Том 12    
День второй


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ricco88
15.07.2020 21:45
Спасибо.
naazg
17.06.2020 20:58
Спасибо
lastic
17.06.2020 20:08
Домо
dervent
05.06.2020 00:26
Спасибо
ricco88
03.06.2020 22:24
Спасибо.
naazg
03.06.2020 20:58
Спасибо
lampo_griz
08.05.2018 06:36
Походу точно конец "придуркам"(((
_Chitatel_
06.12.2017 19:44
Что за богиня!
Генрих
28.06.2017 23:22
Ну и обложка... Не ждем (~_~)

День второй

Глава 1

Наступила полночь, и сменилась дата.

Флорейция Капистрано держалась за голову, слушая доклад. А находилась офицер на базе техобслуживания на берегу Мальты, куда добралась по каналам Второй Венеции на командном патрульном судне с антеннами.

— Так ты его застрелил?.. Гражданского на глазах толпы?

— Он застрелил Мёнри! — сказал Хейвиа по рации. — И ствол у него совсем не гражданский. Будь у него граната, тут была бы кровавая баня!

Звучало разумно, однако на деле ничего не значило.

Всё началось с того, что конфликт Легитимного Королевства и Информационного Альянса ослабил оборону Второй Венеции, которая остановилась возле Мальты.

Затем прилетели несколько Сверхновых.

Наконец, появился гигантский бонусный приз в виде астероида Аперитива. Если бы Малыш Магнум не уничтожил незваного гостя, тот спровоцировал бы глобальный ледниковый период, но как всё видели люди из Второй Венеции — по большей части граждане Информационного Альянса? Даже то, что астероид взорвался, не долетев до земли, выглядело как полный провал.

А затем завязалась перестрелка.

Народ из Альянса возложил обязанность спасать его на Королевство, но потом солдаты открыли огонь.

Бездействие привело бы к ещё большим жертвам из-за гранатомёта, и Хейвиа имел абсолютное право действовать.

Но не все в равной степени поймут.

«Чёрт. Тут всё работает против нас. Такими темпами 130 тысяч особо важных персон начнут бунт!»

Они были в одном шаге от края пропасти.

Пока никто не лез на изгородь, но базу техобслуживания окружила огромная толпа.

Если кто-то залез бы, Легитимное Королевство не проявило бы жалости даже к гражданским. Если обезопасить их станет невозможно, Флорейция разрешит использовать оружие.

В то же время развернётся наихудший сценарий.

— Расправа над 130 тысячами представителей высшего общества. Начнётся тотальная война.

Казалось, что всё к тому идёт, но затем Флорейция замотала головой. Нет, она сделает лишь то, что позволяла ситуация.

— Ты забрал гранатомёт бузотёра?

— Да! Выглядит прям как модель Королевства, но это копия. Кто-то пытался подстроить всё так, будто мы причастны!

Послышался металлический лязг.

Хейвиа стал разбирать оружие и осматривать детали.

— Несколько внутренних частей сделаны из пластика, а не металла. Такое любят капиталисты. Их пушки даже проще использовать, чем наши.

— Корпорации Капиталистов? Не Информационный Альянс?

Альянс вполне годился бы на роль противника, который мог спровоцировать бунт, лишь бы насолить Королевству за захват Второй Венеции Объектом.

— Не знаю. Может, Альянс выдаёт себя за капиталистов. Тут ведь рай для шпионов. Место кишит большими шишками из всех четырёх мировых держав, и Корпорации вполне могли вставить палки в колёса и нам, и Альянсу. Поди, надеются выждать момент и забрать Вторую Венецию себе.

— Принято. Необходимо обдумать. — Флорейция неторопливо выдохнула. — И? Если гранатомёт скопировали с нашего, значит, 45-й калибр. Мёнри сильно ранена?

— Ей попали в бок, а пуленепробиваемая пластина только хуже сделала. Пуля не прошла на вылет, а застряла внутри! Немедленно вышлите медика!

— ...

Флорейция бы хотела.

Но отправка подразделения запросто уничтожит хрупкий баланс в стакане, до краёв наполненном водой, отчего поверхностное натяжение не выдержит и жидкость выльется. Командир не могла обречь мир на погибель из-за единственного солдата.

— Хейвиа, сколько с тобой людей?

— Только я и дистрофик. Мёнри не считайте! И что нам делать с дьяволёнком в бикини? Хотя, если честно, она самая сильная из нас!

— Принято. Вам троим, не считая Мёнри, нужно определить происхождение гранатомёта. Мы окружены со всех сторон и не можем никого выслать. Любое наше действие будет расценено в негативном ключе и спровоцирует толпу, так что нужна веская причина. Как только узнаем, что гранатомёт принесла другая армия, сможем действовать. Ведь это уже в будет в нашей компетенции, а не полиции. У нас будет оправдание.

— Стойте! А как же Мёнри?!

— Раскуси это до того, как самый милый солдат 37-го сыграет в ящик. Проиграешь, и нам двоим придётся делать харакири! Уяснил, Хейвиа?!

Глава 2

— Поверить не могу...

Хейвиа проклял южную часть Второй Венеции.

Мёнри из-за ранения не могла двигаться, и её пришлось занести в здание неподалёку. Там её укрыли от грязного дождя, который не пошёл бы на пользу глубокой ране, а ещё если бы гражданские увидели ослабленного солдата, натворили бы дел. Большинство местных людей были добродушными и безобидными богачами, которые ради забавы мастерили грили и печи для пиццы, вырезая переднюю стенку из металлических бочек. (Бочки использовались для перевозки высококачественного масла для массажа, а не топлива). Но после случившегося не помешало бы держать ухо востро.

Квенсер последовал советам Катерины, нервно зажимая рану Мёнри обрывком одежды, и едва смог остановить кровотечение.

Но пуля оставалась внутри.

Если на деформированной пуле появились зазубрины, малейшее движение могло привести к повреждению крупного сосуда. Да и токсичность свинца никто не отменял. Ни к чему хорошему промедление не приведёт.

— Вторая Венеция двадцать километров в длину. Если хотим прочесать и Мальту, то какая ж это зона? И сколько людей? Мы не сыщики из детективного романа!

— Я… в порядке.

Мёнри дышала быстро и пугающе поверхностно, а мокрое от пота лицо побледнело, но девушка всё же смогла подать голос.

Но...

— Я… в порядке. Я тоже солдат. Готовилась к худшему. Если дела и правда плохи, хотя бы.. отнесите мои жетоны… маме...

— Захлопнись, Мёнри! — прорычал Хейвиа. — Если видишь только плохое, держи язык за зубами!

Квенсер спокойно обратился к безнадёжному другу:

— Хейвиа, давай сделаем, что в наших силах.

Юный аристократ не нашёл, чем ответить.

Он услышал именно то, что хотел, но нависшую угрозу слова Квенсера не устранили.

— А что в наших силах?! Может, проще забить на приказ сисясной командирши и найти лодку? Если прорвёмся и попадём на базу в Мальте...

— Она сказала, мы окружены, помнишь? Мы не прорвёмся через толпу митингующих, даже если попадём на Мальту, и нас застрелят, если приблизимся к базе без кода доступа. Подумают, что мы бунтовщики, которые украли униформу. К тому же Катерина и я в гражданском.

Квенсер взял ослабевшую руку Мёнри и положил на обрывок ткани, который прижимал к её боку.

— Кем бы ни был тот чёрт с гранатомётом, в нормальной ситуации он бы десять раз подумал, прежде чем браться за пушку. Толку-то ему с неё. Нет, взять оружие его заставила паника. Вряд ли он из кожи вон лез, заказывая ствол по частям в интернете. Скорее уж какой-то «деловой партнёр» пару часов назад выдал ему готовую модель.

