Том 1    
Глава 2: Девушка, которую вынесло на мой берег


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
japyraq
17 д.
Спасибо
ricco88
17 д.
Спасибо.
jung
17 д.
Пожалуйста~
damarkos
11 мес.
Спасибо!

Глава 2: Девушка, которую вынесло на мой берег

Девушка встревоженно оглядывается по сторонам.

— Эм… Я…

— Не перенапрягайся. — Я улыбнулся, чтобы успокоить её. — Лучше отдохни ещё.

Я подошёл к камину и снова растопил его.

— Что произошло? Где я?

Я повернулся к девушке и подумал о том, как много мне нужно рассказать ей. Я не знаю, как поступить, но нужно по крайней мере убедить её, что всё под контролем.

— Это остров Санк Тьера…Так как о нём никто не знает, название неофициальное. Мой отец нашёл и назвал его. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь узнал об этом месте. Могу только сказать, что мы недалеко от Вессела, откуда я и прилетел. Ближайший остров сейчас Дайвел.

— Санк Тьера… — прошептала девушка.

— Я тоже хочу кое о чём спросить тебя. Кто ты?

Огонь в камине уже достаточно разгорелся. Я наполнил чайник из-под крана, что берёт воду из колодца, и поставил его кипятиться.

— Вчера ночью тебя выбросило на берег. Я уже говорил, что ближе всего к этому месту сейчас Дайвел. Но даже от него сюда вплавь не доберёшься. Так как же тебя сюда занесло?

Я понимаю, что давить на девушку — неправильно, поэтому спросил о произошедшем как можно мягче. Мне нужно по крайней мере представлять, куда её возвращать, если такое место вообще существует. Перед тем как сопроводить её домой, я должен узнать, с чем связался.

К тому же мне просто интересно. Кому бы не было?

Однако девушка лишь молча смотрит в пол, избегая моего взгляда. Видимо, ответа я не дождусь, сколько бы времени ни прошло.

— Простите, — немного погодя промолвила она.

— Ничего страшного, — как можно дружелюбнее ответил я. — Не за что извиняться. Я же просто незнакомец. — Всё-таки мой вопрос прозвучал довольно грубо.

— Спасибо… что спасли. — Она чуть склонила голову.

— Как себя чувствуешь? Как закипит вода, заварю тебе чаю.

— Я в порядке… Но… — Девушка села на кровати, крепко вцепилась в одеяло, в которое закутана, и стала озираться вокруг, пока не нашла свою одежду. Она висит над камином.

Я сразу вспомнил вчерашнее.

— П-прости! Ты промокла до нитки и сильно замёрзла, поэтому пришлось тебя раздеть. Я снял лишь пару вещей, клянусь!

Девушка залилась румянцем:

— Всё в порядке. Спасибо, — кивнула она и улыбнулась.

Я отвёл взгляд и быстро передал ей одежду.

— М-м… Можешь ненадолго отвернуться?

— К-конечно, — ответил я и уставился в противоположную стену.

— Прости, — снова еле слышно прошептала девушка и стала одеваться.

Я как можно сильнее зажмурился. Не хочу всё усложнять после вчерашнего.

— Я закончила.

Я медленно обернулся. Она стоит напротив и прижимает руки к груди, словно испуганный кролик.

Я выдвинул стул и предложил ей сесть за круглый стол. Девушка с невероятной элегантностью подошла к столу и села за него, будто королевская особа.

Когда вода закипела, я достал банку чёрного чая и бросил несколько листиков в чайник.

— Какой восхитительный аромат… — вдруг заговорила девушка. — Ни к чему переводить такой дорогой чай на меня.

— Не беспокойся. Мне самому захотелось заварить именно этот.

Не ожидал, что она по запаху может определить качество чая. Я действительно купил его за кругленькую сумму в специализированном магазине в Весселе.

Я размешал чайные листья, взял весь чайный набор и вернулся к столу. Странно, но мне больше нравится размешивать чай, чем пить его.

— Ещё раз спасибо, что спас, — сказала она после того, как я сел. — Как я могу тебя отблагодарить?

Я помотал головой:

— Не беспокойся об этом.

— С-спасибо… Меня… — девушка почти незаметно запнулась, — меня зовут Стелла.

— Приятно познакомиться! Я Сиэль Миграто́.

Она не назвала мне свою фамилию, но я и не против. Наличие фамилии — вопрос деликатный, и я точно не должен его поднимать.

— Это немного неожиданно, но у меня есть к вам вопрос, Сиэль.

— Надеюсь, смогу на него ответить. Спрашивай.

— Какой сейчас месяц и день? — серьёзно спросила Стелла.

— Эм-м… — Я не сразу понял, что ответить. — Вы имеете в виду дату?

— Да, — всё так же серьёзно ответила она.

— Каким календарём вы пользуетесь? Могу сказать вам дату по календарю Вессела.

— Да, пожалуйста.

— Что ж, сегодня третье виноградня.

Я расслышал, как она шепчет себе под нос что-то о прибытии вовремя, но чай как раз заварился, поэтому я потянулся за чайником и наполнил её чашку.

— Угощайся, — предложил я Стелле и налил себе чаю.

Его свежий аромат напомнил мне утреннее небо.

— Эм, вы сказали, что мы сейчас на острове, — неожиданно заговорила она, — Санк Тьера, верно?

Я кивнул.

— Как вы здесь оказались? Вы же меня о том же спросили, не так ли? Непохоже, что сюда так просто добраться.

— Ну, в отличие от тебя, меня не выкинуло на берег. Я прилетел сюда на самолёте.

— «Чайкой»?

«Чайка» — это летучий корабль, на котором путешествуют в разные страны и на их острова. У самолётов Ласточек маленькие двигатели (сложно найти где-нибудь большой вечный двигатель), но «Чайки» намного больше. В них устанавливают два, три, а то и четыре бензиновых двигателя. И хоть они довольно медленные, но путешествуют на большие расстояния и без труда перевозят тяжёлые грузы. В этом преимущество «Чаек» перед Ласточками.

Однако тут кроется и их главный недостаток. Из-за своих размеров «Чайки» настолько неповоротливы, что совершенно бесполезны в воздушном бою. Именно поэтому многие страны отправляют подразделения перехватчиков на поиски беззащитных «Чаек». Способность преодолевать большие расстояния оборачивается против них самих. Маленькие самолёты с бензиновыми двигателями не могут сопровождать «Чаек» на всём пути, и если их заметили корсары — игре конец. Поэтому большинство предпочитает отправлять важные посылки Ласточками.

— Нет, не на «Чайке». Им незачем лететь на такой остров. Я прилетел сюда на своём самолёте.

— У вас свой самолёт?!

Я сдержанно улыбнулся. Собственный самолёт может быть лишь у непристойно богатого вельможи или Ласточки. Наверное, я не похож ни на кого из них.

— Он там, прямо в заливе. Хочешь взглянуть?

Стелла тут же кивнула:

— Да, пожалуйста!

Я встал из-за стола, пригласил Стеллу последовать за мной, и мы пошли к выходу. Открыв дверь, я чуть не ослеп от яркого света, но глаза быстро привыкли.

— Как красиво… — прошептала Стелла.

На пороге нас сразу принял в свои объятия залитый солнцем дремучий лес. Чистое лазурное небо над нами, а впереди — песчаный пляж, на который крохотными, едва заметными волнами накатывает океан. Ночью всё было выкрашено в глубокий синий, теперь же песок блестит на солнце, словно сахар.

Стелла увидела «Полярис» на пирсе и побежала к нему. Я последовал за ней.

— Такой белый… Словно снег.

— Ты раньше видела снег, Стелла? — спросил я.

— Нет, только на картинах… Но я уверена, что он настолько же прекрасен, как этот белоснежный самолёт.

— Зато его буквально воздух пачкает… Ты себе не представляешь, как тяжело за ним ухаживать.

Стелла засмеялась.

— На нём установлен вечный двигатель?

— Да… Откуда ты знаешь?

— Я обожаю самолёты! — оживлённо ответила девушка. — Значит, он может полететь куда угодно без топлива, верно?

Я кивнул.

— Мы не знаем, как они работают. Их конструкция слишком сложна, чтобы разобрать и выяснить это. Никто и понятия не имеет… Как они вообще могут летать вечно? Но они могут. Этот, например, уже неизвестно сколько летает.

— Небо такое просторное и приветливое. Вы можете полететь куда угодно… — зачарованно произнесла Стелла. Она восхищается небом.

В отличие от меня.

— Сиэль, — продолжила Стелла, — а вы случаем не Ласточка?

Я кивнул, и Стелла тут же задала ещё один вопрос:

— Тогда… Этот самолёт называется «Полярис», так?

Что? Поражённый, я не знаю, что ей ответить.

— Я так и знала. — Стелла будто прочла всё на моём лице. — Вы — Белокрылый Миграто́.

Вот оно что. Наверное, она слышала о моём отце.

— Да. Но я не тот Белокрылый, о котором ты говоришь. Им был мой отец, Акаша Миграто.

— Ваш отец?

Я лишь рассеянно улыбнулся. У неё наверняка ещё куча вопросов.

— В таком случае, Сиэль, у вас сохранилась карта потоков вашего отца?

— Да. Он передал карту мне.

Стелла растерянно опустила взгляд и замерла, размышляя над следующим вопросом.

— У вас есть карта потоков Батό? — наконец решилась спросить она.

Бато примерно такого же размера, что и Вессел, и наши пути иногда пересекаются. Если мне не изменяет память, сейчас Бато как раз дрейфует неподалёку от Вессела.

Я хорошенько подумал, прежде чем ответить:

— Да… И что с того?

— У меня есть к вам просьба, — громко ответила Стелла и так пристально посмотрела на меня, что я аж выпрямился. — Как считаете, сможете доставить меня туда?

— В Бато? — переспросил я, хоть и прекрасно понимаю, о чём речь.

Стелла кивнула. Судя по серьёзному взгляду, дело у неё срочное.

Я крепко задумался: эту девушку вчера ночью выбросило на берег, и я понятия не имею, кто она и что с ней случилось. Естественно и очевидно — не связываться с ней.

— Если хочешь, чтобы я тебе помог, расскажи, почему тебя выбросило на берег.

Стелла виновато склонила голову:

— Я не могу вам сказать, — ответила она.

Я сглотнул.

— Тогда зачем тебе нужно туда лететь?

— Об этом я тоже не могу сказать. Простите…

Повисла тишина. Лишь дыхание ветра и шум волн. Даже не знаю, что мне ответить на такую скрытность. Я не выдержал и тяжело вздохнул.

— Получается, ты просишь меня просто так, ничего не зная, отвезти тебя в Бато?

— Именно так.

— Прости. — Я помотал головой. — Я не возьмусь за такое. На Дайвел или даже в Вессел — отвезу без вопросов. Но ни в какое другое место мы не полетим, если ты ничего мне не объяснишь.

— Умоляю! Я знаю, что прошу слишком многого, но это вопрос жизни и смерти! — взмолилась Стелла и низко поклонилась. Из-за этого возникло неприятное нам обоим напряжение. Всё моё существо кричит держаться подальше от этой опасной девушки.

— Пусть даже так…

— Тогда д-доставьте меня! — перебила она.

Её слова сбили меня с толку. Что она имеет в виду?

— Я слышала, что Ласточки никогда не задают вопросов о клиенте или о содержании посылки.

Вот как. Решила поиграть с профессионалом в его же игру? Ну что ж.

— Я сказал, что готов просто так отвезти тебя на Дайвел или в Вессел. Но если тебе нужны услуги Ласточки, это уже другой вопрос. Тебе придётся заплатить мне, вероятно, больше, чем ожидаешь.

— Вы доставите меня в Бато, если у меня есть чем заплатить?

Я кивнул. Люди могут путешествовать только на самолётах, поэтому цена на такие услуги заоблачная. Вполне нормально заплатить за полёт десять миллионов гоутов. Не знаю, какую цену представляет себе Стелла, но точно не так много.

Я отвезу её на Дайвел или в Вессел, чтобы избежать возможных проблем… По крайней мере, я на это рассчитываю. Все мои планы пошли прахом, когда я подобрал её.

Стелла сняла с шеи серебряную цепочку и протянула её мне.

— Этого хватит? — спросила она.

— Что это? — Я изумлённо вытаращился на большой синий камень в кулоне. — Тут примерно сто каратов… Шестигранный… Это что, настоящий звёздчатый сапфир?

Стелла кивнула.

Это ужасно дорогой самоцвет. Даже по самой скромной оценке он стоит не меньше трёхсот миллионов гоутов.

— Я отдам вам его, если отвезёте меня в Бато.

Глазам своим не верю. Вряд ли мне удастся когда-нибудь снова столько заработать. И раз она готова отдать мне кулон за перелёт, что-то тут нечисто.

— И всё-таки. Не хочешь сказать, кто ты такая?.. — наконец спросил я.

Она извинилась и снова вздохнула.

— Зачем тебе лететь в такую даль?

Стелла нахмурилась. Очевидно, она хочет снять эту ношу со своих плеч, но не может.

— Больше ничего не буду об этом спрашивать, — продолжил я. — Но ты подумай вот о чём: если продашь этот сапфир, сможешь делать что угодно и где угодно. Ты сможешь путешествовать по миру и провести всю жизнь где захочешь. Так зачем? Путешествие в Бато не стоит и крупицы этого сокровища. Это неправильно.

Я и правда не собираюсь расспрашивать или осуждать мотивы Стеллы, но что в этом мире могло заставить её зайти так далеко? Конечно, я вряд ли что-то выясню в ближайшем будущем, но любопытство, что так редко просыпается во мне, скребётся внутри, словно голодная кошка.

