Том 12    
Глава последняя. Тень Чайки


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Roman Tesler
2 г.
Это просто прекрасно !!!

Уже хочется узнать как Тору, отстроит свою империю, как много у него будет детей, и как долго он будет править ?

ХОЧУ ХОЧУ ХОЧУ ПРОДЫ !!!!

Ну и ещё хочется игру по этой вселенной, только нормальную, рпг это точно...

Хмм... А это идея !!!
Вечный
2 г.
О_о
otaking
2 г.
Дочитал таки это до конца и могу сказать что это первая книга, вызвавшая у меня разочарование. Автор совершенно не уважает своих читателей и считает дебилами! Мало того, что в каждом томе он вместо продвижения сюжета пишет тонну воды, пересказывая кем являются ГГ, кто такие диверсанты, что такое магия и ее тонкой настройке. Так же куча текста тратится на подробное разъяснение только что совершенных действий, смысл которых ясен и без этого наверно любому.
Но ладно бы с водой, финал просто слит полностью, а последний том с завершающей главой только добавил еще больше разочарования, закончившись ничем.
Персонажи и их забавные перепалки конечно радовали, но только этим произведение и может порадовать, спасти фиаско им не удалось.
tezkatlipoka
2 г.
М-да, дочитав эту историю я могу сказать только одно: Son, I am dissapoint. Ибо всё это вылилось в банальное выпиливание шедшего к успеху главгада. Ну и даже жалко, что они всё-таки смогли восстановить достаточно воспоминаний.
А ещё к концу автор уже достал своей фигнёй про смысл жизни и неприятие концепции людей-инструментов. Интересно, подобное проблема только даного автора или всех этих японских ранобэ-пейсателей вообще?
ИМХО, вышло просто фентезийное чтиво средней паршивости, когда, КМК, из имеющегося сеттинга можно было выжать и больше, чем такая банальщина.
abctex
3 г.
Вот без объясняющих последних глав, эпилогов произведению ну никак не обойтись. И здесь оно как нельзя кстати.
Великолепный Сакаки Итиро. Великолепный Арк и Бурда. Великолепная Фредерика. Великолепная последняя глава. Всем спасибо. Занавес.
Filius Zect
3 г.
[quote="Arknarok"]Пальцем в небо, уважаемый. Не пытайтесь угадать моих любимчиков по тому, что я перевожу. [/quote]

Ну тогда я просто не вижу причин такого стремления переводить АВ. Поясните, плз. Так то я и сам занят в процессе перевода пары манг, но как раз потому что они мои любимчики. В каком то роде.

[quote="Arknarok"]Много чем, он очень активный писатель. На данный момент у него около 7 активных ранобе-серий и работа над одним аниме сериалов.[/quote]

Радует. А можно подробнее? Я как то гуглил но нашел только про какую то мангу, емнип. И как остальные его тайтолы, знакомы ли с ними, как уровень?
arknarok
3 г.
>>12426
Поясните, плз.
Есть много причин, по которым переводится то или иное произведение. Помимо личной заинтересованности есть также дисциплина, престиж, фидбек и прочее. Особенно в части фидбека Ускорка на несколько голов обгоняет Чайку. Всегда обидно работать над произведением, которое никто не читает.

[quote="Filius Zect"]Радует. А можно подробнее? Я как то гуглил но нашел только про какую то мангу, емнип. И как остальные его тайтолы, знакомы ли с ними, как уровень?[/quote]
Не знаком. Я не интересуюсь Сакаки. Я вообще читаю только те ранобэ, которые перевожу.
Filius Zect
3 г.
К слову, а чем там Сакаки сейчас занят?
Filius Zect
3 г.
[quote="Arknarok"]Что-то я запамятовал, вы о чем?[/quote]

Ну, в послесловии сказано что сюда вы пришли в первую очередь с Аксель Ворлдом от Кавахары, логично предположить что его вы оцениваете выше или хотя бы на уровня Чайки. Этого я конечно понять не могу, потому что читал и САО, и Ускоренный, и это...честно говоря по большей части это shit при том самый натуральный, типичные ГГ, типичные рояли, сливы злодее, амбиции, романтические истории и прочее и прочее на фоне довольно убогого стиля письма (куча к месту и не месту художественных средств при минимуме полезной нагрузки). Хотя в свое время именно с него я и начинал.
arknarok
3 г.
>>12423
Ну, в послесловии сказано что сюда вы пришли в первую очередь с Аксель Ворлдом от Кавахары, логично предположить что его вы оцениваете выше или хотя бы на уровня Чайки.
Пальцем в небо, уважаемый. Не пытайтесь угадать моих любимчиков по тому, что я перевожу. :)

[quote="Filius Zect"]
К слову, а чем там Сакаки сейчас занят?
[/quote]
Много чем, он очень активный писатель. На данный момент у него около 7 активных ранобе-серий и работа над одним аниме сериалов.
Filius Zect
3 г.
Отличная новелла, отличный конец, отличный перевод. Хотя я все равно не понимаю как у переводчика рука подымается ставить Чайку в один уровень с Кавахара-писаниной, ну да ладно.
arknarok
3 г.
>>12421
как у переводчика рука подымается ставить Чайку в один уровень с Кавахара-писаниной, ну да ладно.
Что-то я запамятовал, вы о чем?
Evoeden
4 г.
Спасибо
V 1
4 г.
Спасибо за вашу работу над этим проэктом!
Кри
4 г.
Спасибо за чайку!
Аноним2
4 г.
Арк спасиб за твой лютый труд над всей Чайкой
З.Ы. Надеюсь следующая книга Сакаки не обойдется без Фредерики
Аноним2
4 г.
Спасиб, а оставшиеся части как перевод или редакт?
redheadbrains
4 г.
когда добьют-то?)
чуть чуть осталось)
arknarok
4 г.
>>12412
когда добьют-то?)
чуть чуть осталось)

Следующая часть Чайки была отправлена редактору 9 сентября, но редактор Чайки не из тех, кто куда-либо спешит :)
Sybex
4 г.
>>12413
но редактор Чайки не из тех, кто куда-либо спешит :)
Главное чтобы успел отредактировать к тому моменту, когда до него дойдёт Адреналин!
arknarok
4 г.
>>12414
Главное чтобы успел отредактировать к тому моменту, когда до него дойдёт Адреналин!

В крайнем случае я отправлю Адреналину нередактированный текст, все равно его начитка будет несколько отличаться от текста на сайте (по моей просьбе)
swer15
4 г.
Как успехи?
Кирихара
4 г.
Отличная концовка. Разве что слегка напрягло то что события меж 11 и 12 томом так небрежно описали.
Аноним2
4 г.
а я надеялся что Тору не могли найти потому что у Фредерики брачный сезон наступил, ну у Нивы также только с Чайкой
mugu
4 г.
Ну, теперь, возможно, можно и в конфу вернуться...
vorfeed
4 г.
Это-Один-Из Самых Зашибенных концов которые я видела!!! - IDEAL 10\10 а на фоне концовки аниме over 9000\10.
swer15
4 г.
>>12406
Это-Один-Из Самых Зашибенных концов которые я видела!!! - IDEAL 10\10 а на фоне концовки аниме over 9000\10.

Как я тебя понимаю. Это лучшая концовка которую я мог ожидать.


А теперь будем ждать СС-ки.

Глава последняя. Тень Чайки

Посреди белизны замерзшего леса разорвался огненный шар.

Пламя его, впрочем, не могло потягаться со взрывом. От грохота и ударной волны ряды хвойных деревьев вздрогнули, потеряв снежные шапки. Над белым покровом земли, отвердевшим под собственным весом, появились небольшие сугробы.

И по ним…

— ?!

— !!!

…пробежали дюжины солдат, оставляя отчетливые следы.

— У-у-у!

— О-о-о!

Криками они словно пытались одолеть холод.

Впрочем, могли ли они называться «солдатами» — вопрос спорный.

Их форма отнюдь не могла похвастаться единообразием.

Пусть каждый и носил белый плащ, в котором можно с легкостью укрыться в снегах, из-под плотной ткани выглядывали самые разные доспехи и оружие… причем последнее грубоватым видом порой напоминало переделанные сельскохозяйственные инструменты.

К тому же и головы, виднеющиеся под капюшонами, пестрели разнообразием цветов кожи и волос. А значит, то же наверняка можно сказать о расах и национальностях. Различия проглядывались и в походке, и в хвате оружия. Отличались боевые стили, отличался опыт. Мелькали среди них и женщины. Язык не поворачивался назвать солдат «армией» — первый же взгляд выдавал собранный из кого попало отряд.

Но с другой стороны, на плаще каждого из них (хоть и в разных местах) красовался один и тот же герб, и именно он позволял судить о том, что бойцы эти — солдаты. И пусть даже гербы были не вышитыми, а нарисованными, причем явно наспех, никакие грабители или разбойники не стали бы облачаться в подобные плащи, поскольку не увидели бы в них пользы.

Тем более что герб принадлежал стране, погибшей восемь лет назад.

Империи Газ.

Огромной северной империи, о которой говорили, что она правит половиной мира. Она могла похвастать внушительной армией и передовыми магическими технологиями. Не будет преувеличением сказать, что во время мировой войны, длившейся больше трех столетий, именно она всегда находилась в центре событий и определяла жизнь мира.

Когда в конце концов другие страны объединились в альянс и победили императора Артура Газа, империя в одночасье утратила силу, что соединяла ее воедино, и рухнула… Но оставила после себя слишком многое, и поэтому даже сегодня имя Империи тайно оказывает влияние на весь Фербист.

Послевоенные процессы в странах альянса буксовали, государства-участники до сих спор спорили о том, как делить территорию бывшей Империи… И поговаривают, что среди бывших подданных Империи нередки голоса тех, кто желает возрождения страны.

Возможно, эти солдаты — те, кто откликнулись на подобные голоса.

Возможно — уцелевшие остатки армии Империи.

Но против них…

— Гады!

— Что за бред?!

...сражались люди, явно не признававшие никаких законов.

Скорее всего — разбойники. Подобно солдатам, они одевались кто во что горазд… но при этом готовились не к «битве», а к «охоте», и почти не носили броню, призванную отражать удары вражеского оружия.

Вместо этого они кутались в меха, а некоторые вместо шлемов носили звериные черепа, видимо надеясь запугать противников.

Другими словами, противники одевались для устрашения и защиты от холода. Они брали в кольцо тех, кто слабее, отбирали их жизнь и припасы… и именно поэтому избирали такую внешность.

— Вот же мрази!

— Да кто вы такие?!

Разбойники грязно ругались на языке Лаке и старались защищаться от натиска неожиданно атаковавших солдат. Они даже пытались держать какой-никакой, но строй… наверное, в рядах разбойников затесались бывшие вояки.

Всего восемь лет прошло после трехсотлетней войны, обуявшей весь континент.

Она была делом обыденным и так или иначе влияла на жизнь каждого человека.

Для многих война стала профессией.

Но она закончилась, и страны занялись восстановлением экономики и сопутствующими сокращениями вооруженных сил. Не слишком умелые, не имеющие связей бойцы остались без дела. Нередко те из них, кто оставались без еды, превращались в разбойников и утягивали за собой весь отряд. И приобретенные за жизнь умения, и повернутое на войне сознание мешали им привыкнуть к жизни крестьянина или рабочего.

«Врагов нужно убивать. Вещи забирать с их тел. В этом мире выживает сильнейший. Разве плохо жить по этому закону?»

Такие люди не могут думать иначе.

Однако сократившейся армии оказалось непросто обуздать появившихся тут и там бандитов. Беспорядки, которые они учиняли, прибавили головной боли правительствам разных стран.

Но как бы там ни было…

— Уора-а-а-а-а-а!

— Гра-а-а-а-а!

Среди хвойных деревьев раздавались почти звериные рыки и звон стали.

Ни солдаты, ни разбойники не могли похвастать численным превосходством.

Однако разбойникам явно не хватало воли к борьбе. Первый магический удар внес сумятицу в их ряды, и этим воспользовались солдаты Империи Газ. Обычно внезапные набеги — прием из арсенала разбойников… и оказываться по ту сторону засады они совершенно не привыкли.

— Черт, бежи… — крикнул один из разбойников и развернулся.

В следующее мгновение в его затылок влетела пятка армейского сапога.

Нападавший вжался в промерзшую землю и ударил железной клепкой, которая в таких условиях превратилась в грозное оружие.

— Гхе?! — кратко вскрикнул разбойник и рухнул на землю.

Но поскольку в момент удара он разворачивался и не мог вцепиться в землю… ему повезло отлететь в мягкую кучу только что осыпавшегося с веток снега. Разбойник тут же вскочил — удар не выбил из него дух и не лишил сознания. Возможно, мороз притупил его чувства. На затылке проступила кровь, но он ее не видел.

— Ч… что за?!

Разбойник с перекошенным от гнева лицом отыскал взглядом обидчика.

Однако тот уже словно растерял к нему интерес, отскочил в сторону и накинулся на следующего врага.

— Кто…

Одетый в черное юноша.

Подобно остальным солдатам, он носил белый плащ… но так метался из стороны в сторону, так крутился и прыгал, что плащ без конца танцевал в воздухе, открывая заметный на снежном фоне черный костюм.

Юноша почти не носил брони, а в руках сжимал пару стилетов, пригодных лишь для контактного боя.

В бою он смотрелся необычно даже на фоне непохожих друг на друга солдат. Юноша в костюме, отличном в том числе и от одежды разбойников, оставлял очень странное впечатление.

Хотя в этом виновата не только внешность.

Он двигался совсем не так, как остальные солдаты.

Он не пытался подстраиваться под остальных и накидывался на разбойников в одиночку. А единожды попав противнику по голове, не пытался добить и вообще ни секунды не стоял на месте. Другими словами, он отступал после каждого удара.

Кроме того…

— На колени, бросай оружие!

Стоило разбойнику засмотреться на юношу, как к нему вдруг приставили пару копий.

Похоже, что и остальных разбойников, которых юноша ранил и выбил из равновесия, настигали солдаты, вынуждая сдаться. По всей видимости, на это солдаты и рассчитывали, поскольку вокруг происходило то же самое.

Юноша не просто бегал впереди отряда.

Он врывался во вражеские ряды и лишь пытался сбить разбойников с толку. Он постоянно перемещался, устраивая налеты и диверсии.

— Ч… что происходит? — воскликнул разбойник, поднимая руки.

Какими бы простыми ни казались слова «налет» и «диверсия», успешно отыграть эти роли в одиночку очень непросто.

Даже достаточно умелый боец не выживет, если его окружат многочисленные враги. А они быстро поймают наглеца в капкан… если только тот не умеет двигаться слишком быстро и слишком непредсказуемо.

Не каждый человек способен на такое.

— …

Но юноша крепко держался за стилеты, хлопал плащом и все с той же легкостью метался по полю боя. Чаще всего он не наносил противникам даже двух ударов, не скрещивал с ними клинки и не задерживался, чтобы добить. Он старался не наступать на сугробы и постоянно отталкивался от стволов и ветвей деревьев. Его траектория изгибалась под такими запутанными углами, что он напоминал ожившую молнию.

Можно сказать, юноша в одиночку вынудил сдаться несколько десятков разбойников.

Он появился в рядах противников сразу после первого взрыва, раньше прочих солдат, и с тех пор без устали прочесывал поле боя. Из-за этого разбойникам не удавалось сплотиться, чтобы отбить атаку солдат. Более того, пытаясь достать юношу, нападавшего с разных сторон, они начали попадать друг по другу.

— Не отвлекайтесь! — теряя терпение, крикнул мужчина, похожий на главаря разбойников. — Драпаем! Бросайте добычу!

Разбойники, видимо, как раз вернулись с дела, на котором разжились множеством трофеев. Пожалуй, даже сброс балласта не помог бы им склонить чашу весов на свою сторону… но главарь полагал, что хотя бы сбежать им в таком случае удастся.

По численности они не уступали противникам, но солдаты наседали на разбойников парами, и простая арифметика сообщала, что половина разбойников смогла бы унести ноги.

Однако…

— Дерьмо!.. — сплюнули напоследок разбойники, побросали все вещи и кинулись наутек.

Их ноги проваливались в снег, скользили по ледяной корке, а они все равно отчаянно бежали. Дорога вела их вверх, пусть и по не слишком крутому склону, поэтому быстро сбегать не получалось, но…

— ?..

Вдруг разбойник, бежавший в конце отряда, нахмурился и обернулся.

Солдаты не бросились в погоню.

Они не собирались их преследовать?

И в то же время солдаты не стояли без дела. Некоторые вцепились в первые попавшиеся стволы, другие полезли на ветки.

Что стоит за их движениями?

И стоило разбойнику задаться вопросом…

— Явись, «Кипятитель»! — прокатилось между деревьями название заклинания.

Магия.

Разбойники уже приняли на себя один магический удар, а потому мгновенно сообразили, что магия атакующая и направлена против них. Впрочем, что именно за заклинание сработало — они не знали.

— Врассыпную! — крикнул главарь, срывая голос из-за страха и паники.

Сильная боевая магия способна уничтожить целый отряд, если он передвигается плотной группой. Пусть они и не видели мага, главарь полагал, что разбежавшихся в разные стороны разбойников разом прикончить не получится.

Однако…

— Гхе?!

Они вдруг услышали грохочущий шум воды с противоположной от солдат стороны и замерли как вкопанные.

По пологому склону неслась бушующая волна.

Самая настоящая. Огромная масса воды неслась к ним, собирая по пути снег и иней.

Маг целился вовсе не в разбойников.

А в снег и лед, собравшиеся выше по склону.

Они обратились лавиной, вернее, потопом, и устремились к разбойникам.

— Бежим!

— К-куда?!

Они ничего не смогли противопоставить волне, и та настигла их.

Разумеется, волна не смогла бы утопить их.

Вода дошла разбойникам лишь по щиколотку, однако текла так бурно, что словно оплела им ноги. Они не могли ни ходить, ни даже стоять. Разбойники падали, и течение уносило их вниз по склону прямо к поджидающим солдатам.

— Де… рьмо…

Некоторые пытались вскочить и сражаться, но волна, помимо всего прочего, лишила их тела тепла, которого и без того не хватало в мороз. Они уже не могли толком двигаться, некоторые разбойники даже не смогли подняться от переохлаждения.

Те же, кто не потерял сознание, уже догадались.

Солдаты обо всем знали и поэтому держались за деревья, вместо того чтобы преследовать разбойников. Они предвидели, куда те попытаются сбежать, вернее, просчитали оптимальную сторону для заклинания и напали с противоположной.

— Отлично, всех повязали, — обратился к солдатам их командир. — У некоторых может быть инфаркт, их отнесите к Юрию. Принцесса приказала спасти всех, кого только можно. Всех, кто умирает от переохлаждения, растолкайте и дайте алкоголя. Кто выпьет сам — будет в наказание греть разбойников своим телом.

По отряду прокатился смешок.

Ни один разбойник больше не мог сражаться или как-либо сопротивляться. По сути, битва уже закончилась.

И тогда…

— ...Вижу, вы с ними разобрались, — раздался на поле брани голос, подобный серебряному перезвону.

Державшие разбойников — а то и начавшие ухаживать за ними, — солдаты на мгновение замерли. Их взгляды сошлись на двух фигурах, неспешно выплывших из-за деревьев.

На хрупкой девушке и высоком старике.

— Похоже на то.

Они, как и солдаты, носили белые плащи… но все равно выглядели так, будто им здесь не место. Оба не скрывали головы под капюшонами, а из-под плаща выглядывала богатая, изысканная одежда с длинными рукавами, достойная посетителя вечернего бала. Во всяком случае, их одежда не предназначалась для прогулок по лесам и холмам. Впрочем, на ногах их все же виднелись грубые клепаные сапоги, не дававшие скользить.

На первый взгляд девушка казалась дочерью аристократа, вышедшей на прогулку в сопровождении дворецкого.

— Это… она?.. — пробормотал один из разбойников, покачиваясь от переохлаждения.

Видимо, он уже видел ее или, по крайней мере, слышал о ней.

О внешности этой девушки.

О круглых фиолетовых глазах, о длинных серебристых волосах.

Такими же глазами, такими же волосами обладал Проклятый Император Артур Газ, правивший Империей Газ. А здесь, в северных землях, слухам о том, что у Проклятого Императора есть дочь, пытающаяся возродить Империю, верили многие.

Другими словами, она…

— Чайка… Газ…

— Принцесса, здесь все еще опасно, — поспешил предостеречь ее командир солдат.

Однако та не испугалась и покачала головой.

— Правителю не пристало посылать людей на опасное поле боя в суровый мороз, а самому отсиживаться в тепле. Как ваша госпожа, я обязана по меньшей мере воодушевлять вас своим присутствием.

— Принцесса… — проникновенно обронили солдаты и склонили головы.

Девушка продолжила, обводя их взглядом:

— К тому же эти разбойники некогда были подданными Империи, пусть и жили близ границы, ведь так? Я также обязана по возможности разрешить им раскаяться и присоединиться ко мне.

Девушка говорила громко и уверенно, выдыхая белый пар.

Поведением она действительно оправдывала титул принцессы.

Даже в пронизывающий ветер, даже на поле брани она ничуть не теряла изысканности и величия.

И тогда…

— Имя мне — Чайка Газ, — произнесла девушка, обводя взглядом повязанных разбойников. — Я наследница воли покойного отца, истинная правительница Империи Газ и всех тех, кто желает ее возрождения. Я слышала, среди вас многие некогда были подданными Империи. Может, вы и превратились в разбойников, но если в душе вашей осталась верность и преданность Империи, то раскайтесь же и присоединяйтесь ко мне.

— …

Разумеется, никто из разбойников не ответил.

Большая часть вовсе не разобрала слов девушки — настолько помутилось их сознание. Однако ни девушку, ни старика, ни даже солдат реакция разбойников не удивила. Возможно, на самом деле они вовсе не собирались приглашать их в свои ряды и спросили лишь на всякий случай, на правах «процедуры».

— Ладно, пусть. Ведите их, — скомандовал солдатам старик подле принцессы Чайки.

И вдруг…

— ?!

Рядом с Чайкой скользнула тень.

Одетый в черное юноша — тот самый боец, который приводил разбойников в замешательство.

Он уверенным движением перехватил обнаженный стилет в правой руке и замахнулся им на принцессу. Все произошло так неожиданно, что солдаты не успели никак отреагировать.

Однако мгновением позже раздался громкий стальной звон.

В сторону отскочил погнувшийся арбалетный болт.

Лишь в следующую секунду солдаты сообразили, что юноша в черном защитил принцессу Чайку от покушения.

— Явись, «Сминатель»! — раздалось название заклинания, в воздухе развернулись и сжались магические диаграммы.

С ветки одного из деревьев рухнул разбойник с арбалетом. Похоже, он успел сбежать от «потопа».

После чего…

— Командир правильно подметил, — почему-то усталым голосом проговорил юноша в черном. Пусть он только что спас висевшую на волоске жизнь принцессы, гордиться подвигом ему явно не хотелось. — Вероятно, враги все еще остались. Вам следует воздержаться от посещения поля брани.

— Люк… — Чайка моргнула и произнесла имя юноши. — Спасибо, что спас.

— ...Я позволил себе слишком много слов. Прошу прощения, — Люк опустил голову.

Небрежно заплетенные на затылке длинные черные волосы указывали, что обычно юноша не носил шлем. Из-за видневшейся под плащом черной одежды и пары стилетов, которые он держал обратным хватом, юноша походил скорее не на солдата, а на ассасина.