— Но кто? Капиталисты или Альянс?

— Не знаю, но кое-что меня заинтересовало. — Квенсер облизнул губу. — Вторая Венеция временно была под нашим контролем. Значит, мы мониторили весь грузопоток… Раз так, откуда взялся гранатомёт? По какому пути его провезли контрабандой? Мы контролировали официальные входы типа портов и аэропортов. Вариантов у наших неизвестных друзей было не так уж и немного. Если сузим поле для поисков, сможем их выследить.

Два придурка и Катерина Синеангельская окровавленными руками вызвали на хендхелде карту Второй Венеции.

Осмотрев карту с паутиной несчётных каналов и выстроенными рядом с ними высокими зданиями, троица выставила отметки на входах, которые контролировались Легитимным Королевством.

— Бесполезно. Мы всё покрыли… И где тут секретный чёрный вход?!

— Стойте, — опешила дьяволёнок в бикини.

Она указала запачканным кровью Мёнри пальцем на край экрана.

— Там склад контейнеров.

— А-ага. Но порт на северной стороне тоже контролировало Королевство. Если бы туда привезли гранатомёт, таможенники его бы засекли.

— Но напротив склада есть ещё одно судно. Плавучий ресторан. Допустим, там готовят рыбу, которую гости сами ловят. То есть он плавает в море.

Квенсер немедленно задвигался.

— Надо связаться с сисястой командиршей и попросить узнать владельца.

— И если это капиталисты...

— Там могли подбирать поздно ночью аквалангистов. А контейнерный склад позволял скрыть всё, что они затаскивают на борт. Вот так они и могли протащить своё добро во Вторую Венецию.

Роскошный курорт называли раем для шпионов, потому что большие шишки из всех четырёх мировых держав собирались тут и забывали о войне. Ничего удивительного, что существовали подобные лазейки.

Наконец, пришёл ответ по рации.

— Владельца зовут Уэлши Гарпун [✱]Гарпун» — это коктейль, который состоит из водки Ketel One, клюквы и свежевыжатого сока лайма. Как вы и надеялись, принадлежит конгломерату капиталистов. Но лодка, похоже, перевернулась после взрыва астероида. Поспешите к контейнерному складу на севере. Нам нужно одно единственное доказательство. Тогда мы вышлем подмогу, они унесут Мёнри на носилках, и врачи ей помогут. Бегом туда. Чтобы не жалеть до конца жизни.

Парни знали, что от них требовалось, и не собирались тратить время на разжёвывание всего малолетке Катерине. Но если они все уйдут к контейнерному складу, то кое-кого придётся оставить.

Они бросят Мёнри совершенно одну.

— Клянусь, — проскрипел Хейвиа сквозь стиснутые зубы. — Клянусь, мы вернёмся. Не вздумай умереть, Мёнри.

Девица не ответила. Она лишь хило улыбнулась.

И заляпанные кровью парни с девочкой вернулись на адское поле боя.

Но на этот раз их не просто забросили в самое пекло. Теперь на них лежала миссия по спасению товарища по оружию.

Глава 3

Когда они покинули здание, всё ещё лил дождь.

Катерина в чёрном бикини подняла ладони на уровне талии, чтобы смыть кровь Мёнри. От взрыва астероида и рухнувших зданий в воздух поднялось огромное количество пыли, которая перемешалась с водяным паром в небе и превратилась в грязный ливень.

Троица обошла здание сзади, старательно избегая толпы разгневанных налогоплательщиков. Много кто из них приготовил самодельные факелы, засунув обрывки одежды в бутылки с крепким алкоголем — ещё чуть-чуть, и получится коктейль Молотова.

— Что с трансформаторами? Если нас заденет, то взорвёмся.

— Тут хоть глаз выколи, наверное, электричество всё. Готов поспорить, грудастая командирша вырубила свет, чтобы избежать больших разрушений.

Времени не хватало.

Чтобы добраться с южной стороны на северную, троица украла два гидроцикла, которые нашла в ближайшем канале. У водных байков отсутствовали коляски, потому Хейвиа залез на один, Катерина на другой, а Квенсер опять стал балластом.

— Прыгай, братик.

— Надо подумать.

— Если скажешь, что хочешь на мой, я уеду без тебя, — предупредил Хейвиа.

— Вот и сяду на другой!

Уличные фонари потухли, как и вывески, потому путешествие по ночным каналам предстояло напряжённое. Водные пути собирались в паучью паутину и местами довольно резко изгибались. А ещё из-за астероида затонули корабли и упали в воду обломки асфальта. Если не включать фонари и не высматривать торчащие из воды препятствия, можно на что-то наехать и почти мгновенно утонуть.

— Насладиться водными играми с другом… Хи-хи-хи. Ещё одна печать.

— Я тебе братик или друг?

— Как я захочу!

Квенсер подумал, что гибкость никому не навредит. Он собирался быть ей наставником, но некоторые из заданий оказались непосильной ношей для элитницы, которая только вырвалась из стерильной камеры.

Гидроцикл предназначался для взрослых, а не двенадцатилетней девочки, но она управляла им намного проворнее, чем Хейвиа. Если бы она не вырвалась играючи вперёд и не юлила из стороны в сторону, солдат выбрал бы неправильный путь и налетел на скрытое препятствие.

Знаний о морских приключениях Квенсеру как раз хватало для того, чтобы он и в жизнь не поплыл сам через набитый обломками канал.

— Ого. Ты точно элитница!..

Ему показалось, что просто приобнять девицу руками недостаточно, потому обхватил её маленькие бёдра покрепче.

— Хм? Кстати об элитницах, что с Принцессой?

— Круглый корпус повреждён, но не взорвался, — сказала Катерина. — Внутри Объекта-то безопасно, но по городу палить — это не по небу шмалять лазерами, так что нам она не поможет.

— Прям так?..

— Не смей думать о другой девочке, когда смотришь на меня. Это вообще-то грубо! Хмф!

Квенсер попытался выйти на связь с Принцессой, лишь бы успокоиться, и у него даже получилось.

— Выглядишь как раздавленный апельсин, но я рад, что связь ещё работает.

— Разумеется, — ответила Принцесса. — Ты пытаешься меня разозлить или подбодрить?

Принцесса говорила спокойно, но колко, словно разозлилась из-за гвоздя в стене, за который зацепилось её любимое платье.

— Слышала, Мёнри ранили.

— Ага. Мы ищем, кто может за этим стоять.

— Скажи, если я что-то могу сделать. Я обездвижена, но вести огонь с места могу. Отметь цель, и я её взорву.

— Стой, стой, стой. Если пальнёшь, все наши доказательства превратятся в пыль. К тому же ты стрелять будешь не из лазеров в воздух, а прямо с юга на север. Снаряды полетят по дуге на двадцать километров. Точно в цель тебе не попасть.

Ночной канал представлял нешуточную угрозу из-за обломков и мусора, потому по пути не попадались другие лодки. Дорога до контейнерного склада не заняла много времени.

— Боюсь подплывать ближе. Нас точно услышат.

— Был бы каяк, подплыли бы тихо.

— По ночному каналу с кучей хлама? Мы бы врезались во всё подряд и шумели.

Троица остановила гидроциклы поодаль и залезла на сушу.

— Окей. Прогулка с другом… Ещё одна печать.

— Важнее то, что...

До контейнерного склада оставалось сто метров, но здание всё ещё выглядел как чёрная гора. Вот насколько много там громоздилось контейнеров.

— Там их пятьсот или шестьсот. Уйдут месяцы, чтобы все проверить.

— Нам просто нужны доказательства, можно проверить что-нибудь другое.

— ?

— Видеоархивы с камер безопасности. Врагу нужна какая-то уловка, чтобы переправлять тайный груз из плавучего ресторана и прятать в контейнерах. Не нужно вещественных улик. Украдём данные из комнаты управления, и Флорейция сможет действовать.

