Том 12    
День третий


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
dars
20.07.2020 16:47
День 3
Глава 2 "махина на правой стороне —стреляла" - не хватает пробела после тире.

Глава 3 - "на в башнях типа" - выберите 1 предлог.

Глава 7 - "И никак не достать до оставшихся без пожарной машин с выдвижной лестницей." - тут не понятно что, или может я туплю, но можете объяснить или исправить если ошибка? Мой вариант - "И никак не достать до оставшихся без пожарной выдвижной лестницы машин."
ricco88
15.07.2020 21:45
Спасибо.
naazg
17.06.2020 20:58
Спасибо
lastic
17.06.2020 20:08
Домо
dervent
05.06.2020 00:26
Спасибо
ricco88
03.06.2020 22:24
Спасибо.
naazg
03.06.2020 20:58
Спасибо
lampo_griz
08.05.2018 06:36
Походу точно конец "придуркам"(((
_Chitatel_
06.12.2017 19:44
Что за богиня!
Генрих
28.06.2017 23:22
Ну и обложка... Не ждем (~_~)

День третий

Глава 1

— Бойцы! Знаю, вы устали, но дело срочное.

Флорейция говорила с платформы в зале для брифингов.

— Раш второго поколения Информационного Альянса устроил блокаду. Теперь ни один корабль с гуманитарным грузом, из Легитимного Королевства или откуда-то ещё, не может сюда попасть. Это произошло сразу после того, как четыре мировые державы, включая Альянс, объявили о готовности помочь с последствиями взрыва. Враг нарушил международный закон и этим усугубил своё положение, но это не решает сиюминутную проблему. Нам нужно в срочном порядке собрать еду. Обыщите полуразрушенную Вторую Венецию и проверьте склады, контейнеры, супермаркеты, магазины у дома, торговые центры, бары, рестораны и отели. Смотрите везде, где, по-вашему, может быть еда и вода, и всё забирайте.

— Если эвакуированные прочухают, пойдут вразнос. Заявят, что это принадлежит им, — раздражённо заметил Хейвиа, а Флорейция не придала значения.

— Без питания еда в городе быстро испортится. Еды может оказаться слишком много, чтобы гражданские сразу съели, но можем сохранить её в наших больших холодильных комнатах. Внимание, это не наша еда. Не забывайте, что мы всего лишь перераспределяем её. Если что-то съедите и об этом станет известно, вас посчитают мародёром и накажут со всей строгостью. А теперь пошли!

Флорейция, подбадривая, дважды хлопнула в ладоши.

Никто из солдат особо не радовался, но они уже раздали пайки, опустошив собственные запасы. А когда перспектива позавтракать на следующее утро стала туманной, военные молча взяли руки в ноги и пошли покорно выполнять приказ.

Из-за доминирования Раша в окружающем море транспортные вертолёты не могли подлететь. Если Объект прицелится по ним из лазеров, увернуться не выйдет.

А военные автомобили, к несчастью, не могли проехать по Второй Венеции из-за каналов.

— Придётся пешком драпать?! Мы кто, волонтёры, которые собирают мусор?!

— Кажется, кое-кто забыл, для чего нужны солдаты.

Хейвиа жаловался, пока они выходили в ночной город-призрак, дождавшись окончания дождя, а Квенсер оставался спокоен.

— Я думал, Охохошка на нашей стороне. В смысле, ну да, она — солдат Альянса, пилотирует второе поколение у краеугольного камня этой войны. Но всё равно хотелось в неё верить.

Катерина вцепилась в пояс Квенсера.

Она перерезала верёвки у бикини ножом из его набора для выживания и затем переоделась обратно в голубой специальный костюм Элитного пилота. Катерина сама всё проделала в раздевалке, но теперь кулинарный ножик Квенсера заимел уникальное качество — «им перерезали бикини на девочке». А студент залез обратно в засаленную военную униформу, которая до недавнего времени висела в его комнате.

К удивлению, на специальном костюме Катерины имелись дополнительные элементы, которые напоминали блузку с тонким воротом, бантик и короткую плиссированную юбку. Оттого девица выглядела как школьница. Родословная и честь играли первостепенное значение в Легитимном Королевстве, потому люди тяготели к демонстрации статуса и рода деятельности через одежду. В какую школу девочка ходила, пока грязный Флайд не распустил руки?

— Ты удивлён Альянсом, братик?

— Не уверен. Ну, наверное.

Вторая Венеция временно попала под контроль Легитимного Королевства, но ко многим объектам и складам не успели получить доступ из-за оставленных Информационным Альянсом замков. Примером служили телевышки, которые круглосуточно транслировали зажигательный онлайн-концерт звезды в купальнике с седьмым размером груди. Видео крутили по всем частотам, по сути — использовали как средство радиоподавления. Обычные телефоны и смартфоны без контрольной вышки военной мощности не смогли бы даже передать сигнал бедствия за пределы Второй Венеции. И даже если кто-то найдёт лазейку и пробьётся, психология масс заработает против него: у всех вокруг в смартфонах будет мировая знаменитость в купальнике, а только у него — непонятно кто.

Стороны внутри блокады и снаружи кардинально различались.

В действиях Охохошки чётко прослеживались угроза и враждебность.

— Я знал, что она может встать против нас, но и представить не мог вот такого.

— Хватит уже про эту Охохошку. Если Принцесса услышит по рации, точно разозлится.

Малыш Магнум всё ещё не мог участвовать в высокоскоростных боях из-за полученных после падения обломка астероида повреждений. Принцесса ничего не могла поделать с Рашем. Но всё же она оставалась довольно мощной стационарной батареей и могла полноценно поддерживать огнём теперь, когда гражданских полностью эвакуировали из полуразрушенной Второй Венеции.

— Принцесса нам ещё поможет? Думаешь, у Альянса остались силы посреди завалов?

— Я перестал улавливать суть после того, как у меня на глазах взорвали корабль с гуманитарной помощью. На этой войне всё возможно. Если нас атакуют маленькие зелёные человечки в ступах, я даже не удивлюсь.

Пока они говорили, на глаза попался большой супермаркет на южной стороне. Внутри царила темнота из-за отключения электричества, окна были разбиты, а стеллажи попадали. В свете армейских фонариков выглядел магазин как неизведанная пещера.

— Хи-хи-хи. Я закончила «портрет друга» и «игру в бейсбол». Целая куча печатей.

— О, ты выполнила дневную норму, а я и не заметил. Завела на базе друзей?

— Смотри, братик. Печатей хватило на половину чек-листа!

— Значит, ты на последней стадии Системы помощи в социальной адаптации, да? До безопасной страны рукой подать.

Катерина улыбнулась до ушей, словно набрала максимальный балл на экзамене.

Хейвиа, прижимаясь к стене, заглянул в отдел свежих продуктов.

— Мясо и овощи сдохли. Ну, август, всё-таки.

— Надо похватать еду в упаковке и овсянку. А ещё проверим склад.

— Братик, там уютно и прохладно.

В комнате переработки мяса и складе всё ещё было прохладно. Никто не открывал толстую герметичную дверь, потому она удержала холодный воздух, как термос. Прошло сорок восемь часов после взрыва астероида в воздухе, но время пока не утекло без остатка.

— И как нам перетаскать все картонные коробки?

— Придётся научиться у муравьёв.

