Том 12    
День четвёртый


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
dars
5 мес.
День 3
Глава 2 "махина на правой стороне —стреляла" - не хватает пробела после тире.

Глава 3 - "на в башнях типа" - выберите 1 предлог.

Глава 7 - "И никак не достать до оставшихся без пожарной машин с выдвижной лестницей." - тут не понятно что, или может я туплю, но можете объяснить или исправить если ошибка? Мой вариант - "И никак не достать до оставшихся без пожарной выдвижной лестницы машин."
Отредактировано 5 мес.
ricco88
6 мес.
Спасибо.
naazg
6 мес.
Спасибо
lastic
6 мес.
Домо
dervent
7 мес.
Спасибо
ricco88
7 мес.
Спасибо.
naazg
7 мес.
Спасибо
lampo_griz
2 г.
Походу точно конец "придуркам"(((
_Chitatel_
3 г.
Что за богиня!
Генрих
3 г.
Ну и обложка... Не ждем (~_~)

День четвёртый

Глава 1

Информацию сразу засекретили. Оттого про “микробное депо” знали только офицеры 37-го Мобильного батальона техобслуживания и солдаты, которые непосредственно атаковали Башню Истины. Если опасная правда попадёт в остальной батальон или даже разойдётся среди гражданских в кустарных домах за пределами базы техобслуживания, то уже никто не остановит панику.

Да и узнали Квенсер с Хейвиа только термин «микробное депо». Они не выяснили, откуда им управляли и что именно там разрабатывали — может, бактерии натто для удобрения почвы или безобидные штаммы для повышения иммунитета.

Время утекало безо всякой пользы, на календаре сменилась дата.

Флорейция, очевидно проведя какое-то расследование, созвала ограниченную группу людей в зал для брифингов. Само собой, пришли участники миссии на вещательной вышке, которые знали о микробном депо.

— Мы всё-таки нашли, где копать, — начала усталая Флорейция. — Мы осмотрели расквашенные тела солдат Альянса под обзорной площадкой и нашли их вещи. Отделы электронного моделирования и разведки проверили производителя и номер на ключе. Взламывать киберсистемы Информационного Альянса — последнее, что я хочу делать, но это было не зря. Мы нашли занимательные обрывки информации. Итак, замок используют для хранения боевого снаряжения, но сам производитель гражданский. Мастера старой школы умеют делать то, что машины не в состоянии, но в сокрытии информации они профаны.

Сисястая командирша включила проектор, чтобы отобразить на стене карту Второй Венеции.

— Производитель замков установил своё изделие в подземной секции на западной стороне. Вероятно, это вход в депо. Я хочу, чтобы вы её изучили.

— Э-э-э, а разве смертоносный штамм распространили не через агар в почве? Вы нашли что-нибудь в образцах?

— Ничего мы не нашли, — ответила Флорейция на вопрос Квенсера, положив ладонь на лоб. — Я велела нашим врачам проверить, но пока они не увидели в микроскопе ничего особенного. Какие-то микробы там есть, но как и в любой другой почве. Понятия не имеем, что это за Патоген Икс такой.

— Тогда...

— Мы проверили кровь Мёнри и не нашли ничего необычного. Квенсер, у тебя тоже пулю извлекли и кровь проверили, ты чист. Никаких проблем.

— Т-тогда в чём дело? Неужели этот Джек дал маху? — спросил Хейвиа с натянутой улыбкой, надеясь на свою правоту.

Но грудастая начальница не подтвердила и не опровергла догадку.

— Сложно сказать. Но действия Раша определённо настораживают. Она ведёт себя как смертник, которого заставляют бросаться на амбразуру.

А судя по докладу Принцессы, Раш вполне мог глушить Малыш Магнум, когда они перехватывали Сверхновую и астероид.

Всё началось ещё тогда?

Если кто-то хотел взорвать Вторую Венецию и заодно спалить гипотетический источник инфекции, атака с орбиты послужила бы эффективным способом «стерилизации».

— Значит, нам надо как минимум поверить в существование депо?

— Лучше так, но вопросов много. — Флорейция вздохнула. — Вирус не распространился, потому что не выживает в почве, или штамм ещё ждёт активации? Короче, мне нужны данные с микробного депо. Если хотим доказать свою незаразность, надо разузнать о Патогене Икс… А если некое устройство его вот-вот распространит, хочу извлечь из него штамм заранее. В любом случае, времени нет. Вирус, не вирус, а еды и воды у нас кот наплакал.

Но Квенсер и остальные понятия не имели, что хранилось в смертоносном ящике и кто его подготовил. Даже если само микробное депо принадлежало Информационному Альянсу, распространить патоген мог кто-то другой.

Кто напал на астронома, который предсказал падение астероида Аперитива?

Как много знали капиталисты, которые засели на контейнерном складе, и чего они добивались, раздав реплики гранатомётов?

Загадки сыпались как из рога изобилия.

Вопросов было больше, чем ответов.

Квенсер схватился за волосы и пробурчал простую истину:

— Надо проверить их по очереди.

Глава 2

Солдаты собрались у подземного входа, который якобы вёл к микробное депо и на который указывал серийный номер на ключе трупа.

— Хм, хм, хм, хм-м-м.

— Хорошее настроение, Катерина?

— Собрала почти все печати. Ещё капелька до полного набора! Даже слишком просто. Хи-хи-хи.

Ребята проплыли на ховеркрафте по каналам на западную сторону, но весь путь преодолеть на нём не смогли.

— Кажется, дальше всё, — сказал Эванс в короткой, приплюснутой силовой броне. — Даже если проедем чуть выше на ховеркрафте, дальше всё равно никак.

Квенсер не собирался препираться. Картина перед глазами была красноречивее любых слов.

— Жуть… — сказал студент, глядя на руины города.

Из глубокого в теории канала торчало что-то похожее на острый чёрный камень. И не только в канале. Камни размером с холодильник вонзились в стены небоскрёбов и так там и застряли. Более того, несколько зданий полностью рухнули, завалив обломками целые кварталы.

Хейвиа вышел из остановившегося ховеркрафта и возмутился:

— Вы угораете? И это после того, как Принцесса бомбанула его в воздухе? Не астероид, а заноза в жопе.

— Вектор отклонился, когда астероид вошёл в атмосферу. Могло быть ещё хуже, — сказала Катерина.

А Квенсер и представить не мог что-то хуже.

Внимание бронегруппы привлёк примечательный объект вдали. По незнанию его могли спутать с силуэтом крытого стадиона.

На самом деле то был астероид Аперитива, десятков, если не сотни, метров в высоту. Если бы астероид упал прямо, не развалившись, то мог вызвать новый ледниковый период.

Квенсер с остальными пошли по судну, а то под тяжёлыми шагами металлических ног ворчливо заскрежетало.

— Понятия не имею, куда идти.

— А что за шум? Только не говори, что посудина прогнулась под весом астероида.

Из искусственных недр кое-где сочилась морская вода — вырывалась сквозь большие дыры, отдалённо похожие на узкие расщелины в заснеженной горе.

Эванс остановился перед провалом и неуклюже задвигал рукой в силовой броне, словно по привычке пытался вытереть пот со лба.

— Слышьте, под нами ведь море?

— Дно неровное. Подводную часть острова проектировали в форме перевёрнутой пирамиды, и местами под ногами совсем узкий слой суши, так что не упади. Не знаю, насколько тут глубоко, но в силовой броне ты пойдёшь на дно, как кирпич.

Упавшие здания заполнили проходы, словно при оползне, а якобы ровная поверхность острова местами наклонилась.

— Он же не расколется, а?

— Братик, может, пойдём по «тропинкам», которые оставил астероид, а не по дорогам?

Четвёрка прошла какое-то время молча. Затем Квенсер нарушил тишину вопросом:

— Рядом море?

— А что?

— Ну, вижу огромный силуэт в море. Раш патрулирует зону.

Тот представлял самую большую угрозу, но они с ней ничего не могли поделать.

Закованные в броню люди продолжили путь сквозь заваленный обломками город.

— Кстати, Катерина, а чем ты займёшься в мирной стране?

— Хм?

— Хочешь пойти в школу, играть в парке или что?

— Братик, а где ты живёшь?

— В Париже, это земля Королевства. Ну, родился я в глубинке, но дом для меня именно город. Подруга детства Моника — та ещё заноза. Как отец поменял работу, я наконец-то переехал, но потом наткнулся на неё в школе! Зря выбрал лучший в стране технический вуз!

— Хм...

Студент не видел выражение на лице Катерины из-за силовой брони, но почувствовал, как она расслабила плечи.

— Париж, хм? Звучит весело.

Тем временем группа каким-то чудом добралась до точки назначения.

Оттуда под землю вела лестница. Изначально здесь для маскировки стоял дом, но когда с неба пошёл дождь из булыжников, панельное здание смело, как бумажное.

— Ого, там и правда тайная комната. И это на фешенебельном курорте для богачей.

— На гигантском искусственном мегакорабле такое построить намного проще, ведь не надо ковырять камни кайлом. Создателям надо было просто перераспределить алюминиевые и армированные блоки на стадии планировки.

Выглядело как вход на станцию метро.

— Чую, там всё в хлам. Надеюсь, дверь не погнулась настолько, что её не открыть.

— Мы же в силовой броне, разве не можем просто выломать?

— Мы же имеем дело с микробным депо, помнишь? Не удивлюсь даже гигантской дюралюминиевой двери на входе.

Бойцы получше ухватились за оружие и по одному спустились по ступеням.

Замкнутое пространство из бетона и плитки ещё сильнее напомнило станцию метро. Но по стенам шли большие трещины, с потолка попадали целые панели, и вниз свисали, подобно лапше в китайском ресторане, провода.

Квенсер кое-что заметил и замер.

— Флорейция? Вы слышите?.. Чёрт, под землю сигнал и проходит.

— Или депо экранировали.

Но больше тревожило другое.

— А? — удивился Эванс, озираясь по сторонам. — Тут до сих пор есть питание?

Уцелевшие флуоресцентные лампы до сих пор горели. Они мерцали словно из последних сил, отказываясь разделять судьбу большинства погасших собратьев, что поражало ещё сильнее, ведь западная сторона приняла на себя основной удар.

— Может, ветряная или солнечная энергия? Нет. Всё на поверхности уничтожила ударная волна от астероида. Может, резервный источник питания на дне… типа на энергии морского течения, — забубнил Квенсер.