— Ну, давай. О, но мы не можем украсть данные без электричества.

— Что если выдернем накопитель и проверим уже потом?

— Кстати, братик. — Катерина в чёрном бикини наклонила голову набок. — Там есть люди, которых мне можно и нельзя убивать?

Квенсер судорожно сглотнул, но...

— Нет, теперь можно что угодно, — ответил, неожиданно, Хейвиа. Он глядел на груды контейнеров сквозь прицел винтовки.

— Астероид разнёс весь город, но вооружённые охранники остались на своих местах. Обычно они не выделяются, но только не сейчас. Вот почему нельзя иметь только один план.

— Разве портом управляет не Королевство?

— Официально да. Но нам не хватает людей, чтобы занять все точки. Мы направили одного нашего для руководства, а в патруль выставили местных наёмников с лицензией. И судя по всему, начальник отлынивает от работы.

— Другими словами, эти охранники только строят из себя службу безопасности Альянса?..

— Это шпионы капиталистов. А раз они профессионалы, можем всех перебить. Время для фейерверка.

Глава 4

Элитный пилот 37-го Мобильного батальона техобслуживания, известная как Принцесса, спустилась на единственной верёвке с утёса под ночным дождём, причём утёс был Малышом Магнумом. Сильно повреждённый Объект плавал в океане, но к корпусу не подвели подмостки и никакие солдаты техобслуживания на них не работали. Ей сказали по рации, что техников отправили строить укрытия для множества гражданских, а на Объект выделить пока некого.

“Надеюсь, этот мерзкий Раш ничего не учудит”.

— Вперёд.

Переодевшаяся в синее бикини Принцесса ногами упёрлась в бронепанель, чтобы удерживать равновесие, болтаясь на одной верёвке, оттого снизу открывался прекрасный вид на её попку. Само собой, девица прикрепила к талии ремень с рацией, потому могла по сигналу моментально вернуться в кокпит.

«Нам обещали увольнительную после уничтожения Сверхновой. Флорейция хотела сделать сюрприз Квенсеру и остальным, но всё пошло наперекосяк».

— Да. Годится только бикини, остальное не вариант, — высказалась она, подсвечивая темноту положенным за ухо карманным фонариком.

«Сочленение главный пушек тоже сильно пострадало. Интересно, как там поплавки. Зато фасеточные радары и датчики остались на своих пушках».

Даже если Принцесса взяла бы в маленькие ручки инструменты и пошла копаться в повреждённых деталях, она не могла починить Малыш Магнум. Но если закончит оценивать урон до появления солдат техобслуживания, то сэкономит им кучу времени.

Помимо рациональных причин, девица занялась делом, чтобы хоть как-то подавить чувство вины.

«Я единственная с электричеством, водой и едой, но поделиться с гражданскими всё равно не могу».

Она вытащила молоток и микрофон из повязанного на талии ремня с инструментами и слегка ударила по броне для проверки. И тут же скривилась. Отзвук получился слишком мощным. Онионная броня поглощала любые удары с помощью пружинистых движений множества бронепластин, как в миллефолье, потому звук не должен быть таким.

«Наверное, погнулись и разрушились».

Даже участки, которые выглядели целыми, кое-где утратили силу. Если в них попадут из главной пушки, пиши пропало. Удар не поглотится, и выстрел пробьёт броню насквозь.

Намокая под дождём и виляя маленькой попкой, щуплая Принцесса спокойно подумала:

«Реактор в моторном отделении ещё действует. Думала, смогу компенсировать повреждения и снова двигаться, но всё-таки это слишком опасно».

Как ни крути, современные войны велись исключительно на Объектах. Ничего хорошего батальону после потери своего Объекта не сулило.

Глава 5

— Ну и бардак… — Раздалось во тьме, внутри компактной комнаты управления на северной стороне контейнерного склада, которую построили наспех, как временную будку на стройке. Некто сквозь дрожь заливал лапшу быстрого приготовления нагретой на переносной плите водой. Вымокшей девочке с длинными светлыми волосами и холодными глазами на вид было лет двенадцать, и вокруг неё витала аура решимости, какую никогда не увидеть у её ровесников. А что ещё больше шокировало, девица была наёмницей.

Она пробурчала себе под нос, убирая с лица мокрые волосы:

— Я приехала сюда в отпуск, чтобы жрать лобстеров, а корабль взял и перевернулся! Упал астероид, серьёзно? Ну да, мой повар — это крот, который торгует информацией, но у меня же не настолько плохая карма, чтобы топить мою лодку через два часа!

Крупный темнокожий мужчина раздражённо ответил:

— Ты же выжила. Наоборот, повезло.

— Я тебя наняла в телохранители за свои деньги, давай-ка угождай клиенту… И что это за прикид?! В платье и широкополой шляпе я кое-как двигаюсь, не мог подобрать что-нибудь в моём стиле?!

— Вторая Венеция — это роскошный курортный остров. Прошу понять, что здесь сложно найти вещи вашего размера, которые предназначены не для богатых юных леди.

Девочка хоть и жаловалась, но одежда прекрасно подходила для её гладкой белой кожи и длинным, ниспадающим светлым волосам. Единственным изъяном в ней было то, что радовалась она от запаха пороха и оружейной смазки, а не чая и роз.

— Жалуйся сколько влезет. Одно хорошо, лапшу тебе дай, сразу успокаиваешься.

— Замолчи. Я выработала у себя рефлекс Павлова. Когда хочу улучшить настроение, ем лапшу из Островной державы. Заливаю её кипятком, и на сердце сразу теплеет. В такие драгоценные минутки я задумываюсь, как много сил в лапшу вложили. Когда дело касается походной еды, Островная держава вне конкуренции. Как же мне повезло родиться в Корпорациях Капиталистов.

— В этом твоя проблема. Тебе надо научиться не только зарабатывать деньги, но и тратить их.

— Точно хочешь продолжать? Я конфискую у тебя свинину и яйцо. Одну лапшу будешь жевать.

— Давай не будем сходить с ума!

— Слышь! Какой телохранитель хватает своего клиента?! Покупай себе еду сам!

Их спор прервала серия выстрелов.

Обычно люди бы пригнулись или легли на пол, но девочка с мужчиной не шелохнулись.

Крупный темнокожий мужчина посмотрел на армейские наручные часы.

— Пора.

— Сложно поверить, что при таком высоком качестве хватает трёх минут. Технологии Островной державы поражают. О, точно. Если будешь выкидывать крышку, давай мне. А ещё можешь каждый месяц присылать мне по почте по пять таких. Как подарок на память.

— Ты заказываешь дорогую авиапочту ради этого?! Посылаешь их в загадочную и непонятную Островную державу?!

— Ты тупой? У меня шанс выиграть особый приз: сотню порций лапши. Целая сотня полевых обедов, на которых написано «Сделано в Островной державе». Ради такой роскоши и убить не жалко!

Оторвав крышку, девица проверила яйца внутри, вывалила кусочки консервированной свинины, утрамбовала вилкой и намотала на неё лапшу, после чего втянула в себя, не издав громкого шума, ведь родилась на Западе. Не то что люди с Островной державы, которые, напротив, втягивали в себя лапшу как можно громче, и не из-за плохих манер, а чтобы выразить почтение повару.

Парочка быстро приступила к еде, пока на фоне раздавались выстрелы.

Времени допивать бульон не осталось, и малолетняя блондинка с грустью подумала о желтке, который развалился на части.

Отбросив сожаление, девочка в широкополой шляпе и пышном платье протянула руку в сторону темнокожего здоровяка.

— Дай винтовку.

— Марьиди, я же твой телохранитель, как-никак.