Троица вышла наружу, вытащила дымовую гранату, которая испускала цветастый свет и дым, отодрала заглушку и забросила в конец дороги. Когда на связь по рации вышли союзные солдаты, появились похожие запросы из торговых центров и универмагов поблизости.

Принцесса, словно наблюдая за людьми через камеры, связалась с ними по рации.

— Кажется, вам весело. Прям как школьная поездка на природу.

— Я всегда был из тех, кого тошнило от волонтёрской работы в горах. Вот как я её ненавидел. А ты ворчишь из-за того, что застряла там? Попробуй растяжку. Но обязательно переоденься в белый школьный купальник и растягивайся поэнергичнее. Хе-хе-хе. Тогда привнесёшь в этот мрачный мир лучик света.

— Квенсер, ты не мог бы перестать совать меня в свои фантазии? А то мне дурно. Разве я не говорила, что бикини в этот сезон — это единственный вариант?

Как только обозначили местоположение еды, другое подразделение кого-нибудь за ней вышлет, потому группа Квенсера пошла к следующему магазину.

Хейвиа по пути воскликнул:

— О да! Там солдат гоняет по воздуху на водном ранце.

— Откуда у солдата это барахло? Он забирается в магазин через стеклянную крышу, потому что другие входы завалило?

— А? У него двигатель на спине, но всё равно надо опускать водный рукав в океан, как хвост? — спросила Катерина. — Похоже на пылесос, но его бы ещё доработать...

Тем временем они пересеклись с другими солдатами.

— Слышь, мы разве не еду собираем? Что вы забыли в магазине техники?

— Там полно оружия: монтировки, лопаты, молотки, бензопилы… всё. Гвоздомёт сгодится как дальнобойное оружие. Мы и так не контролируем потоки оружия, а если мародёры их растащат, то вообще жопа будет. Придётся их поубивать.

Одно то, что солдат пугало не столько нападение бунтовщиков, сколько нежелание их расстреливать , было особенной стороной армии.

Квенсер вздохнул.

— Но мы не можем просто взять и уничтожить это. Пока мы в блокаде, надо строить укрепления всем, что подвернётся. У нас пока даже нормальных временных жилищ нет.

— Ага, никуда их тут не засунешь. Потому всё заберём и унесём на базу. До встречи.

После ухода солдат Хейвиа недовольно высказался:

— Цивилизация стоит на соломенных ногах.

— Альянс как раз и хочет её расшатать. Если у них остались военные в городе, они запросто могут по-партизански стравливать армию и гражданских. Понимаю, почему Флорейция захотела немедленно забрать всю еду.

— Хм?

— Что если Альянс напичкал еду мелкими осколками стекла? Добытая нами пища убьёт гражданских. Врагам останется просто выдать себя за беженцев и выкрикнуть обвинения. Скажут, что Королевство саботировало запасы еды, чтобы уменьшить количество ртов. Скажут, мы всех обманули ради спасения своих шкур.

— Ты серьёзно?..

— Флорейция говорила нам не прикарманивать еду, помнишь? Наверное, она боялась именно этого. Она хочет всё собрать и тщательно проверить. Так, на всякий пожарный.

Квенсер ничем не мог подкрепить свою догадку.

А дезинформация во время катастроф распространяется как чума.

Какая сторона подвергла всех опасности? Неспособность ответить на вопрос — вот, что делало разрушенный город-призрак таким пугающим.

Группа обошла ещё несколько магазинов и положила рядом дымовые бомбы, а потом пришлось помогать таскать груз.

Небо выплакалось, и лучи летнего солнца вновь залили Вторую Венецию.

— Твою ж за ногу, уже шесть. Какие же мы трудоголики. Кажется, скоро что-нибудь взорвётся.

— Так здорово, когда тысячи людей вместе работают. Мы почти закончили таскать еду.

— Но много еды уже попортилось, — сказала щуплая Катерина, нарезая круги вокруг парней. — Жалко.

— Потом попрошу у сисястой командирши забрать тухлятину и сделать компост. Запросто вырастим какие-нибудь простые овощи. Бабульки ведь растят лук в горшках.

— А из гнилых апельсинов можно сделать батарейки, если воткнуть электроды? От одного мало толку, но тут вся свежая еда протухла. Наберём целую гору. А в убежищах нужно электричество. Готов поспорить, что лучше уж из еды что-то самим сварганить, а то какой-нибудь тип возомнит себя изобретателем и попытается собрать из говна и палок генератор.

Само собой, Квенсер с Хейвиа не думали, что смогут вырастить достаточно еды, чтобы заменить испортившуюся, но лучше так, чем ничего. Даже в дырявой бадье можно носить немного воды, если наклонить набок.

— Хмм. С такими батарейками о санитарии можно забыть. Вы напихаете в убежища гнилые фрукты? Мухи и тараканы набегут, болезни разнесут.

— Походу, не так всё просто.

— Если нужны батареи, безопаснее будет вытащить из перевернувшихся моторных лодок. В них сколько-то энергии точно осталось. А если разорвём нормально пляжный зонт, он сгодится за пропеллер. Соединим с лёгким педальным генератором, и вот у нас ветряной генератор. Хотя я понятия не имею, одобрит ли это сисястая командирша.

В тот миг у Квенсера по спине пробежали мурашки.

«Стойте… На сколько, по-моему, мы тут застрянем?»

Неделю? Месяц? Или… год?

Обычно они путешествовали от одного поля боя на другое в составе мобильной базы техобслуживания Объекта, потому нигде надолго не оставались. Но Принцессу вывели из игры, а Раш второго поколения Информационного Альянса заблокировал пути отхода по морю. Обычные правила перестали работать. Квенсер уже не мог отрицать вероятность того, что они надолго здесь застряли.

И как только они вернулись на базу техобслуживания, к ним обратилась Флорейция.

— Сортировщики оценивают запасы, но с таким количеством людей не хватит и на две недели. Если повезёт, то на десять, а если часть потеряем — на семь. И это с учётом пайков, которые мы уже раздали.

— ...

Ресурсы могли в любой миг иссякнуть.

И прежде чем это произойдёт, надо разобраться в ситуации во Второй Венеции, выгнать Раш и снять блокаду. В противном случае солдаты передохнут с голоду, равно как и сто тридцать тысяч гражданских.

Пройдоха-аристократ побледнел.

— Стой, стой, стой! А что мы можем?! Разве нельзя провести международный саммит, а потом устроить Альянсу групповуху за нарушение договора?!

— Мы говорим об Информационном Альянсе. Они лучше всех в мире умеют увиливать. Гарантирую, мы сдохнем от голода, пока их посол будет лить извинения в уши. Поди, ещё не сами будут чесать языками, а включат ИИ, который собирает буквы в текст.

Квенсер поднёс руку ко лбу.

— Ждём приказов. Что нам нужно сделать?

— Тебе бы всегда такой задор, но если честно, мы мало что можем. Может, нам и не придётся надрываться.

Сисястая серебряноволосая командирша подмигнула.

— Тут не лунная пустошь, а средиземноморский курорт. В двух шагах территории Легитимного Королевства и Организации Веры. Четыре мировые державы уже объявили, что намерены помочь с последствиями катастрофы. Значит, Раш за эту блокаду стал врагом для всего мира.

— То есть...

— Да, — сказала Флорейция. — Скоро появится Объект. На нашей стороне.

Глава 2

Было восемь утра. В лучах проснувшегося солнца мерцал океан, по которому плыл на воздушной подушке Объект второго поколения.

