Том 12    
День шестой


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
dars
6 мес.
День 3
Глава 2 "махина на правой стороне —стреляла" - не хватает пробела после тире.

Глава 3 - "на в башнях типа" - выберите 1 предлог.

Глава 7 - "И никак не достать до оставшихся без пожарной машин с выдвижной лестницей." - тут не понятно что, или может я туплю, но можете объяснить или исправить если ошибка? Мой вариант - "И никак не достать до оставшихся без пожарной выдвижной лестницы машин."
Отредактировано 5 мес.
ricco88
6 мес.
Спасибо.
naazg
7 мес.
Спасибо
lastic
7 мес.
Домо
dervent
7 мес.
Спасибо
ricco88
7 мес.
Спасибо.
naazg
7 мес.
Спасибо
lampo_griz
2 г.
Походу точно конец "придуркам"(((
_Chitatel_
3 г.
Что за богиня!
Генрих
3 г.
Ну и обложка... Не ждем (~_~)

День шестой

Глава 1

— Слышь, раз такое дело, давай пошикуем. Гляди, вон крейсер с дизайном Формулы 1.

Вели они себя как заправские пираты.

Квенсер с остальными уплыли в тёмное море прочь от частной собственности Венето Данделиона — человека, который приторговывал божьей любовью.

Едва перевалило за два часа ночи.

— Добра из холодильника на крутую тусу хватит. Закуски хоть ужрись. Мясо, оливки, сыр, лучше некуда.

— Даже не думай брать алкоголь. Дорога назад будет ухабистой, а если Флорейция почует запах спирта изо рта, зарядит тебе стальным кулаком по самые гланды.

— Наверное, придётся всё подарить сисястой командирше. Как жаль. Тут в бочках херес двадцатилетней выдержки! И сделали его в Королевстве. Мы, по сути, возвращаем на родину украденные произведения искусства. И почему тогда не можем ими сами насладиться?!

— О, тут и для рыбалки много всего.

— Вот это другое дело. Сможешь поймать тунца?

— По-твоему, я могу что-нибудь поймать? — спросил Эванс, прицепляя на крючок кусок еды в качестве наживки и забрасывая толстую леску в тёмное море. Хоть судно и двигалось, электрокатушка сама заманивала и подсекала рыбу в нужный миг.

В рации корабля послышались статические звуки.

— Понеслось, — сказал Хейвиа, кусая холодную курицу.

Спустя мгновение из устройства раздался знакомый голос:

— Гражданское судно, немедленно остановитесь! О-хо-хо. Путь ко Второй Венеции в настоящее время закрыт в соответствии с требованием Информационного Аль… бх?! Ч-что?! Вы?.. Как вы там оказались?!

Воздух осветила ослепительная вспышка.

Из тьмы возник силуэт размером с гору, и фонари залили воду светом, да таким мощным, что всё вокруг утонуло во тьме, и уже не получилось с уверенностью сказать, в какой стороне Вторая Венеция.

— Чёрт, голова раскалывается. Виски горят. Боль адская. Квенсер, иди, скрась одиночество этой крошки.

Хейвиа, скривившись, взял проводной микрофон радио с крючка и бросил Квенсеру.

Студент почесал голову и сказал:

— Прости, прости. Знаю, жульничать неправильно, но шалун в моих штанах не знает слова «нет». Я всего-то по-быстрому сгонял к любовнице. Уже ночь на дворе, не могла бы мне открыть?

Одна из скоростных пушек Гатлинга начала стрелять, и рядом с крейсером прогремели паровые взрывы.

— Хочешь умере-е-е-е-е-еть?!

Не утруждая себя лишними мыслями, Квенсер убрал микрофон ото рта и удивлённо заметил:

— Она забыла добавить «о-хо-хо».

— Не понимаешь, как устроено женское сердце?! — Отчего-то Мёнри взъелась на него, хотя по идее была на его стороне.

— Так, а кто в этом сценарии вайфу? — Хейвиа был сыт по горло. — Принцесса? Или, может, Катенька?

— Катерина, какая ещё Катенька?! И она моя младшая сестра, ты, упырь!

— Ты моё терпение проверяешь, извращенец?!

— Бх, кх, кх… Сколько вы ещё будете меня унижать, Легитимное Королевство? Объявляете информационную войну? Это как если бы вы проникли на охраняемую встречу, оставили пластиковую бутылку вместо бомбы, сфотографировали и показали всему миру, чтобы посмеяться над нашей системой безопасности! Вы точно хотите с нами воевать?!

— Слышь, олень. Она как-то неправильно возбудилась.

— М-мисс О-хо-хо? Разве тебе не пора включить последний завораживающий музыкальный клип, чтобы вселить в нас надежду?

Квенсер попытался задобрить девицу, поменяв тему, но было слишком поздно.

Ночное море затряслось от низкого звука, и гигантский силуэт задвигался. Даже мощные прожекторы не помешали людям в лодке заметить движение чего-то настолько большого. Две лучевые пушки Гатлинга наводились на цель — на крейсер, который непоколебимо плыл по морю. Экипаж прекрасно знал: пушки поворачивались медленно, чтобы соответствовать скорости судна.

Крейсер развивал скорость выше ста километров в час, едва не прыгая по волнам, но это ничего не значило при бегстве от вездеходного второго поколения. Если Объект на полном серьёзе за них возьмётся, уйти не выйдет.

Но Квенсера и остальных вовсе не пустили на корм рыбам. На поле боя произошли перемены.

Всё началось с неприятного звука, который напоминал бульканье при выбросе болотного газа.

Многочисленные прожекторы Раша заметались по воде, а затем сосредоточились на чём-то, причём не на крейсере, а на том, что ознаменовало перемены. На поверхность вырывались бесчисленные пузыри, создавая светлую область в тёмном море, похожую на медузу размером с небольшой остров.

Но то была не медуза. Из тёмного моря погибели вырвалось нечто — череп живого мертвеца, который уже несколько раз обманул смерть и не упокоился на дне, как бы того ни хотел Консерватор.