Глава 6

Прибыв на северную сторону, Квенсер, Хейвиа и Катерина не выбили парадную дверь порта и не устроили пальбу из всех стволов.

— Слышь, на наших пушках нет дорогих глушаков. Один выстрел — и разворошим осиное гнездо. Как попасть внутрь?

— Надо поискать что-нибудь полезное… О.

Забравшись на землю с гидроцикла в канале, Квенсер огляделся.

— Вон там. Куча всякой всячины среди обломков. Хм, собачий свисток? Неужто какая-то важная шишка бросила войну и уплыла за море с карликовой собачкой? Тогда...

— Братик, что делаешь? Если убираешь мусор, дай мне, ещё одну печать получу.

Студент продолжил рыться в завалах, пока не отыскал цилиндрический контейнер толщиной с руку. Походило на футляр для диплома с Островной державы или мелкий термос.

Но предмет был совсем другим.

— Ну точно, Вторая Венеция кишит богачами. У них футляры для договоров сделаны из вольфрамной стали. Гляди на логотип. Тот же производитель, что у бомбостойких сейфов. Может пригодиться.

— Слышь, для чего тебе этот мусор? Капиталисты, может, и помешаны на деньгах, но они нам друзьями не станут, если продадим им металлолом.

— Не для этого он, — ответил Квенсер, доставая из-под бетона кусок толстого провода и наматывая его на цилиндрический контейнер.

— Хейвиа, что я на себе таскаю под дождём?

— Хм? Пластид «Топор», да?.. Стой. Ты же не собираешься использовать бомбы, когда мы пытаемся себя не выдать, а?!

— Именно это я и планирую.

Придурок №1 собрал несколько тонких стальных панелей.

— Бесшумно их устраню взрывами. Сейчас расскажу, как.

Он засунул собранный хлам и кусочек «Топора» с палец размером, с воткнутым электрическим взрывателем, в контейнер, затем закрыл крышку и побежал под дождём, пригибаясь и не выпуская самодельное изделие из рук.

— Говоря простым языком, взрыв — это всего лишь моментальное увеличение объёма. Моя взрывчатка размером с кулак создаст много горючего газа, который мгновенно раздуется в сотни и тысячи раз. Его давящая сила как раз уничтожает всё вокруг.

— Ближе к делу.

— Взрыву нужно направление. Запечатай его в прочном глухом контейнере типа этого, и ударной волне будет некуда идти. Эта штука выдерживает взрывы, потому стенки не лопнут. А что если я сделаю единственную дыру ручной дрелью?

В тёмный контейнерный склад вело множество входов.

Троица, прячась за разрушенной блинной лавкой, сфокусировалась на относительно неприметных воротах для персонала в пятидесяти метрах впереди.

— Братик, там стража.

— Да, но меньше, чем где-то ещё, — сказал Квенсер, положив контейнер на плечо, как базуку. — Я закрыл взрыв внутри и оставил маленькую дырку. Напоследок надо приделать свисток. Он издаёт звук на слишком высокой частоте для человеческого уха, но даже если мы его не слышим, он есть. Если подожжём горючий газ взрывчаткой, можем создать бесшумный взрыв, который человеческие лёгкие уж точно не выдержат. Не уверен в прочности собачьего свистка, но если окружу его стальными панелями как рупором, чтобы направить ультразвуковые волны в одном направлении, что, по-твоему, произойдёт?

Не было ни вспышек, ни света, ни шума.

По крайней мере, органы чувств Хейвиа и Катерины их не засекли.

— Кх.

Но после тихого металлического звука солдат, который стоял на страже в пятидесяти метрах, свалился лицом в лужу. Солдат рядом пришёл в замешательство. Его товарищ прикалывался, отрубился от недосыпа или заболел? Без вспышки, гула и видимых ран второй боец не смог бы моментально раскусить вражескую атаку. И прежде чем он положил руку на плечо павшего комрада, Квенсер открыл крышку контейнера, оторвал ещё кусок «Топора» и закинул внутрь.

После ещё одного тихого щелчка другой стражник тоже замолчал.

— Блин, эта штука не по-детски вибрирует в руках. Хейвиа, по какому пути идти? Надо всё уладить до того, как эти двое пропустят голосовую проверку.

— А-ага. Меня эта штука пугает. С нашими ушами всё будет нормально?

— Дело не в ушах. Волна действует на череп, вызывая сотрясение. Пока стоишь за мной, тебе ничего не будет. Рупор из стальных панелей направляет ультразвук только вперёд.

Обширную контейнерную площадку охраняло довольно много солдат, и никаких усилий не хватит, чтобы добраться до комнаты управления и ни на кого не напороться.

— Как ты целился без прицела? — спросила Катерина.

— Высокая точность не нужна. Это как стрелять из дробовика или светить фонариком.

Тихо болтая, они перешагнули через упавших стражников и попали на склад.

— Это похоже на «командную проверку на храбрость»?

— Катерина, бой насмерть ни на что не похож.

Имея под рукой хендхелды с картой, они знали общую компоновку склада и расстояние от задних ворот до комнаты управления.

Но...

— Чёрт. На карте не показаны контейнеры. А тут прям лабиринт из них… Похоже на учебный полигон.

Хейвиа от неожиданного поворота завертел из стороны в сторону винтовкой.

Из-за дождя, который заливал нагромождения контейнеров, все звуки разлетались сложным эхом. Но всё же Хейвиа точно определил направление, откуда доносились чьи-то шаги. Солдат поднял одну руку, и Квенсер с металлическим контейнером на плече молча шагнул вперёд. Прежде чем чужаков заметили, студент высунулся из-за ящика и прицелился из бесшумного ультразвукового сокрушителя черепов.

Последовал уже знакомый щелчок.

Но затем произошло что-то странное.

Квенсер, Хейвиа и Катерина почувствовали, как нечто незримое почесало им головы изнутри.

«Кве… ты?!»

«Звуковое копьё попало в ближайший контейнер и отразилось обратно в нас. Но охранники упали».

Квенсер навалился на ближайший контейнер, чтобы хотя бы не упасть, и плечом на что-то налетел. Посмотрел наверх и увидел металлическую лестницу.

— Ох...

Присмотревшись, студент заметил, что лестница уходит наверх квадратного контейнера. И поставили её не одну: лестницы шли как вертикально вверх на пирамиды из контейнеров, так и горизонтально на соседние нагромождения. Очевидно, хозяева проложили путь. Охранники патрулировали склад не только в двух измерениях, но ещё и в третьем!

И тут сверху контейнера возникло тёмное лицо.

Квенсер сразу открыл цилиндр и закинул внутрь взрывчатку, но враг заметил неладное и намного быстрее занёс карабин.

Сквозь плотную завесу ливня пронеслись два безжалостных выстрела.

Квенсер рефлекторно пригнулся, но не почувствовал ни боли, ни удара.

Выстрелил отнюдь не вражеский солдат сверху. Стрелял из штурмовой винтовки Хейвиа, который затем повалил труп вниз.

— Твою ж за ногу.

— Неплохо.

Хейвиа выругался после идеально точных выстрелов, а Катерина эмоционально его похвалила.

Затем всё изменилось.

Тёмный склад контейнеров наполнился грохотом, который гремел сильнее грома. Хейвиа приготовил штурмовую винтовку, Катерина получила от него большой пистолет, а Квенсер довольствовался ультразвуковым крушителем черепов. Лучше чем ничего, к тому же неизвестное оружие, которое работало по другим правилам, помогало сбивать врага не только с ног, но и с толку. При чудовищном численном перевесе противник моментально подавит огнём, если не иметь в запасе что-нибудь особенное.

— Нас меньше раз в дцать!

— Но Мёрни потеряла слишком много крови, мы не можем отступить и потом попытаться ещё раз. Надо прорываться!

