Том 2    
Часть 1. После бега с препятствиями чистым не будешь. Битва за Антарктику


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sentence
5 л.
Спасибо за перевод.
B1ackDream
5 л.
'''Эпилог ''' "''Быстро садитесь на самолёт и уничтожьте кое-какой богомерзкий Объект в далёкой стране''" по смыслу не "'''кое-какой'''" а "'''какой-нибудь'''" т.к ни о какой конкретике речь не идет
B1ackDream
5 л.
'''Глава 3 Часть 5''' "''Однако Квенсер смог разглядеть гениальность в этой человеке''" опечатка в слове "'''этоЙ'''", должно быть "'''этом'''"
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 5''' "''Хейвиа за миг стал выглядеть насытившимся этим до сыта''" лучше "'''до сыта'''" заменить на что-то вроде "'''до отказа\за глаза\до смерти'''" иначе туфтология получается\криво звучит
B1ackDream
5 л.
'''Часть 3 Глава 1''' "''Её не удалось полностью скрыть своё разочарование''" не "'''Её'''", а "'''Ей'''"
B1ackDream
5 л.
'''Часть 2 Глава 5''' "''После этого сухопутные части'' (''это мы'') ''несутся вперёд, издавая военный клич''" вместо "'''военный'''" правильнее будет "'''воинственный'''" или "'''боевой'''"... Т.к военный клич это, как я понимаю, что-то вроде солдатской песни когда они маршируют по плацу в учебке...
B1ackDream
5 л.
'''Часть 2 Глава 4''' " ''Но нам хоть известно, где они?'' " перед предложением не поставлен значек реплики другого собеседника, там диалог идет...
B1ackDream
5 л.
'''Часть 1 Глава 6''' " — ''Ох, да ладно тебе. Это не то, что я хотел бы услышать, находясь на фронтовой'' " возможно стоит заменить "'''фронтовой'''" на "'''передовой'''" т.к. криво звучит и не очень грамотно...
grayson
5 л.
Дочитал я второй том. Большое спасибо тем кто его перевел, конечно встречались там кое какие ошибки ну ничего страшного.
Понравилось то что автор рассказал о большем количестве объектов, рад что было как то последовательное повествование, но больше понравилась сцена когда Квенсер схватил Флоренцию за сиськи. несложно представить ее реакцию.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.41.69.165:
c2ch5: Мы должны развернуть сеть по краю пляжа и нанести сгусток саморазлагающегося репеллента, чтобы дать принцесс'''А''' точку опоры. от 4.04.2015
vimba
5 л.
Гм. А тут каждая книга отдельно?
Начал читать и, такое ощущение, что первой книги как бы не было для героев.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.46.233.83:
"Ясно, — мощная улыбка нарисовалась на физиономии Хейвиа"
Более уместно будет "широкая улыбка", как мне кажется
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.46.233.83:
"Они не старались сделать именно так, но Квенсеру и Хейвиа повезло оказаться на одной гидрокрыле" - одноМ гидрокрыле, или одной гидрокрылевой лодке
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 77.37.132.88:
ч 1 г 10
. Что ж, если мы не можем найти его, то мы не сможем найти его.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 92.100.81.218:
Глава 4
"— Вы знаете про танца на шесте? Ну, знаете, когда девушка держится за шест."
наверно все таки "танцы" или "тaнец"
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 188.186.66.19:
''"Снаряды разломили скальное основание Антарктиды, образовалась сильная взрывная волна, а с удалённой '''годы''' даже сошла лавина"''


''"Но они уже не могли спрятаться в трещинах, поскольку бомбардировка расширила их и превратила землю внутри них с утёс"''

Лучше "бомбардировка расширила их и превратила прилежащую землю в утёс"
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 188.186.66.19:
"Это было совсем не рядом с врагами на удалении двести метром" "метров"
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 188.186.66.19:
"О, вот теперь это больше на то, что я ожидаю от Антарктиды"
Пропущено "похоже".
"Океания и архипелаг Чонос находятся с южном полушарии..."
Вместо "с" должно быть "в".

Часть 1. После бега с препятствиями чистым не будешь. Битва за Антарктику

Глава 1

У меня есть запредельно важная миссия для вас двоих.

— …

Хейвиа, парень с крепким телосложением и короткими каштановыми волосами, стал обдумывать слова своего вышестоящего офицера, молчаливо двигая пальцами. Его взгляд напоминал взгляд дохлой рыбы.

Он был в тесной комнате. Внутри комнаты располагался столик с грудой маленьких металлических предметов. Квенсер, парень со светлыми волосами, что чуть-чуть не доставали до плеч, сидел за столом напротив и занимался тем же делом.

Вместо кресел они использовали в качестве сидушек контейнеры из-под боеприпасов для мелкокалиберных рейлганов, какими оснащены Объекты. Хейвиа не имел понятия, сколько снарядов умещено внутри, но каждый контейнер по размерам был как трёхместный диван.

Стол на деле был не совсем столом; это был большой деревянный ящик. Он был пуст, но между контейнерами со снарядами для рейлганов было слишком тесно, чтобы создать здесь нормальное рабочее пространство.

Они заряжали боеприпасы.

Им всучили огромную кучу пустых магазинов от штурмовых винтовок, в которые они впихивали пальцами пулю за пулей. От магазина в руках Хейвиа доносился неумелый клацающий звук, а вот Квенсер орудовал своими тонкими пальцами так ловко, словно он был девой в приюте, привыкшей к постоянной суете.

Они начали всего пятнадцать минут назад, но Хейвиа уже стал сдавать позиции. Он ударил пятками по контейнеру с боеприпасами для рейлганов, на котором сидел, и сказал:

— Слушай, я не могу заниматься этим дальше. Это не война!!! С этими Объектами, которые способны продолжать двигаться после ядерного взрыва, заряжать эти хилые маленькие пушки абсолютно бесполезно!

— Хейвиа, переделай этот магазин. Ты приложил слишком много силы и изогнул пружину в форму буквы г. Я понял это по звуку.

— С чего ты выглядишь таким счастливым?! От этой надоедливой работы у меня скоро крыша поедет!

— Э? Разве такая тривиальная работа не успокаивает твоё сердце? Я бы сказал, что забеги по дикой местности с тяжёлой винтовкой наперевес гораздо утомительнее.

— О, я даже не догадывался, что студенты, изучающие дизайн Объектов, настолько психи. И какой смысл заниматься этим? Разве изготовители оружия не могут сразу загружать в них патроны ещё на фабриках перед отправкой сюда?

— Разве от длительного хранения внутри не ослабевает пружина, что повышает риск осечки? Вот почему мы должны заряжать только такое количество пуль, какое им необходимо, и извлекать их обратно, если они им больше не нужны.

— В самом деле? Разве это не то же самое, что краска в принтере? Держу пари, она может храниться в них вечно без всяких проблем, но они уверяют обратное, чтобы мы покупали больше.

— Хейвиа, ты напортачил с пружиной в этом магазине. Тебе надо извлечь все пули и сделать всё заново.

— Мляяять!!! — выкрикнул в диком раздражении он, но Квенсер, само собой, проигнорировал это.

Хейвиа не относился к тем, кто сдаётся, не видя должной реакции, потому он указал на кучу картонных коробок рядом с деревянным ящиком, который служил им столом.

— И как мы закончим со всем этим?! И разве не машина должна этим заниматься?! Если бы они достали хотя бы одну такую машину, мы могли бы просто засунуть все магазины в неё и нажать кнопку. И они бы зарядились автоматически, как будто в автомате по продаже мягкого мороженого!

— Вроде бы они пытаются спасти свой бюджет. Всё связанное с войной в наши дни вертится вокруг Объектов. Обычные солдаты больше не сражаются. Раз так, пойдёт ли в дело заряженная в винтовку пуля? Для них более естественно припахать к этой работе бесхозных солдат, чем покупать возмутительно дорогую машину.

— Ты в самом деле знаешь способы убивать в людях мотивацию, тебе известно об этом?

Насытившись сполна, Хейвиа бросил магазин штурмовой винтовки на деревянный ящик, что был у них заместо стола. Он выгнул спину дугой, потягиваясь, а когда выпрямился, оглянулся. Он заметил маленький сервант.

Мимоходом Хейвиа осмотрел вещи, наставленные там, а потом...

— Эй, Квенсер, гляди, что я нашёл.

— ?

— Посреди обучающего видео завалялась порнушка.

Глава 2

Спихнув невероятно скучную работу на двух молодых солдат, что были у неё в подчинении, Флорейция с улыбкой на лице возвращалась в специальную офицерскую комнату, подготовленную на базе. Однако база представляла собой конвой из автотранспорта, состоящий из более чем ста огромных спецгрузовиков, так что даже её офис походил на массивный контейнер.

Квенсеру и Хейвиа было по семнадцать лет, а Флорейции восемнадцать. Средний возраст в подразделениях продолжал снижаться, но это было лишь знамением времени. Серебряновласая девушка была несовершеннолетней, но никому не казалось странным, что она командовала большой группой примерно из восьмисот человек. Это лишь показывало, как делаются нынче вещи.

В данный момент Флорейция использовала свой планшет, присоединённый к компьютеру, чтобы проверить маршрут наступления своих подразделений во время следующей миссии.

Занимаясь этим, она посматривала на другой монитор. С присоединённым к нему микрофоном и видеокамерой это было нечто вроде видео-чата. На другом конце был гость из безопасной страны, находящейся на огромном удалении от поля боя.

Флорейция могла бы просто открыть два окна на одном компьютере вместо использования двух мониторов, но была причина, чтобы сделать именно так.

Этот гость был таким человеком, который может оскорбиться, увидев, что она переключает окна. Её ранг был всего три звезды, хотя вела она себя на все пять.

— Ясно. И как там поживает Хейвиа?

— О, прекрасно. В конце концов, он наследник хорошо известной семьи Винчелл. Он никогда не подвергнется опасности, будучи отосланным на передовую, — Флорейция сказала это, чтобы увести разговор от этой темы, но правда состояла в том, что она использовала Хейвиа для чего угодно, начиная с зарядки патронов в магазины хилых винтовок и заканчивая уничтожением пятидесятиметровых Объектов.

(Что ж, моя собственная жизнь довольно плачевна...)

Гость, отображаемый на мониторе, не показал никаких признаков того, что понял это. Это была светловолосая девочка примерно пятнадцати лет, одетая в одеяние, которое не могло принадлежать современной эпохе. Но корсет и прочие важные элементы были модифицированы в достаточной степени, чтобы можно было одеть их на себя без посторонней помощи. Хоть она и была знатной особой, похоже, её воспитывали не настолько изнеженно, чтобы она использовала слуг для любого поручения.

Она почесала свою щёку указательным пальцем и сказала:

— Это замечательно. Даже для меня, это будет такая потеря, если он умрёт до проведения той большой церемонии.

— Прошу меня простить, но я думала, что и семья Винчелл, и семья Вандербилт упорно противятся помолвке.

— Чем больше препятствий, тем сильнее пламя внутри меня. Вам следует время от времени влюбляться в кого-нибудь, мисс солдат.

Особо не думая, Флорейция пожала плечами, услышав такое заявление этой влиятельной знатной особы. Она тряхнула своими серебристыми длинными волосами и попыталась сменить тему.

— Но действительно ли это было такой хорошей идеей?

— Какой такой хорошей идеей?

— Назначать Хейвиа рядовым первого класса. Как наследник семьи Винчелл, не должен ли он был получить офицера уровня младшего лейтенанта? Это может показаться грубым, но рядовой первого ранга звучит немного...

— Ну, полагаю, что существовали разнообразные причины, повлёкшие это. Я в самом деле не знаю. Мне на самом деле до лампочки до всех этих рангов, да и не знаю я толком, что из себя представляют эти звания, так что не мне комментировать это. И раз уж ты поднимаешь этот вопрос, ты сама являешься дочерью из семьи аристократов, но при этом лично ведёшь огонь на поле боя...

Флорейция прочистила горло. Она попыталась избежать ненужных проблем, меняя тему, но вместо этого усугубила проблему ещё больше.

— Так я могу поговорить с Хейвиа? — спросила девушка.

— Честное слово. Я налажу соединение через видео-чат, но прошу держать это в секрете. Все остальные таращатся на фотки своих возлюбленных и твердят, что женятся на них, как только вернутся домой.

— О, а я думала, что такое бывает только в кино, — сказала светловолосая девушка, поправляя чёлку и различные элементы туалета. Похоже, она немного нервничала, когда речь заходила о разговорах с Хейвиа.

(Полагаю, временами она может быть милой.)

Когда Флорейция обдумала эту невероятно грубую мысль, знатная девушка высказала последнее требование.

— Прошу соединить меня с Хейвиа.

— Хорошо, хорошо. Сейчас он в третьем хранилище боеприпасов. Я соединю тебя с этим местом.

Глава 3

Квенсер и Хейвиа смотрели в компьютер в углу комнаты. Они вставили диск с порнухой и стали напряжённо таращиться на экран загрузки видеоплеера.

Затем экран заполонил сладострастный разврат.