Легитимное Королевство называло его Раш.

В Информационном Альянсе его официально именовали Гатлинг 033.

Он обладал функционалом амфибии, но больше подходил для сражений на суше. Хотя здесь это не имело значения. Королева моря пустит в ход все доступные способы нападения, чтобы испепелить любое судно или самолёт, которые осмелятся подойти ко Второй Венеции.

«На самом деле, даже если использовать вычислительную мощь Джульетты, виртуальное представление не так уж и впечатляет. Ему не хватает элегантности, которую способен создать лишь захват моих движений».

В свободное время Элитный пилот открыла несколько окошек, чтобы проверить запись онлайн-концерта, который крутили несколько дней. Девица через высокоскоростной канал связи анализировала реакцию людей на пение и танец.

«О, удивительно. Песни обсуждали активнее, чем танцы. О-хо-хо. Всё-таки милое и сексуальное — совершенно разные вещи».

Разумеется, девица могла предсказать исход.

Гатлинг 033 управлялся не только Элитным пилотом. Уникальный Объект в основном доверяли стратегическому ИИ под названием Джульетта. Перераспределяя ресурсы, он мог проводить крупные симуляционные вычисления.

Осталось лишь узнать, кто выслал Объект и каким он будет.

— О-хо-хо.

На губах появилась натянутая улыбка.

— Организация Веры? Да, Организация! Раз вы появились — о-хо-хо — мне вам показать ворота в ад?

— Ты о чём? Я здесь с гуманитарными целями, и чтобы не дать тебе перехватывать корабли на безопасном пути. Все мировые державы одобрили. Имей в виду, сука.

— Да-да. Официально всё так, верю. — Девица не повела и бровью. — Не знаю, в курсе ли ты об «истинной форме» Второй Венеции. Ты здесь помогаешь офицерам, которые во всё посвятили тебя, или ты всего лишь ведомая пешка?.. В любом случае, я не позволю тебе подойти. О-хо-хо. Покажи всё, что умеешь. Не каждый день тебя приглашает на приватный танец звезда!

Её враг использовал модель-амфибию на воздушной подушке, с довольно скучным дизайном: четыре прямоугольных поплавка собирались по два в большую панель. Единственная главная пушка — старомодная махина на правой стороне —стреляла металлическими снарядами. На левой стороне располагался большой контейнер с ракетами, а из главного корпуса тут и там торчали различные мелкие пушки, которые наделяли Объект обликом морского ежа или жёлудя.

Суммируя, Объект относился к первому поколению.

Информационный Альянс называл его «Порошковая Пушка 011».

В Легитимном Королевстве пошли иначе, там однажды упомянули Объект под названием «Железное Копьё», а в последние годы стали именовать по-другому.

А именно — «Консерватор».

Он действительно был старомодным, но при этом — непревзойдённым асом.

Гатлинг 033 обладал огневой мощью двух скоростных лучевых пушек Гатлинга, которые раскрывали себя во всей красе в океане без преград. Быстрые атаки превращались в цельное длинное лезвие, и простого взмаха на сто восемьдесят градусов хватало, чтобы рассечь большинство Объектов. Вот почему девица оставалась на воде, хотя та в какой-то степени ограничивала движения. Если удастся поразить врага до того, как он что-либо предпримет, то и бояться не придётся.

Но уверенность канула в Лету после первого же выстрела.

Как только Раш начал взмахивать главной пушкой, чтобы ударить по площади, Консерватор выстрелил из дополнительного рейлгана.

Вместо того, чтобы стрелять по самому Объекту, он пальнул по сочленению в основании главной пушки Гатлинга, как только та пришла в движение.

— Че...

Попадание не нанесло фатального урона.

Но удар всё же приподнял главную пушку Гатлинга 033. Линия огня сместилась, и горизонтальный взмах ушёл в молоко — прошёл прямо над Консерватором.

Обычно Объекты вели бой, обмениваясь выстрелами из главных пушек, но этот Объект подавил главную пушку врага выстрелом из второстепенной?

— Ты её отклонил?!

— Удивилась? Это лишь один из моих трюков.

Консерватор резко ускорился и понёсся в слепую зону Гатлинга 033. А тот хоть и годился как раз для боя на близких и средних дистанциях, всё же дал назад, лишь бы не дать оппоненту выбирать дистанцию. Увеличив расстояние, элитница взмахнула скоростными пушками уже иначе, слева направо.

Но по врагу не попала.

Порой Консерватор выстреливал из главной пушки в океан для создания стены воды перед собой, а порой пускал в ход поплавки, причём четыре поплавка группировались по два, а не соединялись в единый массив. По изначальной задумке одним из них могли упираться в воду или землю, чтобы совершать резкие развороты, а если специально утопить, а потом резко поднять, можно было откинуть корягу или смытый с корабля груз, как футболист накидывает мяч.

Само собой, главную пушку Гатлинга 033 стена воды или крупный обломок не остановили бы, но их хватало, чтобы отклонить её. Консерватор создавал едва уловимые перекосы, лишь бы в последний миг избегать атаки, которую якобы невозможно избежать.

Каждое его действие втаптывало гордость девицы в грязь.

— Ты!.. Но у тебя же первое поколение!

— К сожалению, у меня нет ни малейшего желания бросать старую модель. Её спроектировал мой павший друг, так что я заберу её с собой в могилу. Вопрос лишь в том, сейчас это произойдёт или лет через десять.

Ещё одна легенда, которая ходила вокруг него.

Объекты концентрировали в себе передовые военные технологии, потому обладатель более продвинутых разработок имел преимущество… Но старомодный пилот в одну каску разрушил устоявшуюся теорию. Элитник-ветеран упёрто игнорировал неугодные приказы, отвергал любые улучшения и закрывал глаза на современные тренды и желание армии что-нибудь оптимизировать. И всё ради данного павшему приятелю обещания.

Да.

Ему хватило навыков, чтобы заставить мировую державу сменить его кодовое название с Железного Копья на Консерватор.

Но как его именовала Организация Веры?

Кронос — владыка, который предшествовал Зевсу.

Первоначально название выбрали по другой причине, но теперь, по иронии судьбы, оно идеально ему подходило: он играючи сопротивлялся любым инновациям в военных технологиях и разрывал в клочья новейшие Объекты.

— Незачем тебе меня развлекать, Альянс.

— Кх.

Обладатель выдающихся инстинктов пилота показал ей когти.

— Я развлеку себя сам, с Кроносом. Совершенно неважно, кто передо мной.

Глава 3

Сам бой не продлился и часа.

Хейвиа надувал щёки, пока Флорейция глядела на мигавшие точки на экране.

— Уф-ф. Консерватор и Раш уходят. И это всё, что ты можешь?! Убегаешь?!

— Наверное, Консерватор хотел провести быстрый бой для сбора информации, он с самого начала не собирался доводить дело до конца в первом же бою. Всё-таки Раш не может выслать новый Объект или элитника, так что это он со временем теряет преимущество.

Квенсер, слушая беседу Хейвиа с Флорейцией, задумчиво прищурился.

— Главная пушка Консерватора — это то, о чём я думаю?

— Да. Это старый Объект, у нас по нему все данные. Она стреляет металлическими снарядами, но это не рейлган или койлган, а компрессионная пушка. Звучит вычурно, но на деле она просто стреляет с помощью пороха, по старинке. Ты же видел гигантскую крестообразную вспышку у дула?