Спереди у него располагался единственный койлган, снизу и сзади крепились четыре длинных поплавка, а из боков росли членистые ноги.

Квенсер провыл его название:

— Объект-Зомби… Хвост Ящерицы Организации Веры?!

Как только появился незваный гость, Раш открыл беспощадный огонь из обоих лучевых Гатлингов.

Глава 2

В теории Раш придерживался идеальной стратегии.

Прежде чем вражеский Объект наберёт скорость, Раш будет без конца поливать его огнём. Обычный Объект гарантированно бы развалился на части.

Но Хвост Ящерицы не походил на обычный Объект.

Объект-Зомби не боялся развалиться, а при каждой «смерти» легенда о его бессмертии лишь крепла. Потому он даже не пытался уворачиваться.

Поверхность брони, издавая звуки, подобные стуку ливня по тонкой металлической крыше, яростно трепетала, словно стружка тунца сверху окономияки — пиццы в стиле Островной державы. Энергия, которую концентрировал в одной точке луч, рассеивалась и не проникала вглубь.

— Чёрт, бой двух калек! Лазеры и лучевое оружие этому зомби нипочём!

— Ты на чьей стороне, Квенсер? Да пусть поубивают друг друга, нам какая разница?

— Эта хрень взламывает побеждённый Объект и управляет его пушками! Если Охохошка продует, её ствол наставят на нас!

— Что?! Обосраться! Сделай уже что-нибудь!

Перепуганный Хейвиа продолжил вести крейсер ко Второй Венеции, но какую скорость он бы ни выжимал, Объекты, которые разгонялись до пятисот, всё равно могли в один миг их догнать.

— Что-нибудь? И что я сделаю против штуки, которая не умирает, если её убить?

Квенсер по привычке стал мять в руке кусок Топора, не имея понятия, какая форма сгодилась бы. Студент боялся, что даже если разрежет врага надвое, тот всё равно восстанет из бездны. Блондин даже не был уверен, что в Объекте есть кокпит и реактор. Логика подсказывала, что без них Объектов не бывает, но уничтожали этого зомби на глазах Квенсера так много, что фантазии о некоей демонической энергии возникли сами собой. В Организации Веры об этом подумали бы в первую очередь, вполне в духе их идеологии.

И пока Квенсер размышлял, кусок пластита у него в руке превратился в уменьшенную версию певицы с шестым размером. Внезапный умелец даже нашёл на корабле шариковую ручку и нож для бумаги, чтобы сделать мелкие черты лица и завитые локоны.

А Мёнри между делом комментировала бой Раша и Хвоста Ящерицы.

— Хм. Если нельзя победить зомби, может, нам для начала победить Раш? Раз боимся его главных пушек, надо их просто уничтожить...

Трое парней изо всех сил промолчали.

— А?! Н-нет… Я несерьёзно. Просто пошутила, лишь бы ляпнуть. Это мысленный эксперимент, чтобы сразу отсечь неудачные идеи и быстрее найти удачные! Ну вы чего такие серьёзные?! Хи-хи. Лыба ☆

Мёнри лихорадочно замахала руками перед парнями, а те забубнили: «От женской логики у меня мурашки. Сначала они оценивают образование, родословную и достаток при выборе мужа, а потом предлагают это». «Она, поди, и всем выжившим предложила бы головы отрубить, лишь бы те не стали зомби». «Хватит. Не спорь с ней, а то лондонские феминистки живьём съедят».

Парни искали глубинный смысл в словах Мёнри, хотя она просто решила разбавить обстановку.

«Но если и правда захотим, как это сделать?»

Квенсер сглотнул, поглядев на подсвеченный прожекторами Хвост Ящерицы. Тот придерживался в своём дизайне философии отражения удара, а не уклонения, потому невредимым не остался. Странный Объект не мог, да и не пытался полностью отразить скоростные лучи орудий Гатлинга, и оттого по главному сферическому корпусу шли полосы, словно швы на теле чудовища Франкенштейна. А ещё в нём остались дыры после попадания низкостабильной плазмы Малыша Магнума и сжатого металла Консерватора. Проще было сосчитать целые места, а не повреждённые, потому неумолимо двигавшийся Объект ещё больше пугал. Если реактор и кокпит запрятали где не в центре, то где?

Квенсер припомнил фокус с большим ящиком, куда сначала забирается человек, а потом в него вонзают мечи.

— Стойте. Неужели...

В большинстве фокусов с ящиком ассистент на самом деле выбирается наружу до того, как втыкают мечи. Либо лестница позволяет залезть наверх, либо зеркала скрывают пространство снизу.

В случае Объекта-Зомби… разгадка в море?

Неужели вглубь океана опускался толстый кабель для питания и управления, и в глубинах затаился кокпит с реактором? Если провод действительно крепился к днищу, во время резких манёвров он натягивался бы и даже появлялся на поверхности. Но затем Квенсер поглядел на тросы сзади крейсера. Прицепленный к килю кабель будет оставаться на глубине нескольких метров, даже если горизонтально натянется.

Квенсер схватил микрофон корабельной рации:

— Слушай, Охохошка. Выстрели из дополнительных пушек по воде! Если гадёныш слишком бурно отреагирует, тогда он припрятал в тёмном море секрет!

— Ты посмел говорить со мной после того, как назвал второсортной звёздой?!

Она сперва пожаловалась, но потом подчинилась.

Дополнительные пушки по бокам Раша устроили ковровую бомбардировку моря вокруг Хвоста Ящерицы, игнорируя сам Объект-Зомби. И хотя плотная вода замедляла снаряды, те сохраняли достаточную убойную силу на небольшой глубине. Не защищённый бронёй кабель они точно могли разорвать.

Но...

— Хо...хо-хо. Ему вообще по барабану, болван!

— Хм. Значит, не там...

— Ты за кого меня держишь?!

Квенсер слишком увлёкся мыслями и прослушал протесты Охохошки.