Взгляд его черных глаз был одновременно и пронзительным, и немного апатичным… И даже услышав похвалу своей хозяйки-Чайки, он не слишком развеселился.

Однако та вовсе не оскорбилась и не стала укорять его.

— Мне не за что прощать тебя, ведь ты говорил из опасений за мою сохранность. Более того, я могу удостоить тебя похвалы как особо отличившегося в сражении и как сильнейшего бойца моей армии, выступившего на острие атаки…

— Я польщен.

— И тебя, Белая. — Чайка вдруг отвела взгляд от Люка и пробежалась им по сторонам. Затем вопросила чуть громче: — Где ты?

— М?..

Из неприметного сугроба поднялась девушка с длинным гундо в руках. Точнее, то был никакой не сугроб, а белый камуфляжный плащ, совершенно не отличимый от снега.

— Я здесь, — сказала миниатюрная девушка с длинными золотистыми волосами.

Очки с толстыми линзами мешали толком разглядеть ее глаза… но форма носа и рта давали понять, что лицом девушка весьма миловидна и очаровательна.

По всей видимости, она спряталась там еще до начала атаки.

Плащ ее — кожаный, дубленый, промасленный — отличался от плащей солдат в том числе и пышностью. Видимо, изнутри он набит то ли ватой, то ли перьями.

Вдруг что-то задвигалось в районе ее груди, затем в районе воротника появился холмик, и наконец показалась звериная мордочка.

Кошка.

Серый котенок. Судя по розовой ленте на шее — питомец девушки. Помимо того что кошка грелась под теплым, влагостойким плащом, девушка до сих пор прижимала ее к животу, чтобы она не замерзла.

Затем котенок взобрался на голову девушки и вытянул передние лапы.

— Ты тоже прекрасно потрудилась, — похвалила девушку принцесса Чайка, слегка улыбаясь. — Нам удалось обойтись малой кровью в первую очередь благодаря твоей сильной боевой магии.

— М-м! — девушка радостно улыбнулась, повесила гундо на лямку и убрала за спину, затем сняла котенка с головы. Маленький зверек из числа тех, что обычно боятся холода, нисколько не возмутился и коротко мяукнул.

— К тому же вы с Люком спасли мне жизнь, — принцесса Чайка окинула взглядом Белую и котенка и коротко усмехнулась. — С тех пор как вы присоединились к нам, сражаться стало намного легче.

— Я не достойна такой похвалы, — ответила ей Белая на языке Лаке.

Чайка воодушевленно кивнула ей, а затем обвела взглядом остальных солдат.

— Вы все сегодня хорошо поработали. В честь этого в «замке» нас ждет небольшой банкет. Давайте же вернемся и отогреемся телами и душами.

— Так точно, — дружно откликнулись солдаты на похвалу принцессы и поклонились ей.

***

Север континента Фербист, западные окраины бывшей Империи Газ.

Ныне виконтство Дачия.

Во время войны эта земля служила перевалочным пунктом на военной дороге, построенной для снабжения войск. С тех пор та дорога превратилась в перекресток нескольких торговых маршрутов. Большую часть холмов и лесов, занимающих основную территорию виконтства, зимой заваливает снегом, и вести здесь сельское хозяйство не слишком удобно. На руду эта земля тоже не слишком богата, но виконство зарабатывает в первую очередь за счет таможенных пошлин и живет весьма неплохо.

Но мир устроен так, что, если где-то есть богатства, есть и те, кто стремятся завладеть ими.

В последнее время две угрозы мешают спокойствию Дачии: многочисленные нападения разбойников и появление вооруженной группы, называющей себя «армией Империи Газ», во главе с девушкой, зовущей себя наследницей старой Империи.

***

Агентство послевоенного восстановления «Климан».

Международная организация, созданная странами-участницами альянса, положившего конец долгой войне.

Когда страны, сумевшие преодолеть разногласия, выступили единым фронтом и завершили войну, они приняли несколько конвенций и договоров, а также основали агентство как одну из политических мер. Оно предназначалось для принятия экстраординарных решений, выходящих за рамки правительства одной страны.

Но…

Несмотря на громкое название, фактически агентство выступало в роли «отговорки» стран перед населением — в первую очередь его приводили в качестве доказательства того, что мы-де прилагаем все усилия, чтобы решать многочисленные проблемы, возникшие в ходе войны. За фасадом международной организации многие решения принимались исходя из нехватки людей и бюджета. Значительной властью агентство тоже не обладало.

Говоря откровенно, организацию собрали из тех «излишков», что появились у армий и правительств после реорганизации.

Впрочем… какими бы ни были замыслы политических верхов стран альянса, большая часть сотрудников Климана всецело одобряла задачу поддержки послевоенного восстановления и продолжала тихонько, но усердно работать.

— Кстати…

Кадвелл, столица королевства Вимарк. Уголок центрального района.

Второй этаж штаб-квартиры «Климана», кабинет Конрата Штайнмеца, руководителя организации.

Несмотря на дежурное оформление комнаты флагами королевства Вимарк и агентства «Климан», вдоль стен стояли переполненные книжные шкафы, которых никак не хватало: горы бумаг и документов лежали повсюду. Посреди рабочего беспорядка сидели двое мужчин.

— Как насчет твоей жены? — спросил первый из них — Конрат, хозяин кабинета.

Второй же светлыми волосами и голубыми глазами напоминал прекрасного, но сильного сына благородной семьи. Несмотря на кажущуюся стройность, ни внешность, ни движения его не отдавали хрупкостью. Даже сидя на стуле, он источал определенное величие.

Альберик Жилетт.

Подчиненный Конрата и некогда командовавший своим оперативным отрядом рыцарь. В силу определенных обстоятельств он временно покинул агентство, но сегодня пришел к Конрату, чтобы попросить принять его обратно.

— Она в полном здравии, — с усмешкой ответил Альберик и пожал плечами. — Хотя, конечно, мать ее до сих пор часто ругает.

— Даже знатные семьи без споров со свекровью не обходятся, значит, — Конрат ухмыльнулся в ответ.

— Как бы там ни было, формально у нее есть статус леди семьи Холопайнен… но что самое главное — и отцу, и матери она вроде бы пришлась по душе. Хотя во время их первой встречи произошло такое, что я за голову хватался.

Альберик временно покинул агентство «Климан» затем, чтобы уладить вопросы, касающиеся собственной свадьбы.

В невесты он взял свою подчиненную, Виви Холопайнен, однако та, пусть и воспитана в семье Холопайнен, на самом деле лишь ассасин, выращенный знатью как инструмент для политических интриг. Хоть семья Жилетт и не занимала высшего положения в обществе, Альберик все равно предполагал, что среди любителей «чистой крови» и хороших родословных среди его родителей и родственников будут какие-либо трения.

— Кстати, это ведь твой отец пришел в вашу семью, а не наоборот?

— Да. Но он, конечно, тоже потомственный воин, — ответил Альберик.

В первую очередь положение рыцарского семейства означало, что Жилетты поколениями накапливали «подвиги».

Разумеется, Альберика учили боевым искусствам еще с ранних лет, но даже женщины семьи Жилетт, пусть и не участвующие в битвах, обучены сражаться более чем достойно.

Это касалось и матери Жилетта, старшей дочери нынешней главы семьи.

— В конце концов, у нас матриархальная семья… и вот когда я представил Виви матери, она со словами «если хочешь, чтобы я признала тебя невестой мужчины из рода Жилеттов, докажи, что у тебя есть сила» выхватила меч… Ну а Виви как вкопанная застыла.

— ...Еще бы, — участливо отозвался Конрат.

Весь смысл существования семьи Жилетт заключался в том, что они преуспевали в военных делах, и умение сражаться влияет в том числе на их мировоззрение. У них даже принято считать, что «чем лучше человек сражается, тем весомее его голос».

А поскольку жене Альберика, возможно, предстояло родить следующего главу семьи, Жилеттам пришлось бы закрыть глаза на сомнительное происхождение девушки, окажись она сильной.

— Наверняка ей было неудобно втаптывать в грязь женщину, которую в будущем придется называть матерью.

— Мать использовала настоящий меч.

— У-у-у… — Конрат искренне посочувствовал Виви.

Тем самым мать Альберика как бы сказала Виви: «Хочешь войти в семью Жилетт — будь готова убить меня». Как пояснил Альберик, отец пытался остановить ее, но его слова ослабляло то, что он родился не в семье Жилетт.

— Она ведь не по мечам специалист.

— Да. В конце концов, Виви до самого завершения битвы не обнажила своего меча.

Как упоминалось ранее, Виви — ассасин.

Все полагающиеся умения в нее основательно вдалбливали с самого детства.

На войне, где требовалась сражаться среди толпы и, возможно, не с одним противником, она не могла проявить свою силу, но в битвах один на один без постороннего вмешательства ее искусство расцветало.

В итоге, она сражалась с матерью Альберика на равных… точнее, уворачивалась от всех ее выпадов, пока женщина, наконец, не выронила от усталости меч.

— Все-таки моей матери уже пятьдесят пять лет… — усмехнулся Альберик.

Другими словами, победу Виви принесла молодость… вернее, выносливость.

Разумеется, как только мать лишилась оружия, Виви могла бы порубить ее собственным мечом или закидать своими любимыми иглами. Таким образом, фактически она победила.

С самого детства пропитавшаяся бойцовским духом мать Альберика с достоинством признала поражение.

И именно тогда Виви пришлась родителям Альберика по вкусу.

Особенно матери — хоть она и покрикивала на Виви из-за мелочей, когда пыталась научить «быть настоящей женщиной Жилетт», но в то же время почти сразу же заказала ей платье с фамильным гербом и вообще нередко баловала.

— Что ж, командир Жилет. — Конрат достал сигарету, зажал губами, но не закурил. — Сегодня ты пришел… чтобы вернуться?

— Да, — Альберик слегка ерзнул, чтобы поправить осанку.

— Я думаю, тебе сейчас самое время занять более надежное место. Не хочешь работы поспокойнее?

— Поспокойнее? — Альберик нахмурился. — О чем вы…

— Если конкретнее, я предлагаю тебе уволиться с поста командира отряда и вместо этого подумать о кресле руководителя агентства.

— Вы… — Альберик смотрел Конрату в лицо округлившимися глазами.

Тот ухмыльнулся, все еще не выпуская изо рта неприкуренной сигареты.

— Я просто думал в скором времени отойти от дел. Но я не смогу уйти с чистой совестью, пока не определюсь с тем, кто займет мой пост. Да и тебе теперь, как человеку женатому, нельзя по миру постоянно мотаться, пока жена твоя места себе найти не может.

— Виви тоже могла бы вернуться и сопровождать меня… — Альберик пожал плечами.

Как бывшей сотруднице «Климана» и подчиненной Жилетта, ей хватало и опыта, и умений.

— Но не будем об этом. — Альберик чуть опустил взгляд, словно не хотел вешать всю голову. — Я очень признателен, однако мое собственное мнение по этому поводу — если я и приму ваше предложение, то лишь после того, как разберусь со всем, что меня беспокоит.

— Хм?.. — Конрат нахмурился. — Тебе что-то не дает покоя?

— Да… кое-что. — Альберик бросил взгляд на окно, за простирающийся за ним небосвод. — Дело Чайки.

— Ты…

— Как я написал в рапорте и как подтвердили доклады со всего континента, описывавшие происходящее во время и после тех событий, Проклятого Императора Артура Газа можно считать поверженным.

В свое время Альберик и отряд под его командованием сразились против воскресшего Артура Газа и его подчиненных. Под конец Проклятый Император убил «бога» и сам начал возноситься, чтобы занять его место (совершенно буквально). Пусть в итоге императора Газа победил не Альберик, но мир не обрел то устройство, о котором мечтал Артур Газ, а значит, все его амбиции наверняка погибли вместе с ним.

И все же…

— Однако однажды он уже вернулся с того света. К тому же на время смерти оставил в мире приспособления, которые воплощали его замысел. А именно: автономные живые механизмы, называемые Чайками.

— То есть… — Конрат достал из кармана спичку и зажег сигарету.

В кабинете сейчас не было Карен Бомбардир — ассистентки, не переносящей табачный дым. Она ушла по делам. Выходит, если как следует проветрить помещение, вряд ли она станет потом возмущаться.

Беспокойство. Волнение. Смятение. Без сигареты эти чувства не получится отложить в сторону, чтобы спокойно все обдумать. По крайней мере, у Конрата не получалось.

— Ты хочешь сказать, он все еще мог что-то оставить?

— Как минимум, мы не знаем, сколько Чаек оставил после себя Проклятый Император. Сотню? Тысячу? Десять тысяч? Даже если отложить в сторону вопрос, «пробудится» ли каждая из них, возможно, на континенте еще остались истинные Чайки вроде тех, что нам попадались.

Чайки, принцессы с гробами — «механизмы» воскрешения Проклятого Императора.

Подобно тому, как в войне заранее планируют потери среди войск, император Газ заранее создал несколько… вернее, множество Чаек и раскидал их по миру.

Разумеется, среди них наверняка есть те, кто погиб, так и не пробудившись, или же те, кто не пробудится никогда. Более того, жена Альберика, Виви, — одна из тех, в кого посадили «семя Чайки». В силу определенных причин Чайкой она не стала, однако счет подобных ей «резервных» Чаек все еще мог идти на сотни.

А поскольку император Газ прошел через собственную смерть и воскрешение через матку Чайки ради того, чтобы «преодолеть свои ограничения и обмануть бога», никто не мог с уверенностью сказать, что он не утаил очередного безумного замысла, который Альберик бы себе в жизни не представил.

— Сейчас, когда нет останков, мы считаем, что воскресить императора Газа невозможно… но значит ли это, что все они стали безобидными девочками? Может, предусмотрительный Проклятый Император встроил в Чаек нечто еще, заготовку для следующего «шага», и все они уже приступили к работе. И когда я думаю об этом…

— И правда. — Конрат затянулся и медленно выдохнул.

Он читал рапорт Альберика и знал, о чем речь… но не разделял его опасения. Возможно, их могли разделить лишь те, кто видел воскрешенного императора Газа собственными глазами.

— Раз уж ты заговорил о деле Чайки… помимо тех, кого создал Проклятый Император, есть и те, кто просто пытается присвоить это имя. А раз миру не рассказывали о случившемся в замке Герансон, наверняка почти все сегодняшние Чайки — как раз актрисы.

Даже после гибели Империя Газ продолжала влиять на страны, которые с ней граничили.

Если вдруг появится некто, называющий себя законным наследником Проклятого Императора, он наверняка сможет отыскать в них деньги и последователей. Доклады других оперативных отрядов описывали встречи с мошенниками, которые пытались этим воспользоваться.

Более того, поначалу агентство «Климан» поручило оперативному отряду Жилетта именно что преследование подобных «Чаек-самозванок»... то есть фальшивок. Правда, они натолкнулись на настоящую, в результате чего оказались свидетелями воскрешения Проклятого Императора.

— Короче, ты хочешь сказать, что это еще не конец?..

— Каким образом определить, что «конец» настал, — вопрос очень сложный.

— Это точно…

— Но в любом случае, если некое «продолжение» будет, не факт, что все закончится так же благополучно. Откровенно говоря, я сам жив благодаря случайности… нет, чуду, — с этими словами Альберик напрягся.

Он явно нервничал, но не до того, чтобы бояться.

Конрат знал о тех событиях лишь по рапортам, но понял, что даже Альберик, мечтающий о воинской славе, не желает вновь сражаться против сил Проклятого Императора, с которыми ему пришлось столкнуться в замке Герансон.

Но как бы там ни было…

— Хм… хочешь сказать, безопасностью лучше не пренебрегать? Но это ведь вовсе не значит, что ты должен лично возглавлять поисковый отряд. Ты можешь стать моим преемником и получить достаточно власти для того, чтобы продолжать поиски, разве нет?

— Вы… — Альберик моргнул так, словно такая мысль ему в голову не приходила, — ...правы. Так и есть.

Юноша из семьи потомственных воинов самоуничижительно улыбнулся и покачал головой.

— Кажется, я никак не могу отделаться от чувства, что должен работать на передовой.

— Военное дело состоит не только в том, чтобы размахивать мечом. Думаю, любому военному человеку стоит научиться отправлять людей на задания, — продолжил Конрат, придвинув к себе пепельницу и стряхивая в нее пепел.

— Вы правы…

— Впрочем, даже если ты хочешь вернуться на передовую, придется немного подождать, пока возвратятся Николай и остальные.

После всего случившегося Альберик уже не хотел брать руководство над новыми подчиненными, а они наверняка не хотели видеть своим командиром кого-либо еще. Пока Альберик находился в отпуске, командование оперативным отрядом временно принял его лейтенант Николай Автотор.

— Где они сейчас?

— В виконтстве Дачия. Ассоциация купцов попросила нас разобраться с нападениями разбойников и появлением вооруженной группы, называющей себя «Империей Газ».

***

Руины Шамони.

На Фербисте множество каменных руин, которые называют этим именем.

Никто не знает, кто их построил. Никто не знает, когда. Никто не знает, для чего.

Шамони — лишь имя первооткрывателя руин, но их, конечно, находил не один человек. Собирательное имя руинам дали потому, что все они выглядят похожим образом.

Многие из них снаружи напоминают шпили, а внутри устроены столь сложно, что наводят на мысли об огромных магических двигателях. Более того, складывается ощущение, что эти сооружения создавались вовсе не для того, чтобы их населяли или даже посещали люди.

Тем не менее руины, благодаря огромным размерам, а также необычайной стойкости к непогоде, доказанной тысячелетней историей, вполне годились на роль пусть даже временного укрытия. Внутри них есть множество полостей, которые можно разделить на комнаты и соединить лестницами, тем самым создав несложную крепость.

Одни такие руины стали базой армии новой Империи Газ под предводительством принцессы Чайки.

— Сегодня вы все отлично сражались, — начала свою речь принцесса Чайка, обращаясь к солдатам новой Империи Газ с возвышения (благодаря вышеупомянутой сложности внутреннего строения руин ей организовали эрзац-террасу). — Уже некоторое время нас не атакуют местные феодалы, а наши ряды постепенно крепнут. Но наша цель все еще далека, а дорога к ней опасна. Никому из нас нельзя усыплять бдительность и предаваться самодовольству.

Солдаты стояли по стойке смирно и смотрели прямо на нее. И тогда…

— Но каждому работнику необходимы отдых и развлечения. Сегодня мы празднуем победу над разбойниками, и всем дозволено пить, петь и танцевать. Вдоволь вкусите удовольствия от жизни, — закончила Чайка, поднимая руку.

— Ура-а-а! — дружно отозвались солдаты.

Появились женщины и выложили рядами еду и выпивку. Изголодавшиеся солдаты тут же наперебой потянулись к угощениям.

— О-о, да ведь это голубцы!

— Давненько я их не видел, а ведь раньше постоянно ел.

— Моя баба такие классные делала…

Некоторые солдаты радовались вслух, увидев родную сердцу еду.

Скорее всего, то были выходцы из Империи Газ или ее вассалов. Многие солдаты на службе императора потеряли свой дом, когда пала Империя Газ, а вместе с ней — окружающие ее государства.

И кстати…

Женщины, приготовившие еду, пришли сюда из окрестных городов и деревень. Именно по их просьбе солдаты занимались в том числе охотой на разбойников.

Пытаясь восстановить экономику, виконт Дачия сокращал как армию, так и чиновников. В результате виконтству стало очень не хватать людей для поддержания порядка на своей территории… так что жители начали обращаться за помощью к тем вооруженным силам, которые не состояли на службе виконта.

Например, к армии новой Империи Газ принцессы Чайки.

Поскольку территория виконтства некогда принадлежала императору, местные жители не питали неприязни к Империи Газ, и даже наоборот — активно обращались за помощью к армии новой Империи, недовольные бессилием нового господина. В некотором смысле усмирением разбойников солдаты занимались в качестве оплаты за ежедневную помощь мирных жителей.

И вот…

— Вкусно! Вкусно! — приговаривала Белая, девушка-маг, сыгравшая крупную роль в сегодняшней битве. С этими словами она уплетала суп — одно из национальных блюд Империи Газ.

Белая хваталась за всю еду подряд, словно стараясь не уступать солдатам. Котенок на ее плече лакомился мясом и соленой рыбой, которой она его кормила.

— И это вкусно! И э…

Она оборвалась на полуслове.

Видимо, так быстро ела, что подавилась. Девушка-маг схватилась за грудь, начала мычать и краснеть. В следующее мгновение кто-то ударил ее ладонью по груди.

— !..

— Чего это ты?

Похоже, легкий удар так или иначе подействовал… Белая шумно проглотила еду, а затем зашлась кашлем под удрученным взором Люка.

Котенок перепрыгнул с дрожащей Белой на плечо Люка. Тот слегка пощекотал зверьку подбородок, а потом погладил Белую по спине.

— М-м… Благодарю.

— Ешь спокойнее, чего ты, — Люк протянул Белой деревянную чашку.

Та взяла ее, залпом выпила содержимое и испустила длинный вздох.

— На волоске от смерти.

— Приятная вышла бы смерть.

— Так ведь… — Белая переключилась с континентального наречия на язык Лаке. — Я уже давно не ела настолько вкусной еды!

— Уж прости, что я столь плохо готовлю.

— Я н-не это имела в виду…

К слову, Люк постоянно говорил на континентальном наречии.

Однако Белую понимал и уверенно ей отвечал, так что на Лаке, скорее всего, говорил.

Таким образом, у них получался довольно необычный диалог на смеси Лаке и континентального… Но с другой стороны, в армии возрождения Империи Газ[✱]Я не туплю, тут действительно то так, то этак пишется. (прим. пер.) подобные сцены происходили нередко.

Понятное дело, что и принцесса Чайка, и солдаты Империи Газ говорили в основном на Лаке, но наемники, прибывшие сюда из других земель, пользовались континентальным наречием. Были и люди вроде Люка, которые с разным успехом владели двумя языками, и в целом друг друга все так или иначе понимали. Сейчас, во время банкета, Лаке и континентальный смешивались повсюду.

И тогда…

— ...Развлекаетесь? — обратилась к Люку и Белой принцесса Чайка.

Спустившись с террасы, она начала разгуливать среди солдат и воодушевлять их лично. Рядом с ней ходил ее бессменный дворецкий, служивший принцессе с самого детства, — ныне уже пожилой Алексей Экола.

— Да. Более-менее, — ответил Люк.

— Рада слышать, — принцесса Чайка мягко улыбнулась, но потом ее лицо слегка напряглось. — Как я уже говорила, ваши труды в самом деле принесли огромный вклад в сегодняшнюю битву против разбойников. Да, мы сражались не против людей виконта и не против солдат альянса… но все равно мы, кажется, впервые умудрились обойтись совсем без жертв. Выражаю вам искреннюю благодарность.

— Мы недостойны таких слов, — сказал Люк, а затем ему в голову словно стукнула мысль, и он добавил: — Хотя… нам вас тоже следует благодарить. За то, что вы приняли к себе непонятных бродяг вроде нас.

— Мы не в том положении, чтобы привередничать, — принцесса Чайка кисло улыбнулась. — Примерно половина солдат армии возрождения Империи Газ — наемники и бродяги. И я полагаю, что нам в результате «повезло» принять в свои ряды вас.

— Вы нам льстите, — Люк опустил голову… а затем схватил за макушку нетерпеливо набивавшую рот Белую и заставил поклониться и ее.

