Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
hitogoroshi
14.11.2019 20:58
Спасибо за перевод. Действительно интересный том получился.
naazg
20.10.2019 00:20
Спасибо
lastic
19.10.2019 22:05
ВОУ! Нежданно
naazg
12.09.2019 00:09
Спасибо
ricco88
11.09.2019 22:56
Спасибо!
hitogoroshi
30.07.2019 00:24
ждем проду ^^
6576666
28.02.2019 00:41
хехех
6576666
28.02.2019 00:41
Нормально пошло так)
ricco88
28.02.2019 00:33
Спасибо.
denchikg
18.12.2018 14:09
я конечно не знаток английского языка, но с какой это интересно сестрой они там танцевать будут?)
Agion
16.12.2018 21:02
Rindroid ждем. Очень ждем. Оно нам необходимо!
Vitalia
27.11.2018 04:53
Будет ли перевод сего чуда произведения про приключения двух придурков
Sprint00
15.11.2018 05:24
Режим ждуна продолжается
veneg
14.11.2018 23:10
Вот решил спросить будет ли перевод что бы ты знал что он(перевод) необходим...
Mudv3d
06.11.2018 18:23
Надеюсь перевод будет
Agion
26.10.2018 16:38
Надеюсь что скоро перевод продолжишь Rindroid
rindroid
23.10.2018 00:10
Спрашивайте почаще о продолжении, чтобы я знал о его необходимости)
Niglero
13.10.2018 18:26
Скорее бы придурки вернулись
haruhiro
07.08.2018 13:51
скоро ли начнется перевод продолжения истории придурков?
lampo_griz
08.05.2018 09:35
Продолжится ли история двух придурков?(((

Отобразить дальше

Часть 3. История двух. Южно-Атлантическая гражданская война за право наследования

Глава 1

Поле боя переместилось в Южно-Атлантический океан.

Стояла задача защитить леди Вандербилт и её гражданский круизный лайнер от Разрушительного Феста.

Флорейция отреагировала неоригинально: послала вперёд по морю Малыш Магнум на скорости выше пятисот километров в час.

Квенсер с остальными из батальона техобслуживания собрали уцелевшие корабли, прибыли на базу Легитимного Королевства на южной окраине Африки и на транспортных самолётах полетели на Святую Елену, изолированный остров на юге Атлантического океана. Пополнив там силы, они встретились на острове с Малышом Магнумом, наконец провели техобслуживание и приготовились к отправке.

Само собой, путешествие далось нелегко.

Если бы Разрушительный Фест их поджидал, его противовоздушные орудия сбили бы все оставшиеся самолёты. Когда страх давит на плечи мёртвым грузом, перелёт превращается в пытку.

— Слушайте! — повысила голос в конференц-зале небольшого авианосца Флорейция Капистрано, игнорируя физическое и душевное изнеможение.

— Главное желание армии Легитимного Королевства — защищать жизни, имущество и честь наших людей, а также уничтожать то, что им угрожает! Цели не меняются, если нам противостоит не другая мировая держава, а фракция предателей. Если фракция Азураифии Винчелл намеревается массово истребить гражданских ради мести семье Вандербилт за старую обиду, тогда мы её остановим!

Все вымотались до предела. Солдаты потеряли товарищей, их боевой дух втоптали в пол. Ощущали они себя теми, кого заставляют работать забесплатно.

Но.

К удивлению, никто из них не выбросил оружие, не выкинул армейские жетоны и не покинул батальон.

— В настоящее время в Южно-Атлантическом океане идёт Небоцветье, крупнейший в мире морской фестиваль фейерверков. Туда приплывает где-то пятьсот гражданских кораблей, и они собираются вокруг двухкорпусного лайнера «Роза и Лилия». Разрушительный Фест, который мы относим ко второму поколению, приближается к ним. Если он достигнет цели, на наших руках будет целый океан крови, потому я хочу всё закончить ещё до боя.

Им противостояло частное подразделение Азураифии Винчелл.

Управление вторым поколением без помощи Элитного пилота потребовало команды из более чем десяти тысяч человек. У врага было достаточно солдат, чтобы набрать дивизию, и все они управляли одним единственным Объектом. При этом весь личный состав, оборудование и ресурсы были оплачены деньгами от нарковойны.

Хейвиа и Квенсер не боялись Азураифию.

То, что Объектом полностью управляли удалённо, могло помочь. Подрыв никого не убьёт, потому родственные связи не станут помехой. И если уничтожить странный Объект, то нелепая война… нет, личная вражда закончится.

Как и обычно, на белой стене позади Флорейции появились диаграммы.

— К счастью, Объект второго поколения Легитимного Королевства Морской Наездник патрулировал эту область, и в бою он показал себя отлично. Он — истинный «властитель» моря у Святой Елены. Он смог замедлить Разрушительный Фест и собрал ценные данные по неизвестному Объекту. Сто лет будем его благодарить. Не дайте его усилиям пропасть даром!

Морской Наездник, морское второе поколение с лучевой главной пушкой, храбро вёл бой. В дополнение к реактору он имел несколько крупных конденсаторов, чтобы при необходимости стрелять без задержек. Также по внешнему периметру крепились балластные контейнеры, которые могли заполняться морской водой, чтобы менять центр тяжести для проворных поворотов.

Но Морской Наездник не мог тягаться с Разрушительным Фестом, который управлялся полностью удалённо и обходился без Элитного пилота. Игнорируя ограничения инерционной перегрузки, он уподобился молнии. И он не просто быстро двигался, он совершал ультрарезкие манёвры и мог сверхъестественно ускоряться и замедляться. Разница была слишком заметной, как если бы передовой стелс-истребитель столкнулся в серьёзном воздушном бою с самолётом братьев Райт. Он полностью вышел за биологические рамки управляемых машин. Ещё прежде, чем Морской Наездник взял его на прицел, Разрушительный Фест ушёл в слепую зону и произвёл беспощадную атаку, которая пробила броню.

Разрушительный Фест держался на воздушной подушке с поплавком под главным корпусом, а также имел три членистые ноги в форме перевёрнутой буквы Y, с ускорителями для взрывной подвижности. Из ускорителей вырывались белоснежные потоки, которые больше походили на жидкость, чем на конденсационный газ или плазму.

Разница в скорости выходила за все мыслимые рамки. Беспилотный Объект настолько свободно двигался по морю, что бой выглядел совершенно абсурдно.

Но Элитный пилот всё равно не катапультировался, даже в самом конце.

Морской Наездник стоял между врагом и сотней невинных гражданских, потому пилот изо всех сил старался держать позицию до появления Малыша Магнума, значение имела каждая секунда и минута. Продолжать бой до самого конца было предначертано Элитному пилоту судьбой.

Никто не приказывал, но когда Объект взорвался, каждый солдат в конференц-зале отдал честь. Даже Квенсер и Хейвиа.

Флорейция вздохнула и, отбросив гордость, решила использовать все доступные средства. Очень многое она ставила выше самоуважения и не колебалась делать такое, что немыслимо для солдата.

Офицер дала слово жалкому студенту:

— Квенсер, что думаешь?

— Его главное орудие — крупнокалиберная НСП-пушка, но меня интересует другое.

Встав на платформе вместо командирши, Квенсер поставил на паузу трагичную запись, отмотал назад и посветил лазерной указкой. Он не собирался шутить над смертью Элитного пилота. Тот погиб, передав им эстафету, потому они должны досконально изучить материалы и разобрать их по косточкам.

— У него сзади какие-то элементы, похожие на павлиньи перья, но вряд ли ускорители. Странно это. Если Объект хотели сделать ультрамобильным, чтобы он двигался как молния, тогда нужно убирать всё, что создаёт трение о воздух. Если увеличим картинку, то увидим скопления каких-то гигантских динамиков.

— Динамики?

Хейвиа впал в ступор, и Квенсер, кивнув, продолжил:

— Это акустическое оружие. Вот что ударило нам по мозгам.

— О чёрт их дери. Как вспомню, сразу башка раскалывается. Паршивее некуда. Не просто по ушам и мозгам бьёт, мне будто засунули в голову миксер. Даже рыгать захотелось.

— Разрушительный Фест также уничтожил наш флот из авианосцев, но плазменная пушка может стрелять строго в одном направлении и не может нанести равномерный урон сотне кораблей. Эти штуки создают мощный шум на определённой частоте. Он вызывает микровибрации у цели и уничтожает её, как ультразвуковой скальпель. Слабые участки в металле, сварочные швы, они прожигаются на молекулярном уровне, весь корабль разваливается на части и тонет.

— То есть у Разрушительного Феста две главных пушки? — спросила принцесса.

Она готовилась к прямому столкновению с врагом, потому вопрос был жизненно важным.

Квенсер задумался.

— Вряд ли на такой мощности она может напрямую повредить Объект.

— Ага, мы ещё живы, — добавил Хейвиа.

— Мы превратились бы в фарш, если бы находились ближе и вне укрытия. Мы выжили не благодаря удаче, а потому что вместо нас потонули другие корабли. — Квенсер разрушил оптимизм парня. — Я думаю так: Фест удерживает врага на месте, примерно как Спектр ВиО, он тоже не давал принцессе двигаться, взрывая воздух. Мощного звука хватает, чтобы на близком расстоянии потопить целый флот. Для обычного человека это всё равно, что упасть в гигантскую мясорубку.

— Опасная комбинация.

— Именно, бабуля. Враг не только быстро маневрирует, не давая за собой угнаться, ещё его дополнительное оружие нас замедляет. Разница в скорости может увеличиваться бесконечно. Рано или поздно Фест окажется в нашей слепой зоне и без риска выстрелит из главной пушки. Всё дело в разнице скоростей. Может показаться, что враг управляет временем. По-моему, его вообще невозможно победить в прямом бою.

Парень остановился на миг, прежде чем сказать «но».

Проектор показывал ситуацию на юге Атлантики. На карте отображалось место затопления Морского Наездника и место, где собрались на крупнейший фестиваль фейерверков пятьсот гражданских кораблей. Также там показывался маршрут Разрушительного Феста, который собирался убить леди Вандербилт вместе с другими гражданскими, маршрут Малыша Магнума и сил Легитимного Королевства для перехвата.

Студент изучил все данные, затем осмотрел лица каждого и бросил жребий судьбы:

— Если сдадимся, пять тысяч гражданских утонут в море крови, а усилия Морского Наездника пропадут даром. Флорейция приказала нам этому помешать. Я подчиняюсь приказу. Я не прошу вас умереть. Я прошу дать каждый ньютон вашей силы, чтобы выжить. Как поступите? Наша соломинка тонкая, очень тонкая, но Морской Наездник дал нам шанс. Остальное зависит от вас. Вы должны решить, хотите ли слушать меня дальше.

Никто не возразил.

Десять минут спустя измотанные солдаты заняли боевые позиции.

Глава 2

Двухкорпусный корабль выглядел именно как корабль с двумя корпусами.

«Роза и Лилия» состояла из двух круизных лайнеров длиной сотню метров. Они стояли бок о бок и соединялись несколькими переходами. Судно сделали столь большим, чтобы получить больше пространства для хранилищ и палуб, но из-за этого ухудшилась обтекаемость и повысился расход топлива.

Один из корпусов нёс на себе герб семьи Винчелл, а другой — семьи Вандербилт. В качестве отсылки к некоей легенде в середину центрального прохода был воткнут меч. За дизайном стояла богатая история, хотя сейчас она мало кого волновала.

Главные участники Небоцветья были не на роскошном корабле. Напротив, фестиваль создавали многочисленные корабли мастеров фейерверков, которые собрались вокруг круизного лайнера, чтобы устроить для богатых аристократов яркое шоу.

Ничем не отличалось от поведения держав из старых времён, когда на исследование Луны или глубоководья тратились баснословные суммы. «У нас есть технологии». «Мы очень обеспечены». «Нам есть чем делиться, в отличие от вас». Заостряя на этом внимание, государства выстраивали долгосрочную, по их мнению, стратегию против иностранных врагов. Расходуя необоснованные бюджеты на сомнительные контрмеры, политики могли мучить врагов, не выпустив ни единой пули или ракеты. В каком-то смысле гонка показных технологий была одной из форм войны.

Само собой, лидеры использовали стремление в небо лишь как предлог.

Аристократы любили вино больше, чем воду, и ценили фишки из казино выше, чем доступное для населения мясо, потому они не пошли бы на самопожертвование, даже если завтра наступил бы конец света. Они могли бросить в толпу корочку хлеба во имя благотворительности, но они не позволили бы забрать у них многолетние накопления ради «справедливости» или «самоограничения». Они бы из кожи вон вылезли, только бы не прерывать свой гедонистический образ жизни.

Вокруг «Розы и Лилии» собрались пятьсот кораблей на Небоцветье, и фестиваль чревоугодничества настолько хорошо распиарили в широких массах, что простолюдины не брызгали слюной от праведного гнева.

На правой половине «Розы и Лилии» — с изображением розы — у края палубы стояла леди Вандербилт. Она навалилась на ограждение и смотрела в беспросветно чёрное море.

Если бы никто не помешал, небо сейчас украсили бы тысячи фейерверков и своды искусственного полярного сияния, а на корабле наставили бы изысканной еды, да так много, что гости бы едва ли съели треть. А ещё играли бы музыку для элегантных танцев виолончелисты мирового уровня.

Но планы изменились, потому небо и море укутались тьмой.

Аристократы в платьях и фраках перешёптывались и думали исключительно о своей безопасности. Они не только больше не видели Морского Наездника, которого выслали им на защиту. Ещё краем уха они услышали, что в их сторону направляется неизвестный Объект.

— Очевидно, дело в конфликте Винчеллов и Вандербилтов.

— Тогда при чём тут мы? Я-я знаю. Не хочу питать лишних надежд, но не поздно ли запрашивать вертолёт? Да, здорово же будет пролететь между фейерверком и полярным сиянием?

— Не глупи. Если это правда Объект, его противовоздушные лазеры разорвут нас в клочья. И до берега нам не долететь, слишком далеко.

Юная леди чувствовала, как многочисленные взгляды устремляются к ней в темноте.

“Как безрассудно. В мире бушуют войны, потому никогда не знаешь, кто явится по твою душу, как только сделаешь шаг за пределы мирной страны. Да и мирная страна ничего не гарантирует. Но люди продолжают верить, что именно им ничего не грозит”.