— Порох? И как он пробьёт онионную броню Объекта, которая выдерживает ядерный взрыв?

— Там специальные снаряды. Энергия реактора подаётся на пресс, который сжимает большую массу до толщины булавки. Разрушительная сила двух снарядов массой тонна будет разной, если один сделать размером с шар для боулинга, а другой — с булавку. Представь, что на тебя наступают балетками или каблуком. Пушки в некоторых устаревших танках увеличивают разрушительную силу, концентрируя кинетическую энергию на заострённой, как дартс, сердцевине. Считай, ноги оттуда растут. Потому Консерватор способен пробить броню, которая не по зубам ядерной боеголовке.

— Бр-р, — буркнул Хейвиа, а Квенсер призадумался.

— Но как и с дизелем, разве спрессовка снаряда не приведёт к выбросу тепла?

— Как земное ядро. Температура плавления стали более 1500 градусов, но ядро раскалено до 6000. Давление со всех сторон настолько большое, что жидкость не может вести себя как жидкость и потому находится в твёрдом состоянии. А когда магнитная субстанция подвергается воздействию высокой температуры, меняется ориентация атомов, отчего изменяется магнитная чувствительность и электрическое сопротивление. Метод со временем затерялся в истории. Траектория снарядов была слишком нестабильной в рейлгане и койлгане, потому остановились на старом добром порохе. Покажется странным, но когда-то армия сопротивлялась замене гигантских пушек с пороховыми снарядами на лазерные пушки и рейлганы. Не всем инновации сулили выгоду.

Объект, о котором они говорили, был белой вороной среди современных машин. Прошло немного времени, и методы стрельбы взяли верх над методами производства снарядов.

— Теперь понятно, зачем ему обычный и барабанный магазины. Один для взрывчатки, а второй — для снарядов. И я не вижу вылетающих картриджей. Наверное, порох собирается внутри и хранится, как гигантский рулон старой бумаги.

— Главное, этот раритет времён пиратов способен дать Рашу леща.

— И ещё, — влезла Флорейция. — Альянс сделал ещё один шаг. Кажется, часть их солдат во Второй Венеции отбилась от остальных. И сдаваться нам они не собираются. Сейчас они удерживают обзорную площадку Башни Истины, гигантской вещательной вышки на восточной стороне.

— Вещательная вышка? — скептически переспросил Квенсер, и сисястая командирша вздохнула.

— Вряд ли они любуются видами. Скорее всего, хотят взломать волну и что-то показать миру. В башне остался резервный источник питания для работы вещательной инфраструктуры в экстренных условиях, но главное оборудование Альянс удалённо заблокировал, и дезертиры не отправили в Сеть даже сообщение из ста сорока символов. А ещё на всех частотах до сих пор идёт концерт элитницы-звезды. Эта девка в купальнике страх наводит получше тяжело вооружённых бойцов. Короче, дезертиры Альянса не ушли с башни, значит, ещё пытаются взломать оборудование.

— И если захватим их...

— Сможем понять, что здесь происходит, даже если не избавимся от Раша. Эта группа действует независимо от Раша, чтобы передать сигнал, а Раш пытается их остановить. Что-то тут нечисто.

И вот появилась миссия.

Но штурм вещательной вышки отличался от штурма обычного здания, потому солдаты готовились страдать.

— Башня Истины в высоту четыреста метров, а дезертиры Альянса окопались на смотровой площадке на высоте триста. Лифты, разумеется, выключены, а пожарные марши заблокированы. Обычным способом наверх нам не забраться.

— Что они задумали? Сидеть там, пока не подохнут от голода?

— На смотровой площадке есть ресторан и магазин сувениров, так что на какое-то время еды хватит. Не знаю, как они собрались уходить, на в башнях типа такой ставят канатные платформы, как для мойки окон. Если понадобится, по ним можно спуститься.

Само собой, платформы подняли на самый верх, и Квенсер с остальными не смогут ими воспользоваться.

Хейвиа задумчиво почесал подбородок.

— Проще всего послать снайперов или боевой вертолёт, чтобы нашпиговать пулями весь этаж, но тогда нам не достать у дезертиров информацию.

— Что у них есть, Флорейция?

— Раз пехота, то штурмовые винтовки, пистолеты. Может, гранаты.

Снизу не попасть.

Как и атаковать обзорную площадку с расстояния, чтобы уничтожить врага.

— Тогда что можем? Раз нельзя снизу, надо сверху? Вряд ли у башни со шпилем есть вертолётная площадка.

— Близко, но мимо.

Флорейция на жалобу Хейвиа кивнула с серьёзным видом.

Придурки замешкались, а затем она выдала нечто ещё более невразумительное:

— Средний вариант: атакуем сбоку.

Глава 4

Прежде чем солнце достигло зенита, сычи Легитимного королевства попали на восточную сторону.

Вторую Венецию изрезала паутина каналов, потому автомобили не могли проехать, а полёт на вертолёте означал бы верную смерть из-за противовоздушных лазеров Раша. Основные водные пути завалило обломками, которые запросто пробили бы дно лодки, если зазеваться. Но даже сычи, проторчав кучу времени в осточертевшем городе, кое-что придумали.

— Мы с самого начала могли взять ховеркрафт? — Голос Квенсера, наблюдающего за мельтешащим пейзажем, прозвучал приглушённо. — Почему мы раньше не догадались? Зря мучились.

— Ничего не поделаешь, братик. Муки делают нас теми, кто мы есть, — успокоила его сидевшая рядом Катерина.

Ховеркрафт парил над поверхностью воды благодаря силе воздуха и превосходно подходил для захламлённых каналов. Приходилось объезжать торчавшие из воды куски металла, но в остальном количество опасных препятствий сократилось на девяносто девять процентов. Ещё оставался риск врезаться головой в низкий мост, но лучше уж так, чем пыхтеть, пытаясь преодолеть разрушенный город пешком.

Но...

— Флорейция, — спросил Квенсер.

— Что? — ответили в рации.

Студент оглядел своё тело, которое было заключено в нечто наподобие гигантского стального яйца.

— Что за дела? Почему даже Катерина в силовой броне?

— Во-первых, Катерина Синеангельская — Элитный пилот, она умеет управлять машинами лучше всех. Во-вторых, она одинаково рискует как на передовой, так и в тылу. Мы не знаем, сколько среди беженцев засланцев, так что ей безопаснее всего в силовой броне. В-третьих, на таком специализируется Мёнри, но из-за ранения пришлось подменить. Хочу использовать все доступные ресурсы. В-четвёртых, пока офицеры в безопасной стране приказ не отменят, я не могу закончить программу реабилитации Катерины. В-пятых, я получила доклад об инциденте на контейнерном складе. И Квенсер, ты, наверное, единственный можешь её контролировать. Сколько я уже назвала?

— Хватит, блин.

— Просто наслаждайся. Думай, у тебя свидание с миленькой младшей сестрёнкой. Но не разрешай снимать силовую броню без острой нужды. Если попросит пить, не вздумай давать ей найденный сок. Она пробыла на долгой изоляции в лаборатории и мало контактировала с микробами, оттого иммунная система у неё слабее, чем у обычного человека. Высок риск заражения, потому не позволяй ей есть не нашу пищу.

Группа находилась на восточной стороне Второй Венеции с бесконечными небоскрёбами с разбитыми окнами, и над ними возвышалась гигантская металлическая башня — сложная комбинация стальных балок минимум вдвое выше окружающих домов.