— Отлично!!! Я, Джессика, гениальная женщина-солдат, сейчас сделаю мужчин из вас, рекрутов, которые боятся сдвинуться с места! Это приказ! Каждый, кто больше не хочет оставаться ребёнком, немедленно припасть к моей грудииииии!!!

— К-командир!

— Я тоже, командир!!!

— Я... я... командир... командир!!!

— Буахаха. Отлично, я, Джессика, сейчас натаскаю вас, так что идите сюда все!

Слушая продолжающийся смех, крики, стоны от напряжения и глядя на нагромождение тел, покрытых потом, Квенсер нахмурился. Он взглянул на коробку и заметил название: «Крутая солдафонша и её секретная тренировка получения наслаждения с помощью сисек».

Он развернулся к своему товарищу, который отыскал это видео, и сказал:

— Эээ, Хейвиа. Ты что ли относишься к тем, которые любят подчиняться женщине-командиру?

— Нет, олень!!! Я только и сказал, что нам надо как следует оторваться с этой находкой! Не я спрятал это здесь!

Квенсер отвернулся от картинок, которые были куда более безвкусными, чем эротика, и вернулся к зарядке снарядов винтовки в пустые магазины. Но...

— ...А? Что? А? По какой-то причине я работаю быстрее, чем раньше. Почему?

— А ну не отлынивать, парень! Кто сказал, что ты волен сделать перерыв?! Сколько раз мне придётся повторить, что ты не можешь останавливаться, прежде чем я не скажу тебе?!

— Вахх!!! Я чувствую себя отчего-то таким целеустремлённым!!! Я думал, что это будет эротичным, но я делаю невероятные успехи, работая под ритм её голоса!

— Что? Мои руки двигаются по собственной воле. Почему в меня закралось это ненавязчивое чувство, что нельзя ни в коем случае делать перерыв? Как думаешь, они могли бы снять эффективное видео для похудения, в котором сержант-инструктор орал бы на тебя?

— Хватит тявкать и быстрее двигай пальцами!!! Не дай мне, Джессике, заскучать ни на миг! Если вы мужчины, то превзойдите самые смелые мои ожидания касаемо вас!

— Да, командир Джессика! Мы сделаем именно так!

— Командир! Мы покажем вам, что мы умелые солдаты! Командир!

Руки двух парней стали двигаться всё быстрее и быстрее, пока не стали запихивать патроны в пустые винтовочные магазины на скорости, близкой к работе швейной машины. По максимуму сосредоточившись на своей задаче, Квенсер и Хейвиа отбросили все лишние мысли и превратились в машины, которые только и делают, что помещают пули в магазины, тяжело при этом дыша.

— Фнххх!!!

— Дааааа!!!

Внезапно им показалось, что они услышали слабый электрический шум, сигнализирующий о входящем видеозвонке, и поверх порно появилось новое окошко.

И...

— Чем ты занимаешься? — сказала девочка-подросток, одетая в платье, с холодным голосом и взглядом.

— Ваааа?!

— Вааааааааа?!!

Квенсер и Хейвиа заорали в унисон и нагнулись вперёд в попытке срочно ухватиться за мышь и вырубить видеоплеер, проигрывающий порнуху.

Однако светловолосая девочка указала своими помутневшими глазами и сказала:

— Хейвиа, я вижу подозрительную коробку на деревянном ящике.

— Кяяяя!!! — этот жёсткий, опытный солдат завопил, как девчонка, скидывая коробку от порнухи с деревянного ящика, что служил им столом.

Квенсер подался к нему и прошептал, чтобы хоть немного прояснить для себя ситуацию.

(Слышь, Хейвиа. Кто эта девка? Походу, она знает тебя.)

(Я объясню детали позже, но она является единственной дочерью в семье Вандербилт. Её семья обладает примерно такой же властью, как моя, но она может задействовать довольно много своей власти аристократа, в то время как я относительно одинок и беспомощен. Я не могу позволить себе расслабиться, так что ты помолчи и оставь разговоры мне. Это не кто-нибудь, кого может злить простолюдин!!!)

— Я не такая уж вспыльчивая, — сказала девочка.

— Ясно. Но если бы сказанное этой миледи было правдой, у меня в прошлом не возникло бы стольких трудностей.

— Я не имею понятия, о чём ты говоришь. В любом случае, мне не нужна причина, чтобы разговаривать с тобой. Раз мы помолвлены, это не совсем нормально, не поговорить за целый день. И вообще, если бы ты связался со мной, мне не пришлось бы этого делать, Хейвиа. Я не вижу ничего хорошего в том, что от тебя не приходит ни весточки с того самого момента, как ты отправился на поле боя.

— Пожалуйста, хватит заливать. Каждое электронное письмо, которое я отправляю даже своим родственникам, тщательно проверяется для того, чтобы не допустить утечки информации. Они бы сразу обнаружили, что я использую все возможные смайлики, — говорил Хейвиа так, словно был раздражён, но Квенсер понял, что его тон отличался от обычного. Он растерял свою привычную резкость. Квенсер посчитал, что лучше всего сейчас сохранять молчание, так что он вернулся к зарядке пуль. Он не был из тех, которые суют свой нос в чужой разговор.

— Что это за комната у тебя? Я думала, что ты находишься на передовой, совершая доблестные деяния, чтобы получить почётное право стать будущим главой семьи. Семья Винчеллов заставляет своего наследника заниматься второстепенной работой?

— О, вещи тут немного сложнее. Юная леди, потягивающая чай в безопасной стране, вероятно, не может понять, как всё устроено на поле боя.

— Хе-хе. Ты в самом деле думал так?

— А? Чё? Ты не расслабляешься в парижском особняке? ...Только не говори, что ты сейчас направляешься сюда или типа того.

— Даже я не буду настолько невежливой, чтобы врываться на базу и ставить всех в неловкое положение, когда война в самом разгаре. Я бы сказала, что всё наоборот. В данный момент я направляюсь в место, что находится на максимальном удалении от всех войн на этой планете. В этом месте цвет твоего флага не имеет никакого значения.

— ?

— Что ж, если сможешь проявить себя на этом грязном поле боя и убедить наконец твердолобых членов своей семьи Винчеллов, ты тоже отправишься туда. Для основной резиденции она немного неудобна, но это место превосходно подходит для того, чтобы веселиться там время от времени.

И потом дверь в эту комнату широко распахнулась, даже без предварительного стука. Квенсер и Хейвиа прокрутились в сторону громкого звука.

Там стоял их длинноволосый, серебровласый офицер, Флорейция.

— Квенсер, Хейвиа, появилась неотложная работа. Нам нужно собраться в зале для конференций.

— ??? Почему такая шишка, как вы, явились сюда лично? Разве вы не могли отправить сообщение?

— Эта комната странным образом заблокирована, так что радиосигналы не могут попасть в неё. К тому же этот видеочат работает в приоритетном режиме, так что я никак не смогла разорвать его до тех пор, пока не закончится приём сигнала от семьи Вандербилт. Я только что поняла это. Это была моя ошибка, так что я пришла сюда за вами.

Затем Флорейция повернулась к монитору компьютера. Она схватила Хейвиа за шкирку и сказала:

— Как вы должны были услышать, я должна его позаимствовать.

— Ладно, — сказала светловолосая девочка в платье, дав лёгкий кивок. — Гоняйте его так жёстко, как только можете, при этом не позволяя ему умереть, чтобы он мог покинуть армию в кратчайшие сроки.

Глава 4

Флорейция запихнула Квенсера и Хейвиа в зал для конференций и начала проводить собрание с прочими солдатами, уже собравшимися там.

— В этот раз сценой боевых действий является Антарктика, — сказала Флорейция, проецируя большую карту на белую доску. Один из наших самолётов-разведчиков, принадлежащих Легитимному королевству, был атакован ракетой земля-воздух, когда пролетал вдоль побережья моря Росса[✱]Море Росса — окраинное море Южного океана. Он подвергся воздействию лазерной системы наведения.

— Наша миссия заключается в спасении бригады, которая потерпела крушение в Антарктике? — спросил Квенсер, но Флорейция тряхнула головой.

— К счастью, самолёт был оснащён аварийными ракетами. Одна из них сбила врагу прицел, и они смогли уйти из зоны их досягаемости. Проблема заключается в том, что некий придурок целился в них ракетой, — сказала Флорейция, ухмыляясь. — Мы связались напрямую с Информационным альянсом, Корпорациями капиталистов, Организацией веры и другими державами с целью проверить это, но никто из них, похоже, не в курсе, кто бы это мог быть. Говорят они правду или лгут, мир расценивает этот случай как угрозу террористов, не связанных ни с одной мировой силовой структурой. Другими словами, никто не будет жаловаться, если мы разберёмся с ними.

Услышав это, Квенсер и Хейвиа принялись перешёптываться.

(Террористы, хм? Я слышал, что в западноевропейской безопасной стране есть такие ребята, которых страшатся ещё больше, чем поля боя, на которых со всем разбираются Объекты.)

(Ага. Я слышал, говорили о том, что спецподразделения полиции должны проходить через кучу тренировок, чтобы отработать поведение в непосредственном бою. Как факт, разборки с террористами не входят в круг задач армии.)

(Полиция не сможет отправиться в Антарктику. Вероятно, потому отправят нас.)

Хейвиа поднял руку и обратился к своему командиру.

— Значит, мы будем им мстить?

— Не настолько варварски. Предположительное местоположение пусковой установки ракеты земля-воздух, лазер которой нацелился на нас, находится неподалёку от автоматической обсерватории Легитимного королевства. Мы должны будем разузнать, уничтожена она или нет, и если нет, устранить угрозу. ...Звучит легко, правда?

(Как ни крути, мы должны будем их убить), бормотал Хейвиа, глядя на улыбку Флорейции. Не обращая на него внимания, командирша продолжила объяснять.

— Как я сказала, место запуска ракеты было оценено исходя из направления лазера прицельной системы. Это локация находится на базе на горе Эребус, находящейся у побережья моря Росса. Мы вышлем туда подразделение и атакуем. Если возможно, мы лучше захватим их живыми, чтобы выудить из них их задачи, но если нет, то не беспокойтесь об этом. Похоже, что убить их всех не составит труда.

По залу для конференции распространилось волнение, лишённое напряжения.

Те монструозные орудия, превышающие пятьдесят метров, были синонимами войны. Объекты обладали определённой чертой. Обладая более чем сотней пушек, питаемых мощным реактором, они были оснащены в первую очередь лазерными пушками, пушками, стреляющими низкостабильной плазмой, рейлганами и койлганами.

Никто не будет утруждаться и устанавливать на них ракеты земля-воздух. Другими словами, вероятность того, что у гипотетических террористов есть в наличии Объект, довольно низка. И Легитимное королевство может выслать туда в любой момент свой Объект, напичканный последними технологиями.

Их победа казалась уже предрешённой.

Объект не может быть остановлен даже с помощью ядерного взрыва, так что маленькие заряды и ракеты ничего ему не сделают. Это так они понимали причину того, что напряжение полностью покинуло плечи солдат вокруг них.

— Ах да. Должна кое о чём предупредить, — сказала Флорейция. — Мы не можем использовать Объект нашей принцессы во время этой миссии. Имейте это в виду.

— Чё? — сказал Квенсер, не долго думая. Он посчитал, что неправильно её расслышал, но Флорейция грубовато продолжила.

— Повторю, мы не можем задействовать Малыша Магнума принцессы. Объекты — это монструозные орудия, которые весят более двухсот килотонн. Если отправить его на ледяной континент, тонкий лёд может растрескаться, и Объект провалится вниз. И как же мы будем его доставать? Я точно не знаю о кране, который способен поднять нечто настолько тяжёлое.

— Умм... Я думал, что мы будем в составе подразделения техобслуживания, задача которого заключается в том, чтобы позволить Объекту быстро и аккуратно развернуться. И что мы сможем сделать без Объекта? — спросил Квенсер.

— Ну, — сказала Флорейция, постукивая указкой по карте. — Я ожидаю, что вы сразитесь с террористами с помощью более мелкого вооружения.

Глава 5

Итак, они направились в Антарктику.

Террористы должны были укрываться на горе Эребус вблизи побережья, но Квенсер и остальные использовали лодку, чтобы высадиться на берег, а не полетели прямо туда по воздуху. Оттуда они и ещё примерно сотня сослуживцев стали медленно приближаться к участку, отмеченному на карте. Солдаты, принявшие участие в этой миссии, обычно служили охранниками на территории базы. Поскольку они ещё использовали танки и боевые вертолёты, они больше походили на войска из предыдущей эпохи.

— Ты это серьёзно? — бурчал Хейвиа, ступая рядом с Квенсером. — Это Антарктида. Позволь сказать это снова: Антарктида. Что я делаю? Мне следовало три года работать на базе, чтобы стать следующим главой семьи. Что тогда я делаю здесь? Неужели эта пышногрудая офицерша забыла, что я являюсь радарным аналитиком?

— Если подумать, я явился на поле боя в качестве полевого студента с целью изучения Объекта, тогда почему я должен находиться на этом ледяном материке, когда у нас даже нет нашего Объекта?

