухсоткилотонной массе плыть, даже если заполнить их AB-22. Пятьдесят тысяч тонн будет их лимитом. Теперь ты понимаешь, что пришло мне в голову?

— Так...

— Эти поплавки могут держать только пятьдесят тысяч тонн, а раз так, будут ли их цеплять к двухсоткилотонным Объектам?! Если настоящий Объект уйдёт под воду с такими маленькими поплавками, он уже не поднимется обратно! Их информация — это блеф! На самом деле они не владеют военной мощью, равнозначной семи Объектам! — сказал Квенсер, слегка стукнув по поплавку тыльной стороной ладони. — Броня должна быть раза в четыре тоньше необходимого! И раз они схалтурили с этим, у неё явно нет высокой жаропрочности, какую обеспечивает мастеровой! Гибкость онионной брони должна быть гораздо ниже, чем в норме! Кто знает, производит ли реактор достаточно энергии! Может, они перемещаются с пехотой, чтобы скрыть тот факт, что они не могут двигаться быстрее этой скорости! Если так, второстепенные пушки, наверно, не способны нормально стрелять! Вполне возможно, мы сможем пробить их броню без использования Объекта!!!

Хейвиа на мгновение сохранял молчание.

Должно быть, он обдумывал слова Квенсера. Часть его мыслей, похоже, были сфокусированы на самой зловещей стороне этих прений, типа «что мне сделать, чтобы пережить это?» и «какой выбор мне сделать, чтобы получить максимум пользы?».

Хейвиа наконец открыл рот, чтобы заговорить.

— Если мы кончим тем, что за раз взорвём семь Объектов, мы ведь получим солидную награду?

— Да.

— И мне нужно сделать что-то, что придаст моей жизни импульс, если я хочу поспешить и прибрать к рукам мою знатную семью, вместо того, чтобы тлеть здесь?!

— Если альтернатива в том, чтобы перемещаться от поля битвы к полю битвы, встречаясь с Объектами, не будет ли для тебя лучшим шансом в итоге выжить, закончив всё здесь и сейчас? — пожал плечами Квенсер. — И если мы ничего не сделаем со Ситисликером, он может пересечь Атлантику и появиться в Европе. Я сомневаюсь, что родная страна падёт, но конфликт, который выйдет за рамки «чистой войны», может создать экономический кризис. Простолюдины не единственные, кто пострадает из-за этого. Как будет поживать твоя семья? Как ты можешь быть уверенным в том, что она не придёт в упадок ещё до того, как ты сможешь унаследовать её?

— Будь ты проклят, — выругался Хейвиа. — Ладно. Я сделаю это! Но это в последний раз!!! В этот раз я сделаю достаточно, чтобы стать главой семьи Винчелл! Это конец! Я сыт по горло войной! Я больше никогда не буду ставить на кон свою жизнь!

— Нам нужны колёса. Мы сможем рассчитать их маршрут, используя GPS-карту.

— Слышь, Квенсер. Пустышки ведь побросали тут свои поплавки? Тогда как они намерены пересечь Атлантику?

— Ситисликер, предположительно, владеет оружейной фабрикой где-то поблизости. На восточном побережье острова Виктория должно быть другое подразделение, готовое присоединить поплавки, — Квенсер слегка стукнул по поплавку тыльной стороной ладони. — Я не намерен давать им шанс воспользоваться чем-то таким или атаковать город для проживания иммигрантов. Вот почему мне нужен транспорт, Хейвиа. Мы должны как можно скорее рвануть за Индиго Плазмой.

— Чёрт побери. Где водители? Мне нужен ключ. Только не говори мне, что ключ расплавился от тех выстрелов из низкостабильной плазменной пушки.

— А ты можешь просто завести машину без ключей, как в кино?

— Я бы мог, если бы захотел, но всё будет кончено, если я облажаюсь. Куда проще будет использовать ключ.

Пока они говорили, Квенсер и Хейвиа двинулись обратно в направлении холма, где отдыхали раненные солдаты.

Внезапно прогремели выстрелы.

От поплавков полетели искры, прям спереди от того места, где они были.

(...Тут всё ещё остались пехотинцы из 24го?!)

— Ложись, Квенсер!

Но прежде чем они нашли укрытие, ещё больше пуль полетело в землю аккурат перед ними. Это было очевидное предупреждение. И шло оно не с одного направления. Они не спасутся, если всего лишь припадут к земле.

Квенсер упрямо озирался по сторонам, наполовину присев. Было неясно, был ли там ключ, но недалеко от них располагался 4-х колёсный внедорожник.

В следующий миг внедорожник взорвался, отправляя во все стороны пламя и ударную волну.

Хоть он и был на почтительном удалении, Квенсер инстинктивно закрыл своё лицо двумя руками. Он запоздало понял, что был произведён выстрел из портативной противотанковой ракетницы.

Боевое построение было завершено.

Квенсер не видел для себя никакой возможности нанести ответный удар.

Два парня медленно подняли руки. На первый взгляд поверхность казалась плоской, но на деле на ней были маленькие неровности, словно волны на поверхности океана. Группа из пяти пехотинцев пряталась за этими неровностями.

(У них есть снайперские винтовки для боя на средних дистанциях и портативная противотанковая ракетница. Это плохо, Квенсер. Если мы сделаем какое-нибудь странное движение, следующее, что мы увидим, будет рай. Нам понадобится разрешение, чтобы всего лишь чихнуть, чтобы избежать недопонимания.)

(Что за нелепые униформы? И что важнее, что за модели оружия они используют.)

(Знаю. В этом нет смысла. Почему тут появились Корпорации капиталистов?)

— Ладно, хватит шептаться, вы двое, — сказал один из напавших из Корпораций капиталистов подозрительно весёлым голосом.

Это была девушка со светлыми волосами и коричневой кожей. На вид она была немногим старше Квенсера. Её одежда... была странной. Материал, из которого она была изготовлена, был таким же, как у армейской униформы. Однако её дизайн был схож с формой горничной. У неё даже были кошачьи ушки. Квенсер мог придумать лишь такой вариант, что это был способ посмеяться над врагом, словно рожицы, что рисуют на носах истребителей.

Все пять врагов были девушками одного возраста. Не обращая внимания на Квенсера и Хейвиа, они заговорили между собой.

— Этого хватит на подарок?

— Должно хватить. По крайней мере я надеюсь.

— У нас почти закончились пайки, так что нужно воспользоваться этим шансом.

— Да. Как ни глянь, нам нужно, чтобы они нас спасли.

У Квенсера появилось очень дурное предчувствие касательно предстоящих дел, так что он заговорил со всё ещё поднятыми руками.

— Слышьте, что происходит? Вы кто вообще такие? Что вы пытаетесь сделать?

— Мы — Полевая служба уборки, — с улыбкой ответила светловолосая, темнокожая девушка. — Мы относимся к ЧВК[✱]ЧВК — частная военная компания.. Вы ведь знаете, что это? Это компании наёмников. Эта одежда... ну, такой был запрос. Это один из недостатков сферы услуг. У нас закончились визитки, так что не просите. ...Однако мы не такая уж большая ЧВК, чтобы осуществлять техобслуживание Объекта. Мы в общем работники, которых выгрузили здесь для небольшой помощи.

— Так вы помешанные на деньгах фрики из Корпораций капиталистов... — выплюнул Хейвиа, но было не похоже, что коричневая дивчина придала этому значение.

— В самом деле, мы пережили массу неприятностей благодаря вашей армии Легитимного королевства, установившей контроль над районом Аляски. Легитимное королевство и Информационный альянс должны были достаточно извести друг друга, чтобы потом мы, Корпорации капиталистов, отправили свой Объект. Но вместо этого вы с лёгкостью победили Информационный альянс и установили контроль над Аляской.

— Вы про то, как наша принцесса сражалась с Охохошкой Раша?

— Хм? Вы используете настолько скучные имена в Легитимном королевстве? ...В любом случае, здешние силы Корпораций капиталистов пришли в лёгкую панику. Какая-то коммуникационная ошибка во время замешательства при крупномасштабном отводе войск привела к тому, что транспортный самолёт, на котором мы должны были быть, улетел без нас. Вы понимаете? Нас бросили! Мы должны были рисковать своими жизнями, пытаясь выжить в окружении врагов, и когда температура не поднимается выше нуля. В этом нет совсем ничего смешного. У нас не было выбора, кроме как самим найти способ вернуться в нашу родную страну. ...Как бы там ни было, мы оказались в небольших неприятностях, потому что у нашего грузовика не хватало топлива до границы. Западная Америка попросту слишком далеко отсюда.

Квенсер цокнул языком.

Он услышал историю о солдатах, оставленных скитаться по району Аляски после того, как провалился отвод войск. Похоже, эти пятеро были из их числа.

Хейвиа заговорил, осторожно выбирая слова.

— ...Если вас устроит горячий суп и одеяло, просто сдавайтесь. Вас временно расценят как военнопленных, но затем может быть осуществлена сделка между правительствами, чтобы позволить вам вернуться в Корпорации капиталистов.

— Сделав это, мы подорвём веру людей в компанию. Мы считаем, что права человека основываются на размере банковского счёта, помните? После этого мы не сможем предлагать свои услуги.

— Тогда что вы планируете делать?

— Уладить с этим, — сказала смуглая девушка, указав на Малыш Магнум в отдалении. Даже если детали были не ясны, даже с такого расстояния было очевидно, что он был повреждён и не мог двигаться. — Вероятно, мы могли бы заставить элитника катапультироваться, выдав себя за солдат техобслуживания, как вы считаете? Нам нужно лишь сказать, что реактор был повреждён, и сейчас он находится в критическом состоянии. Потом мы можем захватить элитника.

— ...Погодите.

— Мы знаем о сложившейся ситуации в районе Аляски. Это последний Объект Легитимного королевства. Семёрка, которой владеют предатели, скоро отправится в Атлантический океан. А что произойдёт потом? Район Аляски будет пустовать. Корпорации капиталистов смогут беспрепятственно вернуться. Чем быстрее это произойдёт, тем лучше для нас. Каждый день и каждый час на счету. ...Наши пайки вот-вот закончатся, и у нас нет гарантий, что мы сможем убить северного оленя, когда нам это понадобится.

(Это плохо.)

Они были из Корпораций капиталистов. Их нисколько не заботила ситуация в Легитимном королевстве.

— ...Просто чтобы убедиться, вы сказали, что знаете о сложившейся ситуации?