Когда аристократы покидают мирную страну вопреки опасности и встречаются с представителями других мировых держав, чего они хотят? Побороть предрассудки и достичь истинного взаимопонимания, чтобы остановить войну без применения военной силы? Или это лишь предлог, чтобы гнаться за личными целями?

Особо важные персоны, которые собрались на «Розе и Лилии», едва ли задумывались.

— Мы не позволим этому случиться, но… гипотетически. Просто гипотетически, давайте представим… Насколько мощный этот Объект Винчеллов? Если он начнёт буйствовать, кто его остановит?

— Почему это происходит? Так не планировалось. Мне обещали полную безопасность...

— Моя семья не сгинет! Древние свитки показывают, что наша история уходит корнями на пятьсот лет в прошлое!

— Прекрасное вчера не сделает чудесным завтра, не так ли? А-ха-ха...ха-ха-ха...

Росло напряжение.

Аристократы потеряли клыки с когтями и растолстели до состояния колобков, но когда речь зашла об их собственной безопасности, они показывали больше целеустремлённости, чем голодные волки. Они бы не сказали прямо, но через намёки с метафорами или через секретарей они транслировали друг другу следующее:

— Всё дело в давнем конфликте двух семей, зачем нам подставляться под перекрестный огонь?

— Меня заботит лишь выживание моей семьи, а я в ней — ключевая фигура.

— Девка Винчеллов будет довольна, если мы приподнесём ей Вандербилтов как кровавую жертву.

— Значит, мы что-то да можем.

— Если свяжем эту юную леди и отдадим обезумевшей львице, этим покажем, что не собираемся вставать на её пути.

Если бы на фестиваль фейерверков приплыли бы только мерзкие аристократы, она бы уже их бросила, но, к сожалению, также много прибыло простолюдинов. Она не сможет спокойно спать, если оставит умирать людей, которые на последние сбережения привезли сюда семью, или людей, которые хотят под залпы салюта подарить второй половинке тайно купленное кольцо.

— Так.

Леди Вандербилт оторвала спину от ограждения на краю палубы. Девушка взяла с подноса у проходившей мимо служанки в длинной юбке фужер с безалкогольным шампанским и, потягивая напиток, неспешно пошла сквозь мрак. Аристократы слишком увлеклись отработкой интеллигентных поз и не обратили на удаляющуюся фигуру внимания.

Во всяком случае пока.

Как только ситуация обострится, воспитанные леди и джентльмены обрушат на девушку более вульгарные взгляды, чем у насильников в злачном районе города.

Желая разбавить напряжённую атмосферу показным нейтралитетом, отважный простолюдин из бригады, который протирал стеклянную дверь, обратился к девушке:

— Леди, куда вы?

— К несчастью, у меня ещё дела.

Верные молодые люди, подобные ему, ценились в Легитимном Королевстве, как сокровище. Девушка, будучи аристократкой, не могла позволить их убить без веской причины.

Она оставила пустой фужер мужчине и зашла в корабль.

За атакой стояла Азураифия Винчелл. Она преследовала цель истребить семью Вандербилт и убить юную леди, чтобы показать свою власть над миром. Но могла ли Азураифия своими силами исполнить столь грандиозный план? И могла ли она сама держать его втайне так долго?

За кулисами прятался кто-то ещё.

Кто-то мог протянуть Азураифии руку помощи ради собственной выгоды.

И Белая Лилия Вандербилтов уже услышала, как кое-кто сказал кое-что любопытное.

Истина могла быть удивительно близко.

Глава 3

Над чёрными водами Южно-Атлантического океана простиралось звёздное небо.

Внутри серого авианосца копошились Квенсер, Хейвиа и остальные солдаты. Они вытаскивали трансформированные в резиновые моторные лодки Армадилло.

Когда люди собрались на палубе, Хейвиа посмотрел на горизонт.

— Я уже вижу огни от кораблей. И что народу дома не сиделось? Будто специально приплыли на убой.

— ...

— Слышь, Квенсер, — окликнул Хейвиа, не дождавшись ответа от придурка.

А у Квенсера, несмотря на тупорылость, было задумчивое выражение лица.

— Я сделал что-то не то в прошлой жизни?

— Чё?

— Просто… Ну… Я прям не знаю! Сначала Чёрная униформа по имени Мина, теперь сексуальная младшая сестрёнка Азураифия. Почему?! Неужели каждая девица, с которой я пытаюсь мутить, в итоге отращивает из аппетитной задницы бесовский хвост?! Мне стрёмно! Я теперь и не надеюсь на новую любовь! Скоро фобия на девушек появится!

— Да ты тот ещё говноед. Неужели ты правда запал на эту монстриху Азураифию? Уф-ф, меня корёжит от одной мысли.

— Разумеется да! Она ходила в бикини и даже поцеловала меня! Да, признаю, она вела себя подозрительно. Но я думал, она это просто, а она не просто! Почему сюжетный поворот именно такой?! Тупо, тупо, тупо!

Не выдержав причитаний, Хейвиа огрел Квенсера по голове, а студент уже начал жаловаться, но кое-что заметил — принцессу в сопровождении нескольких солдат. Девушка шла к Малышу Магнуму, техобслуживание которого в спешке завершили.

Квенсеру даже не нужно было с ней говорить. Когда она прошла рядом, молча развернулась и дала Квенсеру пять. Так они морально настраивались на предстоящий бой, к которому их принудили.

— Ох чёрт. Уже началось. Надо и нам начинать.

— Ага. И если я не буду время от времени видеться с невестой, она потеряет ко мне интерес. Давай взорвём этот беспилотный Фест и устроим самый большой в мире фейерверк.

— И когда всё закончится, я устрою Азураифии какое-нибудь сексуальное наказание!

— Ты всё об этом? Мне сыкотно!

— У тебя там подружка, а мне тоже нужна мотивация!

Квенсер с Хейвиа присоединились к другим солдатам, вытолкнув резиновую лодку в тёмное море, и затем спрыгнули со взлётной палубы. После запуска двигателей лодки поплыли в разных направлениях, а не все вместе.

Причина была простой.

Флорейция сказала им по рации:

— Мы не можем поднять Белый флаг, и у Разрушительного Феста значительное преимущество. Слушайте. Мы можем только кидать кости, чтобы определить, кто умрёт первым. Даже если жребий падёт на нас на флагмане, вы должны продолжать. Не вздумайте отсиживаться и ждать, когда они закончат!

В дополнение к плазменным пушкам Разрушительный Фест мог испускать из динамиков в форме павлиньего хвоста ультравысокие акустические волны. На близком расстоянии они могли уничтожить весь флот или остановить вражеский Объект.

Люди в открытых резиновых лодках мгновенно разлетелись бы на ошмётки. Даже стальной корпус боевого судна не гарантировал спасение.

Солдаты не знали, кто погибнет первым, потому не могли позволить стереть разом весь батальон.

Очень походило на рытьё кучи траншей, чтобы прятаться в них и не погибнуть разом от единственной бомбы. Кому-то, конечно, не повезёт принять на свою голову первый выстрел, но других вариантов не было.

— Воодушевила так воодушевила. Про чистые войны все опять забыли?

— ...

— Ты чего, Хейвиа? Если будешь молчать, за умного всё равно не сойдёшь.

— Почему Фест… нет, почему Азураифия всё сразу не закончила? Средняя скорость Объекта — пятьсот километров в час, а ключевая фишка её Объекта — это сверхмобильность. На наш флот из заклеенных скотчем картонных коробок должны были сразу напасть, как только мы бы появились на горизонте.

— Потому что она хотела, чтобы Рыцарь Квенсер её остановил! Хе. Плохих девочек ко мне так и тянет!

— Мне плевать, как ты их пытаешься охмурить, но в жизнь не поверю, что молоденькая милаха на тебя клюнет!

— Тогда что ещё? Не знаю, как думают аристократы. Может, она хочет лично поквитаться с заклятым врагом. Может, надеется, что шальной выстрел принцессы потопит «Розу и Лилию» и это уничтожит «легенду».

— Или… она просто хочет убить мою невесту у меня на глазах, — предположил с мрачным видом Хейвиа.

В рациях двух придурков раздались статические помехи.

Кто-то, кто не имел доступа к армейской линии, подключился к открытому каналу.

— Хе-хе-хе-хе...

Смеялись так, словно перекатывали во рту конфету и при этом замышляли что-то садистское.

— Азураифия!

— Как ты, брат? Куда собрался? Неужели пытаешься спасти вандербилтскую шлюху? Я, кстати, позволила ей немного пожить.

— ...

Квенсер поглядел на рацию и приготовился послать определённый сигнал принцессе в Малыше Магнуме и Флорейции на авианосце.

Но...

— Бесполезно. Никому меня не поймать. Где я нахожусь — для Разрушительного Феста неважно. Даже если Азураифию Винчелл арестуют или убьют, десять тысяч операторов, стелс-подлодки по всему миру и орбитальные спутники продолжат бой. Но сомневаюсь, что вы меня поймаете.

— Ты кем себя возомнила? Думаешь, у тебя бесконечные привилегии, раз ты аристократка?

— А-ха-ха-ха! Брат, ты тот, кто должен взять ответственность за семью. Я лишь выполняю долг, который ты не смог. Но не кори себя. Мы ведь семья.

Винчелл и Вандербилт.

Война и мир.

Реальность и иллюзии жили на обеих сторонах монеты.

Азураифия хотела раскрыть Хейвиа глаза и потому собиралась устроить резню прямо перед ним.

Хейвиа стиснул зубы, и от принцессы пришло сообщение:

— Разрушительный Фест движется на расстоянии тринадцати километров на юго-запад от моей позиции. Как только приблизится на десять, я начну.

— Что? Разве не там затонул Морской Наездник?

Квенсер уловил скрытый смысл раньше всех.

— Хм. Ты вела себя как бог, но, кажется, ты не такая уж всесильная.

— Простолюдин, у меня толерантная и милосердная душа, но ты в разговоре аристократов лишний. Знай своё место.

Студент проигнорировал её и продолжил излагать мысли, не думая о своём месте.

— Не зазнавайся, а то тебе подстрелят зад. У Морского Наездника есть несколько крупных накопителей помимо обычного реактора. Они позволяли ему без перерывов стрелять из лазеров. А ещё у него есть программа для автоматического огня. Сам он уже в могиле, а всё же может напоследок пальнуть, энергии накопителей хватит. Ты замедлилась, чтобы убедиться в своей безопасности. Испугалась внезапной атаки снизу!

Квенсер сомневался, что Морской Наездник на самом деле такое мог. Какую бы энергию ни хранили накопители, они не могли заменить невероятный реактор. Но фракция Азураифии боялась возможных рисков и ждала от серьёзного противника чего угодно.

Морской Наездник сделал больше, чем просто бился насмерть. Даже после гибели он дал остальным нужный как вода шанс.

«Роза и Лилия» и остальные пятьсот кораблей остались нетронутыми, хотя безнадёжно мощный Объект подобрался к ним вплотную. Благодарить стоило, несомненно, Морского Наездника, который выиграл время. Защитник Святой Елены исполнил свой долг и выполнил миссию.

Теперь выжившие не имели права упустить шанс.

— Не дай себя одурачить, Хейвиа. Эта штука неидеальна. Враг боится и потому и готовит контрмеры! Объект у них обычный! Наш союзник это доказал. Нам лишь надо воплотить в жизнь задуманное! — сказал Квенсер ужасному другу, после чего заорал в рацию:

— Флорейция, пожалуйста, начинаем! Мы на стартовой линии! Мы ещё можем всё закончить с нулевыми потерями!

Мимо резиновых лодок прошла массивная машина — Малыш Магнум принцессы.

Монументальный силуэт Разрушительного Феста во мраке повернулся в их сторону, расправляя акустическое оружие в форме павлиньего хвоста.

По ушам ударил громоподобный шум, но Квенсера и остальных не вырубило благодаря расстоянию. Тем не менее мощность акустического оружия будет расти по мере приближения к источнику. Солдаты отчётливо увидели, как Малыш Магнум потерял в скорости, словно его атаковал яростный ветер или невидимая рука.

— Чёрт! Опасная хреновина!

— Вибрация океана создаёт волны? Дерьмо! Если зазеваемся, нас выкинет с лодки!

— Хе-хе. Хе-хе-хе-хе. Система «Оркестр» хорошо работает. Десять тысяч волков пожрут одинокого Элитного пилота.

— Вот теперь ты точно бесишь. Я покажу, что значит настоящее пилотирование.

Разрушительный Фест не собирался вести с ней нормальный бой. Им управляли удалённо, потому он игнорировал ограничения инерционной G, с которыми сталкивается пилотируемый Объект. Ускорители по бокам членистых ног давали запредельную скорость и манёвренность, в то время как «стена» от акустического оружия сковывала движения вражеского Объекта. Разница в скорости становилась настолько фатальной, что, казалось, Фест контролировал ход времени. Он будет непринуждённо кружить вокруг Малыша Магнума в поисках слепой зоны пушек и без помех сотрёт его в порошок.

— Е-хе-хе-хе. Хе-хе-хе-хе. А-ха-ха-ха-ха!

Азураифия уже представила масштаб разрушений, и её смех разлетелся через радио по всей армии.

А вот Квенсер представил совершенно другое.

— Мне показалось это странным, как только я подумал. — Он посмотрел с резиновой лодки на богиню победы. — Его акустическое оружие создаёт звуковой поток, который заставляет цель вибрировать, трястись и расслаиваться, и в итоге цель ломается в уязвимых местах типа сварочных швов. Но Объекты двигаются в среднем со скоростью пятьсот километров в час. А Фест ещё быстрее, ультрамобильность — его конёк. А принцип работы звука игнорировать не получится. Даже если пускаешь волны нужной длины, они могут растягиваться или сжиматься в зависимости от ситуации.

— Ты про эффект Доплера? — спросил Хейвиа.

— Значит, динамики Феста должны испускать волны с учётом искажений от эффекта Доплера. Нужно точно определять относительное положение и скорость цели. Нужно проводить начальную настройку и корректировку перед подачей звука, причем делать это быстрее самого звука.

Квенсер помахал рацией в руке.

— То есть электромагнитными волнами. И как ты наверняка догадался по названию доплеровского радара, электромагнитные волны тоже подвержены эффекту Доплера. Длина волны у них разная, но свет и электромагнитные волны очень похожи. Сперва выпускаются микроволны во все стороны, чтобы проверить, как они искажаются между источником и целью. Затем данные используются для корректировки акустического оружия и запуска нужной длины волны высокой мощности… Говоря иначе, при блокировке начальных микроволн акустическое оружие почти теряет смысл.