— Пропади всё пропадом. Мы всего лишь живые антенны. Разве они не могут использовать вместо этого беспилотники?

— С такими порывами ветра использовать БПЛА будет проблематично. К тому же радиосигнал легко перехватить, так что они, я бы сказал, не самое эффективное средство для борьбы с террористами.

— Что за серьёзный ответ? В тебе проснулся мазохист от чар нашей прекрасной командирши?

— Я просто хочу поскорее с этим разобраться, чтобы можно было свалить. Меня в самом деле нисколько не заботит работа, которая никак не связана с изучением Объектов. Хейвиа, тебе следует поучиться тому, как быстро разбираться с делами, как подобает взрослому, — сказал Квенсер равнодушным тоном, но было непохоже, что Хейвиа слушает.

Хейвиа взглянул вверх, в белое небо, и сказал:

— Кстати говоря, это ведь Антарктика, да? Есть одна вещь, которая не выходит у меня из головы. Ничего, если я спрошу?

— Чудеса природы лежат за пределами моей компетенции. Если хочешь получить разъяснение, спроси кого-нибудь из организации по защите окружающей среды.

— О, ничего хитроумного.

Антарктида была ледяным континентом. В некоторых местах температура опускалась ниже минус пятидесяти, что делало эту территорию по-настоящему промёрзшей землёй. В этих белых просторах вода больше времени в году пребывает в твёрдом состоянии, нежели в жидком. То же самое касалось людей. Если тело человека из плоти и крови бросить в эти экстремальные условия, он с высокой вероятностью полностью промёрзнет.

Или так должно было быть.

— Почему на Антарктиде так чертовски жарко? — простонал Хейвиа, убирая с головы капюшон зимней шинели.

Он неуклюже вытер пот с бровей и огляделся. В документальных фильмах про животных он видел, что эта местность выглядит как снежно-белая равнина, но в данный момент они стояли на земле, состоящей из чёрного камня. К тому же виднелся белый пар, исходящий от земли в некоторых местах. Задувал сильный боковой ветер, и белый снег продолжал падать с небес, но пар не давал им замёрзнуть, а снег таял за мгновение до того, как упасть на поверхность, так что не накапливался там. Это вовсе не совпадало с представлениями в его голове.

Тем временем Квенсер взглянул на показания цифрового термометра.

— Сезоны в южном полушарии идут наоборот, так? Здесь почти лето. И при этом температура воздуха минус 3.9 градуса. Ты в миг простынешь, если снимешь свою шинель.

— Ну нет. И это ниже нуля? У меня такое чувство, что я в сауне.

— Это вулканическая область, так что странный жар временно исходит от поверхности. Я помню, как два года назад в новостях говорили о большом извержении, в результате которого изменилось положение кратера. Тебе жарко именно из-за этого. Если так и продолжишь, то скоро заболеешь, так что лучше накинь обратно капюшон.

— Ахахахаха! — засмеялся Хейвиа без предупреждения. Квенсер озадаченно посмотрел на него, а Хейвиа указал в некоем направлении. — Гляди, Квенсер!!! Это горячий источник! Мы в Антарктиде, и несмотря на это тут есть горячий источник, бьющий из земли!

— ...Я уже сказал тебе, что это была вулканическая зона.

— Но это же горячий источник! В Антарктиде! Это место разрушило все мои представления о нём! — говоря это, Хейвиа снял плотные перчатки. Он нагнулся у кромки водоёма, от которого поднимался белый пар, и сунул туда руку. — Ух ты... Кажется, что температура составляет идеальные сорок градусов.

— Кончай, Хейвиа. Если мы залезем в горячий источник, мы окончательно забьём на эту войну.

Им было в лом уходить, но Флорейция совершенно точно наорала бы на них, попадись они в эту западню из горячих источников. Так что парочка затопала дальше.

Более сотни других солдат шли в том же направлении, но вся группа рассредоточилась так широко, что они не видели никого из них.

Они шли по земле из твёрдого, чёрного камня, ориентируясь по карте на своих портативных девайсах. Когда они прошли некоторое расстояние, чёрная поверхность стала покрываться белым снегом и льдом. Поверхность казалась ровной, но она была слегка наклонена, до такой степени, что маленький шарик медленно покатился бы вперёд, если положить его сюда. Температура, похоже, также начала падать. Белая гладь простиралась на весь их обзор во всех направлениях, и они не видели никаких очевидных ориентиров. Стоило едва отвлечься от карты, чтобы почувствовать себя заблудившимся.

Квенсер взглянул на маленькие куски льда, продавливающиеся под их ногами, пока они шли.

— О, вот теперь это больше похоже на то, что я ожидаю от Антарктиды.

— Оу?! Это не просто холодно; это больно! Эй, Квенсер. Что-то странное с моим лицом, ты ничего такого на нём не видишь?!

— Пот на твоём лице замерзает. Полагаю, тебе больно потому, что лёд растягивает твою кожу.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо!!! — прокричал Хейвиа, лихорадочно растирая лицо и счищая с него маленькие кусочки льда, а потом натянул на голову капюшон. — Проклятье! Если дело внезапно оборачивается настоящей Антарктидой, почему это не что-нибудь милое с пингвинами?!

— С тебя хватит и снега. Хотя тебя, наверно, будет от него тошнить уже через несколько дней.

— Почему ты так спокойно к этому относишься, Квенсер? Ты что ли из какой-то холодной страны?

— Нет, я сыт по горло больше всего именно снегом, — сказал Квенсер, пожав плечами. — Когда я был в школе в безопасной стране, мы проводили всевозможные эксперименты с разрушением прямоугольных брусов из льда, чтобы изучать основные принципы устройства брони Объектов. Мы должны были наблюдать различия в ходе трещин при ударах по брусу с разных направлений.

— Почему лёд? Броня Объекта сделала из стали.

— Воду проще использовать повторно. При наличии морозильника ты можешь повторять эксперимент столько, сколько хочешь. К тому же мы должны были понять принципы распространения трещин, так что не было нужды использовать стальные пластины, хорошо отделанные огнеупорным реактивным материалом, который требует дорогостоящей работы мастерового. С примесями определённых химикатов, которые делают воду для замораживания более вязкой, лёд трескается точно таким же образом. Мы также проводили эксперименты, в ходе которых отыскивали более эффективные способы поглощения силы удара, нарушая баланс вязкости, — сказал Квенсер со вздохом.

Эти школьные уроки казались ему настолько скучными, что он плюнул и отправился на поле боя.

Затем он сменил тему.

— Если подумать, что вообще делают террористы в такой дыре, как эта? Ракета земля-воздух им что ли нужна для осмотра достопримечательностей?

— Ты ничего не знаешь, Квенсер, — отреагировала Флорейция посредством рации. — Антарктида была зоной напряжённого противостояния между многими державами, которые предъявляли требования на эти земли ещё до развала ООН.

— …? Я думал, что в Антарктиде нет национальных границ.

— Вот из-за этого различные силовые группы попытались заявить о своих правах на эту территорию и развязали битву. В Антарктиде, в конце концов, есть месторождения железа и угля. А местный океан богат рыбой. Этого более чем достаточно, — тотчас объяснила Флорейция. — В данный момент на эту территорию претендуют: ВДО[✱]ВДО — Военная держава Океании., которая чуть раньше потерпела поражение; регион Центральной долины Западной Америки, принадлежащий Корпорациям капиталистов; регион архипелага Чонос Информационного альянса; и регион южной Великобритании, относящийся к Легитимному королевству.

Квенсер от этого нахмурился.

— Океания и архипелаг Чонос находятся в южном полушарии, но ведь Центральная долина Западной Америки находится вблизи Лос-Анджелеса? А южная Великобритания — это где Лондон... Эти регионы никак не связаны с Антарктидой.

— Они выкатили свой настрой первооткрывателей и стали настаивать на том, что материк принадлежит тем, кто первый его открыл. Если бы очередь соблюдалась в том же порядке, в каком отправлялись экспедиции, то преимущество было бы за ними. Однако этот факт подразумевал, что в процессе заинтересованные группы не брались в расчет, как то было до Эпохи великих географических открытий.

Это означает, что эти террористы (официально именуемые именно так, хотя на деле могли быть кем угодно) целились ракетой земля-воздух в разведывательный самолёт Легитимного королевства из-за проблем с другими местными террористами или ресурсами.

(Но не это настоящая проблема. В нынешнюю эпоху Объектов солдаты типа нас, вынужденные бегать вокруг с автоматом наперевес, находятся в полной...)

— Есть что-то, что ты хотел бы сказать, Квенсер? — спросила Флорейция.

— Н-нет! Вовсе нет!!!

— У меня есть одна хорошая новость для вас. Вам нет нужды начинать перестрелку с террористами, когда вы их обнаружите. Наш великолепный Объект находится в режиме ожидания в море Росса, так что наша миленькая служаночка может вынести их дальнобойным залпом, как только вы укажете нам их местоположение.

— Тогда, — сказал Хейвиа, выпуская со своим дыханием клубы белого пара в холодном воздухе. — Вы что ли не могли использовать военные спутники вместо того, чтобы заставлять нас проделывать весь этот путь? В этот день и эпоху ты можешь разжиться собственной виллой на Луне, а шаттлы могут отправиться в космос на лазерном космическом лифте или на электромагнитной катапульте. Спутников нынче так же много, как пустых банок на обочине. Но я вроде бы никак не мог ожидать того, что наш командир будет отдавать приказы, потягивая при этом какао на мостике штурмового авианосца, и вряд ли он сможет понять, каково нам дрожать на холоде.

— Вещи становятся немного мудрёными, когда дело доходит до Арктики или Антарктики, — спокойно ответила Флорейция, полностью проигнорировав сварливый комментарий. — Геостационарные спутники, за счёт центробежной силы удерживающиеся в области экватора, не могут видеть так далеко. У некоторых спутников орбита перпендикулярна экватору, но они могут обозревать это место только в определённое время дня.

— Разве у них нет спутников, которые способны оставаться над осью вращения Земли, будучи за пределами атмосферы?

— Да, но это прямо посреди территорий, за которые все грызутся. Место «прямо над осью Земли» является практически точечным ориентиром, так что лишь немногочисленные спутники могут быть там. Легитимное королевство обладает огромным преимуществом на Северном полюсе, но это также означает то, что у нас нет ни единого спутника над Южным полюсом.

— И из-за нехватки оборудования вы пришли к решению возложить эту безумную задачу на нас, простых солдат, — сказал Хейвиа, вздохнув и нахмурившись. — Это не то, что должен делать цивилизованный человек.

— Хейвиа, у цивилизованных людей есть кое-что под названием манеры. Ты врубился, о чём я? — ответила Флорейция.

Хейвиа собрался дать легкомысленный ответ, но перед тем, как он успел...

Снайперская пуля угодила в землю между Квенсером и Хейвиа.

(Вражеская атака?!)

Парочка незамедлительно попыталась спрятаться в укрытие, но они поняли, что снежная равнина не оставила им ничего, за чем можно спрятаться. Хейвиа крепко схватил плечи Квенсера и сильно потянул его назад. Даже на этой ровной поверхности земля то поднималась, то приспускалась. Они вернулись по своим следам к выступу на снежной равнине и укрылись за ледяным укрытием.

(Чего, чего, чего?! Это те террористы?!)

(Кто ещё это может быть?! Мы чуть не померли тут, в Антарктиде. Если бы не боковой ветер, один из нас точно был бы убит этим первым выстрелом!!!)

(Эта местность одновременно и вулканическая, и абсурдно холодная, так что разница в температуре весьма большая. Они были здесь куда дольше нас, дула и прицелы их винтовок могли в какой-то мере деформироваться.)

Пока они обменивались фразами приглушённым голосом, снайперские пули периодически попадали в белую землю, подбрасывая в воздух частички льда. Точки попадания сильно расходились. Это могло быть связано с боковым ветром, из-за которого они не могли попасть в свою цель, о чём и говорил Хейвиа, или же дело тут в других причинах, которые наложились одна на другую.

Продолжая лежать на земле, Хейвиа схватил свою винтовку с прикреплённым оптическим прицелом, который мог собирать информацию различными способами, включая инфракрасные и ультрафиолетовые сенсоры.

(Они находятся на расстоянии двести метров. Их, может быть, семеро... или восьмеро. Они используют те винтовки, что с деревянными прикладами. К ним насильственно присоединили гранатомёты, примотав изолентой.)

(Ты сможешь с ними разобраться?), спросил Квенсер.

(Почему ты выражаешься так, словно ты простой наблюдатель? Давай-ка вытаскивай свой пистолет и личное средство самозащиты!!)

(Прости, но у меня нет никаких стволов. У меня только обычные заряды.)

(И зачем ты тут вообще?!)

Хейвиа уже собирался душить Квенсера, но тут снайперская пуля попала в землю рядом с ними. Он неистово опустил голову и выстрелил из винтовки в ответ, чтобы охладить пыл врага.

(Дерьмо, дерьмо, дерьмо!!! Я придушу тебя потом, но всё равно спрошу. Почему ты отправился мочить террористов, не имея при себе ни одной пули?!)

