Том 3    
Часть 2. Угольная шахта, разбрасывающая пачки денег. Ночной блицкриг на полуострове Камчатка


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 10''' "''Если они могут использовать только главные пушки, вполне возможно, стратегический ИИ не сможет разораться в этой ситуации''!" не "'''разораться'''", а как я понимаю "'''разоБраться'''"
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 8''' "''Как только вы выступим, мы не можем сдаться на полпути''" нужно заменить "'''вы'''" на "'''мы'''" либо вообще убрать из текста чтоб фраза сходилась
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 8''' "— ''Слышь, Квенсер''. ''Если они готовы сделать что угодно, мы могли бы получить всё, что можем''" в последнем случае "'''можем'''" лучше заменить на "'''хотим'''" - "'''мы могли бы получить всё, что хотим'''"
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 7''' "''Он будто выпустил всю рожь, что сдерживал до сего момента, и его экспрессия стала словно как у испуганного ребёнка''" не "'''рожь'''", а, судя по всему "'''дрожь'''"
sentence
5 л.
За перевод, спасибо!
B1ackDream
5 л.
'''Часть 2 Глава 13''' "''Похоже, кто-то из антивоенной группировки починил оборудование, оставшееся от одного из нашего мертвеца''" вместо "'''из нашего мертвеца'''" должно быть либо "'''из наших мертвецов'''" либо просто "'''нашего мертвеца'''" без "'''из'''"
B1ackDream
5 л.
'''Часть 2 Глава 5''' " ''Тут холодно, и тепло удастся лучше сохранять с бо''΄''льшим количеством людей''" что за апостроф в слове "'''большим'''"? или это типа ударение на '''О'''?
B1ackDream
5 л.
'''Пролог''' "''Всегда буду провалы''" не дописали '''Т '''в "'''будут'''"
Qwerty0707
5 л.
Вот уж не думал что Хейвиа так на Квенсера накинется
Дисору
5 л.
Не знаю, почему сагу назвали "Тяжелый объект". На каждый том, речь про объект занимает 20% текста. Что еще бесит (но что впринципе поубавилось со вторым томом) это постоянное упоминание "Объект - синоним войны". Когда читал первый том, на n-ом упоминании этого абсурда хотел дропнуть. Бесило просто невероятно. Еще "Солдаты из плоти и крови". Я не знаю это переводчик так исхищряется в разнообразии или оригинал такой. Но напрягает нереально.
Дисору
5 л.
О, мой родной край упоминается в ранобе. Ну хоть кому-то он нужен.
Kaa
5 л.
"девушка в чёрной униформе клацнула языком и отошла назад"

Язык всё-таки не затвор, чтобы им клацать. "Цокнула", скорее.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.248.101:
Старая леди выкрикнула какие-то имена, остановившись перед семейным ''домой''. я так думаю том должно быть "домом"
grayson
5 л.
вот я и дочитал 3 том. большое спасибо за перевод. конечно интересно наблюдать за развитием сюжета учитывая то что происходит эксперименты с ИИ, правда Квенсер так далеко и не продвинулся в изучении объектов, ну что ж посмотрим что будет в 4 томе
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.229.224.30:
Спасибо.
Среди тех иммигрантов могут быть люди из Корпораций капиталистов, но они сменили национальность по своей собственной воле.
Нельзя сменить национальность, а гражданство можно.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 92.100.81.218:
"— Если они используют какой-то особый газ, то цена на презервативы уже убила бы нас десять раз!"

Что это за "цена на презервативы"?
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 92.100.81.218:
— 1700 часов. Это где-то двадцать минут с этого момента.
Была причина, по которой они установили специфическое время для детонации. Если они установят время детонации через определённое количество минут, время, прошедшее между установкой каждой бомбы, приведёт к тому, что они не взорвутся одновременно.

1700 часов = 20 минут. Круто) Явно имелось в виду время 17:00, но даже к нему "часов" прибавлять будет излишне
dheryrjb
4 г.
>>1016
1700 часов = 20 минут. Круто) Явно имелось в виду время 17:00, но даже к нему "часов" прибавлять будет излишне
Явно имелось ввиду секунд. 1700 секунд = 28,(3) минуты.

Часть 2. Угольная шахта, разбрасывающая пачки денег. Ночной блицкриг на полуострове Камчатка

Глава 1

CS☆Military Channel!

— Это Моника, ваш военный репортёр-идол, который может как петь, так и убивать! Сегодня я прибыла в 37ой Мобильный батальон техобслуживания Легитимного королевства! Сегодняшняя тема — это женщины, служащие в армиях мира! Было время, когда армия была заполнена преимущественно мужчинами, что было следствием нашей истории с рыцарями и королями, но это в прошлом! Я хочу увидеть истинные лица женщин-командиров и элитных пилотов, которые служат на фронтовых линиях современного поля боя!

Милый, преисполненный молодости голос гремел на всю ночную базу техобслуживания.

— Что? Что происходит?

Когда Хейвиа высунул голову из трейлера-барака, он заметил артистку, подсвеченную мощными светильниками в окружении камер.

— ...Спутниковая трансляция? Что за отстойный полевой репортёр? Она говорит настолько чёпорно, словно она идол в бикини.

— Ох, Хейвиа. Я думал, что ты относишься к тем, кто будет воздыхать, приблизившись к кому-то подобному, — сказала Флорейция, возвращаясь с ночной прогулки.

Хейвиа пожал плечами.

— Когда я должен защищать их, это совсем другое дело. Мы точно должны позволять им это? Мы планируем ночную миссию, а они всюду понатыкали свои лампы.

— Только внутри базы. Мы вовсе не собираемся позволять им вести прямую передачу о нашем вторжении. Настоящее поле боя такое хорошее, если глядеть отсюда. И мы должны беспокоиться о том, как люди видят армию.

— А?

— СМИ всегда остаются очень влиятельными. Если они смогут сделать весёлое шоу, мы сможем завербовать больше рекрутов, и люди будут меньше возникать по поводу того, как мы растрачиваем налоговые сборы. ...Разумеется, рекруты, которые запали на улыбку идола в купальном костюме, не имеют представления, насколько тяжёлая работа их тут ждёт.

— Полагаю, это лучше, чем мобилизация ради помощи в съёмках боевика.

— Вот именно, — Флорейция поместила длинную, узкую кисеру в рот. — И у меня собираются брать интервью.

— Спасибо за всё, что вы делаете ради нашей армии и нации...

— Ага. Ты слышал тему этого шоу, Хейвиа? Это женщины, состоящие на службе в ратном деле. В наши дни женщины в армии настолько обыденны, что у меня нет идей, какая цель у этого балагана.

— Ясно. Ну, я не хочу, чтобы меня выбрали в качестве примера бесполезного солдата-мужчины для сравнения с превосходным офицером-женщиной, так что я уматываю.

— В самом деле, нужно использовать тех, с кем тебе не придётся беспокоиться, мужчина это или женщина, — пробубнила Флорейция, хрустнув шеей. Потом она будто что-то вспомнила. — О, точно. Хейвиа, через два часа будет снято ограничение на кофеин. Когда придёт время, поднимай всех в бараке и заставь наглотаться до боли горячего кофе.

— ...Если вы не дадите выспаться, все будут только более сонными.

— Дай им поспать, даже если всего на пять минут или десять секунд дольше. Наша миссия в этот раз пройдёт ночью. — Она зажала длинную, узкую кисеру между двух пальцев и указала ей куда-то в тёмную даль. — Ночной блицкриг. Это не та миссия, на которую можно отправляться с уставшими глазами.

Глава 2

Квенсер тем временем находился в зоне техобслуживания Малыша Магнума.

Пожилая леди из бригады техобслуживания проводила предварительные приготовления, а Квенсер изучал Объект, но потом он нахмурился от шума снаружи площадки техобслуживания.

— ...Там что-то происходит?

— Флорейция сказала, они снимают телевизионное шоу, — ответила принцесса-элитница.

Готовясь к ночной операции, большинство солдат, которые не заняты ночным дежурством, ушли спать раньше. Однако пожилая леди и прочие солдаты техобслуживания должны были работать, чтобы Объект был подготовлен в срок. Но у солдат техобслуживания будет шанс расслабиться после того, как начнётся миссия и Объект выдвинется в путь, так что не было нужды регулировать время их сна.

Кстати о птичках...

— Ты — наиболее важное звено этой ночной миссии, принцесса. Разве тебе не нужно спать?

— Я буду в порядке. К тому же я максимально расслаблена, когда сижу в кресле кокпита.

— Вон как? — пробубнил Квенсер.

Квенсер не мог себе представить, как выглядит спящий пилот типа неё. Единственный образ, что приходил на ум, была лежащая девушка, всё ещё одетая в специальный костюм.

— ...А тебе не положено спать, Квенсер?

— Технически, я скорее студент, а не настоящий солдат. По-видимому, меня не отправят на передовую во время подобного деликатного блицкрига. Меня зашлют на поле боя для материально-технического обеспечения, но это не та вещь, на которой мне нужно чересчур усердно концентрироваться.

Пожилая леди затем лязгнула гаечным ключом по поручню.

— Ну, в самом деле. Будь ты на передовой или безопасной стране, пуля прикончит тебя на месте. Ты не должен расслабляться, пока находишься на войне.

— Ага, а ещё есть риск, что остановится сердце, когда мастурбируешь. Это редкость, но такое бывает. Мысли о подобных вещах никак мне не помогут.

— Мастурбируешь? — сказала принцесса в недоумении, но Квенсер опустил взгляд на свой хендхелд, чтобы проверить состояние моторов, которые открывают и закрывают заслонки.

Он стоял рядом с верхней поверхностью Объекта. Откуда-то снизу него прилетали яркие искры, создаваемые сваркой.

— Это монструозное орудие может выдержать ядерный удар, но его броня навешивается обычной сваркой и болтами?

— Важно поддерживать её надёжность, но также важно быстро провести техобслуживание на поле боя. Очевидно, даже пит-стопы в автогонках использовались как пример для подражания при проектировке Объектов. ...Я уверена, что это ты как следует уяснил в районе Аляски. Правда ведь, парень?

С таким комментарием пожилая леди отправила е-мэйл на хендхелд Квенсера по локальной сети. В сообщении была указана диаграмма касательно техобслуживания.

Квенсер взглянул на неё, но пожилая леди тряхнула головой и вернулась к работе. Она велела ему ознакомиться с деталями в письме.

Он открыл сообщение и нашёл список различных материалов с цифрами напротив них. Главным наименованием в списке был сварочный газ. Похоже, она велела ему раздобыть материалы, которых им не хватает.

(...Тч. Почему они каждый раз валят на меня странную работу, которая не имеет никакого отношения к проектировке Объектов?)

— Ты что-то сказал, парень?

— Какой смысл в этом письме?! Вы достаточно близко от меня, чтобы просто сказать!

Всё ещё сокрушаясь, Квенсер закончил со своими делами и направился к лестничной клетке, прикреплённой к подмосткам. По пути туда он приметил, что плечи принцессы дрожат.

— ...Квенсер, ты обменялся е-мейлами с пожилой леди?

— Почему ты смотришь на меня так, словно я падкий на женщин альфа-самец? — спросил Квенсер.

Потом он добавил: «Ты единственная, кого я люблю», но она развернулась и направилась обратно в кокпит. Похоже, ему дали от ворот поворот. Его удача настолько исхудала в тот день, что ему показалось, будто он мог попасть в обожаемый барменом кактус, если попытался бы сыграть в дартс в баре.

Он направился к земле, используя лестничную клетку, что огибала сферу. Это казалось нелепым способом забираться наверх и спускаться вниз, поскольку Объект был в высоту пятьдесят метров, но полевой студент типа Квенсера не обладал правом пользоваться элеватором. Он начинал ненавидеть более атлетичных людей.

Зона техобслуживания была довольно прохладной, но в него ударил порыв холодного воздуха, когда он открыл дверь.

Квенсер поразмыслил, оставаясь на площадке техобслуживания, но у него не было выбора, кроме как двинуться на встречу слезоточивому холоду, когда он увидел ненавистные взгляды, которые словно говорили ему: «Давай дуй наружу и закрой дверь! Из-за тебя нам тоже холодно!!!»

Он проверил список материалов, передвигая ногами.

(...Угх, это слишком много, чтобы принести за одну ходку. Может, мне раздобыть такую же военную лицензию, как у Хейвиа. Тогда я смогу использовать военный трактор.)

Проблема заключалась в том, что потраченное на это время было лучше уделить изучению проектирования Объектов.

(К тому же эта бабка слишком загоняла людей. Если я получу лицензию, бьюсь об заклад, она навалит на меня ещё больше странных поручений. Наверняка более лёгкий на вид вариант на деле окажется более опасным.)

Пока Квенсер тащился по плотному снегу к складу, он задумался, что подойдёт лучше, сани или тележка. По факту, склад был сконструирован сверху большого тяжеловоза, так что он не отказался бы, чтобы тот сам к нему подкатил.

Но внезапно...

— Эй, ты.

Кто-то позвал его.

Квенсер обернулся и обнаружил женщину в военной униформе, приближающуюся к нему. Ей было чуть больше двадцати. Он не узнал её. Её лоснящиеся, коричневые волосы контрастировали с кожей, которая была белая, как снег. К батальону относилось более восьми ста человек, так что не было ничего удивительного в том, что можно было встретить незнакомца. Но эта девушка всё равно была странной.

Её униформа была другой.

Когда униформа Квенсера основывалась на камуфляже, соответствующей окружающей среде, роскошная униформа девушки была в основном чёрной с золотой каймой. Её очки без оправы производили впечатление интеллигента, но вокруг неё витал настолько гнетущий воздух, что вряд ли кто-то мог приписать ей учёную степень. Если смотреть ниже, она носила узкую чёрную юбку, но похоже, она была только для красоты. Её трико было настолько плотным, что мало чем отличалось от трусов. На её добротной груди были медали и украшения, какие Квенсер не узнал. С первого взгляда было ясно, что это важная персона, но также было ясно, что кто-то настолько блестящий будет в один момент пристрелен на настоящем поле боя.

На воротнике у неё были знаки отличия, но плашка была отчего-то закрашена красным.

Девушка поднесла обе руки, одетые в белые перчатки, ко рту и выдохнула на них белый пар, стоя перед Квенсером. Её униформа была устрашающей, но женственность этого движения смогла пробиться через эту завесу.

Квенсер был захвачен врасплох, так что он просто озвучил своё первое впечатление.

— Эээ... вы — аристократка?

— Нет, я простолюдинка. Из-за этого у меня множество трудностей. Но сейчас важен ты. Полагаю, ты не будешь возражать, если я задам несколько вопросов?

— Нет...

— Позволь кое-что подтвердить. Все солдаты за исключением охраны, официальных членов команды техобслуживания Малыша Магнума и самого элитного пилота должны ожидать в бараках. Я полагаю, тебе было приказано как можно лучше выспаться перед брифингом,что начнётся через два часа.

— Д-да?!

(О, чёрт! Она относится к типу строгих президентов!)

Квенсер максимально насторожился. Он помогал в техобслуживании Объекта, но он не был «официальным членом» команды техобслуживания. Он был полевым студентом, и его техническим назначением было «боевой инженер».

— Нет, эээ. Простите!!! Но меня попросили принести эти материалы для солдат техобслуживания! Как только я закончу с этим, я тут же отправлюсь в бараки!

— Какое у тебя подразделение и звание?

— ...Э?

Квенсер подал вопросительный голос, но не потому что не понимал, что она имела в виду. А потому что девушка в чёрной униформе подошла к нему достаточно близко, чтобы поцеловать, и в какой-то момент вытянула с талии церемониальный револьвер. Квенсер почувствовал, как ему в живот упёрлось что-то твёрдое.

С лёгкой улыбкой девушка спросила снова.

— Какое у тебя подразделение и звание?

В тот миг Квенсер приметил знак подразделения на плече девушки. Оно отличалось от такового Квенсера.

Это означало...

(Она точно не из нашего подразделения! Погоди... Я всегда отделывался фразой, что я студент, но какой мой технический ранг?! Я помню, что есть какой-то геморройный термин, указанный в официальных документах, но если я назову его неправильно... бах!!!)

Квенсер начал паниковать.

Несмотря на то, что пистолет был самовзводный, и она могла просто потянуть за спусковой крючок, женщина большим пальцем отвела ударник, издав характерный металлический звук.

С подозрительно странным голосом она сказала:

— Твоё подразделение и звание.

— Я-я студент! Полевой студент! Я знаю, что был назначен боевым инженером, но не совсем понял, к какому подразделению в батальоне я отношусь! Иногда мы с Хейвиа выводим из себя пожилую даму с техобслуживания, и она читает нам лекции!

Сбивчивый ответ Квенсера прозвучал так, словно он вымаливал предсмертное желание, но девушка в чёрной униформе цокнула языком и отошла назад, словно плотоядное животное, упустившее добычу.

— Студент? Хм. Как плохо. Тогда ты вне моей юрисдикции.

— ?

Женщина в чёрной униформе снова целенаправленно наставила пистолет на Квенсера и медленно опустила ударник револьвера большим пальцем.

— Бах, — в шутку пробубнила она. — Моя заставная служба затрагивает только настоящих солдат.

Глава 3

— Слышь, Квенсер. Я слышал, тебя отделала какая-то красотка в чёрной униформе.

— Я шёл ночью, а она внезапно присунула мне старомодный револьвер и спросила о моём подразделении и звании. Мне стало интересно, не имеет ли она какое-то отношение к кучисакэ-онна[✱]Кучисакэ-онна — японская городская легенда о духе убитой красавицы, которая по ночам охотится на детей с целью разрезать им рот до ушей, как с ней при жизни поступил муж. с японских островов. Хейвиа, что за заставная служба?

Пока солдаты собирались на предмиссионный брифинг, Квенсер и Хейвиа потягивали безвкусный чёрный напиток, предназначенный исключительно для того, чтобы их взбодрить. Квенсер на полном серьёзе подумал, что этот кофе был ещё хуже, чем кофе в фастфудах.

Хейвиа толкнул свою чашку в сторону и сказал:

— Заставная служба изначально существовала для того, чтобы не допустить дезертирство, но со временем смысл поменялся. В современной армии Легитимного королевства под этим подразумевается нечто вроде контролёра на поле боя. Другими словами, занятые заставной службой наблюдают за нами. Они следят за всем, чтобы удостовериться, что солдаты не совершают преступлений, пленники получают надлежащий уход, и что во время выполнения миссии не возникает никаких проблем.

— Наблюдают за нами? Но у нас уже есть подразделение военной полиции.

— Существует сторонняя группа на случай, если ВП выйдет из-под контроля.

— Ясно. Стало быть, от неё не стоит ждать добродушия, как от молодой комендантши общежития.

— Эта чёрная униформа относится к независимому агентству в ядре армии Легитимного королевства, у которого есть право выполнять свою заставную службу внутри любого подразделения, в каком они захотят. У них есть право принять экстренные меры, если нарушитель откажется подчиниться их требованиям. ...То, что ты пережил, было одной такой экстренной мерой.

— ...Ты дал довольно широкое толкование этого права.