— Засада. Провода выдраны с мясом. Если замкнёт, поджарит не по-детски.

В любом случае флуоресцентные лампы не внушали доверия, ведь могли в любой миг погаснуть. Группа покопалась с камерами силовой брони, чтобы усилить свет, и продолжила спуск.

Дальше солдаты наткнулись на внушительную дверь, какую как раз боялся найти Хейвиа.

— Но...

— Слышь, гляди. Её разрезали.

— Информеры попали в западню и вскрыли её изнутри?

— Вряд ли, её вскрыли снаружи, — заметила Катерина.

Товарищи переглянулись через линзы силовой брони.

— Тогда кто-то их загнал? — спросил Эванс.

Никто не знал ответа.

Ничего не понимая, солдаты прошли сквозь изрезанную кем-то дверь.

Следом тут же раздался звук выстрелов, а группу накрыло ударной волной.

Узкое пространство, подобное пещере, сыграло на руку, а вот незащищённым барабанным перепонкам досталось бы по самое не балуй. Броня сделала своё дело: выпущенная в грудь Квенсера пуля лишь вызвала оранжевые искры.

— Ах ты сука!

— Стой, Хейвиа! Не убивай его!

Слова Квенсера не достигли оглохших ушей.

Хейвиа взял с собой оружие, похожее на двухметровую версию дзютте из исторических сериалов Островной державы. На расходящихся концах крепилась пластина, похожая на параболическую антенну для спутникового вещания. На коротком конце была впадина, а на длинном — выпуклость.

Выпуклая часть взорвалась. Равномерно нанесённый пластид и восемьсот мелких металлических шариков для повышения поражающей силы накрыли всё перед Хейвиа под углом сто двадцать градусов.

Раздался звук, словно ливень бил по тонкой металлической крыше, от стен, пола и потолка полетели искры, и все поверхности окрасились в оранжевый.

— О да! Вот это я понимаю силовая броня. Держать в руке картечную мину… вот это жесть! А, Квенсер, ты что-то сказал?

— Проехали, баклан! Я думал, тот тип что-нибудь знал, а ты взял и разнёс его на куски своей Алебардой! — заорал Квенсер на Хейвиа, который спокойно менял «пластину» на конце. От незнакомца осталось лишь тёмно-красное желе, которое мало что расскажет. Оно даже не походило больше на твёрдый объект.

А Катерина от неприглядной картины даже бровью не повела.

— Братик, нам выдали только Алебарды, больше ничего не осталось. Ну, мы могли бы надавать ему в рукопашную.

— Его бы всё равно перемололо в фарш, — сказал Хейвиа.

— Выпуклый конец для атаки по площади против пехоты, а вогнутый — для точечного поражения танков? Зачем нам всучили такое мудрёное оружие?! Или Флорейция за откаты тестирует на нас экспериментальные пушки?!

— У силовой брони большие пальцы, потому годятся только специальные модели оружия. Разобрать и наладить оружие тоже не выйдет, потому лучше всего брать простое и мощное.

Ребята шли вперёд, слушая объяснение послушной девочки.

Временами они натыкались на солдат неизвестной принадлежности, но выведать сведения не успевали, ведь приходилось подрывать цели одним ударом. В качестве врага выступали солдаты, а не преступники, потому приказ остановиться не работал. К тому же Алебарда стреляла шариками врассыпную, и ни о каком предупредительном выстреле и речи идти не могло. Сложнее было промазать, тем более что шарики рикошетили от стен, опор и силовой брони, потому в любом случае настигали вражеских солдат.

— Такую штуку надо запретить конвенцией, — пробурчал Квенсер.

— Знаю, ты не любишь обмазываться человеческими ошмётками, но с этими штуками нам любые солдаты ни по чём. Крутецкие пушки нам сисяндра выдала. Может, она устала скрывать, что по мне сохнет?

Пока они не добились никаких результатов. Но стоило спуститься чуть дальше, как кое-что нашли.

— Там кто-то валяется.

— Стой, Квенсер. Не иди туда, как олень. Вдруг он лёг на противотанковую мину?

Придурок №1 проигнорировал предупреждение Хейвиа и беспечно спустился по прямому коридору к упавшему вниз лицом трупу. Там студент присел и приблизился к телу, хотя камеры силовой брони могли приближать изображение.

— Странно...

— Что? Если его футляр для карты или пайки обмотаны проводами от мины, то обойдусь. Силовая броня не спасёт.

— Не в том дело. Гляди, Хейвиа. А, Катерина, постой там.

— Братик, я уже насмотрелась на расчленёнку, зачем мне стоять далеко?

Катерина самодовольно подошла ближе, что не добавило бы ей очков, поведи она так себя в нормальном обществе.

— У него нет видимых ран. Его не застрелили.

— А это что? Он промок.

Хейвиа и Эванс тоже нервно подошли. Силовая броня могла отразить штурмовую винтовку, но любое более мощное оружие представляло опасность. Назначение брони становилось предельно понятным при осознании того, что она не заменяла танки или броневики. Проще говоря, никто не считал силовую броню абсолютно безопасной.

Эванс оказался самым большим трусом, ведь остался дальше всех от трупа.

— Е-его запытали?

— Нет, Эванс, нет. На запястьях нет следов. Если бы его связали или заковали в наручники, на коже остался бы след.

— И смотрите...

Оттого что Квенсер упомянул запястья, Хейвиа проверил руку трупа и взвыл.

От запястья до локтя шла татуировка в виде двух змей, обвитых вокруг одного посоха.

— А я всё думал, что это за бараны. Это Керикион. Даже трогать не хочу.

— Кто они?

— Группа в Организации Веры, которая отвечает за биоэтику. Они из фракции греческой мифологии, и крыша у них поехала будь здоров. Ну, последнее относится к любому вооружённому фанатику верунов.

— Чем конкретно они занимаются? Запрещают банки спермы, называют лучевую терапию происками Сатаны, или типа того?

— Их кредо — «Мы можем, а другие — нет».

— Хм. Хуже некуда.

Блюстители биоэтики, которые многое знали о лекарствах и биотехнологиях, одной своей сутью нагоняли страха. А дело происходило в микробном депо, которое Информационный Альянс построил втайне ото всех на крупном туристическом пункте, а команда Квенсера пошла туда, потому что некая третья сторона спровоцировала взрывоопасную ситуацию. Как ни гляди, расклад оптимизма не внушал.

— Надо расследовать нападение на старого астронома. Те вояки наверняка замотали татуировки.

— Но если за этим стоят веруны, откуда тут их дохлый товарищ? — заметила Катерина.

— Не вижу ни одного солдата Альянса, они все убежали? Или всех поубивали? — спросил Эванс, оставаясь чуть поодаль. — Короче, будем считать, Керикион захватил базу.

Хейвиа попытался почесать голову через силовую броню.

— Не нравится мне это. Мы же не будем проверять, не убил ли их собственный вирус?! У нас не фильм про зомби, я пас!

— Нет, стой. Это вода, а не пот, да? Он просто утонул. Вряд ли его убил вирус или типа того.

— Тогда кто-то бросил тела в воду? Альянс выжил, отвоевал объект и замучил верунов до смерти? А не видели мы никого, потому что информеры ушли в какое-то укрытие?

— Стой, Эванс. Мы уже говорили. На запястьях нет следов, значит его вряд ли...

Квенсер замолчал.

Силовая броня Хейвиа качнулась в сторону, словно тот наклонил внутри голову набок.

— Что? Опять заметил что-то геморройное?

Квенсер не ответил.

Неопытность студента как раз и помогла заметить: когда Квенсер присел перед телом, линия взгляда опустилась, а когда он обернулся на Эванса, ненароком посмотрел наверх. Там-то и увидел линию, которая шла по стене прямо под потолком, достаточно высоким, чтобы не биться о него даже в силовой броне.

— Что? Цвет стены… меняется?

— А?

— Нет. Это вода. Она затопила комнату по этот уровень! А это выше силовой брони… Не знаю, как такое случилось, но этот тип захлебнулся, когда сюда внезапно хлынула морская вода!

И тут раздался устрашающий скрежет, от которого скукожились желудки.

Хейвиа огляделся.

— Слышь, что это?

— О нет, бежим! Мы не выплывем, если утонем в этой толстенной броне!

Квенсер не знал точно, вернуться им лучше или двигаться вперёд, но звук доносился из уже пройденного коридора. Оттого ребята решили действовать от противного и помчались в другую сторону.

Всё судно скрежетало из-за того, что «рана» на поверхности увеличивалась?

Повсюду забили гейзеры морской воды.

— Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт!

— Братик, впереди водонепроницаемая дверь!

— Алебарда пробьёт броню танка, надо просто разнести эту дверь к ядрёной матери! — заорал убежавший вперёд Хейвиа, занося оружие. Подготовил он не выпуклый конец, который бил по большой площади металлическими шариками, а вогнутый, который фокусировал выстрел в одной точке и мог пробить даже силовую броню. Квенсер и остальные притормозили, чтобы случайно не выбежать перед Хейвиа и не попасть под шальной выстрел. Но...

— Нет, стойте...

— Что, братик?

— Стой, Хейвиа! Замок на двери повреждён, и снизу просачивается вода! По ту сторону уже...

Уже было слишком поздно.

Замкнутое пространство заполнилось оглушительным рёвом, и тонкий копьеподобный снаряд прошил стальную дверь, словно консервную банку.

Вслед за устрашающим взрывом последовало отнюдь не пламя. Из пробитой двери, словно из разрушенной плотины, вырвалась струйка воды. Равновесие нарушилось, петли лопнули, и охилевшую толстую дверь сорвало со стены. На бетоне остались внушительные борозды, и будь больше времени, парни обязательно бы полюбовались красотой воцарившегося хаоса.

Людей сбило с ног даже в силовой броне.

За какие-то секунды грязная морская вода заполнила коридор по пояс. Вода, смыв распухший труп, грозилась вскоре дойти до потолка. Какой бы мощной ни была силовая броня, она превратится в статую-гроб, если утонет.

Катерина как самая юная из всех первая взялась за голову.

Броня со звуком сжатого воздуха раскрылась, и блондинка-малолетка вылезла наружу.

— Катерина!

— Братик и все, тоже вылезайте! Если утонете, давление воды не даст открыть люк!

— Твою ж за ногу, нам что, плыть через бассейн с трупаками?! Да ну нафиг! — выругался Хейвиа, но всё же он послушался и вылез из силовой брони. Квенсер слишком долго возился, потому Хейвиа и Катерина вместе активировали внешний механизм. Студента вытащили наружу, и грязная морская вода хлынула ему в рот, обжигая горло.