Троица укрылась за металлическим контейнером, уйдя, по крайней мере, от перекрестного огня с разных углов, и меняла позицию каждый раз, когда слышала шаги.

В дело шли винтовка и пистолет, а когда за спиной оказался всего один контейнер, Квенсер слепил из Топора мяч, воткнул электрический взрыватель, перекинул через укрытие и взорвал укрывшихся по другую сторону вражеских солдат.

— Буэ. Я хоть и прибил их, но проверять не хочу.

— Значит, ты нормальный. Никто не хочет смотреть на подошву тапка после того, как прихлопнул таракана.

Чужаки продолжали преодолевать лабиринт из контейнеров, держа путь к комнате управления и нужным данным.

Или пытались.

Внезапно что-то изменилось. И не в лучшую сторону.

— ?

Квенсер задрал голову, услышав похожий на работу большой погрузочной руки звук.

И его глаза округлились.

— Вот дерьмо.

Прямо над ними на высоте небольшой часовой башни двигался портальный кран. Что-то похожее на клешню в крановом игровом автомате спустилось вниз, и механические когти идеально вошли в отверстия контейнера.

Да.

Кран убирал контейнер, который защищал троицу от пуль.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо! Нам конец, если его подымут!

— Сюда, братик!

Маленькая рука Катерины схватила Квенсера, и они рванули между другими контейнерами. Оставшийся Хейвиа осмотрелся и улизнул в противоположную сторону.

Спустя миг контейнер полностью подняли, и застрекотал лёгкий пулемёт.

Промедли они на пять секунд, превратились бы в фарш.

— Какого чёрта? Откуда у крана питание?

— Наверное, тут припасли резервный источник на всякий пожарный, — объяснила Катерина. — Что-то типа газовой турбины.

Но расслабляться было слишком рано.

Гигантский кран мог не просто поднимать тяжёлые контейнеры, ещё он мог делать прямо противоположное.

Говоря иначе, ронять.

— Хейви...

Квенсер догадался, но не успел предупредить.

Удар получился настолько мощным, что затрясся желудок.

— Нельзя тут оставаться. Идём дальше, братик.

— ...

— Старший братик!

— Л-ладно… Он же в порядке? Хейвиа успел перекатиться на другую сторону? Потому и не видим его, да?!

— Нельзя сказать наверняка, придётся ждать, и тогда узнаем! Быстрее!

Раздавались одиночные выстрелы, побуждая поторопиться, и не все они предназначались им. Значит, враг ещё пытался добить цель. Квенсер хотел верить, что Хейвиа ещё отвечает огнём по ту сторону упавшего контейнера.

И тут послышалось тревожное завывание руки-крана.

Четыре толстых троса с механическими когтями подняли другой контейнер. Квенсер завороженно таращился на него, и Катерине пришлось тянуть его за руку, после чего они прошмыгнули в узкую брешь между стальными ёмкостями.

Даже если уронить сверху груз, людей в малом просвете не раздавит.

Вот только кран считал иначе...

Он набрал скорость, как маятник, и столкнул контейнер с пирамидой себе подобных. Огромное нагромождение рухнуло и разрушило безопасную зону.

— Что за извращённый тетрис?

Парочка бежала быстро, как могла, и кое-как спаслась от падающих ящиков.

— Братик, надо что-то сделать с этим одержимым краном!

— Пульт от портального крана в десятках метров. И если выстрелить по нему, он не остановится!

Квенсер поднял ультразвуковое оружие, которое расшатывало черепа невидимыми волнами, но оно не годилось. Оно не достанет до человека внутри коробки из армированного стекла.

Но Катерина в чёрном бикини и здоровенным пистолетом разбила предположение Квенсера в пух и прах.

— Нет. Никого у пульта нет. Наверное, управляют дистанционно.

— Тогда у нас ещё меньше шансов… Нелетальные ультразвуковые волны и пистолет не уничтожат эту штуку!

Квенсер мог просто закидать кран Топором, но вверх закинуть взрывчатку не получилось бы так же далеко, как вдаль. Даже если попытается кинуть кусок пластида как мяч в бейсболе, руке не хватало сил, чтобы достать до пульта. Закончится тем, что бомба вернётся и упадёт прямо на голову.

— А можно уничтожить кран как-то ещё? — спросила Катерина.

— ...

Портальный кран полностью отличался от подвижных кранов или тех, которые устанавливают на крыше для строительства зданий. В отличие от единичной руки с фиксированным ходом, металлическая башня высотой несколько десятков метров ездила по рельсам на колёсах в несколько раз больше, чем у поезда.

Другими словами...

— Если уничтожим колёса или рельсы, кран потеряет опору и опрокинется?

— ...

Катерина Синеангельская высунулась из-за контейнера и несколько раз выстрелила из пистолета по гигантским металлическим колёсам.

Поговаривали, что пистолет способен проделать дыру размером с кулак в слоне, но сейчас от выстрелов разве что оранжевые искры разлетались.

— Плохо. Мало убойной силы. Братик, бомбы возьмут?

— Такую тяжеляку не уверен. И она ездит туда-сюда. Не хочу подползать ради закладки бомбы. Мне руки передавит!

— ...

Девочка в чёрном бикини с пистолетом призадумалась.

— Тогда защитить тебя можно, только если устранить оператора.

— Катерина?

Он не успел её остановить.

Раздались лёгкие шаги, и двенадцатилетняя девочка с косичкой растворилась. Она не понеслась вперёд, она взлетела вверх. Мгновенно забралась на металлический контейнер, не оставив студенту выбора. А осознал произошедшее тот слишком поздно, когда уже не мог окликнуть девицу. Оставалось только смирно сидеть под ночным дождём и тихо жаловаться в пустоту:

— Чёрт тебя дери, Катерина.

Глава 7

1: Враг почти точно знал, где они. Иначе он не смог бы поднять контейнер, за которым они прятались, бросить его на них или повалить нагромождение. Противник не мог себе позволить попадать по союзникам, значит занял позицию, откуда открывался вид на всё поле боя.

2: Враг не наблюдал за складом с помощью спутника или дронов. Иначе сразу бы почуял неладное, как бы тихо Квенсер охранников ни вырубил. Скорее всего, стражники быстро залезли наверх контейнеров для лучшего обзора уже после тревоги.

3: Враг не мог бросить пульт. Портальным краном управляли удалённо, не переставая.

Держа в уме три пункта, Катерина Синеангельская перебегала с одного контейнера на другой и забиралась, не замедляясь, на вышестоящие контейнеры, подобно скалолазу. Она разгонялась, прыгала, хваталась за край крыши контейнера, отталкивалась от мелкого выступа на стенке и залетала на уровень выше без потери скорости. Выглядело как паркур высшего класса.

Само собой, сверху контейнера попались тёмные силуэты.

Возвышенности идеально подходили снайперам.

Резкими выстрелами она повалила врагов вниз и цокнула.

«Обычные снайперы. Моя цель в другом месте».

И тут над головой загудел кран.

Контейнер, который с него свисал, зашатался, прям как колокол в храме Островной державы, и сшиб всё нагромождение контейнеров под ногами Катерины.

— Кх.

Малолетка спрыгнула на один уровень вниз и побежала к горизонтальной лестнице, которая соединяла соседние контейнеры, а тем временем ёмкости, потеряв устойчивость от мощного удара, начали падать. Масса каждой превышала десять тонн, потому если хотя бы краем зацепит, запросто оторвёт руку или ногу.

Девица скорее скакала, а не бежала, и в итоге спаслась на другой стороне. Спустя секунду гора контейнеров полностью развалилась.

«Они пустили в ход кран, значит, я на верном пути!»

Портальный кран снова задвигался.