— Да. Объявление шло на не зашифрованной передаче. Но это не имеет значения. Среди тех иммигрантов могут быть люди из Корпораций капиталистов, но они сменили национальность по своей собственной воле. Нет причин, по которым мы должны волноваться из-за них. ...И что важнее, беспокойство о них не принесёт нам никаких денег.

Похоже, это последнее заявление было настоящей причиной.

От логики этих наёмников, которые принимают во внимание только деньги и выгоду, Квенсер захотел начистить кулаки. Однако он едва смог удержать себя в руках.

Вместо этого он сказал:

— Вы ведь наёмники?

— Мы ЧВК, так что да. Если хочешь сделать заказ, прошу воспользоваться анкетой на нашем официальном веб-сайте. Графики платежей немного сложны, но не беспокойся. Они рассчитываются для вас автоматически.

— У нас нет времени. Я нанимаю вас прямо здесь. Если я так сделаю, вы ведь будете сражаться за нас? Это всё что нам нужно.

Квенсер ответил серьёзно на её шутливые слова.

— Квенсер! — выкрикнул аристократ по имени Хейвиа в попытке остановить другого парня, но Квенсер не удостоил его вниманием. Он лишь уставился смуглой девушке прямо в глаза.

В ответ девушка поглумилась над ним.

— Хахаха! Ты тупой?! Похоже, ты не знаешь, по каким ценам отпускаются такие вещи, парень! Твоего жалования не хватит, чтобы нанять нас!!!

Улыбаясь, девушка схватила Квенсера за воротник.

Она притянула его к себе, и в её улыбке заиграл некий гнев.

— Мы рассматриваем процветание и экономику превыше всего остального, так что мы ненавидим, когда люди осмеивают деньги. Наша плата — это честная награда, получаемая в обмен на проводимую нами работу. Жалкие мысли о том, что мы снизим её во время кризиса из чувства благородства или справедливости, — это оскорбление. Ты в сущности говоришь, что ценность наших жизней может меняться, чтобы тебе было удобнее.

— Я никогда такого не говорил, — ответил Квенсер, засунув руку в штаны своей армейской униформы.

Смуглая девушка не заметила это, потому что находилась слишком близко к нему. Прочие наёмники отреагировали, подняв стволы своих пистолетов, но Квенсер проигнорировал их и вытащил наружу содержимое своего кармана, а потом бросил в лицо смуглой дивчины. Это была маленькая резиновая коробка.

Следующее, что он познал, было пинком.

Глядя сверху на Квенсера, который свалился на снег, смуглая девка выдала:

— Похоже, ты до сих пор не понимаешь, где твоё место.

— Это ты не понимаешь, — ответил Квенсер с улыбкой. Он указал на маленькую резиновую коробку, у которой во время падения приоткрылась крышка. — Я — важный клиент.

— Стой. Это...

— Я предположу, что кто-то из Корпораций капиталистов типа тебя будет лучше разбираться в таких штуках, нежели я. Или вы чересчур полагаетесь на наличку и электронные деньги и ничего не знаете о драгоценностях? — сказал Квенсер смуглой девушке, которая таращилась на крапинки, разбросанные на снегу. — Это алмазы. Они из военной шахты на полуострове Камчатка. Организация веры скрыла существование алмазов, пока добывала их для нужд своей армии.

— Шарм.

Смуглая дивчина позвала кого-то по имени, и одна из наёмниц вытащила специальную лупу. Она подобрала чистые крупинки, раскатала их по перчатке и посмотрела на них сквозь линзы.

— На вид настоящие. И не похоже, что к ним подмешаны подделки. Полагаю, тут пятнадцать каратов. Их качество тоже неплохое. Отсутствие сертификата — главный довод не в их пользу, но если отмоем их, то сможем получить где-то восемьдесят процентов от их рыночной стоимости.

— Вот что я заплачу вам наперёд. Вы можете просто пристрелить нас и забрать их, но есть ещё два таких же резиновых бокса, спрятанных под камнем рядом с нашей базой техобслуживания. Если поможете нам, я отдам вам оставшуюся часть независимо от исхода операции. ...Какая рыночная стоимость наёмника? Сколько лет потребуется, чтобы столько заработать? Да и вообще, удастся ли вам сделать столько денег, прежде чем помрёте?

— ...

Смуглая дивчина задрожала.

Дрожь явно была вызвана такой позитивной эмоцией, как радость. Это было правдой, что их добросовестность в качестве наёмников будет поставлена под вопрос, если они помогут вражеской нации. Однако это не будет иметь значения, если они получат меньше заказов после, если сейчас они поднимут в два или три раза больше того, сколько они могут надеяться заработать за всю жизнь. В Корпорациях капиталистов права людей определены размерами их банковских счетов, а раз так, сколько нужно денег, чтобы попросту уйти в отставку и жить беззаботной жизнью?

— Раньше ты сказала, что ваша плата — это честная награда, выдаваемая в обмен на работу, которую вы проводите. Всё именно так. Вот почему мы приготовили так много. Что будешь делать? Примешь наш заказ?

После того, как Квенсер выкрикнул последние слова, смуглая дивчина опустилась на колени, сцепила руки перед лицом и дала ответ с блеском в глазах.

— Нужно было сказать это раньше, хозяин!

Глава 8

Небольшая ЧВК Корпораций капиталистов, которая специализируется на зачистке поля боя, использовала десятиколёсный бронированный грузовик. Внутри него было довольно много места, но он не мог совершать резкие повороты. В приоритете у данном модели, похоже, была транспортировка войск, а не подавление врага с помощью установленных огнестрельных орудий.

Квенсер слегка насупился, когда зашёл в него.

— ...Пахнет, как комната девушки.

— Заходи, заходи! Я извиняюсь за беспорядок, но мы покажем вам нашу лучшую гостеприимность! Шарм! У нас ещё остался чай?!

— Не осталось ничего, что не использовалось бы по два раза. Мы пьём воду, получаемую из растопленного снега, а из пайков делаем тязукэ.

— Ты бесполезна. Ох, простите меня. Забыла упомянуть, но меня зовут Вайдин Аптаун! Мы сделаем всё, начиная с разведки и прикрывающей бомбардировки и заканчивая массажем плеч и чистки ушей!

— Я-ясно. Ну, в основном, вы нужны, чтобы доставить нас к городу для проживания иммигрантов.

Чересчур широкая улыбка Вайдин заставила Квенсера немного отпрянуть назад. Как он и заказал, Вайдин позвала водителя, и грузовик тронулся. Затем подал голос Хейвиа с ухмылкой на лице.

— Слышь, Квенсер. Если они готовы сделать что угодно, мы могли бы получить всё, что можем. Думаю, мне понравилась бы чистка ушей, пока моя голова будет лежать у неё на коленях!!!

Улыбка исчезла с лица Вайдин.

— Не желаю ничего слышать от тебя. Иди забейся в угол.

— ...Почему ты относишься ко мне по-другому?

— Потому что он является клиентом, который должным образом заплатил нам, а ты — кусок дерьма, от которого мы не получили ни единого цента☆ Ты должен быть благодарен, что мы позволили тебе зайти на борт.

— Ладно тогда! Я не буду ничего от вас ждать! Но знайте вот что: я отношусь к тем, кто получает кайф, когда девушка смотрит на него холодным взглядом! — когда Хейвиа начал дуться, он внезапно кое-что понял. — Стой, разве мы не могли использовать Топор вместо алмазов, чтобы заключить контракт с этой ЧВК? Каждый грамм должен быть дороже, чем грамм платины.

— Это такой дорогой катализатор, который используется при его изготовлении. Готовая взрывчатка не стоит так много, — с кондачка сказал Квенсер, после чего сменил направление своих мыслей.

Его мысли обратились к 24му Мобильному батальону техобслуживания и его семи Объектам.

— Что такое?

— Знаю, это немного запоздало, но я думал о сложившейся ситуации. Может, я и нанял вас за те алмазы, но это будет трудная битва, — вздохнул Квенсер. — Шесть Объектов из семи, вероятно, пустышки, которые ниже Поколения 0,5, но они всё равно могут использовать свои главные пушки. А Индиго Плазма — это реальный Объект второго поколения. Это настоящее монструозное орудие.

— Если подумать, — вмешался Хейвиа, скользнув взглядом по Вайдин. — Даже если это бюджетные пустышки, откуда они достали элитников, чтобы пилотировать их? Или они заставили обычных солдат управлять ими?

— Хм? Вероятно, это стратегический ИИ, не элитники, — сказала Вайдин.

— Что?

Квенсер нахмурился, и Вайдин подозвала одну из своих сослуживцев.

— Лемиш, объясни это нашему клиенту. Воспользуйся экраном, чтобы упростить дело.

— Ладно, — девушка-наёмник с косичкой села рядом с Квенсером и показала ему хендхелд. — Эти красные стрелки показывают действия шести Объектов, когда они отправились к берегу. Вы видите у них общую черту?

— Они движутся по неестественно прямой линии... Хотя это может быть связано с тем, что они сохраняют построение.

— А это их лидер, Лили Мария... или Индиго Плазма, как, я полагаю, вы его называете. Взгляни на кольцо вокруг него. Как только шесть пустышек вошли в пределы пятикилометрового радиуса вокруг лидера...

— Их действия... меняются?!

— Они переключились на гораздо более плавные движение, чем могут показать живые существа. Похоже, обычно они пилотируются стратегическим ИИ, но лидер может вручную управлять ими, чтобы делать корректировки. ...Если бы это не было неожиданной атакой, Объект в море не удалось бы уничтожить так просто.

— Так они могут включать и выключать автоматический и ручной режим. Сперва Информационный альянс, а теперь Объекты 24го. Разработка стратегического ИИ в будущем точно станет популярным делом, — Квенсер поглядел на Хейвиа. — Если пустышки в самом деле используют стратегический ИИ, мы можем использовать Список Ангелины, чтобы остановить их, как мы сделали с Рашем Информационного альянса.

— Слишком много неувязок, — таков был негативный ответ Хейвиа. — Элитница Раша была сфокусирована исключительно на принцессе. Вот почему мы могли свободно перемещаться. Но сейчас совсем другое дело. Если мы пересечём местность, их главные пушки могут отправить нас в воздух. К тому же в прошлый раз нам повезло, что по округе были разбросаны останки Объекта.

— Активные Сани затонули в море, но как насчёт Снежнотряски?