— Эванс!

— Нет...

— Ты солдат или кто?! Хватит трупов бояться!

— Я боюсь места! Мы не знаем, заражена Вторая Венеция или нет, но вылезать из брони в полуразрушенной лаборатории — полное безумие! Ну уж нет! Чёрта с два я тут подохну!

Катерина с Хейвиа цокнули языками и потянулись к внешнему механизму извлечения, как сделали с Квенсером, но Эванс в панике отогнал их руками.

Тем временем ситуация достигла точки невозврата.

Всё судно накренилось.

Но Квенсер и другие едва ли это почувствовали, плавая на поверхности. Как ни наклоняй чашку чая, поверхность жидкости останется горизонтальной.

Лучше всех заметил перекос Эванс, который стоял в силовой броне на твёрдой поверхности. Он словно запнулся о невидимую кочку и пропал в мутной воде.

— Эванс! Где ты?!

— Бесполезно, братик! Вода пребывает. Наверное, попадает через большую трещину в полу!

Эванс так и не вернулся на поверхность, провалившись во тьму. Заключённый в гуманоидный гроб, он миновал «дно» Второй Венеции, а оттуда путь лежал только в одну сторону — на морское дно.

— На сколько… хватит кислорода?

— У него мозги быстрее сломаются. Заживо, считай, похоронили. Надо передать сисяндре, пусть пошлёт за ним глубоководный дрон!

У Квенсера с остальными были дела поважнее Эванса. По днищу судна шла трещина, и «рана» росла, пока гигантское судно стонало под весом астероида, впуская в себя всё больше воды. Если помещение затопит до потолка, людей ждала неминуемая гибель.

Катерина схватила поручень на стене и, оглянувшись, увидела лестничную клетку в конце длинного коридора.

— Идём дальше.

— Зачем?! А как же Эванс?!

— Мы не доберёмся до лестницы, даже если поплывём с потоком воды! Не знаю, что там дальше, но придётся рискнуть! Рации отсюда не работают, если умрём, про Эванса никто не узнает!

— Вот чёрт!

Плыть против мощного течения точно не получилось бы. Людям пришлось похватать перила на стенах и трубы на потолке, чтобы медленно доползти до водонепроницаемой двери.

Ситуацию хуже не придумаешь.

К счастью, в следующей комнате потолок был выше, и уровень воды перестал расти, как только дверь полностью затопило. Остался лишь пугающий скрежет.

То ли из-за волн, то ли массы астероида, то ли накренившейся западной части острова с рухнувшими небоскрёбами, но «рана» временами расширялась.

— Вечно это не продлится… Вода или поднимается, или останавливается. А раз её не откачивают, мы рано или поздно попадём в западню.

— Понадеемся на другой выход. Назад уже не пойти, там коридор по самый потолок затопило. Без кислородных баллонов мы не сможем дышать.

Больше всего пугало то, что их шансы на выживание зависели от неизвестных факторов. Даже сейчас через дыры в стенах просачивалась вода. Стена могла в любой миг обрушиться и затопить помещение, смыв остатки надежды на спасение.

Плюс...

— Раньше мы полагались на силовую броню, а теперь у нас только пистолеты. Если налетим на бойцов Керикиона, не победим.

— Надеюсь, им дел без нас хватает.

— Мы в одной лодке. Все помрём.

Квенсер схватил плавающую пластиковую канистру, и троица поплыла вперёд, держась за неё. Очень уж хотелось залезть на твёрдую поверхность, но выбирать не приходилось. А от вида торчавших из потолка проводов, которые бросали искры прямо над поверхностью воды, сердце сжалось от страха.

— Может, тут есть аварийные насосы, как на подлодках, — понадеялась Катерина.

— А строители такое предусмотрели? В смысле, падение астероида.

Разговор прервал неприятный скрежет. Придурки поглядели на высокий потолок.

— Пожалуйста, скажи, что пробоина не увеличилась...

— На этот раз потолок намного выше, времени больше.

— Ты забыл о проводах, Хейвиа?! Если вода ещё поднимется, мы поджаримся!

— Быстрее!!!

И тут произошло кое-что неожиданное.

Уровень воды взял и упал. Уровень взгляда заметно опустился, а ноги достали до пола. Грязная морская вода осталась по щиколотку, но лучше уж так, чем ощущать соль во рту при каждом вдохе.

— Но почему?

— Наверное, под нами незатопленная область, — предположила Катерина. — Брешь увеличилась, и вода ушла туда.

Выходило, некоторые зоны остались сухими, и если запереть все герметичные двери, удастся сохранить воздушные области даже ниже уровня воды. Прям как создать пустое место в головоломке с падающими блоками.

Но если другая стена и потолок треснут, вода зальёт пустое пространство, и люди утонут.

— Выходит, кто-то поплатился жизнью? Вместо нас?..

— Мини-версия войны. Мы рушим жизни людей, которых даже никогда не видели.

Безопасность Квенсера и остальных никто не гарантировал. Они словно балансировали на канате, натянутом над пропастью, пытаясь дойти до противоположного края как можно быстрее.

Хейвиа помахал намокшим пистолетом.

— Свежая вода ещё ладно, но морская может вызвать проблемы. Катерина, как у тебя пистолет?

— Вроде нормально. Братик, у тебя же опять нет оружия?

Силовая броня сидела плотно, потому оружия с собой взяли строго ограниченный запас. Места хватило на два пистолета, а рюкзак оказался слишком громоздким, потому Квенсер остался без Топора.

Троица осторожно продвигалась вперёд и закрывала все герметичные двери по пути, убеждая себя, что «лучше уж так». Если стена треснет и хлынет вода, все старания пропадут даром.

— Опасная хрень, — сказал Хейвиа, глядя вверх. — Даже тут видно.

Высокий потолок местами сильно проседал, но не из-за конструкторской задумки, а повреждений, причём там проступал глянцевидный камень. Вторая Венеция, будучи искусственным островом, состояла из алюминия и армированной нержавеющей стали, потому природный камень был чужд.

— Это кусок астероида Аперитива?

— Кажется, мы дошли до крытого стадиона, который видели вдалеке.

По спине пробежали мурашки. Веса глыбы хватило, чтобы Вторая Венеция заскрежетала и наполнилась водой, и теперь эта космическая масса нависла прямо над головами, и никакие опоры или тросы её не поддерживали. В любой миг чужак из другого мира мог оставить от жалких людишек мокрое место.

— Я даже рад, что не взял с собой Топор. Не хотел бы тревожить эту штуку.

Лежавшие тут и там влажные трупы указали, что зону раньше уже затапливало. Но тела немного отличались от солдат Организации Веры.

— У них другое снаряжение. Это Альянс?

— Униформа и винтовки те же, значит, всё-таки тоже члены Керикиона. Может, звание и задание другие. Типа, кто-то охранял периметр, а остальные работали внутри.

Хейвиа закатал рукав на руке трупа и нашёл татуировку посоха с двумя змеями. Проверить захотелось из-за лиц трупов.

— Это же газозащитные маски?

— Похожи на пришельцев с щупальцами, — сказала Катерина, потянувшись к одной из масок.

Смотреть в лицо мертвеца девица не стала, она повернула его голову и вытащила цилиндрический фильтр. Затем провела пальцами по буквам на металлической поверхности, разобрала на части и проверила внутренности.

Квенсер, хмурясь, наклонился и посмотрел так, словно изучал содержимое чужой коробочки с обедом.

— Слышь, это не активированный уголь. Что это? Внутри сушильный агент?

— Такие маски бывают разных типов, но они точно не для защиты против ядовитых газов. Если она поглощает влагу, значит защищает от чего-то биологического.

— Биологического?.. Типа биологического оружия?!

— Никогда не слышал, чтобы сушильный агент использовали против бактерий...

— Может, дело в другом, — влезла светлоголовая Катерина. — Когда я пилотировала Объект, мне велели опасаться не только атак, но и саботажа. А кроме ядовитого газа и вирусов меня предупреждали ещё кое о чём. Кажется, средством защиты был как раз сушильный агент.

— О чём же?

Катерина с готовностью ответила Квенсеру:

— О плесени. Смертоносной плесени.

Глава 3

Катерина описала ситуацию так:

— Получить странный вирус или бактерию непросто, а сохранить их разрушительную силу ещё сложнее. Будет беда, если они вырвутся на свободу. Плюс они живые, потому придётся за ними присматривать, а то помрут. Нельзя просто оставить их в герметичном контейнере. Дешёвым оружием их назвать можно, но простым — точно нет.

— Ну, ага. Это как вирусу гриппа выживать на свежем воздухе.

Хейвиа согласился, хотя не до конца разобрался.

Квенсер тоже был полным профаном, когда дело касалось биологии.

— И чем эта смертоносная плесень особенная? Если какая-то штука убьёт при вдохе, то какая разница, что это?

— Не совсем, — хихикнула Катерина. — Её называют смертоносной, но сама по себе плесень не может убить. Она повсюду. Надо лишь изменить гены чёрной плесени, которая растёт на кухне или под плиткой в ванной.

— Но она не может никого убить, да?

— Да, — уверенно кивнула малолетка. — Значит, плесень только переносчик. Убивающий людей токсин — это что-то другое.

— ...

— Может, яд фугу или аконита. Надо лишь создать микроскопический порошок и смешать с растущей плесенью. На этой станции куча специального оборудования, хотя хватило бы обычного кухонного тестомесителя. И когда якобы безопасная плесень вырастет, люди её вдохнут и помрут как мухи.

— Уфф, — простонал Хейвиа. — Вспоминается легенда о Наполеоне. В ссылке его здоровье ухудшалось, а потом он загадочно умер. Учёные до сих пор спорят, в чём дело, в мистике или убийстве. Но по одной теории, яд смешался с плесенью в стенах и медленно его отравил.

— Может, это другое, но я слышал, что в плесень попадают пыльца, клещи и другие аллергены.

— Смертоносная плесень лишь переносчик, потому можно контролировать ущерб, — сказала Катерина. — Даже если плесень бесконтрольно разрастётся, опасными будут только ядовитые части. Они не могут размножиться или мутировать в суперядовитый микроб.

Катерина ответила настолько доходчиво, что у Квенсера по спине пробежали мурашки.

