Том 12    
Эпилог


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
dars
6 мес.
День 3
Глава 2 "махина на правой стороне —стреляла" - не хватает пробела после тире.

Глава 3 - "на в башнях типа" - выберите 1 предлог.

Глава 7 - "И никак не достать до оставшихся без пожарной машин с выдвижной лестницей." - тут не понятно что, или может я туплю, но можете объяснить или исправить если ошибка? Мой вариант - "И никак не достать до оставшихся без пожарной выдвижной лестницы машин."
Отредактировано 5 мес.
ricco88
6 мес.
Спасибо.
naazg
7 мес.
Спасибо
lastic
7 мес.
Домо
dervent
7 мес.
Спасибо
ricco88
7 мес.
Спасибо.
naazg
7 мес.
Спасибо
lampo_griz
2 г.
Походу точно конец "придуркам"(((
_Chitatel_
3 г.
Что за богиня!
Генрих
3 г.
Ну и обложка... Не ждем (~_~)

Эпилог

Флот, который служил Информационному Альянсу базой, гудел от активности.

Альянс взял на себя грязную работу и установил полный карантин ради спасения мира, но всё перевернулось с ног на голову, и теперь «спасителей» от категории «злодеев» отделяла тонкая линия. Теперь приходилось проделывать невероятные усилия для манипуляции информацией как в публичном русле, так и закулисном. Ошибка могла похоронить будущее Элитного пилота.

Меж тем на мелких подлодках, за которыми не уследят спутники, прибыли несколько инженеров.

— Дюллахан, да? — произнесла название группы Ленди Фаролито, командир с длинными серебристыми волосами и смуглой кожей.

Они находились на передовой, но каждый из прибывших идеально уложил волосы и надел костюм с галстуком. Малейший вдох уловил запах дешёвого геля для укладки. Не модники, а самоубийцы, ведь их почуют за полкилометра даже в тёмном лесу.

Военные белые воротнички предложили, жизнерадостно улыбаясь:

— Пожалуйста, оставьте остальное нам, подполковник. Мы слышали, Гатлинг 033 недавно подвергся кибератаке со стороны Койлгана 052. Проверим и дефрагментируем систему. Не о чем беспокоиться.

— Вы полезете в Джульетту? На каком основании?

— Мы обязаны исключить любой, даже самый мизерный шанс того, что стратегический ИИ заражён. Необходимо провести очистку. Не могли бы вы ознакомиться с электронным документом, который предоставляет нам временный доступ S-класса?.. Или боитесь, что мы его сфабриковали на лету?

Офицер промолчала.

— Не о чем беспокоиться, подполковник. Когда нет способа проверить достоверность информации, она может оказаться как правдой, так и ложью. То же самое, что спорить о природе обратной стороны ленты Мёбиуса.

— Это ваш повод изменить чёрный ящик Объекта?

Лезть в самописец было строжайше запрещено. Чёрный ящик записывал всю активность и переговоры во время боя, то есть вёл документ, который доказывал, что офицеры не потеряли контроль над солдатом на поле боя. Внесение изменений позволило бы творить, что вздумается, и без последствий.

Но офисные работники видели войну под другим углом и не считали неприкосновенность бортовых самописцев чем-то таким уж важным.

Лидер группы ответил с привычной блёклой улыбкой:

— Если вы не против. Это частая просьба в зонах боевых действий, которые мы посещаем. Ведь на кону народная любовь.

— Ясно.

Офицеры в самом деле предпочли бы стереть все записи о прошлом бое. Раз дела не приняли дурной оборот, всегда можно найти повод не раскрывать по запросу другой стороны информацию, но вероятность «дурного оборота» всё же оставалась.

Офицер задумалась о миленькой элитнице и сообразила, как будет для неё лучше.

— В общем, мы пойдём навстречу, Дюллахан. Эта девочка послужит Информационному Альянсу только в кокпите.

— Разумеется.

— Но давайте оставим чёрный ящик в покое. Преступление никогда не сделают достоянием общественности, но девочка его точно не забудет.

— Хорошо или плохо, мы просто выполняем приказ, но всё же спрошу ради вашего же блага. Подполковник, вы в своём уме?

— Пожалуйста. Это просьба девочки.

Мужчина с идеальной укладкой единожды вздохнул, а перед ответом стёр с лица улыбку.

— Вы не оставляете нам выбора. Решение проблемы с учётом вышесказанного повлечёт большой риск для нас обоих… Но уже давно трудности не будили во мне интерес.