Четыре троса и механические когти прицепились к ближайшему контейнеру. Враг словно собирался сбросить его на девицу, но теперь Катерина знала об атаке и не позволила застать себя врасплох. Элитница с холодной головой разогналась и запрыгнула на качавшийся контейнер.

«Если у них переносное устройство, значит, есть подсветка. У какого солдата светится лицо — у того и пульт!»

Девица несколько раз выстрелила из пистолета, убрав снайперов на другой возвышенности, пробежала десять метров по своему контейнеру и прыгнула в складскую тьму, пролетев по плавной дуге.

Для всех, кто смотрел на её полёт, время словно замедлилось.

Затем малолетняя девочка с кошачьей грацией приземлилась на крышу другого контейнера, прямо перед человеком с пультом.

К удивлению, враг оказался девочкой с длинными светлыми волосами, на вид одного с Катериной возраста. Незнакомка была одета в элегантное платье и широкополую шляпу, но одного взгляда хватало, чтобы заметить. Под намокшим из-за дождя платьем хорошо читались линии тела и даже белизна кожи. Оппонентка обладала слишком развитой мускулатурой и крепким телосложением для юной богачки на роскошном курорте.

— !

— ?!

Катерина прицелилась из пистолета одной рукой, но девица с пультом крутанулась, отчего низ платья приподнялся, как у танцовщицы, и выбила точным ударом ноги оружие в сторону. Враг имел штурмовую винтовку, но в одной руке приходилось держать переносной пульт, потому нормально применить автомат и выдержать отдачу не получилось бы. Противница попыталась взять оружие как фонарик, но ничего не вышло: уловив секундную задержку, Катерина схватила винтовку, вырвала из руки и выкинула вниз.

Теперь обе девицы остались без оружия.

Несколько раз скрестив кулаки и ноги, оппонентки одновременно отпрыгивали назад.

Испытывая жгучую боль в тыльной стороне ладони, Катерина ещё раз присмотрелась к странной девочке, чьё платье колыхалось, подобно накидке матадора.

— Ты похожа на элитницу, но что-то в тебе не то. И боевой стиль у тебя совсем не для чистых войн.

— Прости, я обычная уродка из Северной Запретной зоны, Объекты там вне закона. И я ненавижу элитников. Технологии у нас одинаковые, но почему вам платят больше?!

Глава 8

— Ну и звери… — выругался Квенсер.

Он держал, как базуку, самодельный ультразвуковой сокрушитель черепов, но точно целиться из него не получалось. Студент мог наводить «дуло» как фонарик и поражать все цели на линии, но когда обе девочки носились туда-сюда, как заведённые, под удар могла ненароком попасть Катерина.

То же относилось к солдатам Корпораций Капиталистов, хотя их снайперские винтовки специально изготавливались для точечного поражения.

Никто не мог вмешаться и помочь своей стороне, пока девицы бились врукопашную. Каждая из них двигалась слишком непредсказуемо, потому застрелить только врага не представлялось возможным. Катерина знала, что уступает числом, потому-то и подобралась вплотную к врагу с пультом, чтобы создать патовую ситуацию.

А придурку оставалось хвататься за голову.

— У неё платье задирается, и у тебя бикини вот-вот развяжется! Если вы взаправду дерётесь, то прикрывайтесь со всех сторон!

То, как девицы прыгали с крыши на крышу, походило на драку двух мартовских котов.

Но Квенсер не мог просто так сидеть и смотреть на кошачий бой малолетних девочек.

Студент знал, что численный перевес не на его стороне, но вот враг мог и не догадываться. Противники начали действовать, когда бой дошёл до склада, и охранники вполне могли не знать, что Квенсер, Катерина и Хейвиа пришли одни. При идеальном раскладе троицу рассматривали как разведчиков, которые ожидали скорого появления основных сил.

И Квенсер хотел заставить их так думать.

Раз началась открытая перестрелка, атакующая сторона точно не выиграет, если капиталисты вернут самообладание.

«Блеф лучше всего работает в суматохе».

Прежде чем неразбериха сойдёт на нет, Квенсер хотел взять быка за рога ещё более мощной атакой, да такой, какая сломит боевой дух и заставит бежать без оглядки. Лучше всего было бы уничтожить ключевое оружие капиталистов, за которое они цеплялись. Но что именно? Студент уже знал ответ, хотя и сомневался в своих шансах.

«Портальный кран. Мне всё-таки надо разнести эту штуку, чёрт!»

Для победы над врагом требовалось уничтожить его самое большое оружие — кто, если не Квенсер, который сокрушал Объекты вопреки концепции чистых войн, ещё пришёл бы к такой мысли?

Студент направился к толстым рельсам на асфальте, по которым ездил кран. Тот не походил на строительные или передвижные краны. Вместо того, чтобы закрепляться на одном месте и вращаться, башня высотой несколько десятков метров перемещалась по рельсам на металлических колёсах размером больше, чем у поездов. Даже если рельсы шли по одной линии, кран мог двигаться из стороны в сторону, и этого хватало, чтобы перемещать контейнеры по фиксированным маршрутам. Очень походило на крановый автомат.

Значит...

— Быстрее будет уничтожить рельсы или колёса, — вслух высказал идею Квенсер, потому что сам не до конца верил в реалистичность своего плана.

Если уничтожить одно из колёс или рельсы, гигантский кран не выдержит своего веса и рухнет. Но задача лишь казалась простой. Толстые металлические колёса создавались из расчёта, чтобы без проблем выдерживать металлическую башню массой более ста тонн, потому подрыв бомбы вряд ли сильно на них повлияет.

То же самое с рельсами. Их вбили в землю как железнодорожные пути, но установка пластида и взрыв не погнёт их. Взрывчатка могла погнуть обычную стальную балку, но требовался основательный подход. Взрывчатку нужно устанавливать на разные концы, чтобы согнуть балку буквой г и сломать. А когда рельсы приделаны к асфальту, работа усложнялась многократно.

«Я слышал, что поезд может сойти с рельсов, если ворона положит на рельсы маленький камень».

Квенсер немного подумал и отверг идею. Портальный кран обладал слишком большой массой, и дело не только в общем весе, ещё и отдельное колесо испытывало не соизмеримую с поездом нагрузку. Тяжёлые и медленные колёса могли уничтожить всё на своём пути. Если положить на рельсу велосипед или скутер, их разрубят на части. Даже если взрывом уронить контейнер, кран запросто его отодвинет.

— Что мне делать?

Квенсер не мог уничтожить взрывчаткой колёса или рельсы.

Не мог опрокинуть кран препятствием.

— Что мне делать, вашу мать?!

Квенсер побежал к гигантским колёсам, которые носились по рельсам. В отличие от автомобиля они лишь следовали строго заданному маршруту, потому не задавили бы, если только не встать у них на пути. Но всё же у студента при виде приближения огромной массы сжался желудок.

Пока что металлическая труба на плече не требовалась. Квенсер присел, положил её на землю, вытащил из рюкзака кусок Топора и стал месить глину-бомбу, отчаянно пытаясь соображать.

— ...

Медленно вдохнув и выдохнув, он воткнул в бомбу взрыватель.

Созрел план.

И в тот самый миг прямо позади него раздался оглушительный выстрел. От толстого металла в основании башни крана полетели оранжевые искры. Квенсер быстро пригнулся, но это слабо помогло.

Плечо охватила жгучая боль, и студент рухнул на землю.

— Гх!..

— Прости, я хотел предупредительный, это рикошет.

Кожа Квенсера, стоило ему обернуться, покрылась потом, слишком густым, чтобы перепутать с дождевой водой.

Квенсер увидел крупного темнокожего мужчину с оружием, очевидно штурмовой винтовкой Корпораций Капиталистов. Но мужчина как-то отличался от солдат на складе. Он не замаскировался под охрану порта и полностью вооружился для боя в городских условиях.