(Если по правде, я очень хотел прихватить с собой парочку!)

— Ты не можешь, Квенсер, — отрезала Флорейция. — Студент, который не прошёл военную подготовку, не имеет право носить армейское оружие.

(Ага, но разве это не должно относиться и к взрывчатке?)

— Ты ведь использовал взрывчатку в своих антишоковых экспериментах, связанных с формой Объектов, у себя в школе, в безопасной стране? Вот почему ты имеешь право обладать ими. И вообще, такая линия мысли выдаёт в тебе парня, который совершенно не знает, насколько страшным может быть случайный выстрел.

(Ясно...), вяло ответил Квенсер, и сразу после этого выстрел террориста вырвал из земли рядом с ним кусок снега.

В тот момент Хейвиа сорвался.

— Хватит рассиживаться и сделайте уже что-нибудь!!! Почему только я должен рисковать жизнью, пытаясь дать им отпор?! Мы знаем, где находится враг, а раз так, пускай принцесса использует свой Объект и снесёт их к едрене фене!!!

— О, точно-точно, — сказал Квенсер, настраивая частоту своей рации на связь с Объектом. Полученный им ответ был коротким и ясным.

— В этой локации взрывная волна и тепловое излучение заденут и вас тоже. Для вас это не проблема? Конец связи.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо, млять!!! — прокричал Хейвиа, быстро выпустив из винтовки два-три выстрела. Что касается Квенсера, тот связался с союзниками в этой области, но никто из них не оказался так близко, чтобы поспешить на выручку. — Проклятье. Они походу залегли на снег, чтобы их никак нельзя было достать.

Он хотел выкинуть своё оружие и свалить, но свистящие над головами пули точно убьют его, если бездумно приподняться. Двести метров были относительно короткой дистанцией для винтовок, так что это из-за мощного бокового ветра и ослепительно белой равнины страдал их визуальный контакт, и обе стороны промахивались друг по другу.

Вражеские солдаты, видимо, привыкли к этому, поскольку принялись постепенно рассредотачиваться. Между ними было всего несколько метров, но они совершенно точно пытались обойти их с другой стороны различными путями.

Квенсер почти высунул свою голову в потрясении, но Хейвиа удержал его. Всё скрываясь в снегу, Квенсер сказал:

— Это плохо, Хейвиа!

— Ты имеешь в виду, враги огибают нас с другой стороны? Я уже знаю! Проблема в том, что мы ничего не можем с этим поделать!

— Нет, не в этом дело! Пингвин!

Хейвиа ошарашенно посмотрел в том направлении, куда указывал Квенсер. Маленький серый птенец пингвина неуклюже переваливался с ноги на ногу, двигаясь прямо в центре области, в которой велась перестрелка.

Он вполне мог попасть под перекрёстный огонь, но солдаты не то чтобы могли прекратить стрелять.

Когда вены на висках Хейвиа мучительно выступили под кожей, произошло кое-что странное. Как раз, когда он собирался убрать палец со спускового крючка, террористы тоже прекратили вести огонь.

Единственным оставшимся движением на этой белой равнине было движение птенца пингвина, переваливающегося с ноги на ногу и не обращающего никакого внимания на солдат на передовой линии поля боя.

С вспотевшими ладонями Квенсер и Хейвиа смотрели на его успехи.

(Давай же. Ты сможешь, малыш пингвин!)

(Погоди, почему это один только птенец? Разве родители не должны приглядывать за своим чадом?)

И тогда птенец споткнулся.

— Вааа!!!

— Нет, Хейвиа. Человек не должен вмешиваться в естественный процесс.

Хейвиа почти уже сорвался на помощь пингвину, но Квенсер неистово остановил его. Тем временем маленький пингвин использовал свои крылья, чтобы изо всех сил подняться обратно на лапы.

— Гяяя! — раздался новый птичий крик.

— Альбатрос?

— Он же не собирается съесть его? Он не будет атаковать сверху?

И снова правила природы вступили в силу.

Пока Хейвиа пытался прицелиться из винтовки по морской птице, а Квенсер пытался остановить его, альбатрос расправил крылья и приготовился совершить пике сверху на свою цель. Маленький пингвин, чей силуэт походил на пушистый мячик, не подозревал, что его выбрали целью. И затем альбатрос атаковал.

Естественный враг пингвинов спланировал с небес, словно копьё. Его смертоносный клюв нацелился аккурат в маленького пингвина.

Каждый представил себе вид и запах крови.

Квенсер и Хейвиа позабыли о перестрелке и закрыли руками глаза. Но трагедия, которую они ожидали, не произошла.

— Кумяяяя!!!! — раздался новый крик откуда-то сбоку.

— ?! Что это было, Квенсер?

— Думаю, это мать. Мать маленького пингвина!

Испугавшись от предупредительного крика, альбатрос чуть сбился с наведением на цель. Клюв лишь слегка задел птенца, а затем раздался оглушительный крик матери.

Альбатрос не проявлял желания сдаться. Он устремился обратно в белое небо, пролетел по широкой дуге, а затем снова нацелился на маленького пингвина.

Однако птенец был уже не один. Большая мамаша устремилась к нему и закрыла его, как щит. Не было никакой гарантии, что мать сможет спасти птенца. Острый клюв и когти морской птицы представляли серьёзную угрозу даже для взрослого пингвина. Несмотря на это взгляд матери не дрогнул.

Она расправила крылья, которые годились только для воды, раскрыла клюв так широко, как могла, и выпустила предупредительный крик один за другим, так громко, как могла.

Квенсер и Хейвиа затаили дыхание. Террористы по ту сторону снежного поля тоже беззвучно наблюдали за картиной.

И потом...

Альбатрос прокружил несколько раз над головами двух птиц и наконец сдался. Он отклонился от изначальной траектории, издал демонстративный крик и исчез в белом небе.

Мать-пингвин защитила своего птенца.

В тот момент в Антарктиде раздался звучный одобрительный гам, словно на стадионе. Звучало это так, словно всё человечество воскликнуло, радуясь материнской любви этих пингвинов. Квенсер и Хейвиа обняли друг друга, и стало видно, как вражеские солдаты обеими руками подняли над головами свои винтовки, словно штанги на спортивном выступлении. Вихрь веселья окружил пингвинов, которые от этого будто бы удивились. Птенец спрятался в маленьком промежутке между лапами матери, и два животных быстро покинули территорию. Обычно это сделал бы самец, но отчего-то сейчас это была мать.

Примерно через десять минут пингвины полностью пересекли поле боя, соскользнули по небольшому скату и полностью исчезли из поля зрения Квенсера и Хейвиа.

Незадолго после этого пингвинья лихорадка без церемоний подошла к концу. Сразу же после этого обе стороны продолжили перестрелку без колебаний.

Квенсер и Хейвиа спрятались так хорошо, как могли. Дёргая за спусковой крючок, Хейвиа выкрикивал с налитыми кровью глазами:

— ААААА!!! Огонь, огонь, огонь, огонь, огонь!!!

— Мда. Проклятье! Полагаю, мы всё-таки не сможем прийти к взаимопониманию! — кричал Квенсер, манипулируя со своим портативным компьютером.

В Антарктиде всё было белым бело, куда бы ты ни отправился, так что он множество раз приближал и удалял карту, чтобы дважды проверять одно и то же место.

Глядя на это, Хейвиа раздражённо завопил:

— Какой для нас прок от проверки карты?! Мы не сможем получить поддержку принцессы! Враги вот-вот разделятся и окружат нас!!!

— Давай позаботимся о них до того, как это произойдёт, — Квенсер извлёк несколько зарядов Топора из своего вещь-мешка. Он воткнул в них электронные взрыватели, служащие приёмником радио-сигнала. — Когда я подам знак, пали словно ненормальный, чтобы сдержать их. В этот момент я брошу взрывчатку.

— Ты знаешь, насколько они далеко? Это двести метров. Даже при дальнем броске в бейсболе мяч не забрасывают так далеко.

— Нет времени объяснять! Действуй сейчас!

— Уже? Дерьмо! — продолжая жаловаться, Хейвиа схватил винтовку. Вместо точного прицеливания по врагу он стал палить в сторону всех врагов, размахивая дулом словно веером. В результате его меткость снизилась ещё больше, так что его пули даже не собирались попадать в цель. Однако это достаточно напугало вражеских солдат, которые от этого попрятались в укрытие.

Квенсер поднялся на ноги и изо всех сил метнул заряд. Топор пролетел по длинной дуге, но не достиг врага, как и ожидал Хейвиа. К тому же из-за ветра она не смогла пролететь по прямой. С учётом силы бокового ветра Квенсер приложил огромные усилия, чтобы забросить заряд хотя бы на пятьдесят метров. Тот приземлился на участок плотного льда и заскользил дальше, словно камень для игры в кёрлинг. Постепенный скат снежного поля в нужном направлении тоже помог, так что заряд пластида пролетел ещё немного дальше.

Даже со всеми этими факторами сто двадцать метров было пределом возможностей. Это было совсем не рядом с врагами на удалении двести метров.

Хейвиа щёлкнул языком и прокричал:

— Проклятье! Я говорил тебе!

— Всё нормально! Именно этого я и хотел! Ложись, Хейвиа!!! — окликнул Квенсер, посылая большим пальцем сигнал детонации посредством рации.

Хейвиа был полон сомнений, но результат не заставил себя долго ждать. C ужасным грохотанием участок белой земли перед ними диаметром двести метров провалился.

Это было словно гигантская волчья яма. Земля раскрошилась и рухнула вниз на несколько сотен метров. Снег, лёд и солдаты поверх него оказались проглочены бездной.

Они уже ничего не могли с этим поделать. Вражеские солдаты, которые выстреливали пулю за пулей, упали в яму, удивлённо завопив.

— Хорошо. Похоже, это сработало, — сказал Квенсер, облегчённо вздохнув и убрав палец с рации, с помощью которой послал сигнал детонации. — Всё, что я хотел знать, касалось дизайна Объектов, тогда почему я продолжаю отыскивать новые способы убийства людей?

— ...Эээ. Что сейчас произошло?

— Область, в которой они находились, точно можно было считать «ледяной поверхностью». Толстый слой льда покрывал промежуток в V-образном каменном утёсе, так что под ним не было ничего, кроме пустоты. Благодаря вулканической активности в этой зоне пространство под ним стало чем-то вроде реки. Он был достаточно толстым, чтобы по нему мог проехать дизельный снеговой вездеход без последствий, но недостаточно толстым, чтобы выдержать взрыв армейской бомбы.

— О, так вот почему ты проверял карту.

— Я понимаю, почему они не выслали сюда Объект.

Квенсер взглянул в глубины ледяного утёса, созданного им. Он не мог увидеть его дно, сокрытое в непроглядной тьме. Если Объект проломит этот лёд, понадобится кран грузоподъёмностью двести тысяч тонн. Разумеется, в распоряжении человечества такого нет.

— Если подумать, ты упоминал, что проводил эксперименты по разрушению ледяных кусков в школе в безопасной стране.

— Они были не настолько жёсткими, как это, — сказал Квенсер, пожав плечами. — Но разве ты не рад, что я взял с собой эти заряды?

— Я в любом случае всё ещё хочу придушить тебя.

Глава 6

Квенсер и Хейвиа с трудом передвигались по ледяной равнине. Вскоре они достигли места назначения.

Кольцо солдат, окружающих эту зону, сузилось до такой степени, что стали мельком видны товарищи по оружию, приближающиеся с различных направлений. Когда один союзник помахал им рукой на фоне белого ландшафта, Квенсер помахал ему в ответ.

— Знаешь, это такое облегчение, видеть вокруг столько знакомых лиц.

— Ты олень! Есть другие способы подать сигнал! Махание руками в такой ситуации равнозначно запуску дымовой ракеты, чтобы указать врагу наше нынешнее положение! Мы всего лишь убили некоторых из них, так что они должны быть в состоянии повышенного внимания!

Другой солдат, похоже, был предупреждён о том же, поскольку ему вдарили по голове и утащили из поля их видимости.

Хейвиа дрожал, его дыхание окрашивалось белым на холодном воздухе.

— С меня довольно Антарктиды. Тут слишком холодно, будь она неладна! Я думал, что в южном полушарии сейчас начинается лето! Я с большим подозрением отношусь к заявлению, что прямо сейчас идёт глобальное потепление. Тут довольно холодно!

— Это всего лишь потому, что ты не знаешь местную среднюю температуру. Что могу сказать точно, я не хотел бы прогуляться тут ночью.

Пока они бормотали друг с другом, с ними вышли на связь посредством рации. Это была принцесса, ожидающая в море Росса со своим Малышом Магнумом.

— Со всем теплом, выделяющимся в этой герметичной кабине, я скоро зажарюсь. Я хочу, чтобы это закончилось как можно быстрее. Квенсер, ты что ли напортачил с системой кондиционирования?

— Проклятье, принцесса работает языком в своём замке так же прекрасно, как и всегда.