— Однако необходимость в них есть. В эти дни война оставлена Объектам. Солдатам часто нечем заняться, так что высока вероятность возникновения всякого рода проблем как внутри базы, так и за её пределами. В определённых обстоятельствах эти типы в чёрной униформе наделены нелепым правом задержать любого вне зависимости от звания, но это применимо лишь к официальным солдатам и неофициальному военному персоналу, доставленному на поле боя. Ты всего лишь студент из безопасной страны, который неведомо откуда знает, как использовать взрывчатку, так что тебя посчитали гражданским. Ты едва умудрился ускользнуть из-под их юрисдикции.

— Так я гражданский, который неведомо как был отправлен на поле боя и неведомо как уничтожил Объекты? Хмм.

— Кончай уже. Я завидую. Я проснулся после короткого сна, а повсюду внезапно оказались чёрные униформы. Эта униформа темнее, чем этот дрянной кофе. Мы все на нервах, а ты можешь расхаживать спокойно. Слышь, как насчёт того, чтобы ты проверил это? Иди и задери юбку этой пуританке. Если извинишься, бьюсь об заклад, она простит тебя.

— Не шути. Я не хочу, чтобы меня пристрелили, списав это на «несчастный случай» при исполнении заставной службы, — скривился Квенсер, почувствовав, как жутко горький кофе подступил к самому горлу. — Но чего пытается добиться Флорейция, отправляя сюда это подразделение из безопасной страны?

— Если честно, я уже задумываюсь, правда ли мы такие невинные, когда думаю о причинах их присутствия здесь...

Пока два парня болтали, их большегрудая командирша затопала на сцену перед ними.

Оперируя проектором с помощью пульта, она сказала:

— Солдаты, благодарю за то, что вы напились кофеина в этот поздний час, в эту холодную ночь, и не для того, чтобы дождаться Санта Клауса. Сейчас я начну предмиссионный брифинг.

Хейвиа нахмурился от немного тугого голоса Флорейции.

(Ахн? Что это с ней? Она ни с того ни с сего начала с таких пустопорожних слов. Её резкая хватка и пунктуальность куда-то пропали. Я никогда бы не причислил её к тем, кто нервничал бы из-за подобного брифинга.)

(Хейвиа, Хейвиа. Гляди в задний правый угол комнаты. Её сложно увидеть, потому что она такая маленькая, но это камера CS TV.)

(Вот так заноза в жопе! Я думал, ей нравится выступать, тогда почему она не ведёт себя как обычно?!)

(Это военное шоу должно стать частью пропаганды, чтобы завербовать больше рекрутов и показать людям, что их деньги тратятся не впустую. Скорее всего, она предпочла бы вести себя как обычно, но она должна думать об образе армии. Гляди, ты ведь видишь, как дёргается уголок её рта.)

(Ну, я уверен, что куда эффективнее будет выступление красавицы, чем какого-нибудь мерзкого старика.)

Та данность, что Флорейция была на пределе, похоже, заразила каждого присутствующего, потому что возник аномальный лес рук, когда она с суровым взглядом спросила, есть ли вопросы. Это походило на сцену с урока математики в начальной школе.

С горькой улыбкой Хейвиа прошептал:

(Хе-хе. Похоже, она встряла. Слышь, Квенсер, давай что ли покажем, насколько хорошо мы обращаемся с леди, и спасём её? Если нам повезёт, потом заставим её как следует отработать.

(Хоть ты и говоришь так, но ты просто собираешься просить, не начались ли у неё критические дни или что-то ещё, что можно расценить как сексуальное домогательство, чтобы посмотреть на её реакцию перед камерой. Я собираюсь по-настоящему спасти её.)

Когда первая волна вопросов закончилась, Квенсер поднял руку.

— Я просмотрел выданные материалы, но я хочу убедиться, что мы на той же странице. Любые несоответствия в интерпретации могут привести к лишнему риску во время операции. Может, это для вас утомительно, но не могли бы вы объяснить миссию шаг за шагом?

— Да, — кивнула Флорейция. Отделавшись от потока вопросов, среброголовая, пышногрудая командирша вернула свою былую форму. — Наша миссия состоит в том, чтобы атаковать военную угольную шахту на восточном побережье полуострова Камчатка, которая находится под управлением Организации веры.

Когда их командир вернулся в привычную колею, Хейвиа задал Квенсеру вопрос.

(Что за просмотр выданных материалов?)

(Небольшая ложь оправдана.)

— Наш разведывательный отдел установил, что в этой военной угольной шахте добывают топливо, используемое в JplevelMHD-реакторах Объектов. Уничтожив её, мы в какой-то степени остановим перемещение всей армии Организации веры.

В реакторах использовалась искусственная плазма, генерирующая электричество, но согласно неожиданному докладу, старомодный уголь был куда эффективнее современного органического топлива или природного газа.

Кстати говоря, они стали замечать наше присутствие и заблаговременно вызвали Объект второго поколения. Мы надеялись уничтожить шахту до того, как он появится, но в этом отношении наши агенты разведки оплошали.

— Что мы знаем об их Объекте? — спросил Квенсер.

Флорейция воспользовалась пультом от проектора, чтобы показать огромное видео.

— Нам удалось тайно заснять этот Объект Организации веры, сражавшийся с Объектом Информационного альянса три месяца назад. Мы обозначили его как Крыльчатый балансёр. Его главные пушки — это койлганы малого калибра, которые на вид не сочетаются с его огромным размером. Скорее всего, они «маленького, резкого и быстрого» типа. У него большая дальность поражения и высокая точность, так что он может непрерывно наносить урон. Это Объект второго поколения, движение которого полагается на нагнетатели воздуха, и он способен двигаться как на земле, так и на воде без замены деталей. Вы можете ознакомиться с его предположительными характеристиками в документации, но позвольте сказать вот что: он мощный. Это не тот оппонент, против которого мы можем отправить Малыш Магнум, — тонкими пальцами командирша поорудовала пультом проектора, и за её спиной на стене возникла гигантская карта. — Поле боя развернётся на восточном побережье полуострова Камчатка. В связи с их планом постройки базы подлодок и крупным землетрясением в Беринговом море, сто пятьдесят километров береговой линии превратились в риасовый берег, который тянется на девяносто километров вглубь. ...В общем, утёсы тянутся по всему полю боя, словно паучья сеть. Поскольку принцессе требуется удаление или присоединение поплавка при смене воды на сушу и наоборот, это не лучший ландшафт для неё. Обычные утёсы могут быть выравнены главными пушками Объекта, но этот риасовый берег был создан путём искривления местности вблизи океана для субмарин, так что одного уничтожения утёсов будет недостаточно, чтобы заполнить пространство под ними, — сказала Флорейция. — К тому же Организация веры установила большие радары в различных местах вдоль риасового берега. Мы полагаем, что они используются для значительного увеличения точности Крыльчатого Балансёра. Если принцесса столкнётся с ними на ландшафте, где она не сможет с лёгкостью перемещаться, и где они обеспечены помощью в прицеливании, она, скорее всего, будет уничтожена.

Флорейция изменила изображение проектора.

На карте появились красные точки, указывающие на местоположение радарных станций, и другие элементы.

— Так что перед тем, как принцесса вступит в битву с Крыльчатым балансёром, мы тайно разберёмся с этими радарами. Добавив в них подготовленную нами программу, данные для коррекции прицеливания, отправляемые Объекту, будут изменены. Другими словами, мы перекалибруем их, чтобы усложнить прицеливание. Если это удастся, принцесса должна будет с лёгкостью победить Крыльчатый Балансёр.

— Что если Крыльчатый балансёр заметит аномалию и переключится на независимую работу, отключив помощь радарных станций? — спросил Хейвиа.

Флорейция ответила проворно.

— Система настолько больших размахов не может быть включена или отключена так же быстро, как флюоресцентная лампа. Если для этого потребуется минута или две, нам хватит. Не относитесь к меткости нашей принцессы столь пренебрежительно.

— Нам ведь для этого понадобятся солдаты, перемещающиеся незаметно на ногах?

— Да. Две команды, — Флорейция с помощью пульта добавила на карту две стрелки. — Одна направится к базе, контролирующей остальные радарные установки посредством кабелей, и введёт туда вредоносную программу. По пути туда эта команда должна будет скрываться от наблюдательной сети, которая построена на основе БПЛА, носящихся роем по округе, словно пчёлы. Я буду говорить откровенно. Если бы это была простая задача, эта миссия была бы намного проще.

— БПЛА... Беспилотные летательные аппараты...

— В общем, это дорогостоящие радиоуправляемые самолёты с прикреплёнными камерами. Эта группа БПЛА должна быть нейтрализована, прежде чем мы отправимся к главному кабелю. БПЛА, патрулирующие восточное побережье полуострова Камчатка, летают автономно в соответствии со своими алгоритмами. Однако каждые тридцать минут отправляется программа корректировки траектории, чтобы слегка изменить их маршрут. Это похоже на настройку радиотаймера. Это необходимо, потому что огромное их число пролетает между утёсами. Если оставить их без присмотра, малейшая ошибка может привести к столкновению с краем утёса. Эти БПЛА стоят по 50 000 евро каждый. Желание врага уберечь каждый из них сыграет нам на руку.

— Так мы отошлём радиосигнал с подрывной программой в контрольную сеть БПЛА?

— Пункт 2. Это самый долгий пункт. Прежде всего, мы заразим единственный БПЛА, залетевший дальше всех. Но вы можете быть обнаружены, если будете вести передачу дольше, чем сто пятьдесят секунд, так что будьте осторожны. Затем программа распространится на станцию контроля, когда БПЛА свяжется с ней через радиосигнал. Оттуда она быстро поразит каждый БПЛА, охраняющий восточное побережье полуострова Камчатка. После того, как мы возьмём контроль всей их системы, мы можем разом изменить их данные.

— Так враги на базе будут бесконечно лупиться в повторную запись? Какой стандартный метод, — сказал Хейвиа навеселе.

Флорейция вызвала на экран простую схему.

— Теперь я распределю порядок событий. Во-первых, Вредоносная программа А будет отправлена к БПЛА в Пункте 2 на побережье, нейтрализуя наблюдательную сеть. Потом маленькая команда направится вглубь, к Пункту 1. там они выкопают главный кабель, управляющий большими радарными станциями и добавят Вредоносную программу Б. Это позволит нам задействовать их помощь в прицеливании против Крыльчатого балансёра. Как только эффект станет очевидным, мы покончим с этим, отправив в атаку принцессу на полной скорости. Если она пройдёт мимо большого холма вдоль длинного и узкого Маршрута 3, который лежит между утёсами, она сможет оказаться в пределах прямой досягаемости Крыльчатого балансёра. Если прицеливание врага будет работать должным образом, в той позиции она непременно получила бы ответный удар. Как только она окажется в зоне досягаемости своей цели, она разнесёт Объект Организации веры второго поколения. После этого мы отправим к угольной шахте рекомендацию сдаться. Дав им девятьсот секунд на эвакуацию персонала, огневая мощь Объекта уничтожит там всё. ...Если всё пойдёт по расписанию, к рассвету мы будем стрелять друг в друга из водяных пистолетов, заправленных шампанским.

(Ух ты, так холодильники уже забиты холодным бухлом?)

— Однако, — добавила Флорейция, угробив нарастающее возбуждение в рядах солдат. — Если БПЛА заметят нас до того, как мы разберёмся с системой помощи в прицеливании Крыльчатого балансёра, всё будет кончено. Даже если вы собьёте его, враги всё равно поймут, что произошло. Каждый БПЛА снабжён двумя сбрасываемыми бомбами, но не атакуйте их, даже если они летят прямо на вас. Если кто-нибудь будет обнаружен, Крыльчатый балансёр тут же выдвинется в путь. И вы не сможете запросить у нас подмогу. В конце концов, крайне маловероятно, что принцесса способна выиграть в прямом столкновении. Мы не сможем прийти и спасти вас.

Теперь Флорейция показала на проекторе положение дел в океане вблизи полуострова Камчатка.

— 24ый Мобильный батальон техобслуживания Легитимного королевства и его Объект второго поколения, Индиго Плазма, будут развёрнуты к востоку от полуострова как подставная сила. Крыльчатый балансёр будет сидеть и глазеть на Индиго Плазму. У нас будет только один шанс. Если вас заметят, считайте, что даже ваши кости не вернутся в родную страну. Когда вы провалите неожиданную атаку, высоки шансы, что враг проигнорирует белый флаг. Они не будут держать свой гнев в себе. Есть вопросы?

С таким ясным окончанием Флорейция получила лишь молчание в ответ.

Пока все молчали, Квенсер поднял руку.

— У нас два Объекта, а у них — всего один? ...А мы не можем просто взять верх числом?

— Нет, если связь с радарными станциями работает. В этом случае особенный ландшафт и задействованные станции обеспечат Объект ещё большими возможностями, чем у него есть изначально. Не полагайтесь на Индиго Плазму. Если станет ясно, что мы потерпели поражение, и дела стали плохи, он и его батальон направятся в море, чтобы свести потери к минимуму. Я сомневаюсь, что они поставят под удар свой драгоценный Объект второго поколения, чтобы выиграть время для нашего отступления. Это одно из их «мудрых решений», из-за которых ощутимо зудит в жопе.

— Это записывается, — указал Квенсер, и Флорейция прочистила горло, прежде чем продолжить.

— Вы понимаете, насколько эта ситуация опасна?

Глава 4

Территория была покрыта непроглядной тьмой.

Поскольку операция упиралась в неожиданную атаку, не допускался ни единый фонарик.

Из страха, что инфракрасные лучи или электромагнитные волны могут быть замечены БПЛА, функции коррекции прицела винтовок были ограничены.

Посреди всего этого были слышны лишь редкие, тихие шаги.

Это были солдаты Легитимного королевства.

Они направлялись сквозь тьму, временами заглядывая в оптические прицелы винтовок, чтобы проверить местность по электронно усиленным изображениям.

— Это неправильно. Это просто неверно, — бормотал Хейвиа, один из солдат, закутанных в тяжёлые пальто, чтобы спасаться от холода ночного бурана.

Однако он не дождался привычного ответа, поскольку Квенсер был не с ним. На его месте, рядом с ним, шла азиатка, которая заговорила, пустив облака белого пара.

— Что?

— Ну, Мёнри, меня заслали на передовую, где самое опасное место, а этот засранец Квенсер остался ждать позади.

— Похоже, мисс Флорейция Капистрано хотела отправить Квенсера вместе с нами, — сказал габаритный, тёмный мужчина.

На спине он нёс кучу коммуникационного оборудования. Устройство предназначалось для отправки короткодистантных радиосигналов на большие расстояния с помощью направленных ультразвуковых волн. Это был простой способ избежать обнаружения вражескими БПЛА.

— Но те Чёрные униформы рыскают по округе. Квенсер технически гражданский, так что она не могла просто так взять и отправить его на передовую, — продолжил мужчина.

— Кукмен прав. И он вовсе не отсиживается на базе, — вмешалась азиатка по имени Мёнри. — Он направился в Пункт 2, где будут нейтрализованы БПЛА Организации веры.

— Ты просто не понимаешь, как устроен мир, Мёнри. Если он проводит время хоть чуть чуть лучше меня, это уже преступление, — сказал Хейвиа, надув губы.

Белокожая девушка с каштановым конским хвостом и веснушками повернулась к нему.

— О, ты чувствуешь себя одиноко без привычного партнёра?

— Завались, Вести. Почему ты всё время пытаешься свести двух парней вместе? Это противоестественно для живых существ.

— Хейвиа, ты бы не сказал нет, если бы речь шла о двух девушках?

— От этого всё равно не будет никакого прока, пока они не западут на меня.

Эти четверо были солдатами, направлявшимися к Пункту 1, чтобы саботировать информационную сеть, созданную большими радарными станциями.

Хейвиа, Мёнри, Кукмен и Вести. За исключением Кукмена, который был самый старший, они все были юнцами. С горькой улыбкой Кукмен назвал себя «наставляющим учителем».

Они шли по сырой, скалистой земле.

Вокруг них завывал буран, но из угольной шахты под ними вырывался тёплый воздух через газоходы, расположенные тут и там. Благодаря этому местность утыкали участки с растаявшим снегом. Хейвиа и остальные перебегали от одного подтаявшего участка к другому, чтобы как можно больше избегать снега.

— Теперь не оставлять следов вовсе не обязательно, — сказал Кукмен. — Если слишком сосредоточишься на земле и расслабишься, это всё будет напрасно. К счастью, погода быстро позаботится о всех оставленных следах.

— Меня тревожит видимость, — сказала Вести, осматривая поле боя, разделённое на белые и чёрные участки. — Насколько хватает глаз, там ничего нет. Подъёмы и спуски земли — единственное, что может предоставить укрытие. Разве около угольных шахт не возводят здания? Это не более чем большие сырые участки, откуда вывозят грязь.

— Должно быть, станции максимально укрыты под землёй.

— Почему?

— Эта шахта была создана в ходе плана по возведению базы подлодок. Наверно, они решили заодно поэкспериментировать с постройкой военных станций под землёй.

— Этот ландшафт представляет собой нечто другое, — сказал Хейвиа.

Было неясно, слушал ли Хейвиа разговор Кукмена и Вести, но сейчас он взирал вниз утёса во тьму.

До поверхности океана было десять метров, а до противоположного утёса — двадцать. Единственным признаком базы подлодок была глубина воды.

Если они упадут, то будут убиты.

И дело тут не только в высоте, о которой подумал Хейвиа. В связи с холодом поверхность океана была покрыта толстым льдом. Лёд был разломан на части волнами или проходящими мимо кораблями, но каждый отдельный кусок был достаточно большим, чтобы на нём мог спокойно лежать полярный медведь и не тонуть. Лёд был намного твёрже, чтобы просто «смягчить удар» при падении в воду.

— Области типа этой тянутся на сто пятьдесят километров вдоль берега и на девяносто вглубь. Это словно гигантская паучья сеть. Человеческие технологии поразительны.

— Пошло множество слухов после того, как они занялись возведением нескольких устаревших баз подлодок. Некоторые люди заявляли, что Организация веры создавала крупную базу, чтобы разместить на ней подразделение снабжения для предполагаемого подводного Объекта, который они могли строить, — сказала Мёнри.

Вмешалась Вести.

— Но то, что мы нашли, оказалось залежами угля. Довольно подозрительно, что на месте возведения базы подлодок на поверхность не выгребается огромное количество земли. И поскольку базы подлодок настолько устарели, прочие мировые державы посчитали, что атаковать это место бесполезно. Оно работает как прикрытие, вот что я скажу.

— Но теперь Легитимное королевство отправилось уничтожить шахту.

— Вероятно, это благодаря тому, что на Аляске всё стало спокойно. Это правда, что создание линии бесперебойного снабжения в Беринговом море позволит нам провести крупномасштабное вторжение на полуостров Камчатка.

— Что означает, руководство намерено остаться здесь на какое-то время даже после закрытия военной угольной шахты. Проклятье, вот почему мы вынуждены прибегнуть к такой сложной стратегии.

— Говоря о сложностях, разве на таком сложном ландшафте Крыльчатому балансёру не будет сложнее перемещаться?

— Не знаю, — ответил Кукмен, поправляя плечевую лямку коммуникационного оборудования за своей спиной. — Мы не знаем никаких деталей касательно вражеского Объекта. У его ног может быть какое-нибудь мостостроительное устройство, позволяющее ему перемещаться между утёсами.

— Ахн? Этого не было в расчётных данных.