Возможно, эта парочка различалась и волосами, и глазами, и даже кожей… но все равно отчего-то напоминала трудолюбивого брата и беспечную сестренку.

— В любом случае, я прошу вас развлекаться сегодня вместе со всеми. Это приказ.

— ...Так точно.

Вновь поклонившись на пару с Белой, Люк примкнул к солдатам.

Те в полной мере признавали их заслуги, поэтому с улыбкой приняли в свои ряды, добродушно хлопали по спинам и пытались разговорить.

Какое-то время принцесса Чайка смотрела на них…

— …

После чего развернулась и покинула пиршество.

***

Принцесса Чайка прошла через похожую на цилиндр пещеру и добралась до края руин.

Цилиндрическая пещера использовалась лишь как проход. Трудно сказать, ради чего ее построил создатель руин. И пол, и стены, и потолок бесшовно перетекали друг в друга, из-за чего ходить по пещере было непросто. Сейчас, правда, по полу проложили доски.

— …

Почти все солдаты находились в «зале», где проходил банкет. Прочие части руин пустовали. По пути порой встречались факелы, благодаря которым яркости как раз хватало для прогулок, и тем не менее повсюду царил полумрак. Казалось, над всеми руинами нависла тьма.

Принцесса Чайка прошла до дальней стены, уперлась в нее лбом, вжалась в камень и испустила долгий вздох.

Радушие, которое она демонстрировала в банкетном зале, исчезло, лицо окрасилось мраком. Не верилось, что она осталась тем же самым человеком, пускай внешность ее ничуть не изменилась.

— Принцесса… — услышала она голос позади себя.

Принцесса Чайка обернулась и увидела Алексея.

— Прошу вас, соберитесь с силами и обуздайте чувства.

— Я знаю, — ответила она, вновь отворачиваясь к стене.

Старик продолжил назидательным, упрямым тоном:

— Все еще только начинается.

— Я знаю!..

Алексей расслышал в ее голосе нотки легкого раздражения, коротко покачал головой и притих. На лице белобородого старика появилась жалость.

— Прости, — сказала Чайка, вновь поворачиваясь к Алексею. — Я устала, пойду отдохну.

— Конечно. Остальное оставьте мне.

Алексей поклонился вслед ушедшей Чайке.

***

— Что ж…

Он посмотрел на отражение в окне коридора и проверил, нормально ли смотрится его костюм.

Он отдавал себе отчет в том, что на нем непривычная одежда. Те разы за всю жизнь, когда он облачался в строгие костюмы, можно пересчитать по пальцам одной руки. Костюмы он всегда брал в долг, своих у него не было.

«Прямо дикий медведь, переодетый циркачами», — подумал Николай.

От него прямо-таки исходило чувство того, что его переодели против воли.

Однако…

— Ничего страшного, — с натянутой улыбкой проговорила стоявшая рядом с ним девушка в очках по имени Зита.

Обычно она носила костюмы, не стесняющие движения, но сейчас переоделась в платье. В коротких, не мешающих работе, волосах красовались банты и другие украшения, производившие сравнительно милое впечатление.

— Не по себе мне как-то, — ухмыльнулся Николай.

Николай Автотор.

Зита Брузаско.

Ни лейтенант отряда Жилетта, ни магический инженер из него же не собирались ни на какой бал. Они просто привели себя в надлежащий вид для встречи с правительством виконтства Дачия.

Если бы они пошли на встречу с «сильными мира сего» в одежде простолюдинов, их бы не восприняли всерьез, а то и вовсе выгнали бы как невеж. Раньше груз подобных встреч ложился на Жилетта — командира отряда и представителя знати, но поскольку он в отпуске, переодеваться пришлось лейтенанту Николаю.

— Покончим с этим поскорее.

— Ладно-ладно, — с улыбкой согласилась Зита.

Затем они вновь повернулись к массивной двустворчатой двери, перед которой стояли, и постучались.

— ...Войдите, — раздался изнутри величественный голос.

Николай и Зита открыли каждый свою створку.

За дверью обнаружился зал заседаний. В центре стоял круглый стол, а вокруг него через равные промежутки сидело четверо чиновников. Все они носили дорогую, богато украшенную одежду, сидели идеально ровно и, словно сговорившись, смотрели на Николая и Зиту.

Наконец, в глубине зала, на возвышении, виднелся трон феодала.

На нем несколько небрежно, упершись в подлокотники, сидел юный правитель этих земель, виконт Дачия.

— …

Николай и Зита переглянулись.

В прошлом они уже не раз видели подобное. Наверное, и сейчас перед ними… молодой, не осознающий себя как политика прожигатель жизни на престоле, а также высокопоставленные чиновники, которые пользуются безразличием феодала к государственным делам и распоряжаются властью по своему усмотрению.

Они предположили это по одному взгляду, без каких-либо оснований, но вряд ли ошиблись.

Ведь если бы чиновники захватили власть не только ради того, чтобы набивать свои карманы, если бы в полной мере выполняли свою работу, агентству не пришлось бы посылать сюда оперативный отряд.

— Мы прибыли к вам из агентства «Климан». Николай Автотор и Зита Брузаско.

— Спасибо, что проделали такой долгий путь, — ответил им один из чиновников.

И прическами, и даже чертами лица они так походили друг на друга, что с трудом получалось разобрать, кто вообще говорит. Быть может, всех этих людей связывали кровные узы.

— Вас можно считать представителями совета семи стран альянса?

— Да, — Николай кивнул. — И чтобы не терять времени: местные жители, а также ассоциация странствующих купцов подали жалобу центральному правительству королевства Вимарк. Они заявляют, что частые вылазки разбойников вредят как мирным жителям, так и купцам.

— Хо… — один из чиновников задумчиво наклонил голову. — Впервые слышу. А ты?

— А я вот слышал. Но с другой стороны, в приграничных районах нападения бандитов и разбойников — вполне обыденное дело.

— Сколько их ни топчи — все равно опять появятся. Армия может их на время разогнать, но пройдут сутки, и все вернется на круги своя.

— В любом случае, вопрос поддержания правопорядка — один из тех, которые Его Величество король изволили включить в полномочия господина виконта. Вы согласны с тем, что вмешательство агентства «Климан» не слишком желательно? — чиновник повернулся к виконту.

— Да… это так, — вялым тоном отозвался тот.

— Будь все так просто, мы бы согласились, — терпеливо продолжил Николай, стараясь не вздыхать. — Однако, по всей видимости, в этих землях объявились вооруженные силы, называющие себя «армией новой Империи Газ». А возглавляет их девушка, называющая себя дочерью Проклятого Императора.

— …Вот об этом я точно впервые слышу, — ответил один из чиновников. — Но пусть даже появился кто-то столь безумный, что называет себя подобным именем, эта шайка не слишком отличается от разбойников. Все же нельзя сказать, что это дело требует вмешательства агентства «Климан».

— Покуда Чайка существует, происходящее таит в себе возможность дорасти до серьезного дела, стоящего превыше полномочий виконтства. По крайней мере, совет семи стран полагает именно так. По сообщениям, в попытке мятежа княжества Гавани тоже была замешана Чайка.

— … — чиновники нахмурились и переглянулись.

Николай продолжил, чтобы не снижать давление:

— Если та Чайка — настоящая, то ее «армия новой Империи Газ» самая настоящая, несмотря на свои размеры, а любой конфликт с ней — не что иное, как война между двумя странами, что уже выходит за рамки ваших полномочий.

— Хм-м… — один из чиновников развел руки в стороны. — Вы согласитесь подождать двадцать, нет, десять дней?

— К чему вы?

— Если честно, мы тоже прорабатывали план усмирения разбойников. Возможно, вам не сообщали об этом, но мы направили в центральное правительство Вимарка запрос о финансовой поддержке.

— Теперь уже… и я впервые слышу.

Когда зоны ответственности разделены, нередко бывает такое, что одно подразделение крупной организации совершенно не ведает о том, чем занимается соседнее.

— Мы соберем наемников, усилим войска и займемся усмирением разбойников.

— Наемников?

— Поддержание крупной армии требует постоянных расходов. Поэтому наше виконтство в настоящее время сокращает вооруженные силы. Полагаю, что и остальные земли тоже.

— ...Это да, — Николай неуверенно кивнул.

Когда война заканчивается, армия превращается в проедающую деньги обузу.

И действительно — примеров сокращения подконтрольных феодалам регулярных армий полно и за пределами виконтства Дачия. Как результат, армия испытывает нехватку людей, часть освобожденных солдат становится преступниками, страдает общественный порядок.

Виконтство Дачия додумалось попросить у центрального правительства Вимарка финансовую поддержку, чтобы обзавестись наемниками. С наемниками и правда не нужно нянчиться. К тому же, как уже было сказано, сейчас на континенте множество бывших военных, потерявших работу. Недостатка в желающих поработать наемниками нет.

— Наемники уже начали собираться. Более того, их так много, что мы как раз выбираем из них самых способных. Еще три дня, и мы закончим с отбором. Сразу после этого соберем из наемников отряд и отправим против разбойников параллельно с регулярными войсками. Полагаю, по ходу дела нам удастся победить и тех разбойников, что называют себя «армией новой Империи Газ».

— Но…

— Вы пытаетесь назвать происходящее «войной», но… у вас ведь нет никаких доказательств того, что та принцесса Чайка — настоящая, так? Более того, она скорее всего самозванка. А раз так, мы всего лишь поддерживаем порядок на территории виконтства. На это мы право имеем.

— …

Николай и Зита переглянулись.

Похоже, чиновники во что бы то ни стало стремятся сделать вид, что уже со всем разобрались сами. Либо им не нравится, когда их власть оспаривают, либо у них какая-то другая причина. Может, они просто хотят удержать свою сферу влияния…

— Безусловно, мы не отправим вас обратно как каких-то гонцов. Вам приготовлены комнаты и прислуга. Вы сможете понаблюдать за истреблением разбойников, после чего обо всем доложить центральному правительству.

— ...Благодарю.

Пожалуй, что-либо еще он сказать не мог.

Николай и Зита откланялись, ощущая легкий дискомфорт.

***

Руины Шамони, вершина шпиля.

Небольшая смотровая площадка.

Разумеется, изначально ее и многого другого здесь не было. Площадку, как и все остальное, построили солдаты новой Империи Газ, прикрепив веревками доски к пологой вершине шпиля.

Площадка дико скрипела каждый раз, когда на нее кто-то взбирался, и за это часовые ее очень не любили. Ни регулярные войска виконтства Дачия, ни бандиты еще ни разу не нападали на эту «крепость», ведь руины Шамони в большинстве своем скрывались в труднодоступных местах, не имеющих стратегической ценности. Солдаты считали, что вряд ли кто-то притащится сюда ради штурма крепости, а потому не утруждали себя бдительностью и нередко отлынивали.

Кроме того, сейчас полным ходом шел банкет. Дозорных на смотровой площадке не наблюдалось.

Вместо них…

— …

Принцесса Чайка вздохнула, обводя взглядом заснеженный лес далеко внизу.

Облачко белого пара, покинувшего очаровательные губы, постепенно растаяло в холодном воздухе. Никто иной его так и не увидел. Принцесса Чайка часто приходила сюда посмотреть на лес, когда на душе ей становилось тоскливо. Если на часах кто-то стоял, она просила, и солдат с радостью оставлял ее одну.

— Сколько еще… я так… — растворился в пустоте не обращенный ни к кому шепот.

Конечно, она понимала, что ее шепот ничего не изменит. Он служил ритуалом, который помогал ей развеяться. Она собиралась произнести уже ставшие привычными слова, а затем вернуться внутрь башни.

Но…

— Принцесса? — раздался голос позади нее.

Чайка испуганно обернулась. Ей показалось, что у нее сердце чуть не выпрыгнуло из груди, будто ее поймали за чем-то постыдным.

— Люк… Белая?..

У круглого прохода в башню возникли фигуры Люка и Белой.

Затем между их ногами появился котенок.

Во время битв им порой приходилось действовать отдельно друг от друга, но все остальное время эта троица всегда держалась вместе. Даже в том помещении, где ночевали солдаты, они спали под одним одеялом у самой стены.

— Что вы здесь делаете? — спросил Люк.

Кажется, они пришли сюда вовсе не затем, что искали принцессу, и все же…

— Здесь холодно. Вам не стоит зайти внутрь?

— ...А вам?

— Понимаете, Белая… — Люк ухмыльнулся и посмотрел на свою напарницу, — немного перепила…

Как он рассказал, она с легкой подачи солдат выпила много фруктового вина и опьянела. И действительно — обычно бледное лицо Белой сильно покраснело, а сама она висела на левой руке Люка.

— У-у… — стонала Белая, не отпуская его.

Тот бросил на нее удрученный взгляд и добавил:

— Вот я ее и взял сюда, чтобы в чувство привести… Эх, что же ты так, силенок не хватает, а пьешь залпом.

— Я. Уже взрослая! Очень взрослая! — заявила Белая, все еще сжимая руку Люка. — Вино. Могу!

— Так только дети и говорят.

— У-у… — Белая свесила голову.

— ...Вы так ладите друг с другом, — высказалась Чайка, обводя их взглядом. — Прямо как брат и сестра.

— Возможно, но… — Люк пожал плечами. — Мы ведь совсем не похожи друг на друга…

— Кстати, вы ведь… не знаете, как связаны? — проговорила Чайка, вспоминая свое знакомство с ними.

Люк и Белая присоединились к армии новой Империи Газ примерно месяц назад.

Они — пара бродяг — разгуливали рядом с руинами Шамони, где их нашли солдаты новой Империи… и в итоге те остались у них. Принцесса Чайка полагала, что в результате выиграли все, ведь в противном случае их могли атаковать разбойники или же заманить на свою сторону и превратить во врагов армии новой Империи. Если бы в рядах противников оказался такой сильный воин как Люк и такой великолепный маг как Белая, они смогли бы нанести сильный удар по армии новой Империи Газ.

Но в любом случае…

— Ну, да… — не слишком уверенно согласился Люк. — Мы с ней помним лишь последние полгода. Очнулись друг рядом с другом, ну и с тех пор путешествовали вместе.

Вообще, Алексей и солдаты поначалу опасались парочки с амнезией и считали, что те на самом деле шпионы или убийцы, подосланные виконтством.

Но если подумать, убийцы, пытающиеся влиться в ряды армии новой Империи, придумали бы более правдоподобную легенду.

Кроме того, Люк и Белая показали себя как отличный боец ближнего боя и маг соответственно. Они внесли значительный вклад в победы армии и никоим образом не вредили солдатам, как поступили бы на их месте шпионы или убийцы.

Пусть принцесса Чайка и не проводила четкую линию в вопросе того, доверяет ли им, но по крайней мере она от чистого сердца признавала их своими союзниками.

— Мы даже не знаем, с какой стати оказались вместе.

Они очнулись лежа на земле, сцепив руки.

Кстати, котенок тоже примкнул к ним еще тогда. Они рассказывали, что зверек прижимался к ним и лежал рядом. Люк предположил, что котенок был их питомцем.

— Вы и правда не очень похожи на брата с сестрой…

— Вот именно, — согласился Люк со словами принцессы.

Цвет кожи, волос, глаз, черты лица — во внешности Люка и Белой не перекликалось ничто. Похоже, они и национальностями различались. Белая, как и принцесса Чайка, лицом напоминала уроженку севера, но Люк свое происхождение ничем не выдавал.

— Значит, вы… — принцесса Чайка посмотрела на них слегка шаловливо. — Любовники?

— Вот уж не знаю, — Люк натянуто улыбнулся и пожал плечами.

Он не стал ни соглашаться, ни спорить с ней — возможно, потому, что и сам над этим раздумывал. Непохожие друг на друга братья и сестры, конечно, встречаются, но с учетом того, что они — парень и девушка — очнулись, держась за руки, вывод принцессы Чайки напрашивался сам собой.

— Путь запретной любви привел к тому, что вы решили вместе покончить с жизнью?

— А может, мы просто брат с сестрой, — усмехнулся Люк.

— Любовники… — Белая вдруг задумалась. — А может, муж и жена!

— Я — твой муж?.. — Люк сложил руки на груди и посмотрел в полное снежинок небо. — Тяжело мне, наверное, пришлось…

— Почему?

— Готовить ты не умеешь, пальцы неуклюжие настолько, что даже штопать не можешь, отправишь тебя стирать — сама до нитки промокнешь. От тебя ведь дома никакого толку.

— Обязанности мужчины и женщины. Можно менять местами, — ответила Белая, надувшись.

— Деньги зарабатывать у тебя получается еще хуже. Это ведь с тебя торговцы дерут втридорога, когда ты за покупками идешь. Да и какое там посылать зарабатывать — если куда-нибудь одна пойдешь, тебя мигом в рабство продадут.

— Возмутительное мнение! — рассерженно воскликнула Белая, сжала кулачки и попыталась было поколотить Люка по груди… но тот схватил ее за макушку и вытянул руку. Короткие ручки Белой никак не могли дотянуться до него.

Ей это отнюдь не понравилось, так что она в ярости замахала руками, затем схватилась за ладонь Люка и попыталась отцепить ее от себя, но хватку парня разжать не получалось. Люк обладал силой, достойной мастера единоборств, и тоненькие ручки Белой не могли с ним потягаться. Конечно, она и сама не лыком шита — куда сильнее своих сверстниц, раз спокойно обращается с длинным, тяжелым гундо… однако с Люком в любом случае сравниться не могла.

— ...Хи-хи, — наконец, Чайка не сдержала смешка. — Вы и правда хорошо ладите.

— Вы так считаете? — с усмешкой отозвался Люк, удерживая ладонью размахивающую руками Белую.

— Мне даже завидно.

— …

Белая вдруг прекратила бесноваться и посмотрела на принцессу Чайку.

Глаза по ту сторону очков недоуменно заморгали. Лишь сейчас принцесса обратила внимание, что глаза у Белой такого же фиолетового цвета, как и у нее. Из-за очков она не замечала этого раньше…

— Принцесса. Одинокая?

— Пожалуй… не совсем одинокая, — Чайка покачала головой. — Вы все ведь со мной. К тому же у меня есть Алексей. Я не одинокая. Просто я… Чайка Газ.

На мгновение принцесса смутилась, словно не хотела произносить свое имя.

Ее собеседники, как люди посторонние, не поняли бы причины ее сомнений… но принцесса будто бы на мгновение усомнилась в том, что она на самом деле Чайка Газ. Впрочем, едва ли Люк и Белая стали бы запоздало задаваться подобными вопросами из-за такого пустяка.

— У меня есть товарищи, но нет времени заводить друзей и любовников. И не будет, пока я не верну наш дом.

— … — Какое-то время Белая удивленно глядела на принцессу Чайку, а потом вдруг выпалила: — Принцесса. Подруга!

— Эй, ты… — осадил ее нахмурившийся Люк. — Ты чего это?

— Я и принцесса. Подру…

— Простите ее неучтивость, — прервал ее Люк.

— Никакая не неучтивость! — возмутилась Белая и снова замахала руками.

— ...Спасибо, — с улыбкой сказала принцесса Чайка, какое-то время посмотрев на Белую. — Я рада.

— Подруги!

Белая отцепилась от Люка, взяла принцессу за руки и потрясла их.

Похоже, девушка-маг и в самом деле стремилась подружиться с принцессой Чайкой.

— … — Люк приложил ладонь ко лбу и вздохнул.

А котенок подошел к ногам принцессы Чайки и коротко мяукнул, словно одобряя.

***

За окном без конца танцевали снежинки.

Благодаря толстому стеклу и ярко-красному огню камина в помещении холод нисколько не ощущался. Чиновники, сидевшие за круглым столом, оделись на редкость легко для северных земель.

Перед ними стояли чашки с душистым чаем, привезенным из южных краев.

Другими словами, чиновники не знали никаких бед. Им всегда хватало дров и угля, они жили в морозоустойчивых домах, да и перемещались куда-либо в теплых каретах. Беднякам же в этих краях часто приходилось кутаться в несколько слоев одежды даже у себя дома и отогреваться выпивкой.

— Итак, что будем делать? — чуть раздраженно вопросил один из чиновников за круглым столом.

Сегодня он, в отличие от вчерашней встречи с агентами «Климана», выставлял свои чувства напоказ и оттого казался человечнее со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— С армией новой Империи Газ?

— Неприятные твари.

Остальные чиновники тоже говорили с неприкрытым отвращением.

— Война уже закончилась. Как они не понимают?

— Сегодня все решают не войска, а политика и экономика.

В углу зала прямо на полу сидел измученный усталостью мужчина.

Он единственный выглядел так, словно недавно побывал на морозе. Помимо того что он до сих пор не снял теплую одежду, его волосы и обувь промокли от налипшего и растаявшего в комнате снега.

Он — один из разбойников.

Член той самой шайки, которую вчера разгромила армия новой Империи Газ. Все его товарищи либо погибли, либо угодили в плен армии новой Империи, и лишь ему повезло успешно сбежать и выжить.

Но почему он бежал именно сюда, к чиновникам виконтства Дачия?

Разве бандиты не прячутся от государства даже тщательнее, чем от армии новой Империи?

— Уже третий случай? — во вздохом обронил один из чиновников.

В третий раз им доложили о том, что вооруженные люди, называющие себя армией новой Империи Газ, уничтожили отряд разбойников. Они нападали на районы, контролировавшиеся… вверенные разным шайкам, которые не предупреждали друг друга.

— Пока что мы только терпим непредвиденные убытки, но…

— Трудности вызывает то, что они пользуются именем Империи Газ.

— Из-за этого сюда даже климановцы приехали.

Как чиновники вчера объяснили агентам «Климана», борьба с разбойниками и их междоусобные разборки действительно входят в компетенцию местных правителей. Если бы между собой сражались обычные преступники, они бы не стали обращать никакого внимания. Соседним феодалам или совету семи стран альянса никто бы ничего не рассказал.

Но если враги называют себя «государственной армией»...

То конфликт приходится воспринимать как войну.

Причем войну с пресловутой «Империей Газ».

Против такого врага совет пришлет не только агентов «Климана», но и других людей.

Однако чиновники не хотели, чтобы посторонние совали носы в дела виконтства.

Иначе тогда они узнали бы, что чиновники по сути правили землей сами, фактически отобрав власть у молодого, глуповатого, апатичного правителя.

А захватив власть, начали набивать свои карманы.

Они тайно договаривались с разбойниками: закрывали глаза на их поступки, снабжали оружием и информацией, а взамен собирали с них дань. И это лишь одно из тех «темных дел», за счет которых богатели чиновники.

Но…

— Это реваншисты Империи Газ? Или просто какие-то неподвластные нам бандиты взяли такое имя?

— Сколько у них людей?

— Поначалу была сотня… сейчас не знаю. Но их становится все больше.

— К тому же у них много помощников.

— Бывшие жители Империи Газ? — раздраженно вопросил чиновник. — Неблагодарные. Забыли уже, что мы решили не порабощать их…

— Мы и не могли, слишком уж их было много.

— Если слишком сильно давить на народ, он может и взбунтоваться.

Изначально виконтство Дачия и соседние государства входили в состав Империи Газ, однако споры и стычки на границах приводили к тому, что эти самые границы часто сдвигались. Нередко происходило такое, что жители Империи Газ вдруг обнаруживали, как превратились в подданных аристократа другой страны.

Собственно виконту Дачия королевство Вимарк выделило новую территорию уже после окончания войны, поэтому жители практически не питали к нему верности. Куда больше среди населения было тех, кто скучал по временам Империи.