— Ах, тут так жарко. Никто не увидит, так что, может, мне снять с себя спецкостюм? Я сомневаюсь, что придётся участвовать в сражении на высокой скорости.

— Ты пытаешься повысить температуру наших тел, стимулируя наше воображение?

— ?

Пока Квенсер хмурился, Хейвиа будто бы полностью растерял всю свою мотивацию.

— Я готов указать ещё раз на то, что это полное безумие, — простонал он. — Мы являемся солдатами, которые по идее должны охранять безопасную базу. Мы не подходим для специальных операций, в ходе которых нас отправляют на штурм бастиона террористов.

— А? А разве есть различные виды пехотинцев?

— Ох, да ладно тебе. Это не то, что я хотел бы услышать, находясь на фронтовой. По крайней мере ты должен понимать, что работа, которую должен выполнять ты, отличается от той работы, которую должен выполнять я!

— Похоже, ты себе на уме, Хейвиа. Может, я просто студент, но другие люди — это солдаты с той же базы, что и ты.

— Мы можем их всех называть солдатами, но мы стали таковыми различными путями. Кто-то пошёл в военную академию, а кто-то прошёл сжатый тренировочный курс. В зависимости от того, в какую военную область ты хочешь податься, твой путь будет меняться. Большинство из тех, кто находится на базе, прошли годовую школу подготовки. Немногие прошли через шестимесячный тренировочный курс, как я.

— Не будут ли те, кто обучался вдвое дольше, сильнее?

— Квенсер, ты считаешь, что тот, кто год просиживал за партой, будет сильнее того, кто полгода ползал в грязи? К тому же многим приходится дважды проходить сжатый курс, прежде чем им удаётся пройти. Те парни типа меня, которые смогли пройти всего через шесть месяцев, довольно редки.

— В любом случае, это больше похоже на парк развлечений по сравнению с тем, как в моё время мы должны были бегать по округе с винтовками, — вклинилась Флорейция.

От такой её фразы могло показаться, словно она какая-то старая женщина, но ей на самом деле было восемнадцать. Квенсер не мог не заинтересоваться, сколько же времени она уже провела на поле боя.

— Кстати говоря, почему ты выбрал грязный курс, Хейвиа? — спросил Квенсер.

— А?

Это было и из-за того, что они успокоились после прошедшего боя и не обнаружили врага поблизости, и из-за их желания оттянуть время отправки к следующему полю боя, так что Квенсер и Хейвиа продолжили болтать.

— Ну, ты ведь аристократ? Уверен, что есть специальный курс для аристократов. Такой, сразу после которого получаешь звание второго лейтенанта.

— О, это вполне может быть военной академией. Даже простолюдины могут поступить туда. Если посмотришь на генералов, то обнаружишь среди них только аристократов, но простолюдины вполне могут получить генерал-майора, если постараются.

— Тогда почему ты на самом дне, являясь рядовым первого класса?

— Разные причины. Чтобы иметь голос в семье, я должен показать, что стремлюсь защитить базу и помочь своей стране, а не гонюсь за высоким постом.

— Но вместо этого ты бьёшь баклуши на базе, — добавила Флорейция.

— Ну, им я этого не говорю. Всё для показухи. Да к тому же вряд ли действия одного солдата на поле боя, где доминируют Объекты, смогут «послужить своей стране». Я никогда не подумал бы, что меня забросят в Антарктиду, как сейчас.

— У аристократов в самом деле всё жёстко. Когда бы я ни слышал о таких сложностях, мне радостно оттого, что я простолюдин, — сказал Квенсер.

— Я бы больше волновался, если был бы простолюдином. Хоть Парламент и сформирован не так давно, аристократы всё ещё контролируют ядро правительства. Разве тебя не заботит возможность того, что твой голос будет услышан в правительстве?

— Политика как заноза в заднице. Пока кто-то занимается ей, меня это вообще не волнует.

— Вообще? Полагаю, вот это они и называют аполитичным населением.

Продолжая тихо говорить друг с другом, они внезапно остановились. За низким холмом было основание горы Эребус.

Квенсер и Хейвиа, само собой, припали к снегу и стали рассматривать местность из бинокля и снайперского прицела соответственно. Однако область вокруг горы была довольно большой. Из-за снега, приносимого боковым ветром, было трудно что-то разглядеть. То, что они смогли рассмотреть через свою оптику, был резкий скат в нескольких километрах плоской равнины.

Квенсер и Хейвиа выглядели озадаченно.

(Вероятно, лазер системы наведения для ракет земля-воздух, которой нацелились в разведывательный самолёт, находится где-то здесь.)

(Где остальные террористы? Только не говори, что они не вытерпели холода и ушли.)

— Если они продолжают греться в автоматической обсерватории, мы можем просто напасть на них, но в противном случае будет большая проблема, — сказала их командирша, Флорейция.

— Почему?

— Нам приказано искать этих террористов, даже если их больше нет в этом месте. Мы должны будем проверить каждый уголок и трещину на этом замёрзшем континенте. Даже если эти террористы давно покинули Антарктику, мы должны будем вести поиски до тех пор, пока не удостоверимся в этом.

— Серьёзно? Слушай, Квенсер, давай уже пойдём проверим автоматическую обсерваторию. Если мы позволим им уйти, мы замёрзнем тут до смерти. Быстрее, быстрее. Пошли уже. Быстрее закончим это, чтобы вернуться под тёплые одеяла и обогреватели.

— Нет уж, Хейвиа. Если будешь рваться таким образом, схлопочешь пулю в голову.

Продолжая спорить приглушёнными голосами, Квенсер и Хейвиа медленно ползли по снежной равнине. Краем глаза они видели других, направляющихся в том же направлении. Это были прочие солдаты Легитимного королевства, и их реакция была весьма схожа с их. Они хотели скорее закончить работу, но им также было интересно, что это за здоровенные цилиндры.

Словно озвучивая все их мысли, Хейвиа сказал:

— В эту эпоху, когда сражение ведётся на пятидесятиметровых Объектах, простые солдаты из плоти и крови, бегающие по округе и стреляющие друг в друга — это полный бред. Какую бы стратегию ни разработали враги, они не смогут выстоять против Объекта принцессы, ожидающего в море Росса. В самом деле, им просто следует сдаться. Умереть за что-то подобное — это просто глупо.

— Слушай, Хейвиа. Меня кое-что интересует, — сказал Квенсер, всё ещё лёжа на брюхе и оглядываясь по сторонам. Они проползли до этой точки уже где-то километр. — Что это за огромные цилиндры, размещённые вокруг автоматической обсерватории?

— А? Разве это не простые антенны, используемые в обсерватории? Их разместили таким образом, вероятно, из-за сильного бокового ветра, — небрежно сказал Хейвиа, но он на самом деле не был уверен в верности своего предположения.

И затем Квенсер получил ответ из другого источника.

Толщиной восемьдесят сантиметров, длиной девять метров, эти цилиндры все разом задвигались, сосредотачиваясь на одной точке.

Гигантская огневая батарея, поддерживаемая платформой с низким центром тяжести, внезапно навела прицелы в сторону Квенсера и Хейвиа.

— ...Чего?

В тот миг они не смогли двинуть своими телами, как того желали. Хоть они и смотрели безучастным взглядом, они прекрасно понимали значение развернувшейся перед ними картины.

Они уже видели такую картину раньше.

Они знали, что целится в них.

Это было...

Запасные огромные пушки, созданные специально для Объекта.

Пятьдесят пушек, выстроенных в линию через равные интервалы, нацелились в снежную равнину, где находились Квенсер и остальные солдаты.

— Оооооооххххххх!

Квенсер и Хейвиа поняли, что происходило, они прокричали и прокатились по снегу со всей своей скоростью, и сразу вслед за этим раздалось грохотание пушек.

Похоже, что установленные там пушки были рейлганами.

Разлетелись бесчисленные взрывные волны, и тело Квенсера подлетело в воздух. Спустя несколько секунд он рухнул обратно в холодный снег и стал кувыркаться, но в этот раз не по своей воле. Пушки не попали прямо по нему. Было бы иначе, его тело разлетелось бы на куски. Его хилое тело испытало на себе всего лишь взрывную волну, созданную их выстрелами.

Однако этого было достаточно, чтобы его дыхание остановилось.

— Гх... бх?

Он изогнул спину словно лук и каким-то образом смог вдохнуть немного воздуха. Скорее всего, благодарить стоит промёрзшие детали пушек, что они не попали прямо в него. Однако жар от двигателей должен скоро исправить это. Чудеса типа этого не смогут продолжаться вечно.

(Я буду убит?!)

Стоит подняться на ноги, как будешь гарантированно застрелен, но на этой снежной равнине толком не было никаких укрытий. Враг выманил их на это место по этой самой причине.

(Проклятье. Почему они приготовили рейлганы?! Они использовали старомодную ракету земля-воздух, когда целились в разведывательный самолёт Легитимного королевства!)

Квенсер не имел понятия, что ему делать. Запаниковав, он услышал зовущий его голос Хейвиа.

— Квенсер!!! Ну-ка, давай вниз!

Он не знал, что это значит, но сразу же понял, когда осмотрел местность. Первая взрывная волна образовала в земле огромную расщелину. В ширину она была где-то метр. Хейвиа спустился в этот естественно возникший котлован и высунул голову наружу, когда кричал.

Квенсер прокатился по ледяному полю и забрался в трещину, идущую рядом.

Как только он упал в неё, последовала вторая волна залпов рейлганов.

Эффект от выстрела создал шум, похожий на бомбардировку с воздуха, и из лёгких Квенсера выжало весь кислород даже при том, что он находился в расщелине.

Хейвиа заметил это и подбежал к нему.

— Чёрт, это не шутки. Эти террористы подготовили кучу запасных деталей Объекта. Это место превратилось в какое-то подобие противотанковой батареи времён войн старых дней?!

— Что это?

— У нас были скучные лекции на тему различных форм классического ведения войны, что шли в течение уроков истории во время обучения. Боевые позиции, когда заманиваешь врага и бомбардируешь его с двух сторон, использовались в старых войнах. Тогда они использовали противотанковые ружья, но теперь вместо их кое-что мощнее. Дерьмо!!! Не слишком ли это много для пехотинцев?!

Квенсеру было интересно, сколько их союзников прокрались в трещины, как они. Он надеялся, что все они забрались в какую-нибудь расщелину, чтобы не быть убитыми при обстреле.

Хейвиа навалился на стенку трещины и сказал:

— Ты знаешь, что здесь самое плохое, Квенсер?

— Эти пушки Объекта могут стрелять в любом направлении несмотря на то, что являются запасными?

— Нет, — сказал Хейвиа с бровями, покрытыми потом. — Раз они используют пушки Объекта, у них должен быть реактор, достаточно мощный для их питания.

— Погоди, ты имеешь в виду...

— Чёрта с два это террористы! У них есть Объект!!! Он где-то спрятан, и они подсоединили силовой кабель, чтобы снабжать энергией эти рейлганы! Даже если мы сбежим отсюда, мы можем наткнуться на Объект, который уже ждёт нас.

Услышав подтверждение своих опасений от кого-то другого, Квенсер почувствовал, как по его позвоночнику пробежался холодок.

Гигантские орудия, известные как Объекты, обладают толстой бронёй, которая может выдержать ядерный взрыв, и реактором, мощность которого значительно превышает ядерный. И они используют это огромное количество электроэнергии, чтобы создавать шквал лазеров или низкостабильной плазмы. Только другой Объект может выстоять против него. Как бы ни старались солдаты из плоти и крови, нанести им хоть какой-то урон запредельно сложно.

Однако...

— Хейвиа, прости, но у нас нет времени, чтобы обсуждать дальнейшие действия!

— А?

— Гляди вниз! От взрывной волны распространяются трещины! Если так пойдёт дальше, мы свалимся так глубоко, что уже никогда не выберемся!

Хейвиа взглянул под свои башмаки и ужаснулся. Трещина в самом деле расширялась, и это происходило быстро. Однако если они бездумно выберутся наружу, то станут жертвами многочисленных рейлганов. Они будут обречены, если сделают это, и будут обречены, если не сделают ничего. Если они в срочном порядке не решат эту проблему, то будут убиты.

— Что нам делать, Квенсер? Эти пушки — гигантские куски стали. Винтовки недостаточно, чтобы уничтожить их!

— Ага, а у меня не хватит зарядов Топора, чтобы подорвать каждую из них. Можно даже не упоминать о том, что безопасно подобраться к ним не выйдет.

— Мы можем разрушить лёд под ними, как в случае с теми террористами?

— К сожалению, мы находимся на территории с надлежащим основанием. И даже если бы могли, мы бы тоже оказались посреди этой пропасти, — говоря это, Квенсер менял частоту своей рации.

Он устанавливал связь с принцессой, которая ожидала в Объекте, плавающем в море Росса.

— Вызываю Малыш Магнум. Тебе известна наша позиция? Ты сможешь убрать часть этих пушек?

— На пути есть гора, так что я не смогу нацелиться прямо на них. Хотя я могу выстрелить из койлгана по большой дуге.

— Какова будет точность выстрела?