И...

— Акустическое оружие, которое может остановить Объект, кажется серьёзной проблемой, но если задумаешься о природе электромагнитных волн, не таким и страшным оно будет.

Разумеется, простая глушилка тут не поможет. Им противостоял Объект — всамделишная крепость на колёсах, которая чихать хотела на обычные сигналы подавления.

Но это лишь значило, что нужно думать глубже.

Квенсер щёлкнул пальцами и указал в звёздное небо.

— На фестивале Небоцветья как раз планировали кое-что потрясное! Фейерверк объединяется с искусственным полярным сиянием, и в этом помогает космическая станция!

Глава 4

Гражданская космическая станция класса «Венера» называлась «Принцесса Николашка». Она принадлежала организации Легитимного Королевства «Космосу Мир».

Было 20:30 по Гринвичу, и космическая станция находилась в секторе И-9 над Южно-Атлантическим океаном.

Внизу виднелась гигантская голубая планета, а сверху простиралась бесконечная темнота. Направления, в том числе сверху и снизу, ничего не значили в открытом космосе, но родился он на Земле, потому астронавт по имени Маркус до сих пор не мог привыкнуть к причудливости картинки за иллюминатором.

Люди на борту станции называли её «Садком» за лабораторные модули и солнечные панели, установленные под нужным углом на главном цилиндрическом вале. На второстепенных валах, которые ответвлялись от главного, похожим образом крепились дополнительные установки, и в целом конструкция напоминала садок для рыболовной проруби из нескольких соединённых друг с другом прямоугольных каркасов. Дополнительные каркасы выходили из главного вала под углом сто двадцать градусов.

Космонавты в скафандрах и со страховочными тросами держались за внешнюю часть станции и работали без возможности вытереть пот со лба.

Они корпели над странным рейлганом, который называли между собой «Мусоробой». В отличие от варварского военного оружия, которое стреляет снарядами, его ствол широко раскрывался и испускал энергию для уничтожения мусора, который накапливался со скоростью несколько километров в секунду.

— Докладывает Маркус. Замена сокета завершена. Сработано идеально. Мирная станция превратилась в военный объект. Если честно, хочется себе руки переломать.

— Эти мудаки с ума посходили. Они не в курсе, что у нас гражданская станция? Ненавижу запах пороха. Я проделал весь этот путь наверх, чтобы запускать бумажные самолёты и отвечать на вопросы детей в прямом эфире! В детстве я обожал смотреть такие передачи, пока следил за младшим братом, а теперь я, походу, всё просрал!

— Кончай уже, Робин. Космическая сфера всегда работала на прокси-войны. Нам приходится выполнять грязную работу, пока нас не видят дети.

Начальство запустило отсчёт, потому работники оставили разговоры. Полагаясь на страховочные тросы, они пролезли по внешнему корпусу станции до безопасной зоны.

В беззвучном мире невидимый поток солнечного ветра искривлялся и направлялся в сторону Земли.

Земная атмосфера работала хорошим щитом. Она защищала жизнь от смертоносных ультрафиолетовых лучей, радиации, жара, падающих объектов и не только. Ионосфера заблокировала большую часть искривлённого солнечного ветра, а оставшаяся часть устроила танец туманно-красной, зелёной и пурпурной красок.

Робин, глядя на расползающийся, подобно амёбе, свет, сказал:

— Искусственная аврора, да?

— Не в том суть, Робин.

Полярное сияние появлялось, когда солнечные ветра — огромное количество солнечной плазмы — врезались в магнитосферу Земли и собирались на южном или северном полюсах. Когда ветра контактируют с магнитосферой, их протоны и электроны разделяются, взаимодействуют с ионосферой и порождают свет.

Учёные заметили в полярном сиянии несколько побочных эффектов, и один из них сейчас вызывал особый интерес.

— Потеря электромагнитных сигналов ближе к полюсам.

Робин явно тяготел к проведению уроков естествознания для детей, потому начал разжёвывать:

— Высокочастотные и микроволновые средства связи в охваченной зоне вырубятся. Возможно, мы впервые в истории наблюдаем этот эффект на источнике сигналов уровня Объекта.

Глава 5

Разрушительный Фест уже приготовился к атаке, но вдруг замешкал.

Его акустическое оружие выключилось.

Ночное море стало настолько тихим и спокойным, что у двух придурков едва не заболели уши.

— Кшш! Кш-ш-ш-ш-ш-ш! Бф!

Рации сдохли. Парни больше не слышали принцессу или Азураифию.

— Что? Если связь пропала, значит удалённое управление тоже?!

— Не так всё просто. Уверен, у них на такой случай есть запасные системы типа лазеров. Но чего-то мы всё-таки добились!

Разрушительный Фест вскоре продолжил двигаться, но и его враг был не лыком шит.

Малыш Магнум принцессы рванул прямо вперёд. Как только акустическое оружие выключилось, перестал давить невидимый груз и дуть в лицо неосязаемый ветер. Объект разогнался до немыслимой скорости, прям как растянутая до предела резинка.

Но.

Технически...

— Активация ионосферы «растворила» высокочастотные волны и микроволны. Это сбивает доплеровский радар, который нужен для определения нужной длины волны. Раз, и больше нельзя посылать звуковую стену! Даже если включить звук, не получится выдерживать эффективную длину волны!

Разрушительный Фест не растерял свою сокрушительную скорость, но Малыш Магнум освободился от кандалов. Пропала безнадёжная разница в прыти, когда враг буквально контролировал время.

Принцесса могла свободно двигаться. Она неслась вперёд.

Пересеклись лучи ослепительного света. Малыш Магнум и Разрушительный Фест оба выстрелили из плазменных пушек, проделывая манёвры уклонения. Использовали они, разумеется, главные пушки. Прям как в турнире рыцарей-копейщиков.

Принцесса едва увернулась.

Разрушительный Фест, которым удалённо управляла фракция Азураифии, лишился одного из элементов павлиньего хвоста. Обломок унёсся в тёмное небо и, вертясь со свистом, подобно пропеллеру, улетел к круизному лайнеру в нескольких километрах.

— Слышь! — прокричал Хейвиа с лодки.

— У нас главная пушка круче, чем у той штуки. К тому же она попадает! Принцесса попадает! Звуковые тиски её больше не держат, скоро по скорости выровняются...

Студент заткнулся, когда в рации послышались статические помехи.

— Квенсер, что-то не так. Раз меня слышно, то ты уже понял.

— Погоди, принцесса… Почему рация работает? Искусственное полярное сияние должно убивать сигнал!

— Мой радар на миг отрубился, но теперь снова работает. То же самое справедливо и для других.

Квенсер с Хейвиа посмотрели вверх.

Что происходило со звёздным небом? Без поддержки космической станции Разрушительный Фес продолжит сверхскоростной бой, буквально останавливая время.

Глава 6

На космонавтов свалились новые проблемы.

Маркус и остальные стиснули зубы, наблюдая за тем, как из внешнего пространства на станцию обрушился поток из сотен или даже тысяч осколков, острых словно лезвие или канцелярский нож.

— Робин!

— Я в норме. Без дырок на заднице. Лучше скажи, что это было. Спутник-убийца?

Спутники-разрушители представляли собой именно то, что вырисовывалось в голове от их названия.

Такой спутник запускался с единственной целью — уничтожить спутники вражеских держав. Одни используют мощные лазеры или электромагнитные сигналы, чтобы повредить датчики, вторые стреляют ракетами или боеголовками, а третьи, начинённые взрывчаткой, бросаются в самоубийственную атаку. Данная сфера космических разработок прослыла самой печальной и самой неблагодарной.

Вот сейчас дело пришлось иметь с третьим типом. Он занимал одну орбиту с целью, включал ускорители или ионный двигатель для неспешного приближения и затем самоподрывался.

Во внешнем космосе не было звуков. Без сопротивления воздуха шрапнель не тормозилась. К тому же малейшая пробоина или дыра могла привести к фатальному повреждению оборудования или гибели людей. Смертоносная песчаная буря подбиралась в абсолютной тишине. И только те, кто находился в космосе, могли в полной мере понять весь ужас ситуации.

— Они разбрасывают кучу обломков. Наплевали на договоры.

— Солнечные панели на Модуле С и модуле Д уничтожены. Также проделана дыра в одном лабораторном модуле.

— Вряд ли это стихийная атака. Наверняка они нацелились на антимусорную пушку. Чёрт. Они сбили наведение на Землю.

Череда взрывов разорвала на части каркас Садка. Главная ось оставалась нетронутой, потому вся станция не развалится и люди смогут жить. Но выставленные наружу аппараты получили серьёзный урон. Рейлган и несколько солнечных панелей сломались и погнулись.

Космонавты больше не могли оказать поддержку людям на поверхности. Но экипаж сомневался, что враг просто отступит. Внутри станции имелись запасные части, потому для гарантии успеха нужно было полностью уничтожить станцию и истребить команду, чтобы точно не дать отремонтировать рейлган.

— Вот и они, — пробурчал Маркус.

Тут и там мельтешили люди в незнакомых скафандрах, которые прилетели вместе со спутником и отцепились в последний момент. Они держали винтовки со спиленными предохранительными скобами — чтобы пальцам скафандра не мешали.

Космонавты никак не могли знать, что гости — из фракции Азураифии, которая контролировала Разрушительный Фест через мировую информационную сеть из стелс-подлодок и спутников. Сфера её влияния простиралась от глубокого моря до высоких гор и даже космоса.

— Стойте, стойте, стойте! — закричал Робин. — Мы гражданские! Мы безоружны!

— Хватит унижаться. Робин, Андерсон, у вас есть рабочие фонари? Измените фокусировку для концентрации света в одной точке. По моему сигналу целимся все разом в лицо одного из них, и потом дальше с остальными.

— Фонарями? Мы сразим плохих парней световыми мечами?

— Этот урок я усвоил за долгий стаж космонавта. — Маркус тихо вздохнул. — Когда делаешь фотографию на память при нулевой гравитации, выключай вспышку. Если ослепнешь, потеряешь чувство равновесия, тело инстинктивно дёрнется, и закрутишься, потому что не понимаешь, где верх и низ… Давайте им такое устроим.

В открытом космосе не нужно было подавлять врага огнём. Как только противник потеряет равновесие, его запросто унесёт в космическую пустоту. Даже с ускорителями для контроля высоты не так-то просто совладать со страхом и паникой от бесконтрольного вращения. Не имея опоры, человек будет беспомощно барахтаться, пока не опустошит кислородный бак.

— Винтовки из той же оперы. Если дёрнуть за спусковой крючок при нулевой гравитации, превратишься в спиннер. Другое дело, если враги прижмутся к станции, но мы им не позволим. У нас гражданский объект, так что если они хотят повоевать, пусть идут к едрёне фене.

Глава 7

Хейвиа на плывущей по тёмному морю лодке громко цокнул, глядя в ночное небо.

— На станции время сиесты?! Что нам делать, Квенсер?!

— ...

Если Разрушительный Фест восстановит полный функционал, Малыш Магнум не сможет победить. Да и никакой Объект на планете не выстоит против Второго поколения, которое поставило в приоритет скорость и манёвренность.

Парням придётся нейтрализовать акустическое оружие без искусственного полярного сияния космической станции. Если не успеют, то подружка Хейвиа и ещё тысячи жизней будут потеряны.

Квенсер осмотрелся и поднёс рацию ко рту.

“Вот оно”.

— Принцесса! Ты пока держись!

— Одного желания мало. Но я это сделаю!

Оба Объекта пришли в движение.

Снова поле боя заполнил гул акустического оружия.

К счастью, принцесса вырвала одно из «перьев» павлиньего хвоста, что создало в зоне досягаемости акустического оружия мёртвую зону. Принцесса делала всё, что могла, лишь бы постоянно держаться у внешнего края и не быть проглоченной звуковой трясиной.

Но получалось у неё неидеально.

Разрушительный Фест двигался по-настоящему быстро. Он всегда занимал наиболее выгодную позицию и выстреливал по Малышу Магнуму из главной плазменной пушки. Будто в отместку, он разорвал одну из семи главных пушек и расплавил с ярким взрывом броню на сферическом главном корпусе.

Из-за мощного шума резко усилилось возмущение воды, и появились неестественно большие волны, заставив Хейвия вцепиться мёртвой хваткой в лодку.

— Его уже ничто не остановит! Что делать, Квенсер?!

— Если остановим электромагнитные волны для наведения акустического оружия, снова получим преимущество.

— Обычное подавление не сработает.

— А электронное глушение? Если заполнить ночное небо лёгким металлом, он будет отражать электромагнитные волны. Радар будет бесполезен.

— Но где мы столько найдём?! Авианосец готовили впопыхах, на истребителях мало что есть. А надо сотни тонн пыли, чтобы сбить систему управления Объектом!

Но Квенсер спокойно бросил рацию Хейвиа.

— Работа для тебя.

— Что?

— Забыл, где твоя тайная пассия? На крупнейшем в мире фестивале фейерверков. А знаешь, почему фейерверки цветные? Огонь меняет цвет, когда реагирует с определёнными химикатами или металлами. Десяти или ста тысяч должно хватить. Если выстрелить всеми ракетами, какие там есть, получится заблокировать электромагнитные волны Феста и таким образом отключить акустическое оружие! Давай уговори её это сделать! Быстрее!

Глава 8

Гремели взрывы, а ночное небо заполнилось разноцветными огнями.

— Говоришь так, будто это просто.

Леди Вандербилт вздохнула внутри «Розы и Лилии».

Роза символизировала семью Винчелл, и лилия — семью Вандербилт, и одного этого хватало, чтобы понимать связь девушки и корабля, хотя она была лишь гостем на фестивале фейерверков. Устраивала праздник семья Винчелл, и по всему кораблю носились её служанки. И поскольку там обитали «обычные» Винчеллы (то есть не Хейвиа), к члену вражеской семьи Вандербилт относились соответственно.

“Ну, у Вандербилтов главная и побочная линии тоже грызутся. И недавно всё стало ещё хуже. Я единственная наследница главной семьи, и если умру, гадина из побочной линии получит больше прав в очереди наследования”.

Будь она единственным организатором шоу, ей всё равно стало бы жалко запускать фейерверк без всякой программы. Не для того мастера со всего света трудились не покладая рук, чтобы их труды запустили в ночное время всем скопом.