— Данные разведывательного отдела и результаты отдела электронного симулирования ещё не всё. Мы всегда должны держать в уме, что у него может оказаться какая-то скрытая способность, бросающая вызов воображению, пока сами не сразимся с ним.

— Вон как? — пробубнил Хейвиа, оглядываясь по сторонам. — Так что мы будем делать, босс? Мы должны перебраться к тому утёсу, чтобы продолжить.

— Согласно карте, в трёх километрах к северу отсюда есть подвесной мост, — предложила Вести.

— Они могли установить какое-либо наблюдение за теми маршрутами, которыми мы можем воспользоваться для проникновения. Единственная камера может предоставить отличную защиту. Мы с меньшей вероятностью будем обнаружены, если будем держаться далеко от тех мест, где они нас ожидают.

Говоря это, Кукмен подал жест Мёнри. Та опустила на землю то, что несла.

— ...Вы серьёзно? Надувная резиновая лодка?

— Спуститься на воду, пересечь море и забраться обратно — это простейший метод добраться до другого утёса, ты так не считаешь?

Глава 5

Квенсер шёл в пяти километрах от Хейвиа и его группы.

— Ух ты, видно северное сияние. Не сказал бы, что это имеет какое-то значение для студента типа меня, изучающего дизайн. Это подошло бы больше студенту, который собирается стать учёным-экологом.

— Хватит жаловаться на каждую мелочь, ты, наркоман-гигантоман. Знание суровых условий окружающей среды может помочь тебе во время «весёлого» проектирования. Ты забудешь о том, что выглядишь глупо, когда холод помешает нормальному распределению газа для плазмы.

Этот запредельно знакомый ответ пришёл от тёмного парня. Его говор был хоть и грубым, но дикция была на редкость точной. В отличие от Квенсера, он был заинтересован в маленьких машинах, и он нёс на спине беспилотный разведывательный аппарат (в общем, это была радиоуправляемая машина с прикреплённой камерой).

Квенсер ответил с отвращением.

— Натли, я без напряга могу изучить экстремальные условия среды в морозильнике в безопасной стране. В моей школе есть один такой здоровенный. Мы использовали его для экспериментов с материалами и опытов по герметизации.

— Ты просто оправдываешься. Ключ к счастью в этой жизни в том, чтобы добиться всего необходимого, независимо от ситуации.

— Ты из числа тех, кого я постоянно вижу с текилой. Слышь, Чарльз, ты ещё не задолбался продираться через этот промёрзший снег? ...Чарльз?

Не дождавшись ответа, Квенсер обернулся. Тощий, светлый парень стоял там. Он опустил голову и не говорил ни слова. Когда он заметил, что Квенсер смотрит на него, он отвёл свой подавленный взгляд в сторону, чтобы снова избежать его взгляда.

— Ничего от него не жди. Обычно он не такой, но это происходит каждый раз, когда он тоскует по дому. Из-за этого мне хочется убрать у него с шеи химический осушитель, — сказал тёмный парень, именуемый Натли, пожав плечами. Должно быть, он был близок с Чарльзом, поскольку сказал это без колебаний. — Но он не плохой человек. Его специализация — это коммуникационное программное обеспечение Объектов. Он был вовлечён в создание вредоносной программы. Его навыки хакера намного выше, чем у любого другого из отдела электронного симулирования. Хотя он больше ничего другого не умеет. Наша нынешняя победа наполовину зависит от этого недружелюбного интеллектуала.

Квенсер, Натли и Чарлз.

Квенсер вздохнул, когда припомнил состав их команды.

— Это не нормально. Почему ядро этой военной операции было доверено каким-то полевым студентам?

— Я сказал, что эта миссия зависит от вредоносной программы Чарльза, помнишь? Команду нужно было собрать из тех, кто может обеспечить Чарльзу лучшие условия для работы. Дела таковы, что Чарльз недружелюбный и стеснительный. Он будет меньше нервничать среди студентов, и благодаря этому наши шансы на успех повысятся.

— Ага, но мы по сути сборище салаг, включая меня. Что планирует делать наш командир, если нас всех выкосят?

— Вероятно, вот поэтому она отправила с нами этого клёвого президента школьного совета.

В ответ на комментарий Натли Квенсер робко повернул голову, чтобы посмотреть позади него. Немного в стороне была девушка с каштановыми волосами, одетая в чёрное пальто и несущая большое радио.

— ...Я отчего-то сомневаюсь, что она выручит нас из беды, окажись мы в неприятностях.

— Она сделает больше, чем те ленивые, жирные задницы, изображающие охранников базы техобслуживания, бьюсь об заклад. Флорейция не тупая. Она в самом деле старается привлекать к работе правильных людей.

— Ты уверен?..

Квенсер снова взглянул на Чёрную униформу, но Натли будто развлекал сам себя.

— Имя президента школьного совета — Шарлотта. Как только она закончит со своей заставной службой, она уедет. Перед этим я должен постараться затащить её в кровать. Я слышал, она простолюдинка, так что мне ни к чему беспокоиться о том, что она скована всякими жопоразрывными семейными проблемами, — сказал Натли, будучи полностью на своей волне.

Квенсер посчитал, что тот относится к тем, кто будет докапываться до людей даже с минимальным шансом на успех.

— У полевого студента не бесконечное время. Если будешь заниматься чем-то подобным, не сможешь развить достаточные практические навыки, — предупредил Квенсер.

— Я могу просто продлить время пребывания здесь, если необходимо. Счастье на первом месте, правда? Моя голова ничего не усвоит, если я не счастлив. И что ты вообще такой нетерпеливый? Ты ведь надеешься стать проектировщиком? Ты настолько сильно хочешь разбогатеть?

— Да. Когда я был ребёнком, рядом жила известная знатная семья. Светловолосая девочка из этой семьи была ужасно эгоистичной и надоедливой, — бормотал Квенсер. — Однажды её семья обанкротилась. У них была такая отличная основа для будущего. Их огромный особняк выглядел так, словно мог остаться невредимым после бомбардировки целого города. И всего за одну ночь такая могущественная знатная семья осталась ни с чем, с одними только долгами. И они были отнюдь не всеобщими любимцами. Даже бывшие слуги пытались затравить семью этой девочки. Весь город обволокла странная атмосфера. Если бы мой отец не приютил их, эту эгоистичную, раздражающую девчонку и её мать изнасиловали бы целой толпой.

— Что ж, твой отец прям отличный парень. Надеюсь, я стану похожим на него.

— Даже знаменитую знатную семью ждал полный крах, — продолжил Квенсер, проигнорировав бесцеремонный комментарий Натли. — Эта картина до сих пор жива в моей памяти. Эти аристократы, что всё время были деспотами, укрылись на складе сыра маленькой семьи простолюдинов и дрожали. ...Сколько у тебя должно быть денег, чтобы можно было обеспечить себе основу светлого будущего? Если даже аристократы не могут для себя это гарантировать, сможет ли этого добиться обычной работой простолюдин? Я решил, что потребуется пройти особенный путь. Я решил, что единственный оставшийся путь — это стать проектировщиком Объектов.

— Ясно, — Натли отступил от Квенсера и подал жестом знак Чарльзу. — Тогда давайте работать полевыми студентами, чтобы разбогатеть как можно быстрее. Чарльз! Мы почти у Пункта 2. Я помогу тебе установить передающую антенну.

Квенсер посмотрел в спину Натли, когда парень ушёл, но им в самом деле было нечего делать. Как раз когда Квенсер собрался пойти помочь Чарльзу, Чёрная униформа по имени Шарлотта окликнула его.

— Ты.

— Да?

— Я невольно подслушала то, что ты только что говорил.

— Мы что ли не можем просто поговорить?

— Это не то, что я имела в виду.

— Тема была неприемлемой?

— Я понимаю, почему ты хотел бы быстро обеспечить себе крепкую основу для будущего, но у меня появилось ощущение, что твой отец непоколебимо держится какого-то другого мнения.

Деловая тугость каким-то образом покинула голос Шарлотты.

Раз она была человеком, это должно было быть очевидным, но похоже, у неё в самом деле была способность просто так поговорить.

— Это потому что ты не знаешь о ситуации, в которой он находится. Мой отец всего лишь белый воротничок. Малейшее изменение в экономической ситуации может привести к его увольнению. Он всегда кланяется своим боссам. И не имеет значение, что его уволят на все четыре стороны, если вся компания пойдёт ко дну. Вот какая жизнь у тех, кому не помогает их родословная в социальном положении.

— Но даже в такой ситуации он протянул руку помощи тем обнищавшим аристократам. Он замечательный отец. Если он когда-нибудь потеряет работу, вели ему связаться с Шарлоттой Зум. Я знаю несколько направлений в работе, которые подойдут человеку с его характером.

(Похоже, мой отец заочно вырос в популярности. К сожалению, на него свалилась двойная проблема возраста и обязанностей отца. Как член его семьи, я по-настоящему надеюсь, что он ещё держится на ногах.)

— Что случилось с теми обанкротившимися аристократами после?

— Они обратились в Департамент наследования, поменяли свои идентификационные номера и получили новый старт. В конце концов, мы не могли вечно держать их у себя на складе сыра. Если припоминаю, та эгоистичная, раздражающая дивчина стала идолом.

— Квенсер! — крикнул Натли.

Похоже, они закончили с установкой передающей антенны. Антенна размером с открытый кейс была развёрнута у ног Чарльза.

Квенсер и Шарлотта подошли к Натли и Чарльзу.

— Есть что-нибудь, что мы можем сделать? — спросил Квенсер.

— Возьми это, — сказал Натли, бросив Квенсеру бинокль ночного виденья. — Мы должны передать данные из позиции, где БПЛА нас не увидят. Чарльз должен использовать антенну, чтобы передать вредоносную программу, так что он не сможет сказать, где находится БПЛА. Это значит, кто-то должен проследовать к месту дислокации летающей цели.

— И это я?

— Я устанавливаю антенну. Чарльз будет передавать данные. Так кто ещё остаётся для последней работы? Думаю, ты будешь чувствовать себя на редкость счастливым, если свалишь эту работу на Чёрную униформу, а сам отправишься назад, ничего не делая.

— Лады, лады. Проклятье. Я окажусь в месте, что лучше всего просматривается с БПЛА. Это значит, у меня самая опасная работа.

— Нет, — вмешалась Шарлотта. — Нет причин, чтобы я ничего не делала. Я пойду с тобой. ...Как по мне, ты кажешься слишком неопытным. Я бы предпочла не допустить сброса мне на голову бомб по причине того, что мы оставили это дело тебе, и ты провалился.

(Квенсер, если вы отправитесь вместе, и вещи станут немного влажными, зови меня. Тут холодно, и тепло удастся лучше сохранять с бо΄льшим количеством людей.)

— Будь ты настоящим солдатом, такого заявления было бы достаточно, чтобы пристрелить тебя, — прокомментировала Шарлотта.

В данный момент они располагались за низким холмом. БПЛА Организации веры не должны залетать так далеко, так что холм служил им достаточным укрытием. Однако отсюда они не видели расположение БПЛА. Чтобы решить эту проблему, Квенсер с Шарлоттой проползли на вершину холма, чтобы проверить оттуда местность на наличие БПЛА с помощью биноклей, оставаясь при это максимально незаметными. Чарльз сможет передать вредоносную программу, учитывая направление и выходную силу, рассчитанные на основе полученных от них сведений.

Если только часть сигнала достигнет цели, программа может оказаться повреждённой во время введения в БПЛА. Из-за этого вся операция может улететь в трубу. Позиция БПЛА была критически важной информацией.

Если их заметят, также настанет конец.

Квенсер был совсем на нервах, высовывая голову из-за холма, но Шарлотта сказала:

— Не напрягайся так сильно. Ожидаемый путь БПЛА лежит в трёх километрах отсюда. Если мы замрём, они не заметят нас в этом буране. А наша изоляционная одежда не даст инфракрасным датчикам так просто нас засечь. Здешний маршрут БПЛА скорее пролегает высоко в небе, чем между утёсами. Чувство расстояния, когда смотришь вверх с земли, немного отличается по сравнению с тем, как смотришь на землю с неба.

— Раз ты так говоришь.

— Я вижу что-то на ССЗ[✱]ССЗ — северо-северо-запад..

Шокированный Квенсер посмотрел в прибор ночного виденья, но это была всего лишь большая птица.

— Думаю, это орёл.

— За ним. Я вижу что-то ещё. Орлы не ведут ночной образ жизни, так что его мог потревожить шум БПЛА.

— Хмм?

Квенсер нахмурился, глядя в бинокль, а потом он заметил его. Это был БПЛА. У него был цилиндрический корпус где-то двух метров в длину с двумя прямыми крыльями, отходящими с боков. Он немного походил на миниатюрную крылатую ракету, но механизм пропульсии сзади представлял собой пропеллер. Должно быть, он был спроектирован с учётом долгого времени полёта, а не скорости.

— Я нашёл его. Он в 2900 метрах на ССЗ. Он следует курсом у края восточного утёса на высоте пятнадцать метров. ...Его конструкция выглядит ужасной. Полагаю, такое бывает, когда сосредотачиваешься исключительно на функциональности.

— Если верить слухам, они выполнили его в таком простом дизайне, чтобы можно было запускать их с устаревших ракетных грузовиков. В любом случае, давай передадим им его местоположение и покончим со своей работой. Ты тут не единственный, кто предпочёл бы не заниматься работой, не связанной с его непосредственной сферой деятельности, — сказала Шарлотта.

— Ладно. Чарльз, цель на BC9. Направляется к BF9 на ста пятидесяти км\ч. Он держится края утёса, так что мы сможем предсказать отклонения в движениях, если проверим ландшафт. Чарльз?

Всё ещё глядя в бинокль, Квенсер посчитал, что не получил ответ из-за тоски Чарльза по дому.

Но дело было в другом.

В следующий миг прогремела очередь из штурмовой винтовки.

Что-то выстреливало за спиной Квенсера. Это не было оружием Организации веры. Шум был точно таким, какой издавал Хейвиа во время стрельбы из штурмовой винтовки. Однако у Квенсера не было времени, чтобы развернуться. Он смог лишь слегка двинуть плечами. На его спину пришёлся резкий удар, сопровождаемый огнестрельными выстрелами. Из его лёгких целиком выдавили воздух. Стрелок размахивал винтовкой горизонтально, пока стрелял. Туловище Квенсера осталось в таком положении, при котором он мог и дальше смотреть в бинокль, но он врезался в землю плашмя, и его взор помутнел. Он изо всех сил повернул голову и понял, что Шарлотте тоже выстрелили в спину.

Ни у одного из них не было времени, чтобы закричать.

Сознание Квенсера стремительно угасало, а во рту ощущалась кровь.

Глава 6

Я мертва.

Это была единственная мысль, что была в голове Шарлотты Зум, пока она не поняла, что кто-то трясёт её за плечи. Последнее, что она помнила, это как свалилась лицом вниз, но сейчас её лицо было обращено вверх.

(...Ясно... Я тащила кучу радио-оборудования на спине...)

Атакующий напал сзади. Оборудование у неё на спине не дало пулям пронзить её мягкую плоть. К счастью, пули были противопехотными, которые создавались с расчётом на то, что будут застревать в теле человека. Обычная винтовочная пуля без особых проблем пролетела бы сквозь автомобиль, не говоря уже о коммуникационном оборудовании.

Но даже так её внутренности испытали изрядный шок.

— Квенсер... Ты в порядке?

— Да, благодаря футляру пластиковых зарядов, что я нёс с собой. Но Чарльз...

Он держал в руке разорванную пару армейских жетонов. Этого было достаточно, чтобы сказать Шарлотте, что один из её товарищей убит.

— Был ещё один. Кажется, его звали Натли... Что с ним случилось?

— Он исчез, — таков был короткий ответ Квенсера. — Отсюда ведут только одни следы. Винтовочная пуля в моём футляре с пластиковыми зарядами — пуля Легитимного королевства. И Организация веры в основном полагается на БПЛА. Я не слышал о том, чтобы они когда-нибудь высылали пехоту.

— ...Тч. Я как раз подумала, что звуки выстрелов раздались подозрительно близко. Если бы вражеские солдаты подошли бы настолько близко, мы бы заметили их, и им не пришлось бы так сильно приближаться к нам, чтобы застрелить.

Шарлотта поднялась и проверила большую рацию, что она несла, но та была полностью уничтожена. Она спасла ей жизнь, послужив в качестве пуленепробиваемого жилета, так что было бы нечестно ожидать от неё чего-то большего.

Квенсер провёл взглядом по снегу, куда уходили следы.

— Я не знаю, то ли он просто дезертировал из страха, то ли он шпион Организации веры, но я думаю, что винить сейчас мы должны Натли, — сказал Квенсер.

— Какими бы ни были его обстоятельства, он добровольно выстрелил в солдат Легитимного королевства, а теперь пытается убежать в Организацию веры. Этого достаточно, чтобы посчитать его за шпиона. ...И раз он зашёл настолько далеко, что убил Чарльза до того, как тот успел передать вирус, вряд ли он был всего лишь ребёнком, который запаниковал.

— У нас проблема.

— Что такое?

— Когда Натли убил Чарльза, он также уничтожил передающую антенну и лаптоп с вредоносной программой. Мы не можем отправить вредоносную программу к БПЛА, а потому не можем продолжать операцию. Нам нужно как можно быстрее связаться со штаб-квартирой и подразделением, направившимся к Пункту 1.

— ...Моя рация в данный момент разбрасывается искрами.

— Моя рация может передавать лишь дальне-дистантные сигналы через твою. Это значит, у нас нет средств для связи с остальными.

— Кое-что ещё, — двумя руками Шарлотта схватила штурмовую винтовку, свисающую с её плеча. — Из-за тех выстрелов сюда направлены БПЛА! Кучи этих раздражающих моделей с двумя сбрасываемыми бомбами летят к нам. Нас просто сотрут в порошок, если попытаемся с ними тягаться! И сколько бы мы ни сбили из них, это никак не отразится на их живой силе.

— Где этот говнюк Натли?! Мы могли бы найти его, если последуем за его следом!

— Нет, нам нужно отступать! Мы не можем продолжать эту операцию. Слишком поздно преследовать его. И даже если мы придумаем, как связаться со штаб-квартирой или Пунктом 1, мы прежде всего должны подумать о собственной безопасности! Если нас здесь разбомбят, мы никогда не сможем доложить о сложившейся ужасной ситуации. К тому же Натли мог вернуться в Легитимное королевство и заявить, что он единственный выживший! По крайней мере мы должны доложить, что он является шпионом. Ты понимаешь?!

— Д-да. Но как мы уйдём от врага, который идёт с неба? Даже если эти БПЛА низкоскоростные модели, они всё равно могут лететь на скорости более ста км\ч!

— Не беспокойся об этом. К счастью, для нас есть путь, куда БПЛА не смогут проникнуть. Эти БПЛА нуждаются в программе коррекции траектории, чтобы лететь между утёсами, так что я сомневаюсь, что они способны выделывать такие опасные трюки в воздухе.

Говоря это, Шарлотта указала стволом пистолета в сторону.

В трёхстах метрах был...

— Вход... в угольную шахту?..

Глава 7

Хейвиа и его команда очень кстати поняли, что вещи стали развиваться отнюдь не по плану.

— ...Дерьмо, это плохо, — простонал Хейвиа.

Все четверо поняли ситуацию без слов.

Опасность нарастала прямо у них на глазах.