— Слишком большая разница в количестве, — раздражённо выдал Хейвиа. — У Водомерки было восемь главных пушек. На деле я использовал три из них. Мы использовали три куска металлолома от одного Объекта. Обломки превышали числом Объекты. ...Другими словами, у нас всего один кусман против шести пустышек и Индиго Плазмы. Даже если мы сможем задействовать на полную обломки Снежнотряски, их ИИ не расценит это как угрозу. Они просто окружат обломки и разнесут их на куски для уверенности в том, что он больше не сможет функционировать.

— Ну-ну, — вмешалась откуда ни возьмись Лемиш, чтобы прервать негативные мысли Квенсера и Хейвиа.

Затем она направила разговор в том направлении, в котором хотела.

— Что важно, это расстояние в пять километров, с которого возможно вручную корректировать ИИ. Скорее всего, для беспроводного управления используются инфракрасные или электромагнитные сигналы. И если так...

— ...Я понял. Это значит, мы сможем использовать это себе на пользу, если подберёмся настолько близко.

— Сэр, наша ЧВК имеет полный ассортимент оружия, амуниции, провизии, коммуникационного оборудования и оборудования радиоэлектронного подавления.

Вайдин пнула большую пластиковую коробку, и наружу вылетела куча огнестрела.

Она улыбнулась и сказала:

— Если вам что-то нужно, просто скажите нам.

— Даже если большинство из них — пустышки, это всё равно построение из семи Объектов, один из который является вторым поколением. При этом Прайзвелл Ситисликер сумасшедший. Он не будет сдерживаться, даже если мы поднимем белый флаг. Как только вы выступим, мы не можем сдаться на полпути.

— Мы будем делать что угодно, пока ты нам платишь. И ты уже предоставил нам достаточно.

Глава 9

Аями Черриблоссом, шеф техобслуживания Объекта 37го Мобильного батальона, остановила внедорожник и спрыгнула на землю.

К Аями обычно отсылались как к пожилой леди из бригады техобслуживания.

Изначально она была из Корпораций капиталистов.

Установка, что ценность чего-либо основана на экономике и деньгах, глубоко засела в её сердце, и она не видела ничего неправильного в том, что порядок распределения прав людей основывался на размере их банковского счёта. Даже когда она обучалась техобслуживанию Объектов, она не испытывала никакой гордости за эти действия сами по себе. Она испытывала гордость за ту прибыль, которую ей приносили её действия.

Когда она впервые узнала о действиях своей дочери и зятя, она искренне подумала, что они дураки. Разговоры о поставке сельскохозяйственных продуктов в поддержку зон, где не хватает еды, могут заставить людей прослезиться, но в этом больше нет никакой другой ценности. Подобное занятие является не более чем пустой тратой денег на нечто такое, что не принесёт прибыли. В Корпорациях капиталистов даже маленький ребёнок, который ещё не начал ходить в школу, должен сказать тебе, что это пустая трата денег.

Когда дело дошло до того, что за свои действия её дочь и зять стали преследоваться Корпорациями капиталистов, Аями врезала своей собственной дочери. Но потом она схватила её за руку. Она не могла бросить их. Она поняла, что эта преданность делу, лежащая за гранью экономики или денег, могла быть частью того, что заставило эту парочку заняться сельскохозяйственными поставками.

Они не могли оставаться в Корпорациях капиталистов. Они должны были бежать в какую-то другую страну. Осуществляя тот побег, она стала отчётливо ощущать присутствие гигантов в лице мировых держав.

И это ушло далеко за грань понимания того, насколько огромной была тень, отбрасываемая Корпорациями капиталистов.

Она также поняла, что Легитимное королевство, куда они убежали, отбрасывает такую же огромную тень.

Даже если конечная цель была достигнута, их ждала отнюдь не счастливая жизнь.

Повернут ли они обратно или продолжат идти по намеченному пути, их будут ждать лишь трудности.

Но...

Чем больше её попирали эти гиганты, тем сильнее нарастало это чувство внутри неё.

Она решила любой ценой защищать свою семью от тех больших теней.

И она воспользовалась бы для этого даже армией или Объектами.

— Шикибу! Иэказу! Вы там?!

Старая леди выкрикнула какие-то имена, остановившись перед семейным домом. Даже в пределах этой особой зоны города это квартирное здание отличалось от остальных по соседству. Это было бледное панельное здание, как и прочие, но вот это было достаточно высоким. В нём в избытке присутствовали лифты и самозапирающиеся двери. В стенах и полу использовалась двухслойная теплоизоляция, обычно применяемая в окнах. Здание было сделано из панелей из-за нехватки ресурсов. Целый город был построен в таком ключе, так как не было другого выбора. Именные пластины и указатели были написаны на смеси из хираганы, катаканы, кандзи и других письменностей, каждый из которых смотрелся неуместно в Легитимном королевстве. Это как раз было тем, что раздражало Прайзвелла Ситисликера.

Старая леди назвала имена своей дочери и зятя, но не получила ответ. Однако у неё не было времени, чтобы ждать. Она поднялась по лестнице на третий этаж и направилась к конкретной двери.

В то же время её дочь, Шикибу, открыла парадную дверь.

Темноволосая женщина 27-29 лет выглядела потрясённой до глубины души, когда увидела старую леди.

— Что ты тут делаешь, матушка? Я думала, ты не получишь отпуск до...

— Иэказу здесь? И что с Орихимэ, моей внучкой?!

— Разумеется, нет. Сейчас середина недели. Папа на работе, а дочь в начальной школе. Честно, неужели из-за работы в армии ты разучилась определять день недели?

— Свяжись с ними, — сказала старая леди, словно её терпение вот-вот лопнет. — Быстрее!

— Что? Что? Эээ? Если ты приезжаешь поиграть, тебе следует оповестить заранее, матушка.

Старая леди пропихнулась в дверь и взяла трубку домашнего телефона, расположенную недалеко от входа. Она вспомнила номер, который предварительно запомнила, но...

— Плохо дело. Телефон не работает.

На миг она подумала, что 24ый перерезал телефонные линии, но дело было не в этом. Обстановка на её глазах становилась шумной. Объекты были в высоту больше пятьдесят метров, так что их приближение можно было увидеть даже издалека.

— Должно быть, телефонные линии перегружены.

— Что происходит? — спросила Шикибу, моргая. — Телевизор внезапно переключился на тестовую передачу, и не получается выйти в интернет, какую бы страницу я ни грузила. А мне нужно проверить рецепт к обеду.

— Родная страна, наверно, отрезала их, чтобы предотвратить панику. Они обрезают всё, начиная с самых толстых линий. Даже если он не перегружен, мы вряд ли сможем воспользоваться телефоном.

— ?

— Шикибу, оставайся спокойной и слушай, что я скажу.

— Ты единственная, кто тут паникует.

— Здесь скоро появятся несколько Объектов, — сказала старая леди техобслуживания так медленно, как она только могла себе представить. — Это построение, сформированное из Индиго Плазмы и других шести Объектов. Армия Легитимного королевства не может остановить их! Мы должны как можно быстрее уходить отсюда! Эти монструозные орудия национального уровня вскоре превратят это место в море огня!

— Эээ? Подожди... — улыбнулась Шикибу. Ей ещё предстояло покончить со своей дурной привычкой, оставшейся с японских островов. — В каком смысле скоро появятся Объекты? Я ничего не слышала про парад.

Старая леди проигнорировала её и вытащила свою рацию.

Она настроила её на армейскую частоту и просто-напросто прибавила звук.

— Поспешите с ремонтом Малыша Магнума! Никто не требует от вас полного восстановления! Нам нужно, чтобы хотя бы одна главная пушка была в рабочем состоянии. Соединение Индиго Плазмы направляется к городу иммигрантов, пока мы говорим. Если мы слишком промедлим, мы не нагоним их!

Шикибу продолжала улыбаться.

Она начала дрожать, всё ещё улыбаясь.

— Где Иэказу и Орихимэ? — спросила старая леди с серьёзной экспрессией. — Нам нужно хватать их и бежать из города, прежде чем появятся семь Объектов! Ты должна собраться. У тебя десять минут!

— Подожди. Что происходит?! Что происходит?!

— По-твоему, у меня в самом деле есть время всё объяснять?!

— Нам нужно сказать соседям... Нет, не только им! Нам нужно рассказать всем в квартирах... нет, всем в городе, чтобы они убегали!

Шикибу после этого внезапно прекратила говорить.

Старая леди дала ей пощёчину.

— Мы не можем. Нам никак не сделать это во время. Даже если они воспримут нас всерьёз, это лишь приведёт к всеобщей панике и перегруженности на дорогах. Все виды транспорта застопорятся, и никто не сможет убежать.

— Так ты говоришь, что нам следует бросить их?!

— Проклинай меня сколько влезет, — испытывая на себе подобный взгляд дочери, старая леди сделала по направлению к ней вызывающий шаг. — Но я защищу свою семью. Я сделаю всё, чтобы сделать это. Если это может создать трудности для твоего побега, я готова оставить на смерть целый город.

— Ты не можешь...

— Тогда, ты желаешь бросить Иэказу и Орихимэ? Если они узнают правду, каждый живущий рядом будет драться за любой автомобиль, который они смогут найти. Как только это произойдёт, никто уже не сможет забрать тех двоих. Не говоря уже о том, что мы сами не сможем убежать! Ты пойдёшь на это?! Ты желаешь пожертвовать своей собственной семьёй, чтобы спасти совершенно незнакомых людей?!

— ...

— Я — нет. Вот почему я пошла на то, что сбежала из своего подразделения, чтобы прийти сюда. А что насчёт тебя? Ты готова смириться, что Иэказу и Орихимэ будут сожжены дотла? Я знаю, на что способен тот Объект. Поверь мне, когда я скажу следующее: бомбардировка Объекта неумолима. Они не оставят после себя даже трупов, которые понадобится хоронить.

Не проронив ни слова, Шикибу один раз ударила по стене.

Громкий звук заткнул старую леди, и Шикибу быстро направилась в комнату. Похоже, она ушла, чтобы вытащить чемодан из шкафа.

У них не было времени.

Внутри города уже началась паника.

Если они не предпримут действий до того, как произойдёт серьёзное нарушение транспортного сообщения, они окажутся заперты в городе. Если это произойдёт, они окажутся в зоне бомбардировки семи Объектов.

Где-то через пять минут Шикибу вернулась на лестничную площадку.

— Я готова.