Но в любом случае…

— Хотелось бы с ними расправиться до того, как они соберут серьезные силы.

До сих пор чиновники старались делать вид, что никакой армии новой Империи Газ не существует, и считали их лишь очередной шайкой бандитов.

Нередко за правильными словами и красивыми флагами скрывались головорезы, которые занимались исключительно грабежом. Будь и армия новой Империи одним из таких отрядов, чиновники могли бы закрывать на них глаза без какого-либо вреда для себя. И более того…

— Хотя, погодите-ка, — вдруг заговорил другой чиновник. — Что, если мы, наоборот, как можно громче будем кричать об их угрозе?

— О чем ты?

— О том, что таким образом из центра удастся выудить побольше финансовой помощи.

Что, если с армией новой Империи Газ войти в контакт, провести переговоры и заключить соглашение, вместе с тем рассказывая центру об «угрозе» с их стороны? Тогда правительство выделило бы им деньги на противодействие разбойникам… то есть попросту увеличило бы дотации виконтству.

Однако…

— Если совет узнает, что у них есть настоящая Чайка Газ, они ни слова не дадут вставить и пришлют вооруженный отряд. А с учетом того, чем все закончилось в княжестве Гавани, в этот раз они без обсуждений выжгут магией весь лес.

А вместе с ним сгорят и некоторые из разбойничьих шаек, плативших дань чиновникам. Те лишатся источника дохода.

К тому же вновь увеличится риск того, что кто-то захочет сунуть нос в дела виконтства. Лишь самые главные из бандитов знают о связях с чиновниками, но если кто-то из них вдруг выживет и проболтается, чиновники уже не отвертятся.

И это… скверно. Весьма скверно.

— Значит, мы хотим дотаций. И их будет тем больше, чем более опасная «угроза» над нами нависнет. Армия новой Империи Газ отлично годится на роль угрозы. В то же время мы не хотим, чтобы центр прислал сюда армию, так?

— Как все сложно.

— Похоже, если мы не хотим проблем, придется доказать, что Чайка Газ — самозванка, — подытожил один из чиновников, остальные кивнули. — Кроме того, мы должны доказать тем типам из «Климана», что эта их армия новой Империи Газ — на самом деле лишь шайка бандитов.

— Это нетрудно, — ответил ему другой и ухмыльнулся. — У них во главе ведь Чайка Газ… то есть девочка, называющая себя дочерью Проклятого Императора, так? Однако разговоры о дочери Проклятого Императора начались уже после окончания войны. Мы можем просто нанять свидетеля, который скажет, что никаких детей у Проклятого Императора на самом деле не было.

— Ясно…

Чиновники с довольным видом закивали.

Они могли назвать кого угодно «человеком, который работал на Империю Газ до конца ее дней» и заставить его лжесвидетельствовать о том, что «у императора Газа никогда не было детей», тем самым опровергнув существование Чайки Газ.

— Но может ведь быть такое, что у той Чайки Газ есть какое-то доказательство, что она и в самом деле дочь Проклятого Императора.

— Вот да. Вот в этом загвоздка.

— А с этим справиться еще легче, — чиновник вскинул палец. — Достаточно, чтобы она просто не угодила в лапы агентов «Климана» или других таких отрядов. В крайнем случае можно отправить убийц, и если они избавятся пусть даже только от нее, этого хватит.

— Во второй половине дня мы займемся отбором наемников, которых пригласили воевать против разбойников… поищем среди них кандидатов на роль убийц?

— Нет. Для уничтожения армии новой Империи Газ лучше выбрать людей из регулярной армии и тщательно объяснить им, что надо любой ценой убить Чайку Газ. Нельзя, чтобы агенты «Климана» обо всем пронюхали. Чем меньше людей знает, тем лучше.

— Хм-м…

— На этом и сойдемся?

— Пожалуй.

Чиновники вновь кивнули друг другу и перешли к следующему вопросу.

Им не повезло очутиться в нищей земле, бедной и на плодородные почвы, и на полезные ископаемые. Им приходилось прибегать к куче разных неприглядных уловок, чтобы извлечь хоть какую-то пользу из того, что фактическая власть в виконтстве перешла к ним. Они много и упорно работали над собственным обогащением, а потому считали армию новой Империи Газ лишь одной из многочисленных временных сложностей.

По крайней мере, пока.

***

Воздух разрезала серебристая вспышка.

Длинная, плавно изогнутая.

Наверное, ее противник полагал, что точно рассчитал расстояние. Быть может, самоуверенно считал, что не проиграет девушке. И действительно, та двигала мечом слишком размашисто. Казалось, ее атаке не хватает должной резкости.

Мужчина понял, что допустил фатальную ошибку, лишь в то мгновение, когда несколько острых клинков со всех сторон сошлись на его шее.

— Что за?!

Даже доспех не гарантирует безопасность.

Броня делается так, чтобы боец мог перемещаться, и потому в ней непременно есть уязвимые и хрупкие места. Именно в них будет целиться опытный боец, точно рассчитывая угол, скорость и момент атаки.

Проволока соединяла несколько маленьких лезвий.

Она извивалась и меняла траекторию, словно живое существо, и в итоге забралась в щель между шлемом и верхней частью нагрудника противника.

— Змеиный клинок!.. — ошарашенно протянули зрители.

Девушка сражалась змеиным клинком.

Пусть он и называется клинком, но на деле ближе к кнуту. Во время атаки оружие, напоминающее формой меч, разделяется на лезвия, соединенные проволокой, и атакует противника по немыслимой для меча траектории.

Другими словами — это оружие убийцы, предназначенное для внезапных атак.

Однако…

— С-сдаюсь, отпусти! — объявил мужчина, срываясь на вопль.

Не только потому, что с лезвиями вокруг шеи брыкаться бесполезно… но и потому, что он осознал искусность девушки.

Просто махать змеиным клинком может каждый.

Но научиться делать так, чтобы его лезвия забирались в щели доспеха противника, чтобы оружие обматывалось подобно живой змее… Во всяком случае, за пару дней такому вряд ли научишься.

Девушка освоила оружие в совершенстве.

— …

Судья, стоявший чуть поодаль, уверенно кивнул… и девушка молча повернула запястье.

Лезвия тотчас же отцепились от шеи мужчины и ослабли… а в следующее мгновение начали с приятными щелчками собираться обратно в меч.

— Довольно, номер 223, Красная Богдан, — объявил судья, записывая что-то в журнал.

Девушка не стала ни радоваться победе, ни гордиться ей. Она лишь хмуро кивнула, и рыжие волосы, едва доходившие до ее плеч, покачнулись.

Затем девушка по имени Красная послушно вышла за пределы ринга.

И вместо нее…

— Далее номер 224, Акари Лексус, и номер 225, Хит Феррари.

На ринге появилась еще одна молодая девушка.

Ничего похожего на броню на теле, а из оружия только зажатый в правой руке молот.

Но ее противник, Хит Феррари, по всей видимости, так впечатлился выступлением Красной, что явно не собирался расслабляться и крайне нервно извлек меч из ножен.

— Начинайте!

Стоило голосу судьи прозвучать, как Хит сдвинулся с места.

Он взвалил меч на плечо и направил клинок за спину, словно пытаясь скрыть оружие, и тут же устремился к девушке по имени Акари. Он не задирал ноги и не делал слишком резких движений, однако приближался все равно быстро, подобно порыву ветра.

Он прятал меч, не давая предугадать атаку. Стремительно приближался, мешая предположить расстояние, с которого атака начнется. В бою против такого врага тяжело понять, на каком расстоянии от него нужно держаться. Похоже, Хит стремился сражаться в первую очередь эффективно, а не красиво.

Однако…

— Ха-а!

Хит размахнулся мечом.

Отведенный за спину клинок описал в воздухе полукруг, лавиной обрушиваясь на девушку. На время соревнования бойцы обмотали лезвия кожей, чтобы ненароком не убить соперника, но Хит рубил с такой силой, что без труда переломал бы противнику кости.

Акари в ответ… почти не шелохнулась.

Она так и продолжила стоять столбом и лишь подняла молот перед собой.

— ?!

Хита выбило из равновесия.

Удар, в который он вложил все силы, попал по рукояти молота Акари и сбился с траектории. Она не отразила удар, а изменила его угол, и лезвие заскользило по рукояти.

Хит предполагал, что девушка отразит атаку, и намеревался воспользоваться отдачей, чтобы начать следующий взмах.

Но она лишь приложила немного сил, чтобы отвести удар в сторону. Весь замах Хита пришелся, по сути, на воздух, а импульс начал утягивать за собой.

Затем Акари подсекла его ногой.

И без того потерявший равновесие Хит никак не мог устоять и тут же рухнул на землю. А через мгновение к его голове устремился острый наконечник молота, который еще называют «бронебойным».

— ?!

Хит напрягся, приготовившись умереть.

Молот остановился перед самым его носом.

— ...Итак? — Акари склонила голову.

— ...Сдаюсь, — честно согласился Хит.

— Победитель — номер 224, Акари Лексус!

— О-о… — прокатилась волна восторга рядом с ареной.

Конечно же, все понимали, что сейчас проходят не настоящие битвы, а только ограниченные поединки, в которых определится, кого из наемников возьмут на работу. Но с другой стороны, пришедшие добывать свой хлеб наемники были настроены очень серьезно. В таких условиях случайные «перегибы», приводящие к ранениям, встречаются часто. Ведь чем сокрушительнее победа, тем лучше тебя запомнит клиент.

И все же наемники прекрасно поняли, на что способна Акари. Она не красовалась, и даже наоборот, победила минимальными движениями, и именно поэтому наружу просачивалась ее настоящая сила, которой не нужна излишняя реклама.

И тогда…

— ...Какая отличная парочка, — раздался голос одного из чиновников, с балкона наблюдавших за первым отборочным раундом, «экзаменом для наемников». Его товарищи кивнули.

— У них более чем достаточно сил, к тому же они молодые и красивые.

— А потому смогут усыпить бдительность врага. Возможно, армию новой Империи Газ лучше доверить не регулярной армии, а этой парочке. Вопрос лишь в том, можно ли им доверять… точнее, в том, умеют ли они держать рот на замке.

— Хм-м…

Чиновники опустили взгляд на документы.

Под предлогом сдерживания ущерба от разбойников и противостояния армии новой Империи Газ, о чем они сообщили агентам «Климана», во всеуслышание объявили об укреплении вооруженных сил виконтства. Таким образом чиновники надеялись как получить побольше дотаций от центрального правительства Вимарка, так и собрать побольше откликов от наемников.

В результате обнищавших сокращенных вояк прибыло раза в три больше, чем ожидалось. Поэтому чиновники решили подобным образом испытать их и отобрать сильнейших.

Можно сказать, человеку государственной службы, сведущему в политике и экономике, логично думать о том, как получить самый качественный товар за те же деньги.

— Видимо, отряд наемников соберется уже послезавтра.

Испытания проводились в трех местах одновременно.

Поскольку поединки старались делать похожими на настоящие битвы, длились они недолго. Бойцы сразу начинали биться в полную силу, и схватки, как правило, не затягивались.

— Полагаю, их можно бросить в бой перед регулярной армией, в качестве передового отряда.

— Бросать в бой наспех собранную разношерстую толпу без тренировок, которые бы дали им «попривыкнуть» друг к другу? Да еще и передовым отрядом? Ты не думаешь, что у них будут огромные потери?

— Потому и предлагаю, — ответил чиновник, слегка улыбнувшись. — Мы лишь половину им платим авансом. Чем больше потерь, тем меньше платить.

— Понятно.

Остальные чиновники заулыбались и закивали.

Вся их четверка — чистокровные конторные работники, никогда не бывавшие в бою. Поэтому с их точки зрения и число трупов, и суммы в бюджете — лишь цифры.

***

За отборочными поединками наблюдали в том числе Николай, Зита, а также их коллеги по агентству «Климан» и оперативному отряду — Матеус Каравей и Леонардо Стора.

Однако они, в отличие от чиновников, выбрали для наблюдений не первую площадку, а третью.

— Кажется, они подошли достаточно… серьезно, — высказался Леонардо относительно отборочных поединков в целом. — В общей сложности уровень собравшихся наемников весьма высокий.

И глаза, и уши его тщательно улавливали происходящее на ринге.

Таких как Леонардо называют полукровками. Их подвергли магической обработке, пока они еще находились в утробах матерей, и превратили в необычных созданий. Доказательства тому — звериные уши и хвост, которых не бывает у людей, и обострившиеся чувства. Благодаря им, а также отменной ловкости Леонардо выполнял роль разведчика и наблюдателя отряда Жилетта.

— Значит, в мире так много безработных военных? — с хмурым видом проговорил Николай.

Когда-то он и сам был наемником. Так получилось, что после окончания войны ему удалось прибиться к агентству «Климан», но сложись все иначе, и он сам мог бы оказаться на одном из этих рингов… или даже в рядах тех разбойников, кого эти наемники собирались уничтожить.

— Трудно делать вид, будто меня это не касается.

— Кстати, господин исполняющий обязанности, вы ведь сами из Империи Газ? — задался Леонардо запоздалым вопросом.

— Нет, я не из самой Империи, а из соседней… страны-вассала. — Николай пожал плечами. — Война ведь все-таки шла три с лишним сотни лет. Семья из приграничного района могла не покидать родной деревни, но при этом родители нередко оказывались рожденными в Империи Газ, а ребенок — в какой-то другой стране. Насколько я знаю, в Империи родился мой дед. Но это, конечно, случилось задолго до моего рождения, поэтому на Лаке я не разговариваю.

Более того, даже в виконтстве Дачия, бывшей территории Империи Газ, в настоящее время активно продвигалось общеконтинентальное наречие. Разумеется, полностью убрать Лаке из жизни людей не получалось, но любые запросы к государству и чиновникам требовалось подавать только на общеконтинентальном. Документам на Лаке очень часто давали от ворот поворот.

И эта мера тоже вызывала народное недовольство.

К тому же…

— Я поспрашивал местных жителей, — заговорил лысый мужчина, маг по имени Матеус Каравей. — И похоже, что они не слишком хорошего мнения как о виконте Дачия, так и о тех чиновниках, что удерживают фактическую власть. Они не репрессируют видных деятелей и не собирают непомерные налоги… но что-то не так с экономикой виконтства. Работники купеческой ассоциации показались мне очень подозрительными.

— Короче говоря, они не идут на резкие шаги, которые привлекли бы внимание центра, но на самом деле потихоньку хитрят?

— Видимо, да. Хотя я пока, конечно же, не знаю, сколько людей вовлечено в «хитрости» и в чем именно они заключаются.

— Вот сволочи… — пробормотал Николай.

Если бы чиновники действовали бессовестно и творили зло в открытую, покарать их было бы гораздо проще. Но покуда они действуют скрытно, не высовываясь, собрать убедительные доказательства будет непросто.

А с учетом состава отряда Жилетта и оставшегося времени они…

— Лео и Матеус, я хочу, чтобы вы продолжили прочесывать город. Мы с Зитой постараемся каким-либо образом добиться повторной встречи с чиновниками, чтобы там их приструнить… но я в этом, если честно, слабоват. — Николай вздохнул.

Внешность бывшего наемника совершенно не подходила его внимательности, дотошности, честности и недюжинной смекалке… но именно эти качества частенько приводили к тому, что он слишком погружался в раздумья и сам себя губил. Ранее его недостаток редко всплывал на поверхность лишь потому, что он всегда доверял право последнего слова Альберику.

Так или иначе, его характер не годился для противодействия интригам и козням.

— Вы уж постарайтесь, исполняющий обязанности, — натянуто улыбнулась Зита и похлопала Николая по широкой спине.

***

Называя себя армией новой Империи Газ, они были более чем готовы к конфликту с армией альянса.

А раз изображали из себя вооруженные силы, то, конечно же, участвовали в битвах, а в них без раненых и погибших обойтись нельзя. Хотя, поскольку к армии новой Империи прибиваются все новые услышавшие вести солдаты, в целом их численность не сокращается.

С тех пор как к ним присоединились два великолепных бойца в лице Люка и Белой, они пока не несли потерь, да и ранений стало значительно меньше, но совсем без царапин воевать не получалось. Кроме того, помимо убитых до вступления той парочки, были и те, кто получили серьезные ранения и до сих пор не восстановились.

Особенно тяжело армии новой Империи приходилось в первое время — их почти никто не поддерживал, и никто из солдат тогда еще не умел сражаться в этих землях. И ладно еще те, кто в свое время служил на севере, но вступившие в армию выходцы из других земель часто свысока смотрели на сражения в зимних условиях… и в итоге порой теряли руки и ноги из-за обморожения.

— Принцесса…

Когда принцесса Чайка и Алексей подошли к «складу», сторожившие его солдаты вытянулись по форме.

Однако принцесса в ответ сказала «не отвлекайтесь на меня» и тихо прошла в центр помещения.

Склад, подобно тому залу, где несколько дней назад проводился банкет, занимал одну из сравнительно крупных пустот в руинах.

В нем оборудовали полки, на которых хранили продукты, оружие и прочие разнообразные припасы. Разумеется, ни качеством, ни количеством запасов они похвастаться не могли, поэтому в центре зала стояли рабочие столы, рядом с которыми корпели бывшие солдаты, пытавшиеся привести оружие и броню в надлежащий вид.

— ...Как ты?

— Весьма неплохо, спасибо, — с усмешкой ответил один из них гостье склада.

Он поклонился и в ту же секунду раздался сухой стук посоха.

Из-за обморожения этот солдат потерял половину левой ноги и больше не мог участвовать в битвах.

Поэтому ему пришлось вместо битв сторожить руины Шамони, «замок» новой Империи Газ, а также выполнять в нем прочую работу. Остальные работники склада — тоже так или иначе раненые солдаты, уже не годящиеся для битв. Всего таких в замке где-то дюжина, они занимаются уборкой, приготовлением еды, починкой оружия и доспехов, изготовлением мебели или надсмотром за пленными.

На самом деле в боях ранило вдвое больше человек.

Однако половина других покинула новую Империю Газ, а вторая половина скончалась от осложнений. Остались те, кто поклялся принцессе Чайке в верности, кто чувствовал себя в руинах как дома… и кому некуда больше податься.

— Правда, когда ночью заморозки, пропавшая нога побаливает, — с усмешкой заметил бывший солдат. — Но к протезу я уже скоро привыкну.

— Ясно… — ответила принцесса Чайка с каменным лицом.

Казалось, она пыталась улыбнуться, но у нее никак не получалось.

Она довольно часто ходила по руинам и разговаривала с солдатами.

Пусть дальше разговоров дело не шло, поначалу солдаты все равно изумлялись тому, что сама принцесса обращается к людям, которых даже не обязана знать по именам. Однако сейчас солдаты принимали ее старания, и те превратились в источник их верности.

Конечно, свой вклад наверняка вносило то, что в армии новой Империи Газ пока состояло лишь человек двести, что по меркам вооруженных сил немного. Такое количество людей можно знать в лицо, пусть и с трудом.

Но у такого подхода есть не только достоинства. Так как принцесса Чайка знала всех солдат до единого, каждая из неизбежных потерь терзала ее сердце и душу. Эта боль ослабляла Чайку как командира войска.

Алексей, ее однорукий дворецкий, по всей видимости, не особо одобрял поведение принцессы… но не мог закрывать глаза на духовный подъем в солдатских рядах, к которому приводила работа Чайки, а потому не слишком пытался ее остановить.

И все же…

— Береги себя.

— Как обычно, я крайне признателен за ваши слова, — с улыбкой ответил бывший солдат и свесил голову.

Любой более-менее опытный вояка понимал, что командиры, а уж тем более стоящие над ними аристократы, практически никогда не разговаривают с рядовыми солдатами.

— До свидания… — принцесса Чайка обвела бывших солдат взглядом, кивнула и покинула склад. — …

Дальше она шагала молча.

За ней тенью следовал Алексей.

Какое-то время они шли по руинам… затем поднялись по страшно скрипучей, наспех сделанной лестнице, которая вела в «покои» принцессы.

«Покои» ее, впрочем, не слишком отличались от полевой палатки — от остальных руин их отсекала лишь деревянная перегородка.

И потом…

— …

Принцесса Чайка ни с того ни с сего сжала правой рукой свои серебристые волосы и раздраженно потянула.

— Принцесса… — с упреком в голосе попытался одернуть ее Алексей, но та не послушала и постепенно стащила волосы с головы.

Не свои собственные. Парик.

Из-под которого появились волосы соломенного цвета.

— Перестаньте, принцесса. Что, если на вас кто-нибудь смотрит?..

— Я убедилась, что нас никто не преследовал, — со вздохом произнесла принцесса Чайка.

Точнее, нет. Если называть серебристые волосы и фиолетовые глаза доказательством родства с императором Газом, она…

— Сколько еще я должна…

— Это необходимый шаг на пути к восстановлению вашего дома, — мягко перебил ее Алексей.

Он пользовался опытом, полученным во время работы дворецким, чтобы управлять всей новой Империей Газ. Также именно он отвечал за распределение ресурсов, полученных от сочувствующих новой Империи, и раздавал солдатам поручения — в том числе тем раненым.

Пусть он и не сражался на передовой, но внешность пожилого дворецкого давала знать, что работает он поистине самоотверженно. Алексей вносил огромный вклад в то, чтобы организация под названием «новая Империя Газ» продолжала работать.

Он очень умелый человек. С этим не спорил никто.

Но…

— Вспомните о вашем покойных отце и матери, вспомните ваши сожаления. Дом Гордонов… — Алексей громко кашлянул и резко прервал себя, словно опомнившись.

Если кто-то мог подсматривать — кто-то мог и подслушивать.

— Мы зашли слишком далеко, чтобы отступить.

— Я понимаю. Я все понимаю, но… — ответила Чайка и прикусила губу.

Она словно признавала, что Алексей прав, но не могла смириться с его словами и разобраться в своих чувствах.

И тогда…

— А…

Принцесса Чайка почувствовала, как о ее ноги что-то трется, и опустила взгляд.

Снизу вверх на нее смотрел серый котенок с красными глазами — видимо, он зашел в «покои» вместе с ней.

Котенок Белой.

— Ты чего? — принцесса Чайка опустилась на корточки и заглянула котенку в глаза.

Пожалуй, она впервые видела котенка самого по себе — обычно он ни на шаг не отступал от Люка и Белой. В этом и состоял смысл ее вопроса, но котенок в ответ лишь наклонил голову, словно не понимая, что не так.

— Где твоя хозяйка?

— …

Конечно же, котенок не ответил ей. Возможно, ему захотелось зайти просто так, поскольку в следующую секунду зверек коротко мяукнул, отошел от Чайки, а затем исчез через щель в перегородке.

— …

Чайка выглянула наружу из покоев… но никого не увидела.

Ни Белой, ни Люка. Похоже, их с Алексеем разговор слышал лишь котенок.

— Принцесса…

— Все хорошо, там никого, — со вздохом проговорила принцесса Чайка… вернее, девушка, взявшая это имя.

***

— ...Тайное донесение?

Чиновники получили доклад за два дня до предполагаемой даты наступления на новую Империю Газ.

— Так точно, — подтвердил подчиненный, который и принес донесение. — В нем человек сообщает, что «Чайка», в которую он верил, оказалась самозванкой. Поэтому, чтобы отомстить за предательство, он готов…

— …

Чиновники переглянулись.

Они с самого начала готовили «свидетеля», настаивающего бы на том, что их «Чайка» фальшивая.