У этой туши была огромная тень, видимая даже во тьме.

Бесчисленные точки света, что они видели, вероятно, были световыми волнами, испускаемыми датчиками на концах пушек, которые периодически меняли длину волны. Прятаться в темноте вообще не входило в план этого орудия, и слова «орудие» было достаточно, чтобы описать его.

Это был...

— Проклятье! Почему Крыльчатый балансёр примчался сюда?!

Это была странная на вид машина.

В центре располагался главный сферический корпус длиной пятьдесят метров. Механизм пропульсии на днище был создан из двух гигантских концентрических кругов. Примерно двадцать «ног» соединяли сферу с двумя концентрическими кругами. Механизм пропульсии представлял собой нагнетатель воздуха, который поддерживает вес аппарата с помощью воздуха, так что было не совсем ясно назначение множества «ног».

В качестве главной пушки спереди по центру аппарата был установлен большой койлган. Однако его калибр был относительно мал. Похоже, он был сделан как «маленький, резкий и быстрый» благодаря максимальной прибавке к ускорению.

В дополнение к главной пушке, которая была достаточно мощной, чтобы пробить другой Объект, тут и там на сфере были установлены лазеры, скорострельные лучевые пушки и прочее второстепенное вооружение. Вот только из-за наличия «ног» в нижней части сферы в основном пушки концентрировались на её верхней половине.

Сзади сферы виднелись четыре объекта, похожие на крылья.

Должно быть, они служили в качестве пригруза, чтобы снизить нагрузку во время быстрых поворотов.

Это не был противник, которого может надеяться победить солдат из плоти и крови.

И Крыльчатый балансёр, похоже, понял это. Его датчики различных типов могли засечь их в один миг, но Объект не стрелял в них. Он просто двигался прямо на них. То ли он планировал пролететь прямо над ними, то ли собирался про между делом раздавить их.

Он знал, что это бессмысленно, но Хейвиа залетел за близлежащий камень, а потом позвал своих товарищей.

— Слышьте, почему, по-вашему, Крыльчатый балансёр двигается в этом направлении?

— От-откуда я могу знать? Ба-база техобслуживания Малыша Магнума позади нас. ...Не-непохоже, что он заинтересован в простых солдатах типа нас, тогда что если... что если он направляется...

Этот ответ пришёл от крупного тёмного мужчины по имени Кукмен. Он прятался за другим камнем.

Мёнри потянула к земле Вести, и потом она задала вопрос дрожащим голосом.

— Но разве Объект Организации веры не должен был удерживаться на месте нашей Индиго Плазмой?! Как он может с такой лёгкостью покинуть свою позицию?!

— Наши союзники уже могли отступить. Они могли увидеть, что операция трещит по швам, вот они и ушли. В оправдание они скажут, что хотели свести потери к минимуму.

(...Твою мать, Квенсер. Ты что ли всё просрал?!)

Хейвиа попытался воспользоваться рацией, чтобы пожаловаться на другого парня, но он не получил ответ. Возможно, им приходится разбираться со своей собственной проблемой на той стороне.

Но у него не было времени, чтобы слишком скрупулёзно об этом думать. Враг не будет ждать. Объект был уже в ста метрах от них.

— ...Что нам делать? — бормотал Кукмен, самый старший из них, с бегающими туда-сюда глазами. — Куда нам бежать?! И это вообще поможет?! Его дальность поражения слишком велика, не говоря уже об убойной силе. А с его датчиками мы не сможем просто взять и спрятаться за укрытие!!!

— Хватит, придурок! Не паникуй! Может, это и враг, с которым мы не сможем сражаться по-нормальному, но из-за паники мы потеряем драгоценное время! А из-за этого мы лишь с большей вероятностью умрём! — выкрикнул Хейвиа в попытке удержать паническое состояние Кукмена в узде.

Этот крупный, тёмный мужчина был столпом, удерживающим команду вместе.

Если он сломается, Мёнри и Вести также падут.

— Думайте. Давайте думать. Враг не станет нас упускать из виду, если мы привяжем белый платок к стволу винтовки и начнём им размахивать из стороны в сторону, так что нам нужно подумать.

Потребовалось несколько секунд, чтобы слова Хейвиа просочились в голову Кукмена.

Наконец, он кивнул.

Хейвиа облегчённо вздохнул.

(Будь оно не ладно. Вдохновлять команду и возвращать утерянную гармонию — это не та роль, какую я хотел играть.)

— Вот именно. Давайте взвесим всё, что нам известно, — Кукмен навалился спиной на камень и указал вперёд одним из своих толстых пальцев. — Мы знаем, что тот утёс там.

— И что с этого? Объект может выстрелить с такого расстояния с идеальной точностью, если попробует. Даже его самые маленькие пушки достанут до нас, — ответил Хейвиа.

— Он точно не пытается целиться по пехотинцам. Поскольку он всё равно движется в этом направлении, должно быть, он планирует атаковать непосредственно базу техобслуживания, что лежит за нами.

— Смысл?

— Он не сможет нацелиться на базу отсюда. Это значит, Объект должен миновать этот утёс и приблизиться к цели.

— Миновать?.. — шокированно повторил Хейвиа, но потом его посетила мысль. — Вы не упоминали тот факт, что у Крыльчатого балансёра есть встроенное мостостроительное устройство?

— Под мостостроительным устройством, — сказала Мёнри. — Ты имеешь в виду что-то типа тех больших рабочих грузовиков с откатными мостами, которые могут быть использованы для переправы конвоя через реку? Я слышала, что это некое бесценное сокровище для мобильных баз техобслуживания типа нашей.

— Кукмен предполагает, что этот Крыльчатый балансёр обладает таким встроенным откатным мостом. Но у него нет реальных доказательств.

— Ну, я сомневаюсь, что он движется по прямой, только чтобы сигануть с утёса, — Кукмен задвигал пальцами, давая понять Мёнри и Вести, что те должны ещё больше прильнуть к земле. — Но если у него имеется мостостроительное устройство, то у нас будет шанс выиграть.

— Ты имеешь в виду, вмешаться во время возведения моста и сбросить Объект с утёса?

— Похоже, все эти «ноги» расположены там неспроста. Возможно, эти «ноги» сами по себе являются тем, из чего создаётся мост. Мостостроительные устройства, с которыми мы знакомы, где-то шестьдесят метров в длину, и им требуется где-то пять минут, чтобы завершить работу. И в течение этого времени они абсолютно беззащитны.

— Но я сомневаюсь, что наши хилые пистолетики что-то сделают Объекту, — сказала Вести.

Хейвиа смиренно вздохнул и сказал:

— Пока он разворачивает мостостроительный аппарат, его баланс будет ужасен как у того, кто стоит на носках. Он предлагает нам нарушить его баланс с помощью концентрированного огня в течение этого времени.

— Сейчас он не рассматривает нас как угрозу, так что это наш последний шанс. Если он найдёт любой повод быть более внимательным по отношению к нам, единственный выстрел положит всему конец.

Слушая заявление Кукмена, Хейвиа закинул винтовку на ремне за плечо и вместо неё схватил портативную противотанковую ракетницу.

Мёнри была вооружена похожей ракетницей, но она, вероятно, не очень-то привыкла с ней обращаться. Маленькие руки Мёнри медленно двигались, и Вести выхватила у неё ракетницу и бросила её Кукмену.

— Следи, где находится его центр тяжести. Мы оба выстрелим по моему сигналу.

— Чёрт возьми. С кем бы из этого подразделения я ни был в команде, я всегда оказываюсь в подобной опасности.

Крыльчатый балансёр приближался с целью пересечь двадцатиметровый промежуток между утёсами на высоте десять метров над водой. От ног, сочленяющих вместе главный корпус и нижние платформы, шёл скрипучий звук.

Всё ещё укрываясь за камнем, Кукмен начал бессловесный отсчёт, слега постукивая пальцем по корпусу ракетницы.

Три, два, один.

Хейвиа задержал дыхание и встал из-за камня, как сделал и Кукмен.

Но...

Они не выстрелили из ракетниц.

Перед этим произошло нечто неожиданное.

Объект Организации веры не был оснащён мостостроительным аппаратом.

У него была способность пересекать ущелье с помощью гораздо более простого метода.

Со звуком выдуваемого сжатого воздуха гигантская куча стали подпрыгнула где-то на сто пятьдесят метров в воздух.

Первое, что испытал Хейвиа в тот момент, это мощный воздушный удар. Часть сжатого воздуха изверглось от ног Объекта, когда тот перепрыгнул через промежуток между утёсами, и достигла их. Хейвиа скорчил гримасу, почувствовав настолько интенсивную боль, словно его барабанные перепонки вот-вот лопнут. Это была не просто мощь ветра. У него появилось ощущение, будто атмосферное давление само по себе сильно изменилось.

И...

С отвисшим ртом Хейвиа убрал голову от устройства прицеливания ракетницы и тупо уставился вверх. Он выглядел словно аутфилдер, следящий за траекторией мяча, который летел настолько высоко, что был очевиден хоумран.

Двухсоткилотонная груда пролетела в воздухе по дуге.

Эта картина была настолько неправдоподобной, что его мысли остановились.

Объект у него на глазах переделался в воздушный. Механизм пропульсии выглядел как два концентрических круга, но на самом деле всё была иначе. Круги были разделены где-то на двадцать более мелких деталей в форме лопастей, похожих на кусочки консервированных ананасов. Это в самом деле разделяло их на множество различных «ног», и каждое из бессчётных сочленений делало мельчайшую корректировку, чтобы соответствовать маленьким подьёмам и спускам на земле.

Кукмен первым пришёл в себя.

— Ложитесь!

— ...Э... Эээ?

— Его механизм пропульсии — это нагнетатель воздуха! Он использует силу воздуха! Сколько, по-вашему, нужно сжатого воздуха, чтобы поддерживать нечто настолько большое?!

У них не было времени, чтобы ответить.

Кукмен прижался спиной к камню, а Вести с Мёнри прижались к земле. Хейвиа закатился в близлежащий вход в угольную шахту.

Сразу после этого Крыльчатый балансёр приземлился по другую сторону промежутка... и довольно близко с Хейвиа и остальными тремя.

Но даже при этом двухсоткилотонная масса не коснулась земли. Искусственное нагнетание воздуха удержало её на весу. Однако, в отличие от шара, для этого воздуха не было стенок, чтобы удерживать его. Огромное количество воздуха, использованного в нагнетателе, обрушилось по всем направлениям.

И как результат...

Грохочущий, взрывоподобный ветер снёс беззащитных пехотинцев.

Вести прижималась к земле, но её тело оторвалось от поверхности и улетело на двадцать метров по горизонтали. Кукмен прятался за камнем, но вместе с ним он свалился с утёса. В связи с тем, что он укрывался в угольной шахте, Хейвиа избежал главного удара мощного ветра, но большая масса залетела в проход и врезалась в него, отбросив к стене. Он подумал, что с земли был вырван какой-то булыжник, но на деле это оказалась Мёнри.

Объекту даже не было нужды открывать огонь.

Объект был настолько велик, что не требовалось никакое наступательное оружие, чтобы убить пехоту из плоти и крови.

(Кукмен! Вести!)

Хейвиа сжал зубы, но не собирался покидать шахту. Тех двоих подхватил мощный ветер и унёс вдаль. Они наверняка пропахали землю и теперь с ног до головы покрыты царапинами. Хейвиа сильно сомневался, что они были живы.

Хейвиа оглядел местность.

Он был у входа в угольную шахту, но он не видел ни малейших признаков камер.

Убедившись, что Крыльчатый балансёр не сфокусирован на них, Хейвиа положил руку на безвольное плечо Мёнри.

— Мёрни, ты можешь двигаться?! Мёнри!!!

— Ухх... ухх...

Мёнри затрясла головой. Сперва Хейвиа посчитал, что она испытывает головокружение, но на самом деле она плакала. Даже когда Хейвиа помог ей встать, она попыталась задвигать своими шаткими руками и ногами, чтобы направиться к выходу из шахты.

Она совершенно отказывалась взглянуть в лицо реальности.

Дело было не в том, что она не понимала происходящего. Это была не чистая война, какой она должна была быть по заверению правительства различных стран. Хейвиа понимал желание от злости отбросить всё в сторону и сдаться.

Но они не могли этого сделать.

Если они сделают, их ждёт лишь гарантированная смерть.

— Пожалуйста, пошли. Возьми себя в руки! Мы всё ещё живы! Если мы углубимся в шахту, мы можем выжить!

— Нет... С меня хватит... Нам надо идти. Мы должны всех спасти.

Затуманенный взгляд Мёнри был направлен к выходу из шахты, и Хейвиа вытащил бутылёк с нашатырём из набора для выживания. Он открыл крышку и поднёс его к носу Мёнри. Она закашляла и наконец обратила свой взгляд, вернувший осмысленность, на Хейвиа.

— Что насчёт... Что насчёт тех двоих?

— Пожалуйста, пойми, Мёнри. Они уже...

— Я знаю это! — прокричала Мёнри. — Я знаю это. Я не спорю с чем-то настолько очевидным. Я спрашиваю насчёт их тел. Мы должны по крайней мере забрать их жетоны.

— Если бы мы могли, я бы уже это сделал, — сказал Хейвиа, словно он выплёвывал слова. Он поражался тому, насколько низок был его голос. — У них осталось личное имущество на базе. Мы наверняка сможем найти их волосы в бараках. У нас нет сейчас времени, чтобы беспокоиться о покойниках. Нам нужно выжить самим. Кукмен был центром наших коммуникационных возможностей, но его не стало. Наших маленьких раций недостаточно, чтобы связаться с грудастой командиршей.

— Ты сказал, что мы можем углубиться в шахту, но это военная станция Организации веры. Даже если они в основном полагаются на БПЛА, на станции несомненно должны быть солдаты-люди.

— Ага.

Хейвиа попытался сложить свои пересохшие губы в форму улыбки.

Он знатно оплошал.

— Но это в сто раз лучше, чем выйти наружу и встретиться с Объектом.

Глава 8

Хейвиа и Мёнри углубились в угольную шахту.

Недалеко от входа находилась простая проверочная зона. Там были ворота, похожие на железнодорожный переезд для провоза крупногабаритного оборудования, и более мелкие ворота рядом с ними для людей. Ворота для людей представляли собой простое кубическое каркасно-панельное сооружение. У него была единственная дверь спереди и сзади.

Хейвиа и Мёнри были настороже, но не было признаков охранников.

Чистые белые LED-огни освещали станцию.

— Проклятье. Я бы лучше предпочёл, чтобы тут была кромешная тьма. Наши тени растягиваются сильнее, чем хотелось бы.

— Что это за сборное здание?

— Установка воздушной завесы или что-то типа того, я бы сказал. Обычно наличие подобных штук означают то, что отсюда больше выходят, чем заходят.

— Чтобы разделаться с пылью из шахты?

— Это одна из причин, но это также позволяет им проверять, не пытаешься ли ты утащить с собой уголь.

— Это не золотая шахта.

Пока они говорили, Хейвиа и Мёнри перебрались через ворота, похожие на железнодорожный переезд, и направились дальше.

Туннель за ними был где-то два метра в ширину и пять в высоту. Для угольной шахты внутренняя часть была довольно чистой, а потолок, стены и пол были покрыты светлым пластиком.

Им даже не требовалось использовать свои армейские фонарики.

Через равные интервалы для рабочих были установлены LED-лампы, освещающие весь туннель тусклым светом.

— Что это за пластик на стенах?

— В этом месте, должно быть, совсем не осталось угля, и они решили всё тут отделать, чтобы не допустить ненужное скопление пыли. Она может повредить лёгкие людей и привести к взрыву пыли.

— Откуда они знают, где тут залежи? За этими стенами может оказаться другой источник ископаемых.

— Они могут это определить с помощью ультразвуковых волн. К тому же они постарались сделать так, чтобы можно было проломить стену и продолжить раскопки, если обнаружится новый источник. Вероятно, потому они использовали этот пластик, а не твёрдый бетон.

— Наверно, потому-то мы не слышим ни малейшего шума.

— Они будут копать везде, где им нужно, делая это место похожим на лабиринт. Зона возле входа поди используется только для входа и выхода во время начала и окончания рабочего дня.

Два солдата надеялись, что это было правдой.

Если они столкнутся с солдатами Организации веры в этом узком участке, и начнётся перестрелка, у них не будет шансов на победу. Огнестрельные выстрелы будут привлекать всё больше и больше солдат, пока их не окружат.

В этом смысле...

— Это странно...

— Да, мы не видели ни единого охранника.

— Если подумать, также не было ни единой камеры у входа в шахту. С подобными проходами они смогли бы свести к минимуму возможность проникновения злоумышленника, установив камеры в эти проходы.

— Это военная шахта... так?

— Должна быть.

Хейвиа и Мёнри пришли к маленькой комнате.

Внутри никого не было.

Похоже, это место служило рабочим комнатой отдыха. Даже если далёкое расположение комнаты отдыха от района разработки было немного неудобным, это позволяло рабочим чувствовать себя в большем комфорте, отдалившись от шума и пыли.

Там была простая софа, холодильник, микроволновка и прочие блага цивилизации.

Больше всего выделялся плакат на стене.

— ...Он на языке Легитимного королевства.

— Да, но грамматика страдает.

— Почему такое находится в военной шахте Организации веры?

Хейвиа ухватил что-то со стола в комнате отдыха. Это был словарь языка Легитимного королевства. Страницы были изрядно изорваны, а края страниц, за исключением корешка, пожелтели. Его читали снова и снова. На нескольких страницах были закладки, а маркером были отмечены некоторые отрывки.

Пролистав страницы словаря, Хейвиа сказал:

— Это могло быть тренировочным лагерем для шпионов?

— Ты в самом деле так думаешь?

— ...Нет, ты права. Если их отдел разведки тренировал шпионов, они определённо не стали бы учить их этому ломаному языку.

Говоря это, Хейвиа заглянул в картонную коробку, стоявшую рядом с софой. Похоже, там были вещи для вечеринки. Она была аккуратно заполнена различными пластиковыми декорациями и написанной от руки вывеской.

Когда он развернул вывеску, он увидел следующую фразу, написанную на немного неправильном с точки зрения грамматики языке Легитимного королевства:

Будущим друзьям из Легитимного королевства.

Этого может немного, но мы надеемся, это поможешь заплатить за постройку колодца для забора питьевой воды.

— Что это за хрень?

Хейвиа обоснованно удивился.

Он не мог себе представить, как в военной угольной шахте мог оказаться текст, поддерживающий вражескую державу. Если эта вывеска выражала чьи-то истинные мысли по отношению к другой державе, а не была сарказмом или издёвкой...

— Это не военная шахта?..

— Это может оказаться станцией, принадлежащей антивоенной группировке.

Между большим и указательным пальцами Мёнри держала публикацию, рассказывающую об идеях, которые были далеки от политики армии Организации веры.

— Это не шутка. Тут на три года записей о переводе средств.

Это не вязалось со всей информацией, что у них была.

Но...

Откуда взялось это несоответствие информации, и как вообще такое получилось?

Глава 9

Квенсер и Шарлотта находились в таком же недоумении в подземном пространстве.

Шарлотта насупилась от LED-ламп, подсвечивающих туннель. Похоже, ей было не по нутру, как её тени тянулись к стене.

Пока они шли по покрытому пластиком полу, Квенсер спросил:

— А мы ведь уже неплохо так углубились?