— Пошли.

— Думаю, я делаю нечто ужасное.

— Не взваливай на себя эту ношу. Это мой грех. Те семь Объектов должны быть остановлены моим подразделением.

У них не было времени ждать лифт. Они воспользовались лестницей, чтобы быстро направиться к первому этажу, где они забрались в армейский внедорожник. Резина покрышек заскрипела по дороге, когда они выехали.

— Кто ближе, Иэказу или Орихимэ?

— Папа должен быть ближе. Но не слишком большая разница. Они оба в пяти километрах отсюда.

— Тогда начнём с Иэказу. Скажи, как добраться до его компании.

Она вела внедорожник, игнорируя светофоры и полосы одностороннего движения. Однако никто не беспокоился. У всех были свои заботы. Паника уже началась. Если бы они остановились на красном свете, люди наверняка попытались бы забраться к им через окна.

— Как такое могло произойти? — бормотала Шикибу.

Старая леди игнорировала её и продолжала зажимать педаль газа.

Иэказу работал в средней компании по выпуску мужской одежды. Компания арендовала часть двухслойного панельного дома.

— Как мы позовём его?

— Даже если внешние линии оборваны, внутренние должны работать. Где в этой компании стол регистрации?

— На первом этаже есть общий стол регистрации. Посетители к любым арендаторам делают запрос у внешнего оператора и...

— Тогда иди туда. Придумай что-нибудь, типа ты забыла отдать ему бенто или что ещё. Просто попроси их предоставить тебе внутренний телефон. Заставь Иэказу спуститься на первый этаж и веди его сюда.

— А что насчёт тебя, матушка?

— Если мы обе уйдём, внедорожник могут украсть. Иди ты. Или ты настолько сильна духом, что сможешь уберечь его от воров?

Говоря это, старая леди вытащила что-то из места рядом с рычагом переключения передач. Это был армейский пистолет-пулемёт Легитимного королевства.

Шикибу побледнела и несколько раз кивнула, после чего выбралась из автомобиля и побежала к общему столу регистрации на первом этаже.

Старая леди некоторое время наблюдала за Шикибу сквозь прозрачные автоматические двери.

Наконец, Шикибу вернулась с мужчиной, одетым в костюм. Как и подобает работнику, он был одет в мужскую одежду, производимую его компанией. Старая леди слегка цокнула языком, увидев робкого мужчину.

— Ты потратила слишком много времени.

— Я слышал в целом о ситуации, но... — начал мужчина.

— У нас нет времени, чтобы обсуждать это, — сказала старая леди, вдарив по педали газа и вновь дёрнув транспорт с места. — Я не представляю, почему мы должны позволить Орихимэ умереть.

— ...

Замешательство продолжало распространяться по городу всё быстрее и быстрее. У старой леди не было идей касательно их мыслей, но какие-то придурки даже развели костры на некоторых зданиях. Она видела чёрный дым на расстоянии. Она сомневалась, что в начальной школе было что воровать, но она почувствовала неприятную тяжесть в груди. В городе больше не было безопасного места.

— Ты едешь слишком быстро! Притормози! Ты собьёшь кого-нибудь! — кричал мужчина.

— Заткнись, кретин!

— Вааа!!! Тот человек что-то кричит. Погоди, что он сюда направляет? Это пистолет!

Старая леди проигнорировала его и зажала газ ещё сильнее. Стрелка спидометра совершила резкий скачок. Прогремело несколько холодных выстрелов, но автомобиль получил лишь царапины. Стрелявший человек, похоже, не собирался ни в кого стрелять.

Они приехали к начальной школе.

Они въехали прямо в передние ворота, сделали резкий поворот к учительской парковке и быстро остановились. Похоже, занятия уже были отменены, но детей не выпустили на улицу. Они видели множество лиц, выглядывающих из окон. Они все были наполнены тревогой.

Оценив беспорядки в городе, учителя приняли верное решение. Но этого было недостаточно. Это не спасёт детей от семи Объектов, ведомых Ситисликером.

— Шикибу, Иэказу. Заберите Орихимэ. Если учителя попытаются вам помешать, используйте это, — старая леди передала пистолет-пулемёт Иэказу. — Но не тяни рычаг взвода. Я опустошила магазин. Пока не будешь этого делать, он никак не выстрелит.

— Пожалуйста, нет. От него никакого толку, если он не может стрелять.

— Хмпф. Просто поторопитесь. Иначе те семь Объектов примчатся сюда первыми.

— Да, но...

Иэказу заткнулся, выбравшись из внедорожника.

— Я знаю, — сказала старая леди, затыкая ему рот.

Похоже, Иэказу был не в силах вынести тревожные взгляды остальных детей. Старая леди чувствовала то же самое. Она оставит этих детей умирать ради спасения своей семьи.

— Я знаю! Но здесь не может быть идеального выбора! Поспеши! Нам нужно увести Орихимэ отсюда! — прокричала она.

Иэказу неистово побежал ко входу в школу. Шикибу последовала за ним.

Внезапно старая леди услышала зловещий громоподобный гул в отдалении. Она скривила лицо. Она узнала шум. Это было статическое электричество. Это был звук огромного количества искусственно получаемого статического электричества, которое используется гигантской фигурой, чтобы парить.

Шёл он не от Малыша Магнума.

Оставался только один вариант.

(Мы не успели вовремя?!..)

Раз она слышала их из того места, где сейчас была, то семь Объектов должны были уже достичь окраин города. Они могли выстрелить в любой момент. Могла начаться масштабная резня во имя сохранения языка. Как только это начнётся, никто не сможет убежать. Здания упадут, эстакады обвалятся, и все виды транспорта выйдут из строя. Разумеется, от внедорожника тоже не будет никакого толку.

Старая леди техобслуживания сжала зубы.

И потом...

— Слышьте, старая леди! Вы всё ещё живы? Рыцари в сияющих доспехах появились!

Из рации послышались знакомые голоса двух парней.

— Слышь, Квенсер. Нам досталась самом деле ужасная роль! Как бы ты ни рационализировал, драться с семью Объектами выходит за всякие рамки!

— Заткнись, Хейвиа. Это наш звёздный час. Давай покончим с этим с яркой вспышкой и снова станем героями.

— Ты вечно себе на уме! Аристократы, только и делающие что поглощающие закуску в безопасных странах, могут научиться у тебя парочке вещей!

— Хейвиа, ты вечно жалуешься, но всегда держишься до конца.

(Что они собираются делать?)

Ситуация грозила стать настолько плохой, насколько возможно. Сражение даже с одним Объектом было вне рассмотрения, а в этот раз их семь. Тогда как они могли решиться выступить против них? Это нисколько не поможет Квенсеру на его пути к статусу проектировщика.

— Старая леди, я не могу позволить вам умереть, — сказал Квенсер. — Ещё так много всего, что я должен подглядеть в вашей работе. Потеря такого превосходного техника может сильно сказаться на пути к моей мечте. Не говоря уже...

— ...

— Наша принцесса в плохом настроении. Она говорит, что не может как следует мотивировать себя, если вы не проводите техобслуживание. Если Малыш Магнум не может сражаться, нам конец. Вот почему нам нужна ваша помощь.

— Ты... — пробурчала старая леди.

Когда старая леди увидела разрушенное подразделение, она бросила их всех. Она нарушила военный устав, чтобы защитить свою семью. Но они были другими. 37ой Мобильный батальон техобслуживания Флорейции всё ещё действовал.

Они не сдались.

Они до сих пор старались спасти всех в городе.

— Мы собираемся заняться 24ым Мобильным батальоном техобслуживания. Наша цель — защитить город для проживания иммигрантов! И тут не только мы. Малыш Магнум не заставит себя ждать. Так что не смейте умирать до того, как мы разобьём этого ублюдка Прайзвелла Ситисликера.

Битва должна была вот-вот начаться.

Битва между семью передовыми Объектами и какими-то хилыми солдатами из плоти и крови.

Глава 10

— Ох, какой пыл.

Было очевидно, что это была актёрская игра, но коричневая наёмница по имени Вайдин потёрла свои глаза, когда бронированный грузовик внезапно остановился.

— Твоя горячая кровь расшевелила меня.

— Я уверен, это просто часть сервиса, который вы предоставляете, но это типа меня бесит, — ответил Квенсер, высунувшись из заднего люка в бронированном грузовике, чтобы осмотреть снежную равнину. — Что будем делать?

— Сперва мы заставим их остановиться. Мы привлечём их внимание, чтобы Объекты навели свои пушки в этом направлении. По крайней мере, мы должны убедиться, что бой произойдёт за пределами города.

— Погоди, погоди, погоди, погоди!!! — лихорадочно встрял Хейвиа. — Ты тупой?! В каком это смысле привлечь их внимание?! Ты собираешься стрелять в них из портативной противотанковой ракетницы?! Как только они узнают где мы, они развеют наш пепел по ветру одним выстрелом!

— Завались, ленивая бестолочь. Я не говорила, что это мы будем стрелять по ним. Мы сможем сделать это, используя Птицу или Зверя.

— Что это? — спросил Квенсер, и лицо Вайдин засветилось.

— Специальные беспилотные аппараты от нашей Полевой службы уборки! Птица — это летательный аппарат, а Зверь — шестиколёсный наземный аппарат. Они, как правило, использовались как радиоуправляемые устройства разведки, но они могут быть оборудованы однозарядными ракетницами. Рассматривайте их как мобильные мортиры. Хотя иногда запуск ракеты разрушает машину.

Наёмницы по имени Шарм и Лемиш вытащили два небольших механизма из задней части бронированного грузовика. Один из них был с крыльями где-то пятьдесят сантиметров в длину, а другой был сплющенный наземный аппарат где-то сорок сантиметров в длину. Наземный аппарат должен был обладать несколькими опциональными деталями, потому что к его днищу принудительно присоединили нечто похожее на полозья.

— Сколько у вас их всего?

— Одна Птица и десять Зверей. Радиосигнал может быть использован, чтобы определить наше местоположение, так что нам также необходимо установить несколько обманных антенн. Таким образом нас не отправят на воздух, когда мы будем проводить внезапную атаку.

— Тогда давайте начинать, — Квенсер приблизился к беспилотным аппаратам, выстроившимся в ряд на снегу. — Как мы можем помочь?

— В них используется формат Корпораций капиталистов, так что мы позаботимся об их настройке. Не могли бы вы установить обманные антенны? Это очень поможет, если вы установите их в случайных местах в радиусе пятьсот метров отсюда.