— Не в деньгах дело, — невероятно убедительно ответила девушка. — Ещё раз прошу прощения, что не могу вам ничего рассказать. Я доберусь до Бато, чего бы мне это ни стоило.

Как Ласточка не вижу ни одной причины её отговаривать…

— Хорошо, — вздохнув, проговорил я. — Именем Гильдии Ласточек Вессела я принимаю ваш запрос. Исполнителем выступлю я, Сиэль Миграто, и «Полярис».

— Премного вам благодарна!

Однако ничто, даже её невинная улыбка, не может меня успокоить. Триста миллионов за простой перелёт в Бато — звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой. Если меня не обдурят, то этих денег мне до конца жизни хватит. Но внутренний голос подсказывает, что всё пойдёт не по плану.

Я глубоко вздохнул, чтобы избавиться от надоедливых мыслей.

— Итак, когда выдвигаемся? — спросил я.

— Я спешу, поэтому давайте выдвинемся как можно скорее.

— А я только собрался отдохнуть.

— Простите за неудобства.

— Не стоит. Я согласился выполнить твою просьбу, и теперь ты — мой клиент. — Я подошёл к шкафу и стал копаться в одежде. — Они должны быть здесь…

Далеко она в своём платье не улетит, поэтому нужно найти её подходящий наряд на замену.

— Чудно! Нашёл.

Я вытянул груду коричневой одежды, оставленной отцом, и закрыл шкаф. Я развернул часть материи и приложил к Стелле. Размер ей не подходит, но с этим ничего не поделаешь.

— Немного великовато, но лучше переоденься в это. Тебе будет неудобно лететь в платье.

— Поняла.

— Я подожду на улице. Выходи, как закончишь, — сказал я.

На улице стоит небольшой столик. Я разложил на нём карту потоков и другие инструменты, чтобы быстро проложить маршрут. Мне нужно рассчитать координаты Бато и его курс, чтобы как можно быстрее туда долететь. Сейчас Бато дрейфует в трёх тысячах километров отсюда, потому путь туда, считая ночную остановку, займёт дня два. Однако, если учесть скорость его дрейфа в двести километров в день в южном направлении, мы доберёмся даже раньше.

Но лететь к объекту, что движется навстречу, слишком опасно. У пилота нет права на ошибку, поскольку даже незаметное отклонение от курса может стать смертельным. Я решил пролететь полторы тысячи километров в первый день, переночевать, а на следующий день искать Бато. Придётся лететь очень медленно, чтобы в случае ошибки можно было вернуться. Еды и воды нам хватит на пять дней.

Стелла вышла из хижины и застала меня в раздумьях за столом.

— К-как оно? — Она покрутилась, чтобы я мог оценить.

Одежда оказалась настолько велика девушке, что ей пришлось подкатить всё: от рукавов до штанин. Однако с воротником это почти не помогло.

— Слишком велико… — ответил я.

— Ничего. По крайней мере, я могу двигаться.

И всё же одежда ей на удивление идёт.

Я стал загружать еду и припасы в Полярис. Скоропортящиеся продукты — овощи — мы съедим сегодня на обед, а водяной бак придётся наполнить до краёв. К счастью, хотя бы о топливе и перевесе волноваться не нужно — двигатель у меня особенный: грузи что угодно и сколько угодно. К тому же я могу избавиться от некоторых вещей, если нужно будет сбросить балласт.

— Столько всего грузишь…

— Ласточки могут лететь и целую неделю, не пополняя припасы, если придётся.

Я настолько наловчился загружать «Полярис», что и комар носа не подточит.

— Придётся тяжко, если не привыкла долго сидеть… — сурово предупредил я Стеллу, пока та проверяла мой груз.

— Не волнуйся! Я смогу! — уверенно ответила Стелла.

Однако меня её ответ не убедил. Надеюсь, она хотя бы не начнёт стонать и жаловаться, когда мы поднимемся в небо.

— Путь займёт два дня, — сообщил я. — Это значит, что нам придётся провести ночь на борту «Поляриса».

Я и не задумывался об этом, пока не сказал вслух. Одному океану известно, почему я это раньше не осознал. Когда я понял, что мы проведём ночь вместе, моё лицо залилось краской. Стелла тоже немного смутилась.

— Н-но! — продолжил я после неловкой паузы. — Не волнуйся, я и пальцем тебя не трону!

Стелла рассмеялась и махнула рукой. Так волноваться и выкрикивать подобное — совершенно не в моём стиле. Я быстро собрался и кивнул.

Я загрузил кабину и приступил к техосмотру. Моему отцу регулярно проводили техосмотр в знак благодарности за услугу в прошлом. Эта благодарность передалась и мне. Теперь «Полярис» осматривает одна девушка. Она не была механиком моего отца. Как и я, эта девушка переняла дело от своего отца.

Однако без неё техосмотр приходится проводить самому. Вечный двигатель на то и вечный, что почти не ломается. Даже если его прострелить из пушки, подпалить, а потом утопить, он всё равно будет работать. О нём я не переживаю.

Внешне «Полярис» выглядит пристойно даже после боя в Неви и не требует особого внимания. Отец и механики хорошо заботились о самолёте, поэтому ему такие стычки нипочём.

А вот приборы я проверил и даже перепроверил. Спидометр, альтиметр, аэродинамические весы, индикаторы поворота и скольжения, вариометр, тахометр и калькуляторы моих карт должны быть в полном порядке. Будь они хоть немного расстроены, мои вычисления окажутся неверными и в худшем случае приведут меня на дно океана.

К счастью, всё в порядке.

Я открыл дверцу в носе Поляриса, чтобы проверить ещё одно важное приспособление.

— Что это? — спросила Стелла из-за спины.

— Мотор-пушка.

Никогда не знаешь, что ждёт в небе. Особенно теперь. Я снова задумался о том, как Стелла оказалась здесь. Возможно, её самолёт разбился поблизости, и хотя тут нет течений, по которым могла бы двигаться целая плавучая страна, волны запросто вынесли бы девушку на остров.

Чудо, что она выжила. Но вопросов остаётся много. К примеру, самолёт разбился из-за проблем с двигателем, или его сбили?

Я хоть и за мирное решение конфликтов, но нажму на курок без лишних раздумий. Мой самолёт оснащён двумя двадцатимиллиметровыми противовоздушными пулемётами, а у заднего сиденья установлена мотор-пушка пятидесятого калибра.

— Слушай, у меня вопрос, — обратился я к Стелле, обернувшись.

— Да?

— Ты когда-нибудь стреляла из огнестрельного оружия?

— Нет…

— Ага, так и думал.

Не уверен, работает ли хвостовая пушка, так как я ею почти не пользуюсь. Пожалуй, стоит выпустить несколько очередей, чтобы убедиться.

Я пересел на заднее сиденье, нацелился в океан и выстрелил. Прогремел оглушительный выстрел, и пустые гильзы посыпались в воду. Отдача оказалась сильнее, чем я думал, но, похоже, всё работает нормально. Я рукой подозвал Стеллу.

— Попробуй выпустить несколько очередей, — попросил я.

— Я-я?

— Видишь здесь кого-то ещё?

Стелла обречённо покачала головой:

— Я-я не могу! Никогда и пальцем такого не касалась.

— Не будешь стрелять, нам конец… — ответил я и снова поставил предохранитель. Понимая, что девушка не может решиться, я продолжил настаивать: — Небо небезопасно. Если нас атакуют, от тебя зависит, выживем ли мы. Я пилотирую самолёт, поэтому тебе придётся стрелять из этой пушки, — надавил я. — Скажи сейчас, если всё ещё уверена, что не можешь.

Стелла молча взглянула на меня и на мотор-пушку и через несколько секунд наконец-то ответила:

— Я смогу, — тихо, но уверенно произнесла она.

Я кивнул и встал с сиденья.

— Вперёд.

Стелла неловко забралась в кабину и попробовала сесть.

— Ого, а тут тесно, — удивилась она.

— Ты миниатюрная, да и сидеть там целый день будешь — привыкнешь.

— П-постараюсь.

Заднее и переднее сиденья стоят спиной друг к другу и смотрят в противоположные стороны.

— Тут те же приборы, что и у пилота, — заметила Стелла.

— Вообще, тут должен сидеть штурман и производить все расчёты. Но я привык летать один, потому делаю всё сам. Не обращай внимания на приборы, пока сосредоточься на стрельбе.

— И-и… с чего мне начать?

— Всё не так сложно, как кажется. Видишь рычаг у курка? Поверни его.

Стелла перевела рычаг из горизонтального положения в вертикальное.

— Так?

— Теперь тяни на себя.

— Х-хорошо! — ответила Стелла и рывком потянула рычаг. Послышался стук: предохранитель снят.

— Теперь можешь стрелять. Осталось только прицелиться и нажать на курок. Повторяй за мной.

Выглядит так, будто Стелла — самый не подходящий на роль стрелка человек. Я решил не говорить ей об отдаче, к которой она очевидно не приготовилась.

— Ну что ж, от винта-та-та-та-та-та!

Стеллу затрясло, будто от землетрясения. Дуло мотор-пушки затрясло не слабее. Так она и в слона с двух шагов не попадёт.

Стелла не продержалась и нескольких секунд, отпустила курок и рухнула на сиденье.

— Ну что, как тебе? — спросил я.

— У меня… нет слов, — сокрушённо промолвила она.

Я рассмеялся. Хорошо, что она не может ни на что нацелиться. Хотя бы не убьёт никого: важно не попасть, а испугать.

Теперь, когда она хоть немного разобралась с мотор-пушкой, пора выдвигаться.

— Сначала пообедаем. Скоропортящиеся продукты нам ни к чему.

※ ※ ※

Так как большинство скоропортящихся продуктов — это овощи, к обеду я нарезал несколько салатов. Я просто смешал все овощи в большой миске и взбрызнул особым бальзамическим уксусом с Мардена, оливковым маслом и медовой горчицей. А из остатков овощей, мяса и ржаного хлеба сделал несколько бутербродов. Этого и на ужин хватит.

Пока я готовил, Стелла наблюдала за мной:

— Сиэль, а ты хорош в готовке, — произнесла она с ноткой восхищения.

— Умеешь готовить? — спросил я.

— Н-не сказала бы… — ответила девушка и грустно усмехнулась.

Я протянул нож ручкой к ней и сказал:

— Так почему бы не попробовать?

— Э-эм, хорошо… Только недолго! — согласилась она и схватилась за нож обеими руками. — В-вот так?

— А-ага… Погоди, не спеши.

Я отступил назад, так как она подозрительно крепко и очень уж ненадёжно взялась за нож. Со стороны может показаться, что она вот-вот пронзит меня им.

— П-прости… Я никогда не пользовалась ножом… — прошептала девушка.

— Серьёзно?

Стелла кивнула. Неудивительно, что она без задней мысли направила нож на меня.

— Что ж, для начала не направляй его на меня.

— Что? — переспросила она. — Ой, точно! Это же опасно!

— На себя тоже не направляй…

— П-прости! — Стелла махнула ножом в сторону в отчаянной попытке обезопасить себя, но лишь добавила проблем.

— Махать ножом тоже не надо…

— Прости снова!

Эта трагикомедия продолжалась ещё пять минут.

— Что ж, каждому своё, — заключил я.

— П-пожалуй. Прости…

Она столько раз извинилась, что мне показалось, будто это я сделал что-то плохое.

— Как ты научился так хорошо готовить?

— Я бы не сказал, что хорошо готовлю. Наверное, потому что начал в детстве.

— Насколько рано?

— Как только на белый свет явился.

— Что?! Прямо из утробы?

— Да шучу я…

Хотя, как говорится, в каждой шутке есть доля правды.

— Я правда не помню, когда начала готовить, — продолжил я.

— Твои родители никогда не готовили?

— Отец редко бывал дома, так как работал Ласточкою, а мама… Словом, мне пришлось делать всё самому. А теперь, когда не стало и отца, у меня просто не осталось выбора.

Хоть я и рассказал обо всём этом совершенно спокойно, у Стеллы защемило в груди.

— И тебе не одиноко? — спросила она.

— Одиноко?

Мне сложно ответить на её вопрос. Я никогда не задумывался об этом, да и сентиментальным меня не назовёшь. Стелла встревоженно посмотрела на меня. Наверное, подумала, что я тяжело переживаю утрату близких, хотя это не совсем так.

Я засмеялся, чтобы разрядить обстановку:

— Если я и чувствовал себя одиноким, то было это очень, очень давно.

※ ※ ※

— Знаешь, ты можешь просто сесть.

— Х-хорошо!

— Не волнуйся ты так. Сядь поудобнее и расслабься. Работы для тебя всё равно нет… Пока что, — добавил я, взглянув на мотор-пушку. — С этой малышкой ты ещё пообщаешься.

— Я постараюсь…

— Всё получится. Разве в прошлый раз ты не хорошо стреляла?

Я усмехнулся. Она всё-таки мой клиент.

— Тебе необязательно целиться, — уверил я. — Даже не пытайся. Когда я скомандую, просто нажми на курок. Сама не стреляй. Слишком опасно.

— Поняла.

— Отлично. Готова в двухдневному полёту?

— Готова, — кивнула Стелла.

Двигатель уже достаточно прогрелся. Пора выдвигаться.

— Сделаем это, — подбодрил я девушку и в последний раз перепроверил все приборы. Штурвал и поворотный руль, похоже, тоже в порядке. Двигатель подозрительные звуки не издаёт.

— Проверка связи, проверка связи. Меня слышно? — спросил я в микрофон.

— Это мой микрофон? Да, слышу хорошо, — ответила Стелла.