Однако свидетельствовать они собирались уже после уничтожения новой Империи, против безмолвного трупа девушки, который не сможет ничего оспорить.

Кто бы мог подумать, что объявится и настоящий свидетель?

— Пускай будут два свидетеля. Так даже правдоподобнее, — высказался один из чиновников и повернулся к подчиненному. — Примите его с должным гостеприимством и вытяните всю информацию, что сможете. Размер их армии, расположение крепости, рельеф окружающей местности и так далее. Пригодится во время штурма.

— Может, отложить операцию дня на три?

— Действительно, если сначала получим сведения, будет надежнее.

— Но в любом случае мы будем использовать тех наемников, что недавно собрали.

— Однако расходы необходимо как можно сильнее сократить.

Потому что сэкономленные деньги осядут в карманах чиновников.

— Да, поэтому… — один из чиновников вновь посмотрел на подчиненного и проговорил таким равнодушным голосом, словно обсуждал погоду на завтрашний день: — Не сообщайте наемникам никакой информации, кроме расположения вражеской крепости. Все остальное — только регулярной армии.

Затем подчиненному приказали удалиться.

***

Девушка-маг представлялась как Белая.

Она куда лучше говорила на Лаке, нежели на общеконтинентальном наречии, потому окружающие строили догадки о том, что Белая родилась в Империи Газ, однако в остальном девушку, как и Люка, окутывали тайны… и порой весьма удивительные.

Белая была единственным магом на службе новой Империи Газ, но по своим умениям, кажется, превосходила большинство магов мира… и могла с достоинством носить титул гениального заклинателя. Как и где девушка, которой по внешнему виду не дашь и двадцати, научилась таким сложным заклинаниям — не знал никто, да и гундо ее совсем не походило на те, которые по карману обычному человеку. Возможно, она подобрала его на каком-то поле боя, однако обслуживание такого механизма требует особых знаний и умений.

Складывалось впечатление, что она хорошо ладит с Люком, и, кажется, с половину жизни провела в удивительных… и многочисленных приключениях, но память о тех временах потеряла и ничего не знала даже сама.

С другой стороны, девушка порой говорила и вела себя на удивление непринужденно и даже по-детски.

Вероятно, в этом тоже вина амнезии (скажем, если пятнадцатилетний человек потеряет воспоминания о последних десяти годах, превратится ли он в пятилетнего?), но среди людей принцессы Чайки не было врача, который мог бы что-либо прояснить.

В любом случае…

— Ванна!

Через несколько дней после праздника по поводу победы над разбойниками Белая вдруг позвала принцессу Чайку с собой. Она объявилась в ее покоях, где принцесса и Алексей вели дела новой Империи, схватила Чайку за руку и громко выпалила несколько слов.

— Сама сделала!

— Сама?.. — повторила за ней недоуменно моргающая принцесса.

Однако Белую, по всей видимости, недопонимание не волновало совершенно. Она потянула Чайку за собой, заставив встать со стула, а затем и вовсе куда-то повела.

— Что ты… — Алексей нахмурился и попытался было остановить ее, но...

— Принцесса Чайка. Подруга! — заявила Белая, ничуть не смущаясь, и повела принцессу за собой дальше.

Однако…

— Стой, — Алексей изменился в лице. — Ты собираешься мыться вместе с принцессой?

— М-м!

— Нет, я вам запрещаю! — отчего-то поспешно выпалил Алексей, но Белую ничуть не смутил, и она продолжила куда-то тянуть принцессу. Алексей что-то раздраженно проворчал под нос, напрягся и только собрался погнаться за ними…

— ...Разве может что-то случится, если две девушки помоются вместе? — сказал ему прислонившийся к стене Люк, когда Алексей прошел часть цилиндрического коридора с полом из досок.

— Неслыханно, чтобы принцесса Чайка, второй человек в Империи Газ после императора, и какая-то безродная… — Алексей прервался и замолк.

Он осознал, что только что оскорбил Белую. И Люк не пропустил высказывание мимо ушей.

— Хочешь сказать, ты не можешь допустить, чтобы какой-то безродный сброд, пусть даже женского пола, оказался в ванне вместе с ней? — высказал он слова, застрявшие в горле Алексея.

— Ну…

Хотя и Люк, и Белая считались подданными принцессы… прямо сейчас новой Империи Газ невыгодно терять расположение этой пары из-за какой-нибудь мелочи.

Алексей отчаянно пытался придумать оправдание, и тогда…

— ...Ну, в общем-то, ты прав. — Люк непринужденно пожал плечами. — Можешь не волноваться. Она не осквернит драгоценное тело принцессы своим прикосновением.

— Не поймите нас превратно, мы вовсе не хотим как-либо оскорбить вас… просто ванна…

— Белая!

— М? — тянувшая принцессу по коридору Белая остановилась и обернулась.

— Глубокоуважаемый Экола издал свой декрет.

— М? Господин Экола уходит в декрет?

— Нет, это немного другое, — не сдержался Люк, а затем продолжил: — Он приказал тебе лишь нагреть ванну. Вместе с принцессой не заходи.

— У-у. Но мы. Подруги. — Белая надулась.

Принцесса Чайка взглянула на нее с извиняющимся видом.

— Ты же должна понимать, что можно, а что нельзя. Надеюсь, — бросил Люк. — Короче, глубокоуважаемый Экола рассержен и требует, чтобы ты не мылась вместе с ней.

— ...М-м. Ладно, — все-таки согласилась не слишком довольная таким исходом Белая… и вновь потащила принцессу за собой.

— Так сойдет?

— ...Сойдет, — с крайней неохотой согласился Алексей и кивнул.

***

Как уже неоднократно упоминалось, руины Шамони не задумывались как человеческое жилище.

Конечно же, здесь не найти ни ванных, ни туалетов, ни даже кухонь.

Если говорить конкретнее, в руинах в принципе отсутствовали источники воды, а также водоотведение.

Ни колодцев, ни прорытых от рек каналов.

Поскольку сливать нечистоты в реку не получалось, их обычно сваливали в яму неподалеку от руин. Отчасти помогала низкая температура, благодаря которой яма не воняла, но во время особенно морозных ночей справлять нужду приходилось с факелом, спасающим не только от темноты, но и от обморожения.

Мылись тоже абы как — для этих целей к стене башни «пристроили» дополнительное помещение. Но оно, как и все прочие сооружения, возводилось наспех, так что о герметичности и теплоизоляции говорить не приходилось.

По этой причине «ванна» не допускала неспешные омовения в огромном резервуаре, полном горячей воды. Чаще всего воду набирали в крупную кадку, которой пользовались по очереди — залезали, согревались и быстро выходили. Конечно же, каждый день мыться не удавалось. Большая часть солдат добиралась до ванной лишь раз в три-четыре дня, а в остальное время вытиралась влажными полотенцами.

Поэтому…

— Это… — принцесса Чайка смотрела на «ванну» округлившимся глазами, — твоих рук дело, Белая?

— М-м! — с довольным видом кивнула та.

— Ты что, магию использовала?

— Верно!

В ванной появился небольшой бассейн.

Чайка проделала в земле углубление и наполнила его, по всей видимости, вскипяченной талой водой. В бассейне легко уместился бы с десяток человек, а от воды поднимался такой пар, что тепло становилось даже снаружи.

Вода по своей природе плохо нагревается и плохо охлаждается. Особенно когда ее много. Другими словами, такое количество воды быстро остыть не сможет.

Кроме того…

— Принцесса. С раздеванием. Подождите, — сказала Белая, перехватила гундо и зачитала заклинание.

Вокруг направленного в небо ствола появились и закружились голубые диаграммы.

— Явись, «Оборонитель»! — воскликнула девушка, и воздух сотрясся.

Принцесса Чайка не сразу догадалась, что только что произошло.

— Это же… — изумленно обронила она, оглядываясь по сторонам.

За какое-то мгновение и ее саму, и бассейн накрыл белый купол.

Похожий на какое-то магическое силовое поле. Воздух же сотрясся потому, что барьер частично вытолкнул его наружу.

И словно в подтверждение ее догадки…

— Скрывающая магия. Двойная. Останавливает воздух. Сохраняет тепло, — раздался с другой стороны барьера ставший куда менее внятным голос Белой.

Кажется, она осталась за барьером.

— Будете раздеваться. Не замерзнете.

Она применила столько магии ради того, чтобы дать ей помыться? У Белой ушло по меньшей мере четыре заклинания: она растопила снег, вырыла яму, вскипятила воду и остановила ветер. Запасы необходимого для магии сухого топлива не бесконечны, и стоит оно немало.

Чайка ошарашенно посмотрела на импровизированный бассейн, а затем…

— Спасибо, — тихонько улыбнулась и начала раздеваться.

Вероятнее всего, купол предназначался не только для защиты от холода, но и для того, чтобы скрыть принцессу Чайку от глаз солдат. Конечно, никакому солдату не захочется выходить в мороз за пределы крепости, но кто-то из них все же должен патрулировать территорию.

— …

Сняв с себя всю одежду, принцесса Чайка попробовала воду пальцами ног.

Хоть от воды и шел белый пар, Белая разогрела ее ровно до такой температуры, чтобы принцесса могла не опасаться ожогов.

— Ты ведь… не видишь меня?

— Нет! Безопасно! — подтвердила Белая.

Поэтому…

— …

После непродолжительных сомнений принцесса Чайка сняла парик.

Коротко стриженные, постоянно томящиеся под париком соломенные волосы коснулись ее шеи.

Ощутив не свободу, но изнеможение, принцесса Чайка погрузилась в воду.

— ...Белая, ты еще там?

— М?

— Нет, ничего. Прости.

Принцесса на всякий случай посмотрела сквозь барьер наружу, но Белая и не думала подглядывать. А если бы она так делала, ее бы наверняка изумили фальшивые волосы принцессы… но, судя по всему, девушка ничего не заметила.

— ...Фух.

Испустив вздох облегчения, Чайка вытянула погруженные в воду ноги.

Она чувствовала, как вода постепенно топит застывшее в теле напряжение. Сколько лет прошло с тех пор, как она вот так нежилась в теплой ванне?

Последний раз она наслаждалась водой, еще когда были живы ее родители…

— …

Соломенные волосы достались ей от матери.

И она, как и мать, втайне гордилась ими.

Поэтому в день ее гибели решила отращивать.

Но когда восемь лет назад ее выгнали и из дома, и из причитающихся ей земель, Алексей постриг ее под мальчика, чтобы запутать преследователей.

А начав носить серебристый парик, она совсем перестала ухаживать за родными волосами.

И от мысли об этом принцессе Чайке… вернее, взявшей такое имя девушке становилось тяжело.

Вскоре…

— Принцесса, как вода?

— Хорошая. Очень. Спаси… — принцесса Чайка вдруг ощутила, что к ее голосу примешались нотки плача, и умолкла.

— Принцесса?

— Н… ничего… ничего, забудь… — кое-как выпалила она, даже не отдавая отчет тому, удалось ли ей скрыть появившуюся гнусавость.

Она гадала, почему с ней такое происходит… но сколько ни пыталась вытирать начавшиеся слезы, те никак не хотели прекращаться.

— Принцесса? Принцесса Чайка? — обеспокоенно спросила Белая.

— ...Хватит! — крикнула та в ответ, не сдержавшись. — Я не Чайка!

— ?!

Уж теперь ее собеседница наверняка удивилась. Образ застывшей на месте с выпученными глазами Белой так и встал перед глазами.

Принцесса Чайка и сама замерла, вмиг раскаявшись.

— П-прости меня. Я просто… — отчаянно попыталась она оправдаться. — Немного перегрелась, наверное. Вот и говорю ерунду…

— Принцесса, вам отрегулировать температуру?

— Не надо, я сейчас выйду. Я столь давно не принимала такую чудесную ванну, что она мне, кажется, в голову ударила…

Чайка не знала, удалось ли ей обмануть Белую.

Та, впрочем, не стала ничего подозревать, и вместо этого испустила радостный возглас:

— Принцесса радуется… я счастлива.

— П-правда?

— Ведь мы подруги.

— …

Принцесса Чайка прикусила губу.

«Подруги». Вряд ли она могла произносить это слово.

Ведь она врала про себя всем, кроме Алексея.

Ради того, чтобы вернуть свой дом.

Она взяла имя Чайки Газ, чтобы поскорее собрать деньги и заручиться поддержкой и помощью северных жителей, среди которых многие еще сохранили верность Империи Газ. Конечно, задумка принадлежала Алексею, но девушка согласилась с ней, не став возражать.

Так Юлия Гордон превратилась в Чайку Газ.

Алексей предположил, что, хоть саму Империю Газ не вернуть, собранных денег и солдат может хватить, чтобы восстановить дом Гордонов.

Но даже если он окажется прав и у них все получится, однажды ей придется предать и Люка, и Белую, и всю армию новой Империи Газ. Всех солдат, что верили Чайке Газ, говорившей о возрождении Империи.

И от таких мыслей…

— …

Принцесса Чайка изо всех сил зажала рот.

Ей казалось, что лишь так она сможет скрыть от Белой свои всхлипы.

***

Хоть и наступил день, небо затягивала мрачная серость.

Из нее сыпался снег и пытался еще тщательнее обелить зимний пейзаж.

Панорама сильно утомляла взгляд — пусть она и не застыла окончательно, каждое движение в ней было примитивным.

— …

Пара солдат, стоявших на смотровой площадке, в очередной раз попыталась зевнуть, не открывая ртов.

В дополнение к нескольким слоям одежды они грелись с помощью небольших лампад под плащами, а потому не слишком мерзли… но вместо этого страдали от сонливости, взбиравшейся от животов.

Недавно — точнее, с того дня, когда у них появились такие сильные союзники, как Люк и Белая, жизнь в новой Империи Газ протекала даже чересчур спокойно. Может, они и не вступали в схватки с регулярной армией виконтства Дачия, но досаждавших местным жителям разбойников побеждали практически без потерь. Некоторых узников принцессе Чайке удавалось убедить, и таким образом армия продолжала расти.

Кроме того, продолжала увеличиваться и морально-материальная поддержка со стороны окрестных городов и сел. Солдаты прошли огромный путь с ночевок на открытом воздухе и ежедневного волнения за то, хватит ли на завтра еды и дров.

И поэтому постепенно начали расслабляться.

Да, они посылали на смотровую площадку дозорных, но те лишь стояли там да изредка пробегались беспечным взглядом по окрестностям.

И тогда…

— Кстати… нас ведь скоро заменить должны? — вспомнил один из них и спросил товарища.

Но тот не ответил.

— Эй. Не спи.

Дозорный высунул руку из-под плаща и постучал товарища по плечу.

И тот… медленно накренился, а затем грохнулся на пол площадки.

— ...Э? — дозорный удивленно посмотрел на лицо товарища.

В то самое мгновение, когда он увидел стрелу, торчавшую из его горла, в затылок ему воткнулась точно такая же.

***

— На нас напали! На нас напали! — послышался голос сверху.

Солдаты перевели взгляды и увидели еще двух, со всех ног сбегавших по лестнице у стены. Двое дозорных, отправившихся подменить других, возвращались и кричали во все горло:

— Дозорных убили! Стрелами!

От этих слов все остальные солдаты сорвались со своих мест.

Одни побежали за оружием и доспехами, другие кинулись будить товарищей… Весть о вражеском нападении быстро разнеслась по башне, и в воздухе повисла тревога.

Однако…

— Кто враги — бандиты или регулярная армия? Сколько их? — обратился к солдатам командир.

Но…

— Э… а… ну…

— М-мы не знаем!

Испуганно прокричали солдаты в ответ, не скрывая паники на лицах.

И как только они закончили спускаться по лестнице…

— Куда их застрелили? Какими стрелами? — обратился к ним Люк.

— Э? Какими? — переспросили те, словно не понимая смысла вопроса, и Люк тотчас же задал еще несколько:

— Железными или деревянными, длинными или короткими? Абы куда застрелили или прицельно?

— А! В голову и в горло, длинными железными стрелами…

— Люк? — спросил командир, поворачиваясь к юноше. — К чему ты…

— Я не знаю, напала ли на нас армия, но это точно не бандиты, — ответил тот. — А если и бандиты, то такие, которые могут потягаться с регулярными войсками. Снимать часовых первым делом — основа военной тактики. Далее, прикончить стоящих на смотровой площадке дозорных тяжелыми железными стрелами, попав точными выстрелами по дуговым траекториям с огромного расстояния можно только с помощью длинного лука или арбалета. К тому же обычный неопытный солдат на такое не способен. Возможно, их застрелил авиатор с внушительного расстояния, но такое дозорные, пожалуй, не пропустили бы.

— А… ага, наверное, — согласился командир с ошеломленным видом.

— Если на нас напала армия виконта, они, скорее всего, послали такие силы, чтобы однозначно нас разгромить. Неважно, будем мы защищаться или бежать, но решение нужно принять как можно быстрее, затем отдать приказы солдатам, или нас всех разом перебьют, — добавил Люк, обвел башню взглядом и мрачно продолжил: — Я бы посоветовал бежать. Если нас осадят, чтобы заморить голодом, мы не протянем и десяти дней. Это сооружение не задумывалось как крепость, способная выдержать осаду.

— …

Командир и солдаты переглянулись.

Конечно же, никакие подкрепления им бы на помощь не пришли.

А значит…

— В… враги! — прокричал кто-то.

Похоже, противник прорвал оборону, не дожидаясь их решения.

Затем отчаянный голос сменился бульканьем крови.

Кричавший солдат рухнул, пуская кровавые пузыри, прямо на глазах своих товарищей.

Из цилиндрического коридора за его спиной появились вооруженные до зубов мужчины. Одежду они носили саму разную, а стало быть, на башню напали наемники.

— В-в бой, в бой! — изо всех сил прокричал командир.

***

Приблизиться к руинам Шамони, где засела армия новой Империи Газ, под покровом скрывающих заклинаний магов и падающего снега. Взять руины в кольцо регулярными войсками, пристрелить из луков дозорных, затем отправить в бой наемников.

В принципе, этим абзацем их тактика и описывалась.

Поскольку враги засели не в рассчитанной на осаду крепости, было решено, что наемники смогут прорваться в руины и зачистить их. Поддерживало их план то, что благодаря перебежчику из стана новой Империи, они во всех подробностях знали размер и внутреннее устройство руин, а также мощь вражеских войск.

Тактику они избрали довольно грубую.

Для верности врагов следовало бы окружить, а затем постепенно уменьшать их численность. Возможно, предложить им сдаться, если карательный отряд стремился именно «подавить» неприятеля, а не «истребить» его.

Однако чиновники и верные им военные видели в наемниках расходный материал, а потому настояли на внезапном нападении.

— ...Они надеются, что нас всех перебьют и им удастся сэкономить половину суммы? — безразличным тоном пробормотала Акари, вторгаясь в руины вместе с остальными наемниками.

— Чиновники. Так могут, — ответила Красная, бежавшая сбоку от нее.

А затем…

— !..

Красная замахнулась змеиным клинком и направила его на солдата новой Империи, вдруг выскочившего из укрытия сбоку от них.

— Хье?!

Тот увидел, как лезвия, подобно кнуту, намотались на правую руку с мечом, и вздрогнул от ужаса. Левая рука потянулась к запасному мечу, но было уже поздно. Если бы Красная захотела, она бы за мгновение нарезала его правую руку ломтями.

— …

Но незадолго до того, как «челюсти» змеиного клинка окончательно сомкнулись и прогрызли плоть солдата до кости, Красная вновь взмахнула оружием и вернула лезвия обратно.

— ...Гхи?! — возвращаясь, клинки взрезали кожу правой руки солдата, и тот отшатнулся, вопя от боли.

В следующее мгновение ботинок Акари, словно пришедший на замену змеиному клинку, попал по груди солдата. Того тут же сложило пополам, и он отлетел назад.

— Если их не убивать, враги иссякнут вдвое быстрее. — Акари ловко приземлилась и тут же побежала дальше.

— Давно поняла. Акари говорливая! — отозвалась, конечно же, Красная.

Обе без труда расправлялись с внезапно появлявшимися солдатами новой Империи… но не добивали их.

Красная могла с легкостью отрубить руку тому солдату, который напал на нее только что. Более того, она могла бы намотать змеиный клинок на его шею и обезглавить. Но Красная так не поступила.

Она хотела заставить врага потерять столько крови, чтобы он не мог сражаться, но и не умер.

И потому тщательно рассчитывала свои силы. Конечно, змеиный клинок, будучи комбоклинком, позволяет тонко подстраивать движения, но Красная все равно атаковала с поразительной точностью.

Если мертвеца можно просто бросить, то стонущий от боли, а то и вопящий раненый солдат превращается в обузу для своих товарищей. В результате из боя выбывает даже больше врагов, чем от простого убийства.

Многие наемники прекрасно знали об этой уловке, но мало кто из них умел держать ее в голове и в самом разгаре битвы «одергивать» себя за шаг от вражеской смерти. Во всяком случае, новички на такое точно не способны — слишком возбуждаются в бою и не могут совладать с ударившей в голову кровью.

— Эй, вы… — бросил им другой наемник, хмурясь.

Но Акари и Красная не остановилась. Более того — они пробирались в глубины руин все быстрее. Пусть они и не в рядах тех, кто нанес первый удар по руинам, сейчас девушки уже обошли своих товарищей и прорвали линию фронта.

Естественно, поскольку они не останавливались, на них со всех сторон набрасывались солдаты новой Империи.

Но враги действовали слишком разрозненно и не могли остановить Акари и Красную. Фактор внезапности работал как нельзя лучше. Армия новой Империи Газ еще не успела собраться с силами, чтобы отразить их натиск.

Пара наемниц продвигалась все глубже, оставляя после себя полумертвых солдат.

И наконец…

— Красная! — воскликнула Акари.

Та уловила в возгласе нотки предостережения и тут же взмахнула змеиным клинком так, чтобы его лезвия обернулись кольцом вокруг нее.

Вращающаяся стая лезвий отразила рубящую атаку, попытавшуюся поразить ее затылок.

— ?! — Красная услышала звон стали и обернулась.

Она увидела, как перед ней приземлился мужчина в черном плаще с двумя стилетами.

Из-за натянутого капюшона она не смогла разобрать его лица, но…

— Кх…

Вернув змеиному клинку форму меча, Красная прокрутилась на левой ноге и попыталась пнуть противника.

Однако мужчина в черном принял стилетом выпад окованной железом подошвы, и ботинок соскользнул.

— !..

Красная продолжила вращаться по инерции и потому потеряла равновесие, а стилет в левой руке мужчины уже направился прямо к ее шее. Он держал его обратным хватом и направлял сверху вниз. Если бы клинок вошел в ее тело под таким углом до конца, он, несомненно, пронзил бы сердце Красной. В беспощадной, смертоносной атаке мужчины не чувствовалось ни капли сомнения.

— М… — кратко обронил он, и звук этот смешался со звоном стали.

Его опускавшийся клинок с искрами отбросило обратно.

Красную защитил молот Акари, который та успела подставить сбоку.

— …

— …

Еще мгновение они смотрели друг на друга.

Дальше молот яростно закружился, а мужчина начал выбрасывать стилеты по очереди с неподвластной глазам скоростью. Оружие раз за разом встречалось друг с другом, наполняя воздух искрами и стоном металла.

Вообще, во всей красе себя проявляет именно раскрученный молот, и в лучших условиях он способен без труда пробить даже крепкий доспех. Однако движения его неизменно получаются размашистыми, а хозяин молота остается уязвимым, особенно когда дело касается противников с небольшим оружием, которым можно проводить быстрые атаки — например, со стилетом. А уж если противник и вовсе атакует с обеих рук, молотобоец оказывается в неоспоримо невыгодном положении.