Вайдин мигнула Лемиш и остальным наёмницам, чтобы те принесли несколько кейсов. Они были чем-то вроде чемоданов тридцать на тридцать сантиметров и пять сантиметров в толщину.

— Вам не нужно открывать эти кейсы. Когда положите их, убедитесь, что они лежат серой стороной вниз. Если после этого большим пальцем вы нажмёте на переключатель возле ручки, дело будет сделано. Частота уже настроена, так что вам больше ничего не нужно делать.

— Хейвиа, пошли сделаем это.

— Ладно, ладно. Но ты думаешь, что можешь и меня купить драгоценностями?

— Так мы начнём? Если не поторопимся, Индиго Плазма примется атаковать город.

— Установка антенн займёт пять минут. Потребуется ещё пять минут, чтобы Птица преодолела нужное расстояние. Звери будут ехать по снегу, так что им потребуется даже больше времени. Они будут задействованы для противостояния пехоте, когда они засекут нас.

— Так десять минут — самое ближайшее время, — Квенсер разделил кейсы с антеннами-обманками между собой и Хейвиа. — Времени совсем в обрез.

— Да, но мы должны сделать это.

— Совершенно верно. Пошли, Хейвиа. Я пойду на восток, а ты на юго-запад.

— Будь оно неладно. Я уже реально сыт по горло марш-бросками через снег.

После этого Квенсер и Хейвиа побежали в различных направлениях. Даже тогда семь Объектов в сопровождении пехоты приближались к городу для проживания иммигрантов. У них не было времени.

У Квенсера было три антенны-обманки. Будет бессмысленно размещать их почти в одном месте. Но если просто распределить их вокруг их дислокации, враг с первого же взгляда определит, где они находятся. Было очень важно распределить их в случайных местах, чтобы было проблематично сказать, которая из них настоящая.

(Дерьмо. И как мы сделаем это вовремя?!)

Плотный снег задержал Квенсера сильнее, чем он ожидал, и у него стала иссякать выносливость. Он нажал на переключатель рядом с ручкой и установил обманную антенну, практически метнув её в снег.

(Времени уже не осталось. Такими темпами Индиго Плазма выстрелит по городу прежде, чем Птица сумеет выстрелить своей ракетой! У нас нет времени, чтобы стараться полностью обезопасить себя!)

Пока Квенсер бежал к следующей точке размещения антенны-обманки, он вытащил свою рацию и связался с Вайдин.

— Не ждите. Отправляйте Птицу сейчас!

— Э? Мы не можем. Они определят наше местоположение по радиосигналу. Они прежде всего будут целиться по обманным антеннам, но если вы не уйдёте от них на достаточное расстояние...

— Это не имеет значения! Если они начнут бомбардировку, пока мы ждём, это всё будет насмарку! Быстрее!

— Не вини меня, если с тобой что-нибудь случится! Я сомневаюсь, что твоя страховая компания от этого обрадуется!

— Слышь, Квенсер! Только не говори, словно ты забыл, что из-за этого в опасности окажусь и я! — добавил Хейвиа.

Квенсер переключил вторую обманную антенну и бросил её. Он посмотрел вдаль и увидел Лемиш, целящуюся из пускового устройства, похожего на курсовой пулемёт, диагонально вверх и нажала на спусковой крючок. Птица устремилась плавно вверх, пропеллеры начали крутиться, и она взлетела всего на пятнадцать метров. После того, как её высота стабилизировалась, она полетела прямо к Индиго Плазме.

— Какая у неё максимальная скорость? — спросил Квенсер?

— 170 км\ч. Как только она разовьёт эту скорость и стабилизируется, она достигнет того места в мгновение ока. Хотя есть опасность, что боковой ветер снизит её скорость, — сказала Вайдин. — Вам двоим нужно быстро убираться от обманных антенн! Как только будет запущена ракета, Объекты будут контратаковать.

Когда он услышал это, Квенсер нажал на переключатель на третьей и последней антенне-обманке и бросил её в сторону. Больше было похоже на то, что он не разместил её в оптимальном месте, а избавился от надоедливой ноши.

Он услышал звук, похожий на открывание бутылки шампанского.

Это был звук взрыва, раздавшийся после выстрела ракетницы, прицепленной к днищу Птицы. Однако сорокамиллиметровый снаряд не смог бы достичь брони Объекта. Прежде чем он смог, Индиго Плазма выстрелила из малого лазера. С оранжевым лучом света ракета взорвалась в воздухе. Грузовики с пехотой, сопровождающие Объекты, внезапно затормозили, но всё подразделение не остановилось. Они не получили никакого повреждения.

И...

Каким бы маленьким оно ни было, Объект естественно мог отреагировать на что угодно, пытающееся атаковать его. Практически не повреждённая с предыдущего боя Индиго Плазма немедленно развернулась.

Несколько её главных пушек слегка сдвинулись. Они несомненно проверяли местность. В то же время Квенсер продолжал бежать. Плотный снег замедлил его, и он несколько раз чуть не свалился, но он продолжал бежать что есть сил как можно дальше от обманных антенн.

А потом Индиго Плазма выстрелила.

С громким шумом, как от большого барабана, гигантский снаряд полетел на скорости выше звуковой, распространяя по мере своего полёта ударную волну.

— Это был рейлган?!

Из-за траектории снаряда он сперва услышал звук. Он был нацелен не в землю. Он был пущен по высокой дуге, похожей на далёкий бросок в бейсболе. Он пролетел где-то в ста метрах над головой Квенсера.

Снаряд рейлгана внезапно остановился.

Раскрылся парашют.

Должно быть, Вайдин использовала бинокль или оптический прицел, чтобы проверить его с расстояния, поскольку из рации послышался её голос.

— Я проверяю снаряд! Это что-то похожее на цилиндрический металлический барабан! Его диаметр семьдесят сантиметров, а длина сто пятьдесят! По его сторонам виднеются бесчисленные отверстия!

— Что это?..

Пустившись в бег, Квенсер услышал звук, похожий на испускание пара. Он выходил из металлического барабана, свисавшего с парашюта. Воздух искажался, словно размешивали сладкую воду.

— Газ... Это что ли газ из низкостабильной плазменной пушки?!

После их сражений с пехотой 24ого Квенсер и Хейвиа знали, что мог сделать этот специальный газ. Он был тяжелее воздуха. Если распылить его высоко в атмосфере, гравитация и ветер могут распространить его на большую площадь.

Да.

Таким образом единственным выстрелом из низкостабильной плазменной пушки удастся создать поле, которое обратится в ад из света и жара.

Главные пушки шести моделей-пустышек заскрипели, поворачиваясь в этом направлении.

— Квенсер! Они точно целятся в обманную антенну в твоём направлении! Ты должен найти холм или что ещё в качестве укрытия и спрятаться там!

(Я не могу убежать от газа, сочащегося сверху!)

Площадь, покрытая специальным газом, превысила сто метров. Со всем этим плотным снегом будет трудно покинуть зону поражения. Квенсер вытащил пластиковый заряд Топора из сумки. Он воткнул электрический взрыватель и метнул его так высоко над своей головой, как мог.

Когда он достиг высшей точки, Квенсер вдарил по кнопке на своей рации.

С взрывным шумом над его головой распространилась ударная волна.

Волна смела газ из этого места.

В следующий миг шесть моделей-пустышек выстрелили из своих низкостабильных плазменных пушек. Они стреляли в точку на высоте пятьдесят метров, где была максимальная концентрация специального газа.

Вспышка света поразила глаза Квенсера, и мощный шум сотряс его мозг.

Его бросило к земле так, словно что-то раздавило его сверху. Несмотря на плотное пальто для холодного климата он почувствовал своей кожей жгучую боль. Эта боль поведала ему, что он немного обгорел. Но хоть он и обгорел, он не ощущал обычного жара.

— Гааааааааааааах?!

Его зрение частично испортилось, на его глаза словно положили засвеченную плёнку. Квенсер закрутился на земле, когда боль атаковала его со всех сторон. Ему казалось, что он лежал в гигантской луже с грязью. Снег вокруг этого места полностью превратился в тёплую воду.

Но могло быть намного хуже.

Если бы он не разогнал специальный газ от этого места взрывом, этот «промах» не случился бы. Поверхность земли превратилась бы в стекло, а сам Квенсер превратился бы в пепел.

И столько всего произошло лишь от первого выстрела.

Само собой, враг на этом не остановился бы.

— Квенсер! Уходи оттуда! Топор сказал им, где ты! — кричал Хейвиа по рации.

Квенсер вылез из неприятной грязи и скатился вниз по склону одного из ближайших холмов.

Он едва успел сделать это вовремя.

Огромное количество глухих, похожих на шутихи звуков заполнило поле боя.

Исходили они не от Объектов.

Пехотинцы 24го вылезли из своих военных грузовиков и принялись стрелять из штурмовых винтовок. Остроконечные пули калибра 5,56 вылетали из семидесяти-восьмидесяти стволов и рассекали пыль в воздухе, что витала над холмом, который Квенсер использовал в качестве щита.

Второй залп Объектов не последовал незамедлительно, потому что масштаб их атаки был слишком велик, и они могли решить, что это всё равно, что палить по мухе из базуки.

Или вероятно...

(С семью Объектами у них всего более семисот пушек. Если они выстрелят из них всех, моя песенка будет спета. Это по идее означает, что реакторы моделей-пустышек далеки от идеала. Они едва способны стрелять из главных пушек, а дополнительное оружие лишь декорация.)

Пехотинцы продолжали стрелять, так что Квенсер не мог сдвинуться с того места, где был. Если так пойдёт дальше, Объекты произведут выстрел, и всё будет кончено. Но он не мог просто так взять и высунуть голову под шквал пуль.

Внезапно Индиго Плазма задвигалась.

— Проклятье! Снова тот рейлган!

Когда Квенсер посмотрел туда, снаряд в форме барабана пролетел по дуге. Пехотинцы служили лишь способом удержать его на месте. Они работали вместе, но было ясно как день, кто тут старший. Даже пилотируя Индиго Плазму, Прайзвелл Ситисликер выставлял напоказ свою личность.

Однако металлический снаряд, запущенный рейлганом, так и не достиг точки над головой Квенсера.

Прежде чем это произошло, с земли выстрелили из портативной противотанковой ракетницы. Ракета была сбита лазером до того, как достигла снаряда рейлгана, но эффект от взрыва не прошёл бесследно. Угол траектории металлического барабана резко изменился, и его парашют не раскрылся. Он приземлился между пехотинцами и Квенсером.