— Тип и плотность переносимого вещества можно контролировать. Можно заставить людей харкать кровью и умереть или безопасно усыпить. То же самое, что укол сделать или подмешать в еду отраву.

— Её вообще не остановить?..

То, что люди бесконечно воевали с плесенью в ванной, вооружившись губками и чистящими средствами, говорило о живучести такой формы жизни. Сама плесень не содержала смертоносного токсина, потому не могла мутировать в нечто несокрушимое, но мысли о непрошеных гостях в доме не внушали оптимизма.

— Вот почему Охохошка в Раше так отчаянно никого не выпускает. Споры плесени могут пересечь океан на подошвах башмаков?

Даже если залить весь город спиртом или известью, не получится убить всю плесень. Какой-нибудь участок бетона или грязи точно останется нетронутым. Недостаточно будет даже сжечь дотла целый остров.

Пускай не вся плесень представляла угрозу, вероятность вдохнуть ядовитую оставалась, потому пока весь город не стерилизуют, нельзя было расслабляться. Походило на своеобразное минное поле, только здесь смертоносные ловушки могли подстерегать где угодно, даже в воздухе перед самым носом.

— Но какой токсин Керикион хотел распространить по всему миру через плесень? Никто не сможет без понимания вещества создать противоядие.

— Поглядим. — Катерина осмотрела фильтр открытой газозащитной маски. — Сушильный агент убьёт плесень, но химический токсин никуда не денется. Будет накапливаться внутри, прям как грязь в фильтре для воды.

Троице теперь нужно было не оставаться в депо, а найти выход и вернуться к Флорейции на базу техобслуживания.

Но теория Катерины кое-что предусматривала.

— Подождите. Это сработает, если заражённая плесень уже распространилась. А если её нет в воздухе, то и фильтр чистый. Может, эти парни носили маски просто на всякий случай.

Неизвестно, заблокировала ли Охохошка с Рашем остров уже после того, как плесень вырвалась на свободу, или до. Вражеская элитница могла действовать на опережение.

— Кстати, сисястая командирша сказала, что не нашли ничего странного ни в земле, ни в крови Мёнри. То же касается тебя, Квенсер.

— Плесень повсюду, потому они запросто могли её не заметить, — неуверенно сказала Катерина.

Если смертоносная плесень ещё только рвалась на волю, то возвращение на базу будет худшим выбором. Троица остановится в шаге от цели и повернёт назад, а величайшая угроза в виде убийственной плесени вырвется во Вторую Венецию.

Квенсер вздохнул.

— Катерина, давай возьмём с собой маску. И на всякий случай надо проверить распылители. Если их ещё не активировали, то есть шанс всё остановить. А если плесень не попала наружу, то у Раша не будет причин держать здесь людей.

— Точно… — с неохотой согласилась Катерина. Она подключила фильтр размером с пивную банку обратно к маске, а ту повесила на бок головы, как обычно носят во время фестиваля в Островной державе. Девица хотела во что бы то ни стало оставить обе руки свободными, чтобы ничто не мешало держать пистолет. А вот то, что маску сняли с бледного лица утопленника, нисколько девочку не смутило.

— Где центр депо? Есть какая-нибудь карта? Не комплекс, а гигантский лабиринт. Сами работники в миг бы потерялись.

— Хейвиа, ты в собственном доме потеряешься, если на дверях не будет табличек?

— Ты не знаешь, сколько у меня дома комнат. Я аристократ, забыл?

Долгое время они не смогли ничего найти. Временами попадались утопленники, но те ничего нового не рассказывали.

Группа продолжала идти всё глубже, подальше от заблокировавшего путь наверх гигантского астероида, и наконец нашла.

— Стойте, стойте, стойте. Вон там что-то опасное, — поделился мнением Хейвиа.

В отличие от виденных ранее, новая комната была отделена прозрачным стеклом. На входе установили воздушную камеру, которая точно предназначалась для уничтожения микробов.

Внутри никого не оказалось.

От удара астероида стеклянные стены разлетелись, и остались от них одни рамы.

В центре комнаты стояло подобие цистерны с наполненным водой контейнером внутри, который напоминал котелок или чайник. Из него выходила толстая металлическая труба, чтобы иметь доступ к некоей жидкости. Если открыть кран, микробы вперемешку с субстратом в виде обогащённого почвой агара разлетятся по всей Второй Венеции.

В ведьмином котле что-то плавало — синтетический мешок размером со студенческую записную книжку.

Если это не пакет карри быстрого приготовления...

— О нет… Плесень приготовили! — проорал Хейвиа, прикрывая рукой рот, но Квенсер, хмурясь, перешагнул через очередной труп и подошёл к заваленному битым стеклом центру помещения.

— Слышь, Квенсер, там опасно!

— Нет, стой. Гляди сюда.

Квенсер обратил внимание на промышленные компьютеры вокруг сломанной цистерны и большого котла. Большинство мониторов сломалось, но один показывал окно предупреждения.

Катерина подошла и прочла.

— Произошла непредвиденная ошибка. Перезапустить рабочий процесс? Или желаете продолжить?

— Хорошо. Не знаю, помог астероид или отключение питания, но процесс остановился! Если вытащим мешок карри из котелка, остановим заражение!

Квенсер тут же развернулся и пошёл к мешку на дне котла, а в следующий миг раздался сухой выстрел.

Вместо того, чтобы попытаться найти источник звука или рефлекторно пригнуться, Квенсер уставился на пакет со смертоносным содержимым.

В нём появилась дыра всего лишь с палец, но и края сильно разорвало.

— Братик!

Катерина обхватила Квенсера за ноги и повалила на усеянный битым стеклом пол, но студент не мог наверняка сказать, что на него не попало ни одной капли из пакета. Студент и так промок до нитки, потому не смог бы отличить морскую воду на одежде от смертоносных спор.

— Вот сука!

Раздались новые выстрелы. Хейвиа застрелил утопленника, через которого Квенсер перешагнул. Мертвец оказался не совсем мёртвым, по крайней мере до недавнего времени.

Катерина легла на Квенсера и крикнула Хейвиа:

— Поднимай маску, быстрее!

А малолетняя блондинка взяла газозащитную маску на своей голове. Смертоносная плесень уже вырвалась на свободу. Работа микробного деро оказалась парализована, и риск распространения патогена по всему острову свёлся к минимуму, однако к самой лаборатории это не относилось.

В наличии имелись только две маски — у Катерины и солдата, которого добил Хейвиа.

Один из трёх останется без средства защиты.

— Чёрт...

Квенсер под весом маленькой девочки развалился на полу.

— Я, пожалуй, сдаюсь. Но обещай, что принесёшь противоядие или вакцину до того, как я откинусь...

Квенсер не разбирался в теме, но даже он знал, насколько задача сложная. Так называемых вирусов-убийц находили немало, но после выявления образца требовались годы на разработку вакцины. Причём первые вакцины были далеки от совершенства. Для химических токсинов делали противоядия, но попавший в организм яд или промедление в лечении приводили к серьёзным последствиям.

Пока студент обдумывал все возможные варианты, произошло кое-что неожиданное.

Лёжа на Квенсере, Катерина прижала маску к его лицу.

Сперва он не понял. Но когда сообразил, что означал выбор Катерины Синеангельской, заорал на неё:

— Стой, Катерина! Стой! Ты хоть понимаешь, что творишь?!

Квенсер попытался схватить придавленную к лицу маску, но Катерина крепко обхватила его тело, полностью обездвижив. Студент задвигал бёдрами, пытаясь спихнуть девицу, но она основательно прижала его к полу, как всамделишный боец ММА, и даже натянула на голову парня эластичные ремешки маски.

Блондин крикнул своему нескованному другу:

— Хейвиа, сделай что-нибудь! А то...

— Уже поздно. Я слишком долго вдыхала этот воздух. Мне маска не поможет. А если снимешь её, мы оба заразимся, братик.

— !..

Слова девицы произвели достаточный эффект, чтобы Хейвиа, который позаимствовал маску застреленного солдата, остался стоять на месте.

— Ну и что… — Квенсер отчаянно задвигал последним, чем мог, — ртом. — Ну и что! Я тебя не брошу! Мне поручили вернуть тебя в мирную страну, и я поклялся, что сделаю это! Маску-то зачем отдала?!

Квенсер настолько громко кричал, что едва не сорвал горло, а девочка, расслабив губы, села поверх него.

— Последняя печать...

Девица затряслась и упала вперёд.

— «Подумай, как ты можешь помочь другу в беде»...

Катерина, лёжа на Квенсере, набралась решимости, приблизилась к лицу парня и уткнулась мягкими губами в фильтр газозащитной маски. Получился бесконтактный поцелуй.

— Вот чёрт!..

Квенсер, наконец, вытащил руки из-под девичьих ног, обхватил аномально горячую спину элитного пилота и обнял девочку дрожащими пальцами, не в силах из-за маски даже вытереть слёзы.

— Чёрт!!! Я не позволю всему так закончиться! Помоги, Хейвиа! Катерина выполнила все задания соцадаптации. Клянусь, я отправлю её в мирную страну. Надо замедлить распространение плесени!

— Д-да, точно!

Квенсер и Хейвиа в масках, которые удалось получить в обмен на чью-то жизнь, побежали по сердцу разрушенного комплекса.

— Они должны были заготовить вариант на случай ЧП. Может, известь или чистый спирт, но точно должен быть аварийный способ стерилизовать всю станцию!

— В запертом шкафчике порошок, которым чертят линии на школьном дворе во время спортивных фестивалей!

— Известь! Хейвиа, разбей стекло, если надо, но разбросай её повсюду!

— А ты?!

— Мы не можем обеззаразить Катерине рот, но можно положить её в мешок для тел и залепить молнию липкой лентой, чтобы помешать плесени. Воздуха Катерине хватит часа на два-три, а споры внутрь так просто не попадут, они больше пыльцы, значит, проникают хуже вирусов. Должно сработать!

— Чёрт, надеюсь, ты прав!

Независимо от деталей, время работало против них. Настоящую проблему создавала вода, которая затопила станцию. Если смертоносная плесень начнёт резко распространяться, придётся полностью запечатать комплекс вместе с Квенсером и Хейвиа. И тогда они уже ничего не смогут сделать.

Именно от этого зависело, смогут ли они вернуть Катерину на базу 37-го Мобильного батальона техобслуживания.

Даже без вакцины или противоядия и даже если удастся лишь снять симптомы, на базе имелось специальное оборудование и военные врачи. Они помогут заражённой явно лучше, чем Квенсер с Хейвиа.