— К несчастью для нас обоих. Готов поспорить, ты пытался саботировать кран, но никакой переносной взрывчатки не хватит.

— Кто… ты?

— Я помешанный на деньгах капиталист, потому предпочитаю брать врага в плен, а не убивать. Шпионов особенно обожаю. Вышлю тебя к твоим, а мне в обмен подкинут карманных денег.

— ...

— Вставай. Ты на рельсах. На две части разрежет, будет не до смеха.

— Нет… Мне здесь самое то.

Квенсер держал рацию.

Неподалёку, в месте крепления рельсов к асфальту, заложили Топор.

Темнокожий мужчина совсем не беспокоился. Даже если взорвётся, колёса и рельсы не пострадают. Портальный кран устоит, так что мальчишка, в представлении солдата, сопротивлялся напрасно.

Но студент и не надеялся. Он не смог бы уничтожить рельсы или колёса своей взрывчаткой, а выбить кран с рельсов препятствием было ещё более безумной затеей.

Ситуация выглядела безнадёжной, но студент не позволял магии собственных слов затуманить разум. Если рационально сравнить два варианта и выбрать рабочие аспекты каждого, откроется новая возможность.

Говоря иначе, он мог взрывчаткой поднять и выбить с рельсов кран.

Раздался приглушённый взрыв. А чего ещё ожидать, ведь он произошёл как раз в момент контакта металлического колеса и рельсы. Как если бы гигант растоптал траву под ногами. Ударной волне было некуда идти, потому она лишь слегка приподняла гигантское колесо.

Это привело к неожиданным последствиям.

Вершина величественного, непоколебимого портального крана немного пошатнулась.

Ещё раз посмотрев туда, темнокожий мужчина увидел небольшой зазор между колесом и закреплённой рельсой.

Нет.

Нет!!!

— Тц!

— Застрели меня, если хочешь, только не сильно тормози! Когда кран упадёт, никто не угадает, как рухнут контейнеры!

— Ах ты тварь! Марьиди!

Увидев, как колесо поднялось ещё выше, темнокожий мужчина, наконец, опомнился. Он отвёл винтовку от Квенсера и куда-то стремглав убежал.

Портальный кран уже не мог сохранять равновесие и готовился упасть.

— Прощай, Вавилон. Добро пожаловать в эпоху войны.

Квенсер нежно улыбнулся, лёжа на земле, и мир вокруг рухнул.

Глава 9

— О. — Принцесса в голубом бикини, с инструментом в руке, продолжала осматривать Объект недалеко от вершины. Девушка удержала равновесие при внезапной тряске Малыша Магнума. Маленькая попка в синтетической ткани моталась из стороны в сторону, словно девица каталась на доске для сёрфинга.

Пилот находилась на высоте пятьдесят метров, но из-за ночного ливня не увидела столб пыли вдалеке.

Тем не менее военного опыта ей хватало, чтобы интуитивно проанализировать встряску. Волны по тёмному морю пошли необычные. Созданные руками человека, они несли в себе дух разрушений.

Принцесса знала, что Квенсер нападал, а капиталисты защищались, потому большой взрыв мог означать лишь одно.

— Так держать, Квенсер.

Глава 10

Башнеподобный портальный кран завалился набок, и нагромождения контейнеров попадали одно за другим, как песочный замок. Снайперов и наводчиков поглотила сорвавшаяся в цепи масса, солдаты снизу разбежались в панике, и весь склад погрузился в хаос.

Вслед убегающим раздались сухие выстрелы — налётчики из Легитимного Королевства стреляли им в спины.

Ключевое оружие стратегии защитников вышло из строя, выбив их из колеи, и теперь ничто не мешало пулям настигать цель.

— Чёрт, — выругалась блондинка-малолетка, отрывая подол элегантного платья, который потяжелел из-за воды.

Когда девица, стоя на полуразвалившемся нагромождении контейнеров, посмотрела вниз, увидела лишь одного стрелявшего врага. Союзники могли запросто его окружить и подавить, но Марьиди это знала лишь потому, что видела лабиринт сверху. Упавшие контейнеры создали полную неразбериху, а звуки вражеских выстрелов раз за разом отражались от стен эхом.

Когда солдаты проводят в хаосе битвы три-четыре бессонных дня, запросто могут перепутать союзников с врагами и застрелить товарищей, которые прикрывают огнём. Падение портального крана привело как раз к такому хаосу.

Элитница в чёрном бикини и светлой косой махнула правой рукой и заявила с дерзкой улыбкой:

— Кажется, друг братика постарался. Я победила. А если не хочешь валить всю вину на одежду, тогда раздевайся догола и попробуем ещё раз.

— На твоём месте я бы не зазнавалась. Узлы на твоём купальнике крепко затянулись.

— А?!

— И боковые тоже. Намокла ты под завязку, придётся срезать их ножом, чтобы снять. А кого попросишь? Это тебе не резинка на мужских трусах.

— Кх… гх… Н-но перевес всё равно на моей стороне. Грязным капиталистам придётся бросить базу. Тебе бы тоже поскорее улепётывать.

— ...

— Наёмница Корпораций должна понимать, когда пора уходить. Печальная судьба ждёт солдат, которых бросили на поле боя. Особенно «необычных» солдат вроде нас.

— Предположу, у тебя не официальная миссия. И ради чего ты пренебрегла субординацией?

— Чтобы найти источник гранатомёта бунтовщика. Но главное другое. Наш товарищ ранен и не может двигаться. Нам пришлось атаковать, чтобы как можно быстрее доставить её на базу.

Марьиди вздохнула.

Она сунула руку в карман и кинула обрывок бумаги, который закрутился, как фрисби. Походил на некую карточку для конкурса.

Катерина удивлённо рассмотрела пойманную вещь.

— Что это?

— Не знаешь? Это наклейка из пачки экзотических морепродуктов и куриной приправы для даси. Их продают только в Островной державе, кое-как достала. Само собой, такое может купить только человек из Корпораций.

— Понятно. Значит, это доказательство того, что капиталисты захватили склад.

— Даже если наш солдат выстрелит ракетой по комнате управления и сожжёт компьютеры, у тебя всё равно будет вещественное доказательство. Теперь довольна?

Они заключили сделку.

Марьиди ступила назад, а Катерина не стала преследовать.

Наёмница Корпораций Капиталистов сказала напоследок сквозь дождь:

— Ты удивлялась, зачем мы передали гранатомёт мародёрам, да?

— ?

— Система, которую видишь насквозь, правда может быть безопасной? Или её для начала надо сломать? А теперь прощай.

Как только щуплая фигура спрыгнула с контейнера, тот затрясся под ногами Катерины, и она тоже покинула возвышенность, чтобы не угодить под завал.

Глава 11

Квенсеру, Катерине и Хейвиа удалось воссоединиться. Найденное доказательство позволило 37-му Мобильному батальону техобслуживания действовать быстро.

Стоило прийти докладу, как с базы на Мальте выдвинулись броневики и военные вертолёты.

— Повторяю! Мы получили донесение, что среди мирных граждан есть те, кто взял оружие Корпораций Капиталистов. Таким образом, мы будем осматривать вещи, чтобы убедиться в вашей непричастности. Просим выполнять требования военных в силовой броне. Предупреждаем заговорщиков! Ваши копии противопехотных гранат бесполезны против нашей бронетехники! Если не будете открывать огонь, сохраните статус обычного гражданского, но как только сорвётесь, неважно по какой причине, вас причислят к саботажникам! Это ваш последний шанс, просим выполнять все наши требования!

Вернувшись на южную сторону, где ждала тяжело раненная Мёнри, Квенсер с Хейвиа забежали на крышу дома, зажгли дымовые шашки и замахали ими в дождливое небо. Посадочной площадки там не было, но всё же транспортный вертолёт спустился.