Зато она уговорила капитана спрятать бомбы, на пальцах ему объяснив, что Объект, узнав о лишней взрывчатке, воспримет её как потенциальную угрозу и нападёт.

Всякая аристократка понимала, что нужно уметь защищать свою семью, не поднимая оружия. Но чем больше девушка торопила события, тем более шатким становилось её положение на судне.

Чаши весов двигались, и как только терпение аристократов с колючими взглядами иссякнет, они свяжут её и преподнесут Азураифии в надежде на милость.

Оставалось мало времени. Но она не могла убежать от Азураифии на вертолёте или спасательной лодке. Что же тогда могла?

Подумав секунду, она метнулась в дверь для персонала.

Как и на всех роскошных лайнерах, на «Розе и Лилии» имелся большой сервер и оборудование спутниковой связи для платёжных терминалов в казино и отслеживания валютных бирж.

Аристократка зашла в серверную, где оборудование связи стояло рядами, словно шкафчики для обуви или книжные полки. Она сопоставила номера гостевых кают с числами на серверах и, проведя пальцем по списку, остановилась в определённом месте.

— Вот он.

После неожиданной атаки Объекта Азураифии палубу для банкета заполонили несколько голосов. Большинство людей несло околесицу и пеклось о своей безопасности, но один выделялся.

— Почему это происходит? Такого не было в планах. Мне обещали полную безопасность...

“Вот дурак. Похоже, он натравил друг на друга Вандербилтов и Винчеллов, помог Азураифии, всё утаил… а потом попал под перекрёстный огонь”.

Если копнуть чуть глубже, леди Вандербилт более-менее догадается, кто это. Она вытащила из кармашка на груди платья хендхелд, который позаимствовала у тех, кто работает в штабе противодействия Винчеллам и выдаёт себя за шпионов. Гаджет подключила к разъёму на сервере через кабель и просмотрела данные кое-какой каюты.

Нет, не каюты предполагаемого злодея. Её, как аристократку, учили не делать ничего дискредитирующего. «Не припомню такого. Спросите дворецкого или секретаря, наверное, это они». Вот что должны были зарубить себе на носу все аристократы.

Но...

— Если поставлю камеру в свою комнату, то никто меня шпионкой не назовёт.

Вот почему она смотрела на свою комнату.

Если злоумышленник стравливал Винчеллов и Вандербилтов себе на пользу, тогда он всё время следил за обеими семьями. Если найти какие-нибудь следы, тогда можно выследить зачинщика.

Всё это было не более чем самообороной.

Аристократы и монархи должны были защищать тех, кто им служил, потому понятие самообороны трактовалось в широких пределах. По концепции «Положение обязывает» чем больше власть, тем больше ответственность. Традиции в теории обязывали аристократов защищать подданных. На деле же привилегированные классы подстраивали традиции под свои нужды. Взять хоть ту же кири-сутэ гомэн [✱]В средневековой Японии право самурая из «самообороны» немедленно убить крестьянина, который его позорит..

— Так, так, так. И кто же готовил каюты перед фестивалем фейерверков? Ведь намного проще заранее наставить беспроводных камер в номер и потом меня туда заселить, а не наоборот. Кем бы он ни был, он себя выдаст.

Аристократка не обладала специальными навыками обработки данных, потому попросила разобраться экспертов из штаба противодействия. Она понятия не имела, какой магией те владели, но очень быстро прислали длинный список имён. О штабе знатная особа слышала только то, что людей туда набирали из технарей, которые окончательно себя дискредитировали и лишились работы в силовых структурах. Говоря иначе, они относились к той категории хакеров, какие пришли будто из кино.

Когда аристократка увидела определённое имя в густом электронном лесу, её губы сложились в дурную улыбку.

— Я знала.

Тот же человек — особо важная персона Легитимного Королевства — паниковал на банкетной палубе. Пресса часто называла его любителем делать вбросы, и его поведение на палубе лишь усилило подозрение. Аристократка почувствовала, что дёрганная стрелка компаса наконец остановилась, показывая в нужную сторону. Девушка перешла с внутренней сети «Розы и Лилии» на внешнюю связь и отправила в штаб новый запрос, на что получила почти мгновенный ответ. Она попросила старые выпуски электронных газет из архивов крупной коммуникационной компании.

В них знатная девушка нашла статью о временах, когда конфликт между семьями перерастал из тайной вражды в полномасштабные военные действия.

“Стало ещё очевиднее. Вандербилты и Винчеллы грызлись двадцать один раз именно тогда, когда он делал вбросы. Люди затем отвлекались на более интересные новости, а он уходил от ответственности”.

Аристократы и члены королевской семьи верили в верховенство кровных линий, но всегда были исключения. Если семью признавали неспособной защитить свой народ, тогда она «падала» и теряла статус. Или если индивиды признавались обществом слишком опасными, их «изгоняли» из семьи. А если изгнанные рожали бы детей, их гены передавались бы потомкам, что пускало бы мятежную искру в борьбе за порядок наследования. Изгои поднимали бы восстания. Потому изгнанников на законных основаниях стерилизовали. Хейвиа пошёл наперекор всей семье, но его не изгнали. Это показывало, насколько далеко нужно зайти, чтобы заслужить изгнание, а также насколько велика власть привилегированного класса, которой аристократ лишится, если перегнёт палку.

Злоумышленник хотел избежать изгнания, но вместо того, чтобы держать грязный язык за зубами, он заглушал свои речи ещё большим шумом, надеясь отвлечь внимание.

Никто от глав семей до дворецких не знал, с чего начался многовековой конфликт Вандербилтов и Винчеллов, но кое-кто в последнее время использовал их вражду себе на пользу.

— Что ж.

“Куда мне ткнуть палкой, чтобы побольше грязи вывалилось?”

Аристократка решила поискать материалы на тему Вандербилтов и ограничилась новостями о спорт-клубах, салонах красоты, ресторанах и ателье, которые сама обычно посещала, а частную собственность не трогала. Если схему там проворачивали такую же, как в каюте, тогда все данные будут идти через разные сервера в одно место. Заодно можно было попросить Хейвиа проверить излюбленные места отдыха его родни.

Простой сбор информации не имел смысла: требовался анализ. Если злодей собирал данные на обе семьи в одном месте и хотел быстро определять, как одним вбросом разжигать между ними конфликт, понадобился бы аналитический аппарат не хуже, чем у синоптиков.

И чем уникальнее оружие пускали в ход, тем отчётливее прослеживался человек, который его использовал.

Оборудование с необходимым функционалом на дороге не валялось, а людей, которые имели к нему доступ, было ещё меньше.

Стоило лишь узнать, что искать, и аристократка попросит штаб противодействия. Затем немного подождёт, пока эксперты применяют свои навыки: проследят за денежными потоками и отыщут все необходимые доказательства.

Девушка не надеялась устранить разногласия между Вандербилтами и Винчеллами, но по крайней мере вырвет сорняк из горшка.

Но...

— ?..

“Связь оборвалась?!”

Аристократка использовала не сомнительный Wi-Fi от кафе, а спутниковую антенну круизного лайнера, которую поставили для работы банковских терминалов в казино и трейдинга. Сигнал не смогли бы заглушить в два счёта.

Леди уже начала думать, что злодей всё-таки смог заблокировать связь, но ответ нашёлся: раздался громкий взрыв.

— А, это фейерверки, которые велел запустить господин Хейвиа. Они как дипольные отражатели.

Концентрация меди и других металлов достигла в воздухе определённой точки, и сигнал ухудшился. Задача резко усложнилась, но леди не смела жаловаться, ведь она выполнила просьбу жениха.

Она больше не могла просить о помощи Штаб противодействия, не могла полагаться на экспертов, потому придётся самой прокладывать путь.

Искать через утечки данных сервер, на котором враги собирают информацию о ней, аристократка не станет — лучше поищет вещественные улики.

“Беспроводной роутер, который сунули мне в комнату. Они перепрошили коммутатор или изменили начинку. Надо взять и проверить, так будет проще всего”.

Значит, приключения ещё не закончились. Придётся вернуться в каюту, хотя леди понятия не имела, сколько у людей вокруг хватит нервов. Рано или поздно они слетят с катушек от страха, схватят её, будто врага, и принесут в жертву Азураифии.

Аристократка раздражённо вздохнула, но затем взялась за дело. Слабость в виде любви к жениху придавала ей сил.

Покидая серверную, она вышептала имя:

— Флаг Эггног...

Названный человек почти наверняка был злодеем.

Леди убедилась, что он часто делал вбросы, но вместо того, чтобы следить за языком, упорно прятал проблему за войной аристократов. Своим людям он подавал на редкость ужасный пример.

По щеке от напряжения скатилась капелька пота, и юная леди, переваривая гнетущие знания, поправила себя:

— Или мне говорить «Ваше Превосходство»? А, господин Монарх?

Глава 9

Фейерверк разогнал темноту в небе и море.

Свет озарил всё вокруг.

Бесчисленные взрывы заполонили пространство, накладываясь друг на друга, но одного этого не хватило бы. Медь и другие металлы-красители действовали как дипольные отражатели, блокируя наведение акустического оружия. Оно могло разорвать в клочья флот или замедлить Объект, но не позволили помехи.

— Вот он, наш шанс, Квенсер! — закричал Хейвиа на лодке.

— Нет гарантий.

Квенсер, видя лазейку, не терял бдительности. Он продолжил с холодной головой анализировать информацию, что работало против него.

— Из строя вышло только акустическое оружие, а суперскорость он не потерял. Принцессе не победить, пока мы не вырубим на трёх ногах специальные ускорители.

— ………………………………………...

— Надо осмотреться, Хейвиа. Разница в скорости чуть уменьшилась, принцесса подольше продержится.

Проблема заключалась не в воздушной подушке под сферическим главным корпусом, а в членистых ногах с установленными по бокам ускорителями. Запуская их все одновременно, Объект мог совершать молниеносные движения вперёд-назад, какие пилотируемый Объект никогда не смог бы воспроизвести.

И ускорители не исторгали пламя, подобно ракетам.

— Они выдавливают жидкость, да? Поди, морскую воду? Закачивает и стреляет. А если нырнуть и заткнуть насосную дыру?

— Вряд ли так просто, — пробурчал Квенсер. — Хейвиа, Фест на воздушной подушке.

— И что?! Главный гемор ведь с ускорителями?!

— Воздушная подушка означает применение на воде и суше. И чем он тогда на суше ускоряется?

— Ох.

— Думал, его не вытащить на сушу? Ну уж нет. Азураифия сказала, что уничтожит семью Вандербилт и начнёт с твоей девушки. Допустим, твоя сестра объединится с главами семьи. Они точно захотят Объект-амфибию, который действует в любых условиях. Иначе как ещё можно поймать всех врагов, когда они разбегутся по миру. Чисто водный Объект не вяжется с их философией.

— И что? Он же на суше может вогнать в землю трубу и накачать грунтовых вод!

— ...

Студент на миг задумался.

— Хейвиа, рации сдохли, и электронные карты бесполезны. Придётся полагаться на память, помоги мне.

— И что ты теперь задумал?!

— Хочу проверить маршрут Феста в этом бою.

Два придурка поплыли на резиновой моторной лодке сквозь ночные воды, ничего толком вокруг не различая. Тёмное море само по себе дезориентировало, да ещё и отражения разноцветных фейерверков сбивали с толку.

Но всё же парни каким-то чудом отыскали на воде пузыри.

Остановив лодку, Квенсер зачерпнул воды в бутылку.

— Что ты делаешь? У нас нет набора для анализа!

— Хватит глаз.

Квенсер показал Хейвиа бутылку, в которой отражался фейерверк.

— Видишь чёрные крапинки?

— Что это за хрень?

— Наверное, железный песок. Ускорители Феста не выпускают воду. Они дают ускорение, выстреливая грязь, как рейлган или койлган. А железо и железный песок используют как «каркас» грязи.

— Стой. То есть...

— Морская вода проводит электричество, но не слишком хорошо.

— Ага, из морской воды магниты не делают.

— Например, в промышленный водорез добавляют алмазную пыль для повышения мощности. А железной пылью можно создать «каркас». Так можно выстреливать водой с ещё большей силой.

Хейвиа поглядел вдаль.

До сих пор продолжался бой между Малышом Магнумом и Разрушительным Фестом. Шальные снаряды могли полететь в сторону круизного лайнера множество раз.

Одного лишь взгляда хватало, чтобы сердце в пятки уходило. Но тут солдат кое-что заметил.

— Ну и развод. Пыль в глаза, а я купился… в смысле повёлся на уловку Азураифии.

— Да. Может показаться, что Фест свободно носится по полю боя, но на деле он двигается только взад и вперёд с минимальными отклонениями. Он собирает и заново использует железный песок из ускорителей. Ещё бы. Если у него нет фильтра для забора редких металлов из морской воды, тогда ему приходится полагаться на ограниченный запас. А если железный песок развеялся, то его уже не вернуть.

— Н-но ждать, пока у него закончатся запасы, — безумие. Принцесса за ним едва успевает… нет, она потихоньку выматывается. Если она хоть на миг потеряет бдительность, её ударят прямо в центр. Против такого шустрика бой затягивать себе дороже.

— Я знаю, потому не буду. — Квенсер постучал указательным пальцем по виску. — Нам не придётся ждать, пока у него закончатся запасы, если отнять их у него.

— Но как?

— Ответ уже у нас. А теперь мы двинем вон туда, Хейвиа. Заводи мотор.

Не успев спросить, ужасный аристократ сделал так, как велели.

Резиновая лодка чуть ли не скакала по ночному морю с танцующими разноцветными огнями. Никаких островов или континентов и близко не было, парочку со всех сторон окружал океан, потому приближаться к ним могли только Объекты, авианосцы, крейсеры флота Флорейции и...

— Мы всё-таки их втянули, — сказал Хейвиа, управляя большим мотором, который дублировал функции руля. — Добро пожаловать на фестиваль фейерверков Небоцветье! Раз мы здесь, надо бы мне повидать одного одинокого котёнка!

— Если хочешь позвать девушку на свидание, подумай о причёске и одежде. Появишься в этой потной униформе — тебе дадут леща.

— Ха-ха. Ты не знаешь самого главного об аристократах, Квенсер. Она сыграет камень, а не бумагу.

— Слышь, если будешь хвастаться вашими шурами-мурами, хотя бы плати мне. Слушать про это унизительнее, чем работать гадалкой в подворотне. Но если заплатишь, я за!