Залепив мешок для тел липкой лентой, парни высыпали на него извести. Девица спасла ему жизнь, и Квенсер хотел рвать на себе волосы из-за того, что относился к ней как к больной.

— А сработает?!

— Не знаю, но мы хотя бы ещё стоим на ногах.

Если ситуация могла стать хуже, это обязательно произойдёт.

Затряслись небеса.

— Нет, только не это……………………………… — простонал Хейвиа, задирая голову.

Сверху задвигалось нечто гигантское, похожее на чёрный камень. Парни увидели стометровый обломок, отколовшийся от астероида Аперитива во время атаки Принцессы. Или так парочка подумала.

А могла ли она ошибаться? Если камень двигался, то могла.

Чёрный камень раньше казался крепким, но теперь по его поверхности пошли трещины. А ещё на глаза попались металлические башни. Нет, тоже не они. Размеры оказались настолько велики, что люди не смогли бы увидеть всю картину, стоя рядом, потому им мерещилась стена с башнями.

Если бы парочка отошла подальше и посмотрела внимательнее, то камень выглядел бы иначе.

Парни увидели бы пятидесятиметровый главный сферический корпус, покрытый пушками. Колоссальное оружие, которое развивало скорость более пятисот километров в час, положило конец ядерной эпохе, а внутри него находился JplevelMHD-реактор, который давал энергию огромной главной пушке — единственному средству уничтожения аналогичных боевых машин.

— Какой больной ублюдок это сделал?! Детали увезли в космос и собрали внутри астероида Аперитива, как корабль в бутылке?! Он использовал астероид как внешнюю защиту и теплоизоляцию?!

Противовоздушная атака Принцессы разрушила гигантский астероид и вызвала взрыв в воздухе, но теперь парни обратили внимание, что глыба развалилась на части подозрительно ровно. Создатели могли такое предусмотреть изначально, чтобы боевая машина пережила уничтожение астероида залпом Объекта.

Но какая мировая держава его создала?

Керикион Организации Веры, который хотел распространить смертоносную пыльцу? Или те, кто хотел остановить заразу, уничтожив комплекс, даже если бы заодно пришлось разрушить Вторую Венецию?

Его построили в космосе, собрали внутри астероида и точно уронили на планету. Требовалось сохранить в идеальном состоянии внутренние системы и Элитного пилота, потому создатели вложили в своё творение немыслимое количество технологий. Безо всяких сомнений, у них получилось передовое второе поколение.

— Твою ж за ногу… Вот почему напали на старого астронома? Раз астероид назвали в его честь, значит, он каждый день его изучал. Может, заметил что-то странное, и его решили убрать?

Квенсер Барботаж пришёл на поле боя, чтобы изучать дизайн Объектов, но сейчас у него не засверкали глаза.

— Замолчи...

Студент поднял мешок с девушкой, которая спасла ему жизнь и нутром чуяла, как её время утекает. Безоружный, лишённый даже Топора жалкий человек в маске, которая скрывала выражение лица, сказал лишь следующее:

— Плохое ты выбрал время, баран! Тебя сразу взорвать или потом?!

Глава 4

— Ну и ну.

Ожидавший далеко в море Гатлинг 033 Информационного Альянса заметил во Второй Венеции изменение.

Девица глянула на 3D-модель в купальнике в окошке на экране.

— Значит, Койлган 052 Организации Веры пришёл в движение. О-хо-хо. А я думала, он при падении развалился на части.

Керикион выбрал микробное депо своей целью ещё до инцидента с астероидом, но оборона Информационного Альянса оказалась слишком надёжной, и атакующие столкнулись с непреодолимыми проблемами.

Астероид Аперитива они использовали как запасной план.

Астероид устроил кавардак, силы Информационного Альянса развалились на части, и Керикион занял комплекс, где столкнулся с новыми трудностями: станцию затопило. Но сочувствия они всё равно не заслуживали.

Охохошка не знала, распространили уже Патоген Икс или только собирались. Она также не знала, как быстро он распространяется и действует. Она даже не знала, верную ли информацию ей предоставило начальство. Солдатам её подразделения выдали только маски, напоминавшие шлемы, разборные дождевики и антибиотики широкого спектра действия с массой побочных эффектов. Раз им не выдали вакцину или противоядие, пилот пришла к выводу, что Патоген Икс ещё только предстоит идентифицировать.

Вот почему остров пришлось заранее закрыть на карантин. Если распространится смертоносный вирус с большим инкубационным периодом, и на вид здоровые туристы беспрепятственно вернутся в свои страны, в мире вспыхнет пандемия. К тому же Вторая Венеция изначально принадлежала Информационному Альянсу, оттого богатые туристы слетелись в основном из подконтрольных стран.

Если Патоген Икс ещё не опознали, то его бесконтрольное распространение в мирных странах приведёт к большому числу жертв. Если на поиски решения уйдёт пять-десять лет, несколько держав буквально утонут в трупах.

— Хм. Не таким должна заниматься популярная певица. О-хо-хо.

Она примет меры, а мир пусть думает что хочет.

Её публичный образ звезды, которая танцует и поёт на экранах всего мира, порой отходил на второй план, а на передний выходила скрытая сторона — Элитный пилот, который вёл кровавые войны.

— Интересно иногда играть роль злодея.

Элитница-звезда облизала губки маленьким язычком, ожидая, что из-за смены обстановки Койлган 052 перестанет притворяться мёртвым.

Патоген Икс начал распространяться, или же некая неудача вынудила врага перейти к плану “Б”?

Ответственная за карантин девица предположила худшее. Что если Койлган 052 убедился в полном заражении острова и теперь решил уничтожить Гатлинг 033, а потом провести массированную атаку на Вторую Венецию?

Мертвецы не рассказывают сказок.

Если люди нужны лишь как носители Патогена Икс, тогда их необязательно оставлять в живых. Заражённые тела могли инфицировать родных. Неизвестно, сколько людей на Второй Венеции знало о микробном депо, но если всех убить, правда вскроется нескоро.

Охохошка не знала, насколько точный анализ ситуации ей предоставили.

Но она будет поддерживать карантин так долго, как возможно. Даже при самом оптимистичном раскладе не получится изолировать территорию на сто процентов. Если людей предупредить об эпидемии гриппа, они будут чаще мыть руки и промывать рот, но если в какой-нибудь школе никто не воспримет предупреждение всерьёз и положится на авось, слягут все.

Девица нисколько не сомневалась в необходимости карантина, и никакое обстоятельство не пошатнуло бы её решимость.

— Активировать стратегический ИИ «Джульетта». Гатлинг 033 вступает в бой с красной целью, идентифицированной как Койлган 052 внутри Второй Венеции. Запрашиваю подтверждение.

Пилот отправила радиосообщение на базу техобслуживания в силу привычки, хотя в этом не было особого смысла. Если бы что-то запретили, офицеры сразу бы с ней связались. А если ограничений не наложили, элитница могла действовать свободно. Действовали несколько общих запретов, но ни слова не было сказано о вражеских Объектах или Второй Венеции.

Не прошло и трёх секунд, как ожидаемо ответили.

— Принято, Гатлинг 033. Однако ты не можешь катапультироваться в заражённой зоне. Поражение означает смерть. Смотри не мудри с расчётами и используй оптимальный вариант, предложенный Джульеттой… Поняла? — сказала командир с длинными серебряными волосами и смуглой кожей, причём на последней фразе её голос притих.

Охохошка ничего не сказала, а лишь беззвучно хихикнула.

«Ничего себе, она дала волю чувствам».

Девица переключила режимы и направила вычислительную мощь на выполнение одной задачи. Видео с танцем трёхмерной модели закрылось, и все ресурсы пошли на подготовку к предстоящей битве.

— Доступ подтверждён. Вступаю в бой. О-хо-хо. Поехали!!!

Глава 5

Тяжёлый чёрный камень, который нависал над головами, исчез, открыв обзор на голубое небо.

Вниз посыпались градом обломки изоляционного материала и внешней оболочки размером с грузовик, но Квенсер не посчитал нужным упасть на землю.

Хейвиа, снедаемый собственным бессилием, завопил сквозь маску:

— С-слышь. А это нормально? Если мы не уничтожим всю плесень, она попадёт наружу!

— Замолчи, Хейвиа. Насыпь извести из сумки мне на голову. И позаботься о Катерине. Крыша открыта, значит, радиосигналы пройдут. Скажи Флорейции выслать врачей в защитных костюмах.

— А ты?!

— Хочешь знать?

Квенсер оставил безнадёжного друга наедине с мешком с выжившей внутри. Насыпав извести себе на голову, парень глянул на самое опасное в мире оружие. И произнёс до ужаса спокойным голосом:

— Надо как можно быстрее спасти Катерину. Я уничтожу всё, что стоит на пути.

— Ты серьёзно… Квенсер?!

Студент не стал слушать или ждать.

Поверхность была на высоте трёх этажей, но отлетевшие от загадочного Объекта камни пришлись кстати. Забравшись на груду обломков, Квенсер смог выбраться наружу даже без знаний и навыков скалолаза.

Парень оказался в западной части острова, которая получила максимальный урон и выглядела как один большой завал.

Полуразрушенные небоскрёбы рухнули окончательно, и вместо них возвышалась новая гигантская структура. И двигалась она впервые после приземления. Её многочисленные пушки закрутились, а линзы и датчики загудели: машина проверяла функционал, словно делая разминку.

Квенсер проигнорировал упражнения Объекта и побежал в полуразрушенный дискаунтер неподалёку, где хотел кое-что сделать.

«Лекарство от простуды, сахар, сжиженный газ, перекись водорода или что-нибудь ещё. Мне нужна замена Топора, даже если не такая мощная или стабильная!»

Квенсер поставил корзину в тележку и побежал по магазину, набирая товар за товаром с порушенных стеллажей. Сделав полный круг и добежав до кассы, он оторвал упаковку, не заплатив, затем поместил нужные материалы в контейнеры, чтобы получилась взрывчатка и взрыватели.

При желании можно было провести массу химических экспериментов, но требовались только разложение и синтез.

Умелец мог сделать прогонку с помощью вакуумной кофеварки, а центрифугирование — бензиновой газонокосилкой. Сгодилось бы и вымачивание в чистом спирте или использование фильтра для воды. Ручной генератор для аварийного радио открывал доступ к электролизу, а сушильный агент из сушёной еды позволил бы обезводить вещество. Извлекая «чистые компоненты» из товаров массового потребления, знаток мог легко их комбинировать и получить ядрёную смесь.