— Мы вроде бы спустились на двести метров.

— Прошу, кончай. Услышав фактические числа, я словно ещё больше устал.

— Я всего лишь ответила на твой вопрос, — выражение лица Шарлотты сильно изменилось. — Большинство угольных шахт километр в глубину, но некоторые уходят вниз на четыре километра. Это до сих пор всего лишь вход, так что...

Она заткнулась и внезапно застыла на месте.

Её штурмовая винтовка свисала на ремне с её плеча, но она плавно сняла её, словно играла в проволочную головоломку, и потянула рычаг взвода таким же движением. Спустя минимум времени она держала её наизготове двумя руками.

Примерно в тот же момент Квенсер услышал шуршание.

У Квенсера были только бомбы, так что он никак не мог помочь. Он был вынужден немедленно навалиться спиной на покрытую пластиком стену, чтобы не быть подстреленным из винтовки.

Как только он это сделал, кто-то выглянул из-за угла туннеля.

Это была девушка в свои двадцать с копейками, одетая в плотное пальто, подходящее для промёрзшей земли.

Скорее всего, она была рабочим на угольной шахте.

На её лице читался страх, но она медленно приближалась к ним.

Она что-то держала в руках, но это был не пистолет.

(Аптечка первой помощи?..)

Квенсер выглядел сбитым с толку, но потом он услышал слабый, металлический шум.

Это был звук металлических закребов на ремне штурмовой винтовки, лязгнувших друг по другу, когда она изменила положение рукояти своего оружия.

Ствол винтовки указывал точно в центр тела работницы.

И Шарлотта не стала предупреждать.

Её палец задвигался без колебаний.

— !!!..

По пальцам Квенсера пробежала неприятная тряска.

Ведомый этим ощущением, Квенсер немедленно прыгнул на винтовку Шарлотты.

— !.. С дороги, ты!

С этой короткой командой картинка перед глазами Квенсера закрутилась. Он пал жертвой ближнего боя, предназначенного на случай, когда враг пытается стащить оружие. Квенсер не понял этого, пока его спина не врезалась в землю. Шок от удара был достаточным, чтобы он забыл, как дышать.

— Га... хах!..

Задыхаясь на спине, он увидел, как работница наконец-то бросила аптечку и убежала. Однако Шарлотта не знала пощады. Она вновь занесла винтовку, прежде чем работница успела скрыться за углом.

— Не надо!

— Молчать!

Должно быть, крик Квенсера слегка сбил её настрой, поскольку пуля калибра 5,56 мм не попала в спину работницы.

Затем она успела исчезнуть за углом.

Шарлотта цыкнула языком и приставила ствол своей винтовки к носу Квенсера, оттолкнув его назад, когда тот пытался встать.

— Объяснись.

— ...Кгхе... Э-это, может, и военная шахта, но по одежде этой работницы, её снаряжению и даже по походке яснее ясного, что она не солдат. Вероятно, её доставили в качестве гражданского рабочего. Если на шахте есть две или три смены, такие люди могут оказаться оставшимися на ночное дежурство. Если она не гражданская, то я не понимаю, почему в такой ситуации у неё при себе есть только аптечка первой помощи.

— Ты так считаешь? У тебя есть доказательство, что в этой аптечке нет никакого пистолета? И даже если она не вооружена, она может привести кучу прочих работников, если доложит об этом. Прошу, не надо гнуть линию, что не хочешь наставлять оружие на женщину на современном поле боя.

— Огнестрельные выстрелы и трупы не помогут нам в такой ситуации. Мы будем окружены в один миг.

— Хмпф. Так это твоё извинение?

С раздражением во взгляде Шарлотта отвела ствол винтовки от Квенсера.

Похоже, тот факт, что заставная служба не затрагивает студентов и гражданских, сейчас едва спас Квенсеру жизнь.

— Но в таком случае тебе следует самому позаботиться о работниках. Мы всё ещё в опасном положении. Охрана этой военной шахты в основном осуществляется БПЛА, но у нас нет доказательств, что у них вообще нет солдат. Несколько десятков или даже сотен гражданских работников, собравшихся против нас в этих туннелях, представляют достаточную угрозу. Им достаточно увидеть униформу Легитимного королевства, чтобы забыть про пощаду. Я не верю, что мы можем откровенно заявлять, будто проглядели гражданских.

— ...Понятно. Прости.

— Раз так, поднимайся и быстро что-то с этим делай. Нам надо убраться отсюда как можно скорее. Эти туннели могут тянуться более чем на сто километров, слово муравейник, но мы всё равно в закрытом пространстве. Лучше всего будет признать, что у нас нет шансов на победу, если они узнают, где мы.

Квенсер поднялся, навалившись рукой на пластиковую стену.

Шарлотта затем вытащила свой роскошный револьвер из кобуры на талии и бросила ему.

— Похоже, у тебя нет пистолета. Может, это политика твоего подразделения, но это экстренный случай. Я передаю тебе на основе своего права.

— Эээ... Спасибо.

— Не то чтобы ты мог сражаться. Это для самоубийства, — слова Шарлотты внезапно сделали револьвер тяжелее. — Вполне возможно, что эти работники — гражданские, но это значит, что у них нет хорошего оружия, которое способно убить за один выстрел. Когда твоё тело будут медленно сминать производственными инструментами вместо того, чтобы дать быструю смерть, ты поймёшь, насколько это ужасно. Ты должен быть готов к такому случаю.

— ...

— Это риск, на который ты пошёл, позволив тому работнику убежать. Такова цена решений, принимаемых на поле боя. Запомни это.

Квенсер несколько раз кивнул, удалил пулю из револьвера, чтобы устранить риск случайного выстрела, и засунул его в промежуток между ботинком и ногой.

Парочка быстро направилась через туннель.

Они хотели двигаться как можно быстрее, чтобы уйти как можно дальше, но они должны были быть настороже на случай внезапной атаки других солдат или рабочих.

Квенсер взглянул на блестящий потолок, покрытый пластиком.

— Двести метров? Хм. Мы можем быть под морем, что между холмами.

— Давай надеяться, что их шахтостроительный проект основан на правильной теории. Если они в чём-то ошиблись, это место уйдёт под воду.

— Но...

Квенсер вдохнул на удивление хорошо вентилируемый и сухой воздух.

Он хотел отвлечь свои мысли от той вероятности, что их в любую секунду могли окружить.

— Это совместная операция 24го и 37го. А у Организации веры здесь есть Крыльчатый балансёр. Не многовато ли для атаки и защиты угольной шахты?

— Разве тебе не сказали, что контроль над этой военной шахтой позволит нам уменьшить снабжение Объектов топливом и таким образом ограничить перемещение врага?

— Но ведь у них куча угольных шахт?

— И разрушение их одной за другой приведёт к снижении суммарной боеспособности этой державы.

— Задействуя при этом три Объекта, если учитывать обе стороны? И если Натли в самом деле шпион Организации веры, они использовали шпиона, успешно проникнувшего в наши ряды. Как только шпион показывает свой истинный цвет, он должен бежать, насколько бы глубоко он ни проник в стан врага, — Квенсер нахмурился. — Если всего одна из их угольных шахт обладает такой ценностью, нам не было бы проще атаковать вместо этого цель попроще? Короче, я не думаю, что местные ресурсы стоят того, чтобы разворачивать все эти силы, что представили обе стороны.

Сделав такое заявление, они вышли в другой туннель.

На земле были установлены простые рельсы, а на стене поблизости была смонтирована некая электрическая панель. Небольшая машина размером с ванну ожидала на рельсах.

— Должно быть, это что-то вроде электрической вагонетки. И предназначена она для угля, не для людей.

— ...

— Что такое?

— Может, это не уголь.

С таким заявлением Квенсер нагнулся через край вагонетки и потянулся за чёрным камнем, лежащим на дне. Кусок походил на большой камень, уменьшенный до размера мяча для софтбола.

Шарлотта по-простому представляла уголь как чёрный камень, так что она поняла, чего добивался Квенсер, протянув его ей.

Квенсер осторожно постучал по грубой массе и сказал:

— Видишь эти отчётливые зёрна?

— Что это?

— Глыба карбоната, — сперва сказал Квенсер, после чего перефразировал ответ. — Алмаз.

Плечи Шарлотты слегка подпрыгнули.

Однако Квенсер не смог объяснить больше.

Из ближайшего прохода в узком туннеле вылетела рука. Она схватила Квенсера и кинула его спиной к стене.

Потребовалось немного времени, прежде чем Квенсер разобрался в произошедшем.

Шарлотта немедленно принялась заносить винтовку, но она остановилась на полпути. Атакующий прижал ствол пистолета к подбородку Квенсера, но дело было не в этом.

Она узнала напавшего.

— Слышь, Квенсер. Что ты тут делаешь?

— Хейвиа?..

— Мы много натерпелись, потому что ты всё просрал. Кукмен и Вести мертвы. Я не стану размазывать твои мозги по стене, но я могу наделать отверстий в твоих руках и ногах в зависимости от твоего ответа.

— Это был Натли.

Ответила Шарлотта, не Квенсер.

По правде говоря, Квенсер не мог говорить, когда рядом было настолько мрачное лицо Хейвиа.

Шарлотта продолжила объяснять спокойным голосом.

— В вашем подразделении был шпион Организации веры. Мы потеряли студента по имени Чарльз. На нём может быть ответственность за то, что он не заметил этого раньше, но будет ошибкой винить его и только его. Кое-кто другой несёт за это куда больше ответственности.

— ...Ты говоришь, что мне теперь следует посмеяться и смириться с этим?

— Если ты не изменишь свою точку зрения, у меня не будет выбора.

Шарлотта вновь занесла свою винтовку.

В этот раз она не колебалась.

— Я несу заставную службу. Моя работа заключается в устранении любых элементов, которые нарушают военный устав и угрожают всей операции.

Хейвиа цыкнул языком.

С недовольным взглядом он убрал пистолет от челюсти Квенсера и опустил голову перед Шарлоттой.

— Прости. Я свалил на тебя грязную работу, чтобы получить шанс выплеснуть злость.

— Я не думаю, что ты в самом деле собирался стрелять.

Шарлотта убрала прицел винтовки от его лица и еле заметно улыбнулась.

Увидев это, азиатка по имени Мёнри наконец высунула голову из-за угла.

Квенсер тяжело вздохнул.

— ...Значит, только четверо из нас выжили.

— Пять, есть считать предателя, — Хейвиа вернул пистолет в кобуру. — Дела становятся всё хуже и хуже. Говорили, что принцесса не может выиграть в прямом столкновении с Крыльчатым балансёром. Кто знает, сколько она продержится. Вероятно, нам нужно решить, что делать теперь. Давай устроим собрание, Квенсер. Расскажи всё, что знаешь.

— Эээ, — вмешалась Мёнри со стороны. — Что это у тебя в руке, Квенсер?

— Это? — Квенсер поднял чёрный камень размером с мяч для софтбола и повторил слово, сказанное им ранее. — Алмаз.

Глава 10

Лицо Флорейции, находящейся на базе техобслуживания, выражало мучение.

Периодически под её ногами раздавался низкий гул. Она видела маленькие куски грязи, падающие с потолка.

Они были в серьёзных неприятностях.

Это было её честное мнение. Крыльчатый балансёр до сих пор получал помощь от крупномасштабных радарных станций, и он воспользовался возможностью перемещаться беспрепятственно, чтобы зажать Малыша Магнума в углу. С утёсами, пересекающими всю местность подобно паутине, Крыльчатый балансёр обладал запредельным преимуществом со своей нелепой способностью перепрыгивать через промежутки между утёсами. Тем временем дальность перемещения Малыша Магнума была ограничена, так что принцесса не могла уворачиваться, как хотела.

(Значит, мы получили лишь молчание от Индиго Плазмы и других наших союзников, которые должны были разбираться с этим с моря. Проклятье. Подкрепление, которое у нас было для гарантии того, что мы не проиграем, действует так, словно мы уже проиграли.)

Если Малыш Магнум будет оттеснён назад, Крыльчатый балансёр направит свой прицел на базу техобслуживания.

Должна ли она поднять белый флаг и отступить, прежде чем это произойдёт?

Если враг будет достаточно великодушен, чтобы отреагировать на белый флаг врага, который начал внезапную атаку (маловероятное событие, но она старалась мыслить позитивно), удастся избежать уничтожения Малыша Магнума и базы техобслуживания.

Однако они лишатся возможности вернуть солдат, отправленных на проведение неожиданной атаки.

Поскольку она не могла связаться с ними по рации, шансы сделать это стремились к нулю, но довести их до абсолютного нуля было совсем другим делом.

— ...Это дилемма.

Также проблемой стало крайне несвоевременное событие.

Если база техобслуживания будет уничтожена вместе со съёмочной группой CS, смерть работников СМИ может разжечь нежелательные настроения в народе. Они могут не достичь Верховного Парламента, но может привести к отставке ряда советников.

(Но...)

Флорейция взглянула на рацию на своём столе.

(Если информация, только что полученная нами, правдива, отступление оставит у меня дурное послевкусие. Но также нет причин подвергать риску съёмочную бригаду CS, оставляя её с нами.)

Разговоры касательно съёмочной бригады CS Military Channel были настоящей дилеммой...

— Проклятье. Что тут происходит?.. — проговорила девушка с тихим стоном.

Полевой репортёр по имени Моника сидела у стены с обхваченными руками коленями и беспокойно ёрзала. Она относилась к тому типу артистов, которые довольно сильно полагаются на своё лицо и внешний вид. Персонал ТВ-станции безопасной страны, её менеджеры и некоторые военные офицеры устроили собрание. В результате она одна должна была оставаться в этом «самом безопасном месте».

Флорейция хотела сказать им, что самое безопасное место находится в кокпите Объекта, но её действительное мнение было в том, что в этом месте оставалась некоторая опасность. Если Моника на мгновение бросит взгляд на лаптоп, что использовала Флорейция, это может привести к тому, что её застрелят.

Однако Моника, похоже, вовсе не осознавала эту опасность. Причина была простой.

— Нет, нет и нет! С меня довольно! Железная дорога, армия, интернет или что-то ещё... Этот проклятый менеджер сказал, что я буду лучше продаваться, если меня что-то будет отличать от других! Но мне плевать на эти вонючие базы! Да вы издеваетесь надо мной! Если сюда попадут снаряды, и мне обожжёт лицо, меня не просто будут плохо покупать! Я распрощаюсь со всей карьерой идола!!!

Вот почему.

В общем, вся эта задумка с «полевым репортёром» была всего лишь рекламной стратегией, и у неё не было никакого армейского опыта. Большинство её работ проходило на базах, на которых уже был установлен полный контроль над полем боя, и необходимо было лишь проводить техобслуживание. Она прибывала на них в относительно безопасные периоды между битвами.

Было не совсем ясно, осточертело ли ей такое положение дел, или же это было желание зрителей, но в следующий раз они отправились на базу техобслуживания в относительно опасный период, когда проводилась текущая операция.

— И! И! Я согласилась освещать военные дела, хотя меня это совершенно не интересует, а этот подонок даже не здесь! Что происходит?! Зачем я вообще прибыла сюда, если в итоге вынуждена дрожать на какой-то промозглой базе?!

Сидя с обхваченными коленями, Моника качалась вперёд и назад и продолжала сыпать жалобы, адресованные скорее Всевышнему, как думала Флорейция.

— Будь оно проклято! Эта горничная! Я выбрала армию, только чтобы продемонстрировать возвращение великой Моники, так почему этого ублюдка Квенсера нигде нет?!

— ?

Брови Флорейции выразили замешательство.

Горничная?

Квенсер?

Глава 11

Находясь над землёй, Объект, названный Крыльчатым Балансёром в Легитимном королевстве и Архангелом в Организации веры, устанавливал связь с подразделением, охраняющим военную станцию.

Первым высказался контрольный центр большой радарной станции.

— Теперь мы сможем победить Объект Легитимного королевства первого поколения. Он взял инициативу и направился вперёд не из уверенности в собственных возможностях, а чтобы выиграть время для отступления базы техобслуживания. В целях безопасности нам следует уничтожить их здесь и сейчас, а не откладывать это на потом. Другой Объект, что виден вдали от берега, может уличить момент и приблизиться в любой момент.

В ответ Архангел сказал:

— Пока нет. Просто победить будет слишком легко. Я не собираюсь проигрывать Первому поколению. Однако простым его уничтожением нам не добиться своих целей. Нам следует дождаться шанса заманить его ближе.

Четвёрка обменялась имеющейся у них информацией.

Они знали о потерях в каждом подразделении. Они знали, что потеряли обе большие рации.

И...

— Погоди, погоди, погоди, погоди. Ты имеешь в виду, это скорее алмазная шахта, а вовсе не военная угольная шахта? Это тот тип залежей, который они искали с помощью ультразвукового оборудования?

— Нет, я полагаю, что изначально это было угольной шахтой. А новое исследование обнаружило неожиданный субпродукт.

— Так вот почему армия Легитимного королевства внезапно заинтересовалось в полуострове Камчатка и начала эту операцию по установлению контроля над шахтой? Это не более чем война с целью выгоды.

— Производство алмазов зависит в основном от таких мест, как Южная Америка, Океания и Африка, — сказала Шарлотта. — Распределение сил в этих областях производства довольно жёстко зафиксировано. Часто возникают проблемы в тех местах, где приблизительно имеются залежи. Если открывается абсолютно новый, стабильный источник, это будет равносильно открытию совершенно нового рынка. Любая мировая держава отчаянно захочет прибрать его к рукам.

— Для нас главный сюрприз был в том, что это не военная шахта, — шокировано сказал Квенсер.

Он просмотрел антивоенную публикацию, которую передала ему Мёнри.

Она проливала свет на причины, по которым они получали финансирование, и как много людей работало в шахте. Разумеется, они скрывали то, что это была алмазная шахта, так что речь там шла об угле.

Согласно указанным там цифрам, в шахте работало 10500 человек.

— И все эти работники являются частью антивоенной группировки внутри Организации веры. Они работали за деньги, которые хотели пожертвовать беднякам в Легитимном королевстве на постройку колодца с питьевой водой. Ради какого лешего мы вообще тут сражаемся?

— Координаты внесены в список как военная станция, — добавила Шарлотта. Её горестное выражение лица, похоже, было связано с тем, что она вспомнила, как наставляла свою винтовку на антивоенного активиста. — Но похоже, что местные рабочие не собираются драться. Причина, по которой мы не видим никаких работников, может быть в том, что все они эвакуировались, как только услышали суматоху сверху. Здесь должны иметься камеры-убежища, предназначенные для ожидания спасателей в случае обвала.

— Если суммировать, — сказал Хейвиа. — Наши большие шишки в армии Легитимного королевства каким-то образом узнали, что восточное побережье Камчатки наполнено алмазами, и они быстро отправили туда Объект, чтобы атаковать шахту, забитую пацифистами?! Это отправляет Крыльчатого балансёра прямо в категорию «защитников справедливости», защищающих алмазную шахту!!!

Война не была чем-то из детских комиксов. Почти всегда её ведут за собой тёмные интересы людей.

Они знали это.

Но...

— Это уже слишком. Это недвусмысленно делает из нас плохих парней... — бормотал Квенсер, опуская голову.

Однако потом заговорила Мёнри, впервые за время этой беседы.

— Может, и не так.