Впереди плыли пятьсот кораблей, и все они отличались по форме и размеру. Самым большим был «Роза и Лилия», а ещё десяток гражданских лайнеров могли потягаться размерами с авианосцем. Самые маленькие больше походили на речные деревянные лодки с пластиковыми крышами. У некоторых была настолько простая конструкция, что выход в море стал бы равносилен самоубийству, но круизные лайнеры снабжали их водой, едой, топливом и другими материалами, словно танкеры.

Сотни кораблей ютились на площади всего несколько километров, будто на речном лодочном базаре. Плыть дальше не вышло бы даже на резиновой лодке. Квенсер с Хейвиа залезли на один из кораблей и стали перепрыгивать с одного на другой.

— Странно. Никого не вижу. Фейерверк запускают удалённо, что ли?

— Удобно. Наверное, люди собрались на лайнерах. Будь они здесь, в панике поврезались бы друг в друга, а тут у них гора фейерверков. Всё бы тут разнесли.

Топовые изготовители фейерверков наверняка знали, как повлияет на радиосигнал запуск их детища, потому полагались на таймеры или провода.

— Лучше скажи, куда нам идти?! Давай, говори!

— Туда!

Квенсер указал вдаль, где гигантская конструкция навалилась на несколько кораблей.

— К обломку акустического павлиньего хвоста, который оторвала принцесса! Это гигантский динамик, значит внутри гигантские магниты. Целая куча!

Разрушительный Фест перемешивал огромное количество железного песка с морской водой, чтобы выстреливать ей, как из рейлгана или койлгана.

Квенсер хотел заполучить кучу магнитов.

Следовательно...

— Вот всё, что нам нужно. Теперь надо просто их настроить.

— Стой! Гляди!

Только успел прокричать Хейвиа, как судна захлестнул ослепительный свет.

Разрушительный Фес выстрелил низкостабильной плазмой. Поток прошёл вдалеке от Квенсера и Хейвиа, проскользнул между несколькими круизными лайнерами, но поглотил множество кораблей поменьше. Какие-то просто испарились, а какие-то вспыхнули от яростного жара, отчего загорелся и фейерверк.

Последовала цепная реакция из мощных взрывов.

Тут и там расцвели созданные для услады глаз цветы неестественных оттенков. Корабли размером с рыбацкие лодки, не выдержав мощи собственных фейерверков, взмыли в ночное небо, словно ракеты. Их силуэты распались в воздухе, и несколько обломков полетели на Квенсера с Хейвиа.

— Дерьмо! Прыгай!

Квенсер на автомате пригнулся, но Хейвиа схватил его за шиворот и бросил в чёрное море. И как только оба врезались в водную твердь, над головами раздался приглушённый взрыв с ослепительным светом: вспыхнули фейерверки в прилетевшей лодке и в лодке, на которой парни только что ютились.

Грохотало без конца, значит пламя перекидывалось на соседние лодки.

Квенсер попытался подплыть к поверхности в поисках воздуха, но Хейвиа схватил его и утянул к себе. Всплыли они только после того, как заплыли под другой корабль и достигли защищённой от взрывов точки.

— Бвах! Кгхе-кгхе! Кгхе-кгхе! Ахуехе!

— Понятия не имею, что ты пытаешься сказать, но возражений не принимаю. Эта точка не будет безопасной вечно, и мы не знаем, какой корабль взорвётся следующим. Если тебе надо что-то делать, давай быстрее!

— Кгхе! Кгхе-кгхе! Ух… Но если шальной выстрел Феста прилетит сюда...

— Ага, принцесса не идеальная. Её постепенно оттесняют назад. Если она перестанет защищать последний рубеж, по круизному лайнеру тут же пальнут.

Глава 10

Леди Вандербилт покинула серверную «Розы и Лилии», прошла по коридору, зашла за первый поворот и быстро отскочила назад.

В её сторону направлялись люди в чёрной одежде и солнечных очках. Они скорее шли, чем бежали, но точно куда-то спешили. А ещё они нацепили специальную броню или механические усилители, что было видно по вспученной одежде и тяжёлым шагам. Аж ноги в ковре утопали.

Леди прижалась спиной к стене у поворота и задержала дыхание.

Стена и пол содрогались от фейерверков, и на лбу выступила неприятная испарина. И только аристократка собралась развернуться и пойти другим путём, как рядом возникло лицо немолодого мужчины.

— Ах!

— Прошу прощения, леди. Я не хотел вас напугать.

Он обладал хорошими манерами, но носил чёрную одежду, а в похожих на высушенные сучья пальцах в белых перчатках держал небольшой пистолет с глушителем.

Мужчина, улыбаясь, стоял настолько близко, что дуло едва не казалось живота девушки.

— Прошу, пройдёмте, леди. Вы очень скоро поймёте, зачем.

— Полагаю, меня поведут не к Его Сиятельству семьи Эггног. Я не в торжественной одежде, и мои семейные знаки отличия в каюте. Аудиенции с ним я вряд ли удостоюсь.

— Не глупите. Вы правда думаете, что мы подвергнем опасности Его Сиятельство или его честь? Если кто-то его обвинит, он переложит ответственность на дворецкого или секретаря.

— ...

Как и ожидалось, королевского слугу хорошо обучили.

“Теперь они свяжут меня и принесут в жертву Азураифии? Или просто заставят навсегда замолчать?”

Леди натянула на лицо уверенную улыбку, хотя внутри её переполняло беспокойство. Она уже ничего не могла сделать, но гордость Вандербилтов не позволяла демонстрировать неуверенность.

Аристократка по принуждению пистолета с глушителем сделала первый шаг.

Спустя миг раздались приглушённые выстрелы, и мужчина с несколькими дырами в спине рухнул на пол.

Леди Вандербилт понятия не имела, что произошло, но ситуация с ней не церемонилась.

— Леди, прошу, пригнитесь, — раздался благородный женский голос.

Некто присматривал за юной леди, чтобы освободить ей путь.

Спаситель снова выстрелил из автоматического пистолета-пулемёта, в голову и сердце упавшего мужчины, разумеется, с глушителем. Незнакомка сдвинула затвор назад, залила в оружие через выпускное отверстие минеральную воду для повышения герметичности и без колебаний высунулась из-за угла.

Пешки Флага Эггнога, которые бежали в их сторону, попадали на пол один за другим. Королевские телохранители слишком сильно поверили в своё техническое превосходство и в итоге подрастеряли навыки, а вот их противнику умений было не занимать.

Приглушённые выстрелы звучали куда тише фейерверков снаружи, но от них сердце юной леди сжималось куда сильнее, ведь они, в отличие от петард, означали чью-то смерть.

Женщина с серебристыми волосами носила изящную форму горничной с длинной юбкой. Один глаз скрывала повязка, а от пистолета-пулемёта бросало в дрожь, но внимание аристократки привлекло другое.

— О? Эта форма… Именно в такой ходят горничные в поместье Винчелл?

— Приношу извинения, леди, не представилась. Я Карен И. Винчелл. Я несколько раз видела вас в нашей резиденции, и кажется, недавно на банкете передала вам бокал безалкогольного шампанского.

— О… м-м-м...

— Не беспокойтесь. Я всего лишь горничная. Со смирением ношу фамилию Винчелл, но не по праву крови. Средняя буква в имени означает «имитация». Фамилию мне подарил господин.

К ним присоединились ещё несколько вооружённых горничных. Как человек, которого постоянно сопровождали, леди Вандербилт сразу поняла: её охраняют настоящие телохранители.

Она секунду подумала и сказала:

— Нужно прояснить ряд моментов.

— Давайте.

— Первое, я — сторонница разоружения и хочу решать внутренние и внешние проблемы Легитимного Королевства словами, а не оружием.

— Мы понимаем, что это против ваших убеждений, леди. Но мы пойдём на всё во имя нашей досточтимой и обожаемой семьи. Ваша потеря нанесёт серьёзный удар по Винчеллам.

— Второе, люди, которых вы устранили, связаны с семьёй Эггног.

— Леди, всегда есть лазейки. Эти люди тщательно подготовились, чтобы после грязных дел их следы не вывели на хозяина. Отсюда же следует, что хозяин не сможет никого обвинить в нападении на них. Ведь он всеми силами рвёт связи между собой и наёмниками. Никто не развяжет бой во имя мести. Система не позволит.

— Третье, вы готовы противостоять воле Винчеллов и помогать Вандербилтам, их официальным врагам?

— Должна признать, на это ответить сложнее всего.

Горничная с повязкой на глазу натянуто улыбнулась, но затем её губы исказились от ярости.

— Если вы сыграете в ящик, этот сопляк зальётся слезами. Мне это противно даже представлять. Если ради его улыбки нужно пойти на предательство, я более чем готова.

Леди услышала всё, что требовалось, и пожала горничной Винчеллов руку.

— Леди, мы ваши пешки. Говорите, какой следующий шаг.

Юная аристократка ответила максимально элегантно, почти холодно:

— Сопроводите меня в каюту. Если Флаг Эггног умышленно стравливает наши семьи ради сокрытия своих ошибок, он непременно наблюдает за моими действиями. Мне нужен беспроводной роутер, который мне тайно поставили. В его аппаратуре или программе могут быть улики.

Послышались новые, не очень тренированные шаги.

Горничные из ада проверили боеприпасы в бесшумных пистолетах-пулемётах и залили через выпускные отверстия минеральную воду для лучшего шумоподавления.

— Как нам поступать с помехами на пути?

— По возможности, нужно избегать боя. Я же пацифист.

Позиция юной леди не изменилась.

Но...

— А если не получится, всех убейте! Истребите всех, кто стоит на пути моего брака с господином Хейвиа!

Раздались приглушённые выстрелы.

Влюблённые девушки не знали преград.

Глава 11

Близился главный бой между Малышом Магнумом и Разрушительным Фестом.

Задачи Квенсера с Хейвиа не поменялись — они хотели добраться до гигантского динамика, который работал как акустическое оружие. Если точнее, студент хотел электромагниты.

Два придурка вылезли из воды на ближайшую лодку и под аккомпанемент жутких разноцветных взрывов запрыгали с корабля на корабль в сторону отвалившегося павлиньего пера.

— Если фейерверк перестанет глушить сигнал, акустическое оружие опять заработает?

— Даже если фейерверк прервётся, металл из воздуха сразу не уйдёт.

— Дерьмо! Фест жмётся сюда. Идёт к нам! Хочет нас задавить?!

— Именно это нам и нужно! Помоги, Хейвиа. Давай облегчим себе задачу!

Они наконец достигли обломков акустического оружия, которое придавило несколько кораблей.

Пускай Объект собирался людьми, он создавался с расчётом на ядерный взрыв, потому два пехотинца вряд ли разобрали бы вручную на запчасти его элемент. К счастью, на глаза попался отвалившийся от павлиньего хвоста динамик, и Хейвиа поднял его погрузочным краном корабля. Квенсер собрал на лодках вокруг пластиковые канистры и металлические барабаны и привязал получившиеся «поплавки» проволокой.

— Теперь бросай! Так он не потонет!

— Чёрт, жуткая штука. Если хлопать глазами, корабль перевернётся.

Гигантский динамик — вернее электромагнит — с громкими брызгами упал в тёмное море.

Квенсер затем позаимствовал кабель, который используют для запуска фейерверков.

— У нас нет источника энергии, как у реактора Объекта!

— Он нам не нужен! Электромагнит будет работать, пока есть питание!.. Да, да. Большой дизельный двигатель корабля будет генератором. Если присоединю это сюда...

Спустя миг объявился Разрушительный Фест.

Когда Объект яростно вгрызся в стройные ряды кораблей, десятки, а то и сотни из них разлетелись в разные стороны, словно пенопластовые. Он собирался пролететь рядом с Квенсером с Хейвиа, чтобы ударить «Розу и Лилию» в центр. Раскиданные вокруг фейерверк и шрапнель разом взорвутся, и человеческие тела превратятся в фарш.

Два придурка перелезали с корабля на корабль, пытаясь уйти как можно дальше. В океан они старались не прыгать по вполне конкретной причине.

Разрушительный Фест нёсся вперёд, быстро теряя скорость, потому что электромагнит поглотил весь железный песок. Объект смешивал песок с морской водой для создания каркаса и выстреливал полученной массой, как из рейлгана и койлгана, для ускорения. А что будет, если мощный электромагнит засосёт весь железный песок и оставит только чистую морскую воду?

Ответ был прост.

Разрушительный Фест больше не сможет использовать ускорители.

Он достиг «Розы и Лилии», но не смог сделать последний шаг, как если бы злобного пса удержала в сантиметре от цели невидимая цепь.

Но его целью был тучный круизный лайнер. Главная пушка могла запросто отправить любое судно на дно. Решение нужно было найти до того, как его примет вражеский Объект.

— Вперёд, принцесса...

Испугавшись за невесту, Хейвиа позабыл обо всех фейерверках вокруг и заорал. Из-за красящего металла в петардах, который глушил сигналы, рации не работали. Крик не достиг бы цели, но солдат всё равно завопил:

— Взорви его нахрен!!!

Если уничтожить беспилотный Разрушительный Фест, фракция Азураифии больше не сможет действовать. Сколько бы стелс-подлодок, спутников и солдат они ни имели, всё в итоге сводилось к одному Объекту. Без козырной карты стая волков превратится в отару овец. Хейвиа больше не придётся бояться того, что его невеста будет похоронена лавиной снарядов.

Принцесса сделала именно то, на что он надеялся.

Она занимала оптимальную позицию, уничтожая мелкие беспилотные корабли, и готовила главную пушку, чтобы выстрелить по Объекту и не задеть круизные лайнеры.

Зазвучали линзы наведения и головки датчиков главных пушек, но...

— ?..

Квенсер кое-что заметил и вновь сосредоточился на Разрушительном Фесте. Найдя на корабле бинокль, студент стал внимательно изучать Объект, подсвеченный бесчисленными фейерверками.

— Что теперь, Квенсер?!

— Это неправильно. Что происходит? Что это значит?

Он глядел на верхнюю часть сферического главного корпуса. Если точнее, на входной люк, который на удалённо управляемой модели должен быть декорацией. Но при этом люк без конца открывался и закрывался, как рот или жабры золотой рыбки.

— А.

Что если?