«Полярис» в идеальной форме. Я натянул шлем до ушей, чтобы слышать всё вокруг, когда открою окно в лобовом стекле.

— К полёту готов, — произнёс я и начал медленно толкать РУД [✱]Рычаг управления двигателем, набирая обороты.

Самолёт с вечным двигателем тяжелее поднять в воздух. Если бензиновый двигатель набирает обороты с задержкой, то вечный намного чувствительнее. Резкое движение вперёд, и самолёт рванёт на полной скорости, неосторожное движение назад — застынет на месте. Потому права на ошибку у меня нет. Неопытный пилот потеряет управление, если толкнёт рычаг слишком быстро, или заглушит двигатель, если потянет слишком медленно. Даже я, опытный пилот, очень осторожен при взлёте и посадке на воду.

«Полярис» неспешно скользит по воде, пока я осторожно толкаю РУД и нажимаю педали руля направления.

Через какое-то время я вышел из бухты и, почувствовав, что «Полярис» разгоняется, сильнее толкнул РУД. На такой скорости блики на воде словно падающие звёзды: только загораются и тут же гаснут, сменяя друг друга.

Наконец «Полярис» набрал достаточную для взлёта скорость и оторвался от воды. Я почувствовал, как небо приветствует меня, и повернул за ветром. Это не самолёт парит в небе, а я наконец-то вернулся домой. Небо зовёт меня.

Когда «Полярис» набрал высоту, главное поплавковое шасси подтянулось к фюзеляжу, а вспомогательные сложились в крылья.

— Всё хорошо? — окликнул я Стеллу. Взлетели мы достаточно резко, поэтому почувствовали перегрузку.

— Д-да! — ответила она. — Потрясающе… Я и подумать не могла, что небо настолько бескрайнее! Из окна дома всё выглядит совсем по-другому.

По крайней мере, она в порядке. Её восхищение и любопытство напомнили двухлетнего меня, когда отец впервые взял меня полетать. Я не помню ничего, кроме тускло-оранжевого градиента вечернего неба, что захватило всё моё поле зрения. Никогда не забуду ту картину.

Тогда я сидел у мамы на коленях, но её лицо уже не вспомню, как бы ни старался. Да и вообще это единственное воспоминание о ней.

Поднявшись на три тысячи метров, я отпустил РУД и выровнял самолёт. Мой план — преодолеть как минимум семьсот километров на северо-запад до острова Дайвел, а оттуда пролететь на запад ещё семьсот километров и выйти на расчётный курс Бато.

— Интересно, как далеко простирается океан?

— Понятия не имею. Никто ещё не пробовал проверить.

— Он вообще где-нибудь заканчивается? — по-детски наивно спросила Стелла, но её слова задели меня за живое.

— Лишь дураки станут искать край света, — прошептал я.

Такие, как мой отец.

※ ※ ※

На третьем часе полёта мы, как и планировалось, достигли острова Дайвел.

— Ого, даже я понимаю, что остров богатый, — заметила Стелла.

— Всё-таки торговый город. В мире и так мало островных государств, а такие процветающие, как Дайвел, вообще можно по пальцам одной руки пересчитать.

Дайвел занимает остров площадью около трёхста квадратных километров, а проживает на нём восемьдесят тысяч человек. Для плавучей страны это отнюдь немало. В прошлом Дайвел был театром военных действий, так как расположен на пересечении путей пяти держав. Жизнь людей на «транзитных» островах вроде Дайвела не долгая и счастливая. Таких, как они, ждёт лишь гнёт и подчинение.

Однако текущий глава Дайвела происходит из древнего рода, представители которого силой захватили этот остров и объявили, что Дайвел отныне независимая и нейтральная страна, которая торгует со всеми соседями. Их реформы поспособствовали развитию экономики, что продолжается по сей день.

Так и тянет подлететь и взглянуть поближе, но на это сейчас нет времени. Я резко повернул на запад и продолжил полёт.

По дороге я один раз сел на воду, чтобы немного передохнуть, а потом пролетел ещё четыре часа. Таким образом, за день мы преодолели примерно тысячу шестьсот километров, и на закате я приводнился в спокойной части океана, где не проходит ни одно течение.

— Так устала, хоть и просидела весь день даром, — поделилась Стелла после посадки. Я поднял фонарь[✱]Купол кабины, и она встала и сладко потянулась. — Ой, прости. Сама жалуюсь, а ведь даже не помогла ничем.

— Ничего. От такого кто угодно устал бы. Давай ужинать.

Я достал из багажа фонарь и газовую плитку и поставил их на крыло. Крылья самолёта в подобных путешествиях служат пилоту местом для растяжки и прогулок, когда тот садится на воду. Поэтому я расположился на одном из крыльев, включил плитку и поставил кипятиться чайник.

Стелла тем временем тоже выбралась из кабины, но, увидев меня за работой, почему-то рассмеялась.

— Что такое? — спросил я.

— Ничего. Просто это так захватывающе.

— Захватывающе?

— Никогда бы не подумала, что однажды буду ужинать на крыле самолёта, — пояснила Стелла и рассмеялась.

Её счастливая улыбка слегка подняла мне настроение.

— Захватывающе, говоришь… Для меня это обычное дело, но…

Я замолчал и поднял взгляд на небо. Надо мною зависло знакомое ночное небо, однако обстановка сегодня немного непривычная.

— Но давно уже мне никто не составлял компанию, — закончил я.

Мы съели бутерброды и выпили свежего красного чаю, а потом от скуки легки и стали ждать утра. В таком месте и при таких обстоятельствах нам только и остаётся, что считать звёзды.

— Ух ты… — протянула Стелла. — Я раньше не обращала внимания, как много звёзд на небе.

— Да. Чем меньше светового загрязнения, тем больше звёзд видно.

Ночи здесь совсем не такие, как в городе, где свет мешает рассматривать небо.

— Слушай, а «Полярис» — это же название звезды, да?

Я кивнул и ткнул пальцем вверх:

— Видишь, куда я показываю? Вот там она и есть — Полярис.

Полярис — или, как его ещё называют, Полярную звезду — несложно найти, если знаешь, где искать. К тому же мы можем просто довериться нашему внутреннему компасу и искать в северном небе яркую белую звезду.

— А Ласточкам, как ни посмотри, нравится называть самолёты в честь звёзд… — заметила Стелла.

— Решение принимает гильдия… Но в целом у тебя есть право голоса.

— На то есть какая-то причина?

— Возможно… — неуверенно ответил я и попытался вспомнить причину. Как-то в детстве отец рассказывал мне об этом. — Говорят, давным-давно люди ориентировались только по звёздам и не полагались на внутренние компасы.

— Только по звёздам?

— Именно. Движение звёзд легко предсказать, поэтому теоретически по ним можно определить своё местоположение… — ответил я. — Но исследователи сдались прежде, чем смогли найти способ сделать это.

— Почему?

— Наверное, потому что в этом нет необходимости. У всех нас есть внутренний компас. К тому же большинство не путешествует, а потому им и знания такие не нужны.

Я снова взглянул на Полярную звезду и продолжил рассказ:

— Пусть работа исследователей и кажется бесполезной, я думаю, у них была мечта.

— Какая же?

— Свободно путешествовать, есть у тебя внутренний компас или нет, — ответил я. — Такая вот мечта. Наверное, поэтому наши самолёты и называют в честь звёзд. Сама подумай. Гильдию Ласточек ведь основали ради блага всего человечества.

— Вот как?

— Мы — те, кто путешествует через океан, — работаем на тех, у кого такой возможности нет. В этом ведь и заключается наша работа, не так ли?

Стелла кивнула.

— Поэтому, возможно, наши самолёты символизируют мечты тех, кто хочет летать…

Стелла погрузилась в свои мысли, поэтому мы молча пьём чай на крыльях «Поляриса».

— Эм-м… — наконец-то подала голос она. — Я долго этого ждала… Можно снять? — Стелла натянуто улыбнулась.

Пока я растерянно смотрел на неё, она вдруг вскочила на ноги и стянула с себя верхнюю одежду.

Такого я от неё не ожидал, поэтому просто вытаращился на неё в ступоре.

— Всю дорогу провела, будто в одеяла укутанная. А без неё настолько свободнее! — радостно объяснила Стелла и довольно улыбнулась.

Я тут же отвернулся от неё.

— Ты чего? С тобой всё хорошо? — спросила она.

Какое там хорошо, когда на ней из одежды только синий топ, да и тот еле прикрывает грудь. Не могу же я пялиться на девушку без одежды.

— Эм-м… Не хочешь для начала одеться? — подал голос я, упорно стараясь не смотреть в её сторону.

Стелла не обратила на мой протест внимания и присела напротив.

— Всё хорошо. Я больше не стесняюсь, — так уверенно сказала она, что почти переубедила меня. — Кто же будет прятаться в куче ткани, когда вокруг такая красота?

Она поднялась и отбросила волосы против ветра, будто флаг на носу корабля. Хоть она почти ничего не знает об океане, её глаза видят больше, чем кто-либо может представить. Кажется, что сейчас она сильнее и смелее тысячи мужчин, хоть и дрожит от холода.

Странная девушка.

Заинтересовавшись её поведением, я тоже снял свой плащ и сразу почувствовал холодный океанический бриз. К такому мне не привыкать.

Ветерок ласкает кожу, будто кисточкой по ней водит. Ощущения совсем не такие, как если ты тепло одет.

— Твоя правда. Так и правда намного лучше.

— А я о чём.

Мы взглянули друг на друга и рассмеялись. Уже и не вспомню, когда последний раз так веселился на задании. Так ещё и с самым небезопасным грузом, что мне когда-либо доводилось возить. Настолько это всё дико, что на миг показалось, будто на моём месте сейчас кто-то другой… Хотя всё вокруг живое и настоящее.

Неважно, насколько странным мне это кажется, одно я знаю точно: Стелла не такая, как все.

Мы сели на край крыла и свесили ноги. Забыв о времени, мы любуемся звёздами.

— Сиэль, ты такой крутой.

— Ты чего?

— Ты знаешь больше, чем знаю я. Можешь больше, чем могу я.

— Может, ты просто не настолько образована и не особо умела?

— Грубиян…

— Прости, прости… — рассмеялся я и снова взглянул на небо.

Столько звёзд, что всей жизни не хватит, чтобы сосчитать их все.

— Стелла, я думаю, ты тоже потрясающая.

— Я? Почему?

— У тебя во взгляде столько жажды свободы, что кажется, ты способна на что угодно. Я даже завидую.

— Такое впечатление я о себе создаю? Правда?

— Да.

— Вот оно как… А вот мне так не кажется… — неожиданно холодно ответила она, чем насторожила меня. — Хотя сейчас я свободна. То, что я вот так пересекаю океан… даже наше созерцание звёзд — доказательства моей свободы. Хотела бы я путешествовать с тобой вечно.

Я не ожидал от неё такой открытости.

— Даже я не могу отвезти тебя куда угодно… — выдал я первое, что пришло в голову.

— Я-я понимаю! Прости! Плету тут всякую несусветицу! — затараторила Стелла. — Как по мне, из нас двоих свободен именно ты. Ты ведь можешь полететь на «Полярисе» куда угодно, разве нет? Ты точно видел такое, что мне и не снилось, даже учитывая всё то, что я пережила во время нашего путешествия.

Стелла ошибается. Но я понимаю, почему она так решила. Похоже, у нас неверное представление друг о друге.

— Я Ласточка, — произнёс я. — Не будь этой работы, меня бы не пустили в небо.

Если я когда-нибудь решу уволиться, у меня заберут и «Полярис» и отцову карту потоков. Чем бы я ни пожертвовал, мир не позволит мне летать свободно. У каждого в небе своя роль.

— Тебе может казаться, что я свободный, — резко и холодно ответил я, что даже меня удивило. — Но мне неведомо это чувство.

Стелла замерла, её взгляд обеспокоенно забегал. Похоже, мои слова прозвучали слишком грубо. Я уж было решил извиниться, но она подвинулась ко мне и спросила первая:

— Тогда зачем ты стал Ласточкой?

Я растерялся… Будь я на её месте, сдержался бы.

— Ты задаёшь слишком много личных вопросов для той, кто ничего о себе не рассказал.

— Прости, я лишь хотела получше тебя узнать, — ответила девушка. В её решительном взгляд не было и тени сомнения.

Думаю, это меня и зацепило:

— Почему? — спросил я в ответ.

— Потому что сейчас я с тобой. Разве этого не достаточно?

Обычно достаточно, но то, что рассказываю тут только я о себе, а она о себе молчит, не очень-то помогает. Теперь я, кажется, понял, почему она так загадочна для меня… Она ничего не боится.

— Я всегда хотел летать, чего бы мне это ни стоило. Наверное, я влюблён в небо, — проговорился я, не осознавая даже, что отвечаю на её вопрос. — На самом деле я стал, а если точнее, получил возможность стать Ласточкой, потому что мой отец погиб.

Я ещё никому об этом не рассказывал.

— Мой старик, Акаша Миграто́, был достаточно известной Ласточкой. Не уверен, слышала ли ты, но он пролетел десятки тысяч километров вокруг света на своём «Полярисе», за что его и прозвали Белокрылым… Он был из тех, кто берётся за опасное задание с улыбкой на губах, словно смерть ему сестра родная.

— Смерть?

— Да. В девять лет он взял меня с собой на недельное задание. Сидел я на пассажирском сиденьи, как ты сегодня. Во время задания на него напали иностранные наёмники. «Полярис» очень выделяется среди других самолётов, поэтому они сразу узнали отца и, наверное, решили, что на борту что-то необычайно ценное. У них было тридцать самолётов, и они напали на нас все разом.