— Сэр! Мы не можем позволить вам умереть до того, как вы заплатите нам оставшуюся часть!

— Спасибо, Вайдин! Я уважаю такое до одури честное отношение.

Упавший металлический барабан мог бы распространять специальный газ по земле, но его эффективный радиус окажется гораздо меньше, чем в воздухе. К тому же ветер дул в сторону от Квенсера.

Но...

— Слышь, Квенсер! Главная пушка Индиго Плазмы движется!

— Ты шутишь!..

Низкостабильная плазменная пушка выстрелила в следующий миг после того, как Квенсер прокричал это.

Она вызвала белый взрыв.

Тело Квенсера отбросило прямо назад. Он пролетел по воздуху несколько метров, а потом врезался в землю. Он испытал такую боль, словно его внутренности перекрутило. Вспышка света была настолько яркой, что он удивился оставшемуся при нём зрению.

— ...Этот гадёныш, — сказал Квенсер, лёжа на спине. — Он нисколько не колеблется, взрывая собственных подчинённых?!

Квенсеру не хватило духу взглянуть на то, что скорее всего творится по ту сторону холма. Это был всепоглощающий взрыв низкостабильной плазмы, взрыв, который создаёт достаточно жара и ударной силы, чтобы прострелить броню Объекта, будучи сконцентрированным в одном направлении. Разрушение, на которое он способен, лежит далеко за гранью понятия «катастрофа».

— Он спятил. Почему 24ый следует за таким деспотом, как он?!

— Потому что сейчас у них нет другого выбора. Если они сдадутся, их всё равно привлекут к ответственности за государственную измену. Что бы ни случилось теперь, единственный для них способ победить — это любой ценой не дать 24му проиграть.

— Они приближаются. В этот раз все семь Объектов! Этот ублюдок планирует передавить трупы своих товарищей!

Слушая причитания Хейвиа, Квенсер медленно поднялся. Он не мог оставаться там, где был сейчас. Семь Объектов должны были знать, где он.

— Враг посылает шесть моделей-пустышек по горизонтальной линии, а Лили Мария следует сзади!

— Эта сволочь не колеблется относиться к своим подчинённым как к расходному материалу, но он чертовски осторожен, когда речь заходит о его собственной жизни! Это подтверждает то, что пустышки управляются стратегическим ИИ!

Согласно предположению Квенсера реакторы моделей-пустышек выдают малую мощность, и все их пушки, кроме главных, лишь декорации. Скорее всего, так оно и было. И эти главные пушки слабо подходили для стрельбы по солдату из плоти и крови.

Это означало...

— Вот дерьмецо. Он едет по прямой, чтобы раздавить меня!

— Эти монструозные орудия поддерживают свои двести килотонн на ходу, используя статическое электричество. Массивное количество электричества создаёт ужасающую движущую силу! А часть механизма пропульсии должна использовать плазму!

Глядя на выстроенные в ряд Объекты, Квенсер припомнил огромные сельскохозяйственные машины, разравнивающие землю. Они походили на трактор, который был в ширину триста метров. Он никак не мог убежать от них влево или вправо.

А потом с земли выстрелила ракета.

Взрывной снаряд был выпущен с такого близкого расстояния, что у модели-пустышки не было времени среагировать. Тот факт, что ракета попала прямо в сферически главный корпус, мог означать лишь то, что никакие другие пушки, кроме главной, в самом деле не работают. Тонкие куски брони отвалились от корпуса и воткнулись в землю.

Атакованная пустышка остановилась, и её главная пушка начала наводку. В следующий миг зона, откуда был произведён запуск ракеты, затянулась белой вспышкой. Выстрелила низкостабильная плазменная пушка.

— Да вы издеваетесь надо мной!

— Это был Зверь! Не волнуйся!

Незамедлительно после этого пять моделей-пустышек и Индиго Плазма прошли мимо Квенсера. Благодаря просвету, получившемуся в связи с тем, что один из них остановился и выстрелил в Зверя, тело Квенсера не разорвало на куски мяса огромным количеством статического электричества.

— Полагаю, этот стратегический ИИ — всего лишь огромный набор шаблонов, между которыми распределяется приоритет.

Индиго Плазма напрямую управлялась Прайзвеллом, так что он мог вручную изменять курс, чтобы убить Квенсера.

То ли он развлекался, то ли тестировал ИИ.

— В двадцати метрах на З-Ю-З от тебя есть пещера! Беги туда! Если они могут использовать только главные пушки, вполне возможно, стратегический ИИ не сможет разораться в этой ситуации!

— Ладно! Буду молиться, чтобы меня не взорвала какая-нибудь непослушная пушка!

В то же время Квенсер заметил разорванную металлическую пластину, валяющуюся на земле. Это был фрагмент брони, отлетевший от модели-пустышки, когда в неё попала ракета. Это был квадрат где-то тридцать сантиметров по бокам и двенадцать в толщину. Он был тяжёлым, но не настолько, чтобы парень не смог поднять его двумя руками.

(Он на удивление лёгкий. Это даже близко не подходит к стандартам Объектов. Даже обычная сталь обладает большей плотностью, чем это.)

Он присмотрелся ближе и заметил, что на самом деле стальная пластина была толщиной всего пять сантиметров. Остальная часть была сделана из какой-то бледно-серой субстанции. Край, где она разломилась, больше походил на разломанный камень, чем на металл.

В обычной ситуации кто-то типа Квенсера, который не тренируется с гантелями, не смог бы поднять нечто такое. В обычной ситуации ракета не смогла бы разрушить металлическую пластину такой толщины. Однако Квенсер держал в руках этот фрагмент.

В нём мог быть сокрыт какой-то секрет.

— Квенсер, быстрее! Пустышки перегруппировываются! Они снова направляются к тебе!

— Понял. И не думай, что ты там в безопасности! Не делай ничего, что может выдать им твоё местоположение!

Мотивированный словами Хейвиа, Квенсер побежал, прихватив с собой фрагмент. Плотный снег, полученный им урон и фрагмент брони отнимали у него скорость. Тупая боль раздалась в его локтях. Снова и снова он слышал шёпот в сердце, который уговаривал его выбросить этот кусок мусора.

Но он игнорировал его и продолжал двигать ногами.

Он услышал звук, напоминающий грозовое облако. Сердце Квенсера хотело, чтобы он бежал быстрее, чем физически могло его тело. Из-за этого наблюдалась разница между его идеалом и реальностью. Разница между тем положением ног, которое он хотел, и настоящим вызвали путаницу в голове, и он чуть не споткнулся. Он уже был на пределе. Он не мог так продолжать и дальше. Какой-то фрагмент брони сомнительной полезности не стоил того, чтобы умирать из-за него. Он уже собрался оставить его.

Но потом он достиг входа в пещеру.

Несмотря на твёрдую землю, Квенсер нырнул внутрь. Он прокатился вниз по плавному склону. Он продолжал катиться где-то двадцать метров.

Он оцарапал всё тело, которое к тому же было слегка обожжено. Но эти вещи едва ли волновали его в тот момент.

(Проклятье. Индиго Плазма и шесть пустышек скоро будут здесь!)

Квенсер вытащил Топор из сумки на спине, воткнул взрыватель и метнул его в направлении, откуда пришёл. У него не было времени, чтобы колебаться. Он почти немедленно нажал кнопку на рации.

В закрытом пространстве прогремел взрыв.

— Гах?!

Квенсер прокатился по пещере, но это было лучше альтернативы.

Пластиковый заряд опустил каменный занавес.

Он чувствовал тяжёлую вибрацию, идущую с той стороны занавеса. Индиго Плазма, похоже, выстрелила рядом со входом в пещеру. Если бы он не обвалил камень, чтобы перекрыть проход, огромный порыв жара захлестнул бы пещеру и поджарил Квенсера.

(По ощущениям эта пушка не достаточно велика для главной.)

Квенсер анализировал ситуацию, почувствовав сбегающий вниз по спине холодок.

Ему повезло, что была использована одна из противопехотных пушек Индиго Плазмы, а не главные пушки остальных шести Объектов. Это было связано отнюдь не с благочестием врага. Похоже, Прайзвелл просто решил, что главные пушки слишком сложно использовать против единственного человека. Если бы он задействовал главную пушку, вся пещера внутри была бы полностью зажарена.

Квенсер попытался воспользоваться рацией, но он не смог установить контакт. Каменная порода блокировала сигнал. У него не было другого выбора, кроме как искать другой выход. Он также мог попытаться использовать взрывчатку, чтобы проделать дыру в заваленном проходе, но были высоки шансы, что ударная волна покалечит его в закрытом пространстве.

Квенсер подобрал кусок брони и использовал подсветку экрана своей рации как фонарь.

Он задвигал тусклым светильником, чтобы обследовать пещеру.

Битва всё ещё продолжалась.

Ещё было так много всего, что он должен был сделать.

Глава 11

Похоже, пещера была образована током воды. Маленькая струйка воды текла по склону у ног Квенсера. Он мог сохранить ноги полностью сухими, держась стенок. Вот на что была способна маленькая вода.

Сперва Квенсер забеспокоился, но он легко нашёл выход, пройдя где-то два километра. Струйка воды встретилась с рекой. К тому времени, когда Квенсер достиг берега реки, его руки начали неметь, и он уронил кусок брони на землю. Он упал ему чуть ли не на ноги, потому парень лихорадочно отскочил в сторону. Хоть это и была подозрительно лёгкая сталь, она была достаточно тяжёлой, чтобы разбросать камни на речном берегу.

— ...

С этой бронёй что-то было не так. Она была сделала из стальной пластины и того загадочного серого материала, и она точно отличалась от брони обычного Объекта.

Однако Квенсер был всего лишь полевым студентом. Он не знал, как правильно осмотреть пластину брони в обычных условиях, а здесь ему приходилось полагаться только на имеющееся при нём оборудование.

Он не мог справиться с этим сам.

Подумав немного, Квенсер изменил частоту рации. Связывался от не с Хейвиа или Уайдин.

Человек, с которым ему нужно было поговорить, был...

— Старая леди! Вы меня слышите? Это Квенсер! Мне нужна ваша помощь!

— Парень?..

Он получил ответ.

Это должно было означать, что Индиго Плазма и модели-пустышки ещё не атаковали город иммигрантов.