Идея со скрытыми под водой кокпитом и реактором казалась хорошей, но студент в ней засомневался, склоняясь к мысли, что уязвимость Хвоста Ящерицы скрыта всё-таки в главном сферическом корпусе.

— Если подумать...

— Помогать тебе я больше не собираюсь! О-хо-хо. Ни за что!

— Хвост Ящерицы всплыл из океана, да?.. Но как? Объект имеет массу двести тысяч тонн и покрыт луковичной бронёй, а значит, не может просто взять и всплыть.

— Т-ты только хуже делаешь!

— Этот сердцеед вертит ей как хочет, — заметил Хейвиа. — А может, у Объекта есть запасные части? Те же поплавки. Допустим, перед всплытием он их отцепил.

— Но тогда запчасти тоже всплывут и останутся на воде.

Мёнри высунулась наружу и посветила большим сигнальным фонарём, но ничего им не выцепила во тьме моря. Для поднятия пятидесятиметрового Объекта понадобился бы крупный поплавок, какой не пропустить.

— Сам Объект-Зомби как поплавок? — спросил, нахмурившись, Эванс. — Может, он надувается, как иглобрюх.

— Мы подбираемся всё ближе и ближе. Яд иглобрюха использовали для получения зомбирующего порошка?

— Эта штука ближе к греческой школе, так что вряд ли. Но идея неплохая. Если Объект не полагается на сменные части, значит, сам по себе всплывает. А самый быстрый способ набрать подъёмную силу — это накачать побольше воздуха. Это работает как для спасательных кругов, так и для атомных подлодок.

— То есть...

— Вот почему мы не можем попасть в кокпит или реактор, как бы ни пыхтели. А ещё в нём как-то подозрительно просто дыры появляются от попаданий.

Другими словами...

— Главный сферический корпус полый. А реактор и кокпит могут свободно двигаться внутри. — Квенсер выдвинул смелую теорию, да настолько, что Хейвиа, Мёнри и Эвансу понадобилось какое-то время, чтобы её переварить.

— Стой. То есть, по-твоему, Объект-Зомби — как хомяк в шаре?!

— Допустим, главный корпус изнутри покрыт кучей выступов, чтобы небольшой реактор-кокпит в форме шестерни двигался по ним как в редукторе. Скоро узнаем. Сосредоточимся на его движениях.

Мёнри первая заметила, как Объект-Зомби особенно резко повернул.

— А-ах? Он может так резко поворачивать? Меняет центр тяжести и потому маневрирует лучше, чем просто на воздушной подушке?

— Ты права. Меняя на поворотах положение «грузила», он может менять центр тяжести. Это позволяет ему двигаться так, как обычный Объект не смог бы. А раз внутри он почти пустой, значит и вес намного меньше. Странно, что с такой мощностью он ещё не подпрыгивает.

Хоть уязвимое место Объекта-Зомби могло свободно перемещаться внутри сферического корпуса, нужно было уводить его из-под удара. А без способности к быстрым движениям один удачный выстрел мог потопить весь Объект.

Уникальная машина как никакая другая научилась извлекать выгоду из собственного урона. Специально подставляясь под удар и пряча слабое место, она могла прикончить оппонента, пока тот не опомнился. Объект шёл на огромный риск, но до сих пор он на один шаг опережал смерть.

— Значит, он строит из себя бессмертного? — Хейвиа сглотнул. — Неужели веруны от этого тащатся? Элитник там, поди, уже поседел от страха.

— Как раз такое от них и ожидаешь. Освободиться от страха смерти — стандартная религиозная идея. В этом смысл рая и реинкарнации.

Бессмертный солдат, который каждый раз возвращался на передовую, сколько бы раз его не победили, как никто другой поднимал боевой дух своих войск. Военных трофеев так не собрать, но зато можно вселить в людей отвагу. Неистребимый Объект обладал куда более заразительной харизмой, чем не получивший ни одной царапины колосс.

Если он продолжит возвращаться домой, люди будут верить в чудеса на поле боя. Даже поверят, что сыны, которые пойдут воевать, благополучно вернутся домой.

Зомби быстро закрутился на месте в поисках живой плоти. И целью он выбрал, разумеется, Квенсера с остальными на крейсере, который плыл ко Второй Венеции.

— Дерьмо! Он в нас целится?!

— Но почему?! На кой чёрт мы ему сдались?!

— У нас противоядие от Аргоубийцы?

— Но почему сейчас, Эванс? И вообще, смертоносная плесень не разлетится по всему миру, пока не снята блокада. Он же не собирается спалить Вторую Венецию, чтобы заражённые трупы увезли родным?..

Квенсер всё-таки отверг собственную идею.

Ведь...

— Почему он тут всплыл? Если мог устроить внезапную атаку со дна океана, почему не подобрался поближе ко Второй Венеции, где Раш ему бы не помешал?

— Походу, ждал нас.

— Война не всегда ведётся ради выгоды. Порой она сводится к личной мести. Вспомни… как его звали? Короче, та гнида из "Гермес Фармы", которой мы в Оливковом Саду ноги сломали. Если тот мужик связан с зомби, то запросто мог приказать ему отомстить.

Их домыслы звучали убедительно, однако главная проблема заключалась в том, что в них целился высокоточный Объект второго поколения. Хвост Ящерицы создавался с прицелом на ближний бой, а мелкий крейсер был для него непривычной целью. У него на пути встал Раш, но и он не пережил бы серии попаданий из кучи пушек, особенно главной. К тому же в задачи Информационного Альянса не входила защита олухов из Легитимного Королевства.

И вот Раш ушёл в сторону от выстрела из главной пушки.

И сразу в сторону крейсера полетело облако мелких снарядов.

— Бва-а?!

Объект-Зомби хоть и не целился точно в них, но единственного попавшего рядом снаряда койлгана хватило бы с лихвой. Тот создаст устрашающую волну, которая запросто опрокинет разогнавшийся крейсер. Люди на борту не успели даже подумать о том, чтобы направить штурвал в сторону и попытаться выправить положение.