— Тридцать на одного?!

— Ты не ослышалась. Я не на шутку перепугался и едва сдерживал слёзы. Думал, отец отступит, но он сказал, что будет прорываться.

Сейчас я смеюсь над этим, а тогда мне было совсем не до шуток.

— Тогда я впервые по-настоящему подумал, что умру, и расплакался. Я лил слёзы, пока отец не заставил меня прекратить.

— Как ему удалось?

— Он просто крикнул на меня: «А ну, заткнись! Вести мешаешь!»

Мой резкий крик немного сбил Стеллу с толку. Похоже, я слегка увлёкся.

— Он сказал, что если сдадимся сейчас, то уже не выпутаемся, и что если я настоящий мужчина, то должен доказать это. Дурость, скажи? Но старику в конце концов таки удалось выбраться, не повредив ни свой, ни вражеские самолёты. Посреди всего того хаоса я сразу перестал плакать, и страх отступил. А через какое-то время за окном осталось только бескрайнее небо.

Я помню тот день, будто это было вчера. Крылья «Поляриса» рассекали облака, будто тонкую бумагу, мы летели так быстро, что пейзаж за окном менялся каждый миг. Вражеские пули освещали небо, будто красные звёзды. В тот день мне открылась потайная красота воздушного боя.

— Он правда был непревзойдённым пилотом, твой отец.

— Конечно. Никому и в голову не приходило сомневаться в его навыках пилотирования.

— И что же он такое перевозил, что готов был пожертвовать ради этого своей жизнью? Конечно, ты можешь не отвечать.

— Любовное письмо.

— Любовное что?! — вырвалось у Стеллы.

— Его клиентом оказался не какой-нибудь влиятельный дворянин или чиновник, а простая девушка, которая потратила все свои небольшие сбережения, чтобы отправить письмо любимому, что воевал на другом острове. Такая вот была посылка.

— Потрясающе… — прошептала Стелла и подняла взгляд на небо, размышляя над моей историей. — Сиэль, твой отец был прекрасным человеком.

— Был, да не стало, — отрезал я.

Сердце Стеллы на миг замерло.

— Последний рейс моего отца был связан не с работой, а с его эгоистичными фантазиями.

— Что случилось?

— Он сказал, что летит увидеть край моря, взял курс на Бореас, да так никогда и не вернулся.

Бореас считается самой северной точкой нашего мира. Никто никогда его не видел, но ходят легенды, что это огромный кусок суши, укрытый снегом.

Я поднялся, чтобы достать с сидения бортовой журнал, и вытянул из него сложенную карту. Эта миниатюрная карта содержит сведения из всех доступных карт. Когда Ласточка получает карту потоков, ему или ей вручают две такие. Первая более детальная и предназначена для бортового журнала, а вторая, поменьше, служит для дополнения карты.

— Ого… Большая карта…

— Таких подробных, как эта, в мире единицы.

— Выходит, тут всё, что исследовал твой отец?

Отцова карта больше двух метров в длину и столько же в ширину. Но и при таком размере пользы от неё мало: слишком маленький масштаб. Она служит скорее как доказательство увиденного и пережитого и символизирует груз ответственности, когда переходит к преемнику или преемнице.

— Вот, посмотри на эту линию, — указал я на красный пунктир на карте. Отец начал вести его от Вессела три года назад, двадцать пятого дня третьего месяца.

— Неужели этот тот самый маршрут, каким он подался?

— Предполагаю, что да.

Линия ведёт до края карты и переходит в дополнительную сложенную секцию. Я разложил кусок бумаги, на котором изображена странная область океана без единого острова.

— Это что, карта внутри карты?..

— Мой отец долетел туда, куда ещё никто не забирался. Но там, как я думаю, оказался всё тот же океан. Год тому назад «Полярис» вернулся с картой потоков в Вессел, но отца в кабине не оказалось. Я забрал их, унаследовал прозвище Белокрылый и стал Ласточкой.

Закончив рассказ, я резко вскочил на ноги, чтобы отогнать призраков прошлого.

— Ну что ж, конец истории. Идём спать. Кто рано встаёт, тому Посейдон даёт, — сказал я.

Чтобы летать, всегда нужна хорошая причина. В моём случае это продолжить дело Белокрылого.

Я поклялся не летать ради самого полёта. Не хочу быть эгоистом. Даже если это желание всей моей жизни, мне всё равно нужна причина.

Всё-таки последнее, чего я хочу, — это разделить участь отца.

※ ※ ※

Следующий день выдался жарким и солнечным, без единого облачка на небе, что значительно облегчило полёт.

Погода в этом регионе непредсказуемая и может измениться когда угодно. А ещё тут часто идёт дождь, потому такое ясное небо — однозначно хороший знак.

Мы только что позавтракали и проводим последнюю проверку перед вылетом.

— Эм-м, Сиэль? — внезапно обратилась ко мне Стелла.

— Хм?

— Позволь тебе помочь.

— Помочь… чем?

— Управлять самолётом, — серьёзно ответила она.

— Пилотировать?

— Именно.

Даже не знаю, что сказать. Говорит она будто бы серьёзно, но ответить ей оттого не легче. Я задумался, как её лучше отговорить.

— Понимаешь, — начал я, — «Полярис» может пилотировать только один человек. К тому же пилотам нужно специальное образование и хотя бы несколько часов тренировок, поэтому…

— Позволь мне быть навигатором! — перебила Стелла.

— Что?

Ушам своим не верю. Навигатор — это человек с необычайно чувствительным внутренним компасом, который способен рассчитать траекторию полёта и проложить маршрут по показаниям десятка разных приборов. Это ей не прогулка по крылу. Даже маленькая ошибка приведёт к плачевному результату.

Я ни за что ей такое не доверю.

— Невозможно! — воскликнул я, замотав головой. — Ни за что. Случится непоправимое, если ты обсчитаешься, не говоря уже о том, что у тебя должен быть точный внутренний компас…

— Карта номер тридцать два, широта — пятьдесят пять градусов, шестьдесят минут и двадцать одна секунда, долгота — сорок три градуса, пятьдесят минут и двадцать пять секунд, — быстро проговорила она.

Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, о чём она говорит. Я открыл свой атлас и быстро проверил себя.

Эти числа означают наши текущие координаты с точностью до секунды. К тому же Стелла ни разу за наше путешествие не открыла атлас, а это значит, что она рассчитала наше местоположение только с помощью приборов и внутреннего компаса.

— Всё верно… да? — переспросила она.

Я растерянно кивнул.

— Так, хотя не уверен насчёт секунд.

Мой внутренний компас не настолько чувствительный. У компасов класса «S» минутная чувствительность.

— Стелла, какого класса твой компас?

— «SS».

— «SS»?! — удивлённо переспросил я.

Говорят, такой бывает у одного из ста или двухсот тысяч. А это значит, что обычно в каждой стране найдётся разве что один такой счастливчик.

У компаса «SS» класса неограниченные возможности. Владельцы таких могут рассчитывать свою скорость и пройденное расстояние со сверхчеловеческой скоростью.

Если вспомнить мою прошлую аналогию, в которой водный поток означает магнитное поле вокруг нас, то на него влияет малейшее наше движение. Другими словами, поле вокруг нас меняется в зависимости от того, как мы сквозь него проходим. Обычно такие изменения слишком незначительны, но люди с точнейшим внутренним компасом способны подсознательно замечать их. Вкупе со здоровым восприятием это позволяет чувствовать то, что обычный человек даже не различит. Это также одна из причин, почему Ласточки так хороши в воздушном бою.

Однако внутренний компас «SS» класса — это совсем другое дело. В то время как область моего восприятия не больше одного километра, люди с такими точными компасами видят дальше, чем позволяют им глаза. Говорят, они чувствуют движение объекта любого размера. Например, дрейф целой страны на расстоянии нескольких десятков километров. Поэтому часто владельцы таких компасов служат государственными навигаторами.

Я и подумать не мог, что у неё компас наивысшего класса.

Кто же ты такая?..

Мне очень хотелось спросить об этом, но я не смог…

Стелла заговорила первая:

— Хоть мы и летим вместе, но моё безделье очень разочаровывает… Позволь хотя бы так помочь. Я не подведу! Обещаю!

Конечно, пилотировать самолёт и одновременно рассчитывать маршрут — нелёгкая работа. Маленькая частичка меня рада, что Стелла возьмёт на себя обязанности навигатора. Как ни крути, а она только что подтвердила свои способности. Ничего плохого не случится, если я просто буду перепроверять окончательные расчёты на грубые ошибки.

— Хорошо. Рассчитываю на тебя, — наконец произнёс я.

— Огромное спасибо! — поклонившись, ответила Стелла и улыбнулась.

※ ※ ※

Если всё пойдёт по плану, к обеду мы будем в Бато́. Я снизился и стал осматривать водную поверхность в поисках острова.

— Корректировка курса: три точка пять, право.

— Принято. Три точка пять, право.

Стелла прекрасно показывает себя в роли навигатора. Честно говоря, мне намного спокойнее, когда она прокладывает курс, но небо затягивает тучами. Чёрные и тяжёлые, они плывут низко над водой.

Совсем скоро мне пришлось следить, чтобы ненароком не набрать высоту, иначе я бы не смог разглядеть океан. Потом начался дождь.

И с того момента всё полетело в тартарары.

— Что-то приближается… — проговорила Стелла в рацию. — С-стой, наверху! Там тени в тучах!

— Что?!

Я неосознанно повёл самолёт резко вправо и еле избежал столкновения с самолётом, что, как молния, пронзил тучи у нас над головами.

— Боже правый! — испуганно выкрикнула Стелла.

— Они явно не поздороваться вышли!

Я выполнил поворот на вертикали и краем глаза уловил черты самолёта. Компактный, с двигателем на каждом крыле. Несложно догадаться, что его стратегическое назначение — воздушный бой и перехват «Чаек». Другими словами, пиратский самолёт.

— Чёртова бочка! Держись! — крикнул я.

— Хорошо!

Я потянул РУД на себя, чтобы замедлить «Полярис», и приготовился к бою. Корсар тем временем пронёсся мимо меня на опасной, но хорошо выдержанной дистанции. Я не против, что он теперь впереди, так как в воздушном бою кто сзади, тот и водит. К тому же мой «Полярис» манёвреннее корсаров.

Я резко ушёл вверх, чтобы спрятаться, но Стелла остановила меня прежде, чем я взлетел над тучами.

— Нельзя! Там, над тучами, ещё один самолёт! — крикнула она.

Я резко нырнул, и в тот же миг наверху пролетел третий корсар.

— Ого, а она права…

Тот сверху, наверное, ждал в засаде. И он бы застал меня врасплох, не предупреди меня вовремя Стелла.

Два корсара разлетелись в противоположные стороны, сбросили скорость и стали загонять меня в клещи, не оставляя возможности отступить. Хоть мой самолёт и манёвреннее, но у них очевидное преимущество в скорости. Если корсары станут прикрывать друг друга, я не смогу воспользоваться своим преимуществом.

Хотя мне, если честно, сейчас не до того.

— Как ты поняла?! — крикнул я Стелле. — Тот корсар ведь прятался в тучах. Мы бы его ни за что не заметили!

— Просто почувствовала!

И тут я наконец понял, что к чему… Ну конечно. Это же так очевидно. Будь тот корсар хоть сто раз невидимый, Стелла чувствует малейшие колебания магнитного поля вокруг и потому заметит его.

— Круто! Спасибо!

— Всегда пожа-а-а-а-а!

Прежде чем Стелла успела договорить, я ускорился и полетел в другую сторону, но тщетно — корсары всё ещё висят у меня на хвосте.

— Ого…

Чтобы так прочесть мои движения и предсказать траекторию самолёта, нужно быть необычайно опытными пилотами. Да и умелые очень: повернули за мной на своих тяжёлых самолётах и даже не замедлились.

— М-мне стрелять?!

— Нет, не вздумай! — крикнул я в микрофон. Нужно как-то оторваться от них. — Они могут быть из Бато!

Если они и правда оттуда, нужно сообщить им, что я Ласточка на задании, пока не дошло до настоящего боя. Хотя нельзя исключать, что они и так об этом знают, но всё равно решили напасть.

Корсары открыли огонь, но ни одна пуля не попала в «Полярис». Они нагоняют нас.

— Приближаются! — сообщила Стелла.

— Знаю!

В нашу сторону посыпался град пуль. Я полетел зигзагом, чтобы избежать прямого попадания.

Корсары обычно выслеживают медленных и неповоротливых «Чаек» и, чтобы сильнее им навредить, используют как минимум тридцатимиллиметровые пушки. К сожалению, нам, лёгким и ловким, чтобы отправиться на корм рыбам, хватит одной пули.

Я взглянул на корсар сверху, в то же время следя за тем, что летит позади. Меня мастерски зажали в клещи. Неосторожно наберу высоту, и корсар сверху легко нас подстрелит. А хуже всего, что и снижаться опасно.

Но выход всё-таки есть.

Я понемногу привыкаю к темпу их стрельбы и без труда избегаю попадания. Мы так низко, что почти рассекаем волны, и пули с треском разрывают воду вокруг нас.

И вот, когда они приготовились к новому залпу, пришло время действовать нам.

— Сейчас!

— Ч-что?!

Я резко накренился вправо и выполнил бочку. Корсар не успел сбросить скорость и пролетел мимо, что позволило мне сесть ему на хвост. Однако…

— Сверху! — крикнула Стелла. Другой пилот ждал этой возможности, чтобы подстрелить меня на вираже.