Башня Истины.

Гигантская вещательная башня завидной высоты в четыреста метров.

— Кабельного телевидения хватило бы на весь искусственный остров, но создатели, видать, захотели запустить свои шоу в телики врагов у побережья. За Альянсом не заржавеет.

— Ага, у них беды с башкой.

— О нас они наверняка того же мнения.

Путешествие на ховеркрафте далось несравненно легче по сравнению с предыдущими марш-бросками, и до вещательной башни добрались в мгновение ока.

Над головами раздались единичные выстрелы.

— Э-э-э, чего? — взвыл Хейвиа. — Это наши люди валяются на земле?

— Не надо просто смотреть, Катерина.

— Точно. Надо перетаскать раненых в здание. Положитесь на меня!

Квенсер пытался звучать круто, но когда он встал, движения в силовой броне получились неуклюжие и скованные. Управлялась броня отнюдь не рычагами и педалями, несколько двигателей и приводов передавали движение тела на механику. Но кажущийся вес вообще не соответствовал настоящему весу, а центр тяжести находился не в том месте, что у человека, потому никогда прежде не управлявший бронёй пилот мог споткнуться на ровном месте. А если споткнётся и упадёт в воду, назад уже не всплывёт.

Катерина тем временем проворно перепрыгнула с ховеркрафта на тротуар и побежала через завалы к солдатам Легитимного Королевства, которые лежали в лужах крови.

И тут силовая броня Квенсера остановилась.

— О нет… Кажется, не работает!

— Братик, если не двигается, быстрее выбирайся! Ты как на ладони!

— Вылезти под град пуль?! Ну уж нет!

— А вдруг пальнут ракетой? Силовая броня не спасёт!

Девица всё же нагнала страху на жалкого старшего брата, и тот сквозь слёзы сбросил толстую броню. Но дальше ждало ещё больше сюрпризов: почему-то Катерина открыла люк на своей броне.

— Ты что творишь, Катерина?! Ты же на передовой!

— Тогда быстрее залезай! Дилетанта вроде тебя мигом превратят в труху!

От услышанного яйца Квенсера сжались. Не думая о последствиях, он сделал, как ему сказали, и забрался к Катерине в её силовую броню. Теперь он держал малолетку сзади.

Да, прям как вдвоём носить ростовую фигуру.

— Как бы сказать… Какой чудесный девичий аромат! И, пожалуйста, Катерина, хватит ерзать попой.

— У нас нет времени. Я буду двигаться, а ты откинься и расслабься.

Командная работа приняла самую извращённую в мире форму.

Парочка наконец вернулась к спасательной миссии. То ли парней-солдат парализовало после ранения в ногу, то ли их использовали в качестве наживки, чтобы выманить остальных из укрытия, Катерина не знала. Она схватила брошенных товарищей и перетащила в банк неподалёку.

Послышались выстрелы сверху, и что-то лязгнуло по силовой броне, но урона не нанесло, потому Катерина проигнорировала вражеские атаки и побежала.

— Простите. У нас есть аптечка, сами обработаем раны. А вы следуйте плану.

— Что именно произошло?

— Дезертиры Альянса временами стреляют с обзорной площадки, из дробовика. Наверное, автоматическая модель с барабанным магазином.

— Дробовик?! Но до обзорной площадки триста метров!

— Они толком не целятся. Учти триста метров. С такой высоты и шуруп прибьёт насмерть. Им можно палить навскидку, и получится стальной душ. Проще, чем фонариком посветить.

Звучало более паршиво, чем ожидалось, да и не соответствовало сведениям Флорейции. Да ещё и одна силовая броня сломалась. Выходило, сисястая командирша навешала лапши на уши. Придурок №1 поклялся про себя, что потом обязательно выбьет всю дурь из её здоровенных доек.

— Катерина.

— Да.

Квенсер обратился к блондинке перед собой, и силовая броня продолжила двигаться по воле Катерины. С обзорной площадки обрушились выстрелы, но ничего они сделать не могли.

И под звуки попадания пуль Квенсер беззаботно сказал:

— Плохо, если они достанут гранату или гранатомёт. Может, броню им не пробить, но взрыв нас всё равно достанет. Это как засунуть нас в железную бочку и бить ломом по бокам. Давай уже начинать.

— Ты у нас главный транжира времени, братик.

Пока они болтали, их общая силовая броня бежала к основанию вещательной вышки.

— Я думал, это скопление стальных балок, но не всё так просто, да? Тут технические лестницы и рабочие мостики...

— Но их поубирали.

Именно так.

Обычно по внешней стороне балок шли узкие марши и мостики, но сейчас они отсутствовали. Их все где-то до десятого этажа срезали и сбросили вниз. И никак не достать до оставшихся без пожарной машин с выдвижной лестницей.

Но Квенсер с Катериной не собирались такую использовать.

И лезть по сложному нагромождению балок тоже.

Они направились к главному входу. И вместо рабочего входа для доставки товаров они воспользовались дверью для туристов, которая вела к лифту и лестнице к обзорной площадке. Сделали шаг в разломанную стеклянную дверь.

Над билетной кассой висело множество LCD-мониторов, и на каждом раньше работал свой канал, но сейчас на всех крутили одно и то же.

— Летний концерт в купальнике только начинается! О-хо-хо. Время для следующей песни. Вы же узнаёте вступление? А теперь, друзья, по моему сигналу прокричите название. Три, два, один...

У Квенсера от увиденного задёргался глаз.

— Они рисковали жизнями, чтобы бросить своих, а теперь их сигнал глушат трясущимися сиськами в бикини. Я бы после такого из кожи вон вылез, но кончил начатое.

— Братик, ты бы сначала отвернулся от бикини, а потом уже такое говорил.

— Тут же нет мин с растяжками?

— Наверное, враги блокировали пути, на другое времени вряд ли осталось.

Лифт, само собой, не работал. А когда мощным пинком силовой брони выбили металлическую дверь, стало понятно, что даже спасательную лестницу испортили газовым резаком или чем-то подобным.

— Мы не можем использовать лестницу и марши. Их уничтожили бомбами.

— Тогда нельзя расслабляться. Значит, они могут подорвать силовую броню.

Снаружи и внутри все пути отрезали вплоть до десятого этажа, а там наверняка затаились вражеские солдаты. Если попытаться залезть по стене или закинуть верёвку, враг заметит и сосредоточит огонь на беспомощной цели.

Марши, лифт и лестницы не годились.

И что, Квенсеру сдаваться и уходить восвояси?

Конечно, нет.

— Действуем по изначальному плану. Надо помочь Хейвиа и остальным, Катерина.

— Точно. Давай завалим пол брошюрами или чем угодно, подожжём и выкурим их.

Глава 5

Они находились на крыше банка поблизости Башни Истины, гигантской вещательной вышки и символа восточной стороны. Из-за нехватки земли богач-выскочка превратил крышу в пафосную виллу, и Хейвиа прятался тамошнем лесу.

— Ох, чёрт. Это студент из ада. Превратил башню в коптильню.

Враг мог отрезать пути для людей, выведя из строя лифт и лестницы, но на дым это не действовало. А раз пути отрезаны, то нельзя спуститься и потушить пожар.