— Чёрт, прыгаем!

— Нет, только не бухло в бочках двадцатилетней выдержки!

Они ничего не могли сделать.

Как только четверо простофиль спрыгнули в тёмное море, один из многих металлических снарядов нанёс критический удар по крейсеру. Обломки взмыли в воздух, словно при извержении вулкана, и деревянная балка, ударив Квенсера, устроила ему двойной прыжок, который парень видел разве что в видеоиграх.

— Агфрбаех!!!

От удара в спину к Квенсеру явился ангел. А когда студент понял, что вместо облачённого в свет ангела видит волосатого мачо с раздвоенным подбородком, плюхнулся в тёмную воду.

— Уо-а-а-а! Вы издеваетесь?! Если посылаете ангела, хотя бы сделайте его прекрасной женщиной!

— Ты не знал, Квенсер? Большинство ангелов андрогены. Габриэль единственную описывают как женщину [✱]На самом деле Габриэля описывают как мужчину, а как женщину — Лейлу (прим. пер.).

— Серьёзно? Теперь понятно, почему людей тянет согрешить. Демоны же секс-бомбы, — возмутился Квенсер. — Короче, что делаем? Вряд ли зомби на этом успокоится. Как только Раш зазевается, нас опять атакуют. И тогда мы пойдём на корм рыбам.

— Почему мы для него важнее Раша? Он берега попутал?

— Ну, может, дело в этом?

Слова Мёнри привлекли внимание парней. Девица держала промокшую от морской воды бумагу. Причём листы плавали повсюду вокруг обломков крейсера.

— Что? Откуда столько?

— Наверное, на крейсере был тайный сейф. А если вспомнить владельца...

— Венето Данделион. Значит, это секретные документы "Гермес Фармы"?

Связь Гермеса и всего происходившего ещё вызывала много вопросов.

Они разработали Аргоубийцу для наделения плесени смертоносными свойствами и оказали огромную финансовую поддержку Керикиону из Организации Веры, которая работала втайне в микробном депо внутри Второй Венеции. А раз Хвост Ящерицы помогал Керикиону, значит, был связан и с Гермесом.

Но ради чего "Гермес Фарма" хотела распространять напичканную Аргоубийцей плесень?

Лишь компания владели противоядием, потому мировая пандемия казалась прибыльным делом, но причастность Гермеса к разработке Аргоубийцы перестала быть секретом. Все узнают, кто виноват, и извлечь выгоду не получится. И вообще, повторение катастрофы скорее окончательно угробит компанию, а не возвысит.

К тому же группа Квенсера получила не само противоядие, а нечто вроде карты с чертежом для 3D-принтера. Это указывало на то, что Гермес не готовился к массовому производству.

Следовательно, их цели оставались под завесой тайны.

Венето Данделион имел зуб на «Гермес Фарму» и хотел довести корпорацию до краха? Если отбросить в сторону подобные самоубийственные мотивы, то в голову не приходила ни одна правдоподобная причина.

Но документы, которые распадались на глазах в морской воде, дали пищу для размышлений. В них говорилось следующее:

— Уровень шесть. Пессимистический доклад Секретного отдела «Гермес Фармы» касательно разработки Элитных пилотов и методов борьбы с ограниченным потенциалом эволюции человека.

Глава 3

Размах доходил до абсурда.

Походило на вычурный текст из видеоигры.

Документы разлетелись по воде, и собрать их получалось в случайном порядке, причём далеко не все листки, и узнать удалось лишь следующее.

"Проект был создан как ответ на высокомерие Информационного Альянса, который пытается сохранить в электронной виде все продукты культуры и цивилизации — включая священные писания — и придать им вид данных.

Им привычно использовать суперкомпьютеры и искусственный интеллект в государственных, гражданских, промышленных и академических целях, потому, если желаем вознести над ними молот правосудия, нам должно превзойти их в этих областях. Бессмысленно идти тем же путём, что и невежественные еретики.

Раз Информационный Альянс стремится создать механический мозг, тогда Священная Организация Веры обязана идти противоположным путём.

Мы разовьём человеческий мозг до предела возможного и массово создадим профессиональных шахматистов, которые способны разгромить любой суперкомпьютер или ИИ. Быстрее всего использовать Элитных пилотов, которым и так выделяют финансирование и которые близки к нужной области. Наш проект будет надстройкой".

— Где мы? Какая страница?

— Проверим номера страниц, они с краю.

"Результаты были великолепными. По крайней мере на нынешней стадии, подвижность человеческого мозга уверенно берёт верх над вычислительной мощью суперкомпьютера.

Но мы кое-что уяснили.

Мы осознали ограничения, которые накладывает на человека его человеческая сущность. Как бы тщательно мы ни развивали индивида, всегда упираемся в стену. Узконаправленные тесты вроде IQ или соревнований на запоминание ничего не дают. Мы в «Гермесе» вырвались вперёд в создании умнейших и полезнейших людей, и вот почему мы пришли к пониманию истины:

Эволюция человека имеет верхний предел. И он намного ближе, чем можно подумать.

Поднимем руку — и дотянемся до бетонного потолка. Преграду никак не убрать. И мы говорим не просто о суперкомпьютерах или ИИ, которые обгоняют нас всё сильнее, и не про ушедший далеко вперёд Информационный Альянс. Он находился в том же положении.

Сколько бы мы ни пытались создать суперкомпьютеры или ИИ, никакого прогресса не будет, пока люди, которые используют их, остаются теми же. Человек встанет на месте и в конечном итоге падёт.

Человечество обратится в руины. И не по причине загрязнения окружающей среды, нехватки ресурсов или войн.

Люди затвердеют изнутри, утратят способности или сами себя разрушат.

Такова истина грядущей эпохи".

— Серьёзно? Это правда научные данные?! Слышь, Квенсер, это же очередная дребедень верунов. Как предсказания по группе крови?!