— Что может и не так, Мёнри?

— Причина, скрытая за этой битвой, — собирая мысли воедино, Мёнри посмотрела в лицо Хейвиа, а потом повернулась к Квенсеру и Шарлотте. — Это могут быть и не алмазы.

— Что? — спросил Квенсер.

Мёнри единожды слегка тряхнула головой и сказала:

— Действия Организации веры не дают мне покоя. Если они в самом деле пытались защитить алмазную шахту, стали бы они ждать появления вражеского Объекта прям над ней? Они должны были предсказать, что мы будем вести вторжение со стороны Аляски и Берингового моря. Так что не было бы более разумно установить линию обороны на море?

— Ну... — заткнулся Квенсер, но потом он заговорил вновь. — Ты и Хейвиа сказали, что Крыльчатый балансёр может прыгать. Он идеально подходит для этого частично рукотворного риасового берега. Также тут имеются большие радарные станции, а потому не думаешь ли ты, что он хотел получить максимальное преимущество во время сражения с нашей принцессой?

— Есть причина намного лучше.

— ?

Квенсер, Хейвиа и Шарлотта озадаченно взглянули.

Мёнри перешла к пояснению.

— Слушайте. Эта шахта управляется пацифистами, которые с большей охотой будут говорить с другими силами, чем сражаться с ними. Это редкостная позиция в Организации веры. Поскольку они проводят несколько крупных актов милосердия, более вероятно, что они все из какой-то влиятельной группы, а не из сборища разномастных людей с похожими взглядами. Вероятно, они как бельмо на глазу у руководства армии, которое желает продолжения войны, — она прервалась на секунду. — Ведь возможно такое, что они хотят истребить их всех во время суматохи битвы между Объектами, пока они собрались в одном месте?

Квенсер невольно охнул.

— Тогда информация об алмазах не более чем приманка, чтобы заманить сюда армию Легитимного королевства?

— Организация веры — это группа идеологов, — медленно сказала Шарлотта. Возможно, иногда некоторые идеологии их пугают. Например, та, которая велит прекратить бой. Руководство Организации веры без всяких сомнений хочет продолжения этой глобальной войны, чтобы в конце концов выйти из неё победителем. Группировка, распространяющая идеологию мирного урегулирования, оказалась помехой на пути к победе, из которой руководство хочет получить максимальную прибыль.

Мёнри кивнула.

— Армия Организации веры хочет по-быстрому разобраться с этой антивоенной группировкой, но если они истребят или зачистят их сами, это может привести к дальнейшему распространению антивоенных настроений. Но если антивоенная группировка будет уничтожена Объектом той самой мировой державы, которой они собирались помочь...

— Та вера, с которой они к нам относились, может перерасти в ненависть, которая будет куда сильнее, чем обычно, — сказала Шарлотта.

На своей заставной службе она, похоже, видела множество негативных эмоций, которые могли завладеть людьми. Её голос был тихий, но обладал огромным весом.

Хейвиа лихорадочно сказал:

— Погоди, погоди, погоди, погоди! Это всё слухи. У нас нет подтверждения того, что слова Мёнри правда.

— Это лишь добавляет слухов поверх слухов, — Квенсер указал вверх. — Но я думал, что у принцессы нет шанса на победу, если мы вступим в прямой бой с Крыльчатым балансёром. Тогда почему мы до сих пор не услышали объявление победы в динамиках туннелей? Если они победили Объект, символ армии, они должны устроить в честь этого парад. Сила их аппарата абсолютна. Здесь нет места для чуда. И если принцесса ещё не проиграла, разве это не знак того, что Организация веры действует странно?

— Ты про то, что Крыльчатый балансёр не вступает в настоящий бой?

— Он заманивает Малыша Магнума ближе к настоящей цели, — быстро сказала Шарлотта. — Не имеет значения, какой именно Объект атакует шахту. Если любой Объект взорвёт её в ходе битвы, их цель будет достигнута.

— Но, — Хейвиа пытался найти что угодно, что опровергло бы такое предположение. — Эта шахта тянется на сто пятьдесят километров вдоль берега и девяносто вглубь. Разве может Объект так просто уничтожить её всю?

— Шахта в глубину от тысячи до четырёх тысяч метров. Вероятно, больше стоит опасаться ледяной морской воды, а не земли. Если будет поражено несколько определённых точек, хлынувшая морская вода может затопить или заморозить всех внутри.

— Если они потом слегка изменят информацию с «суматохи битвы» до «действий врага», равнодушное население Организации веры станет поддерживать войну.

— Если так и будет, дела станут куда сквернее, — сказал Квенсер, озвучивая свои страхи. Если мы не положим этому конец до того, как принцесса сыграет им на руку, всё станет плохо. Сколько людей работает на этой шахте? Эээ... вроде, в публикации было указано число 10500. Все они будут истреблены в угоду политики Организации веры.

— Если бы это была обычная шахта, она была бы в большей степени механизированной, и здесь было бы меньше людей. Но алмазная шахта — другое дело. Люди необходимы, чтобы перебирать маленькие куски руды без лишнего повреждения, — без промедлений ответила Шарлотта.

Хейвиа затем сказал:

— Но что именно мы будем делать? Нам известно, что армия Организации веры следует ужасному плану, но как нам их остановить? Пожалуйста, только не говори, что хочешь, чтобы мы сами разобрались с Крыльчатым балансёром.

— Ты говоришь, что собираешься просто остаться здесь? — слегка вздохнул Квенсер. — Если конечная цель Организации веры — эта шахта, то это место является самым опасным местом, как по мне.

— Дерьмо, — выдал проклятье Хейвиа.

Мёнри подняла маленькую руку.

— Так что вы предлагаете?

— Твоё подразделение ведь направлялось к Пункту 1? Вы собирались задействовать вредоносную программу, чтобы напортачить с коррекцией прицеливания, которую предоставляли большие радарные станции Крыльчатому балансёру. Ваше электронное оборудование ещё работает?

— Да. Но ты ведь не...

— То, что мы должны сделать, не изменилось, — Квенсер повозился с хендхелдом, предоставленным Мёнри, и скопировал вредоносную программу на свой. — Единственное отличие в том, что теперь они знают про нас. Но судя по вибрациям сверху, Крыльчатый балансёр должен быть сконцентрирован на битве с принцессой. Мы должны воспользоваться этим шансом и направиться в Пункт 1, а там воспользоваться вредоносной программой.

— Это проще сказать, чем сделать, — заскулил Хейвиа. — Если бы это было раз плюнуть, наша грудастая командирша не стала бы с самого начала разрабатывать такой сложный план. Она до самого конца скрывала присутствие принцессы, потому-то у неё не было выбора. Теперь принцесса разрушила этот план, выйдя на сцену. Если мы выдвинемся сейчас, мы лишь зайдём в тупик.

— Раз этот план был разрушен, мы не можем надеяться на абсолютную безопасность. ...Но я бы сказал, что это лучше, чем бежать на двухсоткилотонную гору стали.

— Пропади оно всё пропадом. Почему ты никогда не принимаешь мудрое решение просто убежать?!

Квенсер и остальные в итоге пошли глубже в туннель. Они направлялись к Пункту 1, но на поверхности земли пролегал путь бесчисленных БПЛА, а также там шла схватка двух Объектов. Они выбрали более безопасный путь.

(Я не знаю, где они прячутся, но это удача, что поблизости нет рабочих.)

Эта мысль не имела никакого отношения к человеколюбию. Он просто не хотел быть затоптанным в этих тесных туннелях толпой паникующих людей.

Внутренние стены были покрыты гладким пластиком, но в различных местах проступали чёрные камни. В этих местах туннели были проложены на скорую руку, а в некоторых участках они были вынуждены пересекать бездны по мосту, сделанному из сырой древесины. Их вели через туннели Хейвиа и Мёнри, которые пришли из места рядом с Пунктом 1.

Внезапно Квенсер услышал слабое потрескивание.

По пластиковой стене пробежала тонкая трещина. Над их головами до сих пор сражались Объекты. Квенсер решил, что вызванная этим вибрация сотрясла весь туннель, вызвав трещину на стене.

Но он ошибался.

Со звуком разрушения, ударившего в его уши, каменная поверхность раздробилась, и через дыру устремился гигантский механизм.

Четвёрка отпрыгнула и откатилась от механизма как вперёд по туннелю, так и назад. Сквозь пыль Квенсер увидел, как механизм врезался в пластиковую стену на противоположной стороне, издав трест.

— Силовой костюм?!..

Вероятно, это не было оружием. Детали на руках и ногах были чересчур толстыми, но в броне были странные промежутки. Механизм, приводящий этот корпус в движение, был отчётливо ясным. Он был спроектирован для лёгкого обслуживания, а не для защиты.

— Дерьмо, что за чёрт? Это шахтостроительная модель?

Квенсер слышал, как Хейвиа орёт по ту сторону силового костюма. Путь, ведущий к их точке назначения также был с другой стороны. Говоря иначе, силовой костюм преградил путь Квенсеру.

Квенсер почувствовал, как по его спине пробежал холодок.

Это не был рабочий с шахты.

Если рабочие были теми, какими их представляли Квенсер и остальные, они бы не стали это делать.

(Я знаю, это ты, мерзавец.)

Взгляд Квенсера встретился с безжизненной линзой камеры.

(Проклятый шпион. Смотри не надорви задницу от смеха, прячась за этой грудой стали!!!)

Простецкая рука, предназначенная для прободения породы и раздробления твёрдого камня, нацелилась в голову Квенсера. Пространство заполнил звук, похожий на пришлифовку тяжёлых редукторов.

У него не было времени, чтобы увернуться.

Толстые пальцы обхватили опрятную голову Квенсера.

Хейвиа сразу же занёс свою штурмовую винтовку.

Но из всех людей именно Квенсер велел ему остановиться.

— Гах?!.. Гех... уух... Стой, Хейвиа!!!

— Почему?!

— Ты не сможешь прострелить эту толстую броню!

— Но!!!

Хейвиа не убрал взгляд с прицела.

Но это было правдой, что его винтовочные пули не способны пробить броню силового костюма.

Но если он ничего не сделает, голова Квенсера будет раздавлена через несколько секунд.

Внезапно по туннелю разлетелся глухой шум.

Он пришёл изнутри шахт.

Из дыры, проделанной силовым костюмом, возникла новая фигура. Она замахнулась киркой по промежутку в сочленении ладони с запястьем и воткнула туда остриё.

Силовые костюмы применялись для различных задач, и существовало множество моделей, но у шахтостроительных моделей не стремились обезопасить герметичность сочленений. Более того, зазоры помогают отводить тепло.

Кончик кирки, зашедший в промежуток в броне, впился во внутренние детали механизма, заблокировав движение запястья.

Пальцы силового костюма перестали двигаться.

Квенсер, висевший на небольшой высоте над землёй, повалился вниз.

— Гах?!.. — простонал он, но потом кто-то поднял его за руку с земли.

Это не был солдат Легитимного королевства.

Это была девушка-работник из антивоенной группировки Организации веры, которая ранее принесла аптечку первой помощи.

— Быстрее! — её интонация была немного того, но работница говорила на английском языке, который мог быть понят людьми из Легитимного королевства. — Это не продлится вечно! Ты должен немедленно убираться отсюда!

В то же время Квенсер услышал глухой шум.

Силовой костюм с силой двинул своей рукой, из запястья которой всё ещё торчала кирка. После звука, словно что-то сломалось, разрушенная кирка упала на землю. Этого было недостаточно, чтобы совладать с лошадиной силой силового костюма.

Силовой костюм сжал свой огромный кулак и замахнулся.

Он нацелился на Квенсера...

(Нет, только не так!!!)

Он сразу схватил работницу.

В следующий миг кулак, нёсшийся в девушку, пролетел сквозь пустой воздух и врезался в покрытый пластиком пол туннеля.

Пластик разлетелся, по породе пошли трещины, возникла сильная вибрация, и в воздух полетела пыль.

— Ты!!! — крикнула Шарлотта, поднимая Квенсера с земли. Потом она потащила его назад и в сторону.

— Что с работницей?!

— Она у нас здесь! — ответил Хейвиа по другую сторону от силового костюма.

Похоже, работница пыталась что-то сказать, но из-за пыли она сильно закашлялась.

— Хейвиа, Мёнри, двигайтесь дальше! Не пытайтесь драться! Ты правда думаешь, что можешь что-то сделать своей винтовкой?!

— Чёрта с два! У меня есть противотанковая ракетница, знаешь ли!

— Ты хочешь похоронить нас заживо?! Давай уже иди! Скорее!

— Лады, треклятый рыцарь! Мы отпустим работницу, когда отыщем подходящее место. Не смей сдохнуть, ладно?!

Они вроде бы заколебались на секунду, но Квенсер наконец услышал удаляющиеся шаги. Хейвиа и Мёнри двигались вперёд вместе с гражданской работницей. Квенсер и Шарлотта остались позади.

С обескураживающим звуком гидравлического механизма силовой костюм полностью повернулся к ним лицом.

Он был более трёх метров в высоту, так что он почти полностью заполнял туннель. Квенсер сомневался, что они могут проскользнуть мимо него.

Шарлотта звучно глотнула, а потом сказала Квенсеру.

— А теперь, что нам делать?

— Просто ради проверки, кто, по-твоему, внутри?

Глядя на силовой костюм, который без объяснений проломил стену, чтобы напасть на них, Шарлотта дала краткий ответ:

— Только тот предатель мог атаковать нас, выбрав такой идеальный момент.

— Тогда я думаю, нам нужно заставить этого подонка Натли заплатить за то, что он сделал.

Глава 12

Что сказать, Квенсер и Шарлотта не собирались нестись прямо на шахтостроительный силовой костюм. Даже если это не была военная модель, это было тяжёлое производственное оборудование, спроектированное для эффективного прохождения через глыбы камней и для надёжной защиты пилота от падающих камней и завалов. С таким они не могли разобраться с винтовочными пулями.

Одной счастливой случайностью была его низкая скорость. Похоже, это было сделано с целью максимального снижения нежелательных вибраций, и таким образом, с целью снижения риска нежелательных обвалов. Когда Квенсер и Шарлота побежали прочь, их не настигли мгновенно. И как шахтостроительная модель, их враг не обладал никакими снарядами.

— Это не продлится долго, — сказала Шарлотта горестным голосом. — Проблема выносливости в скором времени покажет свой злой оскал. Резкий наклон этого туннеля отъест нашу силу в мгновение ока. Потом силовой костюм поймает нас. Если мы перед этим не найдём способ победить его, нас обоих перекрутят на котлеты.

— Я увеличил дистанцию между нами не для того, чтобы убежать, — пока он бежал сбоку от неё, Квенсер вытащил из сумки за спиной пластиковый заряд Топора. — Это чтобы убедиться, что мы не пострадаем, когда я взорву его.

— Если подумать, ты сказал, твоё назначение было боевой инженер. Но ударная волна распространится дальше по этому замкнутому туннелю, а не уйдёт наружу.

— Да, если используешь её обычным образом. Но если подключишь голову, взрывная волна может быть уменьшена.

Говоря это, Квенсер воткнул взрыватель в Топор и бросил его в угол между стеной и полом. Продолжая бег, он бросил небольшое количество Топора к потолку. Глиноподобная взрывчатка прицепилась к потолочному пластику.

— Ты же не...

— На всякий случай прикрой уши, — сказал Квенсер, прокрутившись на месте.

Как раз, когда шахтостроительный силовой костюм ступил на Топор на земле, Квенсер большим пальцем нажал кнопку на своей рации и отправил сигнал двум взрывателям.

Произошёл взрыв.

Однако он раздался не от бомбы у ног шахтостроительного силового костюма. Он пришёл от маленькой бомбы на потолке.

Пластиковая стена раскрошилась, и перегородка из грязи и камней отделила Квенсера и силовой костюм.

Потом активировался другой взрыватель.

Квенсер подумал, что стена из грязи и камней может повлиять на сигнал, так что он настроил взрыв большой бомбы с задержкой по времени.

С сильным взрывным шумом Квенсера и Шарлотту сбило с ног.

Несмотря на приличную дистанцию и стену из грязи и камней на пути, ударная волна пронеслась по туннелю и отбросила их к земле. По пластиковым стенам забегали трещины. Огромное количество пыли устремилось в туннель, словно как в рекламе трубоочистителя для ванн.

— ...Ты... Только... ещё чуть чуть... и это было... как... в нас бы попало... шрапнелью... от гранаты...

Шарлотта, похоже, пыталась жаловаться, но слух Квенсера временно был выведен из строя, так что он не слышал её должным образом.

Он прокашлялся и посмотрел сквозь пыль.

Внезапно он почувствовал мощное движение воздуха по своей коже. Пыль разделилась на части. Квенсер увидел, как что-то большое приближается сквозь неё с неуклюжими движениями. Это был шахтостроительный силовой костюм. Его ноги были немного обожжены, но на вид это никак не сказалось на его перемещении. Он оказался куда прочнее, чем думал боевой инженер.

Шарлотта схватила его руку.

Квенсера потащили в сторону, дёрнув за руку.

— Такого взрыва не достаточно!

Его слух наконец восстановился. И первый голос, что он услышал, был наполнен отчаянием.

— Но если мы используем ещё больше взрывчатки, мы можем запросто похоронить себя заживо!

— Нам нужно подумать, как иначе можно расположить её, — сказала Шарлотта, вытирая рукой пыль со своего лица. — Отрегулировать разрушительную силу, направив взрыв в одном направлении. Если ударная волна полетит в противоположную от нас сторону, также снизится риск быть погребёнными заживо. Нам просто нужен какой-нибудь толстый кусок стали или...

Она замолчала.

Шахтостроительный силовой костюм, приближающийся сзади, проделал что-то новое.

Своей металлической рукой, похожей на перчатку, он разрушил стену сбоку. Затем он вытащил оттуда каменную глыбу размером где-то с футбольный мяч.

(Дело плохо!..)

У Квенсера не нашлось времени, даже чтобы закричать.

Силовой костюм задействовал всю свою силу и бросил каменную глыбу.

Она полетела на них с силой снаряда, и Шарлотта толкнула Квенсера в сторону. Камень слегка оцарапал вытянутую руку Шарлотты. Её тонкое тело неестественно закрутилось и рухнуло на землю.

— Шарлотта!

— Тч. Я думала, он лишь отодрал одежду, но он сломал мне руку, — когда Шарлотта попыталась встать, она скривилась. — И нога у меня тоже повреждена. Это всего лишь растяжение, но я не могу идти дальше.

— Дерьмо!!! — крикнул Квенсер, после чего схватил уцелевшую руку Шарлотты.

Он переложил её через свои плечи и заставил девушку подняться. Он также схватил штурмовую винтовку, свисающую с её плеча.

— Ты, прекрати. Так ты тоже будешь убит.

— Помолчи.

У штурмовой винтовки было что-то похожее на гранатомёт, прикреплённый снизу. Однако когда он осмотрел его ближе, это оказалось не приспособление для метания взрывчатки; это был механизм по типу дробовика, состоящий из всевозможных лазерных излучателей.

Хоть это и были лазеры, они, разумеется, не могли пробить металл на манер тех, которые используют Объекты.

Это был механизм, предназначенный для сбивания системы прицеливания у наводящегося оружия врага.

(...ИК-глушилка... Это не более чем игрушечная лазерная указка. И как мне противостоять силовому костюму с этим?!)