Но Акари не ограничивалась молотом и вплетала удары окованными ботинками, за счет чего заделывала бреши в обороне. Порой она принимала выпады стилетов рукоятью молота или же стальными щитками на тыльных сторонах ладоней.

Но и мужчина в черном избегал сокрушительных ударов молотом, то отводя их в сторону стилетами, то уворачиваясь, а затем продолжал свой натиск. Мощи молота хватило бы, чтобы переломать стилеты, попытайся он полностью заблокировать удар, однако мужчина лишь слегка смещал траекторию молота, чем и обезвреживал его.

Они оба демонстрировали реакцию настоящих мастеров своего дела.

Наверняка обычный человек даже не смог бы понять, что вообще происходит.

— ...Вот это да, — пробормотала Красная, держась побоку.

Конечно, она и сама блестяще управлялась со змеиным клинком… но ее оружию не хватало прочности, чтобы сражаться им в ближнем бою. В таких яростных столкновениях лицом к лицу Красная неизбежно уступала Акари.

Она не могла вмешаться в ее битву против мужчины в черном.

Однако…

— Явись…

— !..

Она услышала голос, читающий заклинание.

И едва он коснулся ушей Красной, как она взмахнула змеиным клинком.

За мгновение тот удлинился в несколько раз и полетел точно на голос. Как только острие вонзилось в сложенные друг на друга деревянные ящики, Красная резко дернула клинок в сторону.

— Хья?! — подала голос златовласая девушка-маг с на редкость увесистым гундо, показавшаяся из-за посыпавшихся ящиков.

Она прервала заклинание, висевшие в воздухе голубые диаграммы остановились. В то же мгновение Красная кинулась вперед.

В ближнем бою маг для мечника — лишь беззащитная добыча.

Поэтому они, как правило, лучше всего себя показывают на открытом воздухе, когда обстреливают врагов с расстояния, неподвластного мечам и копьям. Однако здесь, во время рукопашной битвы в руинах, девушке-магу пришлось заняться поддержкой с расстояния, где ее чуть не достал змеиный клинок.

— Маг! У них маг! — крикнул один из наемников, едва завидев девушку, однако...

— Не вмешиваться! — прокричала Красная, отталкивая голову товарища. — Моя добыча!

С этими словами она прямо на бегу снова запустила змеиный клинок в девушку-мага.

Та испуганно попятилась назад и…

— Явись, «Прерыватель»! — раздались слова заклинания, сработала магия.

Но она не защитила барьером себя, а создала его между яростно сражавшимися Акари и мужчиной в черном.

— М-м?!

— …

Противники отскочили друг от друга так, словно их отбросило.

Мужчина в черном развернулся и подбежал к девушке-магу.

— ...Неплохо, — глухо проговорила Красная.

Этого хватило, чтобы она поняла — девушка-маг весьма сильна.

Очень тяжело сделать так, чтобы магия сработала между двух яростно сражающихся людей. Поскольку маги вынуждены носить тяжелые гундо и строго соблюдать условия, которые ставят заклинания, они обычно очень неповоротливы. На такой прием способны лишь очень опытные маги с превосходно развитой интуицией, способной предвосхищать события.

Очевидно, за плечами этой казалось бы юной девушки есть огромный практический опыт.

Но…

— Он есть и у меня! — воскликнула Красная, продолжая бежать к девушке-магу.

С ней тут же поравнялась Акари и равнодушно заметила:

— Слишком в раж войдешь — проморгаешь какую-нибудь ерунду.

— И тебе я хочу сказать ровно то же самое! — крикнула Красная, мчась сбоку от Акари.

Та, очевидно, попросту увлеклась поединком с мужчиной в черном. Не будет преувеличением сказать, что она забыла обо всем на свете. Именно поэтому на засаду девушки-мага реагировать пришлось Красной.

Редко когда Акари, с ее характерными спокойствием и хладнокровием, так себя ведет.

Однако…

— Но ведь со мной ты, — как ни в чем не бывало сказала она. — Ты ведь прикрыла мою спину, не так ли?

— … — Красная замешкалась с ответом, и…

— М? Что такое? Ты смущаешься?

— Замолчи!

Девушки так и продолжали гнаться за мужчиной в черном и девушкой-магом вглубь руин, обмениваясь совершенно неуместными репликами.

***

— Поторопитесь, принцесса!..

Алексей в сопровождении двух солдат рукой показывал Чайке, чтобы она не отставала.

Поскольку руины Шамони не задумывались как крепость, в них нет лазеек для бегства или тайных проходов. Как ни крути, а вариантов эвакуации из руин немного.

Более того, сейчас обе ямы, обычно служившие входами и выходами, заблокировали нападающие наемники, и принцессе с Алексеем оставалось бежать лишь наверх.

Однако…

— Принцесса!

С противоположной стороны от атакующих к ним подбежали Люк и Белая. Оба бежали вверх по одному из сложно переплетенных склонов башни. На голове Белой виднелся серый котенок.

— Явись, «Сметатель»! — Белая на ходу развернулась и выпустила заклинание.

Магия разорвалась прямо перед носом преследовавших их наемников — двух на удивление молодых девушек — и обрушила склон, перегородив неприятелям путь.

Конечно, надолго их такое препятствие не задержит, но…

— О-о, Люк, Белая, — встретил их Алексей, немного успокаиваясь.

Пожалуй, эта пара — самые способные из всех бойцов новой Империи Газ. И раз уж им удалось добраться до принцессы, ее шансы на успешный побег возросли на порядок.

— Помогите принцессе бежать.

— Так точно, но… — Люк посмотрел вверх.

Бежать они, конечно, могли, но выше по склону находились лишь верхняя часть башни… и небо.

— В ящике на дозорной площадке есть арбалет, веревка и блок. С их помощью вы сможете прицепиться к какому-нибудь дереву и сбежать. Я приготовил их на всякий случай и подумать не мог, что они все-таки пригодятся…

— ...Ясно, — несколько ошарашенно произнес Люк и кивнул.

По всей видимости, Алексей действительно приготовил этот выход специально для принцессы Чайки, раз солдаты о нем не знали. Получается, она и правда очень дорога Алексею, раз он так печется о ее безопасности, но…

— Если вам понятно, то поспешим же.

— Но… но Алексей, но Люк… — принцесса Чайка не разделяла их решимость. — Солдаты…

— Их заменить можно, но вас — нельзя! — твердо отрезал Алексей.

Конечно, с точки зрения слуги и союзника королевской особы Алексей сказал совершенно точные слова. Люди не равны между собой. Каждый человек ценит разных людей по-разному. И это на самом деле очевидно.

Однако Чайка стояла с напряженным видом, а затем чуть ли не в слезах продолжила:

— Но ведь я лишь Горд…

— Принцесса! Будьте добры, отложите этот разговор на потом! — откликнулся Алексей, доставая кинжал, видимо припрятанный в кармане.

Похоже, пожилой дворецкий собирался боем выиграть Чайке время. Другими словами, он и себя вносил в перечень тех людей, жизни которых ценит меньше, чем жизнь принцессы.

И это тоже вполне себе последовательное мышление.

— Алексей?

Выходит, принцессу он доверил Люку и Белой, поскольку сам направился вниз по склону в сопровождении двух солдат, с которыми передвигался до этого.

— Я выиграю вам немного времени для побега, принцесса!

— Алексей! Не…

— Если вы чувствуете хоть немного жалости к вашему пожилому слуге, принцесса… то прошу, оставайтесь Чайкой, пока не возродите ваш дом!.. — крикнул Алексей, оборачиваясь.

И в следующее мгновение из его живота показалась прошедшая насквозь стрела.

— !..

Алексей уперся в склон коленом.

А снизу, на перекресте двух склонов…

— Ты?.. — ошарашенно прошептала принцесса.

По склону взбиралось несколько наемников… и одного из них, с арбалетом, принцесса Чайка знала. Мужчина с деревянной левой ногой. Один из тех раненых солдат, которого она не раз лично приходила подбадривать…

— Почему?..

— А? Ты еще спрашиваешь «почему»?! — проревел в ответ раненый солдат.

На лице его читался неприкрытый гнев. Раньше он никогда не показывал в ее присутствии столь неистового негодования, но теперь…

— Ты, которая нас всех обманула?! Я все знаю, ты никакая не Чайка!

— !..

Краткая пауза.

И принцесса Чайка вздрогнула.

— Обманщица! А ведь мы верили тебе! Верили!

Наверняка этот солдат с искусственной ногой, кричавший на языке Лаке, в свое время был жителем Империи Газ.

Когда принцесса Чайка и Алексей заговорили о возрождении Империи, он поверил и без каких-либо сожалений пожертвовал ради дела левой ногой. В каком-то смысле его гнев по отношению к обману, к «предательству» тоже можно понять.

Но…

— Принцесса! — Люк встал перед Чайкой, словно прикрывая.

И тут в его плечо воткнулось небольшое оружие, обычно называемое метательным ножом.

Откуда он взялся? Его явно бросил не наемник и не трясущийся от ненависти бывший солдат.

Но не успели они найти ответ на вопрос, как…

— Люк?!

— Гх…

Тот потерял равновесие.

И все же собрался с силами, вновь закрыл собой принцессу, после чего взял ее на руки и отпрыгнул в сторону. Следом прилетело еще три метательных ножа, звонко вонзившись в стены и пол.

Люк поставил принцессу Чайку на пол рядом с Белой.

— Бери принцессу и беги к дозорной площадке.

— Н-но…

— За меня не беспокойся, беги!

— М, м-м!

Белая кивнула, схватила принцессу за руку и побежала по склону.

— Люк! Алексей!

Принцесса все смотрела назад и едва переставляла ноги.

И тогда…

— Поторопитесь, принцесса! — крикнул ей Люк, оборачиваясь.

А в следующее мгновение к его животу подлетело… вернее, до его живота дотянулось острие змеиного клинка и вышло из спины.

— Гха…

— Люк!

— Бегите! — в этот раз он крикнул, не оборачиваясь, но на удивление громким голосом для человека, которого так серьезно ранило.

Затем он побежал вниз по склону…

— Гхо?!

Однако с другого склона к нему перепрыгнула стремительная девушка-наемник и ударила его по животу молотом.

Наконечник, способный пробить доспех, попал точно в цель.

Люка отшвырнуло в сторону и впечатало в стену. Тело сползло по ней, оставляя за собой кровавый след. Много крови пролилось и на склон.

Даже дилетант при виде такого кровотечения понял бы, что это конец. Люка уже не спасти.

Однако…

— Белая! Люк…

— …

Но что бы ни говорила принцесса Чайка, Белая не оборачивалась и утягивала принцессу за собой вверх по склону, пусть ей и следовало беспокоиться о жизни Люка куда сильнее, чем ей.

— Белая?!

Не веря своим глазам, принцесса бросила взгляд на лицо Белой… но та лишь крепко поджимала губы.

— Принцесса… идем, или старания Люка пойдут прахом, — глухо проговорила Белая на языке Лаке.

— Белая…

Все-таки она тоже не могла не обращать внимание. Мысли словно тянули ее за волосы со страшной силой.

Но Белая держалась и не срывалась на плач. Она пыталась покинуть это место, чтобы принцесса Чайка смогла сбежать.

— ...Прости, — в слезах ответила ей принцесса и побежала по склону следом за Белой.

***

Барон Гордон владел небольшой территорией, примыкающей к границе Империи Газ.

Он стоял во главе семьи с длинной историей. Сохранять свое положение им удавалось за счет неоднократных союзов то с Империей Газ, то с альянсом государств.

Долина, в которой располагалось баронство, не имела стратегической ценности, и обычно водоворот войны обходил ее стороной… но каждый раз, когда границы Империи и соседних стран изменялись, баронство формальным образом «захватывали». Подписывались документы о вхождении в ту или иную страну, приносились клятвы верности новому господину.

Многие поколения Гордоны выбирали этот путь, поскольку меньше всего хотели вовлекать в войну свои земли и свой народ. Стратегическая бесполезность, сложный рельеф и относительная бедность баронства означали, что ни Империя Газ, ни соседние страны не отправляли туда войска, чтобы отбить территорию силой.

Но… как бы ни любили барона его подданные, соседние государства и аристократы часто презирали его и считали, что «барон Гордон не ведает стыда». Восемь лет назад, когда страны континента объединились в альянс, окружили Империю Газ и начали решающее наступление, территория баронства сильно пострадала от масштабного заклинания (вернее, от его отголосков), однако соседние аристократы даже не попытались прийти барону на помощь и вообще делали вид, что его не существовало.

Жители превратились в беженцев и разбрелись кто куда, из-за чего семья барона потеряла средства к существованию и фактически исчезла. Большая часть баронства сгорела дотла, сам барон и его жена пали жертвами военной неразберихи.

И…

— Поэтому… Алексей сказал мне, — тяжело дыша, закончила рассказ принцесса Чайка, вернее, Юлия Гордон, сидевшая на полу дозорной площадки с размазанными по лицу слезами, — что для восстановления семьи Гордон… мне лучше всего выдать себя за Чайку Газ, дочь Проклятого Императора, и собрать деньги и солдат под предлогом возрождения Империи…

Может, имя барона Гордон не принесло бы деньги и людей, но стоило заговорить об Империи Газ, и их начали тайно финансировать купцы, а среди горожан отыскалось немало сочувствующих.

Хотя сама Империя Газ и погибла, ее жители — нет.

Чаще всего они лишь перешли под покровительство завоевателя подобно тому, как это случилось с подданными барона. Многие из таких людей до сих пор любили Империю Газ и скучали по ней как по своей родине.

— Семья Алексея тоже поколениями служила Гордонам… Мне кажется, он предложил так поступить потому, что очень ценил нашу семью… Он говорил, что не прикидывается и не отыгрывает роль, что мы действительно важны для него, что не хочет терять нас и что всегда должен почитать нынешнего главу семьи…

Когда семья Гордон погибла, Юлии было семь.

В том возрасте она не понимала слов «баронесса», «аристократ» и «родословная». К тому же впереди ее ждали долгие годы в бегах. Поэтому, когда Алексей, взявший ее под опеку, попросил девушку стать Чайкой, она покорно согласилась.

Однако…

— Прости меня. Прости меня, Белая… Люк пожертвовал собой ради никчемной меня...

Ладно Алексей, но в принцессу Чайку верили как Люк, так и другие солдаты. Они сражались ради нее и умирали. А Юлия все это время обманывала всех, кто поклялся ей в верности.

— Принцесса… — Белая прижимала к груди котенка и обеспокоенно смотрела на Юлию.

— Мне… уже слишком поздно просить прощения… но…

Она не смогла закончить фразу.

И затем…

— ...Вот она! — раздался вдруг голос над их головами. — Да, у нее серебристые волосы! Это Чайка!

— !..

Белая ошарашенно запрокинула голову.

И посмотрела чуть выше шпиля башни руин Шамони.

Там виднелось нечто черное и овальное, восседавшее на голубых вращающихся диаграммах.

Штурмовик.

Крупное гундо, заточенное под полеты, которым совместно управляют два-три мага. Предназначено для проникновения во вражеские тылы. Штурмовики — одни из крупнейших авиационных гундо, но связано это с тем, что на борту их находятся не только маги, но и 5-10 солдат.

У наемников такого оружия быть не может.

Скорее всего, к ним подобралась припозднившаяся армия местного феодала.

Они подгадали удобный момент, после того как наемники начали штурм, и объявились.

И теперь…

— !..

Стоило Белой заметить, что со штурмовика свесились несколько веревок, как по ним уже заскользила восьмерка солдат. Каждый был вооружен лишь коротким мечом и облачен в легкий кожаный доспех… но под доспехами виднелись одинаково выглядевшая, чистая форма.

Все-таки это действительно регулярная армия, а не наемники.

Вот только…

— Вот две дуры. Чего вы пришли туда, откуда не сможете сбежать?

— Что будем делать? Для начала убьем?

— Может, разденем и повеселимся?

Лица уставившихся на них солдат казались мерзкими даже на фоне наемников, а глаза горели похотью.

— Ты опять за свое? — раздраженно спросил один из них.

— И откуда у тебя только силы в такой холод берутся?

— Те маги сверху накинут скрывающее заклинание — и порядок.

— Мне уже так надоело потом все маскировать под нападение разбойников.

— Да какая разница, две бабы всего. Просто принесем доказательство смерти, и все тут. Сначала изнасилуем, потом головы отрежем и назад полетим.

По всей видимости, эти солдаты и раньше извлекали из своей работы «дополнительную выгоду», занимаясь на службе грабежами и изнасилованиями. Слишком хорошо ощущалось, что они на этом собаку съели. Может, они и одевались как настоящие солдаты, но впечатление оставляли более мерзкое, чем наемники и даже разбойники.

— … — от страха Юлия обхватила собственное тело и попятилась назад.

Но…

— А?.. Ты чего?

Один из солдат подприсел и попытался заглянуть в глаза… не Юлии, а Белой, которая не только не отступила, но и шагнула вперед. На лице солдата красовалась неприкрыто зловещая улыбка. Несомненно, он полагал, что добыча сама идет к нему в руки.

— Маг, что ли? — спросил другой солдат и свел брови, но не испугался.

В ближнем бою маг не может толком сражаться, особенно когда на него одного приходится больше трех врагов. Едва ли огромным гундо так просто орудовать на дозорной площадке. Наверняка сами солдаты выбрали короткие мечи как раз потому, что рассчитывали на сражение на дозорной площадке.

— Чего замолчала? — презрительно бросил первый солдат и опустился еще ниже, чтобы все-таки разглядеть лицо Белой. — Не хочешь попробовать зачитать свое лучшее заклинание, перед тем как превратишься в стонущую подстилк… бхе?

Вдруг его голова резко повернулась.

— А… что за…

И не только повернулась.

На лице появилось три крупных пореза.

Нечто разрубило и кожу, и мышцы. Из раскрытого рта тут же закапали кровь и слюна.

— Что?..

Остальные солдаты рефлекторно встали в стойки.

Что только что произошло?

Пожалуй, сразу не сообразил даже попавший под удар солдат. Ошарашенные взгляды противников сошлись на Белой… и, наконец, заметили.

Котенка, которого она прижимала к груди.

Но котенка ли?

Можно ли назвать кошкой существо, лапы которого покрыты серебристой броней, из которой торчат по три длинных, словно мечи, когтя? Остальное тело нисколько не изменилось — котенок словно в какой-то миг превратился в странного маленького зверя с передними лапами, взятыми у какого-то другого создания.

И более того…

— …

Белая метнула котенка.

Серое тело сгруппировалось и кувыркнулось в воздухе… а затем раздался легкий взрыв.

Солдаты застыли на месте, совершенно не понимая, что происходит.

В следующее мгновение между ними и Белой с Юлей оказалась женщина.

— Э? Ч-что за…

— О-хо, ну что, наконец мой черед? — спросила, оборачиваясь к Белой, высокая, стройная молодая женщина в серебристом доспехе, с длинными, развевающимися на морозном ветру золотистыми волосами и… почему-то детским выражением лица. — Мне было та-ак скучно.

Женщина говорила, нагло стоя к солдатам спиной.

Может, внешностью она и напоминала рыцаря… но у нее отсутствовал меч, зато имелись длинные нечеловеческие когти на правой руке.

И тогда…

— Кх…

Опомнившиеся солдаты перехватили мечи и вонзили их в спину женщине.

Три клинка проникли в щели доспеха и воткнулись в тело.

Но…

— Ну что же…

Ничуть не смущаясь торчащих из нее клинков, женщина схватила за шиворот одного из державшихся за мечи солдат и бесцеремонно швырнула его.

Взрослый человек поднялся в воздух, словно детская игрушка, а затем впечатался в стену шпиля. Его полет напоминал сцену из комедии, а не кошмара.

— Гхе?..

Судя по звукам, он переломал несколько костей.

А затем…

— Ч-чудовище…

— Да-да, чудовище, очень приятно, — весело ответила женщина и, не думая вынимать из себя мечи, бросками лишила сознания еще двух солдат, а затем набросилась на оставшуюся пятерку.

Маги-авиаторы что-то кричали, но не более. Все их силы уходили на то, чтобы держать штурмовик в воздухе, к тому же в таких условиях боевое заклинание могло зацепить и самих солдат. Поэтому им не оставалось ничего другого.

В мгновение ока поколотив или же зарезав всех оставшихся солдат, женщина непринужденно побежала по шпилю.

— ?!

Сверху раздались голоса испуганных магов.

Они тут же попытались заставить штурмовик отлететь назад, но…

— У-уф, — испустила женщина короткий возглас, и раздался взрыв.

В воздухе появилось облако серого дыма.

Из него показались два длинных серебряных крыла, серебристый хвост и…

— Драгун?! — голос мага сорвался практически на вопль.

Как правило, штурмовики нависали над головами противников и атаковали их безнаказанно… так что едва ли этому транспортному средству хоть раз приходилось самому попадать под атаку сверху.

Некоторые называют драгунов непобедимыми чудовищами, сильнейшими из фейл.

Стоило огромному серебристому телу опуститься на штурмовик, и тот тут же сбился с курса.

Магия — штука точная и сложная. Она способна вытворять самые разные чудеса, но стоит балансу заклинания нарушиться, и магия вмиг растеряет свою силу. Магия полетов — не исключение. Если заклинания магов-авиаторов дадут хоть одну осечку, транспорт непременно рухнет.

Штурмовик врезался в стену башни и заскользил по ней вниз, осыпая все вокруг искрами. Хотя стена сильно замедляла скорость падения, едва ли маги отделаются легкими ранениями от удара о землю.

А затем…

— Эх, на душе полегчало.

Драгун без труда возвратился на дозорную площадку. После очередного взрыва и облака дыма перед Юлией и Белой появилась та же женщина, что и раньше.

О драгунах говорят, что они способны принимать любую форму. Даже человеческую, если захотят.

— Благодарю, Фредерика. — Белая подбежала к женщине.

— Да-да-да, — та уперла руки в бока и горделиво вскинула нос.

Похоже, этого драгуна звали Фредерика.

Юлия смотрела на них ошарашенным взглядом. Всех ее сил хватило лишь на один вопрос:

— К-кто ты… кто вы такие?

***

Затянутое чернотой от потери крови поле зрения постепенно прояснялось.

И в то же время Алексей ощутил, как рядом с ним вновь оживают утихшие звуки. Так он понял, что избежал смерти.

Но как ему удалось? Ведь он…

— …

Алексей моргнул и первым делом увидел перед собой голову юноши.

Черные волосы, черные глаза, унылое выражение лица, пронзительный взгляд.

Люк.

Видимо, это он избавил Алексея от стрелы, что пронзила его. Люк стоял на одном колене рядом с стариком и смотрел на него.

— Пришел в себя? — обратился он к Алексею, и дворецкий еще раз моргнул.

Люк ведь… тоже попал под удар наемников и получил тяжелые раны.

Однако он не стонал, не корчился от боли и вообще казался до того спокойным, словно его вовсе никто не ранил.

Более того…

— В органы. Не попали. К счастью.

Рядом с Люком стояла девушка.

Но разве она не та самая наемница со змеиным клинком, что напала на Люка?

Хотя, что важнее…

— Эти… волосы… эти глаза… — обронил Алексей, ошарашенно глядя на девушку со змеиным клинком.