Но в этот раз я решил не убегать и задрал нос самолёта. За несколько секунд до столкновения я резко потянул штурвал на себя, отчего угол атаки достиг максимальной отметки и крылья утратили подъёмную силу. Самолёт выполнил неполное сальто и провалился на несколько десятков метров — достаточно, чтобы избежать встречной очереди пулемёта, а за ней и корсара. Только самолёт вошёл в штопор, я выровнял его и резко разогнался, понемногу набирая высоту.

Уже будучи на безопасной дистанции, я открыл канал связи.

— Говорит Ласточка Сиэль Миграто из Гильдии Ласточек Вессела! — что есть мочи прокричал я в микрофон. — Если вы двое из Бато, прошу прекратить бой! У меня на борту ценный груз для вашей страны!

Никто не откликнулся, и я отчаянно прокричал сообщение ещё раз:

— Повторяю! У меня на борту ценный груз для Бато! Прекратить атаку! Иначе я буду вынужден применить силу в ответ!

И снова тишина.

«Вот же, ничего не поделаешь…» — подумал я и вздохнул.

Вражеские самолёты тем временем перегруппировались для повторной атаки. Теперь я вынужден с ними разобраться.

— Ч-что это?.. — неожиданно прошептала Стелла. — Летит против солнца! — уже прокричала она, не дав переспросить.

Я неосознанно сбросил скорость, и внезапно небо наполнил оглушительный вой. Яркая вспышка света понеслась на нас, рассекая облака.

— Подкрепление?!

Чувствую на себе пристальный взгляд пилота, что управляет тем белым самолётом. Он настолько ослепителен, что кажется, будто металл для обшивки выплавили из самого солнца. В отличие от моего самолёта у него нет ни колёс, ни поплавков для посадки, поэтому допускаю, что его создали только для перехвата других воздушных судов.

— Б-быстр чёрт!

С первого взгляда понятно, что он на голову быстрее и манёвреннее моего «Поляриса». Даже «Спитфайр», с которым я бился в Неви, ему не ровня.

— Снимай с предохранителя! — в панике крикнул я Стелле.

— Е-есть!

— Он наступает!

Пилот выполнил переворот Иммельмана, чтобы завладеть преимуществом в высоте. Эту фигуру разработал Макс Иммельман, ас Штирборта, на базе одного из своих любимых манёвров. На самом деле она довольно простая: выполняешь половину восходящей петли и завершаешь переворотом на сто восемьдесят градусов вокруг своей оси, чтобы выйти в обычный горизонтальный полёт.

— Потрясающе… Ещё и на такой высокой скорости.

В отличие от боевого разворота, что характеризуется более медленным набором высоты и более плавным поворотом, вертикальный манёвр Иммельмана значительно замедляет самолёт. Хотя так и должно быть. Но при должном умении и, конечно, с более мощным двигателем снижение скорости можно замедлить, приложив некоторые усилия. Отношение скорости к углу подъёма должно быть безупречным, а иначе ничего не выйдет.

От тех двух корсаров я оторвался, но путь преградил враг куда опаснее. Одно неверное движение, и пилот нырнёт вниз и собьёт меня. И сбежать я не смогу — это вам не с теми летучими черепахами круги наматывать.

Похоже, без боя мне не прорваться. Я направил «Полярис» на вражеский самолёт и ускорился. Пилота мои действия не встревожили, и мы пронеслись друг мимо друга, не выпустив ни пули. И он и я понимаем, что стрелять на такой скорости всё равно что в борщ пули кидать.

Разминувшись, мы сразу повернули и попытались сесть один другому на хвост.

Стелла всё время кричит в микрофон, но мне сейчас не до приятных полётов. Стоит хоть на секунду отвлечься, и «Полярис» разобьют в щепки.

— Сволочь!

Мой соперник гораздо сильнее меня. Это лишь вопрос времени, когда меня собьют. Придётся нелегко, но нужно расправиться с ним одной атакой.

— Стелла, прости, если нас сегодня убьют. Прости, пожалуйста.

— Что?

— Какое «что»? Сделаем это, говорю! — прокричал я, резко затормозил самолёт, немного повернул и взмыл ввысь. Но вражеский самолёт не отстаёт. — И это предвидел?!

Поверить не могу. Враг всё время висит у меня на хвосте, будто точно знает, что я собираюсь сделать. Он не человек. Куда и как бы я ни летел, он остаётся позади, будто я для него неподвижная мишень.

Прежде чем помру, нужно ещё кое-что попробовать.

— Вот тебе!

Я разогнал двигатель на всю мощность и задрал нос «Поляриса». Самолёт полностью остановился, задрожал из-за турбулентного ветра и свалился на правое крыло. Судя по крикам Стеллы, ей такое не по душе, но по крайне мере враг наконец вырвался вперёд. Я сразу же выровнял «Полярис» и как можно быстрее набрал скорость, чтобы остаться на его траектории. Приём с хаммерхедом был рискованным, но всё-таки принёс свои плоды.

Осталось только нацелиться на него и выстрелить. Нельзя упускать такую возможность. Я должен…

И думать не смей.

Из радио прозвучал незнакомый голос, что резко выдернул меня из мыслей. Кажется, возникла небольшая проблема.

— Он исчез?!

Куда он делся? Я же должен быть у него на хвосте.

— Сиэль, сзади!

Вражеский пилот выполнил тот же манёвр, что и я. Я, кажется, первый раз наблюдаю, как его выполняет кто-то ещё. Невероятно эффективный и не менее поразительный манёвр — будто трюк фокусника.

— Чёрт побери!..

Желание жить взяло верх над моим телом. Я тут же полетел зигзагом, чтобы не погибнуть здесь и сейчас. Если даже схема «бей и беги» не работает, мне остаётся только уносить ноги куда подальше от этого дьявола.

Я должен выжить.

Из-за паники дыхание ускорилось. В кабине похолодало, из-за чего дышать ещё труднее. Руки на штурвале дрожат так, что начинают неметь, а взгляд теряет резкость. Впервые в жизни я осознал, насколько страшным может быть небо. Я точно умру.

— С-слушай, взгляни-ка вперёд… — прозвучал напряжённый голос Стеллы в наушниках, благодаря чему я сразу пришёл в чувство.

— Магнитный шторм!

Я что, белены объелся? Как можно было такое не заметить?

Прямо передо мной раскинулась огромная туча, каких я не видел никогда в жизни. Магнитная она потому, что гром и молнии всего лишь полбеды — в ней не воспользуешься внутренним компасом.

Так вот что значит оказаться «между молотом и наковальней». Если полечу в неё, утрачу чувство направления и игре конец, но меня хотя бы не собьют.

Я понял, что мне отсюда не выбраться, и в отчаянии отпустил штурвал.

— Т-та туча… Пожалуйста, лети в неё!

— Это магнитная туча! Если влетим в неё, Моисей его знает, где окажемся!

— Всё в порядке! Оставь навигацию на меня! — на этот раз ещё увереннее прокричала Стелла. — Прошу! Всё будет хорошо!

Понятия не имею, как компас Стеллы поведёт себя в туче, но меня совсем не это тревожит.

Единственный вопрос, что не даёт мне покоя: могу ли я ей доверять?

— Веди меня!

— Так точно! — ответила она.

Взгляд вмиг застелила тьма. Я вдавил РУД до упора и нырнул в тучу. Враг, возможно, всё ещё у меня на хвосте, но из-за нулевой видимости я не могу проверить, так ли это.

Ветер внутри тучи суровее, чем снаружи. Кажется, будто ещё немного, и «Полярис» разлетится на куски. Куда я лечу? Снижаюсь или набираю высоту? Сколько ни всматриваюсь в тьму, не могу понять: мой внутренний компас отключился в тот же миг, как мы влетели сюда.

— Не волнуйся, мы летим прямо! Не останавливайся! — сказала Стелла. Она говорит так уверенно, что я даже немного успокоился.

Через какое-то время тьму рассекли яркие всполохи. Вокруг «Поляриса» затанцевали молнии. Попади хоть одна в самолёт, нам со Стеллой конец. Остаётся только молиться, так как увернуться мы не в силах.

Страх, напряжение, отчаяние и тревога искривили моё чувство времени. Каждый миг длится вечность. Минуло ли пять минут или пять часов — не уверен, что могу ответить на этот вопрос.

Всё это время я думал только о голосе Стеллы.

Прошло ещё несколько минут или часов, и, будто по мановению волшебной палочки, тьма расступилась. Как гора с плеч. Наконец-то мир снова предстал передо мной во всей красе.

Лишь когда взгляд застелило синее небо, я осознал, что каким-то чудом пролетел магнитный шторм.

— Живой… — ещё не оправившись от шока, произнёс я.

— А как же.

Мне о стольком нужно подумать. Может, худшее уже и позади, но это не значит, что мы можем спокойно лететь в место назначения. Вообще, было бы неплохо отдохнуть после такого безумия.

※ ※ ※

— Пожалуйста, расскажи мне всё, — попросил я.

Стелла, как и ожидалось, ничего не ответила.

Мы сидим друг напротив друга за причудливым круглым столиком и пьём кофе. Хотя пока никто из нас даже не коснулся своей чашки. Вокруг нас за такими же столиками сидят другие люди и наслаждаются ужином.

Мне всегда нравилось это заведение, когда бы отец ни приводил меня сюда в детстве. Тут так спокойно и уютно, что мы со Стеллой будто не в своей тарелке. Мы до сих пор не отошли от того, что случилось. К тому же наши полётные костюмы сильно выделяются.

Высока вероятность, что те корсары и белый перехватчик из Бато, поэтому мы сразу вернулись в Дайвел. Полёт выдался долгий, так как мы летели ночью и были особенно осторожны. Но всё-таки мы вернулись без приключений.

Пока мой кофе стынет на столе, я размышляю о случившемся. Вопросов больше, чем ответов, и один из них: можно ли Стелле ступать на землю Бато? Что там происходит? И связано ли это как-то с тем перехватом? Мы даже не знаем, действительно ли те корсары из Бато.

Я словно беспомощный младенец. Мне не на чем даже строить домыслы.

Не могу то же сказать о Стелле. Может, знает она не всё, но точно больше меня. Только вот почему-то она не то что говорить, даже двигаться не желает. Наверное, думает, что сейчас лучшая возможность прикинуться грузом.

Так мы и сидели друг напротив друга, пока наш кофе не остыл до комнатной температуры.

— Ты, наверное, понимаешь, что нас пытались убить, — нарушил молчание я.

Стелла смущённо кивнула.

— Прости, — ответила она, еле сдерживая слёзы.

Я вздохнул. Сколько ещё раз она собирается извиниться?

— Не нужны мне твои извинения. Я всё ещё планирую выполнить свою работу.

— …

— Но если не расскажешь, что скрываешь, мы никуда не полетим, — строго предупредил я. — Это моё последнее слово. Всё понятно?

— Да… — снова легонько кивнула Стелла, хотя непохоже, что она решила мне что-нибудь рассказать.

Я начинаю терять терпение.

— Спрошу ещё раз. Что происходит?

Стелла посмотрела на меня так, будто хочет что-то сказать, но в итоге снова отвела взгляд и схватилась за звёздчатый сапфир у себя на шее. Видно, что её одолевают сомнения. Честно говоря, частичка меня хочет, чтобы она ещё немного помолчала и пострадала, но её постоянные отказы меня немного раздражают. Атмосфера за нашим столиком необычайно накалилась.

— Мне очень жаль.

Знал ведь, что она так ответит, но в этот раз её слова задели мою плохую сторону. Я устал от её игр.

— Ты ничего мне не рассказываешь, делаешь из меня дурака, а потом ещё рассчитываешь, что я доставлю тебя в Бато? Ты издеваешься?

Я намеренно обратился к ней так, чтобы показать своё разочарование и чуть не довёл Стеллу до слёз. Окружающие, наверное, считают меня отбросом и не то чтобы ошибаются.

— Думаешь, поводила у меня перед глазами мешком золота и можешь теперь мне на шею сесть?

— Нет, вовсе нет!

— Уверена?! — разочарованно закричал я в ответ.

Стелла испуганно отшатнулась от стола так, что аж стул скрипнул.

— Прости, — в сотый раз извинилась она. — Но мне во что бы то ни стало нужно оказаться в Бато.

Её голос стих, и она снова шёпотом извинилась.

Я покачал головой:

— Мне твои извинения как мёртвому припарка. Ты лишь свою совесть тешишь.

Ну я и отброс. Моя холодная и бессовестная манера речи явно не помогает нашей беседе.

— Понял, — покачал головой я и встал из-за стола. — Прости, но ты больше не мой клиент. Здесь и разойдёмся.

— Подожди, н-но… — Стелла резко вскочила на ноги, отчего аж стул свой опрокинула. В кафе поднялся гомон.

— Как Ласточке мне жаль, что я не смогу выполнить твой заказ. Деньги мне не нужны. Я всё равно планировал привезти тебя сюда бесплатно.

— Но ты же столько из-за меня пережил, и…

— Обо мне не беспокойся, — холодно отрезал я. Мне уже всё равно. — Будем считать это плохими погодными условиями.

Я окликнул официанта, заплатил за нас обоих и напоследок сказал Стелле:

— Удачи тебе в твоём путешествии. Помочь я тебе не могу, но буду молиться за твой успех.

На это наш разговор окончен. Я пошёл прочь.

※ ※ ※

Хоть я и остановился в отеле далеко от моря, но всё ещё слышу шум прибоя.

Нет, это не то.

Я выглянул в окно и понял, что то был шум дождя. Солнце давно зашло за горизонт, и только тусклые фонари вдоль тротуара освещают залитую водой брусчатку. В лужах отражаются огни ночного города, отчего кажется, будто по улице расходятся белые волны.