— Где-то пятьдесят на пятьдесят. Я могу взорвать их всех ковровой бомбардировкой, но тогда взорву и вас тоже.

Главные орудия Малыша Магнума были больше предназначены для непосредственной атаки вражеского Объекта, чем для дальних выстрелов по дуге. С прерывистым ветром на большой высоте ювелирная точность трудно достижима.

Тем временем третий и четвёртый залпы рейлганов расшатали землю под ногами Квенсера и Хейвиа. Враг, похоже, знал о том, что они укрылись в расщелинах, и пытался накрыть их там взрывами.

Квенсер скривился, испытав в ушах боль от вибрации, но затем внезапно поднял голову.

— Малыш Магнум! Хоть ты и не можешь нацелиться точно на них, ты всё ещё можешь достичь этой местности?

— Д-да. Я могу это сделать, но...

— Я укажу тебе на необходимые квадраты! Используй координаты 000212 как стандарт, целься в W-11, J-18, G-26, M-19, L-27, B-20 и R-12. Даже с сильным ветром это позволит избежать попадания по союзником с погрешностью плюс минус пять! Обрушь снаряды койлгана прямо туда!

— Я не думаю, что это позволит попасть по врагу.

— Просто сделай это! Это решит всё!

— ?

Принцессе было всё ещё невдомёк, что задумал Квенсер, но похоже, она поняла, что в такой критической ситуации дорога каждая секунда. Она последовала этим инструкциям даже без должного объяснения.

Другой знакомый шум раздался в этом месте. В связи с тем, что они находились между двух гороподобных стен, этот звук прозвучал для них немного приглушённо.

Койлганы Малыша Магнума по идее должны выстреливаться на скорости, в несколько раз превышающей скорость звука, но конкретно эти были выстрелены на низкой скорости (и как результат, с меньшей убойной силой), чтобы они могли пролететь по дуге и упасть в определённый сектор. Единожды звук прилетел раньше снарядов.

Однако это было не самое подходящее время, чтобы быть под впечатлением от этого.

Квенсер схватился обеими руками за край расщелины и прокричал всем союзникам через рацию, повиснув на краю.

— Держитесь!!! Трещины должны расшириться и провалиться!

— Эй, какой в этом смысл? — Хейвиа делал согласно инструкциям, будучи сильно озадаченным, но на объяснения не было времени.

Снаряды койлгана посыпались сверху. Куски стали врезались в скальное основание и сотрясли землю, словно землетрясение.

Снаряды весили чуть ли не тонну и были метр в толщину. Падали они с высоты 3800 метров, так что выдавали они поразительное количество кинетической энергии.

С взрывным шумом снег и куски льда взмыли в воздух и посыпались в расщелины, словно лавина. Квенсер крепко держался, но его руки почти что соскользнули с края трещины. Однако он уже не чувствовал ничего под ногами. Сила удара привела к расширению трещин, и земля, на которой он стоял, исчезла. То самое скальное основание Антарктиды раскололось, словно сломанное стекло.

— Дерьмо! Союзные они или же вражеские, пушки Объекта — это полное безумие! Поди можно будет увидеть этот кратер со спутника! — выплюнул Хейвиа и закинул ногу на край расщелины, выбираясь наружу. — Эй, Квенсер, мне не очень понравился твой запрос! Честно говоря, остаётся только надеяться, что взрывная волна снесла что-нибудь...

Он внезапно умолк.

Он видел это.

Гигантские снаряды, вес которых шёл на тонны, обрушились с большой высоты. Снаряды разломили скальное основание Антарктиды, образовалась сильная взрывная волна, а с удалённой горы даже сошла лавина.

Однако пятьдесят пушек не были поражены. Они были слегка припорошены снегом и кусками льда, но вряд ли этого было достаточно, чтобы помешать их функционированию.

— Проклятье!

Горло Хейвиа пересохло. Выбравшись из расщелины наружу, они всего лишь обрекут себя на расстрел. Но они уже не могли спрятаться в трещинах, поскольку бомбардировка расширила их и превратила прилежащую землю в утёс.

Квенсер затем поднялся из трещины и закричал:

— Просто поднимайся!

— Ты вообще понимаешь, о чём говоришь?!

— Если не сделаешь этого, умрёшь! — прокричал Квенсер слова, которые казались бредом, когда полностью выбрался наверх. Затем он использовал рацию, что сообщить союзникам то же самое. Хейвиа не был уверен, что ему делать, но стенки расщелины превратились в скат без единого выступа, на который можно поставить ноги. Если его пальцы растеряют силу, он умрёт. Он решил выбраться наружу до того, как его туловище ослабнет до такой степени, что он не сможет этого сделать, и взобрался на поверхность наполовину от отчаяния.

Разумеется, множество рейлганов сразу нацелились на них. Это были не те вещи, от которых способны увернуться солдаты из плоти и крови.

— Дерьмо!!! — зная, что это бесполезно, Хейвиа поднял свою винтовку. Но потом Квенсер сказал: «Всё нормально».

Хейвиа хотел ответить: «Как это вообще может быть нормально?», но враги сделали свой ход раньше.

Устрашающий звук стреляющих рейлганов ударил в барабанные перепонки Хейвиа и сжал его сердце.

Единственный такой выстрел способен разнести корабль типа Иджис на две части.

Хейвиа почти уже сжал глаза, но результат выстрелов проявился ещё быстрее, чем рефлекторно сгибается нога в колене.

— ...Чё?

Хейвиа беспомощно уставился на развернувшуюся перед ним картину.

Он несомненно чувствовал боль. Однако вызвана она была всего лишь взрывной волной. Если бы по нему попал снаряд, он бы умер мгновенно.

Рейлганы, выстрелившие в их направлении, не попали по ним. Вместо этого они отклонились в совсем другую сторону. И на этом дело не заканчивалось. Некоторые пушки не удержались на месте от отдачи и покатились назад, некоторые просто свалились, а некоторые даже улетели назад, словно ракеты. Сборище рейлганов рухнуло, словно это была недоделанная конструкция из домино.

Голова Хейвиа переполнилась вопросами.

— Че-чего? Что только что произошло?

— Я удостоверился, что анкеры, вбитые в землю для поддержания рейлганов, больше не работают.

— ?

— Строго говоря, разрушилось само скалистое основание, а не анкеры, — Квенсер поднялся из лежачего положения на ноги. — Рейлганы и лазеры, предназначенные для Объектов, спроектированы таким образом, чтобы их устанавливали на их тела массой двести тысяч тонн. Когда они стреляют, вокруг разносится взрывная волна и тепловое излучение. Они не используются напрямую для защиты базы, потому что такой дружественный огонь может быть столь же опасным, как и вражеский.

— Какое это имеет отношение к делу?

— Когда эти штуки установлены на землю, их мощные выстрелы приводят к тому, что их отбрасывает назад. Они должны устанавливать анкеры, уходящие на десять метров в землю, чтобы обеспечить им устойчивость, но...

— Бомбардировка принцессы разрушила само скалистое основание...

— Анкеры больше не фурычат. Первый выстрел тоже не попал в цель, потому что он привёл к наклону пушек. А потом это привело к ситуации, словно ребёнок стреляет одной рукой из магнума. Они сами вырвали себя из земли. Избегая линии огня из повалившихся пушек, мы должны перерезать силовой кабель. Некоторые из этих пушек всё ещё могут функционировать.

— А потом мы должны найти людей, которые ими управляют.

— Думаю, у меня есть идея касательно этого.

Квенсер использовал подбородок, чтобы указать в сторону автоматической обсерватории Легитимного королевства, которая выглядела довольно обжитой. Очевидно, враги управляли пушками удалённо, оставаясь при этом в тепле. Их последняя надежда теперь полностью уничтожена, так что они естественно запаникуют.

— Давай отыщем лучшую позицию, прежде чем они откроют встречный огонь, — сказал Квенсер, хлопнув Хейвиа по плечу. — Как только разгорится настоящая перестрелка, я стану бесполезен, так что ты ведёшь, Хейвиа.

Глава 7

Утихомирив бесчисленные пушки, Квенсер и Хейвиа присоединились к другим солдатам Легитимного королевства. Потеряли они союзников немного больше того числа, что ожидали.

И ход дальнейшей битвы был ясен как день. Террористы в автоматической обсерватории были все истреблены без особых проблем. Похоже, что противотанковая батарея, созданная из запасных пушек Объекта, была у них в приоритете, и они особо не думали о том, что будут делать в случае прорыва огневой батареи. Террористы проигрывали числом, так что у них были низкие шансы победить при прямом столкновении. Вероятно, именно поэтому они настолько сильно полагались на удалённо управляемые пушки. Они также нашли ракетомёт, из которого предположительно произвели выстрел по разведывательному самолёту Легитимного королевства. Эта пусковая установка сама по себе находилась на вершине бронированного автомобиля. Восемь ракет были расположены сверху подвижной турели. Четыре огневые трубы были собраны в два комплекта, расположенные с двух сторон.

Сама ракетная установка использовала лазерную систему наведения, но был подготовлен и отдельный радарный спецгрузовик. Однако угол, с которым был установлен радарный грузовик, был странным. Скорее всего, противовоздушные настройки радара были принудительно изменены, чтобы искать Квенсера и остальных на земле.

— Кончилось тем, что мы убили их всех и не смогли узнать, зачем они явились сюда. Я уже вижу недовольную физиономию Флорейции, — раздражённо сказал Хейвиа.

В ситуации, при которой возможно нанесение значительного урона как союзникам, так и врагам, захват живого врага является запредельно сложной задачей. Если вражеским солдатам удаётся приготовиться, пока они рыскают по округе, они могут оказаться в неприятностях. Так что Хейвиа и остальные использовали свой огнестрел на полную и в итоге убили каждого вражеского солдата.

— Теперь мы даже не знаем, все ли это были, или же где-то прячутся другие. Мы собираемся и дальше дрожать на холоде, продолжая обследовать белый континент, хотя мы уже выиграли?

— Гора Эребус — это активный вулкан, так что эта область может оказаться ещё тёплой, как та зона, в которой мы высадились.

Квенсер указал на их ноги. Вместо белого снега и льда под ними был твёрдый чёрный камень. Хейвиа взглянул на белый пар, поднимающийся над горой, и сказал:

— Проклятье. Это не та ситуация, когда нам надо вести поиски. Насколько бы усердно мы ни работали, наше жалование остаётся прежним. Мы разобрались с разведчиками террористов и утихомирили противотанковую батарею. Тебе не кажется, что мы уже выполнили львиную долю от всей работы? Будет грубо похищать у остальных все лавры.

— Что, ты уже сдаёшься? Флорейция даст тебе нагоняй.

— Гляди вниз, Квенсер. Это горячий источник. И в нём превосходные сорок градусов. Я не собираюсь прыгать туда голышом, но я не вижу ничего плохого в том, чтобы снять обувку с носками и погреть там ноги.

— Знаешь ли, я, как и ты, не горю желанием рыскать по этому белому материку. Это не имеет никакого отношения к изучению дизайна Объектов.

Силы Легитимного королевства обследовали территорию рядом с автоматической обсерваторией. Существование Объекта, снабжающего энергией противотанковую батарею, оставалось под сомнением, но эти два придурка больше не беспокоились об этом. Они засунули свои ноги в воду горячего источника, который был метр в ширину и тридцать сантиметров в глубину, уселись на камень и позволили непринуждённому настрою взять над собой верх.

— Кстати говоря, почему террористы использовали ракету земля-воздух?

— А? Что ты имеешь в виду?

— Они ведь использовали запасные орудия Объекта? Разве они не могли использовать их, чтобы подбить самолёт? И если бы у них на самом деле был Объект, питающий эти запасные...

— Как я могу это знать? Они использовали противотанковую батарею для внезапной атаки, так что, может, они умышленно использовали худшее вооружение, чтобы мы не знали о наличии у них более хорошего оружия.

— И как же такое возможно, чтобы предполагаемый Объект не появился на радаре принцессы? Объекты — это пятидесятиметровые монстры. Спрятать такой довольно трудно.

— Слушай, Квенсер. Я очень сомневаюсь в этом, но не затесался ли тут у нас какой-нибудь Стелс-Объект?

— Ого, это было бы хреново. Но насколько же дорого обойдётся добавление продвинутого стелс-функционала для чего-то настолько большого? А помимо затрат на разработку им придётся тратить на техобслуживание деньги словно воду.

— Что ж, тебе следует расспросить насчёт всего этого врагов. Все эти Объекты второго поколения выходят за рамки тем или иным образом. Разумеется, это в том случае, если Стелс-Объект действительно существует.

Они не могли расспросить своих врагов, и они даже не знали целей террористов. Зачем они явились в Антарктиду?

— Что ж, это не наша работа. Об этом может беспокоиться наша пышногрудая командирша, — бесцеремонно сказал Хейвиа. Всё его тело было расслаблено от тепла, что проникало в него через погружённые в воду ноги, и от тёплого пара, окутавшего остальное его тело. — О дааа... Это настолько приятно, что я готов провалиться в сон...