— Я не являюсь частью твоего подразделения, ты — полевой студент, и ситуация достаточно безнадёжная, чтобы принять экстренные решения. Ты не навлекёшь на себя наказание по военным законам, если бросишь меня здесь.

— Говори и дальше, но мы пытаемся спасти вражеских гражданских.

— Ты, слушай.

— Нет, слушай ты, — сказал Квенсер, заткнув ей рот. Шахтостроительный силовой костюм приближался медленно, но верно. — Первый Объект был создан в островной державе далеко на Востоке. Как желающий стать проектировщиком, я в определённой степени восхищаюсь ими. Но есть у них одна фраза, которая мне не по нутру. Ты знаешь, какая?

— Я мало знаю про Восточную культуру.

— Красивые умирают молодыми.

Когда Квенсер сказал это на одном дыхании, Шарлотта уставилась на его лицо.

Наконец, она вздохнула и сказала:

— Довольно лести.

— Если бы это была простая лесть, я бы не рисковал своей жизнью.

Квенсер направился дальше, поддерживая вес Шарлотты.

Но такими темпами они яснее ясного будут настигнуты.

Квенсер обернулся и заметил другой путь, отходящий сбоку от туннеля. Он заглянул туда и обнаружил большое пространство. Пространство выглядело достаточно большим, по размерам приближаясь к нормальной баскетбольной площадке, а в высоту оно было в три этажа.

— Должно быть, это место для работ помимо самого шахтостроения. Вон там виден пункт выгрузки для многочисленных вагонеток.

Несмотря на большие размеры этого пространства, внутри всё было довольно сложно. Сюда было доставлено много оборудования. Там была конвейерная лента, которая загибалась снова и снова, образуя форму сильфона, и большие устройства, которые в плане механики смотрелись как концепт «устаревших» технологий. В ряд стояло множество больших цистерн для удаления ненужного камня, а для финальной детальной сортировки стоял длинный, узкий рабочий стол.

Однако рабочих тут не было.

В устройствах и на столе остались разбитые чёрные камни.

Они отправились на перерыв? Или они отчаянно сбежали, услышав звук взрывов и разрушений? Сказать было невозможно. Однако можно было услышать звуки работы нескольких машин, а некоторые устройства были тёплыми при прикосновении.

Осмотрев нагромождение сложных машин, Шарлотта сказала:

— Мы можем тут спрятаться.

— Если он просто уничтожит тут всё, он нас найдёт.

— Если мы убежим, пока он будет занят поисками, и запечатаем бомбой выход...

— Эта шахтостроительная модель сможет прокопать себе путь через камни, блокирующие выход.

— Тогда что ты предлагаешь нам делать? Ты собираешься воспользоваться просторным помещением, чтобы использовать больше взрывчатки? Или собираешься воспользоваться вагонеткой, чтобы убежать?

— Ну...

Прежде чем он смог продолжить, от входа прилетел громкий шум.

Сюда вошёл шахтостроительный силовой костюм.

У них не было времени.

Поскольку рабочая площадка была большой и была заполнена большим количеством габаритных механизмов, их не могли обнаружить сразу же. Однако просто задержать дыхание и спрятаться будет недостаточно, чтобы они могли выжить.

Квенсер прошептал Шарлотте.

(Я как-нибудь с ним разберусь. А ты спрячься вон там.)

(...Ты!!!)

Она закричала, чтобы остановить его, но Квенсер проигнорировал её и прошмыгнул под конвейерной лентой. Лента поддерживалась опорами толщиной где-то с его большой палец, и он мог пролезть под ней ползком.

Квенсер вытащил немного Топора и приблизился к длинному, узкому столу для ручной работы. На столе было разложено множество инструментов, но он цыкнул языком, когда осмотрел их.

(Плохо. Имеющееся здесь не разрежет его. Но если эта шахта такая, какая я думаю, где-то должен быть такой инструмент.)

Квенсер осмотрелся вокруг, но неожиданно остановился.

Он заметил стальной сейф у стены.

Размером он был где-то с книжную полку, а на дверце был старомодный наборный замок.

«Это оно?!» — пробормотал Квенсер, прежде чем устремиться к сейфу.

Рядом с сейфом был небрежно оставлен ящик с инструментами. Похоже, им пользовались для обслуживания габаритных механизмов и для изготовления дополнительных шкафов и столов из дерева.

Он открыл ящик с инструментами и достал Г-образный ломик.

Он воткнул металлический конец в промежуток между дверцей и с силой открыл её, используя рычаг.

Звук ломающегося металла оказался громче, чем он ожидал.

Квенсер нашёл то, что искал в сейфе, и вдавил это в Топор, который расплющил в своей руке. Он снова сжал деформированную взрывчатку и оторвал панель техобслуживания с одного из устройств. Стальная панель была в половину толщины записной книжки. Он сделал в ней большую выбоину, наступив на неё, прицепил взрывчатку к выбоине и воткнул электрический взрыватель.

В то же время группа механизмов, смонтированных словно гора детских кубиков, разом рухнула, словно опора под ними была убрана. Шахтостроительный силовой костюм с трудом пробирался под ними. Он разламывал груды стали, прогрызал себе путь сквозь них и направлялся прямо на Квенсера.

— Кх!..

Его обнаружили.

Но с изданным им шумом в этом не было ничего удивительного.

Квенсер положил взрывчатку у ног, перемахнул через стол поблизости и опрокинул его на бомбу. Он закончил как раз, когда силовой костюм атаковал.

Он едва смог увернуться.

Или так он думал. В следующий миг его поразила жуткая встряска.

Он смог увернуться от гигантского стального силового костюма самого по себе, но осколки устройств, которые он разбил, полетели в стороны, и несколько фрагментов попало по Квенсеру. Он пытался хотя бы стиснуть зубы, но не смог сдержать крик от боли. Он не смог немедленно подняться на ноги. Руками он протолкнул себя по земле.

Шахтостроительный силовой костюм повернулся к нему.

Его толстая рука медленно вытягивалась.

Он должен был знать, что Квенсер что-то установил. Однако было похоже, что он не увидел нужды беспокоиться из-за этого. Это частично могло быть связано с его плотной бронёй, уже выдержавшей одну из бомб Квенсера.

Это было правдой, что Квенсер не мог победить силовой костюм одним только взрывом.

Но...

— Как агент разведки, ты должен знать, что этот силовой костюм был предназначен для шахтостроения, — Квенсер улыбнулся и задействовал свою рацию. — Алмазы. Самый твёрдый природный минерал.

Поблизости раздался взрыв.

Умышленно изогнутая стальная пластина направила взрыв, и несколько алмазов, вкрапленных в поверхность пластикового заряда Топор, разлетелись словно выстрел дробовика.

Они наделали отверстий в толстом металле аппаратов на своём пути. В пластиковой стене появилось несколько трещин, не говоря уже о том, что шахтостроительный силовой костюм, находившийся прямо на линии взрыва, попал в шторм из алмазов.

Алмазы были настолько твёрдыми, что разносили всё вдребезги, потому обычно совершенно не годились на роль пуль или снарядов.

Однако, когда военные модели были совсем другой историей, алмазы обладали достаточной разрушительной силой, чтобы пенетрировать броню шахтостроительной модели.

Бесчисленные сокровища нашли путь через промежутки в стальных пластинах и обратились шквалом смертоносных пуль.

С громким шумом и искрами гигантский шахтостроительный силовой костюм будто слегка подлетел на месте. Броня разделилась на части. Чёрное масло, используемое в гидравлических устройствах, засочилось на землю. Масло было перемешано с жидкостью другого цвета. Иная жидкость была красная и пахла ржавым металлом.

Силовой костюм прекратил всякое движение.

Квенсер медленно поднялся и как следует осмотрел силовой костюм, который был разрушен разбросным выстрелом с близкого расстояния.

— ...Ух ты. Они так блестят. Так много алмазов, — сказал он, словно выплёвывая слова. — Ты должен радоваться. Тебе устроили самые пышные похороны в мире.

Глава 13

Квенсер и Шарлотта решили отправиться на поверхность.

Поскольку Хейвиа и Мёнри ушли вперёд, Квенсер и Шарлотта не знали, какой путь ведёт к Пункту 1.

— Похоже, Хейвиа с остальными смогли уйти.

— К этому времени они, наверно, отпустили ту работницу, за которую ты переживал.

— ...Ты всё ещё злишься из-за этого?

— Нет, в этот раз ты был прав. Но только если смотреть задним числом. Если честно, я рада, что не убила её.

Квенсер до сих пор поддерживал Шарлотту. Также он нёс её штурмовую винтовку.

— Лучше будет подняться наружу вместо того, чтобы терять время в этих туннелях-лабиринтах.

— Мы направимся к Пункту 1 на земле?

— Я бы сперва связался с базой техобслуживания. Они всё ещё не знают, что тут происходит. Не знаю, что мы можем сделать, но по крайней мере будет лучше, если мы передадим эту информацию. Мы не можем передавать сигнал на большие дистанции своими рациями, но мы сможем связаться с ними, если подойдём к базе.

Они стали подниматься по наклонному пути, который заворачивал в противоположную сторону снова и снова, пока они не вышли к выходу из подземной шахты.

Они высунули головы, чтобы проверить ситуацию снаружи.

Во тьме ночи они увидели сцену, которая выглядела как конец света.

Два монструозных орудия высотой более пятидесяти метров стреляли друг в друга. Выстрелы, которые походили на физическую массу, распространялись по земле и заставляли случайные утёсы трястись, словно торт. Оглушительный шум ударял по их барабанным перепонкам, а ударные волны сотрясали их внутренности, словно удары в корпус. Снаряды койлгана вырисовывали в воздухе оранжевые следы, а от низкостабильных плазменных пушек разлетались голубовато-белые лучи. Арктическая тьма разрывалась на части рукотворным оружием.

— Я не вижу БПЛА.

— Из-за всего происходящего они могут потерять управление и разбиться, так что они должны были отозвать их. Они стоят 50000 евро каждый, в конце концов.

Может ли это хотя бы от части увеличить шансы того, что Хейвиа и Мёнри достигнут Пункта 1 и введут вредоносную программу?

(Но только если Хейвиа не решит, что это не стоит того, и не сбежит.)

Поскольку Квенсер и Шарлотта не видели признаков остальных, те в свою очередь могли подумать, что они убежали. Но у них не было времени на то, чтобы устранять любое недопонимание.

Квенсер снова прокрутил всю ситуацию в голове.

У Легитимного королевства была ущербная армия.

Крыльчатый балансёр был специальным Объектом. У него было примерно двадцать ног, соединяющих механизм пропульсии в форме двойного концентрического круга со сферическим главным корпусом. У него имелся гигантский койлган в центре главной сферы. И у него были «грузильные крылья», которые помогали сохранять баланс центра тяжести и инерции, когда он совершал быстрые повороты. Видео-данные с предшествующего морского сражения не показали этого, но сейчас он стремительно перепрыгивал через промежутки между утёсами.

— Поразительно. Хейвиа не шутил. Эта гигантская штука в самом деле прыгает...

— Они или скрывали это или не видели необходимости прыгать по относительно плоскому морю. В любом случае, это опасный враг.

Шарлотта не ошибалась.

Главное преимущество Крыльчатого балансёра было в дальности его перемещения. Камчатка была разделена на части множеством утёсов, словно растрескавшееся стекло. Это был трудный ландшафт для Малыша Магнума. Дистанция перемещения Малыша Магнума была ограничена, и потому было сложнее маневрировать. В то же время Крыльчатый балансёр мог перепрыгивать промежутки между утёсами. Спокойно перепрыгивая с места на место, он мог держать выигрышную дистанцию, легко уклоняться и всячески докучать принцессе.

Единственным удачным моментом было то, что концентрация на манёвренности Крыльчатого балансёра привела к снижению его разрушительной силы. У Объекта принцессы в различных местах виднелись вмятины, и несколько из семи главных пушек были искорёжены, но это был весь полученный ею урон. По ней уже несколько раз попало из главной пушки врага. В обычной ситуации этого хватило бы, чтобы пробить реактор насквозь.

Квенсер опустил Шарлотту к земле рядом с выходом из пещеры.

— Шарлотта, используй свою рацию, чтобы связаться с базой, и проинформируй Флорейцию касательно ситуации.

— Мы всё ещё слишком далеко. Наш сигнал не достигнет базы техобслуживания.

— Свяжись с базой через Объект. Антенна Малыша Магнума может достать до базы.

— Ясно, — Шарлотта Зум вытащила небольшое устройство. — Но перехватывающие антенны Организации веры могут засечь сигнал.

— Нам лишь остаётся верить в наше шифрование.

Шарлотта воспользовалась маленьким средством коммуникации и начала объяснять планы Организации веры базе техобслуживания. Принцесса, должно быть, догадалась, что было использовано её оборудование, поскольку она связалась с Квенсером.

— ...Квенсер, ты ещё жив?

— Я начинаю думать, что когда я представляюсь перед людьми, мне следует начинать со своего особенного навыка упрямого выживания, — ответил Квенсер, словно выплёвывая слова. — Какова ситуация?

— Выматывает. База техобслуживания начала готовиться к отступлению, но просто отправиться в море не послужит гарантией их спасения. Крыльчатый балансёр может отправиться прямо по морю без замены деталей.

— Значит, он может и прыгать, и двигаться по воде... Полагаю, это действительно эпоха воздухонагнеталелей. Это так напрягает, каждый раз менять тебе детали.

— Но его скорость не такая уж большая, — быстро добавила принцесса, прозвучав немного оскорблённо. — Если бы эта битва шла в обычных условиях, мой Объект несомненно победил бы.

— Если подумать, у Раша Информационного альянса помимо нагнетателя воздуха были гусеницы для быстрого перемещения.

— ...Почему ты вспоминаешь ту ужасную девку?

Тон голоса принцессы стал ещё ниже.

Похоже, она по-настоящему ненавидела ту «охохошку».

Сложно было поверить, что она продолжала совершать мелкие движения для уклонения от выстрелов Крыльчатого балансёра.

— Я с радостью помог бы, но мне не хватает информации, — сказал Квенсер. — Ты определила какие-нибудь характеристики Объекта, пока сражалась с ним? Типа предположительные участки, которые он старается защитить или что-то такое.

— Похоже, всё связанное с его ходовой частью довольно уязвимо. Когда я пытаюсь нацелить главную пушку на его нижнюю часть, он совершает большой прыжок на другую сторону утёса.

— Что ж, с мощностью его пушек для него будет большая проблема, если он потеряет в манёвренности.

— К тому же он предпринял мощную контратаку, когда я сбила одно крыло на его задней части. Думаю, он запаниковал.

Квенсер посмотрел вновь и приметил, что у Крыльчатого балансёра сзади осталось лишь три крыла. У него был странный баланс. Даже с четырьмя из них.

(Полагаю, стоит задуматься о том, чтобы целиться в ноги Крыльчатого балансёра. Он снабжён устройством, который позволяет ему парить за счёт огромного количества сжатого воздуха, и крыльями, которые поддерживают его баланс даже на высоте. Есть ли способ контратаковать, имея такую информацию?)

Внезапно Крыльчатый балансёр заметно изменил своё движение. Ранее он использовал все свои многочисленные пушки, включая главную, чтобы вести огонь по Малышу Магнуму, но теперь он сменил цель.

Да.

Теперь он нацелился по Квенсеру.

— Он засёк меня?!

Его камеры и датчики могли определить его местоположение. Или вероятно, он проследил за источником радиосигнала. Так или иначе, не было ничего, что он мог бы сделать, когда в него нацелился Объект. Даже если он попытается убежать, ударной волны и последствия выстрела пушки хватит, чтобы разнести его тело из плоти и крови.

Крыльчатый балансёр не знал пощады.

Как только он навёл прицел, он выстрелил.

— Квенсер!!!

Малыш Магнум быстро встал между ними. Прогремело несколько громких металлических звуков. Объект более пятидесяти метров в высоту послужил щитом для солдата из плоти и крови.

В тот же самый момент прицел Крыльчатого балансёра отклонился в сторону.

Квенсер ничего не сделал. Малыш Магнум остановился, чтобы служить щитом. Не было причин, по которым враг должен был отводить прицел в такой ситуации.

Кроме одной.

(Хейвиа и Мёнри ввели вредоносную программу в Пункте 1?!)

Но Крыльчатый балансёр не остановился.

Квенсер услышал, как испускается сжатый воздух.

В следующий миг он увидел тень, летящую на фоне северного сияния в ночном небе. Это была гигантская фигура Объекта. Используя ту же технику, какая задействовалась для перепрыгивания через утёсы, Крыльчатый балансёр пытался прыгнуть прям над Малышом Магнумом.

Нижняя часть Крыльчатого балансёра имела не более чем механизмы, относящиеся к ходовой части, и не обладала никаким оружием. Однако эти механизмы могли создать порыв ветра такой силы, какой мог поддерживать такую гигантскую машину. Жестокий ветер задует во все стороны, когда достигнет земли. Если это произойдёт, хилое тельце Квенсера сдует на несколько десятков метров, даже если он попытается спрятаться в укрытии.

— !!!

Принцесса незамедлительно нацелила свои орудия по прямой. Загремела приблизительно вся сотня пушек, больших и малых. К несчастью, несколько главных пушек, которые были спроектированы специально для выстрелов вверх, были неисправны. Второстепенные пушки обладали достаточной разрушительной силой, чтобы превратить танк в ничто, но они не могли нанести никакой урон другому монструозному Объекту.

Глянув вверх, Квенсер увидел два концентрических круга механизма пропульсии, разделённых где-то на двадцать частей. Множество частей в форме лопастей выглядели как ломтики консервированного ананаса. Для Квенсера они выглядели как копья, готовые воткнуться в него. Часть, которую он видел, была аналогична подошве человеческой ноги. Квенсер заметил множество больших линз на ней.

Здесь начала зарождаться идея.

Квенсер инстинктивно схватил штурмовую винтовку, свисающую с его плеча на ремне, и направил её прямо вверх.

Но...

(Мне не хватает времени!!!)

Крыльчатый балансёр упал поблизости.

Непосредственно перед этим Малыш Магнум выстрелил из малого койлгана. Он стрелял не в Крыльчатого балансёра. Он выстрелил по большому камню на небольшом расстоянии от Квенсера.

Сломанный камень переместился в то место, в каком смог сослужить Квенсеру щитом.

Как раз, когда Квенсера сбило с ног ударной волной, Крыльчатый балансёр приземлился. От места его приземления во все стороны распространился жестокий ветер.

Несмотря на то, что он был под защитой большого камня и лежал на снегу, тело Квенсера подняло на несколько метров в воздух. Но это было куда лучше альтернативы. Без имеющегося укрытия его бы унесло на несколько десятков метров.

Главная пушка Крыльчатого балансёра прогремела дважды.

Принцесса немедленно сделала манёвр уклонения, но самый правый край сферического корпуса оказался разорван.

Как раз, когда семь рук с главными пушками двинулись с целью контратаковать, часть Крыльчатого балансёра с разделёными ногами снова издала скрип.

Он прыгнул.

Он перепрыгнул через Малыша Магнума, чтобы сохранять свою позицию в слепой точке остальных главных пушек Объекта.

Эта позиция была опасной.

Квенсер сразу же осознал этот факт.

Предыдущие два выстрела из главной пушки были не более чем приготовлением перед тем, как поставить Малышу Магнуму мат.