В отличие от пилотируемого Объекта, Разрушительный Фест не нуждался в системе снабжения кислородом. Ему не требовалась циркуляционная система, как у принцессы, которая использовала акустическую соду для забора диоксида углерода из выдыхаемого воздуха для многократного использования.

— Ох.

Что если?

Необходимость забора кислорода создавала риск. Например, если десятки перегородок в погрузочном тоннеле в кокпит открывались и закрывались поочерёдно, тогда свежий кислород мог переходить из одной «камеры» в другую. Хотя без фильтрации этот метод не защитит от ядерного удара.

— Ох-х-х!

Что если?

Зачем вообще Разрушительному Фесту кислород? Он не был беспилотным? И если так, кто находился на борту?

Глава 12

Небольшой кокпит наполнился ароматом роз — девица побрызгала ненавистным вином на кожу и волосы, лишь бы перебить запах ржавого железа.

Азураифия Винчелл носила плотный костюм, похожий на одежду Элитного пилота. Фасоном он напоминал траурный наряд с длинной юбкой. Скрытые под прозрачной вуалью губы вытянулись в неискренней улыбке, а с уголка рта текла кровь.

Девица не была Элитным пилотом, потому не могла пилотировать Объект. За контроль отвечала система «Оркестр» — десятки тысяч людей на десятках стелс-подлодках и спутниках.

По сути, внутри Объекта люди были не нужны.

Элитных пилотов всесторонне улучшали для работы в экстремальных условиях, но даже они не выдержали бы инерционной перегрузки в Разрушительном Фесте. Залезть в такой Объект было не просто безумием, это приравнивалось к самоубийству.

Тогда зачем Азураифия в него сунулась?

Она сидела в мелком, тесном кокпите, раскинув в стороны руки и ноги, и поверхностно дышала.

Кровь капала не только со рта, а ещё с носа, ушей и даже глаз. Но при всём этом Синяя Роза улыбалась.

— Что за безнадёжный брат.

Конфликт семей Винчелл и Вандербилт не стереть просто так. Он тянулся веками и мог ещё столько же. Азураифия, пока безуспешно пыталась найти решение, пришла к определённой идее.

— Если он хочет превзойти других кандидатов и возглавить семью Винчелл, тогда не имеет права колебаться.

На лице Синей Розы промелькнула надежда.

— Винчелл или Вандербилт? Твоя родная сестра или любовница? Настало время выбирать.

Если бы она спросила у него прямо, он наверняка настоял бы, что защитит всех, не потеряет ни семью, ни любимую, и что ему плевать, как о нём подумают другие.

Но своим популизмом он наживёт много врагов. Его начнут гнобить как Винчеллы, так и Вандербилты.

Сестра не могла этого позволить. Она сразу заявила, что против решения, на которое отважился брат.

— А теперь, брат, заслужи счастье.

Она бы никогда не признала их брак и уж тем более не стала его публично праздновать. В отличие от Хейвиа, она не могла храбро заявить во всеуслышание, что положит конец многовековой традиции.

Азураифия приняла решение.

Если нерешительный брат не мог, тогда она сделает выбор за него. Если вчера сын Винчеллов рисковал жизнью ради дочери Вандербилтов, тогда сегодня у него появится отправная точка в битве за казалось бы недостижимую цель.

— Убей меня и продолжи путь!

Глава 13

И...

И...

И...

— Наконец-то...

Квенсер оторвался от бинокля.

Он даже не слушал взрывы фейерверков и предсмертные стоны тонущих кораблей вокруг.

— Наконец-то.

Он смотрел на Малыш Магнум и Разрушительный Фес, окрашенные множеством огней.

— Наконец-то!!!

Голова норовила лопнуть от переизбытка мыслей.

Квенсер Барботаж, не обращая внимания на ужасного друга возле себя, крикнул в небеса:

— Ура-а-а-а-а-а-а!!! Она здесь! Азураифия такая негодница, хочется взять и наказать!

— Стой, стой, стой, стой, — спокойно перебил Хейвиа. — Чем докажешь? Навыдумывал тут! И даже если ты прав, моя сестра устроила нарковойну, испоганила мирные страны, застрелила нанятых Чёрных униформ, лишь бы заткнуть им рты, и разнесла флот своим секретным Объектом! Она — самый настоящий криминальный босс! Сферическая злая баба в вакууме!

— Заткнись! Мне плевать! Я не успокоюсь, пока хорошенько не накажу твою сексуальную сестрёнку Азураифию! Я не дам ей пасть смертью храбрых! Пошли вытащим её оттуда!

Хейвиа и моргнуть не успел, как Квенсер прицепил к себе подвеску парашюта, который использовали для вальяжных полётов с прицепленным к кораблю тросом. Ещё студент прихватил большой ручной фонарь со встроенной рацией, ручной генератор, ёмкую батарею и спасательный стробоскоп.

— Квенсер?!

— А, тебе тоже кусочек достанется. Давай без жалоб, ладно?

Солдат дёрнул рычаг для запуска корабля. Изначально корабли стояли чуть ли не впритык, но Разрушительный Фест и Малыш Магнум неплохо расчистили зону, потому лодка парней, хоть и натыкалась на панели и другие обломки, быстро разогналась до ста километров в час.

Они могли в любой миг врезаться в Объект, но Квенсер без колебаний выпустил трос парашюта и поймал мощный ветер.

— Может, потом будешь моим шурином!

— Вот теперь ты меня пугаешь!

Ветер ударил по парашюту и полностью его раскрыл. Квенсер отлетел от корабля и завис на высоте двадцать или тридцать метров в воздухе.

Принцесса беззвучно похлопала ртом, глядя, как парашют налетел на Разрушительный Фест, когда тот делал резкий поворот.

Ткань намоталась на основание главной НСП-пушки и уже не отцеплялась.

Пускай замедленный, Разрушительный Фест всё ещё двигался на скорости где-то четыреста километров в час, что даже быстрее скоростного поезда Островной державы. На человеческом теле живого места бы не осталось.

Но Квенсер надел парашют, который специально распределял вес, и подвеску, которая крепилась к разным частям тела. Во время скайдайвинга — особенно при затяжных прыжках с экстремально большой высоты — парашют раскрывался при свободном падении на скорости около четырёхсот километров в час. Другими словами, при правильном использовании снаряжения человек мог выжить.

— Ха… ха-ха! Гх… ха-ха! Дождись меня, чёртова милаха! Я не дам тебе умереть по-геройски. Ты заплатишь за то, что обвела нас вокруг пальца, потопила флот и взорвала Морского Наездника. Я заставлю тебя рыдать, пока вся не будешь в слезах и соплях и пока не проклянёшь день, когда родилась! Давай познакомимся поближе, юная леди!

Квенсер ухватился за основание главной пушки, залез на неё и отцепил от себя парашют, оставшись без страховки. Надеясь, что ручного фонаря хватит, придурок полез наверх сферического корпуса.

Малыш Магнум упустил шанс для атаки, потому просто двигался вперёд-назад. Студенту казалось, будто принцесса наводила главную пушку прямо на него, но списал на воображение.

Нужно было преодолеть всего десять метров. Но внутренние органы словно выдавливало наружу, а поле зрения стремительно сужалось. Каждый вздох требовал неимоверных усилий, и диверсант понял, что проще вовсе не дышать. Задачку жизнь подкинула хуже некуда. Если хоть на миг потерять бдительность, тут же унесёт.

А вот проникнуть в Разрушительный Фест было просто.

Для сбора воздуха перегородки открывались одна за другой, свежий кислород переходил из одной камеры в другую. Но вместе с воздухом внутрь могло проникнуть что-нибудь ещё.

— Кгхе-кгхе!!!

Студент откашлял кровь и кое-как дотянулся до люка, после чего вытер трясущимися пальцами рот и написал что-то рядом с люком. Затем привязал ремешок ручного фонаря к выступу около крышки и включил спасательный стробоскоп.

— Жди-жди, тварь. Я тебе покажу, какими жестокими бывают люди.

Квенсер нырнул в туннель, когда люк автоматически открылся, и навалился на следующую перегородку. Так он продолжал двигаться всё глубже и глубже к кокпиту.

Может, Разрушительный Фест и потерял ускорители, которые работали на железном песке и морской воде, но он всё ещё мог развивать скорость и создавать инерционную перегрузку на уровне обычного Объекта.

Внутренние органы выжимало, как губку, и края поля зрения окрашивались красным. Возник сильный рвотный позыв. Квенсер сомневался, что протянет в нынешних условиях ещё хотя бы несколько минут.

Но их ему вполне хватит. Как только он достигнет кокпита, нужно сделать одно: обнять Азураифию, которая решила стать изгоем, и потянуть за рычаг катапультирования.

Глава 14

Азураифия Винчелл в тесном пространстве дышала из последних сил.

Её разум превратился в тонкую нить, которая могла в любой момент оборваться. Аристократка изо всех сил не давала себе потерять сознание, потому что смерть от косвенных причин не принесёт плодов. Сестра хотела, чтобы Хейвиа Винчелл сам её убил и в тот же миг понял, что готов уничтожить собственную семью ради защиты давнего врага.

Будет сделан первый шаг на пути искоренения конфликта между семьями.

Синяя Роза подталкивала в нужном направлении брата, который, в отличие от неё, сблизился с Вандербилтами и объявил конфликт злом.

Все остальные оправдывались многовековыми традициями, но брат последовал зову сердца и заявил, что традиции ошибочны. Он, словно былинный герой, твёрдо стоял на своём, невзирая на ненависть окружающих.

Сестра гордилась им, ведь он нашёл в себе мужество, какое никто больше не решился показать.

“Но вёл он себя как дурак”.

Азураифия заметила посторонний объект.

Кто-то залез на Разрушительный Фест и умудрился проникнуть внутрь.

“Если брат спасёт меня, все усилия пропадут даром. Он не сможет помирить Винчеллов и Вандербилтов — не узнает, как сделать первый шаг. Свадьбу придётся отложить до лучших времён… Он знает это, но всё равно колеблется, хотя сердце подсказывает, как лучше”.

План рушился на глазах, но при этом тело аристократки наполняло умиротворение.

Странно, она этого ждала.

Раскрылась последняя заслонка, и в кокпит влетел юноша в униформе Легитимного Королевства.

— Ура! Вот он я, Квенсер, твой рыцарь в сияющих доспехах! Ну как, юная леди, готова стать жертвой любви?

Голубая Роза Винчеллов полностью позабыла о боли, которая разрывала её тело после мощных инерционных перегрузок. С лица пропали все эмоции, и девица закричала на парня, который раскрыл её задумку вместо брата и пришёл спасти.

— Я не тебя хотела!!!

Но Квенсера её слова не задели. Он ответил с прищуром:

— Да я не хочу быть твоим парнем или жениться. Я просто не дам тебе слинять после всего, что ты натворила! Тебя ждёт сексуальное наказание! Верёвки, плётки или свечи, выбирай. А, к чёрту, возьму всего понемногу!

— Ты бестолочь?! Нет, правда, ты бестолочь?! Я приготовила десятки стелс-подлодок, спутники и самый быстрый Объект! А ты решил втоптать в грязь все мои усилия ради своих животных фантазий?!

— Ой, хватит выпендриваться! Ты развязала нарковойну, построила Объект, потопила флот и уничтожила Морской Наездник. Думаешь, кого-то волнует, чего ты там хочешь?! Теперь, когда все твои усилия пропали даром, падай на колени и вымаливай пощаду! И вообще, я дёргаю за рычаг катапультирования. Нас выбросит наружу. Твоя песенка спета. И да, парашют у нас один на двоих, так что, уж прости, я тебя как следует обниму!

— Ты не посмеешь! И какой ещё рычаг катапультирования?!

— Хм? — Квенсера потрясло. — Я могу, э-э-э, проигнорировать глупый вопрос аристократки-невежды?

— Это не кокпит. — Азураифия раскрыла шокирующую правду. — Объектом управляет «Оркестр», который контролируют десятки тысяч человек со всех уголков мирового океана. Я могла бы наблюдать за ситуацией через мониторы в кокпите, но вместо этого сижу в пустой камере. И зачем, по-твоему, тут единственный рычаг?

Квенсер проглотил язык.

Спасительная соломинка обломилась.

Двухсоткилотонный Объект продолжил двигаться на скорости четыреста или пятьсот километров в час, создавая инерционную перегрузку, почти как в истребителях.

Парочка словно оказалась в компрессоре для создания мощной искусственной гравитации.

И они не могли оттуда выбраться.

— Мы поко-о-о-о-о-ойники!

Стоило Квенсеру дать честную оценку их положению, как кое-что произошло: Разрушительный Фест полностью остановился.

Студент не знал почему. Вряд ли он мог повлиять на Объект изнутри изолированной камеры, но просто так машина не остановилась бы.

— Кш-ш-ш-ш!

Причина стала ясна спустя короткую паузу.

Фейерверки всё ещё глушили передачи, а значит сигнал нашёл путь с помощью лазерных средств связи. Квенсер понятия не имел, кто их применил, но уж точно не Малыш Магнум.

— … Организация Легитимного Королевства за мирное использование космоса.

Студент не узнал голос, но понял, что незнакомец сражался на его стороне.

— На связи гражданская космическая станция класса Венера, «Принцесса Николашка». Приём. Мы увидели сигнал спасательного стробоскопа и кровавую надпись около люка Объекта.

Глава 15

Космонавт Маркус прикоснулся к внешней обшивке станции и поглядел на гигантскую голубую планету.

— Кровавая надпись возле стробоскопа оказалась правдивой.

К побитой станции присоединили внешний модуль размером чуть больше промышленного холодильника и с гербом Винчеллов.

— Уже догадались? Мы заарканили вашу систему. Захватили ваш спутник и расшифровали формат связи. Вот так и влезли в систему управления. Больше вам не повоевать. «Оркестр» оскалился на вас самих.

Для покрытия всего мира большим числом спутников понадобилось бы большое количество узловых точек. Кто-нибудь мог вскрыть спутник, подсоединить кабель и провести кибератаку изнутри. На планете никто не смог бы подобное провернуть, но для людей в безвоздушном пространстве всё было иначе. К тому же они обладали богатым опытом маневрирования и захвата спутников — бесконечные полёты на многоступенчатых грузовых ракетах сделали своё дело.

Сработали как часы.

Перед прыжком в кокпит Квенсер оставил кровавую «страховку» возле люка. Космонавты на орбитальной станции прочли послание и идеально выполнили просьбу.