Конечно, противник мог закрыть пожарные двери и на какое-то время спастись, но расслабиться у него не выйдет. Мощное пламя запросто доберётся до обзорной площадки, или жар пожара уничтожит основание башни и приведёт к её падению… Даже если ничего из этого не случится, Хейвиа и остальным хватит и того, что враги запаникуют.

Хейвиа надел маску, соединённую с небольшим кислородным баллоном.

— Давайте начинать, пока тощие альянсеры таращатся вниз. Мён...

Хейвиа одёрнул себя и растерянно цокнул языком под маской, чем удивил здоровяка рядом:

— Ты в порядке?

— Да. Маркс, Эванс, Конрад. Давайте штурмовать, пока они паникуют. Пока будем лезть по верёвке, будем как на ладони, и если враги опомнятся, нас моментально перестреляют. Погнали!

Хейвиа и остальные положили на плечи что-то типа базуки, прицелились по башне рядом и нажали спусковой крючок, после чего послышался звук сжатого газа, а не пороха. Вместо взрывчатки они выстрелили крестообразными крепежами с четырьмя острыми крюками, с прицепленными снизу тросами.

Пролетев сотню метров, крюки соединили крышу банка со стальными балками вышки.

— Агр-р, не сработало! Мой Слонобой отскочил!

— Принято, Эванс. Прикрывай нас отсюда тяжёлым пулемётом… И у тебя устаревшая информация. Эти штуки переименовали после потока жалоб от зоозащитников.

Солдаты вытащили металлические устройства, похожие на тандем-каретки с прорезями для пальцев на рукоятках, и прицепили к натянутым тросам.

Как и сказал Хейвиа, у них не было времени.

Пока Информационный Альянс паниковал из-за дыма, группа Хейвиа похватала каретки и побежала по крыше, разогналась и прыгнула, повиснув в воздухе, на высоте более двухсот метров над землёй.

Солдаты двигались вверх по тросу, мотая лишёнными опоры ногами.

— Страшно до усрачки!

— Отсюда лучше всего видно, как сильно досталось этому месту. Это правда курорт мирового уровня?

Хейвиа и остальные, пока слушали по рации жалобы Конрада, достигли «другой стороны».

Вместо стальных балок самой вышки они целились в узкие металлические лестницы и наружные мостики.

Как только парни доехали до цели, ноги вновь ощутили приятную опору, но расслабляться было рано. Мостики и лестница шли зигзагами вверх, но Хейвиа, взяв с плеча карабин с глушителем, кое-что увидел.

На нижней стороне мостика сверху трепыхались на ветру какие-то кабеля.

И к ним прицепили через равные промежутки что-то похожее на глину.

— Твою ж за ногу!.. Маркс, Конрад! Хвата...

Никто за ногу их не хватал, но и времени на то, чтобы самим схватиться за что-нибудь, не дал.

Раздался оглушительный взрыв, и мостики с лестницами развалились и разом рухнули.

Глава 6

Когда сотряслась вся башня, Квенсер, который вместе с Катериной в силовой броне таскал горящую металлическую бочку, посмотрел вверх.

— А? Что-то произошло?

— Не двигай силовой бронёй, братик. Она и на тебя реагирует. Нам надо раздувать огонь.

— Получишь печать «развела костёр», да?

— «Развела костёр со всеми»! — сказала Катерина Синеангельская, которая притащила ко входу в башню бочку и махала на неё самодельным веером.

Но рядом с выходом упало с громким металлическим грохотом что-то тяжёлое.

— Уа-а!

— Мусор падает...

Квенсер с Катериной занимались своими делами и не могли отвлекаться. Они лишь отметили, что наверху закопошились.

Если всё бросить и дать дыму ослабнуть, у группы Хейвиа прибавится проблем, потому парочка сосредоточилась на своей работе и раздула огонь.

— Такая заваруха, — заметил Квенсер.

— Ага, собрались все мировые державы.

Всё началось с программы реабилитации для Катерины Синеангельской, бывшего Элитного пилота и пешки экс-советника Флайда. Начальство хотело исполнить её желание и позволить уйти в отставку, но просто взять и выслать в безопасную страну было слишком опасно, потому вместо этого девицу отправили в относительно спокойное поле боя, чтобы постепенно сточить ей клыки. А идеальными кандидатами в наставники оказались Квенсер с Хейвиа, ведь именно их она встретила, когда те её спасали.

Миссия заключалась в обороне Второй Венеции, гигантского искусственного острова и курорта мирового уровня, контроль над которым Информационный Альянс временно утратил. Спутник-бомба из старых времён Легитимного Королевства готовился «случайно» упасть на остров, и Малышу Магнуму с Рашем поручили сбить спутник противовоздушными лазерами. Вышло бы плёвое дело, если бы не наломал дров астероид Аперитива.

— Там же ещё был старый астроном? — спросила Катерина.

— Если подумать, астероид назвали в его честь, и на него напали на южной стороне. Кто это был?

У парочки не было времени разбираться с мелкими инцидентами.

Астероид сам по себе разрушился в воздухе, но взрывная волна и обломки ударили по Второй Венеции, устроив там настоящий бардак.

— И тут появляются капиталисты, — продолжил Квенсер.

— Они дали людям копии наших гранатомётов и велели стрелять, да?

— Похоже, они появились из плавучего ресторана около склада на северной стороне. Мы пошли туда проверить, но так не разобрались, чего точно хотели капиталисты.

— Они вроде сказали, что система Второй Венеции ненадёжная, и единственный способ её обезопасить — это уничтожить.

Затем появилось транспортное судно Легитимного Королевства.

— Набитый битком едой и водой корабль пошёл ко дну из-за Раша. Теперь мы живём впроголодь.

— Но зачем они это сделали? Знали же, что настроят весь мир против себя.

Извне и правда появился враг Раша.

Приплыл Объект Организации Веры.

Устаревшее первое поколение, известное как Консерватор. По технологиям он уступал, но отточенные навыки пилота стирали разницу с передовым Рашем. Но «спаситель» не пытался довести дело до конца. После короткой перестрелки он ушёл и не собирался возвращаться за головой Охохошки.

— Легитимное Королевство, Информационный Альянс, Корпорации Капиталистов и Организация Веры. Все четыре мировые державы правда здесь.

— Но наш враг очевиден.

Да, Информационный Альянс.

Он вёл себя как последний подонок. Зачем блокировал Вторую Венецию после разрушительного падения астероида? Зачем он заставил гражданских голодать?

Ответы могли дать солдаты, которые покинули Альянс и забаррикадировались в Башне Истины.

— «Предаться с кем-нибудь воспоминаниям». Хи-хи-хи. Ещё печать.

Вот так Квенсер с остальными оказались там, где оказались, а Катерина в силовой броне раздувала пламя большим металлическим веером.

— Как сложно жить, братик.

— Такова настоящая жизнь.

Глава 7

Тем временем Хейвиа перепрыгнул через ограждение на мостике и приземлился на стальные балки, которые шли как на потолке спортивного зала.

Но братья по оружию не успели.

Конрад слишком долго провисел на каретке с ручками. Поднятый в воздух трос имел значение только натянутый, и в итоге солдат, всё ещё держась за ставшую бесполезной верёвку, исчез на фоне городских крыш, столь мелких при взгляде с высоты.

— Конрад!

— Нет времени на сантименты, Хейвиа! Вот и они! Гото… гх?!