— Думаю, у меня есть новая информация, связанная с Индиго Плазмой! Но студенту вроде меня с ней не разобраться! Мне нужна помощь профи типа вас!

— Дурень! Ни слова больше! В данный момент я не с армией. Если расскажешь мне о ситуации на поле боя, тебя тоже могут привлечь к ответственности за преступление!

— В таком случае мы можем провести вместе время в бараках для заключения! Просто помогите мне! Мы единственные, кто может защитить город!

Защитить город.

Квенсер услышал, как у старой леди от этой фразы перехватило дыхание.

— Шесть из семи Объектов — это модели-пустышки. У меня фрагмент брони, который был оторван от одной из них. У него два слоя: сталь и... какой-то серый материал. В любом случае, он необычно лёгкий. И не просто легче обычной брони Объекта, он легче даже обычной стали. Я думаю, они что-то предприняли, чтобы снизить стоимость. Пожалуйста, расскажите, как произвести проверку этого материала!

— Стой, давай пойдём по порядку. Модели-пустышки? Проверка материала?

— Это может понадобиться, чтобы изменить ситуацию! Так что поспешите!

— ...

Старая леди на мгновение замолчала, но потом начала давать Квенсеру инструкции. Прежде всего она спросила его, какое оборудование у него при себе, с помощью которого можно осуществить проверку материала.

— Ладно, у тебя есть хендхелд и рация, так? Тогда ты можешь использовать электромагнитный метод. Сперва выкопай яму под фрагментом брони. Просто сделай что-то типа небольшого туннеля, как в песочнице. После этого запусти в хендхелде функцию беспроводной LAN и помести его под фрагмент сбоку.

Квенсер был на каменистом берегу реки, так что он засунул хендхелд в промежуток между двумя большими камнями под фрагментом.

— Сделано.

— Теперь установи частоту на рации. Установи такую же, которая используется в беспроводной LAN. Потом помести рацию на фрагмент и пошли какой-нибудь условный сигнал в течение десяти секунд.

Квенсер слышал грохот в отдалении. Хейвиа и остальные были до сих пор в отчаянной ситуации. Квенсер захотел погнать лошадей, но он стал наговаривать себе, что аккуратный подход к этому делу позволит завершить его в максимально короткие сроки.

— Сделано. Что дальше?!

— Вытащи хендхелд, вызови системный экран и проверь приём сигнала. Там ты сможешь проверить общий перцентаж.

— Перцентаж?

— Просто сделай это! Я думала, ты спешишь!

Квенсер отчаянно посмотрел на экран и прочёл число, изображённое там.

— Там 34,2!

— Хм. С нормальной жаропрочностью он не пропустил бы через себя столько сигналов. Это низкокачественный продукт, изготовителю которого не хватает мастерства, — спокойно анализировала старая леди по рации. — Но имея дело с двумя различными слоями, сложно что-то сказать наверняка. Парень, ты можешь оторвать два материала друг от друга?

— Может, это и модель-пустышка, но это всё равно броня Объекта.

— Тогда всё, что я могу тебе предложить, это догадка, которая может оказаться ужасно неверной, — медленно вздохнула старая леди. — Серый материал, похоже, керамика. Сферический главный корпус собран из керамики, а тонкие металлические пластины налепили поверх, чтобы придать ему «вид Объекта».

Керамика обладала как прочностью, так и определённой гибкостью. Должно быть, они пытались использовать это, чтобы обеспечить ту же способность поглощать и распределять удары, какой обладает онионная броня.

Однако…

— Если бы этого было достаточно, чтобы воссоздать броню Объекта, дела были бы для нас намного более лёгкими. Модели-пустышки не более чем низкопробные модели, которые можно уничтожить ядерным взрывом, — сказала старая леди.

— Я проанализировал поплавки, которые они использовали, и предположил, что шесть пустышек весят по пятьдесят килотонн каждая. …Исходя из массы этого фрагмента брони и соотношения стали и керамики, броня моделей-пустышек, похоже, составляет по толщине треть от брони нормального Объекта. И это не сталь с реактивными жаростойкими материалами. Если они сделаны из какой-то дешёвой керамики, тогда их истинная сила заключается…

— Они нас сделали, — простонала старая леди. — Мы были одурачены их первым появлением. Если бы она спокойно отреагировала на это и разобралась с ними по одному, главные пушки нашей принцессы прострелили бы их насквозь. Они добились победы благодаря идее о семи Объектах, из-за которых мы утратили своё хладнокровие. — старая леди на секунду прервалась. — Ты понимаешь, что это значит, парень?

— Э? Броня намного тоньше брони нормального Объекта?

— Не только это.

Затем послышались какие-то шумы.

Звучали они совсем не как естественные помехи. Шум становился громче и громче.

— Это вопрос… жаропрочности. …Их главные пушки… низкостабильные плазменные пушки. И… это… арктический… район… Аляски… Они… действуют… как… мощней… шее… оружие… но… они заявились сюда… со своей… главной… уя… звимостью…

— Старая леди? Старая леди?! Стойте… чёрт!

Шум становился громче, и Квенсер уже не мог услышать её голос. От него заболели уши, потому Квенсер убрал рацию от лица.

— Они принялись глушить радиосигналы, чтобы остановить ракеты беспилотных аппаратов? Я думал, Индиго Плазма полагается на радиосигнал, вручную корректируя модели-пустышки!

Квенсер затопал прочь от речного берега и снова ступил на снежную равнину. Приближаясь к полю боя, он копался в своей рации. В этот раз он пытался связаться с Хейвиа и другими. Но сперва он установил мощность сигнала на максимум.

— Хейвиа, Вайдин! Вы меня слышите?!

— Кшшш… Я бы предпочёл не отвечать! Эти чудовищные орудия… выслеживают нас, используя микрофоны и… отслеживая радиосигналы!

— Сэр! Слава богу, вы… в порядке! Это значит, мы… получим остаток платы!!!

Несмотря на помехи, удалось вести передачу. Город иммигрантов был на приличном удалении. Вот почему он не смог связаться со старой леди.

(Жаропрочность. Низкостабильные плазменные пушки. Арктический район Аляски. Керамические броневые плиты, в которых не используются реактивные жаропрочные материалы и которые не могут должным образом функционировать в качестве онионной брони. Откуда заявились модели-пустышки? Каким маршрутом они следовали, чтобы произвести внезапную атаку?)

— Вайдин, сколько осталось беспилотных аппаратов?!

— Птица была… сбита. Я ещё могу… засечь… трёх Зверей. Но Объекты… начали… широкодиапазонное глушение. Радио…сигнал… получает множество… помех!

— Мне нужно, чтобы вы нашли способ провести ещё одну ракетную атаку. Я отправлю вам местоположение через свой хендхелд. Скажи свой адрес!

— Ух ты. Шанс заполучить... личную информацию от... такого великолепного клиента!!! Сегодня... мой счастливый день!

— Разумеется, я использую шифр, когда отправлю это.

Используя полученный адрес, Квенсер отправил карту с пометкой Вайдин.

— Это?..

— Если сделаешь, как я сказал, они сядут в лужу. Этот план сработает лишь потому, что маленькие беспилотники не отображаются на противопехотных датчиках. Как думаешь, сможешь это сделать?

— Полуразрушенный Зверь... как раз поблизости. Они думают... что уничтожили его... так что я могу прицелиться... куда захочу. Я должна буду... отправить довольно... мощный сигнал... чтобы пробиться через... глушение... так что есть ещё больший... риск... что они засекут... наше местоположение.

— Пожалуйста, сделай это. К тому же глушение Индиго Плазмы должно иметь брешь. Это частота, которая используется для ручной коррекции моделей-пустышек, она должна оставаться незатронутой. Проанализируй радиосигнал и найди эту брешь. Это будет линия, по которой их лидер контактирует с пустышками. Если мы воспользуемся ей как надо, мы сможем сами наделать им помех.

— Кшшш... как пожелаете... сэр☆ ...А ну за работу, лодырь!

— Квенсер, как только эта... битва закончится... я скажу тебе пару ласковых.

Где-то в двух километрах двигались семь Объектов. Зверь располагался прямо в центре их группы. Хейвиа и другие, похоже, прятались где-то в километре от центра. Если их найдут, им придёт конец, но у них ещё был шанс. Стратегический ИИ 24го, который контролировал пустышки, не был таким уж продвинутым.

— В общем, план в том... кшшш... чтобы спровоцировать их случайно выстрелить из... низкостабильных плазменных пушек в центр своего построения. Таким образом, те, что с тонкой бронёй, будут взорваны, — сказала Вайдин.

— Но Индиго Плазма — второе поколение Объектов... Кшшш... Останется одна она, этого будет достаточно, чтобы отложить кирпичей, — предупредил Хейвиа.

— Как-нибудь справимся. Просто сделай, как я сейчас говорю. Если они поменяют построение, это всё пойдёт коту под хвост!

Квенсер побудил их к действию, проверяя ситуацию на GPS-карте своего хендхелда.

В тот момент одна из пустышек внезапно поменяла направление. Она нацелила главную пушку на холм, за которым скрывался Хейвиа и другие.

(Дело плохо. Их засекли по радиосигналу повышенной мощности!)

Но пустышка перестала двигаться. Из рации послышались сильные помехи, а GPS-карта прекратила обновляться.

(Они нашли брешь в сигнале помехи и заблокировали линию, связывающую Индиго Плазму с пустышками?!)

Раздался оглушительный грохот.

Однако шёл он не от Объектов. Для этого он был слишком слабым. Зверь в центре шести Объектов запустил ракету. Ракета попала в броню одной из пустышек и взорвалась.

Стратегический ИИ незамедлительно среагировал.

Программа приняла решение исходя из списка приоритетов, и начала контратаковать атаковавший их объект.

Да.

Она использовала единственное функционирующее оружие, низкостабильную плазменную пушку, что служила главной ударной силой.

Произошёл чистый, белый взрыв.

Взрыв разросся до таких масштабов, что проглотил шесть моделей-пустышек. Несмотря на огромное расстояние, Квенсер временно ослеп, словно он посмотрел прямо на магниевую вспышку. Это не было простой энергией низкостабильной плазменной пушки, выстрелившей по земле рядом с пустышками. Пехотинцы 24го уже были зажарены, но они были укомплектованы газовыми цилиндрами и цистернами со специальным газом, чтобы действовать совместно с Объектами. Из-за них получившийся взрыв стал ещё больше.