“«Оркестр» использует подлодки и лазерные спутники связи. Захватите контроль сверху”.

Студент суммировал ситуацию двумя короткими предложениями, а космонавты быстро вычислили локацию и захватили спутник с приёмной антенной и лазерным стержнем, который смотрел в сторону места боя в океане.

— Отважные солдаты Легитимного Королевства, благодарим за отвлекающий манёвр.

Робин поднял руку, чтобы дать пять, и Маркус, прислонившись спиной к станции, подчинился.

Глядя на то, как его коллега по инерции закрутился в безвоздушном пространстве, Маркус подытожил:

— Всё закончилось. Кому-то придётся заплатить за то, что земной конфликт зацепил мирный космос. Заплатить сторицей.

Глава 16

Фейерверки продолжали взрываться как в ночном небе, так и близко от воды.

На наружной банкетной палубе «Розы и Лилии» обливался от страха потом аристократ средних лет по имени Флэг Эггног.

Что это было?

Что случилось?

Что вообще произошло?

Разрушительный Фест под управлением Азураифии Винчелл намеревался убить членов семьи Вандербилт и всех присутствовавших людей, но монструозное орудие полностью остановилось. Это, конечно, радовало, но сколько породило проблем? Сколько плохих новостей появится по цепной реакции?

К мужчине шёпотом обратился слуга в неестественно разбухшей чёрной одежде.

— Леди Вандербилт.

— Пропади всё пропадом! Точно! Она пытается достать роутер! Если не избавимся от него, ищейки выйдут на мой след!

Телохранитель вздохнул: шёпотом он говорил, чтобы не привлекать внимание, а вот его босс опять проорал во всеуслышание, не думая о последствиях.

Аристократ, не способный контролировать свой грязный рот, не заметил ошибки. Зато стал бурчать себе под нос:

— Нет, не то. Ох нет, ох нет. Если я не стравлю Винчеллов и Вандербилтов, то не смогу отвлечь внимание от своей речи на пресс-конференции! Проклятая пресс-конференция! Зачем одну и ту же новость выкладывать на куче разных сайтов?! Я вычислю этих журналюг и всех убью!

— Из-за электромагнитных помех в данный момент мы не можем выйти на связь с остальным миром.

— Поверить не могу-у-у-у-у-у-у!!!

Флэг заметил, что народ быстро от него разбежался. Высший аристократ хоть и сам разбазаривал секреты направо и налево, люди не хотели попасться ему на глаза. Или же народ не хотел иметь ничего общего с VIP, который был одной ногой в могиле.

— Кш-ш-ш!

И тут в наушнике преданного телохранителя раздались необычные статические помехи.

— Радиоканал специально для вас, Ваше Высочество.

— Как? Я думал, сигналы заблокированы!

Телохранитель не знал ответа, потому ответил молчанием. Он вытащил наушник и снял с ремня рацию, а Флэг Эггног её схватил.

— Здрасте, ваше высочество. Знаете, кто я? Одна из Мартини.

— О! То есть из Альянса?!

Телохранитель уже готовился бежать со всех ног от проблемного босса. Если станет известно, что член совета Легитимного Королевства контактирует с врагами из Информационного Альянса, его не просто обвинят в измене. Его могли прямо на месте казнить.

— К-как вы подключились к этой линии?

— Мы — Информационный Альянс. Не недооценивайте силу нашей главной страсти. Раскрою фокус: мы использовали антенну направленного действия прямо над поверхностью океана, чтобы послать сигнал мимо глушащих фейерверков. А-ха-ха-ха. Теперь вы знаете, что мы прячемся где-то рядом. Вот только на чём именно? Рыболовецкой лодке? Или крейсере?

— Ох-ох. Информационный Альянс бесплатно делится со мной информацией? Значит, вы всё ещё доверяете мне и хотите помочь?

В ответ мужчина услышал короткую паузу, но он не догадался, что она означала.

— Рация ускорит дело. Свяжитесь с моей стражей, которая меня ждёт на земле. Разрушительный Фест отработал своё, мне надо начать новую войну, чтобы избежать скандала. Даже если придётся разворошить сразу два улья.

— Кстати о пчёлках, Ваше Высочество. Мне тяжело это говорить, но...

— Что? Ближе к делу. Мы на одной стороне, разве нет?

— Ну, если настаиваете… Не пора ли нам прекратить строить из себя друзей?

Мужчина не знал, что она имела в виду.

Голова полностью опустела.

Наконец, он отдался во власть эмоциям и закричал в ответ, не имея никакого плана.

— В-вы! Ч-что?! Да что с вами не так?! Вы за кого меня держите?!

— Э-э-э, за выродка из вражеской державы, которого нам надо победить? — В ответ он услышал очевидное для всех, кроме него, заявление. — Ваше Высочество, Информационный Альянс, может, и помог вам с нарковойной и постройкой Плазмы 177, которую вы зовёте Разрушительным Фестом, но пошёл на это не ради вас. Мы, разумеется, хотели кое-что получить взамен, и, разумеется, получили. Можно сказать, была достигнута определённая квота, и если продолжим, то уйдём в минус. А может, мы выбрали не того человека… Ну, общую картину вы поняли.

— Что… что вы говорите?!

— Эх. Так и быть, отвечу. Считайте это неустойкой за разрыв контракта, если хотите. Информационный Альянс лишь хотел аккумулировать данные о менталитете семьи Винчелл на микроуровне и конфликте с Вандербилтами на макроуровне. Наверное, вы не поймёте, но для реализации проекта под названием «Идеальный поиск» мы хотели учесть как можно больше типовых инцидентов и бедствий. Проблема в том, что аристократы из самых высоких кругов вражеской мировой державы слишком хорошо защищены, и мы не смогли бы просто переслать через границу шпионов и саботажников. И тогда мы нашли простофилю, который откроет нам ворота изнутри. Марионетка, которую вы нам предоставили, Азураифия, была прекрасным-распрекра-а-асным образцом. Можно сказать, она олицетворяет самую извращённую часть семьи Винчелл.

Флэг не нашёлся с ответом.

— О? Даже такой болтун, как вы, может молчать? Или до вас, наконец, дошло? Мы — эксперты по управлению всеми видами информации. Наш привилегированный класс может манипулировать котировками акций с помощью инсайдерских сделок или слухов, а информационные невежды тем временем чахнут и гибнут. Распространить по интернету чьи-то неосторожные высказывания, чтобы заставить цель паниковать и не дать ей принимать рациональные решения, — едва ли это сложная для нас задача.

Флэг Эггног залился холодным потом.

Как же так? Как член королевской семьи мог оказаться чьей-то пешкой?

Но девица на том конце была из Информационного Альянса, а значит существовала вне иерархии Легитимного Королевства.

— Вообще мы хотели заручиться вашей поддержкой, дав информацию о Винчеллах и Вандербилтах, чтобы вы стали нашим шпионом в Королевском совете — вашем высшем законодательном институте. Но задача оказалась не такой уж простой. Неплохо, Легитимное Королевство. Твоя способность самоочищаться достойна уважения.

Мужчина догадался, что разговор подходит к концу.

Он не был здесь главным, хотя и считался высшим аристократом.

— Но мы, кажется, заполучили интересный образец. Назову-ка файл «Из князей в грязи». Высшие аристократы по закону получают всевозможные преференции и полную неприкосновенность. Но вы всё равно умудрились пасть на самое дно. Шанс наблюдать за процессом в реальном времени — тако-о-о-о-ой редкий. Вы нам очень помогли, Ваше Высочество. Огромное спаси-и-и-и-ибо.

— Уа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! — Мужчина яростно завопил, бросил рацию на пол и раздавил ногой. Аристократ уже не боялся за свои неосторожные фразы. Совершенно равнодушный к окружающим, он вытащил из рукава оружие — причудливый однозарядный пистолет, который напоминал по форме миниатюрный степлер. — Я убью тебя! Убью всех и каждого, кто смеётся надо мной! Хватай оружие и следуй за мной. Первым делом покончим с девкой Вандербилт и её уликами! И как только моё положение укрепится, я могу начать войну против Информационного Альянса...

Мужчина с налитыми кровью глазами замолчал и обернулся. Телохранитель, который мигом ранее стоял рядом, испарился. Спустя миг раздался громкий всплеск воды, словно за борт вывалилось что-то тяжёлое.

— Я их всех убью-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю!!!

Флэг Эггног отчалил с оставшимися людьми, которые не успели вовремя смыться.

Глава 17

Ужасающий Разрушительный Фест замер, будто сброшенный хитин цикады, а Хейвиа, не имея возможности использовать рацию, на него таращился.

— Что? Квенсер и правда всех спас любовью и отвагой? И сестру-маньячку?! Только не это. Он что, правда будет моим зятем?!

Солдат почти впал в отчаяние, но затем заметил, что Малыш Магнум подаёт некий знак.

Фейерверки продолжали глушить электромагнитные сигналы, потому Малыш Магнум не мог использовать рацию. Вместо этого он слегка менял угол наклона главной пушки. Та отражала свет от горящих кораблей, как зеркало солнце, и получался световой прерывистый сигнал.

«Азбука Морзе? Ну и древность», подумал Хейвиа.

«Что-то не так», гласило сообщение.

Начало не сулило ничего хорошего.

Разрушительный Фест готовился раскрыться изнутри и принять какую-нибудь адскую вторую форму? Совершенно внезапно окажется, что он использовал только десятую долю истинной мощи? Выяснится, что у него на самом деле десять корпусов, и сразить его может только меч-кладенец? Хейвиа изо всех сил постарался сделать вид, что не понял сообщения, но принцесса добавила:

«Круизный лайнер».

— Что?

«У меня слишком большая огневая мощь».

Хейвиа, промолчав, огляделся и остановил взгляд в определённой точке.

«Роза и Лилия» вроде как была безопасной зоной, где ждала его тайная пассия. Принцесса, которая наблюдала за якобы безопасным местом через бесчисленные камеры, определила: «Что-то не так».

Хейвиа Винчелл изменился в лице.

Осмелев, аристократ схватил верёвки у ног. Он вытащил большой нож и отразил им свет от огня, чтобы ответить принцессе.

Солдат не колебался.

«Помоги мне. Я всё улажу».

Глава 18

Судно «Роза и Лилия» состояло из двух спаренных корпусов. Равновесие поддерживалось двумя корпусами, как в катамаране. Название получилось из розы, символа семьи Винчелл, и лилии, символа семьи Вандербилт. Построили его из желания примирить две семьи. Хотя наступление желаемого мира вечно откладывалось, прям как дата релиза какой-нибудь многообещающей RPG.

Карен с повязкой на глазу и остальные горничные Винчеллов защищали леди Вандербилт и двигались вперёд по кораблю, расчищая путь к каюте.

Забрав искомый беспроводной роутер, они сбежали через окно, предварительно его разбив.

Разрушительный Фест остановился, и спасательная группа направилась к вертодрому, чтобы по открывшемуся воздушному пути попасть в 37-й мобильный батальон техобслуживания, где безопаснее всего.

Но...

Их путь лежал через вертодром над коридором, который соединял два корпуса.

Из плоской искусственной земли торчал меч, который служил отсылкой к легенде о двух семьях. Именно там группу и перехватили.

Цветастые вспышки фейерверков подсвечивали пухлощёкого мужчину и многочисленных телохранителей позади него, и на лице королевича, когда он развёл руки, появилась отталкивающая улыбка.

Его звали Флэг Эггног. Как первый принц семьи Эггног, он был выше большинства аристократов. Он входил в королевский совет, и потому за бедным, несчастным человеком пристально следили СМИ, ожидая очередного вброса дерьма на вентилятор.

— Здравствуй, здравствуй, леди. Ты добавила веселья в этот чопорный вечер.

— О? Вы хоть представляете, каково это, когда я хочу попасть в свою каюту, а в меня тычут автоматами и даже гранатомётами? Я более чем уверена, до выписки ещё много времени.

— Допустим, но присваивать вещи из каюты — это очень невежливо.

— Согласна. Но что если так я докажу, что кое-кто другой нарушил правила посерьёзнее?

Воздух раскалился от напряжения.

Зазвучал металл: телохранители Флэга и горничные-защитницы леди Вандербилт наставили друг на друга оружие.

Но вторая группа находилась в невыгодном положении.

Вертодром не давал надёжного укрытия, а у телохранителей под одеждой скрывалась специальная броня и механические усилители. Пуля из пистолета могла оказаться бесполезной, если только не стрелять в голову. В перестрелке горничные быстро сдадут позиции.

Но леди Вандербилт не выглядела напуганной. Это не значит, что аристократка не боялась. Она лишь старалась не показывать вида.

— Вам не избежать изгнания, Ваше Высочество.

Она низвергла его с небес на землю.

— Будь вы ни при чём, вам не пришлось бы составлять такой план. Мне даже не нужно проверять роутер. Вы уже сами себя выдали.

— Знай своё место, девка, — процедил Флэг Эггног, то ли от самоуверенности, то ли от паники. Хватило лишь немного его задеть, чтобы перевести в «обычный» режим болтуна. — Ты не знаешь, как устроено Легитимное Королевство? Короли — это всё! Наше превосходство предопределено! Я лишь играю свою роль. Может, я и создаю мелкие проблемы, но оно и к лучшему. Так я побуждаю косный совет к действию, даю почву для скорых решений и веду народ Легитимного Королевства в светлое будущее. Что в этом плохого?!

Одноглазая горничная, изображая невежество, но не убирая пистолет-пулемёт с глушителем, спросила:

— Простите, леди, но это слишком сложно для простой горничной вроде меня. О чём он?

— Хм? Он говорит, что пойдёт под суд за измену и подстрекательство к мятежу.

— Ерунда. Аристократам дано их положение, чтобы они поддерживали короля для защиты простолюдинов. Так исполняй свой долг! Вы все — рыцари, которые поднимают мечи во имя короля!

Впечатлить принц мог разве что скудностью ума. Он вёл себя даже проще, чем автомат с газировкой, который наливал желаемый напиток по нажатию кнопки.

Он заявлял, что его вбросы побуждали совет к активности, но, скорее всего, люди вокруг него просто находились в состоянии постоянного стресса. Движимые жаждой наживы врачи наверняка только и делали, что прописывали этим людям таблетки для желудка, спазмолитики, таблетки для сна, потом ещё таблетки для желудка, а сверху ещё какие-нибудь таблетки. Если бы его сейчас услышали приближённые люди, они бы единодушно проголосовали за его изгнание и похлопали в ладоши.