В комнате почти ничего нет: лишь тусклый свет из окна и кровать, на которой я сижу.

Я о многом задумался… Особенно о ней.

Что она сейчас делает?

Всё ещё сидит в том кафе? Может, наконец выпила свой кофе? Или её выставили на улицу? В таком случае она, наверное, прячется где-нибудь от дождя, может, даже у того кафе. А может, бродит где-нибудь, промокла до нитки.

Хотя меня это не волнует… Ни капельки. После моего отказа нас уже ничего не связывает, а значит, и беспокоиться не о чем.

Я раз за разом повторяю себе эти слова, но стоит мне перестать, как все мысли снова занимает она.

Стелла больше ничего для меня не значит.

Любая попытка не думать о Стелле лишь множит мысли о ней. Я будто застрял в замкнутом круге.

«Стелла уже не маленькая девочка и может сама о себе позаботиться…» — попытался успокоить себя я.

«В-вот так?»

Её испуганное лицо, когда она взяла в руки кухонный нож.

«Могу я снять это?..»

Даже снимая полётный костюм, она была так притягательна.

«Хотела бы я путешествовать с тобой вечно».

Она так невинно улыбалась, сидя на крыле «Поляриса».

Я провёл с ней несколько дней. Так почему? Почему всё, о чём я сейчас могу думать, это те несколько дней?

— Боже, и что со мной только творится?..

Я набрал полные лёгкие воздуха, закрыл глаза, медленно выдохнул и, не в силах справиться с собственными мыслями, выбежал под дождь.

※ ※ ※

Сначала я побежал к тому кафе, где мы остановились выпить кофе. Там почти не осталось посетителей. Наверное, дождь разогнал всех по домам.

Стеллы нигде нет.

Где же она? Куда она пошла? Чем дольше я стою у витрины, тем сильнее намокает моя одежда, и двигаться всё труднее.

Чёрт. Дождь слишком шумный и надоедливый. Я зажмурился и попытался сосредоточиться на своих мыслях. Будь я на месте Стеллы, наивной девушки, которую оставили посреди незнакомого города, куда бы я подался?

— Она бы не ушла… Нет. Она не могла куда-нибудь уйти.

Ей негде ночевать, не на кого положиться, а значит, она бесцельно бродит где-то в городе. Наняться на работу у неё не выйдет, значит, остаётся только искать что-либо или кого-либо, кто поможет ей.

Пожалуйста, не влипни во что-нибудь…

Я со стуком толкнул дверь кафе и вбежал внутрь, чем привлёк внимание хозяина заведения.

— Добро пожа…

— Эм-м… Мне нужно узнать кое-что! — перебил я. Нет времени на любезности.

Хозяин удивлённо отшатнулся:

— Да… И что же это?

— Видели поблизости девушку?

— Девушку, да? — хозяин нервно усмехнулся.

— Прошу вас, вспомните! — выкрикнул я. Нет у меня времени переминаться с ноги на ногу.

— Понимаю, но это кафе принимает много девушек. У неё нет какой-нибудь особенной приметы?

— Да, конечно… Эм-м… Вспомнил! Полётный комбинезон! Она была одета в мешковатый комбинезон!

— Вот как… Это я хорошо помню. Молодая девушка, о которой вы говорите, просидела какое-то время вон за тем столиком, потом вежливо поклонилась и ушла. Она ничего не сказала, но выглядела такой грустной, что мне стало её жаль.

— Понял. Но куда она пошла?

— А, точно… Она вышла на главную улицу. Было это не так давно.

— Спасибо! — Я поклонился и побежал к выходу, но хозяин вдруг окликнул меня на пороге.

— А, кстати!

Я обернулся.

— Это вы сидели с ней за тем столиком? — спросил он.

— Д-да…

— Послушайте меня. За годы работы я научился понимать, что происходит между парнем и девушкой, по их поведению и движениям. Потому позвольте мне кое-что вам сказать…

— И что же? — переспросил я и с подозрением взглянул на хозяина.

Тот усмехнулся:

— Девушка ждала вашего возвращения. В этом я уверен.

Мужчина подошёл к ближайшей вешалке, снял с неё два зонта и вручил их мне.

— Держите. Это вам за счёт заведения. Найдите её.

Я ещё раз поклонился и наконец выбежал наружу. Если хозяин не ошибся, она должна быть где-то рядом. Тем более в такой одежде её будет трудно не заметить.

Я обежал округу, спрашивая о Стелле у прохожих. Чем дольше продолжается эта игра в пятнашки, тем хуже я себя чувствую. Не могу избавиться от дурного предчувствия, что грызёт меня изнутри.

В конце концов я в отчаянии подался в узкие переулки в поисках помощи у местных бездомных и нищих. Услышанное ужаснуло меня.

— А-а, так она с какими-то парнями по проулку ушла.

— С какими-то парнями?!

— Да-да, только что трое тут прошли.

Плохо… Очень плохо. Если клеятся к ней — это одно, а если они выкрасть её хотят?..

Я бегу так быстро, что кажется, будто ещё немного, и лёгкие разорвёт. К сожалению, чем дальше я забегаю вглубь переулков, тем труднее определить направление.

Дьявол, и куда она делась?

Внезапно откуда-то раздался пронзительный крик.

Не успел я опомниться, как ноги уже несут меня в сторону голоса. Я бежал и бежал, пока не добежал до глухого тупика.

Нашёл. Её обступили трое мужчин.

— Стойте…

«Стойте, стойте, стойте», — шепчу я про себя, приближаясь к ним. Мужчина посередине заметил меня и обернулся. Меня чуть не стошнило от его лица: настоящее отребье.

— А ну грабли свои прибрали! — зло выкрикнул я.

— Ха? Чё ты там вякнул? — выплюнул один из них. Он окинул меня взглядом и расхохотался. — Слыш, мерин? Тя сюда не звали, так что катись отсюда к чёртовой матери, пока рыло цело.

— Вам уши позакладывало? Я сказал, пошли прочь от неё.

— И чего тебе неймётся, сопляк? Помереть надумал? — высокомерно спросил главарь. Остальные двое лишь жутковато усмехнулись.

— Сиэль! — позвала Стелла.

Услышав моё имя, троица насупилась и посерьёзнела.

— О, так вы знакомы? Вот шлюха.

— Беги отсюда! — выкрикнула Стелла.

— Да! Вали отсюда! — издевательски передразнили они её и оскалились на меня.

Но я уже не обращаю на это внимания. С каждым сказанным словом кровь сильнее закипает в жилах.

— Повторяю для контуженных: отошли от Стеллы.

— Ты заткнёшься уже, или как? — спросил тот, что посередине. — Отлично, научим тебя, сучий сын, манерам.

— С радостью. Подходите, я страсть как люблю учиться, — ответил я и откинул один из зонтов в сторону.

— Ты допрыгался!

Двое, что до сих пор молчали, с криком бросились на меня с двух сторон.

Боже, медленные, как те недотёпы. И чего они пытаются этим добиться?

Они так сосредоточились на атаке, что совсем забыли об обороне. Я пригнулся и с лёгкостью подступил к тому, что слева.

У него чуть глаза из орбит не выпали:

— Ч-что за?

Увидев, что я стою в нескольких дециметрах от него, мужчина вмазал кулаком вниз. Но и этот удар оказался слишком медленным. Я увернулся от него, чуть отступив в сторону, схватил мужчину за руку и перекинул через себя. Он приземлился головой на брусчатку и взвыл, но меня его самочувствие не волнует.

— Замолкни, — безразлично бросил я.

Он попробовал встать, но я с размаху пнул его в живот. И не раз. Я бил, пока его ужин не залил ему лицо. На этом с первым покончено.

— Вот тварь!.. — Второй отброс, наверное, понял, что голыми руками он со мной не справится, и достал складной нож. Судя по чуть заметной ухмылке на его лице, это придало ему уверенности.

— Я вас внимательно… — спокойно произнёс я и уколол его взглядом.

— З-заткнись!

К моему большому удивлению, хулиган наставил на меня нож и кинулся вперёд. Я немного растерялся, но вовремя поднял зонт и ткнул им ему в шею. Нападавший завопил нечеловеческим голосом и отскочил назад. Я выбил зонтом у него из рук нож на безопасное расстояние и ударил по голове.

— Гх… — Он свалился на землю и застонал от боли, но я не дал ему времени прийти в себя и ткнул в него зонтом.

— Ты только что хотел убить меня? Сам ты, наверное, смерти не боишься?

— О-остановись… Молю… — застонал мужчина.

Я проигнорировал его и развернулся к последнему хулигану.

— Какого дьявола… Что тебе от нас нужно?..

— Убери от неё свои руки… — холодно ответил я. — Она — мой груз.

— Г-груз? Что ты несёшь?

— Стелла — мой груз, и я ответственен за её доставку!

— Какого чёрта ты несёшь? Белены объелся? — крикнул он, после чего оттянул край куртки, достал чёрный револьвер и наставил его на меня. — Сгинь! А то тут и помрёшь!

— Сиэль, уходи отсюда! Пожалуйста! — увидев оружие, закричала Стелла.

Однако я не обращаю на неё внимания и медленно шагаю вперёд.

— Стой! Стой, кому сказал, а то выстрелю!

— Если собрался стрелять, так стреляй.

— Ч-что с тобой не так?!

— Да, да, да… Стреляй уже. Разве это так сложно?

— Лучше остановись, пушка-то у меня настоящая!

— Ну так стреляй, сволочь! — гаркнул я в ответ.

Мужчина выкрикнул что-то нечленораздельное, шагнул вперёд и нажал на курок. Прозвучал оглушительный выстрел, и пуля вспорола землю.

— Э-э, и куда ты целишься?

— Дьявол! Ну тогда её…

Он попытался схватить Стеллу, но я опередил его.

— Один из нас сегодня умрёт, и это буду не я, — произнёс я, занёс над ним зонт и изо всех сил ударил по шее.

От удара мужчина отлетел назад, вскочил на ноги и с безумным воплем понёсся прочь.

После этой стычки от моего зонта осталась разве что половина, и та больше ни на что не годна. Я швырнул его в сторону и подошёл в Стелле.

Но прежде чем я что-либо успел сказать, мне в лицо прилетела пощёчина.

— Дурень! — крикнула она. — Зачем ты это сделал?! Ты же мог погибнуть!

Я замер и влепил ей пощёчину в ответ.

— Это я должен спрашивать! О чём ты вообще думала? Даже дети знают, что с незнакомцами разговаривать нельзя! Может, начнёшь думать головой?!

Стелла ошеломлённо взглянула на меня.

— Зачем?.. — продолжил я. — Зачем я побежал тебя искать?.. Почему я так волнуюсь о тебе…

— Прости.

Почему она извиняется? Извинения — это последнее, что я хочу от неё услышать.

— «Прости», «прости» и ни капли смысла. Ничегошеньки. Почему ты такая эгоистка?

И почему я не могу просто отпустить тебя?

— Прекрати уже, — продолжил я. — Ты ничего не знаешь и столько же можешь.

Она будто что-то ответила, но её слова заглушил ливень.

— Спасибо… — после долгого молчания произнесла Стелла.

— За что?

— Ты же пришёл сюда, чтобы спасти меня, разве нет?

— Не стоит меня благодарить.

Стелла засмеялась:

— Знаю, но я так хочу.

— Упёртая девчонка…

— Знаю, знаю! Думаю лишь о себе, совсем дура. Связалась с какими-то недомерками и только тогда наконец поняла, насколько я беззащитна. Я так испугалась… Но в конце концов за мной пришёл ты.

— Я мог бы и не найти тебя или вообще не прийти.

— Не то чтобы я знала, что ты придёшь. Иначе, согласись, это было бы слишком скучно, — сказала она и подняла с земли целый зонт. — Но я всем сердцем желала, чтобы ты пришёл.

Разве это не одно и то же?..

— Решено, — объявила Стелла и раскрыла надо мной зонт. — Я расскажу тебе всё, если снова согласишься меня доставить. Можешь спрашивать что угодно.

Я взял у неё зонт и поставил его над Стеллой.

— Ну и эгоистичная клиентка мне попалась…

— Не то слово. Но я очень хочу, чтобы ты дал мне второй шанс.

Вот так неожиданность. Поверить не могу, что она меня о таком попросила.

— Мне не привыкать к таким просьбам, — вздохнув, ответил я. — В конце концов, я же принял прозвище Белокрылый.

※ ※ ※

Мы вместе вернулись в мою комнату в трактире и сели за небольшой столик.

— Для начала… Скажу тебе своё настоящее имя, — прошептала девушка.

— Значит, ты не Стелла?

Стелла покачала головой:

— Нет, имя настоящее, но не помню, чтобы называла тебе свою фамилию, — произнесла она. — Моё полное имя — Стелла Вессел Кенал.

Ушам своим не верю! Стелла Вессел Кенал… Если мне не изменяет память, семья Кенал практически правит Весселом. А это значит…

— Вессел Кенал… Значит, ты одна из принцесс Вессела?

Стелла безразлично кивнула:

— Да… Точнее, я четвёртая.

Даже не знаю, что сказать. Такой кручёной подачи от неё я не ожидал.

— Хм… Так ты настоящая принцесса? — переспросил я. Услышанное прозвучало настолько дико, что мне показалось, будто я не так всё понял.

— Не вдаваясь в подробности, всё так.

— Ты меня не обманываешь?

— Нет, не обманываю. Мне нет смысла врать тебе. Сама же согласилась всё рассказать.

По глазам вижу, что не шутит и говорит начистоту. Да и зачем ей врать после всего того, что мы пережили.