— Эй, позволь сказать тебе, что ты умрёшь, если заснёшь. Я ж тоже хочу.

Квенсер не собирался и дальше размышлять о вещах, не связанных с дизайном Объектов. Он повернул голову, наслаждаясь теплом воды, в которой были его ноги.

А потом он заметил серебряную глыбу.

— ?

Квенсер прекратил двигаться и посмотрел в ту сторону ещё раз.

Это было посреди бури, где завывал ветер. Где-то в пятидесяти метрах располагался булыжник высотой с человека. Какая-то большая масса наполовину спряталась за ним. Похоже, располагалась она в той точке, где была максимальном защищена от бури.

— Ох, лучше бы я не замечал этого.

— Почему ты постоянно что-нибудь отыскиваешь, олень?! Теперь нам придётся заняться делом!

— Я желал, чтобы все неприятности случались на противоположной стороне земного шара.

— Мы в Антарктике, в этом случае в опасности находились бы наши безопасные страны, которые сейчас на противоположной стороне земного шара.

Крайне раздражённые таким поворотом событий Квенсер и Хейвиа вытащили ноги из горячей воды и как следует вытерли их от влаги перед тем, как одеть носки с башмаками.

— Слушай, Квенсер. С той стороны поднимается нечто похожее на белый пар. Это вообще нормально?

— Если мы разберёмся с этой проблемой, мы можем сразу же расслабляться дальше. Думай об этом как о способе выработки мотивации.

Они бормотали это друг другу, направляясь к большому массиву за камнем. Это был большой ящик восемьдесят сантиметров в поперечнике.

...Или так он выглядел на первый взгляд. У него были механические ноги, напоминающие крабьи, что были присоединены к нему с двух сторон. Это был робот. При близкой проверке можно было разглядеть камеры и датчики, размещёные на вершине ящика. Металлическая крышка была откинута, и водонепроницаемый лаптоп был подсоединён туда посредством кабеля.

Хейвиа нахмурился.

— Что это?

— Робот-наблюдатель. Я помню, как собирал такой в школе в безопасной стране с целью изучения фундаментальных основ конструирования Объектов или типа того, — сказал Квенсер с неподдельным интересом, приближаясь к нему и рассматривая его с различных углов. — Это похоже на робота, который используется для сбора информации из мест типа кратера вулкана, куда не может отправиться человек.

— Разработка БПЛА и автоматического оружия стала довольно популярным делом даже в армии, но в самом ли деле они оставили бы свои обязанности по наблюдению такому самодельному роботу?

— От такого робота требуется гораздо меньше, чем от тех образцов, что посылаются на Марс. К тому же куда проще изготовить робота для жерла вулкана, чем создавать костюм для этих же целей, — без промедления ответил Квенсер. — И раз ему приходится противостоять морозу Антарктики, он, должно быть, спроектирован для обоих экстремальных условий. У него есть параболическая антенна, так что он поди управляется посредством радио-сигнала и передаёт собранную информацию обратно в лабораторию или исследовательский корабль через спутники.

— Ясно. Но это не то, о чём я беспокоюсь, — Хейвиа обогнул робота сзади и указал в определённую точку. — Крышка убрана, и странный компьютер присоединён к нему через кабель.

— Хм, у него имеются подходящие внешние разъёмы. Я не понимаю, почему человек, собравший этого робота, бросил свои дела, чтобы сорвать с него крышку и прицепить компьютер.

— Не означает ли это, что его насильно присоединил кто-то, не являющийся его создателем?

Квенсер и Хейвиа переглянулись.

Это могло быть целью террористов.

— Слушай, Квенсер. Ты можешь что-нибудь сказать о том, что на мониторе этого компьютера?

— А стоит ли нам вообще касаться его?

— Чего, ты хочешь спросить у Флорейции, что делать? Я не хочу чувствовать себя молодой женой, посещающей курсы готовки. Знаешь, такие дамочки, которые зовут учителя даже тогда, когда надо подлить немного масла для поджарки хлеба.

— Что ж, если что-то пойдёт не так, слушать нравоучения будешь именно ты, Хейвиа.

— Ладно, ладно. Проклятье, Квенсер. Так мы всё-таки молодые жёны, которые не знают даже, как надо одевать передник?

Учитывая то, насколько быстро он ответил, Хейвиа по-настоящему боялся того командира.

Квенсер настроил частоту рации и сжато объяснил ситуацию касательно антарктического исследовательского робота и лаптопа. Ответ Флорейции был ясен.

— Я пошлю туда персонал подразделения электронных симуляций. Ни к чему не прикасайтесь до их появления.

— Кех. Значит, опять все наши достижения присвоит кто-то другой, — сказал Хейвиа с недовольным взглядом.

Однако если учитывать его недавние жалобы, он был недоволен скорее необходимостью ждать посреди Антарктики, а не упущенным «достижением».

Пока Хейвиа излучал желание скорейшей отправки отсюда, Флорейция сказала лёгким тоном, лишённым всякой тревоги.

— Ох, вы не думали, что некоторые пустые промежутки в роботе могли быть заполнены пластиковой взрывчаткой? Если сделаете ошибку, он может взорваться.

— Я хочу уйти! Я хочу уйти прямо сейчас! — закричал Хейвиа со слезами, но Флорейция равнодушно приказала им оставаться на месте и закончила передачу.

Квенсера и Хейвиа оставили нервно смотреть на робота. Само собой они оба понемногу отдалялись от него.

Но...

— ...А?

— Эй, это только мне кажется, или он начал что-то делать?

Парочка резко прекратила двигаться. Их глаза устремились по направлению к лаптопу, присоединённому к роботу. В особенности, на его экран.

Новые окна появлялись на нём с пугающей скоростью. Желание Хейвиа убежать наросло с новой силой.

— Всё становится очень, очень плохо?

— Всё становится ещё хуже, чем плохо...

Квенсер проследил за полосками текста в окнах с серьёзным выражением лица. В отличие от Хейвиа он рванул к водонепроницаемому лаптопу. Он неистово приблизил пальцы к клавиатуре.

Он пооткрывал различные окошки и проверил, что там было сказано.

— Этот исследовательский робот контролируется из удалённой лаборатории через спутник, и собранные им данные отправляются обратно тем же путём. Похоже, что-то вмешивается в линию связи, которая идёт через спутник.

— Ты имеешь в виду, они крадут отсюда секретную информацию?

— Нет, не это! Дерьмо! — резко проорал Квенсер, глядя в окна. — Они нацелились на спутник! Спутник, используемый для связи, оснащён в том числе различными устройствами для проведения экспериментов в космосе. Один из этих экспериментов заключается в нагреве поверхности близкого астероида лазером и сборе информации, получаемой при излучении света. Вся система контроля этого эксперимента оказалась в их руках!

— Прости, Квенсер, но тебе лучше бы объяснить мне это так, чтобы я смог понять.

— Проще говоря, они взломали его, так что теперь они могут нацелиться из экспериментального лазера на всё, что захотят! Он достаточно мощный, чтобы прожечь металлический лист толщиной тридцать миллиметров!

— Погоди, погоди, погоди! Они могут сделать это? Я думал, что у спутников строгие меры безопасности!!!

— Они могут. Это не спутник, сделанный в рамках национального проекта с привлечением огромного бюджета. Это маленький, дешёвый спутник, сделанный на собственные средства в университете. Используемая в нём система — это лишь слегка улучшенная версия коммерческой ОС с несколькими бесплатными дополнениями. И то же самое касается системы безопасности!

— Но ведь это лазер, который прожигает поверхность астероидов в космосе. Даже если им нацелиться на Землю, разве атмосфера не ослабит его, а озоновый слой не отразит его, прежде чем он достигнет зданий или земли?

— Да, но только если целиться из него по Земле, — сказал Квенсер, указывая в экран. — Террористы нацелились на поверхность Луны, где находится скопление специальных вилл.

— Луны?! — проорал Хейвиа истеричным голосом.

Квенсер указал на показания угла прицеливания лазера спутника на мониторе. Он совершенно точно уходил в противоположную от атмосферы Земли сторону. Он целился в иное небесное тело.

— Луна?.. Тебе не стоит так шутить, Квенсер. Это хорошая возможность сказать тебе, что есть такие вещи, о которых не шутят.

— Хватит отрицать действительность! Лазер спутника в самом деле прямо сейчас нацеливается на Луну! Говоря точнее, он нацелен на Заслоночную сеть, установленную на поверхности Луны в рамках терраформирующего эксперимента!

— Заслоночная сеть? Эта штука ведь известна как оптическая вторая атмосфера? Они изготавливают две жутко огромные сетеподобные конструкции в форме полушарий, состоящие из различных фотонных кристаллов, одна больше другой, и используют их для свободного регулирования количества света, которое достигает поверхности. Я помню, ходили слухи о том, что они будут использоваться в проекте РеТерра для борьбы с глобальным потеплением.

— Луна не обладает плотной атмосферой, как Земля, так что там нет никакой защиты от солнечного света! В течение одного дня температура на её поверхности колеблется от жуткого минуса до взрывного жара в несколько сот градусов! У тебя есть идеи о том, что может произойти, если террористы взорвут эту Заслоночную сеть?

Человечество продолжает развитие Луны, но она до сих пор лишена атмосферы, подобной земной. Виллы представляют собой крепкие здания с толстыми стенами. Несмотря на это они построены с расчётом на то, что их будет защищать Заслоночная сеть. Они не способны выдержать экстремальные внеземные условия.

— Без Заслоночной сети здания испытают на себе тот экстремальный перепад температур. Кто знает, как это отразится на тех виллах! Всего лишь трещины шириной несколько миллиметров будет достаточно, чтобы обречь всех людей в здании на смерть в вакууме!

Радиация, излучаемая солнцем, была другой проблемой. Гигантская сетевидная Заслоночная сеть поляризует падающую на поверхность Луны радиацию.

Насытившись всем этим, Хейвиа заорал:

— Что за чёрт?! Это что ли первая крупномасштабная атака на Луну в истории человечества?! Думаю, что люди не то чтобы не обдумывают конкретные способы сделать это, они скорее вообще не помышляют о таком.

— План приводится в исполнение, пока мы говорим. Мы должны что-то сделать со спутником и быстро!

Террористы, что были в автоматической обсерватории, должно быть, планировали выиграть достаточно времени, чтобы провести атаку на Луну до конца, прежде чем скрыться. Она ещё не была найдена, но где-то поблизости может быть спрятана лодка, которая позволила бы им сбежать.

— Дело плохо! Судя по орбите спутника, положению Луны и их позиции относительно солнца мы можем предположить, где будет открыта дыра. Если мы не заставим всех этих знаменитостей в той зоне эвакуироваться, у меня останется во рту реально мерзкое послевкусие.

— С нашим-то уровнем доступа?! Ты можешь отдавать приказы людям, которые достаточно богатые, чтобы обладать виллами на Луне?!

— О, знаю. Когда сомневаешься, свяжись с командиром. Нам нужна помощь Флорейции!

Квенсер и Хейвиа взялись за рации для дальнейших инструкций. Флорейция ответила гневным голосом, который будто пылал огнём сильнее, чем адское пламя.

— Я вроде бы сказала вам ничего не трогать до появления подразделения электронного симулирования...

— Ага, простите за это. Но у нас почти нет времени!

— Ты очень смелый, раз отвечаешь приказом на приказ старшего офицера, Квенсер. Но... виллы на Луне, говоришь?

Её тон стал задумчивым, но в нём чувствовалась толика беспокойства.

— Погодите-ка секунду, — сказала Флорейция и прекратила связь. Спустя несколько минут она снова связалась с ними, и спокойствие вернулось к её голосу. Наверно, она обратилась за советом к подразделению электронного симулирования. — Начну вот с такого заявления: нам не нужно беспокоиться за спутник. Мы рассчитали цель лазера, но общая зона, оказывающаяся в пределах поражения при образовании дыры в Заслоночной сети, — это Скальный замок. Сейчас там находится интересный VIP.

— ?

— Генерал-майор Корпораций капиталистов, одной из мировых держав, равных по силе Легитимному королевству. Легитимное королевство несколько раз пыталось убить его, но провалилось. Если террористы собираются убить его, это в общем-то решит нашу проблему. Руководство считает, что мы должны позволить им сделать это. Я согласна. Если альтернатива состоит в том, чтобы позволить убить своих подчинённых во время миссии по убийству, то я предпочту сейчас закрыть глаза.

— …

— …

Квенсер и Хейвиа переглянулись. Они начали глупо себя чувствовать за то, что так волновались. Разумеется, на той вилле есть прочие гражданские люди Корпораций капиталистов, но у них не было обязанности спасать того, кто приказывает убивать людей, наблюдая сверху.

— В любом случае, вам ничего не нужно делать касательно спутника. Хотя ты уже коснулся компьютера, подсоединённого к исследовательскому роботу. Что ж, после всего этого мы можем отправить его в научный департамент и велеть им сделать так, словно он естественным путём вышел из строя из-за экстремальных природных условий, так что не будет никаких проблем. Если вы поняли, немедленно направляйтесь обратно, — договорив, Флорейция окончила связь.