Маркс не договорил, его маска покраснела изнутри, и Хейвиа услышал тихие выстрелы из пистолета. От того, насколько близко подобрался враг, у Хейвиа округлились глаза: противник шёл «снаружи» — со стороны раскуроченных взрывом мостиков и лестницы.

Приглядевшись, радарный аналитик рассмотрел врага.

Игрушечный дрон с четырьмя пропеллерами, камерой и боевым пистолетом, примотанным пластиковой лентой. В довершение к спусковому крючку присобачили тонкий вал.

Вот как враги узнали о гостях и активировали бомбы.

Засада получилась в духе Информальянса.

— Уроды!

Хейвиа вновь и вновь стрелял из карабина с глушителем, без проблем попадая в цель, но в отличие от живой мишени дрон после первого же попадания не рухнул. Хейвиа не знал, сколько надо потратить пуль, но не пожалел их, лишь бы наверняка сбить беспилотник.

Меняя магазин в карабине, солдат осмотрел оставшихся товарищей.

Маркс не двигался. Он сидел на стальной балке, вцепившись по-настоящему мёртвой хваткой.

Вряд ли тело удастся отсюда забрать, Но Хейвиа не мог его спихнуть вниз. Вместо этого он забрал армейские жетоны и запасные магазины, а затем сбросил его пистолет и карабин, чтобы уничтожить, хотя понятия не имел, полезет ли враг шмонать трупы.

Хейвиа остался один, хотя и не совсем.

Безмолвное, сводящее с ума одиночество норовило взять верх, но Хейвиа не сдавался.

— Эванс, прицепи камеру с монитором на тяжёлый пулемёт и смотри на меня. Если увидишь дроны возле башни, сбивай. И по мне не попади, — сказал он в рацию.

— Пойдёшь дальше?!

— По-твоему, если я зассу, меня кто-нибудь заберёт?! Вертолёт так близко к стене не подойдёт! Нет у меня выбора, баран!

Он находился на высоте двести метров, а до обзорной площадки оставалось ещё сто. Сложное переплетение стальных балок годилось для того, чтобы по ним взбираться, но по сложности это всё равно было сопоставимо со скалолазанием без экипировки.

— Всё хуже и хуже… Слава яйцам, я на скалодромах набил руку. А как бы я ещё за сисястой командиршей в ванной подглядывал?

Обе руки будут заняты, и карабин не получится нормально держать. Если появится новый дрон с пистолетом, зад Хейвиа нашпигуют миллионом пуль раньше, чем он дёрнется. Пришлось полагаться на поддержку Эванса.

Путь предстоял неистовый.

Дул мощный боковой ветер, да ещё и переменный. Что ещё хуже, временами налетала завеса из чёрного дыма. Эванс порой сбивал дроны из пулемёта, но все проблемы он этим не решил. Иногда Хейвиа замечали и взрывали заложенные бомбы над ним, после чего вниз летели, словно камни, обломки мостиков и лестницы. Солдату пришлось притормозить и укрыться между балками.

— Ну всё! Если эти сучары из Альянса не миленькие девахи, всех на месте перебью! Когда с ними закончу, будут как швейцарский сыр!

— Хейвиа, кто-то наклонился с обзорной площадки. Бородатый старик целится в твою сторону из автоматического дробовика!

— Ненавижу спо-о-о-о-о-ойлеры!

Заплаканный Хейвиа дёрнулся назад, спрятавшись от выстрелов, не таких скоростных, как из штурмовой винтовки или пистолета-пулемёта, но не менее смертоносных.

В рации раздался возбуждённый голос:

— Мне его снять?!

— Угомонись! Мы не знаем, сколько их там. Потеряем источник информации, если он один. Я уже почти у цели, ты давай обстреливай его, не давай двигаться, но не попадай!

Как и попросили, тяжёлый пулемёт обрушил шквал пуль в сторону обзорной площадки. Пули по размерам были как у крупнокалиберной винтовки, потому одно осознание того, что подобное пролетает рядом с головой, отнимало от жизни пару годков.

Остатки армированного стекла разлетелись вдребезги и обрушились на Хейвиа, а тому оставалось лишь кусать губы, ведь всё по его заказу.

Каким-то непостижимым образом солдат всё же умудрился добраться до обзорной площадки и залез внутрь через разбитое окно.

— Стоять!

Остались лишь трое. А кроме них лишь дёргалась в мониторах, как заведённая, звезда эстрады в купальнике.

— Вытянем новую тему из шляпы! Теперь это… Та-дам! Ох? Когда видишь представителя противоположного пола и сердечко ёкает? О-хо-хо. Кажется, я вытянула волнительную тему.

Один из врагов навёл на гостя автоматический дробовик, и Хейвиа успокоил его профилактической пулей между глаз. Другой со скучающим видом играл с геймпадом и прицепленным к нему экраном. Парень сдержанно улыбался, но Хейвиа не стал заморачиваться, почему тот так себя ведёт, схватил за воротник и выбросил в окно.

— Не могу устоять перед джентльменом, который рвётся к своей цели и не обращает внимания на внешность. Обожаю, когда парни забывают об имидже и прорываются вперёд, даже если придётся вывалиться в грязи… Ах☆ Кажется, я лишнее сболтнула. О-хо-хо.

Последний солдат пригнулся и приготовился к ожесточённому бою, а Хейвиа хлопнул в ладоши.

— Дамы и господа! Число трупов уровнялось по обе стороны. Я, как элитный аристократ с добрым сердцем, пошёл бы на сделку, а вы? Если хотите продолжать бой, то наш тяжёлый пулемёт обеспечит билет в один конец в загробный мир. Пули калибра 12,7 полная жопа. Чуть заденет — и руку оторвёт по плечо. Как клешню от лобстера. Точно хотите продолжать?

— Легитимное Королевство? — опешил солдат. — Почему вы? О! Я понял! Ты замаскированный альянсер, да?! Ну а как иначе!

— Выкладывай всё, что знаешь. Живо.

Хейвиа навёл карабин с глушителем на солдата Альянса, чем заставил замолчать. Тот поглядел на автоматический дробовик на полу, но понимал: даже если устранит Хейвиа, с тяжёлым пулемётом ему не совладать. Потому сдался и вздохнул.

Юный солдат сел, поднял руки и заговорил:

— Я Джек Спенсер из Второго независимого штурмового логистического отряда поддержки Информационного Альянса. Звание — сержант.

— Чего? Штурмовой… логистический?

— Ты же по оружию догадался, что мы не партизаним во Второй Венеции? Мы выжидали, чтобы оказать основным силам поддержку, если те напортачат.

Другими словами, они отдыхали до тех пор, пока не появилась в них нужда. А ждать её могли и год. Типичный пример живущих на деньги налогоплательщиков солдат. На зависть Хейвиа.

— Вот почему мы долго не могли понять, что они творят. Мы думали, что подписались на нормальную работу… Чёрт! И ведь назвали Вторую Венецию люксовым курортом. Знали бы мы, что тут база заражения, сразу бы отказались от миссии!

— Стой, стой, стой. Давай по порядку. Какие-то жуткие я слышу словечки.

— Смотри, Вторая Венеция — это туристический пункт. Официально принадлежит Информационному Альянсу, а на деле кишит богатыми представителями четырех мировых держав… Они слетаются со всего мира, а потому по всему миру разлетаются. Это понятно?