Здание из-за активности Объекта пошло ходуном. Даже малейшей ошибки хватило бы, чтобы потерять пальцы и часть головы или вообще оказаться похороненным заживо, но лицо Квенсера оставалось хладнокровным. Взгляд современного алхимика сфокусировался на движении химикатов, которые парень поместил в пивные бутылки. Банки из-под газировки или воды подходили хуже, ведь стекло более устойчиво к реактивам, пускай и хрупкое, но зато днище не расплавится.

Квенсер приготовил десять бутылок и намотал на них пластиковую ленту разных цветов, чтобы различать содержимое. Бутылки он засунул в противоударную сумку, которую нашёл в магазине, и напихал между ними побольше скомканных газет для амортизации.

— Толку от этого, правда, мало.

Самокритично улыбаясь, Квенсер закрыл молнию на сумке.

Даже со всеми мерами предосторожности хватило бы одного мощного толчка, чтобы бутылки разбились, а Квенсер взорвался на месте, но он не жаловался. Больше всего его беспокоило утекавшее сквозь пальцы время, которого остро не хватало Катерине.

Кивнув самому себе, Квенсер взял сумку и побежал, вопреки опасности, из полуразрушенного дискаунтера. На улице парень вновь поглядел на таинственное второе поколение.

Какую бы цель Объект ни преследовал, он постарался во что бы то ни стало попасть на Вторую Венецию, что дало Квенсеру пищу для размышления.

— Я был прав. Он на воздушной подушке. И у него множество ног вместо плоской диафрагмы.

Сзади снизу на сферическом корпусе располагались четыре лыжеподобные ноги разной длины. Две внешние были длиннее в задней части, а две внутренние — короче. Короткие, как предположил Квенсер, поддерживали вес, а длинные помогали совершать резкие повороты и обеспечивали высокую мобильность. Спереди располагались членистые ноги, которые смотрели влево и вправо.

В конце концов, бесконечные каналы, которые образовывали сложную транспортную сеть Второй Венеции, не позволяли проехать даже автомобилю. Метод статического электричества, который требовал раздельных поплавков, не работал в условиях города, что учли и Малыш Магнум на берегу, и наблюдавший за островом из океана Раш.

А ещё таинственный Объект поднялся с поверхности без посторонней помощи. Стандартный поплавок не смог бы справиться с резкими перепадами высоты.

Квенсер таким образом сразу отбросил лишние варианты, избавив себя от ненужных расчётов.

Каждая минута и секунда значили несравненно много для его спасителя.

— Главная пушка с виду использует металлические снаряды… Рейлган? Нет, может, более простой койлган. Создатели предпочли бы самую простую конструкцию, чтобы она не сломалась от удара о землю.

Единственная главная пушка находилась спереди, но для своей толщины обладала слишком малой длиной. Койлган полагался на энергию электромагнитов для разгона стального снаряда, потому чем больше магнитов, тем выше убойная сила. Вот почему ствол обычно делали как можно длиннее.

Но таинственный Объект нарушил традицию.

Внимание Квенсера переключилось на повсеместные дополнительные пушки, которые, как и главная пушка, словно собрали из одинаковых элементов. Выглядело так, будто их сложили из блоков одного конструктора. Но если дополнительные пушки состояли из одного, главная содержала три подогнанных вплотную. Или создатели боялись, что мощи единственного выстрела хватит, или их Объект специализировался на боях против других Объектов, потому что дополнительных пушек было гораздо меньше, чем обычно.

«Пытались снизить производственные и временные затраты, используя одинаковые детали? Или это запасные части на случай, если главную пушку снесут?»

Ответ мало что мог дать.

Квенсера больше интересовало то, что главная пушка не хватала звёзд с неба в плане дальности поражения. Хотя человека на куски она в любом случае разорвёт.

Студент открыл сумку, поднося ко рту рацию.

— Слышишь, Принцесса? Можешь прицелиться по непонятному Объекту?

— Что происходит, Квенсер? У тебя голос странный.

— Ты хоть и прикована к месту, но ведь можешь по нему пальнуть?

— Я не смогу увернуться от контратаки, надо снять его одним выстрелом.

— Тогда я помогу. Нажми на спусковой крючок и убей его.

Кустарные припасы, которые боевой инженер набрал в дискаунтере, с нулевой вероятностью повредили бы передовое стратегическое оружие стоимостью пять миллиардов долларов.

Но расклад менялся, если инженер полагался на огневую мощь другого Объекта. Студент мог забыть о противоядерной броне и лишь предоставить союзнику возможность для атаки.

Время вынуждало действовать без промедления.

Ноги таинственного Объекта затряслись. Главную угрозу для него представлял Раш в море, оттого машина готовила воздушные подушки к рывку в воду. И как только их активируют, Квенсера снесёт мощным ветром и размажет о стену.

Потому парень начал действовать заранее. Он вытащил из сумки бутылку с красной лентой и бросил на землю под таинственным Объектом. И стоило бутылке разбиться, как возникла пенная масса размером больше туристического автобуса.

Определённые соединения при реакции выделяли огромное количества газа. Самым распространённым примером служило содержимое огнетушителя или подушки безопасности. Кому-то система, призванная спасать жизнь, ломала нос, потому вполне годилась в качестве оружия при правильном использовании.

Объект подобным не свалить, но на этом всё лишь начиналось.

Смешивание вышеуказанного химиката с чистящим средством приведёт к образованию мощной пены, как только произойдёт контакт с воздухом. Если добавить кислоты (при условии, что она не влияет на химическую реакцию), пена приобретёт сильный разъедающий эффект.

Какой бы твёрдой ни была многослойная луковичная броня и как бы хорошо она ни поглощала, подобно мышцам, удар, в её основе лежала особая сталь.

И не пришлось бы растворять всю броню. Воздушная подушка использовала силу воздуха, чтобы Объект парил. Если пена заполнит узкое пространство между отдельными пластинами брони и землёй, машина остановится на секунду или две, чего хватит с лихвой.

А вот для Катерины эти две секунды могли стать роковыми, что пугало сильнее Объекта и подстёгивало к действиям.Как только Квенсер увидел, как таинственный Объект пошатнулся, прошептал в рацию:

— Давай.

Мир заполнился голубовато-белым светом. Поток низкостабильной плазмы, который Принцесса выпустила с расстояния десяти километров, проложил себе путь между небоскрёбами Второй Венеции и безжалостно пронзил центр неизвестного Объекта, что означало полное разрушение реактора и кокпита.

Вышедшая из-под контроля энергия почти мгновенно вызовет взрыв, и противоядерная броня Объекта раскроется, словно бутон цветка.

Нет.

Ожидаемая цепь событий не запустилась.

— Че…

Линзы сбоку главной пушки продолжали жужжать.

Таинственный Объект проигнорировал дыру в центре, которая сделала его похожим на пончик, и стремительно повернулся в сторону атакующего. Крупнокалиберный койлган навели на Малыш Магнум.

Квенсер не смог уследить за последствиями.

Поток воздуха из гигантской машины оторвал его от земли и отбросил в груду обломков.

— Га...х-х-х?!

Его крик утонул в нечеловеческом рыке.

Койлган таинственного Объекта выстрелил. Студент смотрел со стороны, и всё же атаковавшая его ударная волна словно пронзила барабанные перепонки вместе с лёгкими.

Принцесса, которая оставалась в состоянии стационарной батареи, не могла сдвинуться с места. Раз её первый выстрел не сработал, её уничтожат без сопротивления.

Но девичий голос звучал в рации спокойно.

— Квенсер?

— Кгхе! Кгхе! Прости. Я понятия не имею, что произошло! Почему он всё ещё жив?! А ты как?!

— Короткоствольный койлган не подходит для боя на большой дистанции, потому моя луковичная броня выстояла. Но если он подойдёт ближе, у меня будут проблемы. Он сотрёт меня в пыль.

— Уф-ф. Но только если у него будет шанс.

Таинственный Объект пришёл в движение. Но он не пошёл на Малыша Магнума, а помчался через руины города в поисках ближайшего выхода к океану.

— Значит, его прежде всего интересует неповреждённый Раш.

— Бесит.

— Как ты можешь такое говорить? Ты же теперь в безопасности. И да, оставайся стационарной батареей и стреляй из главной пушки, если будет возможность! Даже если не сработает, продолжай целиться по нему, чтобы ограничить движения!

— И куда мне стрелять? Я уже пронзила Объекту-Зомби сердце...

Квенсер сделал вид, что у него не раскалывается от боли спина, и поднялся. Противоударная сумка… оказалась целой благодаря его телу.

Шатаясь, студент побежал сквозь руины города. На ногах он даже не мечтал угнаться за Объектом. Зато в широком канале он заметил навороченные спортивные моторные лодки стоимостью под двести тысяч долларов каждая.

— Флорейция! Вы всё слышали про Катерину? Объект-Зомби на пути в океан. Вы можете забрать Катерину и Хейвиа из микробного депо?!

— Мы не можем выслать вертолёт, пока там Раш и неопознанный Объект. Я отправила на запасном ховеркрафте нескольких медиков, но если Объект пальнёт по ним даже из самой мелкой пушки, им конец. Это второе поколение, может, и заточено против Объектов, а не людей, но корабль точно заметит.

— Тогда я расчищу путь.

Перепрыгивая с лодки на лодку, Квенсер заметил кое-что под штурвалом одной из них — ключ зажигания, который владелец оставил из-за взрыва астероида.

Парень не умел водить машину или мотоцикл, но по странному стечению обстоятельств имел небольшой опыт водных гонок.

Глава 6

Охохошка, удерживая блокаду, потешалась над предсказуемостью врага.

Она немного удивилась, когда Койлган 052 пережил попадание в центр, но это не имело значение. Скорее всего, его важные «внутренности» могли менять положение. Дешёвый трюк работал только один раз, а как только его раскрыли, становился бесполезным. То, что осталось от Объекта, наглядно демонстрировало его хрупкость, а вычурные элементы дизайна лишь пускали пыль в глаза.

Доказательством служило то, что он выстрелил по обездвиженному первому поколению Легитимного Королевства, но не уничтожил. А ещё единственного выстрела стационарной батареи хватило, чтобы пробить его броню, хотя это могло выйти случайно.

А если Объект специально подставился под удар, почему первое поколение пережило ответный выстрел из главной пушки? Риск перевесил выгоду.