Но подумать только: всё это время на заднем сидении моего самолёта сидела принцесса? Похоже, разговор будет не из коротких.

— Я тебе не верю… — наконец ответил я. Похоже, меня всё ещё волнует правдивость её слов. Или нет? Я покачал головой и исправился: — Не обращай внимания. Я верю, что ты мне не соврала.

Я вынужден ей поверить, а иначе наш разговор никуда не продвинется.

— Что ж, хорошо… Ты, наверное, уже слышал, что в ближайшее время Бато пройдёт опасно близко к Весселу.

— Да, об этом я знаю.

— Учитывая скорость и направление течения, по которому движется Бато, уже через неделю расстояние между нашими странами на какое-то время сократится до пятидесяти километров.

Она права. Если две страны так близко подходят друг к другу, стычки не избежать. Бывало даже, что одна из сторон полностью уничтожала другую. Но в случае с Бато нам не стоит волноваться.

— До меня дошла информация, что, когда это произойдёт, на нас нападут.

— Странно… — взволнованно заметил я. — Между Бато и Весселом заключён договор о дружбе. К тому же наш военный потенциал почти одинаков… Или нет?

Стелла усмехнулась:

— Испугался?.. Не переживай, ты прав. Бато и Вессел действительно заключили договор о дружбе, и у нас почти одинаковая военная сила. Поэтому в случае войны обе страны понесут тяжёлые потери. Ни одна из стран на такое не пойдёт… Но что если?

— Что если?

— Что, если у одной из сторон появится союзник? Что, если они завладели оружием, которое нарушает баланс сил?

Я спокойно кивнул. Каким бы сомнительным ни было это предположение, такая вероятность всегда существует.

— Вот почему мне просто необходимо обеспечить мир между нашими странами до того, как Бато подойдёт к Весселу.

— Это обязанность принцессы?

Стелла кивнула.

— Несуразица какая-то…

— Почему?

— Это слишком опасно. Если ты говоришь правду, то…

— Хоть я и королевской крови, но в очереди наследования всего лишь четвёртая. В Весселе ещё есть люди с компасом «SS» класса, поэтому, даже если я погибну, страна не пострадает. Это моя обязанность, даже если мне грозит смерть.

Её спокойная речь ошеломила меня. Это уже слишком даже для преданного члена королевской семьи.

— Зачем заходить так далеко? Ты же не абы кто, а принцесса… — как можно сдержаннее спросил я.

Стелла горько улыбнулась:

— Можешь ненадолго забыть, что я принцесса?

— Но…

— Просто веди себя так, будто я обычная девушка. Честно, очень смущает, когда меня зовут принцессой.

Я кивнул. Титул и правда звучит странно, особенно если учесть, что ещё несколько минут назад я и понятия не имел, кто такая Стелла. Как по мне, на принцессу она совсем непохожа.

— Твой отец, король Соул, поручил тебе это задание?

— Нет, он был против.

— Так и что ты тут делаешь?

— Это всё моя идея. Отец даже разрешения мне не дал.

Теперь я совсем запутался. Она знала об опасностях, которые ждут её на пути, и всё равно решила сделать это?

— Зачем тебе это? Думаешь, так ты выполнишь свой долг перед страной?

— Я делаю это не ради страны, а ради себя, — ответила Стелла, встав из-за стола, и подошла к окну. — Я всегда хотела увидеть мир за дворцовыми стенами. «Наконец-то! Такая возможность!» — думала я.

Стелла на секунду замолчала и повернулась ко мне:

— Я всю жизнь пыталась понять, зачем живу. В отличие от моих братьев и сестёр. Но так или иначе я просто беззаботно жила в нашем замке и наблюдала за жизнью внизу… Я действительно сомневалась в смысле своей жизни.

Помню, когда мы сидели на крыльях «Поляриса», она сказала, что не знает, что такое свобода. Теперь понятно, почему у неё было такое мрачное лицо.

— Я просто хочу… хочу найти причину жить.

— Поэтому ты отправилась на поиски?

— Да. Это эгоистичное желание не давало мне покоя уже очень давно, — нахмурилась Стелла.

После всего сказанного даже представить не могу, через что она прошла, когда сбежала из замка.

— Я вылетела в Бато в сопровождении трёх «Чаек» в цветах королевского флага, но…

— Вас атаковали те загадочные корсары.

Стелла кивнула.

— Я помню всё до того момента, как самолёт, на котором я летела, сбили. Одной «Чайке» удалось сбежать, а другая пожертвовала собой, чтобы защитить меня. — Ей тяжело говорить об этом вслух, но она мужественно держится.

— Так вот как тебя вынесло на берега Санк Тьеры.

— Точно.

Пока что всё сходится, да и непохоже, что она обманывает.

— А тот сапфир, на котором высечено твоём имя?

— Матушка подарила мне его в день моего рождения.

Во многих странах есть традиция: младенцу после рождения дают имя и дарят своеобразный талисман. Это может быть что угодно. Мне, например, отец подарил ручку из длинного пера альбатроса, которая, как и моё имя, символизирует небо.

Шестигранный сапфир с незапамятных времён символизирует звезду. Таким образом, имя Стелла значит «звезда». Сапфир — это практически продолжение её имени. Может, он и ценен в денежном отношении, но для Стеллы его ценность ещё выше.

— Знаешь, я бы с удовольствием обменяла этот камушек на безопасность своей родины… — добавила она, будто прочла мои мысли.

Я молча уставился на неё. Обычно такая грубость по отношению к особе королевского рода считается недопустимой и карается заключением, а иногда и казнью, но я уже привык к опасности.

— Что-то не так? — спросила Стелла.

Я покачал головой, чтобы она больше не могла читать мои мысли.

— Ничего особенного… Похоже, ты и правда принцесса…

Стелла рассмеялась:

— Что, непохожа?

Не знаю, как вежливо на это ответить.

— Всё в порядке. Я никогда не хотела вести себя как принцесса.

— Думаешь, было бы лучше, не будь ты королевской крови? — спросил я.

— Не в этом дело. Титул принцессы открывает перед тобой многие двери, но в то же время закрывает многие другие. Это в своей жизни я ненавижу сильнее всего.

Мне сложно сочувствовать ей, всё-таки, в отличие от неё, я обычный парень. За год работы Ласточкой мне довелось повстречать множество принцев, королей и королев, но я никогда не понимал, что творится у них в головах. Мне близки разве что мысли и переживания моих коллег-пилотов.

Я тоже ненавижу, что некоторые привилегии есть у меня просто потому, что я родился не в обычной семье. Я там, где я есть сейчас, только потому, что унаследовал прозвище отца — Белокрылый — то, чего он добился кровью и потом.

— Не стоит на этом так зацикливаться. Ты прежде всего Стелла, а потом уже принцесса.

Мои слова растрогали Стеллу.

— Спасибо. Я всю жизнь так думала. Человека определяют его поступки, а не происхождение.

Она улыбнулась так, будто мир вокруг для неё ничего не значит.

— Но, — продолжила она, — пока летала с тобой, Сиэль, я кое-что поняла. Нельзя быть собой, не признавая часть себя. Хватит убегать от имени Стелла Вессел Кенал и титула принцессы. Ведь это тоже я.

У меня в голове словно сработал переключатель, и я теперь лучше её понимаю.

— Так вот почему ты так упрямо пытаешься защитить мир между Весселом и Бато своими силами.

— Именно, — уверенно подтвердила Стелла.

Понимать я её понимаю, но похвалить за безрассудство язык не поворачивается.

— Думаешь, на нас напали те же корсары, что атаковали твоих «Чаек»? — уточнил я.

— Таких совпадений не бывает, поэтому вполне возможно.

— Тогда нельзя исключать, что они прилетели из Бато. Если вспомнить, где они нас перехватили, это единственное объяснение.

Сейчас только Вессел и Бато настолько близко, что могут послать своих корсаров. Поэтому, если они не из Вессела, то точно из Бато.

— Кроме того, они пытались сбить нас без предупреждения, что значит…

— Бато неинтересен мир с Весселом. Они готовятся к войне, — закончила мою мысль Стелла.

— Раз ты поняла, что происходит, разумнее всего вернуться в Вессел и готовиться к нападению.

Похоже, Бато хочет атаковать нас всем, что у них есть, поэтому чем раньше Вессел начнёт готовиться к бою, тем больше вероятность победить.

— Но это всё только разговоры. Мы никак не можем подтвердить, что Бато действительно планирует на нас напасть.

— Разговоры разговорами, но, если такая вероятность есть, лучше приготовиться.

— Но мы не были в Бато и не можем ничего утверждать… — возразила Стелла.

Её нерешительность начинает меня раздражать.

— Ты принимаешь желаемое за действительное.

— Возможно. Я просто надеюсь, что смогу переубедить их не нападать на Вессел, если они действительно собираются сделать это.

Нет, не сможешь, Стелла.

Будь она хоть дважды принцессой, слова одной девушки не переубедят целую страну. Я хочу, чтобы она хорошо это поняла.

— Подытожим. До Бато живыми нам не долететь — точка. Ты уже дважды чуть не погибла на пути туда. Как бы мне ни хотелось это признавать, но ни я, как пилот, ни мой самолёт не ровня тому белому корсару. От нас мокрого места не оставят. И даже если нам удастся каким-то чудом прорваться в Бато, где гарантия, что тебя в ту же секунду не бросят за решётку, а то и вовсе казнят?

Стелла спокойно выслушала меня и кивнула:

— Если есть хотя бы призрачная надежда на успех, я сделаю это. Пути назад уже нет, — твёрдо ответила она.

Её уверенность лишь ухудшает наше положение. Как у неё вообще хватает храбрости так спокойно всё это говорить? Умирать я не собираюсь, но, что важнее, не желаю смерти Стелле.

— Получается, сначала ты обманом вынудила меня тебе помочь, — повысил я голос, чтобы деморализовать её, — а после того, как нас чуть на корм рыбам не отправили, рассказываешь всё это?!

Пусть хоть всю жизнь меня ненавидит. Главное — заставить её отказаться от своих планов.

— Мне очень жаль, — после короткой паузы ответила она и поклонилась. Сложно поверить, что представительница королевской семьи склоняет перед кем-то голову, но её это, наверное, совсем не тревожит.

Я продолжил давить:

— Я больше не обязан с тобой нянчиться.

— Прекрасно тебя понимаю.

Каждый её ответ раздражает меня лишь сильнее и сильнее. Я сорвался на крик:

— Ты что, уже забыла, что королевской крови?! Не унижайся и прикажи мне отвезти тебя в чёртов Бато! Ведь так и должны вести себя избалованные принцессы?!

Это худшее, что пришло мне на ум, и я прекрасно понимаю, что такие слова вряд ли сработают.

Стелла будто бы в глубокой печали, но не сводит с меня взгляд.

— Не могу, — спокойно и твёрдо произнесла она.

— Бога ради, но почему? — не выдержал я. — Тебе меня жаль? Или ты просто не хочешь быть одной из таких принцесс?

Хоть Стелла и хорошо скрывает свои чувства, но мой вопрос точно разозлил её.

— Если ты согласен мне помочь, я хочу, чтобы мы были командой, — спокойно заявила она.

— Это ещё что значит?

— Я хочу лететь с тобой не как принцесса или работодатель, а как помощник пилота на заднем сидении. Знаю, у меня нет права просить о таком после того, как я скрыла от тебя правду и подвергла смертельной опасности, но я правда хочу этого.

Что за муха её укусила?

— Спрошу в последний раз, Сиэль: пожалуйста, не согласишься ли ты отвезти меня в Бато?

Как у неё вообще хватает храбрости спокойно меня о таком просить?

— Получается, ты просишь отдать за тебя свою жизнь?

Должны же быть границы у её эгоизма.

— Никто не погибнет.

Ох, Стелла, счастье в неведении…

— Не тебе это решать.

Но почему?.. По какой причине?

— Я предотвращу войну. Сиэль, мы вернёмся домой живыми.

— Откуда ты знаешь?

— Хотя нам и правда не помешала бы подготовка…

Почему мне так хочется помочь ей?

Моё лицемерие меня и погубит. Наверное, я дурень похуже Стеллы.

— Знаешь, что-то мне подсказывает, что мы не поладим.

— Я знаю.

— К тому же, как я уже сказал, ты очень проблемный пассажир.

— Есть такое.

Понятия не имею, что сказать. Наверное, я с самого начала знал все ответы, но колебался, так как не хотел признавать, что готов помочь ей.

— Но-о, — неохотно протянул я. — Как ни крути, ты — мой груз, который я должен доставить в Бато. У нас, Ласточек, как и у принцесс, свои обязанности. Но как только мы доберёмся туда, моя работа завершена. Дальше выпутывайся сама.

— Погоди, так ты…

— Именно. У нас сроки горят, так что не медли.

※ ※ ※

Мы не можем просто спокойно прилететь в Бато, так как нас там ждут, а вступать в открытый бой мы не собираемся. Поэтому я потратил всё утро на разработку плана проникновения. Хоть у нас и не так много времени, нужно удостовериться, что всё пройдёт гладко.

— Как тебе? — спросила Стелла и покружилась на месте, чтобы показать наряд, который она купила.

— То что надо.

На Стелле коричневый пиджак поверх белой блузки, юбка в пол цвета индиго и берет с длинным козырьком, что почти скрывает всё лицо.

Одежду мы выбирали так, чтобы Стелла стала похожа на обычную девушку.

— Никогда в жизни не носила такую одежду. Ощущения странные… Выглядит мило? — спросила она и слегка покраснела.

— Ха?

Её вопрос сбил меня с толку, и я не ответил ничего путного, что лишь сильнее смутило Стеллу.