— Откуда я знаю?! В смысле, какого чёрта? Тут порвано!

"Мы должны принять решение.

Единственный способ победить болезнь застоя и проломить толстый бетон над нами…"

На этом текст обрывался. Промокшая бумага порвалась, и остальное прочитать не получилось.

Внутри крепко засело дурное предчувствие. Враги соорудили микробное депо, которое могло начать во Второй Венеции мировую пандемию, и принесли туда смертоносную плесень, которая убивала всех заражённых. Противник вынашивал планы, которые выходили за рамки интересов «Гермес Фармы».

Ничто из прочитанного не вселяло оптимизма. Каждая страница, каждая строка источала угрозу.

Квенсер схватил рацию, которая также служила для подрыва бомб.

— Слышишь, Хвост Ящерицы?

— Стой, ты вообще того?!

— Или как тебя называют в Организации Веры?! Дионис, да?! Короче, отвечай! Зачем тебе плесень?! Нет, как ты хочешь помочь человечеству?!

Мощное оборудование связи Объектов поймало бы любую частоту. И Квенсер не шифровал канал. Любой в зоне досягаемости услышал бы его.

Выйти на связь не представляло большого труда. Вопрос был в том, ответят ли.

Кшш. Стало быть, вы взломали сейф на корабле, Легитимное Королевство?

— Вы только поглядите… Зомби снял шляпу и поклонился.

— Всё именно так, как выглядит. Аргоубийцу разработали для подавления мятежей, но затем возник ряд проблем. А ещё помимо ядовитых свойств у газа обнаружили интересный эффект. Сродни тому, как отыскать редкий стимулятор роста волос в ядовитом гербициде. Само собой, если обычный человек нальёт гербициды себе на голову, те вместо пользы сожгут скальп.

— Кх.

Смертность составляла 99,8%.

Элитный пилот выжил без покупного противоядия?

— Ты серьёзно? То есть на тебя снизошла настоящая божья благодать?

— Разумеется, нет. Я с самого начала работал в «Гермесе», потому меня обязали принять противоядие. Вернее сказать, у меня украли право принять бой.

В рации раздался лёгкий смех.

— Вот почему вы создадите проблему, если добудете противоядие. Мы должны стать свидетелями того, как человек победит без купленной любви.

— Ты о чём?..

— Ни к чему втягивать весь мир. Хотя бы один успех будет означать нашу победу. Во Второй Венеции есть удивительный человек, который своими силами поддерживает в себе жизнь, хотя подвергся воздействию аргоубийцы. Этот индивид пытается заслужить истинную благодать, не полагаясь на покупную доброту.

Мысли Квенсера застопорились. И затем он извлёк из памяти имя.

— Ты про Катерину?!

— Иронично, правда? Последнее слово останется за другим элитником. Бетонный потолок рухнет, а остальное неважно. Человечество остановилось, но мы обязаны сражаться, чтобы сделать шаг вперёд. Если Катерина Синеангельская справится, то станет нашим пастырем. А я не против стать Аполлоном, который растворится в её тени.

— Для Катерина это прям так здорово?.. Она умирает.

— Не будь так уверен. Ты не можешь знать наверняка вплоть до последнего мига. Учёные решили ввести мне противоядие до того, как я достиг пика.

— А что будешь делать, если Катерина умрёт?!

— Найду другого кандидата. Начну пандемию за пределами Второй Венеции.

Квенсер не усомнился в правдивости её слов. Элитник Хвоста Ящерицы или «Гермес Фарма», который её поддерживал, не имели понятия, смогут ли достичь «следующей стадии развития человечества». Потому продолжат попытки, пока не получится. Даже если многомиллиардное население планеты сократится до единственного человека и он случайно переживёт заражение, для них это будет успех. Все их действия сводились к поиску вслепую.

За их методами не стояла никакая академическая теория, они не вели статистику. Под видом учёных действовали культисты. Их притянутую за уши логику приукрашивали правдоподобные на первый взгляд идеи и данные, но по своей сути их подход ничем не отличался от старой как мир концепции человеческих жертвоприношений: если принесём в жертву достаточно людей, обязательно получим что-нибудь взамен.

Дионис.

У какого бога они позаимствовали имя? У кого набрались извращённых идей о справедливости? Квенсер не очень-то и хотел знать, потому что был уверен: найдёт он лишь печальную и кровавую легенду.

Студент подытожил мысли коротким бурчанием:

— Ты сошла с ума.

— Воистину, и вот почему меня одарили Объектом с этим именем. Как по мне, люди, которые надеются сохранить нынешний мир путём войны, тем более сошли с ума.

Следом за ехидным голосом раздался тихий писк. И шёл он из хендхелда Квенсера.

— Слышь, это же военная сеть. Они её взломали?! — запаниковал Хейвиа, а Квенсер беспокоился совсем о другом. Студент нерешительно вытащил хендхелд и проверил полученное сообщение.

К письму прикрепили фотографию. Она напоминала скорчившуюся анатомическую модель. Выглядело так, словно у человека извлекли все внутренние органы и кости, поместили их в прозрачные контейнеры, а потом аккуратно собрали в форму человеческого тела.

— Фу.

На Квенсера накатила рвота.

Он видел не труп. Вместо кровеносных сосудов и нервов органы соединялись трубками и кабелями, потому человек был жив. И как только Квенсер это осознал, тошнота подступила с новой силой.

Противником был Объект-Зомби. Неужели им управлял живой труп?

— Угх?!

— Остался год. Как только врач заметил тень на рентгеновском снимке и рассказал мне, со мной сотворили это. Возможно, офицеры решили, что так мной проще управлять. Я представляю собой единое целое только во время миссий… то есть в кокпите. Обычно каждую отдельную часть хранят отдельно, и органы реагируют лишь на электрические сигналы и получают питание через трубки. Странно это, но «меня» нет ни в одном из кусков, пока они разделены. Центр сознания хранится не в мозге. Отрежь мозг, и я словно плыву в пустоте, без мыслей и памяти. Полагаю, потому что я состою из комплекса данных, которые хранятся в нервах и органах.