— Странное ты направление для эволюции выбрал. Прям как ископаемое животное, которое ходило на носу, о-хо-хо.

Многие считали, что Объекты создавались в максимальной строгости, которая отсеивала все личные причуды, ведь в производственном плане стоимостью пять миллиардов долларов сплетались желания огромного множества людей.

Но в то же время проекты с непомерно раздутыми бюджетами не могли быть свёрнуты, когда шестерёнки закрутились. У создателей может возникнуть дурное предчувствие, они даже могут осознать, что загнали себя в угол, но отмена проекта означала бы колоссальные убытки, потому приходилось доводить дело до конца.

Объекты как явление эволюционировали взрывными темпами, лишь бы окончить ядерную эпоху. А во втором поколении они выросли в нечто ещё более специализированное и вычурное. В итоге модели с неудачным дизайном шагали по миру, как голые короли.

Истории, в которых оружие всегда идёт в ногу со временем и технологиями, встречались только в вымышленных войнах из бульварного чтива, авторы которого пытались выехать на военной теме. До какого возраста они бы ни дожили и какую должность ни заняли, эти якобы взрослые на самом деле отставали в развитии. Никто из них никогда не взрослел по-настоящему.

Охохошка почувствовала обиду.

Взрослые могли горы свернуть ради собственной выгоды, но Элитные пилоты никуда от своих Объектов деться не могли. Если пилотов «подгоняли» к Объекту с неполноценным дизайном, элитникам приходилось впитывать, словно губка, противоречивые стратегические теории и идти на любые ухищрения, лишь бы не ударить в грязь лицом в гонке вооружений. Как если бы участнику марафона сунули набедренную повязку и сказали, что ключ к победе — это сила воли и превозмогание, в то время как остальные бегуны тренировались в суперсовременных залах под присмотром лучших тренеров.

Элитница-звезда Информационного Альянса поглядела на выехавший в море Объект-Зомби, испытывая к тому скорее жалость, чем уважение, и продемонстрировала желание убивать:

— А ты будешь дрыгаться, когда порежу тебя на кусочки? О-хо-хо.

Два стальных гиганта пришли в движение.

Главная пушка Койлгана 052 не смогла победить неподвижное первое поколение с большого расстояния, что указывало на специализацию к ближнему бою.

Но как раз в этом заключалась специализация Гатлинга 033.

Преимущество крупнокалиберного койлгана с коротким стволом заключалось разве что в простоте конструкции, благодаря чему он хорошо держал удар. Как и предупредила Охохошка, мощь спаренной скоростной пушки Гатлинга позволяла шинковать даже устойчивый к ядерному удару Объект, если выстрелы попадут в яблочко.

К тому же Охохошка обладала превосходными навыками маневрирования. Гатлинг 033 лучше всего чувствовал себя на земле, где его похожие на бензопилу гусеницы дополняли воздушную подушку для скоростных манёвров, но Койлган 052 уже прострелили насквозь, отчего у него возникли серьёзные проблемы с центром тяжести и сопротивлением воздуха. А раз противник изначально оказался в проигрышном положении, Охохошка не собиралась сдерживаться.

Она описала правой главной пушкой полукруг, выстреливая тысячу раз в минуту. Атаки слились воедино, образовав синевато-белый луч, и рассекли всё пространство по горизонтали.

Охохошка знала, что повреждённый Койлган 052 не сможет увернуться, да и целый вряд ли бы смог.

От прямого попадания в сферический главный корпус луковичная броня надломилась, посылая оранжевые искры, словно работали гигантским сварочным аппаратом.

Но...

— ?!. Её… не прожгло?!

Элитница-звезда подавилась слюной, увидев результат атаки «мечом». И тут она кое-что поняла.

— Луковичная броня не от урона отпала. Это такой тип реактивной брони?!

Реактивную броню разработали для защиты танков от оружия с химической тягой, такого как ракеты. На поверхности размещали пластины толщиной с телефонный справочник, которые при взрыве меняли положение и перераспределяли энергию ракеты в произвольном направлении, благодаря чему снаряд не мог пронзить броню, подобно копью.

Вражеский Объект обзавёлся подобной бронёй.

При проектировании автомобиля было важным оставить каркас мягким, чтобы поглощать удар при ДТП, который в противном случае достиг бы водителя. Идея разрушаемых элементов встречалась и в сейсмоустойчивых зданиях и водных преградах, которые предотвращали взрывы в угольных шахтах… А раз это применяли в зданиях, машинах и шахтах, то в военном деле и подавно.

Вот в чём заключалась правда об Объекте-Зомби, который мог двигаться после падения на землю с астероидом вместо парашюта. Он не отражал атаки твёрдой бронёй, но и не впитывал их как губка. Он ломался, сминался и корёжился. Оружие, которое вредило самому себе, действовало прямо противоположно типичному представлению об Объектах — мощнейших боевых единицах на поле боя.

— Какая же у тебя извращённая эволюция?!

Вражеский Объект второго поколения специализировался скорее не на мощи главной пушки или способе передвижения, а на методах защиты. Но раз он умышленно позволил повредить себя, чтобы выстрелить в ответ, едва ли это можно было назвать специализацией.

Или так девица думала. Её ожидания вновь не оправдались.

— ?!

Койлган 052 произвёл оглушительную атаку, но не из главной пушки, а из второстепенных вокруг. Обычно они мало что могли в бою между Объектами, но второстепенные пушки Объекта-Зомби походили на главный койлган, разве что уступали ему в длине. Оттого их мощность была ниже, но всё же намного превосходила противопехотные и противотанковые пушки.

У Гатлинга 033 сорвало несколько дополнительных пушек со сферического корпуса, что не считалось настоящим повреждением. Как многократно говорилось, лишь главная пушка имела вес в битвах Объектов. Пробить луковичную броню, которая выдерживала ядерный взрыв, было непросто. Даже если несколько дополнительных пушек вышли из строя, Объект мог продолжать вести полноценный бой, главное, чтобы целыми оставались броня, главные пушки, реактор, кокпит и механизм движения.

Но Объект-Зомби преследовал другую цель.

Наконец-то зарычала его главная пушка.

Спина Охохошки отчего-то покрылась гусиной кожей.

Спустя миг главная пушка высвободила немыслимое количество игл. Орудие перешло в режим нидлгана, хотя для атаки по королевскому Объекту использовало обычный снаряд. А теперь сорок пять тысяч игл размером с шариковую ручку разлетелись в форме веера, покрыв всю площадь перед дулом.

Электроды на конце иглы-антенны имели ёмкости с суперклеем, и целились ими в места, где Гатлинг 033 потерял дополнительные пушки. Если точнее, целью игл была сеть печатных плат, которая обрабатывала команды из кокпита. Другими словами, электроды.

На корпус липло всё больше игл.

Большая их часть попадала на бронепластины и ничего не делала, и лишь единицы впивались в компьютерную жилу.

Подход врага открывал широкие возможности для взлома, как если вставить флешку в компьютер и заразить его вирусом, даже если устройство отключёно от сети.

Мелкие антенны начали принимать сокрушительные сигналы.

— Ах ты!!!

Охохошка отчаянно схватила поводья Гатлинга 033 и быстро переключила Стратегический ИИ Джульетту на киберзащиту. Специальный Объект Информационного Альянса обладал суперкомпьютером, но одна лишь чистая вычислительная мощь не обеспечивала надёжную защиту от хакинга.

А зомби не просто не умирали. Они пугали тем, что кусали людей, ели их, заражали и пополняли свои ряды, а выжившие приходили в ужас, видя своего соседа, оскалившегося и голодного.

Гатлинг 033 резко остановился, отчего ремень сдавил тело элитницы-звезды, едва не задушив.

— Он что, взломал систему Альянса?!

Гатлинг 033 больше не выполнял команды хозяина. Два Объекта поравнялись в океане, словно участвовали в военной тренировке…

Глава 7

Квенсер на спортивной моторной лодке мигом преодолел водный канал и достиг моря, где сразу заметил перемены. Таинственный Объект-Зомби и Раш Информационного Альянса никогда не стали бы плыть рядом. Между двумя Объектами, которые вместе приближались к студенту, явно что-то произошло. Вернее, не к нему, а ко Второй Венеции позади него. А двигались они на скорости пятьсот километров в час. У Квенсера будет лишь один шанс, когда они пройдут рядом. Если проморгать, догнать их не выйдет. Как ни насиловать двигатель обычной лодки, она не разовьёт даже половины скорости Объекта.

Квенсер и сам не до конца понимал, как ему поступить.

— Уо-о-о-о-о?!

Объектов не волновала жалкая букашка под ногами, они бы раздавили его и не заметили. Чувствуя их надменность, Квенсер повернул штурвал лодки, чтобы уйти с пути Объекта-Зомби и Раша. Но вместо того, чтобы плыть от них, он поплыл в их сторону, пока не оказался между машинами.

Раш и Объект-Зомби оба использовали воздушные подушки, а те постоянно производили столько ветра, чтобы двухсоткилотонная масса держалась над водой. Квенсер прекрасно осознавал, что с ним будет, если попадёт между ними.

Гравитация словно пропала. Студент превратился в мяч для пинг-понга, который завис над воздушной пушкой.

Да. Мощные потоки ветра, которые шли от двух Объектов, соударялись и образовывали сильный восходящий поток.

Моторная лодка моментально перевернулась и полетела прямо вверх, как осенний лист. То же касалось придурка.

Когда Квенсера забросило на высоту двадцати пяти метров и его всего перекосило, он случайно кое-что увидел.

Сбоку Раша сорвало несколько дополнительных пушек, и там в корпус впились антенны размером с ручку. Они подключились к контролёрам, которые оголились из-за полученного урона. Дефект брони открыл возможность для кибератаки, если проводить её сигналами ультраблизкого действия.

Всё случилось за миг, который будто растянулся тысячекратно.

Объекты двигались на скорости пятьсот километров в час. Пускай антенны не отличались большими размерами, если попытаться добраться до них и вырвать с корнем, то руки оторвёт. Потому Квенсер бросил на Раш всю сумку, не выбирая конкретный взрывной коктейль.

Время возобновило ход.

Разные бутылки разбились в сумке, вещества перемешались, и от их взаимодействия раздался мощный взрыв. К тому времени Квенсер уже покинул «долину» между Объектами, но не потому что быстро летел, а потому что те пронеслись пулей.