Возвращаться на базу не требовалось. Фельдшер и старый полевой врач высадились на крышу.

— Можете перенести раненого сюда? Заднюю часть вертолёта можно стерилизовать и использовать как полевой хирургический зал. Этого хватит для извлечения пули и переливания крови.

— Слава шарам. Я серьёзно. Сисястая командирша сутки будет меня топтать. Ну, это потом. Сюда!

— Меня в плечо подстрелили рикошетом, не могли бы вы удалить пулю после спасения Мёнри?

Суматоха закончилась.

Они не могли пустить 130 тысяч гражданских на базу техобслуживания. Пришлось возводить временные жилища вокруг базы, лишь бы обеспечить людей крышей над головой и защитить от дождя, пускай больше времени уйдёт. Подключился каждый солдат. Использовали все имеющиеся материалы (включая гигантские грузовозы), которые составляли базу, из руин города вытаскивали всё, что могло пригодиться, и комбинировали ресурсы так эффективно, как это возможно.

Время летело незаметно, а солнце между тем поднялось высоко в небо и утонуло за горизонтом.

Как и предсказывал Хейвиа, Легитимное Королевство стало раздавать пайки гражданским. В любом случае, скоро появится крупный транспортный корабль, битком набитый припасами. Вырваться из цепкой хватки неизвестности дорогого стоило. Если бы солдаты провалились, тогда 130 тысяч людей превратились бы в разъярённую толпу.

Лишь поздней ночью дождь от астероидной пыли наконец ослаб.

— Бра-а-а-атик...

— Хм? Что, Катерина?

— Признаюсь только тебе. У меня весь день беда с узлами на бикини. Они набухли от воды, и развязать не могу...

— Катерина, ты знаешь такое жаргонное военное слово fubar? Проблема такая, что её не решить. Раз нельзя развязать, значит, нельзя развязать. Иди к Флорейции или бабульке-технику, они разрежут верёвки.

— Бра-а-а-атик! Не бросай меня… хнык...

— Хватит. Не плачь, Катерина. Ну, ты, блин! Тогда дуй в казармы и бери полотенце. Повяжи на талию, а я разрежу их ножницами или ножом.

— Правда? Хи-хи.

— Стой. Ты же только что рыдала, как на поминках. И если подумать, ты сама можешь это сделать, если возьмёшь нож в казармах. Так, Катерина?

Квенсер вздохнул, проверил подвижность плеча после извлечения пули и позвал подошедшего Хейвиа.

— Слышал, с Мёнри всё будет в порядке. Это правда?

— Ага. А ты, кстати говоря, тоже пулю словил? — пропыхтел безнадёжный друг. — Главное, транспортный корабль скоро появится в порту. На первых порах голод нам не страшен. Если повезёт, нам даже перепадёт что-нибудь получше обычных мылоподобных пайков.

— Так вот почему все такие весёлые...

Они находились на берегу Мальты, где Второй Венеции предстояло пополнить запасы. Даже на базе техобслуживания получилось увидеть в тёмном море световой сигнал транспортного судна.

— Как только с этим разберёмся, бардак закончится. Наверное, первым делом надо поставить ширмы в убежища. Если не разделим пространство для мужчин и женщин, у народа очень быстро сдадут нервы. Потом нам надо позаботиться о детях, стариках, беременных и раненых. Всех встречаем с распростёртыми объятиями, последний кусок, можно сказать, отдаём. Надеюсь, нам хотя бы один жирный стейк перепадёт?

Мимо пронеслась гигантская тень.

— Это Раш Альянса? Наверное, там Охохошка.

— Интересно, как она. Сомневаюсь, что ей по душе защищать транспортный корабль вместо Принцессы.

И пока они обсуждали дела, произошло «это».

Тёмное море наполнилось жестоким, ослепительным светом.

В один миг большое транспортное судно растаяло, как сахарная фигура.

Головы двух придурков опустели.

Парни оставили всякую надежду понять, что происходило у них на глазах.

Но их никто не спрашивал.

Да.

— Стой, что это было?.. — Хейвиа выжал слова из пересохшего горла. — Чёртов Раш правда сделал это? Она потопила мирный корабль с гуманитарной помощью?

— Охохошка? Ты серьёзно?..

Гигантский тёмный демон спокойно пересекал смертоносное море. Никакой другой Объект в округе не мог двигаться. Какие бы судно или самолёт ни приблизились, передовое второе поколение уничтожит их.

И Легитимное Королевство уже раздало запасы еды обычным гражданским, ожидая скорого пополнения. Провизии не осталось.

Если линию снабжения действительно отрезали, тогда Вторая Венеция и Мальта оказались полностью изолированы посреди моря.

Единственные, кто оставался в безопасности, были военные Информационного Альянса, кто до сих пор ничего не предпринял. Они собрали флот в море и даже не заикались о раздаче припасов. А раз провианта хватало, они могли оставаться на месте месяц или два.

Они задумали прибрать к рукам назад Вторую Венецию, пока Малыш Магнув вне игры?

Или ими двигала другая причина?

Сказать Квенсер мог лишь одно:

— Ты готова зайти так далеко, Охохошка? Хочешь заставить голодать 130 тысяч непричастных гражданских, лишь бы ослабить нашу власть?! Чёрт тебя дери!

Глава 12

— О-хо-хо.

Произнесли в кокпите Раша второго поколения Информационного Альянса.

— Сидите смирно и любуйтесь, враги человечества.

Внешний документ — Жалоба отдела кадров компании Sky Blue.

Марьиди! Все знают, что в Северной Запретной зоне ты главный кормилец для воздушного дивизиона Sky Blue Inc. Твоё имя всегда вселяет оптимизм в акционеров. Но, пожалуйста, бери оплачиваемый отпуск. Когда кто-то пашет, как ты, люди начинают шептаться, будто мы эксплуатируем работников. Внешние проверяющие нас живьём сожрут, так что надеюсь на понимание.

О, знаю. Как насчёт Второй Венеции? Средиземное море летом лучше всего. Оно принадлежит Альянсу, но там рады богачам из любой мировой державы, пока те везут деньги. А ты довольно обеспеченная, Марьиди. Ещё бы, ты деньги на войнах гребёшь лопатой и сваливаешь в одну большую кучу в банке. Надо бы тебе почаще их тратить. В этом суть капитализма.

Гляди, вот брошюра. Я приготовила твой паспорт и билет на самолёт. У тебя номер люкс на верхнем этаже пятизвёздочного отеля. Неплохо звучит, правда? И если откажешься, придётся заплатить штраф. Думаешь, я угрожаю? Не глупи. Это приказ компании. Пора уяснить свои обязанности. О, хватит. Мы вовсе не эксплуатируем тебя.

К тому же это не на другом конце света. Всего несколько часов лёту из Северной Запретной зоны, которую ты обожаешь до мозга костей. Если что-то случится, ты оперативно отреагируешь, не волнуйся. Ты же не молодая жена из безопасной страны, которая боится оставлять домашнего питомца другу перед путешествием.

Хорошо, это я и хотела услышать. Ты сможешь, правильно?

Капитан Марьиди Уайтвич из воздушной дивизии, я приказываю тебе поехать в отпуск на курорт с мировым именем!

Поверить не могу, что говорю такое...

На ночном причале Марьиди, сосредоточившись на наушнике, поменяла магазин в винтовке. Девица спокойно болтала по неофициальной линии, которую приготовили для разведки.

— Слышь! О боже, ну там и грохот. Ну, и как тебе первый отпуск за долгое, о-о-о-о-очень долгое время, Марьиди? Что там вообще творится? Смотришь на парад из отеля?

— Да, трачу время на себя… Начальник попал в точку, фейерверки я люблю.