— …

— Вторая Венеция — это искусственный остров. На нём местами растут тропические пальмы и другие деревья, но на самом деле тут пустошь на пустых ящиках из алюминия и армированной стали. Почва рыхлая и лишена минеральных веществ. Для компенсации добавляют разновидность агара. Как его называют… в Островной державе? Бактерии натто? Короче, если покрыть ими почву, она будет лучше удерживать влагу, восполнять минералы и меньше плесневеть. Всё это замечательно, но есть проблема. Что, по-твоему, произойдёт, если заменить бактерии натто на другие микроорганизмы?

— Стой… Это как-то связано с «базой заражения»?

— Официальное название — Распылитель 001. Но создан он не просто так. Всё больше наших стран заражаются устойчивыми бактериями. Домохозяйки настолько увлеклись уборкой, что затирают всё до блеска антибактериальными спреями. У народа падает иммунитет и способность восстанавливаться. Стоит только заболеть, как люди сразу бегут в больницу и жрут тонну антибиотиков, бактерии приобретают токсичность и резистентность. А расценки врачей тебе не шутка. Верхушкам надо было что-то придумать, пока оборонные бюджеты не раздулись до космических масштабов.

Джек неловко улыбнулся.

— Бактерии удобны и безобидны. Вторую Венецию превратили в базу заражения, носители подхватывают их и увозят в безопасные страны. Помешанные на чистоте домохозяйки сами не замечают, как впускают в свой организм паразитов, но зато те повышают иммунитет и позволяют реже ходить к врачу. Снижаются затраты на медицину, и можно больше денег тратить на войну. Не такой и плохой план. По крайней мере, никому вредить не хотели… Да, не хотели.

— Это не всё? Стой… ты шутишь?

— Произошло то, чего не ждали.

Солдат Информационного Альянса словно подводил разговор к тому, чтобы обязательно нагнать страху. И скривил он мину ещё более кислую, чем когда ему ткнули в лицо дулом.

— Использовали штамм, который не должен был существовать. Вот и пришлось нашему Объекту закрыть остров на карантин. Ну а как ещё. Мы не знаем, что из себя представляет Патоген Икс, но если его вывезут в безопасную страну, всему конец.

— Стой, то есть с нашими телами что-то происходит?! Люди в странных защитных костюмах теперь засунут нас в пластиковые мешки и закинут на изолированный склад?!

— Люди создали это бедствие! Нам не говорили о рисках! Мы догадались об инфекции, когда уже тут собирали информацию! Альянс должен был нас спасти. Как он посмел бросить нас гнить вместе с остальными трупами на этом третьесортном кладбище?! Мы хотели запугать их, что всё раскроем. Хотели вынудить нас забрать, но… но они...

— Договаривай, тварь!

Хейвиа снова прицелился в солдата, но Джек Спенсер лишь натянуло улыбнулся.

— Слишком поздно.

Звучал он так, словно старик, который что-то вспомнил на смертном одре.

У Хейвиа, пускай он держал оружие, пробежали по спине мурашки.

— Костлявая уже вышла в поле за урожаем. Проведёшь тридцать минут во Второй Венеции, и точно заразишься. Никто не сбежит с базы заражения. Да, точно. Да, никто не понимает. Даже я...

Глава 8

Кто-то где-то сказал:

— Давай.

— О, вы решились? О-хо-хо. Большие шишки из безопасных стран ненавидят вытягивать короткую соломинку. Думала, вы будете затягивать до талого… А я уже хотела ещё раз проанализировать свой концерт.

— Ситуация не оставила нам иного выбора.

— Принято. Отменяю рабочие задачи и возвращаюсь к основной цели. Мне чутка влом, но приказ есть приказ.

— Расстояние проблема?

— В скоростном бою между Объектами да, но сейчас это неподвижная цель. О-хо-хо. Я прям на границе десятикилометровой зоны поражения, но должно получиться.

— Тогда приступай.

— Так точно, сию секунду. Через не хочу.

Глава 9

Хейвиа услышал сообщение в рации.

— Хейвиа, пригнись!

— Принцесса?

— Я увидела на радаре. Раш направил пушку в твою сторону. Цель — вышка. Останешься, и тебя испепелят вместе с ней. Быстрее!

— ?!.

У него моментально пересохло горло. И что делать, он вообще не понимал.

Обзорная площадка Башни Истины сотряслась от мощной, ослепительной вспышки. Большинство окон разбилось ещё раньше, а теперь повылетали оставшиеся. Хейвиа беспомощно пролетел несколько метров и врезался во внутреннюю стену.

— Га-а-а-а-а-а-а!!!

Раш специализировался на близких и средних дистанциях, потому его лучевая пушка Гатлинга не доставала за десять километров. Вместо этого в ход пустили небольшой, по меркам Объекта, рейлган или койлган.

И попали не прямо в цель.

Хейвиа в последнюю секунду заметил другую линию выстрела, рассёкшую воздух. Стрелял Малыш Магнум. Принцесса не могла вступать в скоростной бой, оставаясь на месте, но всё же могла помогать огнём. Два снаряда ударились, как бильярдные шары, и атака Раша пришлась не прямо по Хейвиа.

Но даже побочного эффекта хватало.

Из поломанных мощным порывом ветра динамиков раздавались статические шумы, все плоские мониторы треснули, и концерт наконец закончился.

— Гх… кх.. Джек! Джек Спенсер?! Где ты, тварь?! Ноги в руки и дуй сюда! — задыхаясь, орал ослеплённый вспышкой Хейвиа.

Никто не ответил.

Но Хейвиа сомневался, что солдат сбежал.

Через несколько секунд глаза отошли, и взору открылся страшный бардак на обзорной площадке.

Хейвиа увидел на другой стороне искорёженное окно, в котором застряла оторванная по щиколотку нога в башмаке.

— Говорит Хейвиа, — простонал он в рацию, лёжа на полу. — Я получил на обзорной площадке информацию. Вторая Венеция — это база для всемирного заражения, созданная Информационным Альянсом, и в результате неожиданного происшествия распространился чрезвычайно опасный Патоген Икс. Да, есть риск, что мы тоже заражены! Повторяю, мы все можем быть заражены, а Раш устроил блокаду ради спасения человечества! Чтоб его за ногу!

Внешний документ —журнал, сохранённый в микросхеме украшения для волос

Мой братик — удивительный человек.

В смысле, он спас меня от войны. Он уничтожил передовой Объект Точное Копьё, победил советника Флайда и вытащил меня из лаборатории, где мне делали больно.

Похоже на кино.

Но кое в чём совсем не похоже.

Мой братик ни разу не брал оружие.

По-моему, это потрясно. Да и куда ещё круче?

На войне всякое бывает. Люди верят в международные законы и концепцию чистых войн, но это всё враньё. Сражу же понятно, как только обычных людей бросают на Объект.

Но братик всё равно не взял оружие.

Я знаю, насколько упоительной может быть единственная пуля. Знаю как никто другой. Даже стыдно. Но братик даже не смотрит на оружие, будто оно для него мерзость.

Мирная жизнь, взаимное доверие — это мало что для меня значило.

Раньше я вряд ли смогла бы гулять на улице в безопасной стране без пистолета на бедре.

Но братик раскрыл мне глаза.

Он показал, что оружие не нужно. Он прорвался сквозь поле боя без оружия, а безопасная страна так и вообще ерунда.

Он пример для подражания. На него я хочу быть похожа.

Ну или по-другом скажу, он мой старший братик.

Может, и я вырасту из оружия.

Братик даст мне сил.