Самодельная взрывчатка не могла уничтожить броню Объекта, но проблема Раша заключалась в мини-антеннах. Они были как клещи или вши в собачьей шерсти — обычной бомбы им бы хватило с лихвой.

И как только киберпроклятье спало, в Раш вернулась жизнь.

Раш, который до этого двигался рядом с Объектом-Зомби, развернулся и направил в него главную пушку, открыв всеуничтожающий огонь из орудия Гатлинга.

Квенсера вновь подбросило в воздух. Парень полетел по параболе, а на вершине внезапно подлетел ещё выше, хотя никто его не схватил. Что уж там, ударная волна главной пушки Раша сделала своё дело.

Но Квенсеру не дали времени на жалобы, и жуткая боль в спине отошла на дальний план.

«Даже выстрел в упор из Гатлинга не пробил его броню?!»

Слой за слоем отшелушился, но урон не ушёл вглубь. Тем временем задвигалась главная пушка Объекта-Зомби. Крупнокалиберная короткоствольная пушка не смогла прикончить Принцессу на расстоянии десять километров, но при выстреле вплотную могла нанесли сокрушительный урон. В движениях Раша прочиталась паника, чего нельзя было сказать про Объект-Зомби.

«О нет! Её уничтожат!»

Но только Квенсер подумал, как мимо летевшего студента пронёсся оранжевый луч разрушительной энергии.

Сначала парень не понял, что произошло. Лишь потом он сообразил, что выстрелили из компрессионной пушки куском металла, сжатым до размера иглы.

Студента вновь подбросило в воздух, затем ещё раз, отчего он едва не отрубился.

На главном сферическом корпусе Объекта-Зомби появилась гигантская дыра с полностью отпавшей внешней бронёй по краям, словно защитный слой срезали одним махом. Спустя короткую задержку ушей Квенсера достиг жуткий звук, похожий на то, как если бы медвежий капкан разломил банку тушёнки.

Объект-Зомби перестал двигаться. Он накренился. Воздушная подушка вышла из строя, отчего машина стала медленно тонуть.

Квенсер, наконец, перестал изображать птицу и полетел прямо вниз, не успев морально приготовиться к столкновению с поверхностью моря.

— Бфвах?!

Удар о воду показался шлепком огромной ладонью по лицу, и разрозненные мысли парня от бодрящей встряски вернулись на рельсы. Талант мазохиста сыграл свою роль: Квенсер хоть и нашёл проблемы на свою задницу, но голову высунуть из воды смог молниеносно, после чего стал искать какую-нибудь корягу или пластиковую канистру, чтобы ухватиться. Одно он понимал точно: кораблей рядом нет, ногами до дна не достать, а до берега доплыть не хватит сил.

И тут издалека выстрелили чем-то ещё — гигантским буйком с антенной, которая предназначалась для глушения. Забравшись на неё, Квенсер получил сообщение.

— Легитимное Королевство, хорошее вы шоу устроили. Примите мою благодарность.

— Кгхе-кгхе… Что? Консерватор?..

Старый Объект сосредоточился на полевом студенте, а не Раше или Объекте-Зомби, и Квенсер не мог понять его целей. Или же ветеран ничего, по сути, не хотел.

— Подать руку помощи даже врагу? Неплохо, парень. Это вы называете «рыцарством»? Я когда увидел этот Объект, так аж руки зачесались. Но в знак уважения я отступлю. Легитимное Королевство, сколько у вас еды и воды?

— Мы... протянем не дольше четырёх дней.

— Тогда я заставлю Альянс отступить и дать проход. Слышите меня, Альянс? Готовьтесь.

Консерватор и Раш сойдутся в битве, и если дела пойдут хорошо, Охохошка отступит, блокаду снимут и все освободятся из ада Второй Венеции.

Квенсер подумал о возможной выгоде, но не удержал язык за зубами.

— Консерватор, стой!

— Что, герой? Мне запулить тебе ящик шампанского?

— Микробное депо. Наведи справки. Если и после этого ты захочешь нам помогать и спасать людей, которые могут принести погибель человечеству, то мы подождём.

— Хм. Понял.

Передача завершилась.

Пока Квенсер задыхался, пытаясь удержаться на плавучей антенне, пришла другая передача. На этот раз от Охохошки из Информационного Альянса.

— Ты тупой? О-хо-хо. Если бы молчал, то сошёл бы за жертву и заручился его помощью, но вместо этого ты настроил аса против себя.

— Я знаю… — выплюнул Квенсер в ответ врагу, а затем заявил: — Иначе никак.

— Хмф… Дурак.

Глава 8

Лишь спустя какое-то время за Квенсером на плавучей антенне пришло спасательное судно. Уже смеркалось. Когда он, промокший до нитки, попал на базу техобслуживания, спросил у безнадёжного друга:

— Что с Катериной?

— Сам посмотри. Ты заслужил.

Хейвиа повёл его не в общее медицинское крыло, а в стерильную комнату, в которой поддерживалась низкая температура для военных компьютеров. В одном угле наспех собрали больничное место, огородив пациента полупрозрачной занавеской.

Но насколько всё хорошо шло?

Катерина Синеангельская спала внутри капсулы в форме веретена, которая показалась Квенсеру вычурной могилой и оттого вызвала дурное предчувствие.

Юная блондинка заметила появление гостей.

Не имея возможности снять с лица кислородную маску, девица лишь приоткрыла один глаз. Дилетант в медицине Квенсер не знал, почему она не открыла второй.

— Братик...

— Катерина.

Он навалился обеими руками на прозрачные стенки капсулы, хотя понятия не имел, безопасно ли.

— Прости меня, Катерина. Мне приказали вернуть тебя в мирную страну. Благодаря мне ты должна была забыть о войне. Я должен был помочь тебе собрать печати и выполнить все условия для отправки домой!

— ...

— Что мне делать? Как тебя отблагодарить? Просто скажи. Ты боролась не только ради 37-го, но и всей Второй Венеции, потому и попала сюда. Вот и скажи! Я могу что-нибудь для тебя сделать?!

Квенсеру показалось, что Катерина улыбнулась через силу.

— Тогда… пожалуйста.

Она прошептала юными губами:

— Защити всех, старший братик.

Квенсер вышел из лечебного блока, закрытого толстым пластиком, а снаружи грузовоза терпеливо ожидал Хейвиа.

— Сисястая командирша сказала, что хочет с нами кое-что обсудить.

— Значит, все думают об одном и том же. Если бы Флорейция не предложила, меня бы бросили.

Правду знали не все. Чтобы пресечь панику, о микробном депо и смертоносной плесени в 37-м знали только несколько человек. Оттого их всех вызвали в комнату Флорейции, заваленную барахлом из Островной державы, а не в большой конференц-зал.

Квенсер как только оказался внутри, задал вопрос:

— Мы знаем, чем заразилась Катерина?

— Да. Наши врачи, отдел разведки и отдел электронного моделирования работали не покладая рук, хотя это не их специализация. Похоже, Катерина у них любимица.

— Сколько, по-вашему, печатей она добыла за такой короткий срок? И большую их часть не получить в одиночку. Она не монстр. Она человек, который может создать круг друзей, чтобы с ними улыбаться… Она так увлеклась, что поставила на кон жизнь, лишь бы спасти этого оленя.

— Да, именно. — Флорейция зажгла длинную, тонкую кисэру. — Перейду к делу: Аргоубийца. Катерина поражена основным компонентом печально известного газа для подавления восстаний, его использовал ОМОН Организации Веры. Его создавали нелетальным, на деле же он оказался гораздо опаснее, и участники митингов стали умирать как мухи. И поскольку для установления связи между внезапной смертью и газовой атакой нужно время, число жертв постоянно росло. Около пятнадцати тысяч человек погибли в одних только мирных странах Организации Веры, в районе Рима и Афин. Реакция последовала запоздало, вероятно, из-за тайного сговора фармацевтической компании и Центрального Комитета по вопросам этики. Судя по всему, они учитывали результаты компьютерных симуляционных тестов, а от настоящих клинических испытаний отказались ради сокращения расходов.

— Боевой яд...

— Вдохнёшь хоть немного, и откажет автономная нервная система. Знаешь, какая сейчас температура тела у Катерины? Если её не охлаждать, показатель за час перевалит через сорок два градуса. Промывание желудка и диализ не работают. Вероятность смерти девяносто девять и восемь процентов. Горчичный газ нервно курит в сторонке.

Квенсер сделал глубокий вдох и выход. И зацепился за ключевой момент.

— Но с вероятностью два десятых процента люди выживают? Чудо или превозмогание сразу в топку. Может, выжившие купили божью благодать за деньги?

— Как всегда, ты заметил самое интересное, — ухмыльнулась Флорейция. — Я же сказала, что большинство жертв из крупных городов — Рима и Афин? Само собой, речь про особо важных и обеспеченных персон. Некоторые из них выжили, хотя подверглись прямому воздействию Аргоубийцы. СМИ назвали их «благословлёнными богом» или типа того, но все они через сложные пути перевели крупные суммы на определённый банковский счёт.

— Кто владелец?

— Очевиднее некуда.

Флорейция пожала плечами и назвала цель:

— Гермес Фармасьютикал. Разработчик ядовитого газа Аргоубийцы и крупный инвестор, который втайне поддерживает спецотряд Керикион.

Внешний документ — Газетная статья о чудесном спасении

Во время отпуска в Афинах мисс Элизабет Шнобель подверглась воздействию якобы нелетального газового оружия «Аргоубийца», которым хотели подавить переросшую в бунт забастовку уборщиков. Теперь же она демонстрирует чудесное восстановление. Дело в её иммунитете, совместимости или же просто в божьей благодати? Внимание всех заинтересованных сосредоточено на ней.

Мисс Шнобель в настоящее время проходит курс психологической реабилитации, а вместе с тем участвует в различных формах благотворительности. Её чудесное исцеление означает многое. Лас Вегас, Рио-де-Жанейро и Вторая Венеция. Игроки посещают все казино, в которых она бывала, надеясь перенять частичку божьей благодати. Оттого с большей вероятностью знаменитые азартные игроки соберутся в одном месте, что открывает новые возможности для крупных фигур мира благотворительности.

Организация Веры ещё не прояснила ситуацию с токсичностью Аргоубийцы, но присутствие мисс Шнобель вселяет надежду в сердца множества людей.

Удача возвысит не только её собственную жизнь, но и весь мир. Неудивительно, что бог ниспослал ей так много любви.