У нее были яркие серебристые волосы и чистые фиолетовые глаза. До того Алексей не мог разобрать цвет ее глаз из-за полумрака, но цвет волос однозначно изменился. Видимо, раньше девушка носила парик.

И теперь сочетанием цветов она…

— Настоящая… Чайка?..

— ...Красная, — недовольно процедила девушка со змеиным клинком, прищурив глаза.

— Ага. Эта — самая настоящая, — добавила молодая девушка с молотом на плече, стоявшая рядом с напарницей.

Но ведь и она недавно атаковала Люка?

Алексей осмотрелся по сторонам и увидел, что на земле лежали как солдаты новой Империи Газ, так и наемники. Сложно сказать, живыми или нет… но похоже, Люк и пара девушек одолели их, не разделяя на своих и чужих.

Конечно, едва ли они смогли обезвредить всех наемников, но…

— Что… происходит?.. Почему… что вы…

Что все это значит?

Люк вздохнул и уставился на запутавшегося Алексея.

— Ни с того ни с сего присваиваете имя Чайки, творите что попало... — Люк взял Алексея за воротник, оторвал его туловище от пола… а затем спросил все так же ничего не понимавшего дворецкого: — Ответственность нести будем?

— Кто ты?..

— Эх, ты… — Люк поморщился так, будто происходящим был сыт уже по горло. — Из-за того что такие как вы нет-нет да появляются, я никак не могу отойти от дел.

— Как же ты ненавидишь работать, брат, — отозвалась девушка с молотом.

Судя по всему, братом она назвала именно Люка.

Но…

— Помолчи.

— Но любить такого брата — поистине изысканное наслаждение…

Что бы ни говорила девушка, лицом она так ничего и не выражала.

— Какое, к черту, изысканное?

— Называется «путь сводной сестры». Сама придумала.

— Раздумай обратно.

— В конце этого пути сводная сестра превращается в невесту.

— Если на то пошло, не лучше ли с самого начала стремиться к тому, чтобы стать невестой?

Непонятный разговор, завязавшийся между Люком и девушкой с молотом, прервал…

— Тору!

...громкий голос, раздавшийся сверху.

Алексей перевел взгляд на голос… и увидел, как к ним по склону спускаются бежавшая на дозорную площадку принцесса Чайка, Белая, а также незнакомая низкорослая девица с золотистыми волосами. Девица носила вычурное платье, которое наверняка совершенно не защищало от холода… откуда она вообще взялась?

— А-а, Белая, Фредерика, отличная работа, — бросил Люк, обращаясь к Белой.

Алексей обратил внимание на волосы подбежавшей к ним девушки-мага и протянул:

— Она… тоже?..

Голову Белой тоже украшали не привычные золотистые, а серебристые волосы.

Похоже, и она все это время носила парик. К тому же теперь сняла очки. И, увидев ее неприкрытые глаза, Алексей заметил, что они тоже фиолетовые, словно два аметиста.

Еще одна «Чайка Газ», как ни посмотри.

Конечно, помимо Чайки, в мире могут быть и другие девушки с серебристыми волосами и фиолетовыми глазами, но…

— ...Стоп, если Фредерика в такой форме, у вас там что-то случилось?

— Штурмовик прилетел, — ответила Люку златовласая девица.

Видимо, Фредерика — это она.

— Они, кажется, собирались сделать с их телами о-очень нехорошие вещи, так что я превратилась в дракона и сбила штурмовик. Я правильно сделала, Тору?

— А-а… ну, ладно, сойдет, — ответил ей Люк… вернее, Тору, почесывая щеку. — Вы с Белой отлично постарались.

— Вот только Белая ничего не сделала, — насмешливо заметила Фредерика.

— Отвела «Чайку»! — возмутилась Белая и надулась.

— Вы обе молодцы, не ругайтесь.

— Тору. Похвалить. Обязан! — Белая повернула голову в его сторону.

— Нет, ну сейчас же не время… эх, ладно, — проворчал Тору, а затем положил ладонь на серебристые волосы Чайки и нежно погладил их. Видимо, это и есть та «похвала», которую просила Белая. — Сойдет?

— Э-хе-хе, — обрадовалась в ответ та и прищурилась, словно сама превратившись в кошку.

— Эх, везет ей… — проговорила Фредерика и засунула в рот указательный палец. Затем указала им на свою щеку. — Тогда можно и меня, можно и меня? Полижешь мне лицо? Во-от тут.[✱]После этого момента меня можно было выносить ногами вперед. (прим. ред.)

— Я же говорю, сейчас не время, всё потом!

Разумеется, Тору разозлился. И, глядя на него…

— С каких пор вы… нет… с самого начала?.. — все так же ошарашенно пробормотал Алексей.

— Великолепная догадка, — ответил Тору, поворачиваясь к нему. — Мы — «настоящие» со всеми вытекающими. Может, мы не слишком скучаем по имени Чайки, но не можем спать спокойно, пока им кто-то без спроса пользуется.

Поэтому они выдали себя за других людей и примкнули к армии новой Империи Газ. Чтобы разобраться в происходящем?

А про амнезию наврали затем, чтобы скрыть свои личности…

— Брат… — подала голос девушка с молотом, делая шаг вперед. — Ты не думаешь, что меня тоже необходимо поощрить?

— Аналогично, — добавила Чайка со змеиным клинком.

— Я же сказал, потом… и вообще, — Тору посмотрел на фальшивых наемниц хмурым взглядом, — я на вас пожаловаться хотел.

— М? Почему?

— Вы ведь прикончили меня от всей души, совершенно не сдерживаясь, — ответил он, указывая на свой живот.

На его черной одежде виднелись крупные дыры и пятна крови — доказательства, что те удары Алексею не приснились и не померещились. Впрочем, кровь на черном почти не выделялась.

— Могли же просто сделать вид, что сражаемся! Хоть я и умею регенерировать, но вы же должны знать, что мои раны все равно болят.

— …

Чайка со змеиным клинком и девушка с молотом переглянулись.

— Вот и к чему такая реалистичность? Били и кромсали так, словно всю душу вкладывали… Чем я перед вами провинился?!

— Понятно… — девушка с молотом проникновенно кивнула и сложила руки на груди. — Вот, значит, что называют «недогадливостью».

— Ужасно. Недогадливый, — поддакнула Чайка со змеиным клинком.

Тору посмотрел на них… и моргнул, будто немного испугавшись.

— ...Вы что, обвиняете меня? — вопросил он, не приняв их слова за ответ.

***

Части регулярной армии виконтства Дачия начали разворачиваться в лесу с небольшим запозданием… вернее, выждав значительное время после начала вторжения наемников.

— Отряды с первого по третьего на позициях!

— Отряды с седьмого по девятый тоже на позициях.

— Четвертый, пятый и шестой задерживаются, пошевеливайтесь!

По случаю марша через заснеженный лес все солдаты закутались в белые плащи с капюшонами, но с первого же взгляда в их рядах легко обнаруживались маги — в силу своей длины гундо под тканью не помещались.

И магов было немало.

Когда дело касается армии, обычно на десяток пехотинцев, вооруженных мечами и копьями, приходится меньше одного мага. Нередко попадаются целые отряды, где магов нет вовсе или же на сотню солдат приходится лишь один.

Однако войска, окружавшие руины Шамони, более чем на треть состояли из магов.

Причина в том, что после окончания войны виконт... а точнее, захватившие власть чиновники, во время реорганизации отдавали предпочтение магам, а большую часть обычных пехотинцев уволили.

Хотя на поле боя пехотинцам отводится главная роль, в мирное время их нередко считают обузой, которую ни для чего полезного не приспособишь и от которой одни только убытки. Магов же, в свою очередь, ценят за то, что их магии даже в мирное время находится множество применений.

Разумеется, на такое армия могла пойти лишь в том случае, когда во главе ее стоял не чистокровный офицер, прошедший через множество битв, а чиновники и их подчиненные, оценивающие все вопросы с точки зрения прибыли и убытков.

Таким образом, среди всего прочего чиновников побудила обратиться к наемникам и нехватка пехотинцев. Пускай магия нередко играет решающую роль, но во все времена для завершения битвы войскам требовалось определенное число пехотинцев.

Впрочем, как бы там ни было…

— Мы на позициях.

— Хорошо. Всем войскам — ждите команды, — приказал командир.

Пусть регулярная армия виконтства и не могла похвастаться численностью, но возглавлявший ее мужчина явно был настоящим офицером, а из-под плаща у него выглядывало несколько орденов. С другой стороны, с пояса свисал лишь церемониальный меч, а брони он вовсе не носил. Видимо, полагал, что лично ему сражаться с врагами не придется.

— ...Что-то они задерживаются, — обронил командир, хмурясь.

План их операции начинался с того, что наемники одновременно вторгались на базу новой Империи Газ с двух входов, брали вражеские войска врасплох и ослабляли их насколько возможно.

Затем они переходили к преследованию солдат новой Империи, однако намеренно оставляли один из выходов без защиты.

Разумеется, солдаты новой Империи Газ при этом должны были выбежать из незащищенного выхода.

Поскольку руины Шамони не задумывались как крепость, осаду они выдержать не могли. Если у вражеских солдат есть хотя бы относительно смышленый командир, он наверняка примет решение покинуть развалины.

И наконец, улепетывающих бедолаг должны были расстрелять стрелами и заклинаниями части регулярной армии виконтства. Именно так они надеялись истребить всю вражескую армию без остатка.

Другими словами, они прибегли к той же тактике, по которой загоняют медведей.

Из-за того что регулярная армия виконтства не привыкла маршировать по снегу, развернулись они с задержкой, и поэтому войска новой Империи Газ могли высыпать из руин в любую минуту.

Однако…

— Генерал, нам доложили, что сбит наш штурмовик, — объявили подбежавшие солдаты.

— Что? Он улетел в одиночку?

— По всей видимости, чиновники дали его экипажу особое задание…

— Дилетанты полезли не в свое дело, называется. Но все-таки они сбили штурмовик? Чем, магией?

— Понимаете…

Солдаты так и не ответили.

Не смогли.

В следующее мгновение они попадали в снег.

Затем один за другим рухнули солдаты, защищавшие генерала.

— Что?! — генерал ошарашенно обвел взглядом повалившихся солдат.

Что произошло?

Ни солдаты новой Империи Газ, ни наемники еще не покинули руины Шамони. Если их кто-то и атаковал, то…

— Ну вот.

Откуда они взялись?

Может, они с самого начала скрывались за спинами солдат?

Они носили такие же зимние плащи, что и солдаты, но явно отличались от них.

Хотя бы тем, что в армии виконтства полукровки точно не состояли.

— Наконец-то наш черед.

Охранников генерала повалили странного вида бойцы со звериными ушами и хвостами. Удрученный голос принадлежал одному из них, вооруженному железным посохом.

— Вот же Тору гад, самое интересное себе оставил. А нам досталась только грязная работа.

— Н-на нас напа…

— Спи спокойно.

Только генерал потянулся за церемониальным мечом, как железный посох ударил его по животу.

— Гх…

В следующее мгновение генерал потерял сознание и рухнул в снег.

Видимо, полукровки не пользовались клинками, чтобы кровь солдат не оставляла на снегу заметных следов. Скорее всего, они напали на все части одновременно. Подобная засада как раз лучше всего подходит сильным сторонам полулюдей — их развитым чувствам и ловкости.

— Кирилл, — подбежала к говорившему молодая девушка-полукровка, стараясь сливаться со снегом. — Мы закончили.

— Мы тоже. — Полукровка по имени Кирилл кивнул ей.

Похоже, он был этаким командиром полукровок.

— Акари Акюра не соврала нам, — обратился к Кириллу еще один полукровка. — В рядах регулярной армии действительно на редкость много магов.

— Поэтому мы так легко управились.

Атлетичные, прекрасно приспособленные к ближнему бою полукровки не оставляют застигнутым врасплох магам ни единого шанса. Пусть на стороне магов чудовищная мощь и разнообразие заклинаний, им приходится орудовать длинными тяжелыми гундо, а также читать и настраивать заклинания, поэтому быстро реагировать в чрезвычайных ситуациях они не способны.

— Чем они думали, когда расширили спецотряд до трети войска?.. — задумчиво вопросила девушка.

— Ну, не нам об этом говорить, — с усмешкой отозвался Кирилл.

К бойцам спецотряда относят не только магов, но и самих полукровок.

Пусть они и обладают отличной физической подготовкой, но уступают пехотинцам по выносливости, живучести и психологической уравновешенности. Составленный из одних только полукровок отряд тоже не слишком-то сбалансирован.

— Что ж… остается надеяться, что Тору и остальные не оплошают. Может, мы нисколько не пострадали, но какой в этом толк, если погибнет наш господин?

Несмотря на свои слова, Кирилл посмотрел на руины Шамони взглядом, в котором почти не читалось беспокойства.

И практически в следующую секунду из них начали выбегать не солдаты новой Империи Газ, а фигуры, похожие на наемников.

***

Однажды Проклятый Император Артур Газ придумал план.

Будучи непревзойденным магом, он клонировал личность одной девочки, дал ей определенную цель и шаблон поведения, а затем поместил личность в подходящих по возрасту девочек-сирот по всему континенту.

Эта личность и зовется «Чайкой».

Девочки, в которых пробудились Чайки, получили задание по сбору останков Проклятого Императора, разделенных на части восьмеркой героев. В конечном счете император рассчитывал с их помощью возродиться и продолжить работу… Таким образом, он сделал из Чаек разбросанные по миру инструменты осуществления своего грандиозного замысла.

Возродиться ему, в конце концов, удалось, но после некоторых событий Артур Газ вновь погиб.

Вот только…

— Этот тип как-то раз уже победил смерть.

Вскоре после того как наемников и солдат регулярной армии изгнали из руин — в основном силами Тору и Фредерики — принцесса Чайка, то есть Юлия, приказала уцелевшим солдатам новой Империи лечить друг друга и вместе с остальными направилась в их рабочую комнату, чтобы обсудить происходящее.

— Начнем с того, что мы не знаем даже, сколько всего Чаек, вернее, семян Чаек разбросано по всему континенту. Сотня? Тысяча? Десять тысяч? Может, сто миллионов? Если в них и нет уже желания возрождать Проклятого Императора каким-то другим образом, не связанным со сбором останков, возможно, что некоторые из них настроены унаследовать волю императора и действовать самостоятельно.

— …

Юлия и Алексей слушали, не веря своим ушам.

Все, что только касалось Чаек, описывало явления, далеко выходящие за рамки их воображения.

Возрождение после смерти. Мироустройство. Девушки с посаженными в них семенами другой личности.

И…

— К тому же, если император Газ возродится снова, он наверняка снова устроит какую-нибудь пакость. Поэтому, как только появляется некая Чайка, мы приходим разобраться, настоящая она или нет. Перед вами еще две было.

— Так вы… вы?.. — еле выдавила из себя Юлия.

Тору до сих пор не коснулся в своем рассказе самого, так сказать, главного… но любой бы догадался, что такими знаниями может обладать лишь человек, лично пересекавшийся с тем самым Проклятым Императором. В то же время он не относился к плану Проклятого Императора с симпатией и не одобрял его.

А значит…

— Ну, да, — непринужденно подтвердил Тору. — Мы победили императора Газа.

***

Над головами чиновников вдруг прогремел взрыв.

Как раз когда они поедали запоздалый обед в зале заседаний дома правительства, обсуждали насущные вопросы и ждали вестей об успехах карательной операции против армии новой Империи Газ.

— Что за?..

Дом правительства, расположенный рядом с особняком виконта Дачия, построили уже после войны, а потому это было обычное здание, не похожее на замок или крепость… однако чиновникам оно служило символом власти и оттого некоторое сходство с «замками» имело.

Здание отличалось прочностью, даже изнутри его укрепляли железные вставки.

Впрочем…

— Взрыв? Магия?

Сверху на изумленных чиновников и их обед посыпались обломки и пыль. Они улеглись через мгновение, но затем на испачкавшихся чиновников упали снежные хлопья.

— !..

— Где потолок?!

Чиновники напряглись от изумления и посмотрели вверх.

Потолок зала на верхнем этаже, где они сидели, будто бы полностью сорвало — и возможно, со всего здания. Вдруг пошедший снег либо до того покоился на крыше, либо просто прилетел с неба.

— Э… это магия? — с трепетом в голосе проговорил один из чиновников.

— Неужели армия новой Империи Газ?

— Они пришли мстить за карательную операцию?..

— А ведь доклад что-то задерживается…

В оставшемся без потолка зале слышались предположения, которые чиновники с трудом выдавливали из себя. Их дрожь хорошо показывала, что поддержать и подкрепить слова им решительно нечем.

Однако…

— Одним залпом? Быть того не может! На такое способно лишь заклинание уровня главного орудия летающей крепости!..

— Разве у армии возрождения Империи Газ есть такое мощное гундо и такой сильный маг?

И если да, почему они не пускали его в дело раньше?

Над чиновниками нависли вопросы и ужас.

Как бы там ни было, если это не стихийное бедствие и не роковая случайность, а магическая атака, за ней вполне может последовать еще одна. И теперь она может разрушить дом правительства до основания, забирая с собой чиновников.

— Н-нам…

Нужно бежать.

Чиновники встали на четвереньки и направились к выходу, молясь о том, чтобы следующей атаки не произошло. На ногах они не бежали потому, что ноги уже отказывались их держать.

Однако…

— Ч-что за?!

— Внизу что-то…

Наверное, виной тому пропавшая крыша.

Когда чиновники немного пришли в себя, они услышали отчетливый шум, доносившийся снаружи здания.

Крики. Звон клинков. Взрывы. Вопли.

Даже человек, ни разу не участвовавший в сражении, все бы понял. Там шла битва. Видимо, она развернулась вокруг всего дома правительства.

— Что вообще…

Чиновники оказались в полной растерянности.

И в следующее мгновение над ними возникла тень.

— Э?..

Огромный силуэт опустился в зал заседаний через пропавший потолок.

Чудовище, закованное в серебристый доспех.

— Дра… гун? — ошарашенно пробормотали чиновники.

Их пронзил взгляд огромных, размером с кулаки взрослого человека глаз.

Дракон так внушал одним своим видом, словно был сделан из чистой стали. Чиновников пригвоздило к месту. Им казалось, что одно неосторожное движение — и их убьют.

И тогда…

— Это здание…

— Объявляется захваченным именем моего брата, его сводной сестры, его веселого гарема и прочая, и прочая.

— Что за сумасбродную шайку ты из нас сделала?

— Не стесняйся, брат.

— Не стесняюсь.

Лишенный всякого волнения диалог все продолжался.

Чиновники нервно пытались понять, кто говорит… и тогда со спины драгуна спрыгнули двое.

Молодые парень и девушка.

Одетого в черное юношу чиновники не знали, а вот девушку вспомнили.

Она одна из тех наемников, что они наняли. Вроде бы она подавала заявку как Акари Лексус. Она откликнулась на объявление вместе с Красной Богдан, и обе без труда прошли отбор…

— Господа чиновники!..

Охрана администрации хлынула в зал так резко, что едва не выбила дверь.

Десять человек — два мага, восемь мечников. Конечно, не рыцари, но чиновники постарались выбрать для своей защиты самых лучших солдат, так что в охранников администрации брали самых элитных бойцов.

— В-в-вы их… их!.. — чиновники указали пальцами на драгуна.

Разумеется, стража немного вздрогнула при виде огромной фейлы, но все-таки…

— Выиграть чиновникам время для бегства! — скомандовал, по-видимому, главный. — Не бояться, внутри здания его большое тело будет неуклюжим!

Похоже, он заключил, что угрозу представляет только драгун, а парочка — это так, мелочь.

Однако…

— Я есть сталь… — практически одновременно начали они.

— Стали неведом страх...

— ...стали неведомо сомнение.

— Встав против врага…

— ...я не стану колебаться.

— Я есть орудие…

— ...несущее твою гибель.

Они равнодушно произносили слово за словом.

Стражники, к несчастью для них, не знали их смысла.

Не знали, что это ключевые слова тайной техники клана Акюра…

— …«Железнокровие».

Энергия тел незваных гостей высвободилась, волосы парня и девушки будто пропитались кровью. Одновременно с этим на их лицах проступили узоры, похожие на боевой раскрас дикарей. Оба они словно превратились в демонов, сошедших на поле боя.

— !..

В следующее мгновение они с нечеловеческой скоростью набросились на стражников.

Против солдат сыграло и то, что под их ногами сидели хозяева-чиновники с отнявшимися от страха ногами. За тот миг, пока стражники приходили в себя, парень и девушка подобрались к ним вплотную и, не обратив никакого внимания на солдат, обрушились на магов.

Стилеты подрезали плечи, молот сломал кости, маги выронили гундо. От боли они потеряли равновесие, и тогда парень с девушкой пнули их в животы. Маги со стонами потеряли сознание.

— !..

Восьмерка мечников попыталась накинуться на непрошеных гостей… но было уже поздно.

Их противники, включая драгуна, обладали огромной мощью, но слабой защитой. Маги могли бы исправить положение и зачистить зал от неприятеля, но теперь, когда они пали, остальные солдаты растеряли уверенность в собственных силах. Откровенно говоря, они струсили.

Остановить разогнавшуюся парочку уже никто бы не смог.

Диверсанты отталкивались от стен, перебегали, скакали во все мыслимые стороны, полностью управляя ходом битвы, и без труда одолели мечников.

После чего…

— …Ну так вот, — раздался чуть усталый голос, и прямо перед глазами пытавшихся уползти чиновников появились стилеты.

— Ик!..

Те невольно застыли на месте.

Юноша окинул их взглядом, а затем сказал совершенно равнодушным голосом:

— На чем мы там остановились?

— На словах «проваливайте, отныне это здание будет моим с сестренкой любовным гнездышком», — отозвалась девушка с молотом.

— Я такого не говорил, — юноша почесал затылок. — Ах да. Вы можете считать, что отныне ваша территория вошла в состав… э-э, как там… новой Империи Газ? Сойдет?

— ...Ч-что? — от неожиданности и внезапности заявления один чиновник даже встал, переспрашивая. Драгун тотчас же смерил его таким взглядом, что он вновь вжался в пол.

Новая Империя Газ.

Она же…

— Всего за половину дня…

— Вы одолели армию и наемников, что на вас послали…

— И захватили… наши земли?

Чиновники свернулись на полу калачиками и говорили дрожащими голосами.

В ответ им раздался размеренно-ленивый голос юноши.

— Кто-о будет противиться, тех убье-ем.

— …

Чиновники дружно вздрогнули.

И в продолжение…

— О-го-го-о как убье-ем. Обяза-ательно убье-ем.

Юноша говорил словно из-под палки.

Казалось, самого его собственные слова нисколько не интересовали.

— Принцесса Чайка во главу угла поставила управление страхом. Ну что, страшно вам?

— …

Чиновники переглянулись, все еще не поднимаясь с пола.

Конечно, им было скорее страшно, чем нет, однако в первую очередь их страх зависел от пристального взгляда драгуна, притаившегося за спиной юноши. А если говорить честно, ни фраза о том, что принцесса Чайка будет править страхом, ни другие слова юноши не показались им правдивыми и к страху никакого отношения не имели.

Сложно сказать, читала она мысли чиновников или нет, но…

— Брат. Твоей речи недостает серьезности, — заметила девушка.

— Вот кто бы говорил, — с унылым видом ответил ей юноша.

***

Прошла половина дня.