Вот только буря из пуль убьёт аристократку вне зависимости от того, насколько глуп придурок, который отдаёт приказ.

— Всё кончено, девочка. Ты заплатишь за то, что надменно шагнула в мир королей, хотя родилась жалким аристократом.

— Леди, я — необразованная горничная. Не могли бы вы перевести его фразу на понятный мне язык?

— Да он просто глупо шутит.

— Ну всё! Убить её-ё-ё-ё-ё-ё! — завопил круглолицый мужчина средних лет, закатив истерику, но леди Вандербилт всё ещё не показывала тревогу. Она не стала хладнокровной, нет — она усилием воли подавила истинные эмоции и выдавила улыбку.

— Вы не можете.

— Чёрта с два не могу, девочка! Как ты смеешь противиться воле носителя королевской крови?!

— Мы же на поле боя.

Ситуация не располагала, но девушка заговорила уверенно, словно замечтавшись.

— Кажется, вы что-то не так поняли, позвольте вас поправить. Я влюбилась в одного джентльмена. Смелости ему не занимать, его не пугает даже многовековой раскол между Вандербилтами и Винчеллами. Самому Королевству какой-то век. Да что там, мой возлюбленный дал бой машине в несколько раз больше нашего корабля. Вы правда думаете, что его напугает такая мелочь, как иерархия «простолюдин-аристократ-король»?!

Флэг проглотил язык.

— Никудышный из тебя королевич. Такое высокое положение, но при этом ты не способен завоевать сердце дамы. Холостяк-неудачник. Не смей недооценивать узы между мужчиной и женщиной! Он придёт. Даже если его загнать в угол и взять в тиски, он прибежит, стоит только невесте его позвать! Хоть позову ради какой-нибудь мелочи, например принести стакан воды, он примчится ко мне на помощь, и горящее небо не станет помехой! Социальный статус или кровные линии не имеют никакого значения. Если женщина в опасности, мужчина без разговоров бросит вызов всему миру. Он возьмёт меч, сразит дракона и спасёт принцессу! Чем бы ни был занят мужчина, работой, войной, тестом в школе, соревнованиями, первым свиданием, да чем угодно. Хоть простолюдин, хоть аристократ или член королевской семьи, он превратится в рыцаря, найдёт то, что послужит мечом, отыщет принцессу и встретится лицом к лицу со своим драконом! Вот сила, которая связывает вместе Легитимное Королевство! Тот самый стержень, которого ты, полный профан, точно лишён!

Ответа не последовало.

Нет, послышался невнятный плач.

Стволы оружия на страже семей Эггног и Вандербилт пришли в движение.

Но разве девушка не сказала кое-что важное?

«Он придёт».

«Он примчится».

И в тот самый миг Малыш Магнум, Объект первого поколения 37-го мобильного батальона техобслуживания, приблизился к «Розе и Лилии» на невероятно малое расстояние.

Ещё он сделал разворот, который не имел смысла с точки зрения тактического позиционирования. К одной из дополнительных пушек, которые покрывали сферический корпус подобно иглам морского ежа или каштана, была привязана длинная-предлинная верёвка, а на её другом конце что-то висело.

Хейвиа Винчелл.

Держась за верёвку, он взмыл вверх, подлетел на девять метров над палубой «Розы и Лилии» и потом врезался в группу телохранителей, которые ожидали за спиной Флэга Эггнога.

Удар получился как на кегельбане, где шар сметает разом все кегли.

Телохранители держали наизготове карабины, под одеждой их защищала специальная броня, но их всех смело. Самый неудачливый из них свалился прямо на вертолёт, который разогревал двигатель. Бедолага упал на работавший хвостовой винт, и во все стороны разлетелось красное смузи.

Хейвиа не стал на нём зацикливаться, отпустил верёвку, несколько раз прокатился по вертодрому и затем встал.

Он не знал всей ситуации. Не знал, что конфликт между Винчеллами и Вандербилтами искусственно обострили, причём сделали это, чтобы отвлечь всеобщее внимание от вбросов первого принца Флэга Эггнога. И тем более не знал, что леди Вандербилт заполучила доказательства, работая вместе с Карен и другими горничными Винчеллов.

Но юный аристократ не колебался.

Он проверил обстановку. Увидел невесту и того, кто направлял на неё оружие. А другого знать не надо было.

Хейвиа Винчелл мгновенно принял решение, руководствуясь правилами мира, в которые верил.

— Какое будет предсмертное желание, толстосум?

Глава 19

Кокпит замершего Разрушительного Феста наполнился странным криком.

— А-а-а!!!

— Хватит, Азураифия! Уже слишком поздно для комплекса брата!

Глава 20

Важный человек, потерявший свиту, стал бурчать что-то ни к селу ни к городу:

— Я-я — королевич. Первый принц Флэг семьи Эггног! Ты хоть представляешь, что будет со знатной семьёй, которая бросит вызов...

Он резко заткнулся.

Хейвиа подошёл к принцу, врезал ему по носу прикладом винтовки и схватил за шкирку, пока тот лихорадочно держался за кровоточащее лицо.

— А.

Эггног даже не успел ответить. Его кинули в сторону — подальше от юной леди и горничных. Королевич, с истошными воплями прокатившись по земле, наконец нащупал окровавленными руками что-то, за что можно ухватиться. То был меч, который воткнули в вертодром.

Меч служил лишь декорацией, символом легенды двух семей, но всё-таки оставался куском стали. Лезвия хоть и не было, удар кончиком клинка мог убить.

— Э-э-э-э-э-э-э-э!!!

Почти обезумев, Флэг вытащил одноручную рапиру из пьедестала и направил остриё в Хейвиа.

Солдат, пренебрежительно прищурившись, выбросил штурмовую винтовку с табельным пистолетом и молча достал большой армейский нож.

— Чудесно. Меня уже тошнит от разгребания дерьма, давай поиграем в благородство.

— Ч-что, по-твоему, ты делаешь?

— Мы поступим как настоящие король и рыцарь.

— Я королевич! Жалкий аристократ смеет направлять на меня клинок?!

— Ты первый вытащил клинок. Извиняй, но это самооборона.

— Что? Но… я...

— И разве королевские особы не большие шишки в армии по праву рождения? Уверен, ты себя за гражданского выдавать бы не стал. Ты ведь не простолюдин.

Противник промолчал.

— Мне официально приказали положить конец гражданской войне. И теперь человек, который за всем стоял, оказался солдатом, а ещё он вытащил оружие и захотел навредить гражданским Легитимного Королевства. Если честно, я не вижу причин не драться.

Флэг запоздало опустил взгляд на меч в руке, но было слишком поздно. Само собой, он поступил так, как от него ожидали, ведь у него мысли превратились в кашу вместе с носом, да и бросили прямо к пьедесталу.

Хейвиа услышал вздох Карен И. Винчелл, которая почёсывала указательным пальцем висок. Она полностью разделяла точку зрения хозяина.

— Я понимаю, что обычной горничной нельзя встревать, но согласно законам Легитимного Королевства, простолюдинам гарантировано право наказывать аристократов, а аристократам — королей… Если кто-то из лордов обезумел от власти, народ может на законных основаниях заявить протест или вызвать на дуэль.

— Ты правда думал, что я просто уйду домой, когда угрожал моей женщине?

— И заче-е-е-е-е-е-ем я столько распиналась?

Горничная с повязкой на глазу хоть и надулась, но в душе порадовалась при виде решимости господина. Она и леди Вандербилт отошли назад.

— Член семьи Вандербилт будет беспристрастным к обеим сторонам, потому я хотела бы видеть вас в качестве секунданта.

— Слышь, стой.

— О? Ты уверена? Ты же знаешь, что я невеста господина Хейвиа?

— Стойте, стойте! Не игнорируйте меня!

— Волноваться не о чем. Я уверена, поблажек вы ему не дадите, леди. В конце концов, семьи Вандербилт и Винчелл — давние враги. Особенно благодаря кое-кому. Не так ли, Ваше Высочество?

— Не… не игнорируй меня и не смей направлять на меня клинок!

Было слишком поздно.

Поза рыцаря Винчеллов с ножом из нержавеющей стали отчётливо изменилась. Солдат встал не в ту позицию, какую выучил в армии, а в увиденную в спорте: выставил оружие вперёд, свободную руку убрал за спину и молча направил остриё в лицо оппонента.

Один держал нож, а второй — рапиру, но двое- или троекратное преимущество противника по длине нисколько не волновало. Аристократ готовился убить королевича одним ударом.

— К бою. Я поставлю на тебе клеймо неудачника, которое ты заслуживаешь.

“Как?! Почему?! Я действовал идеально! Всё шло по плану!”

В основе рыцарской дуэли в Легитимном Королевстве лежал метод тренировки, известный как d’arme, когда каждый участник атакует по очереди. Первый наносит удар, а второй должен отвести клинок и ждать очереди. Процесс повторяется, атакующий и защищающийся меняются местами. Заканчивается дуэль, когда один из участников сдаётся или падает.

Ограничения по оружию не было. В правой руке обычно держали рапиру, но длина и масса могли отличаться. В левую руку брали что угодно от щита до кинжала или перчатки для блокировки атак. Ничего удивительного, ведь реальная дуэль больше походила на драку, чем спортивный поединок. По личному настоянию участник мог сражаться хоть голыми руками, дуэль будет считаться правомерной, пускай человек фактически шёл на самоубийство.

Другими словами, дуэль начнётся, даже если Флэг откажется поднимать рапиру.

Королевич крепче вцепился в рукоять меча, но скорее из-за чувства собственного величия, а не готовности к бою, и Хейвиа, ухмыляясь, сделал предложение.

— Можешь атаковать первым. Я, аристократ, вызвал тебя на дуэль, потому проявлю уважение к члену королевской семьи, который соблаговолил принять мой вызов.

В переводе с языка аристократа на современный будет:

“Я убью тебя контратакой. Моя довольная физиономия будет последним, что ты увидишь”.

“Это когда я принял твой вызов? Ты дуралей?!”

Флэг дрожал без остановки. Он ощущал приближение смерти. Его решения ничего не значили. Он чувствовал себя так, словно ему приказали создать пуленепробиваемый грузовик со всевозможными улучшениями, а потом приказали на полной скорости съехать на нём с крыши стоэтажного здания. Он нутром чуял, что нелепое стечение обстоятельств похоронит любые его усилия.

И...

И...

И...

“Не шути со мной, никчёмный аристократ. Ты лишь мальчик на побегушках, который получил от нас, королей, статус и землю! Я не умру. Я отказываюсь здесь умирать! В моих жилах течёт королевская кровь, значит я нужен Легитимному Королевству! Без меня тысячелетнее государство обратится в прах! Значит, я сделаю что угодно ради победы. Все козыри у меня! Власть королей, данная богом, абсолютна! Ты правда думаешь, что можешь её попрекнуть?!”

Как только напряжение внутри мужчины достигло предела, произошло нечто невообразимое.

В руке Флэга Эггнога раздался сухой звук порохового взрыва.

Пока в правой руке мужчина держал рапиру, из рукава левой он вытащил похожий на степлер предмет размером с ладонь — однозарядный пистолет для самообороны.

От узкого дула поднялась струйка дыма.

Пуля пролетела слишком быстро для глаз.

И с чего бы пулю ни выпускали, она убьёт любого при попадании. Хейвиа не был супергероем из телевизора или комиксов, потому не мог заметить летящую пулю и увернуться.

— Дуэль? Кого волнует?! Здесь реальное поле боя! Только победитель выживает! Если насекомое ужалит, с ним на равных биться никто не будет. Вульгарный человек вроде тебя заслужил презренную смерть от внезапной атаки!

То ли круглолицый мужчина сбросил груз с плеч, то ли опять перешёл в режим болтуна, но закричал он во всё горло.

Но...

— ...

— А?

Хейвиа так и не упал.

Он не сделал ни шагу, выражение его лица не изменилось, и он не проронил ни единой капли крови.

— Почему? Почему, почему, почему, почему?! Что за несуразица?! Ты должен пасть! Как так, да как так?! То есть ты разрубил пулю?! Ты не какой-нибудь островной самурай, тебе такое не под силу! Ты не спосо-о-о-обен!

— Эх… Разумеется, он не способен. — прервала Карен И. Винчелл, недовольно вздыхая. — Убойная сила у этого пистолета для самообороны низкая, да ещё он и очень короткий и не имеет прицела для наведения. Эти пистолетики для скрытого ношения лучше всего подходят для стрельбы по гопникам не дальше пяти метров. Это скорее пугач, один шум да и только. К тому же вы стреляли от бедра, чтобы застать врасплох… Застали бы, если бы действительно попали.

Не было ограничений на оружие во время дуэли.

Произведя атаку, мужчина потратил свой ход. И Хейвиа до этого подчеркнул:

«Вы первый».

«Я убью тебя контратакой».

— Вот почему...

Хейвиа зашагал вперёд. И коснулся концом ножа рапиры, чтобы ознаменовать начало своего хода.

Флэг зажал степлероподобный пистолет ещё несколько раз, совершенно позабыв, что тот заряжался единственной пулей, потому клацанье лишь сотрясало воздух.

— Ты...

Хейвиа сосредоточился на мышцах руки, которую выставил вперёд, выходя на расстояние для удара.

Флэг выбросил пистолет и тут же поднял рапиру. Он уже не думал о дуэли. Он явно готовился пронзить оппонента, наплевав на правила. Потное лицо наполнилось паникой и жаждой убийства, но при этом губы исказились в мерзкой улыбке, выдавая беззвучную фразу:

«Ну, погоди. Я воздам тебе по заслугам».

— Неудачник!

С глухим звуком армейский нож Хейвиа вонзился в сердце мужчины. Силы приложили достаточно, чтобы окровавленное лезвие вышло из спины.

Больше не надо было сдерживаться.

На лице мертвеца застыла улыбка, а из раны в форме полумесяца хлынула кровь, словно нечистоты из засорившегося сливного отверстия. Из руки Флэга выпала рапира, после чего Хейвиа взмахнул ножом, очищая лезвие от грязи. Пронзённый мужчина рухнул на землю, и Хейвиа вернул окровавленный нож в ножны.

Леди Вандербилт положила руки на бёдра и сказала:

— Ты опоздал.

— На свидания я же успел, крошка?

Дракона сразили. Значит, рыцарь-победитель мог рассчитывать хотя бы на объятия принцессы.