Хейвиа обессиленно уселся на лёд.

— Эх... у меня такое чувство, что силы разом покинули меня. Ради чего мы сражались всё это время? Как же те ребята, которые пали жертвами противотанковой батареи, смогут покоиться с миром?

— … — Квенсер никак не ответил на скоропалительный комментарий Хейвиа. Похоже, он размышлял о чём-то.

— Эй? Давай, пошли уже. Или ты до сих пор беспокоишься за того маленького пингвина?

— Хейвиа, могу я кое-что у тебя спросить?

— Что?

— До того, как мы отправились в Антарктику, ты говорил по видео-чату в хранилище боеприпасов на базе техобслуживания, так? Ты знаешь, с той светловолосой девочкой в платье из какой-то там семьи Легитимного королевства, — говорил Квенсер, с осторожностью подбирая слова. — Ты помнишь, что она говорила насчёт того, куда направляется? Что-то о месте, которое находится дальше всего от всех войн на этой планете.

— ...Погоди секунду. Погоди-ка секунду!

— Думаю, она ещё сказала что-то о том, что цвет флага в том месте не играет никакой роли. Это значит, что это место должно находиться там, где нет границ никаких мировых держав.

Разумеется, под это описание подходило несколько общих зон.

Например, международные воды, территория в двухстах морских милях от берега. Или Антарктида, где в данный момент находились Квенсер с Хейвиа. Существовало ещё несколько райских уголков, которые никому не принадлежали, и один из них был...

— Х-Хейвиа. Мы не знаем этого наверняка. Как факт, есть большая вероятность, что мы зря беспокоимся, но не мог бы ты хотя бы связаться с ней через интернет?

— А-ага. У нас нет доказательств. Стой, а мы вообще можем пользоваться тут интернетом?

В связи с наводнившими это место исследовательскими станциями различных мировых держав провести интернет по всей Антарктиде стало удивительно просто, и у Легитимного королевства имелся авианосец, ожидающий в океане.

Хейвиа вытащил свой портативный компьютер и включил беспроводную сеть.

— Квенсер, нам отрезают выход во внешнюю сеть во время операций, ты сможешь взломать этот блок?

— Если бы я мог это сделать, я бы не был сейчас полевым студентом. Но специальный доступ к той девочке всё ещё может работать. Если так, то ты по крайней мере мог бы связаться с ней.

— О, работает, работает! Но я подозреваю, что это лишь вопрос времени, когда Флорейция засечёт это и по-настоящему психанёт!

После нескольких простых операций Хейвиа установил связь со знакомой девочкой, которая была в неизвестном месте.

Его первый вопрос был таков:

— Где ты сейчас?

Это был простой вопрос, на который был дан простой ответ.

— Это должно быть очевидным. Я в вилле на Луне под названием Скальный замок.

Сразу после этого Хейвиа, сын хорошо известной в Легитимном королевстве семьи Винчелл, завопил с надувшимися на висках венами.

— Ёп тебя!!!

— Ка-какое прямолинейное предложение! Однако лично я не намекала ни на что подобное, — сказала девочка.

Квенсер почти что заорал: «Вы не намекали?!», но он остановил себя в последнюю секунду, потому что не хотел злить дочь знатной семьи.

Хейвиа и Квенсер начали перешёптываться, обсуждая возможные действия в чрезвычайной ситуации, чтобы молодая леди не слышала.

(Так что происходит, Квенсер? Руководство настолько сильно хочет убить генерал-майора Корпораций капиталистов, что готова заодно убить единственную дочь знатной семьи?!)

(Если её семья достаточно влиятельна и не рассматривает Корпорации капиталистов как врагов несмотря на то, что мы находимся в состоянии войны, некоторые высшие звенья могли захотеть избавиться от них. Но я сомневаюсь, что Флорейции известно о гражданских там. Если бы она знала, она не отдала бы этот приказ таким спокойным голосом.)

(Как ни глянь, результат одинаковый. Получив приказ, мы не можем вмешаться в работу спутника, не схлопотав при этом наказание. Но если мы ничего не сделаем...)

— О чём вы двое шепчетесь?

Её голос заставил парочку подпрыгнуть.

Квенсер тыкнул локтём в руку Хейвиа.

(Хейвиа. Эй, Хейвиа.)

(Что такое?! Это типа экстренная ситуация!!!)

(Мы можем сказать, что твоя рука соскользнула. Сделай это, сделай это!)

— Бхф?! — шокировано выплюнул Хейвиа. (Ты вообще понимаешь, о чём говоришь?! Если мы сделаем это, ты будешь наказан вместе со мной!)

(Поспеши! Лазер выстрелит в последующие тридцать секунд!)

(Ладно, я сделаю это! Но я не желаю потом слушать твои жалобы!!!)

Хейвиа сделал глубокий вдох, чтобы сконцентрироваться, и потом повернулся в сторону лаптопа, присоединённого к исследовательскому роботу.

— Ой! Моя рука соскользнула!

— Хейвиа, ты олень! Что ты наделал?!

Крича друг на друга, они оба развернулись к компьютеру и отчаянно изменили орбиту спутника.

— Да что вы двое делаете? Это изрядно меня беспокоит.

— Мы на пару играем роль героев. И заодно готовим себя к нежданной опасности, изрядно угрожающей нашим жизням!!!

Глава 8

Ситуация уже вышла за те пределы, когда она могла просто разозлиться.

Квенсера и Хейвиа вызвали в офицерскую комнату на авианосце, служившем морской штаб-квартирой. Ожидала их там спецлекция разъярённой Флорейции. Получили парни именно то, что ожидали, но с ещё большим размахом. Квенсер невольно задавался вопросом, как скоро японский сюрикен, которыми был украшен её стол, полетит в его направлении.

Когда длииииииииииииииииииннаааааааааааая цепочка ругательств подошла к концу, прошло уже сто двадцать минут. Флорейция, должно быть, поняла, как долго она говорила, поскольку приняла таблетку от кашля, прежде чем продолжить.

— Что ж, вам повезло, что это была неофициальная дополнительная миссия. Раз она вообще не значилась в планах, они не могут заставить вас публично взять на себя ответственность. В противном случае вы бы сейчас оказались за решёткой.

— Эх... ага...

— ...Проклятье. Я сражался во имя спасения героини, и получил лишь нравоучение.

Лица Квенсера и Хейвиа походили на пластиковый тюбик, из которого выдавили весь крем.

С таявшей на языке таблеткой от кашля Флорейция сказала:

— И как отреагировала вышеуказанная леди?

— Вам следует спросить об этом Хейвиа, не меня, — Квенсер перенаправил вопрос Хейвиа. Тот выглядел неловко, но он должен был ответить, не отводя взгляд, поскольку его вышестоящий офицер задал ему вопрос.

— Она выглядела по-настоящему счастливой.

— Ясно, — выражение лица Флорейции было гневным на протяжении последних двух часов, но теперь оно изменилось. С горестной улыбкой командирша двух пареньков сказала: — Тогда, полагаю, мне не надо больше ни о чём спрашивать.

Глава 9

Закончив свою работу, Хейвиа вышел из офицерской комнаты Флорейции и разошёлся с Квенсером. Его постоянный компаньон был студентом, в конце концов. Он не прошёл через солдатскую подготовку, так что он был слишком уставшим для других дел после того, как побродил по округе в том же темпе, что и Хейвиа.

К тому же Хейвиа хотел побыть немного один.

Спальных кроватей было по четыре на комнату, так что он не мог направиться туда. В конце концов он отворил люк корабля, плывущего по Антарктике, и вышел на холодную палубу.

Он использовал свой карманный компьютер, чтобы начать видео-чат через интернет. Он вызывал дочь семьи Вандербилт, которая сейчас находилась на лунной вилле.

Флорейция несомненно знала, что этот специальный доступ всё ещё был открыт. Тот факт, что она не заблокировала его, мог быть её способом проявления рассудительности.

Скорее всего, специальный доступ будет заблокирован по окончанию этого финального звонка. Вот почему сейчас он хотел высказать всё, что хотел, пока была такая возможность.

— Ты уже немного успокоилась? — спросил он.

— Д-да. Хотя ты не можешь меня винить. Любой запаникует, услышав, что лунная вилла, в которой он находится, будет атакована террористами.

— Вероятно, — сказал Хейвиа с горькой улыбкой.

Опять закончилось тем, что он совершал далеко не те благочестивые деяния, необходимые для получения права наследования. Однако Хейвиа не сожалел. Если бы он потерял её там, эти деяния стали бы бессмысленными.

— Почему? — внезапно спросила девочка. — Я понимаю, что право наследования в семье Винчеллов — это непростое дело. Особенно учитывая тот факт, что у других членов твоей семьи есть свои причины, чтобы избегать тебя. Но всё равно...

— Ты пытаешься сказать, что я делаю слишком опасные вещи?

— Сегодня я лишь краем глаза увидела то, что ты делаешь. Я думала, что ты получишь право наследования после того, как проведёшь три года на безопасной базе, но это совсем другое дело. Если ты и дальше будешь поступать так же, в конце концов произойдёт что-нибудь плохое. И... если ты откажешься кое от чего, о чём знаешь, ты сможешь стать наследником семьи Винчелл в любой момент, и тебе не придётся ничего этого делать. Тогда... почему?

Другие члены твоей семьи имеют свои причины, чтобы избегать тебя.

Если ты откажешься кое от чего, о чём знаешь...

Услышав это, Хейвиа слегка прищурил глаза. Его нынешний взгляд был куда серьёзнее тех, какими он когда-либо одаривал Квенсера, Флорейцию или даже принцессу Малыша Магнума.

— Послушай. Моя семья Винчелл и твоя Вандербилт настолько сильно враждуют, что готовы уничтожить друг друга. Ты ведь понимаешь это?

— Д-да...

— Ни ты, ни я не желаем ввязываться в эту абсурдную наследственную вражду. Ты ведь ещё думаешь так?

— Да. Но... Но!..

— Это всё, что мне нужно знать, — улыбнулся Хейвиа. — Если так пойдёт дальше, в итоге мы закончим как герои шекспировской трагедии. Однако я не позволю нашей истории закончиться настолько грустно. Я продолжу бороться до тех пор, пока не вырву право наследования у тех, кто готов забрать его у меня. Как только я сделаю это, я могу заткнуть любого члена своей семьи и положу конец этой нелепой вражде.

— …

— Так что подожди. Я удостоверюсь, что у меня есть право на то, что моё. Почему по-твоему я отказался идти в военную академию и начал в качестве рядового первого класса? Для того, чтобы я мог сделать то, что должен.

Хейвиа Винчелл.

Говоря о своих целях через видео-чат, он принял ещё одно молчаливое решение, которое он ни высказал, ни показал на лице.

...И если это будет необходимо, я сражусь даже с Объектами, чтобы довести дело до конца.

Глава 10

Принцесса, элитный пилот Объекта Малыша Магнума, смотрела на один из мониторов в кокпите. Она находилась в море Росса у самого берега возле горы Эребус, которая совсем недавно была полем боя.

Несколько моторных лодок остановилось там. Вероятно, они принадлежали террористам. Наверно, они планировали использовать их для побега в Океанию или куда ещё после завершения атаки на Луну посредством исследовательского робота.

Однако проблема заключалась не в этом. На поверхности океана, рядом с моторными лодками виднелся пучок из нескольких десятков толстых силовых кабелей. Это были те самые провода, питавшие запасные пушки Объекта, из которых была сформирована противотанковая батарея.

Обычно они были бы подсоединены к Объекту, но там не было его признаков. Принцесса проверила радар своего Объекта, но не обнаружила ничего достаточно большого, что соответствовало бы искомому.

Она немного подумала и отослала очевидный доклад. Она обращалась к Флорейции, командующей в этом регионе.

— Как и ожидалось, я не обнаружила использованный реактор. Неизвестно, как удалось в тайне переправить его. Есть вероятность того, что был задействован Объект, способный погружаться под воду.

— Я бы сказала, что пятидесятиметровое тело, погружённое в воду, вызовет достаточно сильные возмущения в воде, чтобы их можно было обнаружить на сонаре.

— Тогда он может обладать стелс-функционалом.

— Мне кажется, что настолько большой объект будет виден невооружённым глазом, даже если он незаметен на радаре. Что ж, если мы не можем найти его, то мы не сможем найти его. И у нас есть хорошая зацепка из другого источника касательно того, кем были эти террористы.

— ?

— Те рейлганы, использованные в противотанковой батарее, те низкорезистивные кабели для их питания, и та боевая единица, нацелившаяся на разведывательный самолёт ракетой земля-воздух. Все вражеские солдаты могут быть мертвы, но осталось несколько вещей, которые могут послужить подсказками. Всё это говорит о том, что держава, стоящая за этим, вероятно...

Флорейция замолчала. Возможно, из-за того, что у неё не было весомых доказательств. Или же они были, но она не решалась озвучить их.

Какая бы ни была причина, она наконец закончила.

— Конгломерат производителей разгонных двигателей, безмерно большая организация внутри военной державы Корпораций капиталистов.