Армия новой Империи Газ и полукровки под предводительством Кирилла Татры полностью захватили контроль над домом правительства. Конечно, у виконтства были и другие войска помимо тех, что отправились уничтожать новую Империю Газ, однако стоило им добежать до города…

Как все вражеские силы напали прямо на их ставку.

Обескураживающе примитивная… и в то же время вполне логичная стратегия. Почти пятьдесят полукровок, драгун и мощные заклинания вихрем разметали армию виконтства и поставили ее на колени.

Дело в том, что Тору предвидел подобное развитие событий и потому попросил Акари и Красную изучить ситуацию в виконтстве изнутри — особенно то, что касалось расположения и подготовки войск.

С учетом того, что ни сам виконт, ни чиновники никогда не пользовались особой любовью своих подданных, когда правительство скоро объявило о капитуляции, к каким-либо волнениям среди жителей это почти не привело.

А затем…

— А... что…

Все причастные к событиям собрались в комнате дома правительства.

И там Юлия обратилась к Тору.

— …со мной будет?

— А? В смысле? — переспросил тот, сводя брови.

— Нет, ну, как бы… — не нашлась с ответом Юлия.

Она присвоила имя Чайки. Она, пусть того и не желая, объявила о возрождении Империи Газ и обманом собрала вокруг себя людей, поверивших в ее дело. И то и другое — факты, за которые уже никак не оправдаешься.

Теперь, когда появилась настоящая Чайка… настоящие Чайки, она больше не могла оставаться Чайкой Газ. Но от одной мысли о том, как такое воспримут солдаты новой Империи Газ, ей остановилось страшно. Вспоминался солдат с протезом вместо левой ноги. Возможно, и остальные обезумеют от ярости и попытаются убить Юлию.

Однако…

— Кем ты хочешь стать? — спросил ее Тору.

— Э? В-в смысле, кем хочу…

— Поскольку ты не «настоящая» Чайка, не созданная Проклятым Императором, нам ты не нужна. Продолжить ли начатое и пытаться возродить Империю Газ, поселиться ли в какой-нибудь деревне и возделывать землю — решать тебе.

Тору говорил совершенно безразличным тоном.

И тем не менее…

— …

Такое ей и в голову не приходило.

Что у нее есть свобода выбора и право определять свое будущее.

Она ничего не решала с тех самых пор, как потеряла дом и родителей. Словно проклятая, она повторяла себе о «возрождении дома» и не сомневалась, что сама желает этого. Уже очень давно она ни о чем не мечтала.

Однако…

— Я… — Юлия потупила взгляд, — все это время обманывала людей, собравшихся в новой Империи Газ. Я покорно отыгрывала роль принцессы Чайки… и правда в том, что не отказывалась, так как не думала своей головой и полностью полагалась на других. Поэтому я… считаю, что вина лежит и на мне.

— И?

— Я хочу хоть как-то искупить ее. Но как?..

— … — какое-то время Тору молча глядел на Юлию. — Что же, раз так, то давай искупим твою вину за присвоение имени Чайки.

— Как?..

Юлия выглядела совсем растерянной.

Она бросила взгляд на Алексея, словно моля его о помощи… но пожилой дворецкий-опекун казался полностью подавленным и лишь покачал головой.

— Продолжай отыгрывать Чайку, — сказал Тору, бросая беглый взгляд на Белую и Красную… точнее, взявших себе новые имена белую и красную Чаек.

— Э?..

— Ты послужишь приманкой, на которую будут слетаться другие Чайки, как настоящие, так и нет, — продолжил Тору, почесывая себе щеку.

— Слетаться… но куда?

Уж не ради ли этого Тору захватил виконтство Дачия?

— С меня довольно, я уже устал бегать проверять всех как бы Чаек, затаившихся по всему миру. Поэтому я предлагаю создать здесь «Империю Газ» для привлечения Чаек.

— …

— Значит, мы пойдем на тот же шаг, что и княжество Хартген. В конечном счете, именно он экономит больше всего сил, — добавила стоявшая рядом с Тору Акари, складывая руки на груди.

Разумеется, Юлия слышала о княжестве Хартген, но понятия не имела, почему вдруг о нем зашла речь. Выходит, княжество тоже как-то приманивало Чаек?

— А, и кстати, — снова заговорил Тору таким голосом, словно собирался добавить какую-то мелочь. — Дом барона Гордона или как его там тоже можешь восстановить. Или точнее — можно мы таким образом расплатимся за то, что вы примкнете к нам?

— А… а-а…

— Тут такое дело… Каждый раз вызывать Кирилла и его ребят с острова долго, к тому же мне надоело слушать их жалобы. Если объявишь политику толерантности к полукровкам, сманишь их сюда со всего континента, добавишь вооруженные силы новой Империи Газ и в итоге усилишь свою армию… ну, года этак через два смотреться будем вполне пристойно.

— … — Юлия уже не знала, что отвечать.

Однако…

— И поэтому… — Тору вдруг повернулся ко входу в помещение. — Я попрошу агентство «Климан» не вмешиваться.

Стоявшие у стены с обеих сторон от входа Фредерика и Красная начали синхронно.

По стене пробежали змеиный клинок и когти. В следующее мгновение стена обрушилась, и…

— !..

По ту сторону идеально круглой дыры оказалось четверо.

Богатырь, девушка в очках, юноша-полукровка и лысый мужчина.

Стало быть — это они агенты того «Климана», о котором говорил Тору? Видимо, они стояли за стеной, чтобы подслушивать их разговор.

— ...Как вы догадались? — с натянутой усмешкой проговорил богатырь и вскинул руки.

По всей видимости, он спрашивал потому, что в их сторону уже смотрели и гундо Белой, и оружие полукровок, включая Кирилла.

— ...Давно не виделись.

— Если честно, я удивлен, что ты жив, — ответил богатырь.

— Правда, вам вроде бы двоих не хватает. Где рыцарь и та грубая девушка-ассасин?

— В отпуске, у них медовый месяц, — ответила девушка в очках.

— …

Тору заморгал так, будто его застали врасплох.

Какое-то время он пытался подобрать слова, а потом…

— А-а… ну, раз такое дело, передайте им от меня поздравления, как вернетесь.

— Вы нас отпустите? — вопросил лысый мужчина, бросая взгляд на стоявших в боевых стойках полукровок.

— Вообще… если бы вы не путались у нас под ногами, пока мы собирали останки, у нас никогда не было бы повода сражаться и пытаться убить друг друга. Но если вы слишком быстро обо всем доложите, мы и чихнуть не успеем, как нам начнут досаждать всякими там летающими крепостями… так что, пожалуй, какое-то время вы поживете у нас, — с превеликой неохотой высказался Тору.

***

Ей казалось, она видит сон.

— …

Юлия стояла на балконе второго этажа дома правительства, оглядывала припорошенный снегом город… и раз за разом хлопала себя по щекам, проверяя, не спит ли. Кончики промерзших пальцев отчетливо ощущали очертания горящего от волнения лица.

Выходит, всё наяву.

Она и представить не могла, что среди ее товарищей окажется «настоящая» Чайка и ее последователь. А уж то, что друзья той Чайки смогут всего за сутки полностью захватить пусть и небольшую, но управляемую знатью страну, казалось ей самой настоящей сказкой.

К тому же…

— Ай… Нива, прекрати! Прекрати!

— Отказываюсь. Долг вассала — знать о своей хозяйке все.

За спиной Юлии дурачились Белая… точнее, нанесшая решающий удар белая Чайка, и ее «живое гундо» по имени Лада Нива.

Похоже, Нива очень любила ощупывать тело белой Чайки, и та с криками убегала от таких постоянных заигрываний.

Юлия очень изумилась, когда гундо белой Чайки вдруг превратилось в девушку с разноцветными глазами, и полностью потеряла дар речи, когда с помощью этого гундо белая Чайка применила магическую атаку ни с чем не сравнимой силы.

Судя по лепету ошарашенных чиновников, тот залп по силе мог показаться выстрелом из главного калибра летающей крепости… другими словами, белая Чайка носила с собой аппарат, сравнимый по мощи с крупнейшим магическим оружием на Фербисте.

Многое в этой девушке выходило далеко за пределы здравого смысла.

Впрочем, то же самое можно сказать не только о белой Чайке, но и о всех ее друзьях.

За какой-то день Юлия наудивлялась на всю оставшуюся жизнь.

— ...Что такое? — вдруг услышала она голос, обернулась и увидела Тору, как раз выходившего на балкон. — Чего такое лицо ошалелое?

— ...Не могу поверить, что это правда. — Юлия натянуло улыбнулась. — Вчера и сегодня случилось столько всего невероятного, что мне кажется, будто я вижу сон. И даже не могу сказать, хороший или плохой.

— Ну, в принципе, я тебя понимаю, — проговорил Тору, вставая сбоку от Юлии и прислоняясь к перилам. — Если честно, я сам себя так чувствовал в тот день, когда впервые встретился с Чайкой.

— И ты?.. То есть ты-то?

В некотором смысле этот юноша еще удивительнее Чайки и вообще самый необычный из ее друзей.

Как Юлии объяснили, Тору — наездник на драгуне, заключивший «клятву» с драгуном Фредерикой, и по сути практически бессмертный. Именно поэтому он спокойно пережил нападение Акари и Красной… вернее, красной Чайки.

Но и это еще не все. Фактически, именно Тору стоял во главе отряда, состоявшего из белой Чайки, Акари, Фредерики, красной Чайки, Нивы, Кирилла и полукровок. То есть именно он без особого труда захватил виконтство Дачия.

И тем не менее…

— Когда-то я был всего лишь неудавшимся диверсантом, — сказал Тору и пожал плечами. — Если бы я не встретил Чайку, то и по сегодняшний день ненавидел бы мир, из которого исчезла война, и впустую тратил бы жизнь в каком-нибудь богом забытом городе.

— …

Юлии, впрочем, так не казалось.

— Хотя нет, меня бы к тому времени сестра убила. Она постоянно твердила о том, что сделает из брата-бездельника чучело.

— Я полагала, вы с Белой брат и сестра, но… выходит, твоя настоящая сестра — Акари, та девушка с молотом?

— Да, но сводная, — ответил Тору.

По всей видимости, в деревне диверсантов, где выросли Тору и Акари, семьи, если их вообще так можно назвать, отличаются от тех, к которым привыкли обычные люди. По сути, вся деревня — одна большая семья, а брат и сестра, живущие у одних опекунов, на самом деле ближе к старшему и младшему ученику.

— Красная тоже назвалась Чайкой, — сказала Юлия, вспоминая находившуюся в другой комнате девушку со змеиным клинком.

— Так и есть. Она наша подруга, мы вместе сражалась против императора Газа.

— Подруга… — повторила за ним Юлия… а затем неловко улыбнулась. — Так кто из них, в конце концов, твоя возлюбленная?

— Возлюбленная? А-а… — Тору понял, что Юлия вновь подняла тему, которую они обсуждали в руинах Шамони, и задумчиво склонил голову. — У меня особо не было времени о таком думать. Я не мог расслабиться до самой победы над императором Газом, а после какое-то время… боролся с дырявой памятью из-за последствий того боя.

Видимо, доля правды в его жалобах на «потерю памяти» все-таки есть.

— Мы с Белой остались вдвоем, и у нас год ушел на то, чтобы связать обрывки воспоминаний и разобраться, кто мы такие. Сразу после этого мы встретились с Акари и Красной… ну а остальное ты и сама знаешь. Повстречали трех «Чаек» и разобрались, настоящие они или нет.

Пускай Тору и говорил непринужденным тоном, словно рассказывая о заурядных достижениях, наверняка он прожил жизнь в десятки, сотни раз более драматичную, чем обычный человек. Юлии подумалось, что она на его месте умерла бы под сотню раз.

— Как-то весьма… эпически.

— Возможно. Скучно мне точно не было. — Тору оскалил зубы и улыбнулся хищной улыбкой.

При виде нее Юлия ощутила, как ее сердце забилось быстрее.

Наверное, она впервые увидела Тору Акюру таким, какой он есть. Всем своим существом она ощутила, что наконец-то повстречала его настоящего.

— Все еще впереди. Но сразу скажу… — Вдруг Тору заговорил с серьезным видом. — Касаемо того, что ты будешь продолжать отыгрывать «Чайку». Я, конечно, много чего наговорил, но если тебе в голову пришел какой-то другой способ искупить вину, который тебя устраивает, то я не против. Как я говорил с самого начала, нам незачем держать тебя против воли.

— Тору…

— Я… Все мы ненавидим «возложенные кем-то задачи». Мы больше не хотим, чтобы нам кто-то что-то навязывал, и не хотим навязывать что-либо другим. Что бы ни случилось, в конечном счете расплачиваться человеку придется собственной жизнью… так что прошу, прими решение сама.

— … — Юлия ненадолго задумалась… и кивнула. — Я согласна.

— ...Ясно. — Тору слегка улыбнулся и тоже кивнул.

И тогда…

— Что ж, раз такое дело… — вдруг вмешалась в разговор стоявшая рядом с Тору и неизвестно когда возникшая на балконе Акари. — У меня есть предложение, брат.

— Предложение?.. То есть тьфу, не подкрадывайся так.

— Хе-хе-хе. Ты такой стеснительный, брат, — рассмеялась Акари, нисколько не переменившись в лице.

— Я не стесняюсь, а боюсь.

— Раз уж твой план действий переключился на ловлю Чаек на живца в виде этой девушки...

— Эй, чего ты так выражаешься?

— Зато так понятнее. Короче говоря, если теперь твой план — построить тут новую Империю Газ и «ждать» Чаек, то с неприкаянной жизнью бродяги ты распрощался, да? — спросила Акари, выставляя палец.

— Ну, выходит, что да.

— К тому же нас застала врасплох невероятная новость о женитьбе Альберика Жилета. — Акари выставила второй палец.

— Это-то здесь при чем?.. Но да, я и в самом деле удивился.

— Кроме того, ребенку Сельмы и Давида скоро исполнится два года.

Отогнулся третий палец.

— Ага, они там где-то рядом с бывшим княжеством Хартген поселились? — уточнил Тору, переводя взгляд на красную Чайку в комнате.

— Верно, — кратко подтвердила та.

— Ну, я рад слышать, что они успешно растят ребенка, но это ведь совсем никакого отношения к делу не имеет?

— Как раз имеет, — настойчиво ответила Акари, снова собирая пальцы в кулак. — Я настоятельно рекомендую тебе остепениться, брат.

— А? Ты чего, приказываешь мне жениться?

— Да. — Акари кивнула так размашисто, словно Тору точно выразил ее мысли. — И советую выбрать ту, кого знаешь долго и кого хорошо понимаешь.

— Короче, поскольку я до сих пор не понимаю, о чем ты думаешь, тебя из кандидатов исключать в первую очередь?

— Брат… — Акари моргнула, затем продолжила: — Не надо стесняться.

— Вот об этом я и говорю, что не понимаю твою бессвязность!

— Тебе нужно быть честным с собой, брат.

— Ты даже сейчас себе противоречишь.

— У-у… вредный, — равнодушно протянула Акари.

И тогда…

— Тору!

На балконе появились красная Чайка и принявшую форму юной девушки Фредерика.

Но хотя они и не слышали, о чем сейчас шла речь…

— ?.. — Красная Чайка нахмурилась, уловив то ощущение, повисшее между Тору и Акари. — Тору. О чем. Говорил с Акари?

— Мы обсуждали, кто лучше всего подходит на роль невесты моего брата, — с отчего-то самодовольным видом ответила Акари.

— Тору. Наконец сдался? — спросила красная Чайка, округлив глаза.

— Да с чего вы, в самом-то деле? — со вздохом отозвался тот.

Похоже, среди его спутниц было уже немало разговоров о том, кто выйдет за него замуж.

— Однако я, как основательница «пути сводной сестры», хочу сказать, что жена моего брата должна быть к этому готова, — проговорила Акари отчего-то возвышенным тоном, складывая на груди руки. — С этой точки зрения именно я…

— Я. Полностью готова.

— Я. Поддерживаю! Поддерживаю! Готова, готова! — добавила, поднимая руку, белая Чайка. Она встала рядом с красной Чайкой, все еще таская за собой прицепившуюся к талии Ниву.

— Готовы, значит? И к чему это вы готовы?

— К тому, чтобы стать королевой, конечно, — ответила Фредерика, упирая руки в бока.

— А? Королевой? — Тору округлил глаза.

Фредерика вопросительно наклонила голову и продолжила:

— Тору, ты ведь станешь королем? А, ну, то есть императором.

— О чем ты? Речь ведь шла лишь о том, чтобы остепениться…

— Ведь ты так или иначе создаешь новую Империю Газ, да? Пусть даже символом ее станет Чайка, если она не будет императрицей, кому-то придется играть роль императора.

— … — Тору моргнул так, словно только сейчас это понял. — А-а… ну, получается, да.

— Я ведь права?

— ...Вот привалило-то, — откровенно уныло обронил Тору.

Похоже, ему и в голову не приходило, что он и станет тем самым императором. Или же он, подобно Юлии, собирался назначить на эту должность какого-то заместителя.

— Кстати, брат, — вдруг заговорила Акари, ненароком вспомнив, — если так посмотреть, не получается ли в конечном счете то же самое… что предлагал тебе император Газ?

— ...Ты про треть мира? — Тору нахмурился. — И правда… только я страну создаю не для того, чтобы войну развязать.

— Однако ни Вимарк, ни остальные страны альянса не закроют глаза на появление новой Империи Газ. Особенно если она поднимется с колен, а ее имя станет широко известным.

— Тору. Закулисы, — проговорила белая Чайка, дергая Тору за рукав.

— Закулисы?

— Агенты «Климана».

— А-а… ты предлагаешь заключить тайный договор с альянсом через Альберика Жилетта? Но возможно ли это?

— М-м. Возможно-возможно. — Белая Чайка закивала.

Тору сложил руки на груди, покрутил головой и протянул:

— Хм-м-м… вопрос в том, послушают ли Вимарк и большие шишки альянса, что мы им скажем… Не слишком сложно будет их убедить?

Его окружали Акари, белая и красная Чайки, и также Фредерика.

И пусть Юлия совсем не понимала, о чем шла речь в последней части разговора… ее пленило обаяние их миролюбивой беседы.

Поэтому…

— А-а, если так… — Юлия подняла руку. — Разве по логике вещей… невестой Люка… то есть Тору… не должна ли стать я?..

Слова эти пришли ей на ум буквально только что.

—!..

Однако после них Чайки переменились в лице.

Юлия поразилась тому, как быстро похолодели их взгляды.

— О чем ты? — переспросила Акари привычно равнодушным тоном, но с подрагивающими руками. — Хочешь сказать, моему брату все еще недостает кандидатов в невесты?..

— Да что с тобой такое, в самом-то деле?! — уже чуть ли не срывался на вопль Тору.

Однако ни Акари, ни остальные девушки уже словно не собирались внимать его словам.

— Все-таки нельзя больше откладывать. Если тебя сейчас не женить и не лишить возможности засматриваться на других девушек, ты так и будешь покорять их одну за другой, пока однажды все женщины континента не…

— Я тебе что, чудовище похуже Проклятого Императора?

— Тору…

— Белая, а ты прекрати так жалостливо смотреть!

— В любом случае, брат, если ты не можешь решиться, мы решим сами.

— Каким образом? — уточнила, прищурившись, красная Чайка, явно не доверявшая словам Акари. В ответ та сжала кулаки.

— Почему бы нам не сразиться голыми руками?

— Нечестно, ко мне нечестно! Протестую! Отказываюсь! — воскликнула белая Чайка, запрыгав на месте.

— Э? Я ж тогда выиграю, — изумленно отозвалась Фредерика, указывая пальцем на себя.

Акари будто только сейчас заметила ее, перевела взгляд и прищурилась.

— Секунду, драконица. Ты тоже собралась участвовать?

— А как же, — ответила Фредерика непринужденным тоном, словно добавлявшим к ее словам «очевидно». — Когда я принимаю человеческую форму, то фактически ничем не отличаюсь от человеческой самки… то есть от женщины. Пожалуй, если понадобится, я ему и ребенка родить смогу.

— Какое ты умопомрачительное создание, когда тебе это нужно.

— Э-хе-хе.

— На всякий случай поясню — это была не похвала.

— В общем, поэтому я и подумала, что стану его женой, — с невинной улыбкой проговорила Фредерика, и тогда Акари вдруг достала молот.

— ...Как пожелаешь. Сразимся, пресмыкающееся. Я снесу тебе голову еще до того, как ты применишь магию.

— Разве ты не говорила о голых руках?

— Только дурак пойдет сражаться голыми руками против владеющего магией драгуна.

— Люди та-ак много врут.

— Я жена. Ты вторая. Я старшая сестра. Ты младшая. Очевидно.

— Отказываюсь. Отказываюсь. Равные условия!

...И так далее.

Стороннему наблюдателю с трудом удалось бы сказать, спорят ли разошедшиеся девушки всерьез (правда, большая часть их разговора получалась бессвязной).

Тору смотрел на них, хмурился и спрашивал:

— Эй, вы, а моего мнения никто спросить не хочет?

Но никто ему не отвечал.

Юлия увидела, как протяжно он вздыхает, и натянуто улыбнулась.

— И каково твое мнение, Тору?

— Я…

Тору затруднился с ответом.

Причина, скорее всего, в том, что он не мог отрицать симпатии, которой питал к ним. И в то же время… он не был человеком беспринципным, готовым заигрывать со всеми девушками, хорошо к нему относящимися.

Он не мог выбрать потому, что любил их всех.

Хоть юноша по имени Тору и обитал где-то за пределами здравого смысла, в этом вопросе он вел себя прямолинейно и обстоятельно.

Юлию удивительным образом веселило смотреть, как он мучается, и от того она все сильнее проникалась к нему чувствами. Она хорошо уяснила для себя, что хоть Тору — убивший Проклятого Императора герой, а также бессмертный наездник, заключивший договор с фейлой… в то же время он не какое-то неведомое создание, а такой же человек, как и она.

Поэтому…

— Тогда не возьмешь ли ты нас всех в жены?..

— Еще и ты бредом заразилась?

— Если мы будем выстраивать иерархию на кулаках, я, скорее всего, займу последнее место.

— Ну, это да, вы за ним с Белой будете драться… так, секунду! — Тору осознал смысл слов Юлии и насупил брови.

И тогда…

— Тору! Тору! Суди! Суди! — прокричала Белая, подскочила к Тору и оттянула его за ухо.

За спиной ее, похоже, уже начался первый раунд битвы за звание жены Тору — Акари и обратившаяся рыцарем Фредерика скрестили молот и меч.

— Я же сказал, никаких сражений… и не тяни меня, больно!

И тем не менее Белая потащила согнувшегося Люка к «арене».

При виде этой картины Юлия улыбнулась от души. Пожалуй, впервые за много лет.

Что же дальше?

Когда-нибудь бывший диверсант и действующий наездник на драконе Тору Газ как император, вернее, «император-дракон» выстроит новую Империю Газ, которая хоть и раскинется лишь на десятую часть земель старой Империи, но прославится как «дремлющий на севере дракон» и вступит в мягкий затяжной конфликт с альянсом государств.

Но это, конечно же…

— ...Да понял я, понял!

— И что ты понял, брат?

— Что выбрать из вас одну не смогу.

— Почему? Неужели все мы не удовлетворяем твои вкусы, брат?

— Наоборот, дура!

— Тору…

— Я на вас всех женюсь, ладно?! Только прекратите друг друга избивать!

— М-м!

...уже совсем другая история.

(Конец)