Элитница осознавала свою идентичность лишь в кокпите. Она даже не могла сказать, где её ядро, пока кто-нибудь не соединит её части. Её словно поили ведьминым зельем, которое играло с человеческой душой.

— Не может быть...

— Когда собирали детали для второго секретного Объекта, я незаметно переписала несколько электронных документов, чтобы добавить в контейнер несколько «биологических образцов». Вот она, моя победа. Без лица и тела, я теперь лишь компонент, который можно заменить, поменяв бирку. Дионис — это бог, который превзошёл жизнь и смерть и чьи почитатели погружаются в безумие во время ритуалов. Такова истинная суть чистой эпохи Объектов. Правильно ли я поступаю? Или сошла с ума? Что скажешь, глядя со стороны?

Определённо, Квенсер обладал телом, и его не пихали по частям в ящики, потому он проглотил язык.

— Ну же, мальчик. Думаешь, у нынешней эпохи есть будущее? Теперь, когда миф о спасительных Объектах трещит по швам, есть ли у несчастных и одураченных людей надежда на будущее?

Или же Хвост Ящерицы не преследовал цель развить человечество. Неужто отдельно взятый человек попросту мстил жестокой эпохе, которая нагрянула без предупреждения? Вот о чём думал Квенсер. Значит, не надо было появляться чудесному выжившему. Даже если миллиарды людей сгинут от напичканной Аргоубийцей плесени, элитник всё равно добьётся своего.

— Мне жаль...

— О, некого жалеть. Я стану призраком, как только пройдёт обещанный год. Моё мёртвое тело — лишь пустая оболочка. Как его использовать, решать тебе — тому, кто будет жить дальше.

— Я не о том.

— А?

Студент вдохнул и выдохнул.

Он посмотрел в глаза ужасающей правде и ответил:

— Я даже после услышанного хочу спасти Катерину. Хочу спасти девочку, которая мечтала оставить поле боя и жить в мирной стране. Хоть даже в дерьмовой эпохе!

Наступила короткая тишина. Прервал её вздох.

— Эх. — Походило на усмешку.

Хотя Квенсер сомневался, что элитник, которого целиком превратили в систему управления, ещё мог проявлять чисто человеческие эмоции.

Или же её реакция была восхищением.

Лежавшую на больничной койке элитницу поддерживал тот, кто не побоялся бросить вызов руководству «Гермес Фармы» и даже колоссальному оружию, которое положило конец ядерной эпохе. Никого подобного у элитника-зомби никогда не было. Не было у неё глупого, но тёплого человека, который бы отринул эпоху, ставшую тюрьмой.

Немёртвая элитница признала собеседника. Но не как друга, а как врага на поле боя.

— Раз так...

— Да...

Они заговорили одновременно.

Не имело значения то, что один из них был жалким полевым студентом, а другой — полуживым Элитным пилотом.

— Я уничтожу тебя и добьюсь своего!

— Я уничтожу тебя и добьюсь своего!

Глава 4

Хейвиа разинул рот в ужасе, слушая, как его слабоумный друг нарвался на драку.

— Нам не победить! У нас даже крейсера больше нет! И как ты будешь бодаться с Объектом? Брассом? Баттерфляем? Фристайлом?

— Не бузи, Хейвиа. Мы же рискуем жизнью ради миленькой младшей сестрёнки. Значит, не проиграем злодею.

— Это работает только для детей. И что за суеверия? Может, переметнёшься к верунам и создашь Церковь Младшей Сестрёнки, олень?! Сможешь каждый день молиться на идола с хвостиками и носить полосатые трусы на голове вместо митры! А вместо хлеба и вина можешь с улыбкой до ушей обжираться горелым омлетом и напиваться кофе с солью вместо сахара!

— Подозрительно подробно ты всё расписал, Хейвиа.

Но жалобы ничего не меняли. Объект-Зомби в любом случае видел в четвёрке придурков сумасшедших адептов Церкви Младшей Сестрёнки. Потому если они продолжили бы ничего не делать, их бы взорвали во имя очищения или типа того.

Хвост Ящерицы не уставал напоминать о своей бессмертной природе. Раш демонстрировал впечатляющие способности, но всё равно не мог добить противника. Обычный Объект уже десять раз бы взорвался, но Объект-Зомби продолжал двигаться после всех прямых попаданий.

— Чёрт. Броня этой штуки намного тоньше, чем у нормального Объекта. Старомодное ядерное оружие тут как раз бы пригодилось. Он не может уклоняться от удара по площади, потому расплавится и затонет.

— И где нам его найти? Да и сами коньки отбросим, если рядом такая хрень рванёт.

— ...

«Тонкая броня… Такая не выдержит ядерный взрыв?»

Квенсер ненадолго задумался и заметил. В Объекте-Зомби уже зияли дыры, а поверхность главного сферического корпуса походила на лохмотья.

«Стоп. Это… сработает?»

— Флорейция?!

Студент вновь схватил рацию, и сисястая командирша ответила:

— Нас прослушивают. Если заговоришь о самоубийственной атаке или жалости к врагу, я проигнорирую.

— Мы можем победить эту штуку. Мне только нужно одобрение и поддержка.

— Это мне уже нравится. Что нужно сделать?

— Соберите все бронепластины Малыша Магнума, какие можете.

— Ремонтные работы ещё ведутся, он ещё не готов к высылке на передовую. О скоростном бое пока можно только мечтать. Понадобится ещё часов двенадцать, как бы мы ни старались.

— Я не на это надеюсь. — Квенсер получше схватил намокшую рацию. — Надо побольше собрать секций луковичной брони, которые защищают от ядерного взрыва и электромагнитных волн!

Глава 5

В одном из типов ядерной атаки электромагнитный импульс воздействовал на широкую площадь.