Катерина Синеангельская встала с небольшой больничной койки.

— О? Тебе лучше? — спросила бабушка-механик.

Катерина недолго пробыла с 37-м Мобильным батальоном техобслуживания, но знала женщину. Ту звали Аями Черриблоссом, и она помогла Катерине с печатями «Приготовить еду» и «Сделать массаж плеч старшему товарищу».

— Бабуля?.. Но почему?

— Раз тебе лучше, остальное неважно. Флорейция попросила меня присмотреть за тобой, пока Квенсера нет. А для меня вы все как дети… Хотя если слишком долго с тобой пробуду, Принцесса разозлится.

Бабушка-механик вздохнула и мотнула головой, а Катерина склонила голову набок.

— Мне можно наружу?

— Если хватит сил. Про Аргоубийцу забудь, если бы проблема ещё была, тебя бы не выпустили из карантина.

Катерина засияла и опустила ноги на пол.

— О, да, у меня все печати.

— Умница.

— Хи-хи-хи! Я могу поехать в мирную страну! Надо попросить Флорейцию. Хочу в Париж, увижу то, что видел братик!

Бабушка-механик вздохнула, глядя на бежавшую из медицинской комнаты Катерину. И вздох получился слишком тяжёлым для радости.

— Ну, я понимаю Флорейцию. Слишком это тяжко.

Летнее солнце жгло на полную, высушивая воздух.

Прохладный морской бриз обдал Флорейцию Капистрано, которая лежала в бикини на пляжном кресле на крыше здания в южной части. На столике для напитков у бассейна стоял ноутбук, а окно видеочата показывало мужчину на границе юности и среднего возраста.

— Майор Капистрано, это немного рискованно, — прочистив горло, произнёс мужчина.

— Капитан, я пытаюсь снять стресс, который получаю в армии… Работу обещали непыльную, даже для старого Объекта, а что в итоге? Хуже всего то, что мои люди винят меня.

— Майор, наш разговор фиксируют.

Грудастая серебряноволосая командирша проигнорировала его, развалившись на пляжном кресле, а человек в ноутбуке отчаянно продолжит трещать, словно пытаясь поднять настроение.

— Я-я слышал, Вторая Венеция отойдёт обратно Информационному Альянсу.

— А что мы ещё можем после такого урона? Попытаемся её восстановить — моментально погрязнем в долгах, и неизвестно, получится ли потом отбить затраты. Тем более после слухов об инфекции. Надо всучить её обратно Альянсу, пока горячая. Хоть ремонтируй её, хоть бросай, деньги всё равно улетят в трубу.

Раса, идеология, ресурсы и территория. Многое клали на чашу весов, когда речь шла о войнах, но в нынешний век самое большое значение имели деньги. Оттого вернуть бесполезный туристический остров врагу, чтобы загнать его в долги, не было плохой идеей.

Но мужчина с экрана не договорил.

— Кое-кто подозревает, что они этого ждут.

— То есть они втайне натравили верунов на Вторую Венецию, чтобы вернуть себе? Ну уж нет. Подобный план потребовал бы много времени, а значит не сработал бы. Я уже молчу о том, что их курорт превратился в руины, о секретной лаборатории узнал весь мир, а репутация Раша после навязанного карантина упала ниже плинтуса. Город того не стоит.

— Тогда?

— Я не говорила? Альянс сильно обжёгся и теперь пытается изо всех сил распространять всякий бред, чтобы смазать правду. Не надо принимать близко к сердцу любую конспирологическую теорию, которая мелькает в заголовках новостей, капитан. Мы одержали полную победу, советую вам расслабиться в кресле с хорошим напитком и смотреть, как они сами себя топят. Ох, как же я их ненавижу.

Всё же Информационный Альянс не рухнет.

Вторую Венецию и правда частично разрушили. И потребуются колоссальные усилия и ресурсы, чтобы стереть из памяти людей микробное депо и вернуть острову статус фешенебельного курорта.

В то же время экономика развивалась по своим законам. Страх перед инфекцией поднял в мирных странах продажи антибактериальных спреев и медицинских масок, а это открывало новые возможности для манипуляций с ценными бумагами и отмывания денег. Средства, которые приносила фарм-индустрия, будут втайне влиты в микробное депо, чтобы как можно быстрее его восстановить. Информационный Альянс позиционировал себя как мировая держава, которой правит победитель в цифровой войне, а хороший он или злой, добрый или нет, невиновный или виновный, не имело никакого значения.