— О-ой, прости! Ты так старательно подбирал мне эту одежду, а я такая недотёпа, что даже в ней выгляжу плохо…

— Неправда! — запротестовал я. — Выглядит очень… мило.

— Правда? Рада слышать! — ответила Стелла и расплылась в довольной улыбке, чем даже смутила меня.

Если судить объективно, она достаточно хороша собой, чтобы окружающие обращали на неё внимание. Субъективно — никак не могу на неё насмотреться.

— Ты тоже хорошо выглядишь, Сиэль.

— Благодарю. Я всегда ношу такую одежду, так что…

Я купил себе простую белую сорочку и пиджак, чтобы не выделяться на фоне Стеллы.

— Посмотри на нас: переоделись в новую одежду и отправляемся в путешествие, будто тайно обручённые, что сбежали из родительского дома…

— Уж лучше так, чем то, что мы собираемся сделать… Наши жизни на кону. Давай без детских шуточек.

— Знаю, знаю, — понурилась Стелла.

Кроме жителей замка и почётных гостей, что когда-либо встречали её, никто не должен узнать в Стелле четвёртую принцессу. И всё же нам пришлось переодеться. Полётные костюмы привлекают слишком много внимания.

В них нет необходимости, так как мы не полетим в Бато на «Полярисе». В этот раз мы отправимся туда сами.

※ ※ ※

Мы найдём другой способ попасть в Бато. Лететь на «Полярисе» слишком опасно.

— Есть идеи?

Я кивнул:

— Полетим на «Чайке».

Дайвел пересекает множество торговых путей стран вокруг него. Поэтому предприниматели используют это место как нейтральную торговую площадку в случае, если они не могут вести торговлю на территории какой-либо из стран. Поэтому «Чайки» из Дайвела могут свободно пересекать границы соседних стран. Даже Бато придерживается этого правила.

— Если сможем проскользнуть на борт одной из «Чаек», которая летит в Бато, то не придётся опасаться корсаров.

— А это вообще возможно?

— У меня есть некоторые связи, — ответил я. Это правда, но человек, с которым нам придётся иметь дело, ужасно проблемный.

※ ※ ※

— Потрясающе…

— Ещё бы. В этом месте в плавучих странах чаще всего стоит королевский дворец.

Мы со Стеллой стоим посреди делового района в окружении множества небоскрёбов. Здесь бок о бок живут люди разных культур, что создаёт в этом месте особую атмосферу.

Первый правитель Дайвела говорил, что строить лишь ради демонстрации богатства — пустая трата пространства. Потому на этом острове нет дворцов или замковых комплексов. Лишь несколько необходимых административных зданий для обеспечения нормального функционирования острова.

Мы пришли к трёхэтажному вокзалу на выходе из делового района.

— Вот мы и на месте, — объявил я.

Отсюда в разных направлениях уезжают бесплатные автобусы. Их расписание на первый взгляд невозможно запомнить, но, как только привыкаешь, передвигаться по городу становится на удивление просто.

Наконец на вокзал прибыл чёрный двухэтажный автобус. На такие в Дайвеле принято запрыгивать на ходу, так как они никогда не останавливаются, лишь замедляются на остановках, чтобы пассажирам удобнее было сходить.

— Идёт, — сообщил я. — Постарайся поймать момент. Я запрыгну первый, а ты — сразу за мной.

— П-постараюсь.

Автобус повернул на перрон, и горожане и бывалые пассажиры спокойно запрыгивают внутрь. Мы решили сесть на автобус, когда тот максимально замедлится.

— Поехали.

Автобус подъехал к нам, и мы пошли на одной скорости с ним. Я прыгнул в задние двери, левой рукой схватился за поручень, а правую протянул Стелле.

— Хватайся! — скомандовал я.

Стелла схватила меня за руку, и я что было сил затянул её внутрь.

— Так мило с твоей стороны! Спасибо!

— Не стоит.

А что мне оставалось? Она же принцесса.

Автобус едет в северный порт. Мы пересекли весь город — с возвышенности до самого океана. В окнах уже мелькают кирпичные склады и десятки «Чаек», пришвартованных к пристани.

※ ※ ※

В Дайвеле работает несколько частных компаний, что владеют собственными «Чайками». Когда заканчиваются официальные заказы на перевозку грузов, их используют для других, обычно незаконных целей.

— Мы на месте. Теперь нам нужно найти офис компании «Пеликан». Посмотрим, чем они смогут нам помочь, — сказал я.

— А они согласятся?

— Должны.

Были бы деньги, а исполнитель найдётся.

Компания «Пеликан» небольшая, но работает уже очень долго. Отец, когда ещё был жив, тесно с ними сотрудничал, да и я уже выполнил для них не один заказ. Одним словом, я у них на хорошем счету.

Офис компании, как и все здания вокруг, из кирпича, и, судя по плющу на стенах, построен очень давно. Над входом висит мраморная табличка с названием компании — «Пеликан».

Стелла пошла ко входу, но я её остановил.

— Говорить буду я. Стой тихо и не привлекай внимания, — предупредил я. — Если что-то спросят, отвечай коротко и без подробностей. Их президент, господин Пеликан, и мёртвого разговорит. Чем меньше скажем, тем нам лучше.

— Поняла… Неужели их президент настолько опасный человек?

— Нет, всё не так плохо. Всё будет хорошо, если им это выгодно. А если нет… Потом об этом поговорим.

— П-поняла…

— Доверься мне. Я обо всём договорюсь.

— Спасибо.

На входе меня встретила знакомая секретарша. У неё роскошные светло-каштановые волосы, и выглядит она очень опрятно, как и должно работникам этого района.

— О, добро пожаловать, Сиэль.

— Давно не виделись.

Она наградила меня ласковой улыбкой и поклонилась.

— По какому поводу вы пришли к нам сегодня?

— Господин Пеликан у себя?

— Вам назначено?

— Простите, не было возможности. Дело срочное…

— Понимаю. Погодите минутку, я спрошу, — ответила секретарша и поднялась со своего места. Она посмотрела в мою сторону и задержала взгляд на Стелле: — У вас необычайно милая спутница, — польстила она мне и улыбнулась.

Стелла молча поклонилась ей в ответ. Никто с первого взгляда не распознает в ней принцессу.

Через некоторое время нас провели прямо в кабинет президента. Тот уже сидит за столом и ждёт нас.

— Какие люди, Сиэль. Нечасто ты сам ко мне заходишь.

— Рад вас видеть, господин Пеликан.

— Минуло уже, напомни… полгода? В тот раз ты помог нам с чертежами… Ещё та сделка. Не помоги ты нам тогда, повесился бы старый Пеликан на этом фонаре, — произнёс он и рассмеялся.

Его зовут Поли́тис Пеликан… Всем известно, что за последние десять лет, что он возглавляет «Пеликан», компания переживает свои лучшие годы. Следующего президента здесь выбирают не из семьи Пеликанов (такой нет и никогда не было), а из достойнейших сотрудников. Когда новый президент заходит на пост, он или она меняет свою фамилию на Пеликан. Такие традиции я всячески поддерживаю.

— Мы вас не отвлекли? — спросил я. — Простите, что ворвались сюда вот так, без приглашения.

— Нет, что ты. Когда ко мне заходят такие гости, как ты, это отличная причина передохнуть. Похоже, это одна из тех немногих радостей, что не дают мне сойти с ума в эти нелёгкие времена… Не бери в голову, я попрошу подать вам чаю, — произнёс он и махнул рукой помощнику. — Ты как раз вовремя… Нам недавно пришла партия киманского чая с острово на севере.

Он снял монокль с левого глаза и хорошенько меня оглядел. Политис очень надёжный партнёр, но приходить к нему в гости себе дороже. Предприниматель по призванию, в решении каких-либо вопросов он руководствуется сухой логикой и холодным расчётом. Никаких эмоций и сантиментов, лишь стук костяшек на счётах.

За этой тёплой улыбкой прячется торговец, что уже рассчитывает мою ценность и решает, как лучше меня использовать. Думаю, это одна из причин, почему его компания на плаву.

Если Пеликан решит, что работать с нами нет смысла, у нас большие неприятности. Но если с нас можно содрать деньжат, надёжнейшего человека не найти.

Политис провёл нас к чайному столику в углу кабинета. В тот же миг помощник подал чай.

— Ты первый раз приводишь ко мне спутницу… Ещё и такую очаровательную молодую госпожу, — произнёс он и снова усмехнулся.

Стелла, как я и наказал ей, молча поклонилась.

— Словом, кое-что произошло.

— Кое-что, говоришь? Предположу, что это кое-что как-то связано с ней, — добавил он и отпил из своей чашки.

Я кивнул. У нас нет времени на пустые разговоры, поэтому нужно сразу перейти к делу.

— Мне нужно в Бато.

— Бато… — повторил Политис и прикрыл глаза — очевидно, уже подбивает баланс и рассчитывает комиссию.

Я отпил чаю, чтобы успокоиться. Это важнейшая часть разговора. Пан или пропал.

— Не ожидал такой простой просьбы. А как же ваш «Полярис»? Вы могли бы полететь на нём.

— К сожалению, не в этот раз.

— Из-за неё?

Я кивнул.

Обычно странам всё равно, что у Ласточек на борту. Есть лишь одно исключение: если на борту Ласточки найдут пассажира, его проверят все службы — от миграционной и полиции до налоговой.

— Поэтому я хочу, чтобы она пересекла границу не как пассажир, а как груз.

— Для начала представь её мне.

— Она аристократка.

Политис кивнул и повернулся к Стелле, но та опустила глаза в пол, чтобы не встретиться с ним взглядом.

— Что насчёт цены — всё, что в моих силах.

Его изумлённый взгляд почти что пронзил меня, но я приложил все усилия, чтобы не отвести глаза.

— Только не говори, что позволишь мне самому назначить цену, Сиэль, — произнёс Политис и хитро и неоднозначно усмехнулся. — Неужели дело стоит таких жертв?

Я задумался над его вопросом… Дело действительно важное. Награда за него — звёздчатый сапфир минимум на триста миллионов гоутов. Обычный человек такие деньги не заработает и за двадцать жизней.

Однако что-то внутри меня твердит, что не ради денег я согласился выполнить её просьбу.

— Эта работа стоит целого состояния, но это не единственная причина.

— Есть что-то ещё?

— Сам не знаю, — неуверенно сказал я. — Может, дело в гордости Ласточки, а может, и нет.

Политис наклонил голову, взглянул на меня исподлобья и откинулся назад. Он всегда так делает во время переговоров, когда не совсем понимает мотивацию заказчика.

— Гордость? — немного повысил голос он. — Звучит так, будто ты готов на всё. Да и не припомню, чтобы ты когда-нибудь позволял себе нести такую несусветицу.

— А разве плохо быть готовым на всё ради дела? — спросил я.

Он изумлённо вытаращился на меня.

Не знаю, какая муха меня укусила такое спросить. Подобные выпады не идут на пользу ни мне, ни ему.

Однако каким-то чудом именно такой ответ ему и был нужен.

— Необязательно, — ответил он. — Немного безрассудно, но иногда не иметь определённой причины даже хорошо. Мне даже немного завидно. Как президент компании я не могу так поступать. Хм-м, да. Может, так даже лучше. — Он ещё какое-то время бормотал себе под нос, пока наконец не объявил: — Ладно, я позволю вам полететь на одной из моих «Чаек» сегодня.

— Премного вам благодарен, — поклонившись, спокойно ответил я, но на самом деле у меня будто камень с души свалился.

— Но на этом всё. Привезём вас туда, а дальше вы сами. Я не собираюсь подвергать свою компанию большому риску.

— Я понимаю.

— Ну что ж, почему бы нам не обговорить цену? Ты сказал, что я могу назвать свою.

— Да, сказал.

Политис на минуту задумался:

— Хм-м… Просить за такое деньги неинтересно… Если учесть ваши профессиональные навыки, будете должны мне одну услугу? Что скажете?

Я кивнул. Лучше бы я не давал ему возможность просить меня об услуге, но сейчас у меня нет выбора.

— Что ж, договорились, — объявил он и внезапно наклонился к Стелле: — Госпожа…

— С-слушаю вас… — взволнованно отозвалась она.

— Мы раньше не встречались? — спросил он.

Стелла вежливо улыбнулась:

— Простите, вы, наверное, меня с кем-то перепутали.

— Ох, и правда. Вы уж простите старика.

— Нет, нет, что вы. Всё в порядке.

Он откинулся назад и взглянул на меня:

— Завтра я приготовлю для вас два места в одной из «Чаек». Я говорю «места», но это скорее будет пара просветов между грузами.

— Этого более чем достаточно. Ещё раз благодарю вас.

На этом мы завершили наш разговор, и Политис позвал помощника, чтобы нас проводили.

Однако на выходе из кабинета он снова окликнул меня:

— Сиэль, береги её, — наказал он и засмеялся, как всегда это делает.

— Конечно, — ответил я. — Я Ласточка, а она — мой клиент.

— Нет, я имею в виду вообще.

Я удивлённо моргнул. О чём он говорит?

— Защищай её не как Ласточка, а как джентльмен. Это же обязанность джентльмена, защищать леди, не так ли?

— Э-э-э… Да… — неуверенно ответил я.

— Если оберегаешь её как джентльмен, пути назад нет.

— Что это значит?

— Есть люди, что занимаются торговлей всю жизнь, но, как только что-то идёт не по плану, сразу же бросают работу и сдаются. Но не я. Я всегда стремлюсь довести дело до конца, и ты должен придерживаться того же принципа. Как думаешь, юнец? Хватит духу?