При взрыве ядерного заряда вне атмосферы мощная радиация столкнётся с воздухом и образует особые электромагнитные волны, которые достигнут поверхности. Опуская детали, удар уничтожит все полупроводники и сожжёт всю электронику со средствами связи в целом городе или стране. Радары дальнего обнаружения, танки и истребители выйдут из строя. Разведка означала всё в современных войнах, потому подобную атаку часто рассматривали как первую волну в крупномасштабной войне.

Но для электромагнитного импульса требовалась ядерная ракета, потому подготовка не давалась просто. Подобную стратегию не получилось бы реализовать в чистую эпоху Объектов, которые положили конец ядерной.

В то же время существовали микроволновые бомбы, которые производили похожее воздействие, но в меньших масштабах. Если прицепить мощный излучатель с аккумулятором к боеголовке и запустить на вражескую территорию, там будет уничтожена вся связь и электроника.

Микроволны впечатляли, к тому же обходились дёшево, работали без нареканий и покрывали малую площадь, оказывая почти тот же эффект, что и ядерное оружие.

Но не только микроволны так могли. Взять хоть ту же больницу. Во время рентгенографии или КТ пациентам говорят убрать электронные браслеты и мобильники. Потому что электроника может сломаться из-за мощных рентгеновских лучей — электромагнитных волн с отличной от микроволн длиной.

Другими словами...

— Важна мощность, а длина волны — дело десятое, — прошептал Квенсер, бултыхаясь в тёмном море. — Объект-Зомби наделили тонкой бронёй, чтобы сработала его фишка. Значит, он отказался от того, что окончило ядерную эпоху. И защищён он намного слабее. И я не только про удары и жар. Ещё про невидимые электромагнитные волны и радиацию!

Студент покрепче сжал рацию.

Его не волновал риск того, что враг услышит его план. Фигуры уже стояли на доске, и было слишком поздно что-то менять. Оттого Квенсер, без всякого шифрования, выкрикнул последнее указание Рашу:

— Охохошка! Если хочешь жить, гавкни и помахай правой главной пушкой!

— У-а-а-а?! Х-хочешь, чтобы я га-а-а-а-авкнула?!

Великая элитница оказалась настолько сбита с толку, что гавкнула на презренного студента и взмахнула ради него главной пушкой.

На сферическом корпусе Хвоста Ящерицы осталась оранжевая полоса, но критического урона Объект избежал.

Но Квенсер вовсе не того добивался.

— Надо было поменять позицию Объекта-Зомби. Точнее, заставить его повернуться к нам большой дырой.

Финальный выстрел сделают с расстояния более десяти километров.

Говоря иначе...

— Если сфокусируем мощный радар на этой точке, волны пройдут сквозь тонкий щит и поджарят твою электронику, Ящер!

Глава 6

В тот же миг...

— В укрытие! Всем в укрытие! Всем солдатам независимо от зоны укрыться в помещении!

37-й Мобильный батальон техобслуживания на берегу Мальты возле Второй Венеции пребывал в хаосе.

Малыш Магнум всё ещё не мог вступить в скоростной бой и оставался стационарной огневой батареей, но звездой шоу были отнюдь не его главные и дополнительные пушки.

Центральное место занял крупный радар, который работал в связке с главной пушкой.

Вокруг него располагались, образуя нечто вроде параболической антенны или раструба, элементы для экранирования от ЭМИ и радиации. Свет и электромагнитные волны обладали схожими свойствами. А лучше сказать, видимый свет был видом электромагнитных волн. Как бы то ни было, параболическая антенна фокусировала электромагнитные волны в единственной точке, прям как вогнутые линзы фокусировали свет.

Орудие размером с Объект оснащали целым ворохом инструментов. То же самое относилось к радарам. Создатели не могли заранее знать, с каким типом помех столкнутся, потому предусмотрели любую длину волны.

Принцесса выбрала радар для экстремально короткой длины волны. Такие лежали близко к рентгеновским и могли проходить сквозь обычную незащищённую материю. Главный смысл радара заключался в определении численности и позиции противника, посылая волны и регистрируя отскоки, оттого электромагнитные волны, которые проходили сквозь объекты, обычно не имели смысла. Подобный радар выручал только при очень специфическом дипольном глушении.

— Радар наведён.

Но сейчас всё отличалось.

Принцесса положила палец на квадратную кнопку радара вместо спускового крючка.

Расстояние превышало двадцать километров. Горизонт становился проблемой на большой дистанции, но зато давал небольшой простор по высоте. Проблем не будет, если целиться по пятидесятиметровому Хвосту Ящерицы из Малыша Магнума схожей высоты.

— Начинаю излучение.

Принцесса нажала кнопку, запустив процесс невидимого и беззвучного истребления.

Глава 7

Словно у игрушки клацнули выключателем.

Хвост Ящерицы заметался в конвульсиях, не способный нажать на тормоза, и попал в холодные объятия тёмного моря. Воздушная подушка сдохла, а из-за огромной скорости Объект отскочил несколько раз от воды, словно галька.

Но это не продлилось бы вечно.

Импульс иссяк, отскоки прекратились, и Объект завалился набок, тёмная морская вода запузырилась сквозь многочисленные дыры в сферическом корпусе и проглотила машину, не оставляя той и шанса.

Не раздалось ни предсмертного крика, ни проклятий.

Элитницу настолько глубоко встроили в систему, что пилот погибла вместе со сгоревшей электроникой.

Убийство или избавление? Вопрос веры. А Квенсер не романтизировал свой грех.

— Мёртвый погребён в море.

Объект-Зомби однажды уже потопил Консерватор, но то было притворством, и Объект выжидал идеального времени для всплытия. Но Квенсер нутром чуял, что теперь всё иначе.

— О-хо-хо. И что же ты теперь сделаешь? Я — Элитный пилот Объекта Информационного Альянса. У меня нет причин закрывать глаза на то, как Легитимное Королевство нарушает закон и порядок, — сказала по рации элитница-певица. — Будешь просить помощи у грязного первого поколения, которое застряло на месте? О-хо-хо. Имей в виду, у моего Гатлинга 033 идеальная защита от ЭМИ. Так просто мою электронику не поджарить.