Они могли продолжить начатое во Второй Венеции или же устроить нечто похожее на другом международном курорте. Собранные данные же наглядно показывали, что страны-члены Альянса несут огромные потери из-за мировой истерии. Страх перед инфекцией подорвал иммунитет граждан и вынудил чаще обращаться к врачу. С таким багажом знаний властители Альянса уже не могли игнорировать проблему.

— Ну, многое зависит от туристических потоков. Людей приглашают из разных мест, влияют на них своей культурой. Люди, деньги, информация, идеология, эстетика, всё это перемешивается в один большой коктейль. Только на этот раз всё испортил лишний компонент — иммунология.

— Что думаете о микробном депо, майор?

— Ни плохо, ни хорошо. К тому же наши аристократы до смерти обожают вино с сыром, микробы им не чужды. Человеку нужно контактировать с бактериями, вопрос в том, как это делать. Альянсу бы проще действовать, взяли бы и придумали новую моду. Состряпали бы какой-нибудь новый йогурт, назвали его полезным для здоровья и продавали в нём микробов, которые с начала времён вокруг летают… Да и мы же про Альянс говорим, он может весь мир подсадить на своё варево, надо только налепить этикетку «Популярно в Нью-Йорке».

Почему они так не сделали?

Они говорили об охране здоровья своих людей и уменьшения международных медицинских расходов, но всё могло упереться во власть и территорию. Кто-то не захотел втягивать пищевую промышленность? Или кто-то увлёкся идеей распространить смертоносный вирус?

— Мы похожи, капитан.

— А?

— Почему современная война приняла такую форму? Тут как с микробным депо, кто-то придумал хитрый план, чтобы получить больше власти… Пешки вроде нас всё равно не поймут.

Флорейция перевернулась в кресле, словно от недовольства, но тема разговора её мало волновала. Любой бы заметил, что её мысли витают где-то там.

Офицерша взяла в рот кисэру и продолжила:

— Толстосумы, которые ни разу не были на поле боя и променяли будущее Катерины на собственные интересы, могут катиться к чёрту.

В порт прибыло ещё больше крупных транспортных кораблей. Их стало так много, что все не поместились в доках, потому некоторые бросили якорь неподалёку и спустили на воду шлюпки для переправки припасов.

Квенсер и Хейвиа устроили разбор полётов, пока собирали на северном крае Второй Венеции питаемый от батареи маяк.

— Ого, кораблей Альянса больше всего.

— Ну, они отчаянно отбеливают свой образ. Включи радио, и Охохошка тебе уши до краёв зальёт своим сладким голоском. Она проведёт в мирной стране благотворительный концерт, а вся выручка пойдёт на восстановление Второй Венеции.

— А это сработает? На Второй Венеции ошивалась куча VIP и богачей со всего света. Может, каким-то промышленникам и выгодны звёзды, но ведь многие воротилы на неё взъелись?

— Ходят жутковатые слухи. Эти богатеи в море не уплывали, так? Ну, Альянс устроил блокаду, это все узнали, но вот какой именно Объект — это покрыто мраком. Верхушка выдумала фейковый Объект и элитника, чтобы свалить на них всю вину. Использовали какую-то систему защиты информации, которая называется «Протекция Дюллахана». Взяли и обрубили все цифровые концы. Ну, мы же про Информационный Альянс говорим. Может, этот слух — блеф, чтобы скрыть более жуткий секрет.

— Ты серьёзно?.. Мы же орали по рации как ненормальные, никакое военное шифрование не помогло бы. И силуэт могли увидеть с берега. Да любой радиолюбитель или бёрдвотчер потопил бы этот план.

— Они спихнули вину на какую-то мелкую элитницу, которая восторгается Охохошкой. А существует эта элитница только в виде номера социального страхования. Если слухи верны.

— Во жуть.

— Ага, Альянс могёт. А большинство людей видит только рекомендуемые новости в агрегаторах, остальное их не интересует. Да я сам задолбался смотреть, как творят историю. Скоро яйца отвалятся.

Закрывать мрачные темы парни не собирались.

— Ну, давай оставим тайну элитницы между нами.

— О, идея отличная. На один трофей больше.

И тут из их карманов одновременно донеслись гудки хендхелдов. Парни вытащили девайсы и увидели строгие письма от Флорейции. Обычно информацию простым солдатам строго дозировали, но офицерша решила сделать исключение в благодарность за помощь.