Но...

— Чёрт бы вас побрал.

Глушение с обеих сторон прекратилось.

Отчётливо послышалось отчаянное негодование Хейвиа.

Причина его отчаяния была в семи гигантских фигурах, которые он продолжал лицезреть.

Их поверхность слегка расплавилась, но в целом их силуэты остались интактными.

Враг продолжал двигаться.

— Хреново дело. Это не сработало! Осталась не только Индиго Плазма! Шесть моделей-пустышек тоже не были уничтожены! Хоть их броня и тоньше обычной, солдаты из плоти и крови всё равно не в силах с ними совладать!!!

— Нет, — сказал по рации Квенсер. — Те шесть были окутаны взрывом, как и было запланировано. Это шах и мат.

— Какой ещё мат?! Поверхность брони чуть расплавилась, но они всё ещё могут двигаться! ...Ну же, давайте валить отсюда. Какой толк от награды, если помрёте?!

Похоже, последняя часть была адресована Вайдин и другим, но наёмники, похоже, не согласились. ЧВК, сфокусированная на прибыли, относилась к таким вещам со всей серьёзностью.

— В этот раз у них есть серьёзная уязвимость, — медленно сказал Квенсер в попытке успокоить Хейвиа, который вот-вот был готов запаниковать. — В броне отсутствует реактивный жаропрочный материал. И она вообще не служит в качестве онионной брони. Это лишь пласт дешёвой керамики. Другими словами, она обладает низким сопротивлением к экстремальным сменам температуры.

— О чём ты говоришь?!

— Их главные пушки — это низкостабильные плазменные пушки. Они создают огромное количество тепла. И это район Аляски. Температура ниже нуля тут в порядке вещей. И в довершение всего модели-пустышки произвели внезапную атаку со дна Северного Ледовитого океана. Они как следует остыли. Жар от плазменных пушек должен был поднять их температуру до заоблачных высот. А это означает...

Квенсер остановился и сделал глубокий вдох.

Затем он вновь заговорил.

— Свойства керамики сильно изменятся! Как только эта неравномерность достигнет достаточно большого значения, они должны будут обвалиться под собственным весом!

Послышался громкий шум, словно разорвалось металлическое сочленение.

По моделям-пустышкам забежали трещины, словно по стеклянной скульптуре, которую бросили на пол. Они распространялись, игнорируя линии изначальных соединений отдельных кусков.

Квенсер глянул на хендхелд.

Он услышал, как говорят его товарищи.

— Я слышал, что когда изготовляются закалённые клинки, жар печи и холод воды используются, чтобы изменять свойства металла с целью сделать его прочнее. Самый знаменитый пример этого — катана с японских островов, — сказала Вайдин в восхищении. — Но это оказывает прямо противоположный эффект, если этим занимается неумелый мастер. Я уверена, что простого открывания и закрывания двери в рабочем помещении может создать достаточную разницу в температуре, которая сделает металл слишком хрупким, из-за чего меч оказывается испорченным.

— Обычно Объект, спроектированный для таких условий, должен обладать нагревающими элементами между броневыми пластинами, чтобы предотвратить чрезмерное их охлаждение, но я сомневаюсь, что они пошли так далеко, раз они так схалтурили с толщиной брони.

— Простите, что прерываю ваш праздник, — вмешался Хейвиа. — Но Индиго Плазма всё ещё чувствует себя бодрячком! Эта штука — всамделишный Объект второго поколения, который стоит пять миллиардов долларов! Он от такого не развалится!

Квенсер услыхал зловещий скрип.

В двух километрах слегка повреждённая Индиго Плазма двигала главной пушкой. Хоть они и были пустышками, они потеряли значительную часть своей военной мощи, лишившись тех шести Объектов. Их элитник, Прайзвелл Ситисликер, должен быть сейчас в ярости.

Словно выражая эту эмоцию, низкостабильная плазменная пушка нацелилась в хилого солдата из плоти и крови.

Да, она целилась в Квенсера.

(Полагаю, он наконец смог выследить меня по радиосигналу.)

— Хейвиа. Вайдин и остальные наёмники, он готов. Прикройте уши и падайте на землю, если не хотите ослепнуть из-за какого-то взрыва.

— Квенсер!

— Сэр!

Квенсер проигнорировал крики, пытающиеся его остановить. Бегство едва ли поможет ему в такой ситуации.

Затем он услышал что-то, похожее на приближение грозовых туч.

Оно приближалось позади него.

— Я ждал тебя, принцесса, — пробурчал он.

Когда он проверил свой хендхелд после взрыва шести моделей-пустышек, он проверил местоположение Малыша Магнума.

Он знал, что принцесса сделает свой ход, когда в ситуации произойдёт такие серьёзные перемены.

— Нет, Квенсер... — сказал Хейвиа в тупом удивлении. — Индиго Плазма — это настоящий Объект второго поколения! Даже если у принцессы функционируют все семь главных пушек, ей будет проблемно уничтожить этого монстра! Прямо сейчас у неё всего одна. И она работает даже не на полную мощность! Даже прямого попадания не хватит, чтобы остановить Индиго Плазму!

А когда первая атака не положит всему конец, их прихлопнет контратакой.

Однако выражение лица Квенсера не изменилось.

— Этого достаточно.

Квенсер взял рацию в одну руку, а другой взял хендхелд и вытянул его вперёд, словно пистолет. Он не был уверен, поможет ли это наведению на цель, но он нацелил инфракрасные коммуникационные сигналы, исходящие из его конца, на Индиго Плазму.

Это выглядело так, словно он втыкал во врага кончик рапиры.

— Достань его, принцесса. Покончи с этим привередливым паскудой.

Незамедлительно после этого два Объекта выстрелили из своих главных пушек почти в один и тот же момент.

Да.

Они оба выстрелили низкостабильной плазмой.

Шесть моделей-пустышек «разлетелись» вокруг того места, где была Индиго Плазма, и специальный газ из их плазменных пушек заполнил местность.

Результат был очевиден.

Индиго Плазму проглотил белоснежно-белая вспышка света.

Хоть это и были пустышки, их главные пушки всё ещё функционировали. Индиго Плазму окружило такое количество газа, какого хватало для работы шести главных пушек. В ответ на выстрел собственной пушки Индиго Плазмы специальный газ немедленно взорвался. Взрыв, может, и не был послан в строгом направлении, что делала пушка, но его масштаб попросту был слишком велик. Даже без направленного регулирования температуры естественные флуктуации и диффузия привели к формированию подходящей концентрации, которая может воспламениться.

Броня не вынесла бы такой устрашающий взрыв.

Говаривали, что броня Объекта может выдержать ядерный взрыв или два, но сейчас она расплавилась, словно сахарная фигурка. И как только она размягчилась, низкостабильная плазменная пушка принцессы пробила её. Это привело к критическому повреждению реактора, который продуцирует ужасное количество электричества, а это привело к ещё большему взрыву.

— !..

Квенсер был довольно далеко оттуда, но его зрение и слух не работали как надо.

Однако вскоре после этого он понял, что всё могло быть намного хуже.

В какой-то момент гигантская стена вклинилась между Квенсером и взрывом. Это был Объект. Потрёпанный Малыш Магнум сыграл для него роль щита.

— Привет, ты ещё жив? — спросила принцесса.

— Чувствую себя так, словно сейчас сдохну...

— Как насчёт того, чтобы побеспокоиться о нас?! — закричал Хейвиа. — Мы были от того взрыва вдвое ближе него!

Похоже, принцесса решила просто пропустить жалобы Хейвиа мимо ушей.

— Где Ситисликер? — спросила она.

— Мёртв, я думаю. Ты видела этот взрыв. Даже если он катапультировался, его бы поджарило в воздухе.

— Тогда мы должны сделать ещё кое-что.

— Да, — сказал Квенсер по рации. — Нам нужно сказать старой леди, что всё в порядке.

Глава 12

В городе иммигрантов начался хаос.

Началось всё с ТВ. Обычные станции прекратили трансляции, но была задействована военная антенна на Малыше Магнуме, чтобы протолкнуть пиратскую трансляцию. На экранах отображались обломки семи монструозных орудий. Спустя недолгое время картинка переключилась на солдат 37го Мобильного батальона техобслуживания, выкрикивающих победный клич. Съёмочная группа CS помогла это отснять.

Сперва некоторые люди подумали, что это фикция.

Но обломки Объектов можно было увидеть с окраин города через бинокли, так что страх начал покидать городскую атмосферу. Нечестивый энтузиазм ослаб до такой степени, чтобы было трудно поверить, насколько отчаянными все были мгновение назад.

— Эй, старая леди. Ваш шофёр прибыл, — сказал Хейвиа, останавливая внедорожник в городе для иммигрантов. Старая леди встретилась взглядом с Квенсером, сидящим на пассажирском месте, но студент просто пожал плечами.

Старая леди была со своей дочерью, зятем и внучкой.

Она пошла от семьи в сторону автомобиля.

— Я готова. Каково моё наказание?

— Это определят позже, — сказал Квенсер, передавая информацию от своего командира. — Поскольку из-за чрезвычайных обстоятельств контроль над подразделением был временно утрачен, Флорейция должна написать кучу отчётов, но она велела передать вам сообщение: любые провалы могут быть переписаны результатами, и вы достаточно удачливы, поскольку обладаете достаточными техническими навыками, чтобы она много раз подумала, прежде чем расправиться с вами.

— ...Ясно, — всё что сказала старая леди.

Похоже, её сердце переполнилось различными эмоциями, которые она никак не могла обратить в слова.

— Ба, — позвала девочка, которая должна приходиться ей внучкой. Девочка указала на что-то в отдалении и спросила: — Ты сделала их, ба?

Она указывала на Малыша Магнума, проезжающего в стороне от города. Одна из линз принцессы, должно быть, засекла девочку, потому что одна из главных пушек помахала девочке в ответ.

Старая леди техобслуживания сохраняла некоторое время молчание.

— ...Да, — наконец ответила она. — Это робот справедливости, который сделала я, а это мои замечательные товарищи.

Слегка вдарив по баранке руля, Хейвиа прошептал Квенсеру на пассажирском месте.

(Ты не собираешься выдать искромётную шутку?)

(Думаю, лучше оставить это как есть.)

Старая леди-техник забралась во внедорожник, и тот тронулся с места.

Поехал он за пределы города для иммигрантов.

Он направился к базе техобслуживания, где ждала принцесса.