Первый выстрел, который он произвёл после приземления, должен прийтись прямо по принцессе.

Катясь по земле, Квенсер убрал накладку с устройства помощи в прицеливании у винтовки. В данный момент ему не хватало мощности.

Да.

Он не планировал использовать разрушительную силу винтовочных пуль.

Они никогда не окажут значительный эффект на Объект.

(Нагнетатель воздуха, использующий сжатый воздух, должен лучше всего работать с большой площадью нижней поверхности. Тогда зачем у Крыльчатого балансёра ходовая часть разделена на части, из-за чего он сам себя лишил преимущества большой площади нижней поверхности?)

Крыльчатый балансёр прошёл над головой Квенсера.

Он увидел блеск множества линз, установленных в дополнение к точкам выдува сжатого воздуха.

(Должно быть, это для соответствия подъёмам и спускам ландшафта. Имея дело с нагнетателем воздуха, важно убедиться, что нижняя поверхность аппарата и земля параллельны во время выдува сжатого воздуха. Вот почему воздухонагнетали чаще используют на воде, чем на земле. Торчащий из земли валун может вызвать проблемы. Крыльчатый балансёр решил эту проблему, разделив ходовую часть на двадцать элементов. Проводится расчёт подъёмов и спусков ландшафта, и эти элементы перестраиваются, чтобы соответствовать им. И способом осуществлять этот расчёт было...)

Квенсер воспользовался кухонным ножом из набора для выживания, чтобы выкрутить небольшой шуруп из устройства помощи в прицеливании. Он служил шкалой настройки мощности лазера.

Затем он навёл штурмовую винтовку прямо вверх, не побеспокоившись закрыть крышку.

(...Те линзы! Они используют инфракрасные лучи!)

Он двинул пальцем.

Инфракрасный лазер системы помощи в прицеливании излучился прямо вверх.

Он попал в линзы на ногах Крыльчатого балансёра, служащие средством для просчёта структуры ландшафта.

Используя тот же тип инфракрасных лучей, что задействовались для вычислений, он привёл к сбою.

— Сдавайся, кусок дерьма!!! Падай прямо сейчас!!! — закричал Квенсер.

Но этого было недостаточно.

Днище Крыльчатого балансёра было покрыто сотней или даже тысячей инфракрасных датчиков, а у Квенсера был хилый механизм наведения на конце винтовки в его руках. С таким он не мог полностью вывести из строя датчики врага.

(Этого всё равно недостаточно?! Дерьмо! Тут есть что-нибудь другое?!)

Но...

Штурмовая винтовка Квенсера обладала дополнительным устройством.

ИК-глушилка.

Это специальное устройство испускает множество инфракрасных лучей на манер лазерной указки, словно дробовик, чтобы сбить прицеливание наводящегося орудия.

Он потянул за спусковой крючок.

Они были невидимы для человеческого глаза, но плотность лучей разом увеличилась.

Многочисленные линзы Крыльчатого балансёра дрогнули словно в судороге. Они больше не могли распознавать землю.

Крыльчатый балансёр потерял основу для приземления.

Но двухсоткилотонная масса продолжила падать.

— Убирайся отсюда! — напрасно крикнула принцесса.

Квенсер уже начал двигаться в сторону так быстро, как только мог.

Сразу после этого на полуострове Камчатка образовался огромный кратер.

Завыла ударная волна.

Тело Квенсера отбросило дальше, чем он ожидал. Он прокатился по твёрдой земле, получая порезы и царапины по всему телу. Но это и близко не было к тому урону, какой мог нанести полностью функционирующий нагнетатель воздуха. С успехом удалось вызвать неисправность в его работе.

— Дерьмо... Что случилось с этой чёртовой штукой?..

Квенсер заставил своё болезненное тело подняться.

Крыльчатый балансёр не смог остановить своё падение, так что где-то половина из его двадцати ног врезалась прямо в землю и разрушилась. Оставшиеся ноги были не в состоянии поддерживать его огромную массу. Крыльчатый баансёр просел и прекратил движение.

Должно быть, он ещё не смирился с поражением, поскольку пытался и дальше двигать главной пушкой. Однако Крыльчатый балансёр не мог поворачиваться сам, так что Малыш Магнум мог с лёгкостью уйти из зоны её поражения, обогнув его по кругу. Малыш Магнум мог выстрелить из главных пушек в любой момент. Это был шах и мат.

Квенсер отправил короткое послание принцессе.

— Вели им сдаваться.

— Сперва я выстрелю сбоку и уничтожу главную пушку Крыльчатого балансёра.

С мощным гулом последняя надежда Организации веры была сломлена. Ударная волна снова заставила Квенсера прокатиться по земле.

Квенсер выплюнул снег, который оказался у него во рту, и посмотрел на вход в пещеру, где он оставил Шарлотту. Она махала ему рукой, всё ещё прислонившись спиной к каменной поверхности. Похоже, она не пострадала.

С таким исходом битва, заполонившая полуостров Камчатка, была закончена.

Запланированное Организацией веры истребление антивоенной группировки и популяризация политики усиления войны были провалены.

Когда Квенсер обдумал этот факт, он получил сообщение от Флорейции.

— Пункт 1, Пункт 2, вы всё ещё живы?! Мы не можем выйти на ваши рации, потому посчитали, что вас истребили! Скольким из вас посчастливилось выжить?! В любом случае, уходите оттуда немедленно!

— Флорейция?

Квенсер отправил передачу на базу техобслуживания через крупную антенну, установленную на Объекте принцессы.

Ответ он получил почти тут же.

— Мы знаем, что за этим стояло. Они хотели воспользоваться неразберихой во время сражения, чтобы истребить гражданских Организации веры, работающих в шахте на восточном побережье Камчатки! Таким образом они могли продолжить войну с Легитимным королевством и заручиться ещё большей поддержкой! Им нужна была вера в победу, но если бы война закончилась в соответствии с запланированным, победа досталась бы не им. Вот почему они создали обстоятельства, в которых они могли привести к продолжению войны! Они воспользовались для этого шахтой. Каждый, кто способен двигаться, должен уйти как можно дальше от шахты! Вы попадёте под бомбардировку, если не сделаете это!

— Вам ни к чему беспокоиться об этом, — расслабленно сказал Квенсер.

Похоже, что-то привело к задержке передачи информации на базу, так что страхи Флорейции были излишними.

— Объект Организации веры больше не может двигаться. Крыльчатый балансёр потерял всякую возможность навредить гражданским в шахте.

— ...Да. Крыльчатый балансёр.

В её голосе присутствовал зловещий оттенок.

Квенсер почувствовал такое же беспокойство, как будто имел дело с часовой бомбой, таймер которой продолжил тикать несмотря на перерезанный провод.

Флорейция продолжила.

— Но Крыльчатый балансёр не единственный, кто хочешь обострить эту войну.

— Вы же не имеете в виду...

Сколько Объектов было развёрнуто на Камчатке?

1. Малыш Магнум Легитимного королевства.

2. Крыльчатый балансёр Организации веры.

И...

3. Индиго Плазма Легитимного королевства, которая отступила в море.

Несколько фактов внезапно пришли Квенсеру на ум.

Натли не был шпионом Организации веры.

Армия Организации веры была не единственной группой, которая желала, чтобы война стала масштабнее и свирепее.

Другими словами...

Натли был шпионом, посланным 24ым Мобильным батальоном техобслуживания Легитимного королевства.

Квенсер услышал слабую тряску. В какой-то момент Объект, который должен был уплыть за горизонт, приблизился к Камчатке снова. Его главная пушка медленно двигалась, пока он осуществлял прицеливание.

Целился он не в Крыльчатого балансёра. Объект Организации веры больше не функционировал. Он не целился в Малыша Магнума. У него не было причин стрелять в другой Объект Легитимного королевства.

Главная пушка Индиго Плазмы со скрипом сдвинулась в направлении пустого ландшафта.

Нет.

На первый взгляд местность казалась пустой, но Объект целился в алмазную шахту, расположенную под землёй.

— Стой...

Публикация антивоенной группировки и лицо работницы с аптечкой первой помощи пришли на ум Квенсеру.

Указание на наличие 10500 человек также всплыло из памяти.

Малыш Магнум принцессы задвигался прямо на глазах Квенсера. Однако двигался он не для того, чтобы напасть на Индиго Плазму. Он был слишком далеко, а также была проблема военного устава. Она не могла решить, имеет ли она право выстрелить в Объект или нет.

Напротив, принцесса двигалась, чтобы защитить Квенсера и Шарлотту, как сделала ранее. Она предвидела разрушение и трагедию, которая вот-вот должна была произойти.

— Стооооооооооооооооооооооооооооооооой!

Тщедушный голос полевого студента разлетелся эхом по полю боя.

Сразу после этого Индиго Плазма открыла огонь.

Синевато-белый луч света из низкостабильной плазменной пушки пронзил ночную тьму Камчатки. Раздался взрыв, один за другим. Это было больше, чем просто несколько выстрелов. Область поражения была аккуратно рассчитана, чтобы быть уверенным в том, что ледяная морская вода заполнит всю шахту. Запредельное разрушение обратилось водоворотом и захлестнуло шахту. Подземный участок обвалился, и ландшафт сам по себе изменился. Часть породы расправилась в лаву, которая смешалась с морской водой и образовала клубы пара, похожие на дождевые облака. Шахта стала больше, чем просто адом, в котором людей хоронят заживо. Поток морской воды устремился внутрь, истребляя людей, оказавшихся в ловушке.

Квенсер не мог даже просто смотреть на эту несусветную резню. Даже с Малышом Магнумом, действующим как щит, ударная волна обошла вокруг Объекта и ударила в его уши. В один момент его тело растеряло силу, и он свалился на землю. Его пальцы дрожали. Он заставил их успокоиться и попытался подняться.

Бомбардировка продолжалась ещё десять минут.

Объект обладал достаточной разрушительной силой, чтобы мгновенно поджарить все внутренности авианосца, но вот этот продолжал стрелять по гражданским в течение десяти минут.

— ...

По окончанию этой кошмарной бомбардировки наступила тишина. Квенсер полностью потерял дар речи. Он даже не вытер с лица грязь и сажу. Абсолютно всё на его глазах было уничтожено. Красное пламя, чёрный дым, оранжевый расплавленный камень и белый пар. Всё это было цветами, которыми был разукрашен ад. Единственное, что могло сделать эту картину ещё хуже, было цветом человеческой плоти или цветом свежей крови, которую можно было бы увидеть с этого расстояния. Как бы там ни было, все в шахте были точно убиты.

Индиго Плазма развернулась.

Мясник спокойно отправился в море, словно был истинным победителем.

Квенсер растерял всякую силу воли, чтобы даже помыслить о его преследовании.

Условия для его победы не могут быть достигнуты простым его уничтожением.

— Пункт 1, Пункт 2, вызываю всех выживших, — сказала Флорейция по рации. Квенсер честно хотел ответить, что он умер, но потом его среброголовая командирша сказала кое-что ещё. — Не волнуйся. 10500 членов антивоенной группировки Организации веры не пострадали. К счастью, эта угольная шахта была секретной алмазной шахтой. У них был подготовленный путь на случай побега.

— ?..

— Я ведь объясняла, что восточное побережье Камчатки было превращено в ландшафт, похожий на сложный риасовый берег в связи с землетрясением в Беринговом море и намерением построить четвёртую базу подлодок? Ну, там в самом деле была база подлодок. Обычно высокие цены препятствуют использовать подлодки как транспортное средство. Однако на Камчатке добывали руду, которая позволяла покрыть эти расходы.

— Они использовали подлодки для перевозки алмазов?

— И это не просто одна или две сотни. Ну, они хотели предотвратить кражу настолько дорогих военных ресурсов во время транспортировки. Им нужно было столько, чтобы покрывать эту группу и диверсионные вылазки. Используя их в этом месте, они изо всех сил хотели скрыть существование этой алмазной шахты. Те, кто работал на шахте, умудрились использовать их в личных целях. Этот план был рассчитан, чтобы эффективно уничтожить шахту. Но это значит, что возможно выйти сухим из воды, если заметить в этом плане какой-то недочёт. Индиго Плазма использовала воду, так что я немного беспокоюсь за подлодки, которых могло затянуть в какие-нибудь дыры.

— Но, — сказал Квенсер в возражение. Он всё ещё не верил в это. — Но как?

— Люди из шахты связались с нами. Похоже, кто-то из антивоенной группировки починил оборудование, оставшееся от одного из нашего мертвеца. Используя частоту этого оборудования, они воспользовались крупной антенной из шахты, чтобы выйти с нами на связь. Мы — Легитимное королевство, а они — Организация веры. Честно говоря, у меня не было доказательств, что они говорили правду, но они внимательно слушали, что я собиралась сказать. К тому же они рассказали всё, что им было известно об оборудовании в шахте. Вот почему мы смогли им должным образом объяснить, как им уйти в укрытие. Но было слишком опасно. В конце концов, их было более 10500 людей. Они пришли в движение два часа назад, но едва успели укрыться к этому времени. В данный момент они спрашивают об условиях, необходимых для перехода в Легитимное королевство.

Где-то в этот момент всё это начало казаться Квенсеру реальным.

(Ясно. Работница, с которой мы пересеклись в туннеле, принесла аптечку первой помощи из-за этих переговоров.)

— Как я сказала ранее, мы думали, что Пункт 1 и Пункт 2 были уничтожены, поскольку мы не могли выйти с вами на связь посредством раций. Вот почему ваш взгляд на ситуацию противоречит нашему. Честно говоря, я почти запаниковала, когда вы внезапно появились в самом центре поля боя.

План Индиго Плазмы не был осуществлён.

Люди в шахте не были бессмысленно истреблены.

— С нами только что связались Хейвиа и Мёнри. Похоже, они спасли одного гражданского работника, и они все целы.

Среди гражданских не было жертв.

Ни одной.

— Мы одержали здесь победу, потому что поверили словам незнакомцев, — сказала Флорейция в заключение.

Глава 14

Квенсер помогал Чёрной униформе по имени Шарлотта. Она сломала руку и потянула лодыжку. Квенсер хотел бы задать пару вопросов тому, кто вообще заикнулся о том, что Объекты сделали войну чистой.

— Ты слышал? — спросил Хейвиа, перебирая ногами. — 24ый Мобильный батальон техобслуживания Индиго Плазмы сделал официальное заявление. Советники и Высший парламент до сих пор спорят, но это более или менее решено. Наш следующий враг — это наши товарищи из Легитимного королевства.

— ...Мне это не нравится. Это напомнило мне советника Флайда.

— Ох, ох. Тот проклятый старикан, который использовал маленькую элитницу как пешку? Я помню его.

Когда Квенсер и Хейвиа обменивались негодующими фразами, вмешалась Мёнри.

— Н-не будьте так спокойны. Вы не понимаете? Это гражданская война.

Мрак на лице Мёнри мог быть свидетельством того, что она припомнила Кукмена и Вести, двоих утраченных товарищей.

Шарлотта продолжала молчать.

Она не сказала ни единого слова.

Как Чёрная униформа, несущая заставную службу, в ходе которой она проводит расследования внутри армии и осуществляет в случае необходимости наказание, быть может, сейчас она была пристыжена сложившейся ситуацией.

Поддерживая её и дальше, Квенсер сказал:

— Ради чего мы вообще сражаемся?

— Это не мир или справедливость, это точно, — выплюнул Хейвиа. — Я сражаюсь, чтобы стать наследником в своей знатной семье, а ты сражаешься, чтобы стать проектировщиком Объектов. Это не изменилось. Мы знаем, что 24ый — наш враг, так давай воспользуемся ими как ступенькой к нашим целям.

Лейтенант средних лет в отдалении крикнул Хейвиа низким голосом. Его позвали, чтобы тот помог с какой-то работой.

— Чёрт. Опять уборка снега? Я уже мечтаю подставить плечо этой красотке.

— Кто первый встал, того и тапки.

— Я знаю это, чёрт побери. Слышь, пошли, Мёнри. По крайней мере со мной будет работать молодая милашка.

— Э? Эээ?

Мёнри заморгала, когда Хейвиа чуть ли не потащил её по направлению к лейтенанту средних лет. Квенсер сконцентрировался на том, чтобы доставить Шарлотту к большому спасательному вертолёту.

До этого момента Шарлотта молчала, но сейчас она вздохнула, всё ещё обвивая шею Квенсера.

— ...Честно. Это не моя работа. Я — Чёрная униформа, которая в ответе за заставную службу.

— Истина, но я — полевой студент.

— Ты тот, кто уничтожил Крыльчатого балансёра.

— Ты слишком высоко меня оцениваешь. Без Малыша Магнума меня бы унесло ветром, когда он приземлился. И против пехотинца вроде меня кучи пушек Крыльчатого балансёра было бы более чем достаточно даже после того, как он потерял ноги.

— Но всё же, — сказала Шарлотта, выждав паузу. — В такой чрезвычайной ситуации ты внёс свой вклад в победу своего подразделения. Тебя могут за это наградить. Я думаю, тебе могут присудить Особую личную медаль за победу.

— Эээ? Я думал, это только для официальных членов армии.

— Конкретно эта может быть дана также и гражданским. Ты получил всеобщее признание, когда уничтожил Водомерку, помнишь? Это то же самое.

— ...Правда?

— Правда, — губы Шарлотты слегка расслабились. — Если честно, я была твоей фанаткой. Так что я не стала бы об этом врать.

— ?

— В баре, в котором я часто бываю, бармен создаёт новый праздничный коктейль на каждый Объект, который уничтожаешь ты и твой партнёр. Из-за этого я никак не могла не заинтересоваться в твоих действиях.

— Не уверен, что ты можешь называть себя «фанаткой»... — шокировано сказал Квенсер.

Но потом он услышал, как что-то маленькое упало за землю. Похоже, что-то выпало из кармана его униформы и упало в снег. Квенсер взглянул себе под ноги и застыл на месте.

Это была резиновая коробочка размером с пачку сигарет.

Защёлка на крышке открылась, и наружу вылетело немного содержимого.

Это несомненно были крупинки.

Это была руда, обычно связываемая с алмазами.

— ...Ты.

Голос Шарлотты Зум, Чёрной униформы, ответственной за заставную службу, стал ультра холодным.

Квенсер тут же подумал следующее: «Смех — единственный вариант».

— Ха... хаха. Ахахахахахха! Ахахахахха! Ахахахахаххахахахахахахахахахахахаха!

— Ты знаешь, что есть способ обездвижить человека с одной только рукой, переложенную через твои плечи?

— Я сдаюсь! Я сдаюсь! Я от..! С-стой! Сжимая меня так, ты только прижимаешь сиськи к моему лицу! И я больше люблю в красивой женщине подмышки, так что имей это в виду, если хочешь пробудить внутреннего меня!

— Тч.

Шарлотта схватила ворот его униформы и принялась сжимать его сонную артерию, но она потеряла хватку как раз до того, как Квенсер вырубился.

— Эта рана поставила меня в невыгодное положение.

— Ты-ты закроешь на это глаза?..

— У меня нет выбора, — раздражённо сказала Шарлотта. Её плечи расслабились ещё больше, и она сильнее навалилась на Квенсера. — Под мою юрисдикцию попадают только официальные солдаты и другие боевые элементы, кооперирующие на поле боя. Мои права не распространяются на гражданского студента.