Да, они столкнулись ещё с одной проблемой помимо восстановления (?) Второй Венеции.

— Всё-таки они Катерину завалили, — с отвращением пробурчал Хейвиа.

Система помощи в социальной адаптации позволяла Элитному пилоту уйти в отставку и жить в мирной, а не военной стране. Миссия заключалась в адаптации Катерины Синеангельской. Проще говоря, парни должны были убедиться в том, что девичьи ручонки позабыли ощущение от оружия.

Но девица оказалась слишком полезной.

Без неё батальон вряд ли бы выполнил поставленные задачи во Второй Венеции. Квенсер бы лишился жизни, смертоносная плесень распространилась по земному шару и запустился эксперимент по созданию «чудо-человека», шансы на успех которого стремились к нулю.

Катерина по-настоящему заслужила награду за всё, что сделала, заслужила носить на груди официальную медаль. Но это всё относилось к воинской славе. Чем больше девица старалась, тем дальше становилась от обычной жизни.

Золотая медаль на международных соревнованиях по игре на фортепиано или балету не всегда шла на пользу победителю. Порой успех загонял в рамки. Звучало, может, как проблема белых людей, но когда дело касалось изнурительных войн, трудности вырисовывались нешуточные.

Квенсер вздохнул.

— Ещё и родителей у неё нет, она совсем одна, отсюда и проблем вагон и маленькая тележка. Всё было бы совсем по-другому, будь у неё кто-нибудь, кто мог её забрать, но единственные её опекуны — это правительственные агенты. Они хотят только заслать её в армию или лабораторию и лишить свободы. А помешать им некому, они ж типа родители.

— Было бы по-другому, говоришь? А чем докажешь? Что конкретно будет с Катериной? На создание преемника Точного Копья уйдут годы. А ведь это личный Объект подонка Флайда. Не удивлюсь, если какие-то инженеры продолжают его исследования.

— Раз так, власти увидят её успехи и захотят использовать как диверсанта. Или напичкают её мозг электродами, чтобы вытянуть как можно больше данных.

— Всё это полная срань. Катерина рисковала жизнью ради ста тысяч человек, любой из них скажет, что она не серийный убийца. И почему тогда ей не дают завязать?

— Вот поэтому я им помешаю.

— Что?

— Ты слушал? Проблем будет меньше, если у неё кто-нибудь появится. Ты же помнишь, какая у меня была во время миссии роль?.. Я — старший брат Катерины Синеангельской.

Внешний документ — Запись телефонного разговора отца с сыном

— Привет, пап.

— О, Квенсер? Зачем звонишь с войны? Тебе государство разве для этого платит?

— Не переживай. Это звонок через спутник за счёт вызываемого абонента, платить тебе.

— Ёперный театр! Я немедленно вешаю трубку! По чём там десять секунд?!

— Ну ты чего, я же редко домой звоню. Ты должен догадаться, что твой милый сынишка в беде. Нужен твой опыт.

— Когда жена вдруг ластится, а ты называешь меня папой, жди беды. А ещё ты пугаешь меня ценой разговора, чтобы я слишком долго не думал. Ну, и что тебе надо? Это по силам простому офисному работнику?

— Тебе — проще некуда.

— Это я решу. И что конкретно тебе надо?

— Решай, конечно. Пап, хочу сестрёнку.

— Бфх?! Кгхе-кгхе! Э-э-э, Квенсер? Ты больше не ребёнок, значит, понимаешь, что детей не аист приносит. Не знаю, какого фильма ты насмотрелся, но пожалей стариков.

— Нет-нет, я не про это. Я про сводную сестру.

— Ты там какое кино смотришь, гадёныш?! Такое тоже непросто!

— Да уймись ты. Беда у девочки, а не у меня. Помнишь, ты приютил в кладовке сварливую аристократу Монику, у которой семья прогорела? Не мог бы ты ещё раз так помочь?

— ...

— Пап? П-пап?

— Позволь спросить. Дело армейское, детали можешь опустить, но ответь на один вопрос… Девочка правда в беде, как Моника? Если не помочь ей прямо сейчас, она пропадёт?

………………………………….

— Н-ну, я бы сказал, будет даже хуже, чем с Мони...

— Тогда я готов бодаться хоть с целым миром. Привези эту девочку домой со скоростью звука. Одна нога там, другая тут.