Квенсер прекрасно знал. Радар сработал только на Хвосте Ящерицы, поскольку его причудливую форму создали ради сверхъестественной живучести. Раш был результатом развития в привычном направлении, потому на нём не сработало бы.

Охохошка стала истинной королевой поля боя, потому Квенсер покорно поднял руки, плавая в тёмном море.

— Пожалуйста, выручай, Охохошка.

— Зачем? Зачем мне что-то делать для легитимцев, которые из меня дуру делают?!

— Ты глянь на течение, овца.

— Что?!.

— Мы доплыли до Оливкового Сада на корягах. Значит, скоро мы скоро опять там окажемся, если ничего не сделаешь. Но мы хотим перебороть морское течение и попасть во Вторую Венецию. Как тебе такое, Охохошка? Ты правда хочешь, чтобы мы вымотались и попали обратно на берег? Учти, мы можем быть заражены.

— Ч-ч-что...

— На всякий случай замечу. Если взорвёшь нас, то конечность или орган куда-нибудь уплывут. Вспомни свойства Патогена Икс из микробного депо. Кто-нибудь запросто заразится от трупа. Твоя оборона трещит по швам. Если хочешь сохранить карантин, делай как я говорю. Заткнись и спаси нас. Поклонись, как служаночка, крутани милой попкой, как горничная, и подчиняйся, как кучер в карете. Уяснила, Мисс Бездарная Певунья?

— Что-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о?!

Глава 8

Настал полдень.

Катерина Синеангельская на кровати открыла глаза. Потом она поняла, что её извлекли из похожего на капсулу контейнера и переложили на совершенно обычную больничную койку, а от других раненых её отделяла простая занавеска.

Девица пала жертвой загадочной смертоносной плесени, но больше не получала особый уход.

И что это означало?

Затем она услышала неподалёку голоса. Они раздавались в аналогичной, огороженной занавеской ячейке.

Какие-то вспотевшие ребята сидели на круглых стульях для посетителей.

— Как же круто. Назовём это безупречной победой. Заставить элитницу с шестым размером плакать — лучше не придумаешь. Приятнее холодного ветерка летом.

— Меня больше пугает то, что садист вроде тебя хочет основать Церковь Младшей Сестрёнки. Ужасное сочетание. Судный день точно не за горами.

Катерина моргнула, а Квенсер с Хейвиа пожали плечами.

— Мы дали тебе противоядие, но ты ещё не полностью восстановилась. Поспи ещё немного.

— Положись на других, как если бы простудилась. Мы будем рядом до тех пор, пока не войдёшь во вкус и не начнёшь симулировать.

Парни с готовностью рассказали о противоядии. Девица даже не представляла, через что им пришлось пройти.

— Братик, ты столько всего сделал?..

— А как же. Кто же ещё спалил бы целый остров с элитными казино, сломал колени президенту международной корпорации и напоследок потопил бессмертный Объект-Зомби? И проделал он это всё не ради человечества. А ради младшей сестрёнки. У него точно беды с башкой!

— Крутой парень необязательно хладнокровен. Для разнообразия можно и вспылить.

Квенсер нажал лежавшую сбоку кровати кнопку вызова медсестры, а когда та появилась, студент сказал про очнувшуюся Катерину.

Ребята явно не собирались задерживаться. Но Катерина засомневалась, что они не хотели мешать врачам. Почуяв в них некую спешку, она села на кровати и спросила:

— Что-то... ещё?

— Не парься. Мы затащим.

— Скоро Малыш Магнум починят. Хотя бы вернёмся к тому, с чего начинали. Если расчистим путь, спасём всех гражданских от голодной смерти.

В бою требовался полностью рабочий Объект. Но это было лишь базовым требованием. Близился бой, и никто не гарантировал в нём победу.

Катерина задала естественный вопрос:

— Ты наконец-то уничтожишь Раш Альянса?

Но парни покачали головами и назвали имя кровавого жнеца.

— Нет, последняя наша преграда — это Консерватор первого поколения Организации Веры.

Внешний документ — Мотив преступления

Меня нисколько не интересует власть над миром или расширение территорий Организации Веры.

Я лишь выполняю обещание старому другу.

Я использую свою силу, дабы показать миру её возможности.

В наш век люди не способны противиться решениям четырёх мировых держав и вынуждены жить на еде, которую получают словно скот. Я покажу им, что люди — нечто большее. Скольких бы блестящих учёных или передовых суперкомпьютеров они бы ни использовали для обработки данных, я встречусь с ними лицом к лицу и растопчу. Я покажу всем исключение из правил. Исключение вселит в людей отвагу. Это я пообещал другу.

А друг выполнил своё обещание, построив самый сильный Объект. Мне остаётся лишь пилотировать его, будучи самым сильным элитником.

Стремление Диониса вырваться за границы человеческих возможностей — очаровательная идея. Интересная в том плане, что могла породить элитника моего уровня. Но сама по себе она не имела ценности. Я верю, что человечество — и без того высшая форма жизни, которая не нуждается в экстремальных изменениях среды обитания для дальнейшей эволюции.

Я желаю увидеть истинного гения.

Нет, хочу увидеть сверхчеловека, который превзойдёт меня.

Хочу убедиться, что никто не назовёт человечество исчерпавшим свой потенциал и не способным дальше развиваться. Если моё присутствие зажжёт огонь в сердцах противников и в конечном итоге породит того, кто превзойдёт меня, тогда я выполню обещание старому другу.

Меня зовут Роберт Мистинейл ([✱]Misty Nail — коктейль на основе виски.).

Мой Объект нарекли Кроносом. Я иду тропой героя и ношу имя старого бога, смысл которого — пасть от руки Зевса [✱]В древнегреческой мифологии Кронос — бог, который пожирал своих детей из-за страха быть ими свергнутым. В итоге Кроноса победил его младший сын Зевс..